Партизаны отечественной войны

Партизаны Великой Отечественной войны


Какую цену заплатили за освобождение Родины ее защитники, воевавшие в тылу врага
Об этом редко вспоминают, но в военные годы ходила такая шутка, звучавшая с оттенком гордости: «А чего нам ждать, пока союзники второй фронт откроют? У нас он давно открыт! Называется Партизанский фронт». Если и есть в этом преувеличение, то небольшое. Партизаны Великой Отечественной войны действительно были настоящим вторым фронтом для гитлеровцев.
Чтобы представить себе масштабы партизанской войны, достаточно привести несколько цифр. К 1944 году в партизанских отрядах и соединениях воевало около 1,1 млн человек. Потери немецкой стороны от действий партизан составили несколько сот тысяч человек — в это число входят и солдаты и офицеры вермахта (не менее 40 000 человек даже по скупым данным немецкой стороны), и всякого рода коллаборанты типа власовцев, полицейских, колонистов и так далее. Среди уничтоженных народными мстителями — 67 немецких генералов, еще пятерых удалось взять живыми и переправить на Большую землю. Наконец, об эффективности партизанского движения можно судить и по такому факту: на борьбу с противником в собственном тылу немцам пришлось отвлечь каждого десятого солдата сухопутных войск!
Понятно, что и самим партизанам такие успехи дались дорогой ценой. В парадных реляциях того времени все выглядит красиво: уничтожили 150 солдат противника — потеряли убитыми двух партизан. В реальности партизанские потери были куда выше, и даже сегодня окончательная их цифра неизвестна. Но потери были наверняка не меньше, чем у противника. Свои жизни за освобождение Родины отдали сотни тысяч партизан и подпольщиков.
Сколько у нас партизан-героев
О тяжести потерь среди партизан и участников подполья очень ясно говорит всего одна цифра: из 250 Героев Советского Союза, воевавших в немецком тылу, 124 человека — каждый второй! — получили это высокое звание посмертно. И это при том, что всего в годы Великой Отечественной войны высшей награды страны были удостоены 11 657 человек, из них 3051 посмертно. То есть каждый четвертый…
Среди 250 партизан и подпольщиков — Героев Советского Союза двое были удостоены высокого звания дважды. Это командиры партизанских соединений Сидор Ковпак и Алексей Федоров. Что примечательно: оба партизанских полководца каждый раз награждались одновременно, одним и тем же указом. В первый раз — 18 мая 1942 года, вместе с партизаном Иваном Копенкиным, получившим звание посмертно. Во второй раз — 4 января 1944 года, вместе с еще 13 партизанами: это было одно из самых массовых одновременных награждений партизан высшими званиями.

Сидор Ковпак. Репродукция: ТАСС
Еще два партизана — Героя Советского Союза носили на груди не только знак этого высшего звания, но и Золотую звезду Героя Социалистического труда: комиссар партизанской бригады имени К.К. Рокоссовского Петр Машеров и командир партизанского отряда «Соколы» Кирилл Орловский. Первое звание Петр Машеров получил в августе 1944 года, второе — в 1978 году за успехи на партийной ниве. Кириллу Орловскому присвоили звание Героя Советского Союза в сентябре 1943 года, а Героя Социалистического Труда — в 1958 году: возглавляемый им колхоз «Рассвет» стал первым колхозом-миллионером в СССР.

Первыми Героями Советского Союза из числа партизан стали предводители партизанского отряда «Красный Октябрь», действовавшего на территории Белоруссии: комиссар отряда Тихон Бумажков и командир Федор Павловский. И произошло это в тяжелейший период в начале Великой Отечественной войны — 6 августа 1941 года! Увы, до Победы дожил только один из них: комиссар отряда «Красный Октябрь» Тихон Бумажков, успевший получить в Москве свою награду, погиб в декабре того же года, выходя из немецкого окружения.

Белорусские партизаны на площади Ленина в Минске, после освобождения города от гитлеровских захватчиков. Фото: Владимир Лупейко / РИА Новости
Хроника партизанского героизма
Всего в первые полтора года войны высшей награды удостоился 21 партизан и подпольщик, 12 из них получили звание посмертно. Всего Верховный Совет СССР к концу 1942 года издал девять указов о присвоении партизанам звания Героя Советского Союза, пять из них были групповыми, четыре — индивидуальными. Среди них был и указ о награждении легендарной партизанки Лизы Чайкиной от 6 марта 1942 года. А 1 сентября того же года высшая награда была присвоена сразу девяти участникам партизанского движения, двое из которых получили ее посмертно.
Таким же скупым на высшие награды для партизан выдался и 1943 год: всего 24 награжденных. Зато в следующем, 1944-м, когда из-под фашистского ига была освобождена вся территория СССР и партизаны оказались на своей стороне линии фронта, звание Героя Советского Союза получили сразу 111 человек, в том числе двое — Сидор Ковпак и Алексей Федоров — во второй раз. А в победном 1945-м к числу партизан — Героев Советского Союза прибавились еще 29 человек.
Но немало оказалось среди партизан и тех, чьи подвиги страна оценила в полной мере только через много лет после Победы. В общей сложности 65 Героев Советского Союза из числа тех, кто воевал в тылу врага, удостоились этого высокого звания уже после 1945 года. Больше всего наград нашло своих героев в год 20-летия Победы ― указом от 8 мая 1965 года высшая награда страны была присвоена 46 партизанам. А в последний раз звание Героя Советского Союза было присвоено 5 мая 1990 года партизанившему в Италии Форе Мосулишвили и руководителю «Молодой гвардии» Ивану Туркеничу. Оба получили награду посмертно.
Что еще можно добавить, говоря о партизанах-героях? Каждый девятый, кто воевал в партизанском отряде или подполье и заслужил звание Героя Советского Союза — женщина! Но тут печальная статистика еще более неумолима: только пять партизанок из 28 получили это звание при жизни, остальные — посмертно. Среди них были и первая женщина — Герой Советского Союза Зоя Космодемьянская, и участницы подпольной организации «Молодая гвардия» Ульяна Громова и Люба Шевцова. Кроме того, среди партизан ― Героев Советского Союза были два немца: разведчик Фриц Шменкель, награжденный посмертно в 1964 году, и командир разведроты Роберт Клейн, награжденный в 1944 году. А еще словак Ян Налепка, командир партизанского отряда, награжденный посмертно в 1945 году.
Остается только добавить, что после распада СССР звание Героя Российской Федерации было присвоено еще 9 партизанам, в том числе троим посмертно (одна из награжденных — разведчица Вера Волошина). Медалью «Партизану Отечественной войны» были награждены в общей сложности 127 875 мужчин и женщин (1-й степени — 56 883 человек, 2-й степени — 70 992 человек): организаторы и руководители партизанского движения, командиры партизанских отрядов и особо отличившиеся партизаны. Самую первую из медалей «Партизану Отечественной войны» 1-й степени в июне 1943 года получил командир группы подрывников Ефим Осипенко. Награды он был удостоен за свой подвиг осенью 1941 года, когда ему пришлось подрывать не сработавшую мину буквально вручную. В итоге эшелон с танками и продовольствием рухнул с полотна, а контуженного и ослепшего командира отряд сумел вытащить и переправить на Большую землю.
Партизаны по зову сердца и долгу службы
То, что советское правительство сделает ставку на партизанскую борьбу в случае крупной войны на западных границах, было понятно еще в конце 1920-х — начале 1930-х. Именно тогда сотрудники ОГПУ и привлеченные ими партизаны ― ветераны Гражданской войны разрабатывали планы по организации структуры будущих партизанских отрядов, закладывали скрытые базы и тайники с оружием, боеприпасами и снаряжением. Но, увы, незадолго до начала войны, как вспоминают ветераны, эти базы начали вскрывать и ликвидировать, а выстроенную систему оповещения и организации партизанских отрядов — ломать. Тем не менее, когда 22 июня на советскую землю упали первые бомбы, многие партийные работники на местах вспомнили об этих довоенных планах и начали формировать костяки будущих отрядов.
Но так возникали далеко не все отряды. Немало было и таких, которые появлялись стихийно — из не сумевших прорваться через линию фронта солдат и офицеров попавших в окружение частей, не успевших эвакуироваться специалистов, не добравшихся до своих частей призывников и тому подобного контингента. Причем процесс этот был неконтролируемым, а численность подобных отрядов — небольшой. По некоторым данным, зимой 1941‒1942 годов в тылу у немцев действовало свыше 2 тыс. партизанских отрядов, их общая численность составляла 90 тыс. бойцов. Получается, что в среднем в каждом отряде было до полусотни бойцов, чаще же один-два десятка. Кстати, как вспоминают очевидцы, местные жители начали активно уходить в партизанские отряды не сразу, а лишь к весне 1942-го, когда «новый порядок» проявил себя во всем кошмаре, а возможность выжить в лесу стала реальной.
В свою очередь, отряды, возникшие под началом людей, которые занимались подготовкой партизанских действий еще до войны, были более многочисленными. Такими были, например, отряды Сидора Ковпака и Алексея Федорова. Основой таких соединений стали сотрудники партийных и советских органов, возглавляли их будущие партизанские генералы. Так возник и легендарный партизанский отряд «Красный Октябрь»: основой для него стал сформированный Тихоном Бумажковым истребительный батальон (добровольческое вооруженное формирование первых месяцев войны, привлекавшееся к антидиверсионной борьбе в прифронтовой полосе), который потом «оброс» местными жителями и окруженцами. Точно так же возник и знаменитый Пинский партизанский отряд, позднее переросший в соединение, ― на базе истребительного батальона, созданного Василием Коржем, кадровым сотрудником НКВД, который за 20 лет до того занимался подготовкой партизанской борьбы. Кстати, его первый бой, который отряд дал 28 июня 1941 года, многими историками считается первым боем партизанского движения в годы Великой Отечественной войны.
Кроме того, существовали партизанские отряды, которые формировались в советском тылу, после чего перебрасывались через линию фронта в немецкий тыл — например, легендарный отряд Дмитрия Медведева «Победители». Основу таких отрядов составляли бойцы и командиры частей НКВД и профессиональные разведчики и диверсанты. К подготовке подобных подразделений (как, впрочем, и к переподготовке простых партизан) был причастен, в частности, советский «диверсант номер один» Илья Старинов. А курировала деятельность таких отрядов Особая группа при НКВД под руководством Павла Судоплатова, позднее ставшая 4-м Управлением наркомата.

