Парусное судно товарищ

Легендарный первый «Товарищ»


Насыщенную, интересную и полезную жизнь прожил старый парусник «Товарищ». На его палубах прошли морскую практику первые командиры советского торгового флота, а за ними — несколько поколений капитанов. Под названием «Лауристон» судно было спущено на воду 17 октября 1892 года со стапелей верфи «Уоркмен энд Клари» в ирландском порту Белфаст.
По типу парусного вооружения это был четырехмачтовый корабль — типичный «джутовый» клипер. Но его нельзя отождествлять с быстроходными «чайными» клиперами. Эра последних, к моменту спуска «Лауристона», прошла. Паровые машины медленно, но верно вытесняли паруса с морей и океанов. Последним ударом по парусникам стало открытие Суэцкого канала, который на 3000-3600 миль сократил пароходам путь из Индии и Китая в Европу. Стремительные клипера оставили эту срочную линию. Для парусных судов остались дальние океанские линии в Южную Америку и Австралию, на которых не было достаточного числа бункеровочных баз, необходимых пароходам. Клипера сохранили за собой грузоперевозки на «шерстяной» линии из Австралии, «селитровой» — из Южной Америки, «джутовой» — из Юго-Восточной Азии. Предпочтение отдавалось здесь не скорости, а вместимости. Появились громадные четырех и пятимачтовые парусные корабли, трюмы которых, не занятые котлами и машинами, принимали много груза. Их появлению способствовал прогресс судостроения — корпуса парусников стали делать из стальных листов. «Лауристон» был именно таким кораблем.
Первым владельцем корабля стала лондонская компания «Голбрейт энд Мурхэд», имевшая в своем флоте еще пять крупных парусников. «Лауристон» отправили в рейсы по Восточному торговому пути, из Европы в страны Юго-Восточной Азии. Ходил он туда, как и все парусники того времени, вокруг Африки. Основным грузом корабля в европейские порты был джут. Известный морской историк и летописец Бейзил Лаббок указывает продолжительность некоторых переходов «Лауристона»: в 1897 году он пришел из Ливерпуля в Рангун за 95 суток, в 1899 году — из Холихэда в Калькутту за 96 суток, и в 1901 году — из Ливерпуля в Рангун за 106 суток. Это была вполне приличная скорость, хотя и далекая от рекордов прославленных клиперов «Фермопилы» и «Катти Сарк».
В этот период фирма хозяев «Лауристона» стала называться «Голбрейт, Хилл энд К», но её дела шли неважно. Из шести судов остался один «Лауристон». В 1905 году продали и его лондонской фирме «Дункан энд К°». Новые владельцы поставили «Лауристон» на «шерстяную» линию в Австралию. Практически каждый такой рейс был кругосветным. Приняв груз в австралийских портах, парусники, используя господствующие западные ветры — «ревущие сороковые», пересекали Тихий океан, огибали мыс Горн и затем поднимались на север в Атлантике.

Лаббок упоминает, что в 1908- 1909 годах «Лауристон» совершил переход из австралийского Тамби-Бея в Фальмут за 198 суток. К этому времени для сокращения числа членов экипажа он уже был перевооружен как барк. В 1910 году «Лауристон» продали компании «Кук энд Дундас» за четыре тысячи фунтов стерлингов, и еще четыре года он оставался под английским флагом.

Во время Первой мировой войны царская Россия купила у англичан «Лауристон» вместе с другим четырехмачтовым кораблем «Катанга». Оба судна использовались как морские баржи: их водили на буксире, хотя парусное вооружение сохранилось. Корабли перевозили в Архангельск военное снаряжение из Англии, рельсы в Мурманск для строящейся железной дороги на Петроград.
В период интервенции «Лауристон» вместе с некоторыми другими судами был угнан белогвардейцами в Англию. Советское правительство настойчиво требовало возвращения незаконно захваченных судов. Судебные процессы принесли частичный успех. Некоторые суда вернулись к нам. В 1921 году пришел «Лауристон» и стал на прикол в Петроградском порту. Советская Россия испытывала тогда трудные дни – западные страны вели политику экономической блокады. Требовалось установить внешнеторговый товарообмен. В первые рейсы пошли пароходы. Но исправных судов было мало. Вспомнили и о бездействующем паруснике, его вместительные трюмы могли пригодиться.
«Лауристон» назначили к плаванию в Таллин. Барк привели в порядок, подкрасили. С большим трудом укомплектовали командой — война и разруха разбросали матросов-парусников по всей стране. В экипаж зачисляли и гражданских, и военных матросов — большого различия между ними не было. Набрали с полсотни моряков разных национальностей. Капитаном стал эстонец К. Андерсон, старпомом — латыш В. Спрогис, помощником — русский Ю. Пантелеев, боцманом — финн И. Урма.
Описание первого рейса «Лауристона» под советским флагом сохранилось в опубликованных воспоминаниях его участника Ю. Пантелеева — позднее адмирала. «Лауристон» вышел в море в августе 1921 года, имея в своих четырех трюмах более тысячи тонн рельсов. В море его встретил устойчивый западный ветер. Барк не имел машины, и в этих условиях мог двигаться лавировкой, но в забитом минами Финском заливе нельзя было выходить за границы протраленных фарватеров. Парусник был взят на буксир пароходом «Ястреб». У острова Готланд пришлось дважды уклоняться от плавучих мин. Команда работала и жила в трудных условиях. Ни отопления, ни освещения не было: в каютах горели свечи, в кают-компании и столовой — керосиновые лампы. Питание было скудным.

«Ястреб» благополучно отбуксировал «Лауристон» в Таллин. Власти придирчиво осмотрели судно, внимательно проверили документы, но придраться было не к чему. Силами команды с «Лауристона» выгрузили рельсы, приняли муку в мешках. Судно имело лебедки и небольшой паровой котел для их работы. Грузовые работы производились нок-талями, закрепленными на нижних реях. Перед отходом на Родину стало известно, что эстонское правительство приговорило к расстрелу шестерых местных коммунистов и комсомольцев. Таллиннские подпольщики подготовили их побег из тюрьмы и просили о помощи. Естественно, команда на «Лауристоне» решила — надо выручать. Рыбаки на своих лодках вывезли беглецов на рейд, а там они вплавь добрались до «Лауристона». Всех шестерых спрятали в трюме среди мешков, оставив пищу, воду и сухую одежду.
Утром портовые власти, не обнаружив ничего подозрительного, оформили отход, и «Лауристон» взял курс на Петроград. Обратный переход не обошелся без курьеза. Судно возвращалось на буксире у «Ястреба», но у острова Родшер попало в шторм, и толстенный трос оборвался. С трудом завели другой, но и он вскоре лопнул. Тогда поставили нижние марсели, и пошли своим ходом. Скорость достигала 7-8 узлов и «Ястреб» отстал. На Большом Кронштадтском рейде «Лауристону» полагалось стать на якорь. Убрали марсели, но парусность корпуса и рангоута была столь велика, что судно продолжало двигаться с большой скоростью. Для разворота места не хватало, и тогда вновь поставив паруса, корабль самостоятельно вошел в Морской канал, а затем и в Неву. У Железной стенки был порван не один швартов, пока удалось укротить разогнавшееся судно.
Последующие годы были отмечены широким размахом работ по восстановлению советского морского флота. Думали и о подготовке морских командных кадров. Для их практики решено было выделить судно — парусник. Специально созванная комиссия осмотрела «Лауристон» и «Катангу», нашла первый в лучшем состоянии и направила его на переоборудование. Работы шли медленно. Не хватало материалов, рабочих рук. Большую помощь, как это было нередко в те времена, оказали энтузиасты — моряки Балтийского пароходства. На носовом твиндеке построили жилые помещения для практикантов, трюмы оставили под груз. Переоборудование было закончено в 1923 году. Парусник получил популярное для той эпохи имя — «Товарищ».
В конце 1924 года, уже как учебное судно, «Товарищ» совершил первый заграничный рейс с практикантами в Англию. В Порт-Толбот был доставлен груз металлолома. Здесь капитан сдал барк старпому М. Никитину, и он привел парусник в Ленинград с трюмами, полными угля. Вскоре «Товарищ» прошел основательный ремонт на верфях Гамбурга. Водоизмещение парусника достигало 5000 тонн. Четыре мачты высотой до 51 м несли 33 паруса общей площадью 2700 кв. м. В хороший ветер судно могло ходить со скоростью до 12 узлов.

