Панджшерское ущелье в афганистане

Об идее «путеводителя из прошлого» мы уже говорили. Зачем простому российскому путешественнику надо было ехать в Афганистан, тоже вроде понятно. Благо описаний страны — как столицы, так и провинции — в моём опусе достаточно. Сегодня расскажу ещё о двух интереснейших уголках — Панджшере и Нуристане. Как честно предупреждал раньше, в основу рассказа лягут две старинных поездки — 2004 и 2005 года.
Итак, ПАНДЖШЕР
Под этим именем (в переводе с дари означающим «Пять львов») известно ущелье одноимённой горной реки на северо-востоке Афганистана, населённое таджиками-панджшери и богатое лазуритом и изумрудами.

Чётки из афганского лазурита. Кабул, ноябрь 2004 года.
Панджшер — это родина и бывшая «вотчина» Ахмад-Шаха Масуда — крупного полевого командира времён войны с советскими войсками и лидера антиталибского Северного альянса. В административном отношении Панджшер – небольшая горная провинция без единого города, созданная в апреле 2004 года из восточных районов провинции Парван.
Чтобы смотаться туда из Кабула и вернуться обратно, хватит и одного дня. Впрочем, если вы собираетесь немного пожить в Панджшере ради съёмки или зарисовок, этим советом можно и нужно пренебречь.

Автор с бывшими соратниками Масуда у его гробницы. Октябрь 2004 года.
Как добраться. Собственно дорога в Панджшер начинается в городке Джабаль ус-Сирадж (местные говорят «Джабуль-Сирадж»), что в 75-80 км от Кабула по дороге в Мазари-Шариф. В Джабуле сразу после моста сворачивайте в сторону башни, у подножия которой стоит щит с портретом Масуда. (На кадре внизу башня заметна вдали, справа от шоссе.) Оттуда начинается грунтовка хреновейшего качества. Именно она вам и будет нужна.

Джабаль ус-Сирадж, октябрь-2004.
Если вы решили посетить мемориал «Панджшерского льва» самостоятельно, без делегаций и проводников, не надейтесь на карту — ни на одной из них мемориал ещё не обозначен. Просто скажите водителю «зьярат-э Масуд», и никто ничего не перепутает.
По пути вы сперва попадёте в большое селение Гульбахар («Весенние Цветы») в пяти верстах от Джабуль-Сираджа.

Панджшер. Строящаяся мечеть в Гульбахаре. Октябрь 2004 года.
Спустя минут 20 после «Весенних Цветов» будет полицейский пост с небольшой аркой и воротами, где похожие на партизан служивые любят записывать иностранцев в регистрационную тетрадку. Дальше на пути встретятся кишлаки Заманкул, Анава, Руха и Порох (ударение во всех названиях — на последнем слоге).
Что посмотреть. Здешний пейзаж напоминает горный Дагестан: похожие хребты с посеребрёнными вершинами и почти идиллические виды на селения-«ульи», на горную речку и квадраты полей…

В Панджшере. Октябрь-2004.
…с той разницей, что концентрация мёртвой бронетехники на обочинах панджшерских дорог неизмеримо выше, чем на Кавказе в конце 90-х. Да и мин на горных тропах и обочинах дорог там могло остаться без счёта, особенно в окрестностях Рухи и Анавы, где стояли советские гарнизоны.

Панджшер, октябрь-2004.
Второе зримое различие — панджшерские дома. В отличие от дагестанских у них нет застеклённых веранд и сторожевых башен, да и по форме они напоминают пьедесталы почёта. Строят эти «пьедесталы» всё больше из необожжённой глины вперемешку с соломой, а не из камня, как на родине Расула Гамзатова.

Трястись по ухабам и считать серпантины на всём почти 60-километровом пути вы будете полтора-два часа, и то если едете на легковой машине. На автобусе получится от трёх часов и больше. Если путешествуете не автостопом, такси от Джабуль-Сираджа до мемориала будет стоить сотню «карзаек» (~$2,2). Именно сотню, а не в пять раз больше, как может попросить не в меру предприимчивый хозяин какой-нибудь старенькой «Волги».
Мемориал-гробница Масуда (белая цилиндрическая постройка с зелёным шлемовидным куполом) стоит на возвышении у Джангалака — родного села Ахмад-Шаха — и селения Хониз.

Ночью на холме наверняка включают подсветку, подобную той, что вы не раз встретите на афганских бензоколонках.