Командир партизанского отряда «Победители» писатель Дмитрий Медведев во время Великой Отечественной войны. Фото: Леонид Коробов / РИА Новости
Перед командирами подобных специальных отрядов ставились более серьезные и трудные задачи, чем перед обычными партизанами. Зачастую им приходилось вести масштабную тыловую разведку, разрабатывать и проводить операции внедрения и ликвидационные акции. Можно вновь привести в пример тот же отряд Дмитрия Медведева «Победители»: именно он обеспечивал поддержку и снабжение знаменитого советского разведчика Николая Кузнецова, на счету которого — ликвидация нескольких крупных чиновников оккупационной администрации и несколько крупных успехов в агентурной разведке.
Бессонница и рельсовая война
Но все-таки главная задача партизанского движения, которым с мая 1942 года руководил из Москвы Центральный штаб партизанского движения (а с сентября по ноябрь еще и Главнокомандующий партизанским движением, пост которого три месяца занимал «первый красный маршал» Климент Ворошилов), была другой. Не позволить оккупантам закрепиться на захваченной земле, наносить им постоянные беспокоящие удары, нарушать тыловые коммуникации и транспортное сообщение — вот чего Большая земля ждала и требовала от партизан.
Правда, о том, что у них есть какая-то глобальная цель, партизаны, можно сказать, и узнали только после появления Центрального штаба. И дело тут вовсе не в том, что раньше некому было отдавать приказы, ― не было возможности донести их до исполнителей. С осени 1941 года и до весны 1942-го, пока фронт с огромной скоростью катился на восток и страна предпринимала титанические усилия, чтобы остановить это движение, партизанские отряды в основном действовали на свой страх и риск. Предоставленные сами себе, практически без поддержки из-за линии фронта, они вынуждены были заниматься больше выживанием, чем нанесением врагу существенного урона. Похвастаться связью с Большой землей могли немногие, да и то в основном те, кого организованно забрасывали в немецкий тыл, снабдив и рацией, и радистами.
Зато после появления штаба партизан начали централизованно обеспечивать связью (в частности, начались регулярные выпуски из школ партизанских радистов), налаживать координацию между подразделениями и соединениями, использовать постепенно возникающие партизанские края в качестве базы для авиаснабжения. К тому времени сформировалась и основная тактика партизанской войны. Действия отрядов, как правило, сводились к одному из двух приемов: беспокоящим ударам в месте дислокации или длительным рейдам по тылам противника. Сторонниками и активными исполнителями рейдовой тактики были партизанские командиры Ковпак и Вершигора, тогда как отряд «Победители» скорее демонстрировал беспокоящую.
Но чем занимались практически все без исключения партизанские отряды — так это нарушением коммуникаций немцев. И неважно, делалось это в рамках рейдовой или беспокоящей тактики: наносились удары по железнодорожным (в первую очередь) и автомобильным дорогам. Те, кто не мог похвастаться большой численностью отрядов и особыми навыками, сосредотачивались на подрыве рельсов и мостов. Более крупные отряды, имевшие подразделения подрывников, разведчиков и диверсантов и специальные средства, могли рассчитывать на более крупные цели: большие мосты, узловые станции, железнодорожную инфраструктуру.

Партизаны минируют железнодорожные пути под Москвой. Фото: РИА Новости
Самыми масштабными скоординированными акциями были две диверсионные операции — «Рельсовая война» и «Концерт». И та и другая проводились партизанами по приказу Центрального штаба партизанского движения и Ставки Верховного главнокомандования и были скоординированы с наступлениями Красной армии в конце лета и осенью 1943 года. Итогом «Рельсовой войны» стало сокращение оперативных перевозок немцев на 40%, а результатом «Концерта» — на 35%. Это оказало ощутимое влияние на обеспечение действующих частей вермахта подкреплением и снаряжением, хотя некоторые специалисты в области диверсионной войны считали, что партизанскими возможностями можно было распорядиться иначе. Например, нужно было стремиться выводить из строя не столько железнодорожные пути, сколько технику, которую восстановить гораздо труднее. Именно для этого в Высшей оперативной школе особого назначения было изобретено устройство типа накладного рельса, которое буквально сбрасывало составы с полотна. Но все-таки для большинства партизанских отрядов самым доступным способом рельсовой войны оставался именно подрыв полотна, и даже такая помощь фронту оказывалась небессмысленной.
Подвиг, который нельзя отменить
Сегодняшний взгляд на партизанское движение в годы Великой Отечественной войны серьезно отличается от того, что существовал в обществе лет 30 назад. Стали известны многие подробности, о которых случайно или сознательно умалчивали очевидцы, появились свидетельства тех, кто никогда не романтизировал деятельность партизан, и даже тех, у кого к партизанам Великой Отечественной войны нашелся смертный счет. А во многих ныне независимых бывших советских республиках и вовсе поменяли местами плюс и минус, записав партизан во враги, а полицаев — в спасители родины.
Но все эти события не могут умалить главного — невероятного, неповторимого подвига людей, которые в глубоком тылу врага делали все, чтобы защитить свою Родину. Пусть на ощупь, без всякого представления о тактике и стратегии, с одними винтовками и гранатами, но эти люди боролись за свою свободу. И лучшим памятником им может быть и будет память о подвиге партизан — героев Великой Отечественной войны, которую невозможно отменить или преуменьшить никакими стараниями.