После ремонта «Товарищ» зашел в шведский порт Лизекиль и принял в трюмы груз диабаза — брусчатки для мощения улиц. Но дальний рейс на Южную Америку начался неудачно. По выходу в океан «Товарищ» попал в жестокий шторм. Семнадцать суток стихия трепала судно. Барк снесло далеко на север, и он вынужден был укрыться в норвежском порту Варде. Новые паруса превратились в клочья, снасти в обрывки. О продолжении рейса не могло быть и речи. «Товарищ» отбуксировали в Мурманск и поставили на якорь. Вновь начался ремонт.
В Мурманске на судно был назначен новый капитан — опытный моряк и воспитатель, директор Ленинградского морского техникума Д. Лухманов. После приведения судна в порядок и неотложного ремонта, сменив часть команды и практикантов, «Товарищ» 29 июня 1926 года вышел из Мурманска. При съемке с бочки ему помогали ледокол №6 и портовый пароход «Феликс Дзержинский». Облепив ванты, экипаж по старой морской традиции трижды прокричал «ура», прощаясь с городом. К ночи, которой, впрочем, не было из-за незаходящего здесь летом солнца, тяжелогруженый барк вышел в океан.
Предполагалось, что в связи с сильным встречным ветром ледокол выведет «Товарищ» на буксире за Нордкап. Однако шторм усилился, и скорость буксировки упала до двух узлов. Пришлось отдать буксир, и 2 июля раздалась долгожданная команда: «Пошел все наверх, паруса ставить!» Лавируя против штормового ветра, «Товарищ» обогнул скалистый Нордкап и стал спускаться к югу. Но шторм все усиливался. Качка стала ужасной, барк кренился до 25° на ветер и 40° под ветер. Волны гуляли по палубе. Большое, с человеческий рост, штурвальное колесо выходило из повиновения и пыталось выбросить рулевых за борт. Заведенные в помощь штуртросу тали из трехдюймового троса лопались как шнурки. Рвались снасти. Большую тревогу вызывали старые паруса: они были изношены так, что просвечивали насквозь по швам, имели множество дыр, проеденных крысами. Тяжко пришлось экипажу. Встречная штормовая погода требовала систематической постановки и уборки парусов, для поворотов при лавировке приходилось брасопить реи. Трудно было удерживаться на раскачивающихся реях на высоте 20-30 метров над палубой. Намокшая, надутая ветром, неподатливая парусина требовала от матросов огромных усилий. Кровь сочилась у матросов из-под ногтей. Кожа трескалась на ладонях и пальцах. Клеенчатые куртки и надетые под них ватники не спасали от холодного дождя. Вкатывавшиеся на палубу волны накрывали моряков с головой. Лишь через месяц после выхода из Мурманска «Товарищ» пересек Северное море, вошел в Английский канал и бросил якорь в ожидании лоцмана у острова Уайт.


Надо отметить, что каждая съемка с якоря была сущей пыткой. Учебное судно имело два четырехтонных становых якоря адмиралтейского типа. Они не втягивались в клюзы, а крепились в подвешенном за бортом состоянии — довольно сложная операция, отнимавшая много времени. Но чтобы к ней приступить, необходимо было выбрать якорь-цепи. Делалось это при помощи ручного шпиля с восемью рычагами — вымбовками. Группы практикантов по 16 человек, сменяя друг друга, подолгу выхаживали вокруг шпиля.
Приняв лоцмана, «Товарищ» проследовал на буксире в Саутгемптон. По пути он прошел старт международных парусных гонок, проведением которых руководил с яхты английский король Георг V. Команда и ученики с интересом посмотрели регату, и, в свою очередь, вызвали восторг англичан, быстро убрав и закрепив все паруса.
Учебное судно «Товарищ» имело солидные размеры, и никто из экипажа не считал его маленьким. Но в Саутгемптоне по корме «Товарища» ошвартовался трансатлантический лайнер «Мажестик». Соседство потрясало — рядом с этим гигантом парусник казался небольшим суденышком. Более месяца пробыл «Товарищ» в английском порту. За это время переменили почти весь бегучий и осмолили стоячий такелаж, сшили новые паруса, залатали и просушили старые, проконопатили палубу. Были оборудованы лазарет, красный уголок, библиотека, сделаны души для обливания в тропиках. Судно получило моторную шлюпку. Важнейшим приобретением стала новая радиостанция — старая была столь маломощной и несовершенной, что учебный парусник в море почти не имел связи с землей.
Удалось экипировать практикантов и команду. За время месячного штормового перехода одежда у всех изрядно поистрепалась. Каждый работал в том, что имел — в стране еще не было средств, чтобы бесплатно учить, кормить и одевать учеников морских техникумов. В то время рабочая одежда нередко была и повседневной. Фирма, обслуживавшая пассажирские суда, быстро и добротно выполнила заказ на пошив формы. Экипаж получил тёмно-синие и белые костюмы, шерстяные свитеры с надписью «Товарищ», морские фуражки, парусиновую робу и ботинки.

Стоянка в Саутгемптоне была и полезной, и приятной. Будущие командиры торгового флота посетили гигантские пассажирские лайнеры «Левиафан», «Мажестик», «Мавритания», ознакомились с их устройством. Интересно прошла экскурсия в Лондон. Англичанам понравилась безукоризненная чистота на советском учебном паруснике, строжайшая дисциплина и одновременно простота отношений между рядовыми и начальниками. Перед выходом в океан экипаж «Товарища» запасся мясом, рыбой, хлебом, пресной водой, фруктами. В море свежих запасов хватало ненадолго — холодильников тогда не было. Питались скудно и однообразно: вечная солонина, галеты, сушеная треска, консервы, пироги с картошкой, теплая питьевая вода.
8 сентября буксиры вывели «Товарищ» из порта, но мертвый штиль заставил его в прямом смысле этого слова «ждать у моря погоды». Матросы-поморы начали колдовать: бросали через голову лучинки, пели заклинания, пускали на воду щепку с тараканом. Практиканты, большей частью, бывшие комсомольцами, а, следовательно, и атеисты, глядя на это, посмеивались, да и сами «колдуны» в гадания мало верили, но такой обычай велся от дедов и прадедов, а пожилые поморы были суеверны. Лишь через пять дней потянул легкий северный ветерок. Парусник снялся с якоря, но вскоре вернулся, так как ветер стал встречным. Только 17 сентября «Товарищ» вышел в океан. Однако ветер был слабоват. Судно лениво раздвигало своим тупым носом океанскую волну, делая от двух до четырех миль в час.