Рядом с гробницей притулился другой «архитектурный ансамбль»: домик смотрителей, маленький киоск с книгами про Масуда (на дари), остов БМП, используемый как сарай для дров, и подбитый танк Т-34, когда-то принадлежавший армии Демократической Республики Афганистан.

Зайти внутрь, чтобы увидеть последний приют «Панджшерского льва», может любой человек независимо от того, мусульманин он или нет. Для этого необходимо разуться, как перед входом в мечеть. Фотографировать внутри можно. Для разношёрстных официальных делегаций, которые толпятся здесь каждое 9 сентября — в годовщины гибели Масуда, придумали книгу посетителей, совсем как в музее.

Гробница Ахмад-Шаха Масуда до реконструкции. Октябрь 2004 года.
С холма Масуда открывается потрясающий вид на уже упомянутый Хониз и долину кишлака Бозорак (административный центр провинции)…

Панджшерское ущелье, вид на северо-восток от гробницы Ахмад-Шаха Масуда. Октябрь 2004 года.
…откуда в теснины Гиндукуша уходит грунтовая дорожка на город Файзабад — когдатошняя «духовская тропа» по берегу реки Кокча, мимо красивого горного озера Анджуман. Очевидно, сейчас сия дорога тоже не пустует и машины по ней ходят, хотя, наверное, нерегулярно и не на всём протяжении. Скорее всего, дальнобойщиков, идущих в Файзабад насквозь через Панджшер, нет, а рейсового транспорта — и подавно. На попутках придётся ехать от селения к селению, проводя больше времени в гостях, чем в дороге.

В Панджшере. Октябрь 2004 года.
В начале сентября 2005 г. путешественники Антон Кротов a_krotov и Олег Моренков первыми из россиян ответили на этот вопрос, пройдя всё Панджшерское ущелье до перевала Анджуман (4450 м) и спустившись по долине реки Кокча. Спустя несколько дней, которые парни шли пешком и ехали на лошадях, они уехали в Джурм, потом в Бахарак и Ишкашим, откуда переправились в Таджикистан.

Афганистан, центр и юг. Карта из путеводителя Nancy H. Dupree. An Historical Guide To Afghanistan. — Kabul, 1977.
НУРИСТАН
Горная историко-этнографическая область более чем в трёхстах километрах к северо-востоку от Кабула, первоначально известная как Кафиристан («Страна неверных»).
Нынешняя провинция Нуристан — одно из четырёх афганских административных образований (наряду с провинциями Дайкунди, Панджшер и Сари-Пуль), появившихся на карте в 2004 году. «Выкроенная» из северных районов Кунара и Лагмана, нуристанская провинция делится на шесть районов: Барги-Маталь, Вайгаль, Вама, Камдеш, Мандуль и Нуристан. На севере провинция граничит с Бадахшаном, на юге — с Лагманом, на западе — с Панджшером и на востоке — с пакистанской Северо-Западной пограничной провинцией (с 2010 года – Хайбер-Пахтунхва).

Нуристанская деревня. С открытки, изданной в Афганистане. Сентябрь 2005 года.
Аборигены этих труднодоступных земель — языческие племена ашкуни, вайгали, кати, прасун и др. — лишились родной веры около века назад, в результате похода кабульского эмира Абдуррахмана в 1895 году. Сегодняшние нуристанцы — потомки уцелевших после войны с «железным эмиром» — исповедуют ислам, носят мусульманские имена и одеваются вполне по-мусульмански.
Последние необращённые язычники — дардский народ калашей — остались лишь на территории бывшей Британской Индии, в трёх долинах близ города Читрал, куда не мог дотянуться Абдуррахманов меч.

В гостях у калашей, долина Бирир под Читралом (Пакистан). Март 2010 года.
В целом нуристани весьма интересны — и в плане внешности (немало рыжих и шатенов с европейскими чертами лица), и в плане языкового разнообразия (едва ли не в каждой долине своё наречие), и в плане бытовой культуры.
В 1950-60-е годы Нуристан с его нетронутой природой и загадочными племенами был популярен среди зарубежных этнографов и туристов-горников. Один из них, Эрик Ньюби, в своё время написал об этом книгу под названием «Прогулка по Гиндукушу» (Eric Newby. A Short Walk In the Hindu Kush). Сейчас это одна из беднейших областей страны. Туристы и гуманитарщики-иностранцы предпочитают не показываться здесь из-за нестабильной обстановки — нередко талибы делают вылазки через границу и, «напакистанив» правительственным войскам, уходят обратно на восток.
С афганской стороны граница практически не охраняется — лишь редкие посты с редкими солдатами. По этой причине пограничники постараются «отфильтровать» вас ещё на подъездах к Нуристану, где-нибудь в восточной части Кунара. Даже если вы не пакистанец и с визой у вас всё в порядке.