Подпольное движение в годы Великой Отечественной войны

  • Главная
  • Избранное
  • Популярное
  • Новые добавления
  • Случайная статья

Одновременно с вооруженной партизанской борьбой разворачивалась подпольная антифашистская деятельность в городах и других населенных пунктах. Патриоты, которые там остались, несмотря на террор, не давали спуску врагу. Они саботировали хозяйственно — экономические, политические и военные мероприятия захватчиков, совершали многочисленные диверсии.

Именно на это ориентировала директива ЦК КП(б)Б от 30 июня 1941 года «О переходе на подпольную работу партийных организаций районов, занятых врагом». Обращалось внимание на то, что партизанская борьба должна находиться в поле зрения и вестись под непосредственным руководством законспирированных подпольных структур.

Только для организационно-управленческой деятельности в тылу врага было оставлено более 1200 коммунистов, в том числе 8 секретарей обкомов; 120 секретарей горкомов и райкомов партии. Всего же для нелегальной работы в Белоруссии оставалось свыше 8500 коммунистов.

Как и партизанские формирования, возникшее подполье сразу же самостоятельно приступило к диверсионной, боевой и политической деятельности. В Минске уже во второй половине 1941 года подпольщики взрывали склады с оружием и военным имуществом, цехи и мастерские по ремонту боевой техники, продукты питания, уничтожали вражеских чиновников, солдат и офицеров. В декабре 1941 года, во время напряженных боев под Москвой, они осуществили успешную диверсию на железнодорожном узле: итогом ее явилось то, что взамен 90-100 эшелонов в сутки на фронт отправлялось только 5-6.

Оккупационная администрация в Минске получала сведения об активной диверсионно-боевой деятельности подпольщиков Бреста, Гродно, Мозыря, Витебска, Гомеля. В ноябре 1941 г. гомельские подпольщики

Т.С.Бородин, Р.И.Тимофеенко, Я.Б.Шилов заложили в ресторане взрывчатку и мину замедленного действия. Когда там собрались немецкие офицеры, чтобы отметить успехи войск вермахта под Москвой, раздался мощный взрыв. Были уничтожены десятки офицеров и генерал.

На железнодорожном узле в г. Орша эффективно действовала группа К.С.Заслонова. В декабре 1941 года брикетно-угольными минами она вывела из строя несколько десятков паровозов: часть из них была взорвана и заморожена на станции, другие взорвались на пути к фронту. Характеризуя обстановку в прифронтовой полосе, оршанская группа безопасности СД сообщала своему руководству: «диверсии на железнодорожной линии Минск-Орша стали такими частыми, что каждую из них и не опишешь. Не проходит ни единого дня, чтобы не было совершено одной либо нескольких диверсий».

После битвы под Москвой подпольная борьба в городах и населенных пунктах Беларуси активизировалась. Несомненную роль в этом сыграло укрепление связи подполья с населением, партизанскими отрядами и группами, установление связи руководящих подпольных центров с «Большой землей». Подпольщики передавали за линию фронта ценные разведданные, обратно через аэродромы партизанских формирований поступала помощь оружием, минно-взрывной техникой.

Минские подпольщики в 1942 г. основное внимание уделяли массово-агитационной работе среди жителей города, диверсиям, сбору разведданных. Наряду с другими активную деятельность осуществляла в Минске группа подпольщиков-студентов БПИ, впоследствии вошедшая в подпольную организацию, которую возглавлял бывший партийный работник С.А.Романовский. В сентябре 1942 г. члены этой группы студенты БПИ Вячеслав Чернов и Эдуард Умецкий взорвали офицерское казино немецкого авиационного штаба. В результате диверсии было убито и ранено более 30 гитлеровских офицеров-летчиков.

В марте-апреле 1942 г. гитлеровцы нанесли тяжелый удар минскому подполью. Было арестовано более 400 человек, в том числе члены подпольного горкома партии С.Г.Заяц (Зайцев), И.П.Козинец, Р.М.Семенов. 7 мая они в числе других 27 патриотов были повешены. В этот же день были расстреляны еще 251 человек.

Тем не менее минское подполье продолжало действовать. Оставшиеся на свободе члены горкома партии и активисты провели структурную реорганизацию, были созданы 5 подпольных райкомов партии, ряд подпольных групп на предприятиях и в учреждениях. Однако в сентябре-октябре 1942 г. минскому подполью был нанесен еще один удар. Были арестованы сотни патриотов, большинство подвергнуты смертной казни. Среди погибших были секретарь подпольного горкома партии Г.К.Ковалев, члены горкома Д.А.Короткевич, Б.К.Никифоров, к.и.Хмелевский, секретари райкомов П.Е.Герасименко (с семьей), М.К.Коржаневский, И.И. Матусевич, М.А.Шираев, руководители подпольных групп Л.Е.Одинцов, М.А.Богданов, Е.М.Баранов и другие.

Тем не менее подпольщики продолжали действовать. В рядах минского подполья боролись с врагом более 9 тыс. человек, в том числе около 1000 коммунистов и 1500 комсомольцев. За время оккупации в Минске было совершено свыше 1500 диверсий, в ходе одной из них был уничтожен гауляйтер В.Кубе.

В Витебске в 1941-1942 гг. действовало 56 подпольных групп. Одной из них в 1942 году руководила В.З.Хоружая, которая была направлена сюда Белорусским штабом партизанского движения. 13 ноября 1942 года фашисты схватили и после длительных допросов замучили ее, а также С.С.Панкову,

Е.С.Суранову, семью Воробьевых. Посмертно В.З.Хоружей присвоено звание Героя Советского Союза.

Широкий размах приобрело подпольное движение в Осиповичах, Борисове, Бобруйску, Жлобине, Мозыре, Калинковичах, других городах и населенных пунктах Беларуси. Фактически в республике не было ни одной достаточно крупной железнодорожной станции, где бы не действовали патриоты.

Смело и решительно действовали подпольщики на железнодорожной станции Осиповичи. В ночь на 30 июля 1943 г. они совершили одну из самых крупных диверсий второй мировой войны. Руководитель одной из подпольных групп комсомолец Федор Крылович, работая на железнодорожной станции в ночную смену, подложил две магнитные мины под эшелон с горючим, который должен был отойти в сторону Гомеля. Однако произошло неожиданное. Партизаны совершили диверсию на железной дороге и в итоге произошло скопление составов на станции. Эшелон с горючим был переведен в так называемый Могилевский парк, где находились еще три эшелона с боеприпасами и состав с танками «Тигр». После взрыва мин около 10 часов на станции бушевал пожар, который сопровождался взрывами снарядов, авиабомб. В результате операции были полностью уничтожены 4 эшелона, в том числе один с танками, 31 цистерна с горючим, 63 вагоны с боеприпасами.

Подпольная комсомольская организация «Юные мстители», была создана на железнодорожной станции «Оболь» Витебской области весной 1942 г. Возглавила ее бывшая работница витебской фабрики «Знамя индустриализации» комсомолка Ефросинья Зенькова. В состав подпольной группы вошли 40 человек. Молодые подпольщики совершили 21 диверсию, передавали партизанам оружие, медикаменты, разведданные, распространяли листовки. После ареста были замучены до смерти Н.А.Азолина, М.П.Алексеева, Н.М.Давыдова, мать Ефросиньи Зеньковой Марфа Александровна, Ф.Ф.Слышанкова и другие. После войны Ефросинье Зеньковой и Зинаиде Портновой (посмертно) было присвоено звание Героев Советского Союза.