4 октября «Товарищ» подошел к острову Мадейра — четверть пути через океан. На следующий день стал на якорь на Фуншальском рейде. Был праздничный день — годовщина свержения монархии в Португалии. Горожане дружелюбно встретили советских моряков, появившихся на улицах города. Но губернатор острова, сославшись на указания из Лиссабона, к вечеру первого дня запретил выход экипажа на берег. Пополнив запасы пресной воды, продовольствия и фруктов, «Товарищ» 8 октября вновь вышел в океан. Из-за слабых пассатных ветров судно медленно продвигалось на юг. Давала себя чувствовать сильная тропическая жара. По верхней палубе нельзя было ходить босиком. К черным раскаленным фальшбортам опасно было притронуться. В кубриках и каютах стояла невыносимая духота, усугубляемая вечерами запахом от керосиновых ламп. Несмотря на советы врача и приказы капитана, некоторые практиканты перегрелись на солнце и получили серьезные ожоги.
В экваториальной штилевой полосе на «Товарищ» обрушились неистовые шквалы с дождями. 16 ноября судно пересекло экватор. От тропика Рака до нулевой параллели парусник шел месяц: замучили штили. Ленивое плавание в теплом океане сыграло скверную шутку с судном: густая зеленая трава на его подводной части достигла полуметра. Но не все было плохо. Задержка в плавании дала возможность ученикам хорошо напрактиковаться в астрономических определениях.

На переходе через океан свободные от вахт охотились на акул, собирали упавших на палубу летучих рыб. Английские моряки дальнего плавания, подчеркивая свое отличие от каботажников, любят называть себя «моряками летучей рыбы». Экипаж «Товарища» тоже получил право на это шуточное, но почетное звание. После долгих дней спокойной погоды на подходах к Ла-Плате «Товарищ» испытал удар трехдневного памперуса — ураганного шквала с дождем. Входить в устье реки пришлось по лоту из-за тумана. 25 декабря барк бросил якоря в Монтевидео, а 5 января пришел в порт назначения — Росарио в Аргентине и сдал груз. На обратном пути «Товарищ» принял в Буэнос-Айресе квебраховое дерево. Здесь произошла смена капитанов. Старпом Э. Фрейман принял «Товарищ» и привел его из Южной Америки в Ленинград. Обратный переход закончился 13 августа 1927 года.
После перестоя в Ленинграде, «Товарищ» зимой ушел на ремонт в Киль, а затем направился вокруг Европы. 24 февраля 1928 года, лунной ночью в Английском канале близ Дандженесса с «Товарища» заметили почти по носу огонь приближающегося судна. Как установили потом, это был итальянский пароход «Алькантара». Для привлечения внимания на паруснике тотчас зажгли фальшфейер. Но пароход вместо того, чтобы уступить дорогу «Товарищу», неожиданно повернул вправо и подставил свой борт под форштевень парусника. На «Товарище» успели переложить руль на борт, но предупредить столкновение не удалось. Парусник ударил пароход, и тот затонул вместе с командой. Спастись удалось лишь одному кочегару, который каким-то чудом ухватился за трос с парусника. «Товарищ» получил повреждения корпуса и был задержан в английском порту до выяснения обстоятельств столкновения, затем ушел на ремонт в Гамбург.
Разбор дела и апелляции сторон занял более двух лет. Вначале английский адмиралтейский суд признал виновным парусное судно, которое якобы могло ввести пароход в заблуждение, сжигая фальшфейер. Затем дело рассматривалось в апелляционном суде. Тщательно рассмотрев все обстоятельства, суд отменил первое решение, признал действия «Товарища» правильными и возложил всю ответственность за столкновение на итальянский пароход, квалифицируя его неожиданный поворот в сторону парусника как «безумный поступок». Решение суда было окончательно утверждено палатой лордов 27 ноября 1930 года. После ремонта «Товарищ» в 1928 году пришел на Черное море. Здесь судно несколько изменило свой облик. На бортах была накрашена широкая горизонтальная белая полоса с фальшивыми пушечными портами. В этом образе он и запомнился многим морякам.
Долгие годы потом он плавал в Черноморско-Азовском бассейне, был приписан к порту Одесса. В разные годы командовали учебным судном опытные капитаны К. Саенко, П. Алексеев. Главным боцманом в начале тридцатых годов был Г. Мезенцев — впоследствии капитан героического теплохода «Комсомол», начальник пароходства; боцманом мачты служил одно время И. Май — прославленный потом капитан. Заходы «Товарища» в порты становились местным праздником, вызывая восхищение жителей и курортников. У живописных берегов Крыма и Кавказа белокрылый корабль казался пришельцем из сказок. Романтика парусов привлекала к судну и кинематографистов. На его палубах и мачтах снято несколько фильмов. «Товарищ» был отличной школой молодых моряков. Впоследствии многие из них стали известными капитанами советского торгового флота.
Нападение Германии на Советский Союз летом 1941 года застало «Товарищ» в очередном учебном рейсе. Война изменила все планы. Судно осталось без привычного дела. «Товарищ» принял участие в вывозе оборудования эвакуированных заводов на Восток. Но эти рейсы делались не под парусами, а на буксире. К осени парусный корабль оказался в Мариуполе. Здесь «Товарищ» захватили фашисты. Судно оставалось на плаву и в течение 1942-1943 годов использовалось ими в качестве казармы Хорватского «морского легиона». Позднее оно погибло в аванпорту. Над водой остались лишь обгоревшие корпус и мачты. В различных сетевых российских источниках указываются самые разные даты гибели судна: 1941, 1943 и даже 1944 год. «Товарищ» якобы был взорван немцами, расстрелян немецкими танками или даже немецкой береговой батареей. В Регистре судов Министерства морского флота СССР, погибших в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в Черноморо-Азовском бассейне — «Товарищ» указан в графе Суда «взорванные и затопленные по приказу командования» — как «поврежден при артобстреле, оставлен». После войны останки учебного парусника убрали, а его якорь, поднятый со дна, установили как памятник в припортовом парке Жданова.
Имя же «Товарищ» унаследовал другой парусник, после войны поднятый со дна моря в районе балтийского порта Штральзунд. Бывшее учебное судно германского военно-морского флота барк «Горх Фок II» передали по репарации Советскому Союзу, и впоследствии оно под именем «Товарищ» получило право плавать под Государственным флагом СССР.