Пограничный пост на границе Афганистана с Пакистаном. Крайний слева человек — вайгалец из Нуристана. Селение Дукалам, провинция Кунар. Сентябрь 2005 года.
Каких-либо пропусков на посещение Нуристана не существует, но военные всё равно придумают препятствия для путешественника. «Мистер, там в каждой деревне бандит на бандите» (что сомнительно. — Авт.), «мистер, в Нуристан даже американцы не заглядывают» (истинная правда, ибо медвежий угол), а посему… «мистер, не ездите дальше, будьте нашим гостем» (чревато колоссальнейшей потерей времени).
Скорее всего, эти предостережения имеют под собой основание, но вряд ли являются истиной в последней инстанции. Если путешественнику найти проводника, одеться по-местному и вообще мало выделяться из общей картины… В общем, не сочтите за рекламу маршрута, но — задумайтесь!
Как добраться. Прямого транспортного сообщения Нуристана с Кабулом нет, поэтому добираемся на перекладных: сначала проезжаем отрезок Кабул – Джелалабад, затем Джелалабад — Асадабад, потом Барикот – Дукалам и, наконец, Дукалам – провинция Нуристан.
Выехав из кабульского района Картэ-Нау, часов через пять вы будете в Джелалабаде, скорее всего на Кабульской автостанции («Кабул ада»), что в южной части этого весёлого пуштунского города.

В Джелалабаде. Сентябрь-2005.
Теперь либо устраивайтесь на ночлег, либо, если ещё не темно, топайте или поезжайте на моторикше к мосту Бехсуда («Пули Бехсуд») и ловите там машину как минимум на 100 км (2-3,5 часа пути) — до Асадабада, центра опять же пуштунской провинции Кунар.
Асадабад (по-старому — Чигасерай) – неинтересный захолустный городок, в котором не бывает иностранных туристов и публичного интернета. Из «архитектурных памятников» вспоминается только американская военная база с высоченным забором и спиралевидной «колючкой». В целом Асадабад примечателен немногим — цивильной гостиницей «Green Insaf» да стоянкой такси в районе Кирхала, что за мостом через речку Печдара.

На восточной окраине провинции Кунар. Сентябрь 2005 года.
Легковые такси в тех местах — единственный вид общественного транспорта. Маршруток и тем более автобусов здесь нет и в помине – всё-таки это атрибут нормальных дорог, вроде Кабул — Кандагар или Кабул — Мазари-Шариф. Запихнувшись шестым пассажиром в асадабадское такси, вам предстоит трястись ещё 80 км по каменистой грунтовке вдоль реки Кунар, в направлении Асмар — Баргам — Нарэй — Барикот (около четырёх часов пути, $4 в «калдаровом» эквиваленте).

Американский военный вертолёт над Кунаром. Сентябрь 2005 года.
После Асмара (примерно 1,5 часа, правый отворот на Пакистан) дорога убита настолько, что даже привычные ко многому «Тойоты-Короллы» скребутся брюхом о камни и испуганно вжимаются в скалы, уступая путь дальнобойщикам на неуклюжих грузовиках-«шашпаях». В общем, дорога, по «качеству» вполне сравнимая с панджшерскими.
В Нарэе (~3,5 часа пути) — последняя на этой дороге афгано-американская военная база и чисто афганский блок-пост, на котором пассажиров просят выйти из машины для досмотра. У иностранца могут снять копию с паспорта и для порядка попугать его талибами.

Флаг Афганистана на военной базе в Нарэе. Американский решили не вывешивать — видимо, чтобы не раздражать местных. Сентябрь 2005 года.

Старшина афганской армии. Сентябрь-2005.
В паре километров от Барикота, на противоположном берегу реки Читрал, симпатичный кишлак Дукалам с пограничным базаром и тремя-четырьмя бесхитростными гостиницами по доллару за ночь.