В западной Беларуси также действовали массовые антифашистские организации, созданные по инициативе и под руководством коммунистов, бывших деятелей КПЗБ, других патриотов. В мае 1942 г. на базе подпольных групп Василишского, Щучинского, Радуньского и Скидельского районов был создан «Окружной белорусский антифашистский комитет Барановичской области». Возглавили его Г.М.Картухин, А.И.Иванов, А.Ф.Манкович и Б.И.Гордейчик. К осени 1942 г. под руководством окружного комитета вели борьбу с оккупантами более 260 подпольщиков.

Важная роль в развертывании антифашистского движения в Брестской области принадлежала созданному в мае 1942 года по инициативе членов компартии П.П.Урбановича, М.Е.Криштоповича, И.И.Жижки «Комитету борьбы с немецкими оккупантами». Комитет не ограничивал свою деятельность только Брестской областью, а распространял влияние на ряд районов Барановичской, Белостокской областей.

В Гомеле активную борьбу с врагом вели группы на железнодорожном узле, паровозоремонтном заводе, лесокомбинате и других предприятиях города – всего более чем 400 человек. Их деятельностью управлял оперативный центр в составе Т.С.Бородина, И.Б.Шилова, Г.И.Тимофеенко.

Ни на один день не останавливалась антифашистская борьба в оккупированном Могилеве. Весною 1942 года около 40 групп, более чем 400 человек, объединились в подпольную организацию «Комитет помощи Красной Армии».

Анализ такого исторического явления в период Великой Отечественной войны, как деятельность антифашистского подполья на временно оккупированной немцами территории Беларуси, свидетельствует о том, что подполье с начала и до конца своего существования (а через него прошло 70 тысяч человек) было тесно связано с народными массами, опиралось на их постоянную поддержку. Большую часть белорусских патриотов, принявших участие в партизанском и подпольном движении, составляла молодежь в возрасте до 26 лет. В борьбе с оккупантами участвовала значительная часть населения, представители разных социальных слоев и национальностей. В организации этой борьбы немалую роль сыграли коммунисты, что находились во вражеском тылу и пользовались доверием местного населения. Свидетельством этого является тот факт, что за три года вражеской оккупации в партию непосредственно на оккупированной территории Беларуси вступило более 12,5 тыс. патриотов.

За героизм и мужество 140 тысяч белорусских партизан и подпольщиков награждены орденами и медалями, 88 человекам присвоено звание Героя Советского Союза. Десятки тысяч патриотов отдали свою жизнь за свободу Родины.

Связной для партизан: война глазами десятилетнего ребенка

По данным историков, во время Великой Отечественной войны в составе советских воинских частей и партизанских отрядов воевали более 300 тыс. детей. Одним из них был Аркадий Никоноров. Когда в июне 1941 года немецко-фашистские войска вторглись на территорию СССР, ему было всего 10 лет. Попав в партизанский отряд, мальчишка стал связным и не раз рисковал жизнью ради победы. Выжив в суровых условиях войны, маленький герой дослужился до полковника и даже защитил диссертацию, посвященную маршалу Жукову.

Родился Аркадий Никоноров в Брянской области в многодетной семье, которая часто переезжала по стране — отец мальчика служил в органах госбезопасности.

— У папы был сводный брат Иван, он работал директором совхоза. Перед войной его наградили орденом за успехи в труде. Орденом отметили и вверенное ему хозяйство. Но, как это часто бывало, на директора-орденоносца написали донос и вскоре расстреляли, — рассказал «Известиям» Аркадий Васильевич. — После трагедии с братом, пусть и сводным, мой отец уже не имел возможности продолжать работать в органах. Мы вернулись на малую родину, в Навлинский район Брянской области, где папа устроился счетоводом в лесничество.

После начала войны отца призвали на фронт — он служил политруком в минометной роте.

Фото: из личного архива Аркадия Никонорова Аркадий Никоноров. 1939 год

— Когда советские войска отступали, в нашем доме на Брянщине поселился командир одной из воинских частей, — продолжает Аркадий Васильевич. — Он знал, что отец был чекистом, а теперь воюет комиссаром. Командир говорил матери, что надо эвакуироваться вместе с его подразделением: вдруг придут немцы и в деревне кто-то скажет, что ее муж был чекистом, — расстреляют сразу. Но бабушка не хотела бросать родной дом в Алтухове, а мама опасалась с тремя детьми ехать неизвестно куда.

Так Никоноровы остались на оккупированной территории.

Еще до появления в округе партизан 10-летний Аркадий вместе со знакомым стариком из своей деревни ходил в ближайший лес хоронить советских воинов. Копать было тяжело, но, по его словам, похоронили они около 70 погибших бойцов Красной армии.

С санками за оружием

А потом пришли партизаны. Однажды в центре деревни появился военный в белом полушубке, перепоясанный портупеей и в шапке с красной звездой. Сказал, что он — представитель советского командования, создает партизанский отряд, и приказал собраться всем военнообязанным.

— В Алтухове построилось человек 150, даже с оружием. Полное подразделение, — вспоминает Аркадий Васильевич. — Оказывается, в селе прятались солдаты и офицеры, попавшие в окружение. Фронт ушел далеко вперед, но они затаились и ждали партизан. Немцев в селе не было, а полицаи были. Пили они не просыхая. Так, пьяными, по приказу командира партизан, их и расстреляли.

С появлением партизанского отряда нашлось дело и для деревенских мальчишек, среди которых был Аркадий. Им было поручено собирать оружие и боеприпасы — и того, и другого немало оставалось в брянских лесах, где недавно шли тяжелые бои.

— Мы брали санки, деревянные лопатки, железными копать опасно было, и шли в лес, — вспоминает Аркадий Васильевич. — Там, где находили минометы, попадались также и неиспользованные снаряды, мы их на саночках отвозили и сдавали командиру.

Партизанский отряд «Смерть немецким оккупантам». Во втором ряду второй слева — Аркадий Никоноров. 1942 год

Фото: из личного архива Аркадия Никонорова

Отряд действовал настолько активно, что немцы в Алтухово соваться опасались. Но когда гитлеровцев погнали на Запад, в округе появилась дивизия карателей — с танками и даже бронепоездом. Деревни вблизи железных дорог каратели сжигали дотла. Населению пришлось уйти в лес.

— Семьи партизан жили отдельно, своим лагерем, а партизаны — своим, километрах в 10–15. Связным между этими лагерями был я, — рассказывает Аркадий Васильевич. — У нас старичок был, у него лошадь имелась, и я ее гонял на выпас. Дед всегда клал что-то под седло, я не знал что именно, но когда я приезжал в отряд, лошадь сразу окружали партизаны.

Так продолжалось до ноября 1942-го, пока селение не окружили немцы с полицаями и всех жителей не отправили в концлагерь — включая мать, брата и сестру Аркадия.

— У меня была винтовка, но старик, который снаряжал меня в отряд, сказал: «Не трогай, скажем, что мы мирные жители», — вспоминает историю своего пленения бывший партизан.

Свобода за кольцо

Каждый день в 11 утра прилетал немецкий самолет и бросал на концлагерь одну бомбу.

— Она летит — сначала маленькая, потом всё ближе-ближе… Начинаешь шарахаться, потом взрыв, и человек десять раненых, несколько убитых. Их закапывали прямо в этой воронке. Как самолет начинает тарахтеть, так все к смерти готовились, — рассказывает Аркадий Васильевич.