Трехмачтовый барк «Товарищ»

28 августа 1951 года в порт приписки Херсон прибыл трехмачтовый парусник – барк «Товарищ». И уже в самом начале сентября (3 или 4 сентября 1951 г.) я побывал на этом судне вместе со своими одноклассниками на экскурсии. Корабль поразил мальчишеское воображение. Надраенные до зеркального блеска медные и латунные детали, отделанные лакированным красным деревом кают-компания, каюты, огромный, выше моего роста, штурвал на палубе… Экскурсоводы из числа моряков команды засыпали нас специальными терминами, объясняя названия и назначение отдельных частей такелажа… Потом я не раз видел этот белоснежный красавец парусник, летящим с надутыми ветром парусами на акватории херсонского порта, уходящего в очередной рейс. Мы с мальчишками пытались угнаться за ним на шверботах, да куда там… Проводы и встречи «Товарища» всегда были событием – уж очень красив был этот корабль, поэтому и встретить и проводить его приходили не только родственники и знакомые команды, но и просто горожане…
Трехмачтовый барк был построен в 1933 году в Гамбурге на верфи «Блом и Фосс». Размеры его впечатляли: длина судна – 73,6 метра, ширина корпуса – 12 м, высота борта от киля до верхней палубы – 7,3 м, высота мачт достигала 42 м, корпус был стальной. Парусная оснастка состояла из 25 парусов общей площадью 1800 кв. м. При этом последняя, бизань-мачта была оснащена косыми парусами, все остальные – прямыми. Судно получило название «Горх Фох» — под этим именем немецкий писатель-маринист Ганс Кинау публиковал свои романы. Корабль был передан ВМС Германии как учебное судно. Весной 1945 г. в родном порту Штральзунд (Германия) «Горх Фох» наскочил на мину и затонул, получив около 30 пробоин (по некоторым данным его затопила команда – но откуда пробоины?). По репарации судно отошло победителю – Советскому Союзу. Парусник был поднят и отбуксирован в порт Висмар (Германия), где немецкие судоремонтники подлатали и «подлечили» барк. На судне был установлен дизель-генератор предположительно из бункера берлинской ставки Адольфа Гитлера. В 1950 году под советским флагом и с новым именем – «Товарищ» – парусник взял курс на Лиепаю (Латвия). Там судно должны были оснастить парусным вооружением и укомплектовать экипаж. Моряков, знающих парусное дело, были единицы, а курсантов, которые прибыли на практику, нужно было ещё обучать. Тем не менее, 8 июля 1951 года под командованием капитана Ивана Трескина «Товарищ», подняв все паруса, взял курс на Черное море, и 28 августа барк прибыл в порт приписки Херсон. «Товарищ» стал учебным судном Херсонского мореходного училища им. лейтенанта Шмидта торгового флота СССР (замечу, что знаменитые парусники «Крузенштерн» и «Седов» являются учебной базой училищ рыбопромыслового флота). Уже 6 сентября, с курсантами на борту (около 145 человек) «Товарищ» вышел в Черное море, чтобы к осенним штормам вернуться в родную гавань – Херсон: времени на обучение курсантов было очень мало, чтоб они научились управлять судном во время шторма. Это было только начало. Курсанты набирались опыта и командование уже не боялось пускаться с ними в кругосветные плавания. «Товарищ» 12 раз обогнул земной шар по экватору, прошел более 500 тысяч миль (около 936 тыс. км), побывал в 102 портах 86 стран, на нем прошли выучку морскому делу свыше 15 тысяч воспитанников морских учебных заведений, в том числе из 12 иностранных государств. Корабль снят в более чем 30 художественных фильмах: «Максимка», в «Алых парусах» (правда, не в роли корабля, прибывшего однажды за Ассолью, а парусника, на котором Грей стал «морским волком»). Затем «Товарища» запечатлели в фильмах «Остров сокровищ», «Капитан Немо» и «Мятежный «Орион». На излете советской эпохи он еще успел принять участие в съемках картины «Узник замка Иф», поставленной по роману Александра Дюма «Граф Монте-Кристо». Снят он и во многих документальных фильмах. Замечу, что штатный экипаж судна составлял 45 человек, курсантов судно брало на борт 145 человек.
В 1972 г. в Нью-Йорке барк принял участие в юбилейных торжествах по случаю 175-летия американского фрегата КОНСТЕЛЕЙШН, ныне корабля-музея.
В 1974 году парусник обогнул мыс Горн, принял участие в парусной регате. И довольно успешно: первое место в своём классе судов и АБСОЛЮТНОЕ первенство среди всех участников гонки. «Товарищ» был награждён «Звездой морского содружества» (изготовлена из гранита с известного грозными бурями мыса Горн) и большим флорентийским кубком. В 1976 г. «Товарищ» вновь участвует в гонках и хотя борьба очень трудной, на одном из этапов он даже упустил первенство, но по общему зачету – вновь победа! Достигнуто это было за счет того, что при ветре парусник шел на ВСЕХ парусах (по правилам регаты при ветре более 7 м/сек, парусность из соображений безопасности не должна превышать 20%). Что ж, победителей не судят…
С распадом СССР судно попало в ведение Министерства образования Украины. В 1992 г. судно участвовало в Регате Колумба. Судну было уже под 60 лет. Требовался серьезный ремонт. Через год молодежная организация из Ньюкасла (Англия) послала на него — обучения нескольких молодых людей. Эксперимент оказался удачным, и австралийцы решили субсидировать ремонт корабля с целью восстановления его парусности. В мае 1995 г. «Товарищ» встал на ремонт в сухом доке Ньюкасла. Британское «Общества друзей парусников» предложило оплатить весь ремонт судна. Судно с трудом преодолело 6000 миль (11512 км), добралось до британской верфи «Тайн». Осмотр судна в сухом доке показал, что стоимость ремонта составит не менее 500 тыс. фунтов стерлингов. Таких денег не было ни у Украины, ни у английских меценатов парусного флота.
В сентябре 2003-го «Товарищ» был продан все той же «Организации друзей парусного флота», погружен на плавучий док (самостоятельно он передвигаться уже не мог) и доставлен в порт Штральзунда. Жители этого города встретили уже германский парусник овацией.
Сегодня «Горх Фок I» (так теперь называется «Товарищ») по-прежнему в Штральзунде. Он используется как корабль-музей, а также место для проведения банкетов и свадебных церемоний. Попутно его реконструируют, чтобы парусник снова мог отправиться в плавание. В планах «Друзей парусного флота» — круизы по Балтике и Северному морю.
Вообще-то в СССР было два парусника, барка «Товарищ». Первый был спущен в 1892 г. и тоже в Германии, он был переделан в четырехмачтовый барк, носил имя «Лауристон». В СССР попал в 1925 г., был затоплен немцами в Таганрогскам заливе. Его якорь и по сей дщень стоит на постаменте в Мариуполе.
И в заключение несколько слов о российских парусниках — «Крузенштерне» и «Седове». Они тоже имеют немецкое (пенрвый) и финское (второй) происхождение: до передачи СССР первый носил имя «Падуя» (спущен на воду в 1926 г.), а второй — «Коммодор Йонсен» (1921 г.). После Великой Отечественной оба, как и «Горх Фок», были переданы по репарациям.
Несмотря на тяжелые для России 90-е, барки не были проданы или пущены на металлолом. Сегодня они, невзирая на «возраст», по-прежнему в строю. «Седов» (порт приписки — Мурманск) участвовал в арктическом плавании. Трансатлантическую экспедицию продолжительностью 308 дней в честь 65-летия победы в ВОВ совершил «Крузенштерн» (порт приписки Калининград). Серия сообщений «По морям, по волнам»:

Часть 1 — Море
Часть 2 — Плавбаза «Печенга»

Часть 4 — Крейсер «Варяг»
Часть 5 — Люди и пароходы
Часть 6 — Трехмачтовый барк «Товарищ»

А просто…

Первая моя морская практика прошла на легендарном паруснике «Товарищ».