Продавцы сладостей в Дукаламе (провинция Кунар), сентябрь 2005 года.
С крыши любой из них без всякой оптики можно наблюдать за церемонией подъёма-спуска зелёного знамени с полумесяцем. Так Исламская Республика Пакистан ежеутренне и ежевечерне шлёт привет соседям с пограничного поста «Аранду» — такого же деревенского, как и у афганцев.
Этнографам будет интересно узнать, что афганские селения Дукалам, Барикот, Нарэй и Сау, а также пакистанское Аранду (на некоторых картах — Арнавэй) населяют уже не пуштуны, а народ кохистани, которые говорят на своём языке, а с другими народами общаются на пушту. По одежде взрослые кохистанцы неотличимы от представителей соседних народов, только мальчишки щеголяют в таблеткообразных тюбетейках из однотонного бархата с цветочками из бисера.
На маленьком дукаламском базаре днём всегда есть транспорт до любого селения восточного Нуристана, от ближнего Каму до удалённого Барги-Маталя. Почему это сплошь вездеходные «Тойоты Хайлюкс», вы поймёте, когда вперемешку с аборигенами завалитесь в кузов и поедете считать кочки на нуристанских дорогах. «Хайлюксы» тут властвуют безраздельно, остальные машины для здешних «трофи» либо чересчур упитанны, либо слишком нежны.

Кунар. На подступах к Нуристану. Сентябрь-2005.
На крупных острых камнях читаются две едва продавленные колеи; машина едет, не в силах разогнаться быстрее десяти, максимум пятнадцати километров в час, камни скрежещут под её тяжестью. Вокруг — зелёные, совсем не пыльные горы, а внизу ревёт и пенится река. Кое-где она успела «слизнуть» куски проезжей части, и людям пришлось сооружать аварийные участки, нагромождая новые массы камней и для надёжности подпирая их брёвнами.

Дорога от Дукалама на северо-запад ведёт в восточные районы Нуристана. Через 10 км появится село Гавардеш, через 15 — правый отворот на Базгаль, через 20 — правый отворот на Питигаль, а через 23 — правый отворот на Сарет.
В 25 км от Дукалама находится деревня Каму. Слева от дороги, чуть вверх в горы — офис неправительственной афгано-британской организации «AfghanAid», на данный момент первых и единственных «гуманитарщиков» в Нуристане, и гостиница «Захир Шах», когда-то принадлежавшая Афганской туристской организации. Гостеприимные сотрудники «AfghanAid» — как нуристанцы, так и парни из других провинций — прилично говорят по-английски и расскажут вам о местных реалиях гораздо объективнее, чем вояки.
Простых же людей порасспрашивать будет труднее — для этого нужно хоть чуть-чуть говорить на пушту, который нуристанцы используют как язык межнационального общения.
Деревня Каму находится примерно в полукилометре от офиса «AfghanAid», после трудного подъёма по тропе из валунов.

В той маленькой круглой долине прекрасно растут просо, кабачки, виноград, грецкий орех, абрикосы и замечательные зелёные гранаты с прозрачными зёрнышками. С западной и восточной стороны долину Каму огораживают голые скалы, к которым в несколько ярусов лепятся плоскокрышие жилища из дерева и глины, каких больше нет во всём Афганистане.

Деревня Каму, провинция Нуристан. Сентябрь 2005 года.
Для залезания на крышу используется нуристанский вариант лестницы — похожая на стиральную доску длинная плаха с зазубринами, вытесанными на широкой части:

Доски, из которых построен дом, нередко украшают затейливыми резными узорами. Чаще всего встречаются солярные знаки:

Гулять, не боясь мин, можно везде – их нет ни в деревне, ни в окрестностях.
Сельчане — и взрослые, и дети — живут в первобытной простоте и доброте: они совершенно миролюбивы, открыты и любознательны. Через пять минут после первого «Салам алейкум!» они запросто зовут гостя в дом и угощают не спрашивая имени. При виде фотоаппарата девочки с весёлым визгом разбегаются врассыпную, зато мальчишки фотографируются — просто хлебом не корми!

Селение Каму, провинция Нуристан. Сентябрь 2005 года.
Ни электричества, ни базара в Каму нет, большинство людей живут натуральным хозяйством. Женщины собирают хворост в плетённые из лозы конусообразные корзины, которые носят за плечами.
Чайханы, столь привычного на мусульманском Востоке заведения, здесь не найти. Ближайшая школа — в районном центре Камдеш в пяти километрах по берегу реки, дети ходят туда пешком.
Деревенская мечеть выглядит нетипично. Это украинского вида белёная хатка с четырёхскатной крышей, без каких бы то ни было куполов. Минаретов тоже нет — голос муэдзина с крыльца этой «хатки» и без них отлично слышен в каждом доме.