По его словам, в лагере находились несколько цыганских семей. Одна из цыганок играла на скрипке, и их выпускали на «концерты» для полицаев и немцев. По пути обратно они собирали милостыню, продукты. Маленького партизана мазали сажей, и он тоже ходил в окрестностях лагеря, плясал и собирал еду для своей семьи.

Однажды знакомая бабушки узнала его и за золотое кольцо выкупила семью Аркадия из лагеря. Поселились они в маленькой избушке. Но надолго не задержались: отступавшие немцы прикрывались местными жителями от бомбежек как живым щитом.

Фото: из личного архива Аркадия Никонорова Аркадий Никоноров

Никоноровы решили бежать. Ночью спрятались в яме, утром колонна ушла, а Аркадий с матерью, сестрой и братом выбрались и увидели идущих в поле советских автоматчиков.

— Так для меня, партизанского связника, закончилась война, — завершает свой рассказ Аркадий Васильевич.

В 1946-м был демобилизован его отец, успевший повоевать под Сталинградом, Курском и дошедший до Румынии. Аркадий Никоноров окончил военное училище, стал политработником и дослужился до полковника. Защитил докторскую диссертацию, посвященную деятельности маршала Георгия Жукова. А недавно издал книгу «Маленькие герои большой войны», в которой собрал документальные истории юных героев, сыновей и дочерей полков и партизанских отрядов.

3. Роль партизанского движения

3. Роль партизанского движения

Политическая, экономическая и идеологическая борьба советских людей на оккупированной немецко-фашистскими захватчиками территории имела огромное значение. Но самой важной формой борьбы в тылу вражеских войск была борьба вооруженная — партизанская война. Эта война представляла собой особенно глубокое и яркое проявление животворного советского патриотизма, безграничной преданности народа делу социализма. Партизанское движение свидетельствовало о всенародном характере войны против захватчиков, о несгибаемой воле советских патриотов к свободе и независимости своей Родины.

Главная роль в вооруженной борьбе с врагом принадлежала действиям Советских Вооруженных Сил, партизанское движение выступало как боевой их соратник. Оно внесло свой вклад в победу, имело большое военно-политическое и международное значение. Именно это движение повергло в страх и ужас захватчиков, нигде и никогда не чувствовавших себя в безопасности. Именно это движение привело к тому, что советская земля повсеместно горела под ногами оккупантов, что их возгласом стали панические слова: «Внимание, партизаны!»

Никогда еще многовековая история России не видела такого широкого размаха партизанского движения, как в годы Великой Отечественной войны против немецко- фашистских захватчиков. Советское партизанское движение характеризовалось рядом важных отличительных особенностей. Оно шло снизу, из самой толщи народных масс. Призыв Коммунистической партии к организации партизанского движения, всколыхнувший население оккупированных территорий, был воспринят этим населением как зов его души, как его собственная внутренняя потребность. Именно поэтому так быстро и так широко распространился огонь партизанской войны. Эта война была бы невозможной, если бы партизаны не опирались на широкую народную поддержку. Они были сынами своей родной земли, и эта земля их кормила, одевала, скрывала, нацеливала на врага и вдохновляла на подвиги.

Другая важная особенность советского партизанского движения состояла в его массовости. В партизанской борьбе принимали участие сотни тысяч, его резервы насчитывали миллионы людей. В партизанской борьбе участвовали все слои советского общества: рабочие и колхозники, служащие и интеллигенты, пожилые люди и только что оперившаяся молодежь, коммунисты и комсомольцы, беспартийные. Становясь партизанами, все они в равной степени проявляли высокое сознание своего патриотического долга, высокое мужество, героизм, самоотверженность.

Советское партизанское движение было монолитным, его участники преследовали единые цели, между ними не было и быть не могло каких-либо раздоров. Жалкие потуги кучки предателей-националистов, продавшихся фашистским оккупантам и находившихся у них в услужении, не могли нарушить и не нарушали единство и монолитность партизанских рядов.

Выдающуюся роль в партизанской борьбе сыграли советские женщины. Из их числа вышли смелые партизанки и подпольщицы, прекрасные связистки и медицинские сестры, отважные подрывницы и разведчицы. Воплощением стойкости и мужества, преданности и безграничной любви к Родине стали: разведчица лужских партизан А. В. Петрова; связные Мария Мелентьева и Анна Лисицына; руководительница партийной подпольной группы в Витебске Вера Хоружая и руководительница комсомольской организации на станции Оболь Е. С. Зенькова; активная подпольщица Полтавы Ляля Убийвовк; верная дочь литовского народа Марите Мельникайте и многие другие.

Всенародное, поднявшееся снизу, руководимое и направляемое Коммунистической партией и Советским правительством, партизанское движение разлилось широкой рекой народного гнева. Оно охватило всю оккупированную врагом территорию и превратилось в один из важных политических и военно-стратегических факторов разгрома фашистской Германии и ее союзников в Европе.

Первые партизанские отряды возникли на тех землях, куда после 22 июня 1941 г. ступила нога захватчиков. Это были советские республики Прибалтики, Белоруссия, Украина и Молдавия. В Белоруссии сразу же возникли партизанские отряды Т. П. Бумажкова и Ф. И. Павловского, В. 3. Коржа, М. И. Жуковского, М. Ф. Шмырева, Т. Е. Ермаковича и др. Многие первые партизанские отряды создавались из колхозников той или иной деревни.

Так, поднялись на борьбу колхозники деревни Загалье Любанского района во главе со своим председателем сельсовета, села Домановичи Старобинского района во главе с председателем колхоза и многие другие. Аналогично росли партизанские отряды в Прибалтике и на Украине. Партизанский отряд небольшого украинского городка Путивля возглавил С. А. Ковпак, ставший впоследствии одним из наиболее прославленных партизанских полководцев. Ему было тогда 55 лет.

В партизаны шли люди разного возраста, различных физических возможностей. Комсомолец В. А. Зеболов — студент Московского юридического института — не имел кистей обеих рук, потерянных в результате несчастного случая. Он обратился с просьбой послать его в тыл врага. В ЦК комсомола его усиленно отговаривали: «Но ведь еще никто не прыгал в вашем положении с парашютом». На это Зеболов отвечал: «Но ведь в мире нигде, кроме нашей страны, нет и Советской власти!» Просьба Зеболова была удовлетворена, и он стал замечательным партизанским разведчиком. В партизанский отряд отправилась московская школьница комсомолка Зоя Космодемьянская, вскоре зверски убитая фашистами.

Уже к 1 августа 1941 г. на территории Белоруссии действовал 231 партизанский отряд, летом и осенью было сформировано еще 437.

Партизаны начали активные боевые действия уже в конце июня 1941 г. В июле — августе они стали грозной силой для оккупантов. Только один партизанский отряд М. Ф. Шмырева провел в августе — сентябре 27 успешных боевых операций. Гитлеровское командование поставило в районе действия этого отряда щиты с надписью: «Зона партизан».

Постепенно партизанское движение приобретало боевой опыт, вырабатывало свои приемы борьбы. Партизаны осуществляли внезапные нападения на вражеские гарнизоны в городах и населенных пунктах, обрушивались на колонны войск противника на марше. Они устраивали засады на дорогах, истребляя живую силу и технику оккупантов. Они перерезали шоссейные дороги, взрывали вражеские эшелоны на железнодорожных путях, с успехом вели «рельсовую войну». Удерживая за собой длительное время освобожденную ими территорию, партизаны истребляли фашистскую оккупационную администрацию, парализовали работу вражеского тыла, срывали все экономические и политические мероприятия оккупационных властей. Партизанские отряды взращивали опытных разведчиков, которые доставляли важные сведения для советского командования.