«Товарищ» на регате

У него очень интересная и долгая история. Парусник был спущен на воду в Германии на верфи Blohm und Voss в 1933 году под именем Gorch Fock. Горх Фок – это псевдоним известного немецкого писателя-мариниста Ганса Кинау. Судно строилось взамен учебного трехмачтовика «Ниоба»,который попав в сильнейший шторм в Балтийском море, опрокинулся и затонул. Недостатки в конструкции «Ниобы»,приведшие его к гибели, были учтены при постройке нового парусника, более надежно, маневренного и устойчивого. Барк использовался, выходя в Балтийское и Северное моря, в качестве учебного судна Военно-морскими силами Германии до начала Второй мировой войны. Во время войны он стал плавучей канцелярией и общежитием для военных моряков, а позже и школой для минеров. В апреле 1945 года, при приближении советских войск, по распоряжению немецкого командования, после обстрела с берега советскими танками, он был затоплен немецкой командой в районе острова Рюген. После окончания войны барк достался Советскому Союзу по Договору о репарациях. В 1947 году парусник был поднят со дна моря и в течении четырех лет отремонтирован, получив название в честь четырехмачтового барка «Товарищ», который был затоплен во время войны в Жданове.

В 1951 году «Товарищ» перешел с Балтики на Черное море и был приписан к Херсонскому мореходному училищу, где много лет использовался для прохождения практики курсантами нескольких мореходок. В 1979 году вместе с нами, курсантами Херсонского мореходного училища имени лейтенанта Шмидта, проходили практику в течении двух летних месяцев, ребята из Астраханского и Батумского училищ.
В 1974 году «Товарищ» стал победителем одного из этапов Балтийской регаты престижной американской серии «Операция Парус» (Operation Sail). В приглашении на регату было сказано, что «Товарищу» отводится почетная роль в торжествах по празднованию 30-летия освобождения Польши от немецких захватчиков. В 1976 году «Товарищ» принял участие в очередной регате «Операция Парус – 76», где в первых двух этапах он занял первое место, а в третьем этапе четвертое место. По сумме трех этапов «Товарищ» занял первое место среди парусников в классе А. Фильм «Операция Парус – 76» крутили (слово уже кажется странным, а ведь бобины с пленкой крутили на кинопроекторе) всем курсантам, проходящим практику на борту «Товарища». Смотрели его и мы и притом не один раз. Барк неоднократно принимал участие и в других значительных мероприятих во многих странах.


После распада СССР он стал принадлежать только Украине. В 1995 году барк был направлен в Англию в Нью-Касл на ремонт, где планировался ремонт за деньги местного спонсора на определенных условиях. Но при обследовании на английской верфи выяснилось, что стоимость ремонта гораздо выше, чем планировалось. Из-за недостатка финансирования барк простоял в Англии несколько лет. При поддержке немецкого общества «Tall-Ship Friends» (Общество друзей парусника) в 1999 году он был отбуксирован в порт Вильгельмсхафен, для участия в выставке Экспо. В 2003 году это же немецкое общество выкупило судно у Украинского министерства образования за 500 тысяч евро и с 2005 года бывший «Товарищ» вернулся на свое материнское место в Штральзунд. Спустя 60 лет ему было возвращено прежнее имя «Gorch Fock». Сейчас “Gorch Fock” стоит в качестве плавучего музея в гавани города Штральзунда.

«Товарищ»- снова «Gorch Fock» в Штральзунде.

Практика у нас начиналась в знаменитом городе у моря — Одессе. Прибыв на парусник, стоящий у пассажирского причала, мы с восторгом смотрели на мачты и с опасением раздумывали, как мы сможем по ним взбираться. А через пару недель, мы взлетали по вантам на свои реи, иногда даже забыв пристегнуться страховочным поясом. Самые ловкие и быстрые, поднимались на высоту грота бом-брам реи (самой высокой реи на «Товарище»), а мое рабочее место было на верхней марса рее, на середине высоты гротмачты. За время практики мы посетили Ялту, Мариуполь (тогда Жданов), Новороссийск, Сочи, Сухуми, Батуми, Евпаторию. В каждом городе с борта «Товарища» высыпала на берег толпа курсантов в парадной форме. Перед заходом в порт проводилась генеральная уборка, где мы вооружившись деревянными брусками надраивали песком деревяную палубу до желтизны.

Генеральная приборка

Вспоминается первая качка, когда курсанты укачавшись, лежали на палубе, а укачаться можно было легко, во-первых с непривычки, во-вторых от бледного вида самих пацанов. Но это были можно сказать мелочи, шторма летом на Черном море долго не длятся.
Несколько раз организовывались купания по следующей схеме. Все курсанты выстраивались на палубе, где следовала команда приступить к купанию, но оставив вместо себя в строю свои рабочие ботинки, (называемые «гады»). После окончания купания, мы опять выстраивались на палубе, и подняв свои «гады» расходились. Так контролировалось, все ли благополучно вернулись на борт. Нельзя сказать, что те кто не был на паруснике не могут стать моряком, но определенные морские навыки и знания мы, конечно же получили.
Много работ производилось вручную: подъем рей, брасопка (разворот рей при смене галса), швартовка, опускание и подъем шлюпок, постановка и уборка парусов. При постановке парусов на на каждую рею посылалось по паре курсантов. Они пробегая от мачты до нока реи, развязывали сезни, освобождали уложенные паруса и вываливали их. Дальше они уже ставились горденями и гитовыми снизу. При уборке парусов на реи посылались все курсанты, здесь уже было веселье. Подобранные паруса надо было уложить, вытащить на рею, и привязать специальным надежным, но легко отдающимся узлом. Все это производилось в качестве соревнования с курсантами Астраханской мореходки, работающими на соседней фок мачте. Многие судовые рутинные работы надоедали, а вот бегать по мачтам нам всем нравилось. Последний порт захода у нас был родной Херсон, в полном парусном вооружении, пройдя довольно сложным фарватером по Днепровскому лиману и Днепру мы гордо встали на якорь на рейде Херсона. Командовал в то время «Товарищем» капитан Ванденко. Парусная практика, я думаю, осталось в памяти каждого курсанта ярким событием.

Долгожданное завершение серии рассказов о гордости советского парусного флота от моего дорого соавтора Сергей Михайловича. Последним из выпуска марок СССР 1981 г., посвященной учебным парусным судам, в нашу гавань заходит трехмачтовый барк «Товарищ (II)». На своём сложном жизненном пути корабль сделал много крутых поворотов, но к пенсии, описав полный круг, «Товарищ» вернулся в родную гавань.

Название: Трёх-мачтовый барк «Товарищ (II)» Страна: СССР Дата выпуска: 18 сентября 1981 Художник: А. Аксамит Перфорация: comb 12½ x 12 Тираж: 2 200 000 Код по каталогу: Михель SU 5115
Соловьев 5233

Напомню про предыдущие марки серии:

  • 4 коп. — четырёхмачтовый барк «Товарищ (I)»
  • 6 коп. — баркентина «Вега»
  • 10 коп. — шхуна «Кодор»
  • 20 коп. — четырехмачтовый барк «Крузенштерн»
  • четырехмачтовый барк «Седов»

А рассказ о корабле по традиции начинается с загадки, ответ на которую можно найти в конце статьи.

Корабли, отжившие свой срок, подлежат утилизации или профилированию под другие нужды. В древности деревянные корабли разбирали на дрова, сейчас — на металл и другие материалы, иногда части кораблей используют для постройки новых, некоторые суда затапливают на потеху дайверов или используют в качестве мишеней на военных учениях, другие становятся экспонатами музеев или плавучими ресторанами. А теперь как говорят в одной известной передаче: «Внимание, вопрос!»

Как «утилизировали» самый большой во вселенной «парусный корабль» — созвездие Южного полушария «Корабль Арго», названое в честь легендарного корабля аргонавтов и состоящее когда-то из 685 видимых звезд?