В следующей, заключительной серии постараюсь вспомнить всех российских путешественников, побывавших в Афганистане в первые годы после свержения талибов.
Рассказы из тех же поездок:
Афганские чётки, часть первая.
Афганские чётки, часть вторая.
Афганские чётки, часть третья.
Афганские чётки, часть четвёртая.
Афганские чётки, часть пятая, заключительная.

Пятый Панджшер. Май 1982

12 июня1982 года, когда в кишлак Руха в Панджшерской долине вошел 177-й отдельный отряд специального назначения ГРУ ГШ, завершилась широкомасштабная операция против отрядов известного полевого командира Ахмад-шаха Масуда. Операция, которая проводилась силами советской 40-й армии и ВС ДРА, по признанию экспертов, да и самих моджахедов, стала одной из наиболее успешных в афганской войне для советских войск, получив название «Пятой Панджшерской».


Несмотря на то, что к началу 1982 года численность ОКСВА достигала более 85 тыс. человек и в его распоряжении находилось около 600 танков, 1500 БМП, 2900 БТРов, около 400 самолетов и вертолетов, 500 орудий, советские войска понесли большие потери, только убитыми — 3 тыс. человек. При этом ОКСВА контролировал практически все крупные города, аэродромы и магистрали, были созданы 862 сторожевые заставы, на которых несли службу более 40 тысяч военнослужащих контингента.
Для советского командования становилось все более очевидным, что одолеть моджахедов в короткие сроки 40-й армии не удастся. Требовались новый подход, новые формы борьбы с противником в условиях высокогорья. Прежде всего необходимо было уничтожить базовые районы оппозиции. По способу организации и осуществления такие операции были наиболее сложными и не всегда эффективными. Тем не менее советское руководство, не имевшее возможности по-другому влиять на военно-стратегическую обстановку в стране, сделало упор на их проведении. Дело в том, что в Афганистане борьба велась разрозненными исламистскими партиями, группировками и отрядами, что обусловило возникновение на местах особой категории полевых командиров, контролировавших определенные зоны и приобретавших значительный вес и влияние среди местного населения.
Одним из таких полевых командиров был Ахмад-шах, по прозвищу Масуд, что в переводе значит «счастливый». Впоследствии он стал национальным героем Афганистана. Сумев укрепиться в долине реки Панджшер при поддержке местных таджиков, Масуд создал практически свою горную республику. С самого начала ввода советских войск его отряды совершали диверсии и обстреливали стратегическую магистраль Термез-Кабул и перевал Саланг, имеющие важное значение для 40-й армии. В 1980–1981 гг. против Ахмад-шаха было проведено четыре войсковые операции, но цели они не достигли.
Приказ: взломать Панджшер
Долина реки Панджшер (длина около 250 км) была связующим звеном северо-восточного Афганистана с Пакистаном. Оборону моджахедов в долине составляли отдельные опорные пункты на господствующих высотах, в ущельях, в крепостях. Как правило, опорный пункт имел до 20 бойцов и несколько огневых точек. Вся долина была подготовлена в инженерном отношении. Практически не было свободного пространства, по которому войска могли беспрепятственно передвигаться. Вся местность простреливалась, причем с разных уровней и направлений. Особенно искусно была организована система ПВО — 120 пулеметов ДШК по всей глубине Панджшера. Тщательно замаскированные средства ПВО располагались вблизи расщелин, пещер. Расположенные высоко пещеры использовались для укрытия населения и отходящих групп боевиков. Там же были склады оружия, боеприпасов, продовольствия. Все это позволило мятежникам полностью контролировать район долины.
Подготовка к операции началась в конце апреля 1982 года со скрупулезного изучения района предстоящих действий. В течение десяти дней была сделана аэрофотосъемка около 2 тыс кв. км долины Панджшера, района Шахран и прилегающих к ним участков местности. В результате было обнаружено 95 отрядов и групп моджахедов численностью до 3 тыс. человек,16 исламских комитетов, около 100 орудий ПВО, два центра по подготовке резервов и множество складов.
Руководителем операции был назначен начальник штаба 40-й армии генерал-майор Н. Г. Тер-Григорьянц. Командующий армией генерал-майор В. Ф. Ермаков только прибыл в Афганистан и боевого опыта еще не имел. Общее руководство было поручено командующему войсками Туркестанского военного округа генерал-полковнику Ю. П. Максимову, а оперативная группа Министерства обороны СССР в Афганистане взяла на себя координацию действий советских и правительственных войск.
Главный удар при поддержке авиации и артиллерии предполагалось нанести в направлении Руха, Паси шахи-Мардан по долине реки Панджшер, а второй, отвлекающий удар, — по долине Горбанд в направлении Джабаль-ус-Сирадж, Бамиан.
Для расчленения системы обороны моджахедов планировалась высадка тактических воздушных десантов в составе 20 советских и афганских батальонов в трех зонах в долине Панджшера, чтобы разорвать оборону на части, лишить ее монолитности и разгромить противника поочередно, с одновременными действиями подразделений 108-й мсд вдоль долины реки. К третьему-четвертому дню операции при поддержке авиации намечалось завершить уничтожение выявленных формирований мятежников в трех зонах Панджшерской долины.