Постепенно партизанские командиры поняли, что умелый и своевременный маневр — важнейшее условие успеха партизанской борьбы. Многие партизанские отряды стали осуществлять смелые длительные рейды по тылам врага. Такой двухнедельный рейд провел в сентябре 1941 г. украинский партизанский отряд С. П. Осечкина. Партизанский отряд, которым командовал И. Ф. Боровик, после успешных действий в тылу вражеских войск под Киевом вышел в конце октября 1941 г. из Малинских лесов и, совершив 600-километровый рейд, вступил в Брянские леса. Подвижностью и маневренностью отличались действия С. А. Ковпака. Партизанские соединения С. А. Ковпака и А. Н. Сабурова в октябре — ноябре 1942 г. совершили более чем 700-километровый рейд по глубоким тылам противника из Брянских лесов до Правобережной Украины. Крупные рейды осуществляли и другие партизанские отряды.

О масштабах действий партизан могут свидетельствовать хотя бы следующие данные. За пять месяцев с начала войны партизаны Белоруссии пустили под откос 597 вражеских эшелонов, взорвали и сожгли 473 железнодорожных и шоссейных моста, уничтожили 855 автомашин, 24 танка и бронемашины, истребили свыше 2220 немецких солдат, офицеров и полицейских.

Важное значение приобрели действия подпольщиков в больших городах. Даже здесь ими были разработаны специфические методы действий. В Минске за время оккупации подпольщики осуществили 1500 диверсий, уничтожили свыше 1600 гитлеровских военных и гражданских чиновников, в том числе главного палача — наместника Гитлера в Белоруссии Вильгельма Кубе. Приговор белорусского народа над палачом привела в исполнение подпольщица Е. Г. Мазаник. Активное участие в проведении этой операции принимали и другие героини Белоруссии — М. Б. Осипова, Н. В. Троян, Н. П. Дрозд.

В самом начале действий партизан установилось успешное их взаимодействие с Красной Армией. В конце января 1942 г. партизаны Московской области во. время глубокого рейда генерала П. А. Белова в направлении г. Вязьмы активно включились в наступление и штурмом овладели г. Дорогобужем. В течение всего наступления советских войск под Москвой партизаны оказывали им большую помощь, нанося удары по противнику с тыла, подрывая его коммуникации и доставляя ценные разведывательные данные. В свою очередь Красная Армия оказывала поддержку партизанам- еще и тем, что предпринимала такие наступательные операции, которые заставляли немецко-фашистское командование свертывать свои операции против партизан.

Возросшее партизанское движение нуждалось в объединенном руководстве. Вот почему 30 мая 1942 г. при Ставке Верховного Главнокомандования был создан Центральный штаб партизанского движения. Главнокомандующим советских партизан стал маршал К. Е. Ворошилов, начальником Центрального штаба — секретарь ЦК КП Белоруссии П. К. Пономаренко. Одновременно были созданы региональные партизанские штабы: Украинский, Брянский, Западный, Калининский, Ленинградский, Карело-Финский. Штабы партизанского движения сыграли огромную роль в развитии этого движения и осуществлении его взаимодействия с советскими войсками. Через партизанские отряды шла с Большой земли все возраставшая помощь советского народа вооруженной борьбе партизан.

Германское командование стало проявлять серьезную озабоченность партизанской борьбой, как только с ней столкнулись его войска, следовательно, с первых дней войны. Уже 25 июля 1941 г. этим командованием был издан приказ о действиях советских партизан. 16 сентября 1941 г. за подписью фельдмаршала Кейтеля как начальника штаба Верховного главнокомандования вооруженных сил Германии вступил в силу новый приказ — «О подавлении коммунистического повстанческого движения». Приказ содержал весьма примечательные признания. В нем говорилось, что «с началом войны против Советской России на оккупированных Германией территориях повсеместно вспыхнуло коммунистическое повстанческое движение», которое доходит до открытых восстаний и широкой войны. Это движение создает «всеобщую неуверенность оккупационных войск». Приказ требовал действовать против партизан с «необычайной жестокостью» и в порядке обязательной директивы провозглашал, что на оккупированных территориях «человеческая жизнь ничего не стоит».

Германское командование предписало войскам применять массовый террор как к партизанам, так и к мирным жителям. Оно ввело круговую поруку населения, бесчеловечную систему заложников и смертную казнь для всех «подозреваемых». 11 ноября 1942 г. Кейтель утвердил «Инструкцию о борьбе с партизанами на Востоке», составленную генералом Йодлем. Эта инструкция, пронизанная опасениями в отношении возможного влияния деятельности партизан на германскую армию, предписывала резкое усиление карательных мер.

Но чем больше свирепствовали оккупанты, тем более разгоралось партизанское движение. Народные мстители, как называли партизан советские люди, стали подлинной грозой для фашистских завоевателей. Генерал Гудериан сетовал, что «партизанская война стала настоящим бичом, сильно влияя на моральный дух фронтовых солдат». Западногерманский идеолог милитаризма Вернер Пихт добавил к этому: «И чем дольше немецкий солдат оставался в этой стране, тем большим адом становилась она для него».

Оценивая общие масштабы действий партизан, необходимо принять во внимание те вражеские силы, которые оттягивались ими с фронта. Эти силы составляли летом и осенью 1942 г. 22–24 дивизии. Но и в ближнем тылу фронтовых соединений приходилось выделять войска для отражения партизанских атак.

В течение 1943–1944 гг. происходил огромный рост партизанского движения, на борьбу с оккупантами поднялись новые десятки тысяч людей. За полтора года (середина 1942 — конец 1943) общая численность вооруженных партизан, несмотря на большие потери в боях, возросла почти в 4 раза — с 65 тыс. до более 250 тыс. (только в тех партизанских формированиях, с которыми поддерживал связь Центральный штаб партизанского движения).

На базе прежних отрядов создавались мощные партизанские соединения. По 3 тыс. человек имели к весне 1943 г. соединения партизан Украины: Житомирское под командованием А. Н. Сабурова и 3. А. Богатыря, Холмское под командованием Н. Н. Попудренко и С. М. Новикова, черниговское «За Родину», а также соединение под командованием Н. М. Таранущенко и К. А. Таранюка.

Рост военного производства в стране позволил значительно улучшить материально-техническое снабжение партизан в первую очередь вооружением, боеприпасами, взрывчатыми веществами, средствами связи. Со многими партизанскими соединениями и отрядами были установлены систематическая радиосвязь и воздушное сообщение с посадкой самолетов на партизанской земле.

Растущее значение приобретали партизанские рейды. Украинское партизанское соединение М. И. Наумова и И. Е. Анисименко совершило зимой 1943 г. рейд протяженностью 2 тыс. км и первым вышло на территорию южной Украины. Сумское партизанское соединение проникло еще дальше — в Прикарпатье, пройдя по тылам противника около 2 тыс. км. Успешно прошел дальний рейд Белостокского партизанского соединения.

Партизаны наносили все более сильные удары по фашистам, успешно уходя от их карательных экспедиций. Крупная экспедиция была предпринята германским командованием в декабре 1942 и январе 1943 г. против партизан Клетнянских лесов. Все усилия карателей оказывались тщетными: партизаны наносили им большие потери и успешно уходили на новые места, оставаясь хозяевами Клетнянских лесов. В январе — марте 1943 г. гитлеровское командование предприняло карательную экспедицию против партизан Калининской области и ряда районов Белоруссии. Партизанам пришлось вступить в тяжелый бой с превосходящими силами противника. По указанию Центрального штаба партизанского движения все находившиеся поблизости отряды и соединения предприняли совместные действия, завершившиеся поражением карателей. Столь же плачевно для гитлеровцев закончилась и крупная их операция из района Освея (Белоруссия) против белорусских и латышских партизан. Против карателей по указанию Центрального штаба успешно действовали под единым командованием калининские, белорусские и латышские партизаны. В то время как основные силы партизан занимали прочную оборону, с успехом удерживая свои позиции, по тылу карателей нанес серьезный удар латышский отряд В. П. Самсона. После войны на стыке трех границ советских республик был воздвигнут «Курган дружбы» в память боевого содружества и нерушимой сплоченности русских, белорусских и латышских партизан в совместной борьбе против общего врага.