История создания

История появления на свет парусника весьма необычна. Барк был заказан Имперским флотом Германии, срочно искавшим замену учебному трехмачтовику «Ниоба» (нем. Niobe), который, попав в сильнейший шторм в проливе Фемарн-Бельт, опрокинулся и затонул в июне 1932 года вместе с 70 курсантами и моряками.

В ходе расследования обстоятельств гибели парусника Niobe в его конструкции были выявлены технические просчёты. Они были учтены при проектировании нового учебного барка — более надёжного, манёвренного и устойчивого. В частности, представители флота требовали, чтобы он выдерживал крен в 90 градусов. Одним из обязательных условий было недопущение чрезмерной площади парусов, как это имело место в случае с «Ниобой».

В это время в Германии царил жесточайший экономический кризис, и финансов на постройку нового корабля не было. Деньги собирались «всем миром», Значительная часть стоимости проекта была покрыта целевыми средствами, собранными Флотским союзом немецких женщин и Немецким флотским обществом.

Заказ был размещён на гамбургской верфи «Blom & Foss», и всего через 100 дней после закладки, 3 мая 1933 года, корабль был спущен со стапелей. За спуском корабля на воду в Гамбурге наблюдало более десяти тысяч зрителей. Церемония стала одной из самых массовых и торжественных в довоенный период. Барк назвали «шедевром» фирмы Blohm & Voss, которая сумела воплотить в нём качества как военного корабля, так и торгового судна.

Корабль был крещен под именем «Gorch Fock», это псевдоним известного немецкого писателя-мариниста Иоганна Кинау, который погиб в Ютландском сражении, самой крупной морской битве Первой Мировой войны между немецким и английским флотами. Вечером 31 мая 1916 г. крейсер «Висбаден», корабль на котором служил Иоганн Кинау, попал под обстрел английского линейного крейсера «Инвинсибл». Вместе с кораблём погиб и Иоганн Кинау.

Иоганн Кинау

Барк вышел настолько удачным, что послужил образцом и названием для целой серии судов «Gorch-Fock-Klasse» из шести немецких парусников: «Horst Wessel» (1936, ныне — «Eagle», береговая охрана США), «Albert Leo Schlageter» (1937, ныне «Sagres», ВМС Португалии), «Mircea» (1938, ныне ВМС Румынии), «Herbert Norkus» (не закончен, затоплен союзниками в 1947 г. в Скагерраке), «Горх Фок II» (1958, ВМС Германии), а также для целого ряда латиноамериканских парусных кораблей.

Конструктивные особенности и характеристики

«Горх Фок» был спроектирован и построен как барк. Барк — большое парусное судно со смешанным парусным вооружением. На всех мачтах, кроме кормовой (бизань-мачты) барки вооружены прямыми парусами. Бизань-мачта несет косые паруса. Число мачт барка — три и более.

Особенностью «Горх Фока» была подводная часть корпуса, выполненная в гладком безсварочном стиле, что значительно улучшало скоростные характеристики корабля.

Технические характеристики:

  • корпус — стальной клёпанный, двухостровного типа с удлинённым баком и ютом и двумя непрерывными палубами
  • водоизмещение — 1727 т
  • грузоподъемность — 1510 т
  • количество палуб — 2
  • длина — 82,1 м
  • ширина — 12 м
  • высота борта — 7,3 м
  • высота грот-мачты — 41,6 м
  • осадка — 4,8 м (5,2 м наибольшая)
  • скорость под парусами — 12 узлов (наибольшая зафиксированная 15,7)
  • двигатели — первоначально 540 л.с. «MAN», дизельный
  • скорость на двигателях — 8 узлов
  • план парусности — 23 паруса всего, в том числе 10 прямоугольных парусов, 13 косых парусов
  • площадь парусов — от 1 862 кв. м
  • экипаж — 60 чел + 180 курсантов

«Горх Фок» (Gorch Fock), 1933-1947 гг.

Начиная с 1934 г. барк использовался для учебных целей. Ежегодно он совершал несколько коротких рейсов по Балтике и Северному морю, и ещё один дальний — через Атлантику. «Корабль мечты» — так его называли не только в Германии, но и за границей. Военно-морские силы Третьего рейха использовали его в рекламных целях, чтобы привлекать курсантов — походами и морской романтикой.

После начала Второй мировой войны корабль служил главным образом плавучей канцелярией и общежитием для моряков в портах Свинемюнде и Киля, и лишь изредка использовался как учебное судно. Затем он был переведён в Штральзунд, где на его борту проходили курсы минёров. Команду с 60 человек сократили до 23. В начале апреля 1944 года была предпринята попытка возобновить морские курсы. Однако, приближение фронта изменило первоначальные планы.

На исходе Второй мировой войны барк был отбуксирован к острову Рюген, где с него частично был снят такелаж. 30 апреля 1945 года, после обстрела корабля с берега советскими танками, корабль был по приказу немецкого командования подорван и затоплен. Над водой торчали только его мачты и часть кормы. Около тридцати пробоин зияли в его бортах.

«Товарищ II», 1947- 2003 гг.

По окончании войны барк достался СССР по Договору о репарациях. В 1947 году парусник был поднят со дна моря штральзундской фирмой «B. Staude Schiffsbergung». В том же году на ростокской верфи «Neptun» ему был обновлен корпус, а затем в 1947—1951 годах он был капитально отремонтирован на судоремонтном заводе в Висмаре.

В 1949 году на барке повешена рында с именем «Товарищ», а 15 июня 1950 г. барк приняла советская команда. Свое имя судно получило в честь первого учебного парусника в СССР «Товарищ», затопленного фашистами в 1943 году у входа в порт г. Мариуполь.

Портом прописки «Товарища» стал Кронштадт. Моряков, знающих парусное дело, были единицы, а курсанты, которые прибыли на практику, нуждались в обучении. Дважды «Товарищ» выходил в Балтийское море, чтобы команда научилась ходить под парусами. Во время второго похода барк чуть не перевернулся — из-за не вовремя убранных парусов судно достигало крена в 48 градусов. После пребывания его на Балтике в 1951 году парусник был передан в Херсонское мореходное училище им. Шмидта. Он стал базой для прохождения судовой практики курсантов мореходных училищ Одессы и Херсона.

Поначалу учебный парусник обживал лишь воды CCCР, так как за пределы страны его не выпускали из-за боязни провокаций. Кто знает, что могло бы случиться, а на судне курсанты — по сути, вчерашние дети. До 1957 г. судно ходило только в Черном море. А в 1957—1958 гг. парусник наконец совершил плавание по Индийскому и Атлантическому океанам.

В 1974 г. судно вместе с «Крузенштерном» первыми из советских кораблей приняли участие в парусных гонках. Оба барка участвовали в трансатлантических соревнованиях 1976 г., после чего походы «Товарища» ограничились черноморской акваторией.

За время своей службы под флагом СССР барк «Товарищ» неоднократно совершал длительные походы, наносил официальные визиты в другие государства, участвовал и побеждал в парусных регатах. Более 500 тысяч миль и порты 86 стран остались за кормой барка. На нем прошли практику более 15 тысяч курсантов из 12 стран мира. Барк «Товарищ» наряду с учебными программами параллельно использовали в дипломатических, а порой и совсем не дипломатических целях. Как, например, не вызывающая подозрений встреча с резидентом во время традиционно устраиваемого в чужом порту на борту судна раута.