Для участия в операции от ОКСВА привлекались части 108-й, 201-й мотострелковых и 103-й воздушно-десантной дивизий, 66-й отдельной мотострелковой бригады,191-й и 860-й отдельных мотострелковых и 345-й отдельного парашютно-десантного полков. Афганская армия выделила части трех пехотных дивизий, бригаду «Коммандос», отдельный полк, подразделения «Царандой» и «Хад».
В общей сложности в операции должны были участвовать около 12 тыс. человек, из них 4 тыс. 200 — в составе тактических воздушных десантов. Всего было задействовано 36 батальонов (20 афганских и 16 советских), более 320 единиц бронетанковой техники: танки (БМП, БТР), 155 орудий и минометов, 137 вертолетов, 26 самолетов. В целях скрытности и секретности план операции разрабатывался только людьми из штаба 40-й армии.
Чтобы ввести противника в заблуждение, обсуждался план, в соответствии с которым боевые действия предусматривались в направлении ущелья Горбанд (в противоположном от Панджшера направлении). Название «Панджшер» запрещалось употреблять даже в разговорах, а на всех планах и в документах Панджшер заменили на Бамиан.
Чтобы дезориентировать противника, проводились демонстративные отвлекающие действия: сосредоточение войск у входа в долину Горбанд, мощные удары авиации и артиллерии в направлении Бамиана. Мятежники стали перебрасывать в Горбанд дополнительные силы из прилегающих районов, в том числе из Панджшера.
А в это время в штабе 40-й армии готовились к операции командующие родами войск, начальники служб, командиры соединений, частей и подразделений, офицеры оперативных групп, участники предстоящих действий, изучая план предстоящих боевых действий, боевые задачи, порядок действий войск в операции. На крупномасштабном макете местности было отработано взаимодействие между соединениями, частями родов войск, специальных войск и ВВС армии.
В зависимости от высоты расположения площадок десантирования над уровнем моря они делились на четыре категории. На площадки первой категории высотой до 1500 м вертолеты Ми-8 могли доставить по восемь человек на борту, второй (свыше 1500 и до 1800 м) по семь, на третью площадку (свыше 1800 и до 2000 м) — по пять, на четвертую (свыше 2000 м) — только по четыре человека. Особенно тщательно готовили военнослужащих, входящих в десантируемые группы. Их экипировали согласно заранее разработанной штабом армии «Инструкции по экипировке десантников». По плану подготовки в частях проводились тактико-строевые занятия, учения с боевой стрельбой, занятия по посадке и высадке из вертолетов, комплексные штабные радиотренировки в звене армия-дивизия-полк -батальон.
С 5 по 10 мая была организована воздушная рекогносцировка с участием основных должностных лиц соединений и частей, привлекаемых к операции.
К исходу15 мая десантируемые части из Кабула, Газни, Джелалабада, Кундуза сосредоточились на аэродроме «Баграм», там же разместился командный пункт оперативной группы 40-й армии. Части 108-й мсд заняли позиции у входа в ущелье в районе Джабаль, Уссардж и Чарикар.
15–16 мая части 350 пдп 103 вдд начали осуществлять отвлекающие действия в долине реки Горбанд.
Свинцовый май. Штурм Панджшера
В ночь на 16 мая одиннадцать разведывательных рот почти без боя захватили все основные господствующие высоты у входа в долину Панджшер. Следующей ночью 3-й батальон 177-го мсп, совместно с разведподразделениями, захватил важные высоты на глубину до 10 км от входа в долину и закрепился на них, образовав передовой плацдарм.
17 мая за два часа до рассвета командиры соединений довели задачу на ведение боевых действий в Панджшере до афганских войск. С 4 часов утра по плану боевых действий после мощных авиационных ударов и огня артиллерии части 108-й мсд они перешли в наступление. Батальоны 180-го и 181-го мсп продвигались в пешем порядке по высотам слева и справа Панджшера на удалении 5 км от центра долины под прикрытием бронетехники.
В 5 часов по одному батальону от 191-го омсп и 14-й пд были высажены в качестве десантов в районы Рухи и Мариштаны. Десанты частью сил закреплялись на захваченных у противника высотах, а основными силами блокировали населенные пункты. Застигнутый врасплох противник стремился выскользнуть из окружения, вступая даже в рукопашные схватки. В районе Рухи десанту было оказано серьезное сопротивление. В первые минуты высадки было сбито два вертолета Ми-8 мт майора Ю. Грудинкина и капитана А. Садохина, повреждено пять вертолетов. Погибли 14 летчиков и десантников, 13 получили ранения, в их числе погиб главный штурман ВВС 40-й армии подполковник К. Шевелев.