Одна из самых крупных операций гитлеровского командования против партизан была осуществлена в западных районах Белоруссии в начале июля 1943 г. Эта операция проводилась силами 50 тыс. немецких солдат и офицеров под командованием генерал-майора полиции фон Готтберга. После 35-дневных напряженных боев каратели были вынуждены покинуть Ивенецко-Налибокскую пущу, ставшую местопребыванием партизан.

Расширялись масштабы «рельсовой войны», которая начала выливаться в единовременные удары по железным дорогам на обширной территории. Первый такой концентрированный удар был нанесен партизанами в июле — августе 1943 г. За несколько дней было подорвано свыше 133 тыс. рельсов, что составляло около 800 км железнодорожного пути в одну колею. Второй такой удар под кодовым наименованием «Концерт» был нанесен во второй половине сентября 1943 г.

Укреплялось взаимодействие партизан с Красной Армией. Удары по коммуникациям врага приурочивались к наступательным операциям советских войск. Партизанские соединения и отряды помогали советским воинам преодолевать водные рубежи. Во время битвы за Днепр партизаны подготовили и передали Красной Армии 25 переправ. Они принимали активное участие в штурме ряда городов и укрепленных районов противника (Речица, Ельск, Черкассы, Знаменка и др.). В ряде случаев партизаны самостоятельно освобождали и удерживали до подхода Красной Армии города, районные центры и села (Новошепеличи, Овруч, Наровля и др.). С выходом Красной Армии в места базирования крупных партизанских соединений взаимодействие становилось еще более прочным и играло еще большую роль.

Глубокое сознание советскими партизанами своего интернационального долга способствовало включению в ряды партизанских борцов с фашизмом доблестных представителей народов других стран. Еще поздней осенью 1941 г. ефрейтор гитлеровской армии Фриц Шменкель покинул свою часть и вступил в советский партизанский отряд «Смерть фашизму», действовавший на территории Смоленской области. В составе этого отряда он длительное время сражался против гитлеровских полчищ за Советскую и свою немецкую родину. Весной 1943 г. на территории Житомирской и Ровенской областей был сформирован польский партизанский отряд, а затем польское партизанское соединение. В сентябре 1943 г. в Черниговско-Волынском партизанском соединении была образована польская партизанская бригада имени Ванды Василевской.

В мае 1943 г. из группы солдат и офицеров словаков, перешедших на сторону партизан, был создан словацкий партизанский отряд под командованием Яна Налепки. В ноябре того же года этот отряд принял участие в боях за г. Овруч, который в помощь наступавшим советским войскам атаковало Житомирское партизанское соединение. За отвагу и особые заслуги в развитии партизанского движения на Украине Яну Налепке, павшему в бою за Овруч, было присвоено звание Героя Советского Союза.

В боях с врагами советские партизаны накопили замечательный боевой опыт, выковали кадры подготовленных и знающих командиров, бесстрашных бойцов и превратились в грозную для врага силу. В тесном взаимодействии с Красной Армией партизаны предпринимали обширные и сложные операции, имевшие большое значение для хода войны. Партизанское движение в тылу врага стало важным фактором стратегического значения, который всесторонне учитывался Советским Главнокомандованием при планировании и проведении наступательных операций.

Не будучи в состоянии подавить партизанское движение, гитлеровцы вымещали злобу на отдельных партизанах, попавших в их руки. Они зверски расправились с тяжелораненым коммунистом М. Гурьяновым, комсомольцами Шурой Чекалиным, Лизой Чайкиной и тысячами других. Но ничто не могло сломить мужество народных мстителей, их веру в победу правого дела.

В дни, когда завершалось освобождение территории СССР от оккупантов, партизаны нанесли врагу ряд мощных ударов. Большая армия белорусских партизан принимала самое активное, разнообразное и инициативное участие в боях по освобождению Белоруссии. За три дня до начала Белорусской операции Красной Армии партизаны нанесли один из самых мощных ударов «рельсовой войны». За одну ночь в канун советского наступления они взорвали свыше 40 тыс. железнодорожных рельсов, парализовав работу железных дорог в тылу врага. Немецкое командование испытывало большие трудности с коммуникациями, не могло быстро перегруппировывать свои силы и подтягивать резервы. Партизаны господствовали на обширных территориях и по дорогам, которые они контролировали, выводили советские войска в тыл противника, помогая окружать крупные его группировки.

Все более расширялась братская помощь советских партизан своим друзьям и братьям в оккупированных странах Европы. В вооруженной борьбе народов оккупированных стран активно участвовали многие тысячи советских людей, заброшенных за рубеж перипетиями войны. Большинство из них составляли солдаты и офицеры, бежавшие из немецких концентрационных лагерей. Советские люди, даже оказавшись вдалеке от Родины, считали своим священным долгом участвовать в борьбе против общего врага. Своим героизмом и самоотверженностью они снискали себе любовь и уважение боевых друзей и населения Польши, Чехословакии, Югославии, Франции, Бельгии, Италии, Норвегии и ряда других стран.

На польской земле первые советские партизанские отряды возникли из людей, бежавших из гитлеровского плена. Это были отряды имени Чапаева, «Победа», имени Щорса, «За свободную Родину», имени Котовского. Действовали они в тесном единении с польскими партизанами, с Гвардией Людовой. Примером боевого содружества стал тот отпор, который был дан Гвардией Людовой при поддержке советских партизан немецким карателям в Парчевских лесах. Оккупанты, несмотря на их численное и материальное превосходство, были обращены в бегство.

С течением времени в соседние страны Восточной и Юго-Восточной Европы перенесли свои операции партизанские отряды, ранее действовавшие на оккупированной немцами территории Советского Союза. Сражаясь плечом к плечу с патриотами Польши, Чехословакии и других стран, они приняли непосредственное участие в освобождении этих стран от немецких захватчиков.

В Польше совместно с польскими партизанами сражалось в общей сложности свыше 80 советских партизанских формирований. Наибольший размах совместные действия советских и польских партизан приобрели с весны 1944 г., когда на широком фронте от Бреста до Львова на территорию Польши вышли Первая украинская партизанская дивизия под командованием П. П. Вершигоры, партизанские соединения и отряды И. Н. Банова, В. А. Карасева, Г. В. Ковалева, М. Я. Неделина, В. П. Полиха, Н. А. Прокопюка, С. А. Санкова, В. П. Чепиги, Б. Г. Шангина, И. П. Яковлева.

В течение июля — августа 1944 г. несколько советских партизанских отрядов из Восточной и Южной Польши прошло в Словакию: бригада В. А. Карасева, соединения М. И. Щукаева, В. А. Квитинского, отряды С. А. Манцева, имени Пожарского и др. Кроме того, во второй половине 1944 г. в Словакию были переброшены 53 организаторские группы. Из этих групп выросли крупные словацкие партизанские формирования. Так, группа капитана А. С. Егорова, насчитывавшая в момент высадки 22 человека, через неделю уже выросла до 850 человек, а в дальнейшем до 5 тыс., среди которых были люди 22 национальностей.