Реконструированный в 1989 г. парусник, с 1990 г. возобновил участие в международных парусных соревнованиях. Херсонское училище, с целью пополнить свой бюджет, предоставляет свою техническую базу для обучения иностранных курсантов.

После распада Советского Союза и раздела Черноморского флота на корабле, приписанном к Херсонскому порту, был поднят желто-голубой флаг: от министерства морского флота СССР учебный барк перешел в собственность министерства образования Украины.

Проходив под жовто-блакитным флагом до 1995 года, корабль пришел в негодность и ему потребовался капитальный ремонт. Даже при сбивании наростов ржавчины с бортов неаккуратный удар молотка пробивал металл насквозь! Парусник изжил свой ресурс и стал опасен для эксплуатации в качестве учебного судна.

Тем не менее, вопрос судьбы парусника не мог быть решен местными органами и требовал государственного решения. Пока решение принималось, судно дало течь, причину которой найти и устранить не удавалось никакими силами. За сутки в трюм поступало до метра забортной воды. Как выяснилось потом, причина течи была курьезной. Во время осмотра барка в сухом доке обнаружили небольшое отверстие в днище, образовавшееся из-за замера уровня воды в трюме. Груз, опускаемый в одну и ту же точку для замера уровня воды в течение 60 лет, пробил корпус судна насквозь.

Неизвестно, что было бы дальше, если бы в эту проблему не вмешалась британская общественная организация «Нация против криминала», объявившая о начале сбора средств для ремонта украинского парусника. Причем лишь благодаря этой организации был решен вопрос о ремонте судна в доке Ньюкасла. Несмотря на плачевное состояние, в Ньюкасл судно дошло своим ходом. Только высокое профессиональное мастерство моряков позволило дойти до места назначения. Полное обследование барка установило, что на ремонт требуется свыше трех миллионов долларов. Однако средств, собранных англичанами и примкнувшей к ним немецкой общественной организацией «Друзья флота», оказалось ничтожно мало, а правительство Украины эта проблема, похоже, совсем не волновала — средств для ремонта так и не нашли.

Мало того, оказавшиеся за границей моряки экипажа «Товарища» стали заложниками ситуации, предоставленными самим себе, без средств к существованию и без помощи родного государства. Барк простоял шесть лет. Состояние корабля стремительно ухудшалось. В 2000 году немецкие энтузиасты начали переговоры с властями Штральзунда, предложив выкупить корабль и вернуть его в первый порт приписки. Отцам ганзейского города идея понравилась. Они гарантировали бесплатное место для стоянки и поддержку. Украина требовала за корабль один миллион евро, но затем цену удалось снизить до 500 тысяч.

«Горх Фок» (Gorch Fock), 2003-настоящее время

В 2003 г. общество «Tall-Ship Friends» на добровольные денежные пожертвования выкупило «Товарищ» у украинского министерства образования. Сделку оформили, на корабле был поднят немецкий флаг.

В Штральзунд барк, несколько раз ходивший в кругосветные плавания, пришлось везти в плавучем доке. Начиная с 2004 года, на «Народной верфи» Штральзунда (Volkswerft Stralsund GmbH), барк был в несколько этапов (в 2004-2010 гг.) подвергнут реставрации. 29 ноября 2003 ему официально было возвращено его прежнее имя «Горх Фок I» («Gorch Fock I»).

«Товарищ» возвращается в Штральзунд

С 2005 г. «Gorch Fock» живет в музейном режиме в гавани города Штральзунд, который и был его первоначальным портом приписки. Но под новым слоем краски «Горх Фока» отчетливо проступает предыдущее название. На борту повсюду сохранились таблички на русском языке, а в судовом музее — советские морские карты, вахтенные журналы, форма. Рядом — портреты довоенных и военных немецких капитанов.

Основные достижения учебного барка «Товарищ»

  • Первое кругосветное плавание парусника под советским флагом состоялось в 1957 году, рейс был из Чёрного моря через Атлантический океан вокруг Африки, к берегам Индонезии, Индии и обратно в Одессу
  • В 1974 году барк впервые принял участие в Балтийской регате престижной американской серии «Operation Sail» («Операция Парус»). «Товарищ» победил в гонке, опередив своего ближайшего соперника (немецкий барк аналогичной конструкции «Горх Фок II») на 16 часов 15 минут
  • В 1976 году барк принял участие в очередной регате «Операция Парус — 76». На первом этапе пришёл первым к рейду порта Санта-Крус-де-Тенерифе. Также и на втором этапе был первым. На третьем же пришёл четвёртым. Но по сумме трёх этапов завоевал первое место в классе А
  • «Товарищ» — обладатель приза «Звезда морского содружества» (который был изготовлен из гранита взятого с мыса Горн)

Фильмография «Товарища»

«Товарищ» знаком любителям моря не только по репортажам о походах и победах в морских регатах. Как и у его коллег, у корабля была карьера настоящей кинозвезды. «Товарищ» участвовал в съёмках более сорока художественных фильмов, среди которых:

  • «Максимка» (1952)
  • «Алые паруса» (1961) с Анастасией Вертинской, Василием Лановым, Олегом Анофриевым, Иваном Переверзевым
  • «Ветер «Надежды» (1977)
  • «Мятежный Орионъ» (1978)
  • «Девушка и море» (1981)
  • «Дом, который построил Свифт» (1982)
  • «В поисках капитана Гранта» (1985) – участвовал в съемках некоторых сцен, связанных с «Дунканом», хотя основную роль «Дункана» сыграла шхуна «Кодор»
  • и многие, многие другие…

«Товарищ» в филателии

У меня в коллекции есть еще одна марка с «Товарищем» — марка КНДР 1987 г.

«Товарищ», КНДР 1987
Михель: 2812

Также «Товарищ» появлялся на марках африканских стран Анголы и Чада.

Ангола, 1999 Чад, 1998

Впервые же, на вещах, относящихся к почте, «Товарищ», а тогда еще «Gorch Fock» появился на немецкой открытке 1941 г., маркированной 3-пфенинговым профилем Гинденбурга.

В СССР «Товарищ» также появлялся на почтовых карточках и художественно-маркированных конвертах.

А в 1999 г., уже будучи недвижимым, появился на украинском конверте.

P.s. Ответ на загадку

Как «утилизировали» самый большой во вселенной «парусный корабль» — созвездие Южного полушария «Корабль Арго», названое в честь легендарного корабля аргонавтов и состоящее когда-то из 685 видимых звезд?

В середине XVIII века французский астроном Лакайль разделил созвездие на четыре части: Киль, Корма , Паруса и Компас.

Продолжая астрономическую тему можно упомянуть еще один факт о барке «Товарищ». 15 мая 1984 года в честь советского учебного судна «Товарищ» назван астероид, открытый 13 сентября 1978 года в Крымской астрофизической обсерватории. Таким образом, можно сказать, что и сейчас барк «Товарищ» бороздит просторы вселенной.

Источники и дополнительная информация

«Товарищ» не вернется никогда. Как и Черноморское морское пароходство…

«Наш легендарный парусник» — так о барке «Товарищ» отзываются бывшие курсанты Херсонского мореходного училища им. Лейтенанта Шмидта (ныне Херсонский морской колледж). О судьбе этого корабля нам напомнила читательница из Новой Каховки Светлана Островерхова.

_____________________________
1 Барк — большое парусное судно с прямыми парусами на всех мачтах, кроме кормовой, несущей косые паруса.