Части 108-й мсд, преодолевая упорное сопротивление мятежников, продолжали движение вперед. Бойцы огнем всех имеющихся средств подавляли огневые точки и обеспечивали действия отряда обеспечения движения дивизии. Скорость продвижения ООД на минированных участках с завалами и разрушениями была невысока и не превышала 2 км/ч. Из-за этого темпы наступления авангарда и колонны главных сил в первый день составили в среднем 1–2 км/ч.
Усиленный 2-й батальон 180-го мсп (командир — Герой Советского Союза капитан Р. С. Аушев), действуя в качестве передового отряда дивизии, на максимально возможной скорости начал стремительно выдвигаться в направлении Рухи, Базарака под прикрытием батальонов 177-го, 180-го и 181-го мсп, действовавших на флангах. Ему удалось при поддержке авиации и артиллерии захватить все господствующие высоты и в течение трех суток отбивать атаки моджахедов, обеспечивая высадку десантов. С наступлением темноты моджахеды неоднократно пытались штурмовать высоты, переходя в контратаки большими группами, выкрикивая при этом исламские заклинания.
После огневой обработки площадок высадки десантов в течение первого дня операции в четыре зоны на глубину от 40 до 100 км высадились еще шесть батальонов (два мсб 191-го омсп, дшб 66-й омсбр, два пб 14-й пд, пб 11-й пд, в общей сложности свыше 1200 человек). Во второй день — еще четыре, в третий — два, в четвертый — два. Успешные действия десантников способствовали наступлению наземных сил на Анаву по трем направлениям: по единственной дороге вдоль русла реки и по горным ущельям с севера и с юга.
Войска захватывали ущелья, как правило, в пешем порядке, после чего туда вводилась бронегруппа, двигавшаяся по руслу мелководной реки или по обочине дороги. Сопротивление противника подавлялось вертолетами, огнем артиллерии и минометов. Одновременно подразделения с помощью обхода по гребням высот создавали огневой мешок.
Для наращивания усилий утром 18 мая в район Мата были высажены по одному батальону от советских и афганских войск, которые, захватив площадки высадки, стремительно продвигались к вершинам, сбивали противника с господствующих высот и занимали их. К вечеру того же дня после четырех рейсов армейская авиация десантировала в третью, а затем и во вторую зону четыре батальона, из них два советских и два афганских, в общей сложности до 1000 человек. Войска овладели значительным по площади районом, образовав клин между третьей и первой зоной, и тем самым воспрепятствовали маневру противника, который уже в основном был расчленен и начал терять управление.
19 мая высадились два батальона советских и афганских войск в районе Астана и такие же силы в районе Мата.
На следующий день два советских и два афганских батальона были высажены на глубине около 100 км от входа в Панджшерское ущелье. Всего, таким образом, в течение четырех дней в тыл противника с помощью вертолетов было переброшено восемнадцать батальонов. Но противник продолжал упорное сопротивление и перешел к позиционной обороне, сосредоточившись на удержании господствующих высот. По мере уничтожения системы обороны моджахеды меняли и тактику борьбы, переходя от обороны к маневренным действиям и обратно. Советским и афганским войскам приходилось медленно вытеснять противника, неся при этом большие потери в живой силе и особенно в технике.