Советские партизаны приняли активное участие в Словацком народном восстании — одной из самых героических и славных страниц патриотической борьбы народных масс Чехословакии.

В середине 1944 г. во Франции действовали 32 советских партизанских отряда, насчитывавшие 1440 человек. Кроме того, по неполным данным, 900 советских граждан сражались во французских партизанских отрядах. Славный сын советского народа В. В. Порик стал национальным героем Франции. «Кровь советских партизан, оросившая французскую землю, — писал один из руководителей французского Сопротивления, Г. Ларош, — самый чистый и самый прочный цемент, навеки скрепивший дружбу французского и русского народов».

На территории Бельгии действовало несколько партизанских отрядов, состоявших из советских людей. Самым крупным формированием советских партизан была здесь бригада «За Родину».

Советские люди активно действовали и в рядах партизан Италии. По словам итальянского историка Батталья, «без всяких колебаний присоединялись к партизанскому движению бывшие военнопленные Советской Армии, начиная от тех неизвестных солдат, которые подняли сигнал к восстанию и сами погибли в бою в районе Санта-Мария Капуа Ветере, до более известных людей, оставивших по себе долгую память». Вместе с итальянскими партизанами сражалось не менее 5 тыс. советских людей. Из них состояло и несколько партизанских батальонов: «Русский ударный» в провинции Людена, грузинский в Валь д’Оссола, имени Кирова в районе озера Гарда, имени Чапаева и имени Сталина во Фриули.

Неувядаемой славой покрыл себя в эти дни русский батальон в Эмилии.

Рязанский колхозный кузнец Федор Полетаев и грузинский колхозник Фора Мосулишвили из Кахетии стали национальными героями Италии. В официальном документе итальянских партизан говорится о Ф. А. Полетаеве: «Он был огромный, как дуб, настоящий Геркулес, добрый и смелый. Он был самый лучший из нас». На памятнике, поставленном итальянской общественностью на месте гибели героя-партизана Николая Буянова, написано: «Свобода не имеет границ».

Среди братских могил партизан в Ардеатинских пещерах, вблизи Рима, на саркофаге № 329 фамилия героя— «Кулишкин Алексей». Но русский моряк с эсминца «Сильный», участник партизанского движения в Италии Алексей Афанасьевич Кубышкин не был расстрелян гитлеровцами, как решили его итальянские друзья, которые, не найдя трупа героя, символически установили саркофаг в его память.

Героическая борьба советских воинов и партизан была вдохновляющим примером для всего движения Сопротивления.

Общий итог деятельности советских партизан за все время Великой Отечественной войны весьма внушителен: ими было уничтожено, ранено или взято в плен 1,5 млн. гитлеровских солдат, офицеров, чиновников оккупационного аппарата и их пособников из числа предателей, произведено более 20 тыс. крушений вражеских поездов, уничтожено или выведено из строя 2300 танков и бронемашин, 1100 самолетов, более 65 тыс. автомашин. Но никакими цифрами нельзя измерить ни тот моральный урон, который нанесли партизаны немецко-фашистской армии, ни то огромное вдохновляющее воздействие, которое они оказывали на население оккупированных советских земель, ни их роль в еще большем сплочении всего советского народа в дни войны.

В одном из выделенных ниже слов допущена ошибка в образовании формы слова. Исправьте ошибку и запишите СЛОВО правильно.стать БОЛЕЕ РАЗГОВОРЧИВЫМ / с ДВЕ ТЫСЯЧИ ВОСЬМОГО года / килограмм АПЕЛЬСИНОВ / отряд ПАРТИЗАН / вдоль ПОБЕРЕЖЬЕВ / подписанные ДОГОВОРЫ / КЛАДИТЕ аккуратнее / пара ЧУЛОК / ШОФЁРЫ устали / РАЗОЖЖЁМ костер / ПРИЛЯГТЕ на кушетку / двое НОСКОВ​

перешел в ночь, принесшую долгожданную прохладу.  3) Она не любила чтобы к ней приходили в старый дом, который стоял на отшибе и наполовину развалился. 15.Укажите, на месте каких цифр должны стоять запятые, отделяющие простые предложения в составе сложного: Дождь сегодня был таким разным (1) и капли неизменно стучали по крышам домов (2) а по карнизам неслись (3) то ледяные струи (4) то тоненькие ручейки (5) напоминавшие собой серебряные нити.  1) 2, 4, 5  2) 1, 3, 4, 5  3) 1, 2, 4, 5 4) 1, 2, 4 16.Установите соответствие: 1) Да (=и) 2) либо 3) будто 4) Да (=но) 5) то…, то 6) едва 7) если 8) что А) соединительный Б) противительный В) разделительный Г) целевой Д)сравнительный Е)временной Ж)условный З)изъяснительный И)причинный 17.Укажите сложноподчиненное предложение. А) Кружась легко и неумело, Снежинка села на стекло. Б) Прозрачный лес один чернеет, И ель сквозь иней зеленеет. В) Яблони в саду погибли, потому что мыши объели зимой кору. Г) Горят вечерние звезды, и месяц ласково заглядывает в моё окно. 18.Почему выделенное слово в данном предложении является союзом? До отправления поезда оставалось ещё два часа, на станции было тихо И темно. 1) связывает слова в словосочетания 2) связывает однородные члены предложения 3) связывает части сложного предложения 4) вносит различные значения, эмоциональные оттенки 19.Укажите предложение с пунктуационной ошибкой. 1) Листья кружатся, а ветер всё сильнее налетает и гудит. 2) Ночь подошла, и стала на пороге. 3) Чтобы много знать, надо мало спать. 4) Вдруг мы увидели, как жаворонок резко изменил направление полёта. 20.Укажите правильное объяснение постановки запятой или её отсутствия в предложении: Безветрие ( ) и всё небо залито синевой. 1) Простое предложение с однородными членами, перед союзом И запятая не нужна. 2) Сложносочинённое предложение, перед союзом И запятая не нужна. 3) Сложносочинённое предложение, перед союзом И нужна запятая. 4) Простое предложение с однородными членами, перед союзом И нужна запятая. 21.В каком предложении выделенное слово пишется слитно? 1) ЧТО(БЫ) мне почитать о космосе? 2) Учитель похвалил нас ТАК(ЖЕ), как и родители. 3) Она выглядела ТАК(ЖЕ) хорошо, как и накануне. 4) Эта дверь ТАК(ЖЕ) была открыта. 22.Что объединяет все три союза: как — так и, не то — не то, как будто? Они относятся к… 1) сочинительным 2) подчинительным 3) простым 4) составным 23.Укажите предложения, в которых выделенные слова – союзы и пишутся слитно. 1) Молодые сыны его то(же) оглядывали себя. 2) Я благодарил друга за(то), что он мне помог. 3) Было холодно, при(том) и тучи появились. 4) Он узнавал время по(тому), как двигалось солнце. 24. В каком предложении оба выделенных слова пишутся слитно? 1) (По)скольку я не имел понятия о том, что(бы) могло изменить ситуацию к лучшему, я решил ничего не предпринимать 2) Что(бы) ни случилось, Сергей не оставит товарища в беде, (по)этому я его уважаю 3) Мы то(же) отдыхали на Кавказе, (по)этому так хорошо знаем эти места. 4) Так(же), как и все, я должен был признать: (по)этому пути пройти было невозможно. 25. Раскрой скобки, запиши. Я не пошёл в школу за(то) занимался дома. Спрячь меня за(то) дерево, и не найдут. Что(бы) придумать такого? При(том) письме было много фотографий. Что(бы) быть отличником в учёбе, нужно очень много трудиться. От(того) что мне было грустно, я не пошел на выставку. Пожалуйста помогите!! Спасибо! 🙂 🙂