Для начала письмо, которое прислала Светлана Александровна.

«Очень хочу рассказать о «Товарище». Это было единственное на Украине парусное судно. В послевоенном Советском Союзе их оставалось совсем мало — кроме «Товарища», помню еще «Крузенштерн» и «Седов» (после развала СССР они стали собственностью России).

Барк «Товарищ» был учебным судном херсонской мореходки. Он плавал на Балтике, ходил в Южную Америку, Японию и другие страны, а также снимался в фильме «Максимка» и других кинокартинах. Курсанты и команда обожали свой «морской дом» и считали за честь служить на «Товарище».

Когда барк возвращался в Херсон, на набережной было не протолкнуться, потому что многие жители города приходили полюбоваться на это творение рук человеческих. А еще были дни, когда «Товарищ» открывали для свободного посещения. И все с нетерпением ждали этого радостного момента.

Но в 90-х барк отправили в Англию. Несколько лет он провел на Британских островах, но наша страна не смогла заплатить за ремонт и легко отказалась от «Товарища».

Несколько месяцев назад я видела по телевизору, как в Ванкувер, столицу зимней Олимпиады-2010, прибыл «Крузенштерн». Этим парусником оставалось только любоваться — какой красавец, глаз не отвести! Но глядя на него, вспомнила о «Товарище», и стало очень грустно. Воистину, что имеем — не храним…

Пусть история с этим кораблем будет для нас горьким уроком и предостережет от других потерь, от которых потом нам придется горько жалеть…»

Мы вполне разделяем чувства Светланы Островерховой, а также хотим дополнить ее письмо.

Год рождения «Товарища» — 1933-й. Именно тогда с гамбургской верфи судостроительной фирмы «Блом и Фосс» был спущен барк «Горх Фок». Свое имя корабль получил в честь Иоганна Киннау, немецкого писателя-мариниста начала XX ст. (на русский его не переводили), произведения которого издавались под псевдонимами Горх Фок, Якоб Хольст и Джорджио Фокко. Накануне Первой мировой войны Киннау был весьма популярен в Германии. В 1916 г. писатель, служивший матросом на крейсере «Висбаден», погиб в Ютландском сражении, а спустя полтора десятилетия в память о маринисте его литературным псевдонимом назвали парусник.

«Горх Фок» послужил образцом для целой серии немецких парусников, которые были спущены на воду на протяжении 1936—1958 гг. А в период с 1967-го по 1982 г. несколько парусных судов, повторяющих конструкцию немецкого барка, были построены для военно-морских сил Колумбии, Эквадора, Венесуэлы и Мексики.

После испытаний «Горх Фок» был зачислен в состав германских ВМС и использовался в качестве учебного судна. Перед Второй мировой ежегодно он совершал несколько плаваний в Северном и Балтийском морях, а также несколько раз пересек Атлантический океан. С началом войны дальние походы «Горх Фока» прекратились, а после нападения Германии на СССР пришел конец и балтийским переходам. Весной 1945 г. команда затопила свой парусник у острова Рюген. Но после войны он был передан по репарациям Советскому Союзу, поднят со дна, отремонтирован и под именем «Товарищ» начал новую жизнь.

Непродолжительное время барк провел на Балтике. Затем был приписан к Херсонскому мореходному училищу им. Лейтенанта Шмидта в качестве учебного судна. Летом 1951 г. корабль отправился в поход вокруг Европы и через несколько месяцев прибыл в Херсон.

Достопримечательностью этого города «Товарищ» был больше 40 лет. Правда, у «стенки» он не стоял, а вел весьма активный образ жизни. За эти десятилетия на барке прошли практику более 15 000 курсантов херсонской мореходки.

Более 500 000 миль прошел «Товарищ», побывал в портах 86 стран, а также сделал неплохую спортивную карьеру: в 1972-м он победил в океанских гонках в честь 175-летия спуска на воду американского фрегата «Констелейшн» и получил «Золотой кубок Атлантики», а через четыре года выиграл престижную регату «Парус-76».

Интересно, что в 1976 г. советскому паруснику противостояли его «младшие братья» — американский барк «Игл» (бывший «Хорст Вессель», построенный в 1936-м и полученный США по репарациям), румынский «Мирча» (его построили в 1939 г. по заказу Бухареста) и западногерманский «Горх Фок II», спущенный на воду в 1958 г. Но несмотря на молодость «родственников», победа в тех состязаниях осталась за «Товарищем».

Кроме того, как совершенно верно написала наша читательница, барк снимался в кино. Помимо «Максимки», он «сыграл» в «Алых парусах» (правда, не в роли корабля, прибывшего однажды за Ассолью, а парусника, на котором Грей стал «морским волком»). Затем «Товарища» запечатлели в фильмах «Остров сокровищ», «Капитан Немо» и «Мятежный «Орион». На излете советской эпохи он еще успел принять участие в картине «Узник замка Иф», поставленной по роману Александра Дюма «Граф Монте-Кристо». Но вскоре паруснику стало не до кино.

После распада СССР «Товарищ» продолжал участвовать в регатах (и довольно успешно — на «Парусе-93» занял третье место) и учить курсантов. Причем в начале 90-х азы морской науки на судне постигали и иностранцы — кадеты из Германии, Англии и Австралии.

Но в 1995 г. плавания «Товарища» прекратились. К тому времени барк, некогда находившийся на балансе Министерства морского флота СССР, был передан Министерству образования Украины, которое было не в состоянии содержать парусник. «Товарищ» отправился в Англию, где должен был обновить парусное вооружение и такелаж, но выяснилось, что необходим и ремонт корпуса, для чего потребовались 3 млн. долл. Таких денег у Минобразования не было.

__________________________________
2 Такелаж — совокупность всех снастей корабля.

Три года судно простояло в Англии, а затем поступило предложение от немецкой «Организации друзей парусного флота» отправиться в Вильгельмсхафен. За участие в международной выставке «Экспо-2000» германская сторона обещала содержать парусник до 2003 г. Когда этот срок истек, наступил закономерный финал.

В сентябре 2003-го «Товарищ» был продан все той же «Организации друзей парусного флота», погружен на плавучий док (самостоятельно он передвигаться уже не мог) и доставлен в порт Штральзунда. Жители этого города встретили уже германский парусник овацией.

Сегодня «Горх Фок I» (так теперь называется «Товарищ») по-прежнему в Штральзунде. Он используется как корабль-музей, а также место для проведения банкетов и свадебных церемоний. Попутно его реконструируют, чтобы парусник снова мог отправиться в плавание. В планах «Друзей парусного флота» — круизы по Балтике и Северному морю.

И в заключение несколько слов о российских парусниках — «Крузенштерне» и «Седове». Они тоже имеют немецкое происхождение: до передачи СССР первый носил имя «Падуя» (спущен на воду в 1926 г.), а второй — «Коммодор Йонсен» (1921 г.). После Великой Отечественной оба, как и «Горх Фок», были переданы по репарациям.

Несмотря на тяжелые для России 90-е, барки не были проданы или пущены на металлолом. Сегодня они, невзирая на «возраст», по-прежнему в строю. 4 мая «Седов» (его порт приписки — Мурманск) отправился в арктическое плавание. А 11 мая в Калининград вернулся «Крузенштерн», завершив трансатлантическую экспедицию, которая длилась 308 дней.

Такие новости сегодня могли бы приходить и о «Товарище», но увы…