Только к 21 мая советские и афганские войска смогли выйти к населенным пунктам Мата и Паси-Шахи-Мардан и соединиться с десантниками. После захвата основной дороги на всю глубину долины Панджшер можно было вводить бронированные группы на БТРах.
22 мая в районе Эвим в 220 км от Баграма, на участке основного узла караванных дорог, идущих из Пакистана, снабжавшего Панджшер всем необходимым, был высажен десант (около 600 человек) в составе двух батальонов советских и афганских войск. Этот десант стал возможен благодаря полету 32 вертолетов под командованием полковника В. Е. Павлова через хребты Гиндукуша на высоте 4600–4700 м на границе предельных возможностей вертолета Ми-8 МТ.
Высадка батальонов проходила в исключительно сложных условиях, под огнем противника.
Десантники, имевшие с собой по три боекомплекта, уже через сутки боя запрашивали дополнительные боеприпасы. В течение трех дней 30 вертолетов, совершая по три рейса в день, переправили в район Эвима около 180 т боеприпасов и 30 т продовольствия. При такой интенсивности полетов пилотам приходилось совершать до 7 боевых вылетов в день, с общим налетом 9 часов для армейской и 4 часа для фронтовой авиации.
К 24 мая советские войска сумели закрепиться в захваченном районе и перерезали важнейшие коммуникации моджахедов в районе Эвим и Шахран.
В итоге боевых действий в мае 1982 года вся долина Панджшера оказалась под контролем советских и афганских войск. Советское командование в начале июня стало выводить войска в пункты постоянной дислокации. В некоторых пунктах Панджшера были оставлены афганские гарнизоны.
В пятый раз покоренный Панджшер
В 1982 году советским и афганским войскам удалось с привлечением больших сил и ценой огромных усилий овладеть территорией Панджшерского ущелья.
Были уничтожены: основной центр управления и база Ахмад-шаха Масуда в ущелье Парандех, главный исламский комитет ущелья Панджшер, провинций Парван и Каписа, объединенный штаб зональных исламских комитетов в Астане, штабы 10 зональных исламских комитетов, захвачено большое количество боеприпасов, различного вооружения, снаряжения, складов, средств радиосвязи.
В руки победителей попало много ценных документов: программа борьбы моджахедов против афганских и советских войск на ближайшие годы; структурная схема руководства мятежным движением; документы боевых групп, действующих на маршруте Саланг–Кабул, в зеленой зоне провинции Парван; списки лиц, подлежащих физическому уничтожению в зоне «Центр»; список 113 активных членов контрреволюционного подполья в Кабуле; списки 5200 членов партии ИОА с фотографиями и анкетами; дневник Ахмад-шаха.
Также было захвачено около 200 пленных, допрос которых шел на месте пленения. Из них более 120 было допрошено, а 95 дали показания, которыми было подтверждено наличие более 200 объектов.

Советские войска для достижения успеха опирались на внезапное и массированное применение десантов, стремительное продвижение войск вдоль долины, активные действия авиации и непрерывную поддержку артиллерии.
Так, авиация осуществила 5210 боевых вылетов с общим налетом 5579 часов. Всего за время операции было применено 10 549 авиабомб и 61 297 НАР, 415 226 патронов всех калибров, 559 ракет «Штурм В». Вся боевая работа авиации происходила при мощном противодействии ПВО моджахедов, причем и в уже освобожденных районах. 27 мая в ходе удара по цели у селения Авунд был сбит МиГ-21 бис капитана А. Срибного, 28 мая в районе Рухи — Ми-24 капитана В. Войтеховича. Всего получили повреждения 108 самолетов и вертолетов, т. е. более 80%. Три вертолета и один самолет были потеряны безвозвратно, а 12 вертолетов и два самолета получили тяжелые повреждения.
В ходе операции особенно отличились летчики 50 осап полковника В. Е. Павлова и 27 иап полковника В. С. Кота.
Успех всей операции во многом зависел от артиллерии. Каждый день боевых действий начинался с артподготовки, которая длилась обычно 30 мин. Каждый батальон поддерживали огнем один-два артиллерийских дивизиона. Расход боеприпасов в период артподготовки составлял 200–600 снарядов на одно орудие или миномет.
Но основную тяжесть операции вынесли на своих плечах подразделения мотострелков и десантников. Именно они в тяжелейших условиях высокогорья, под постоянным обстрелом противника, часто при отсутствии воды и продовольствия решительно и эффективно действовали в передовых отрядах и воздушных десантах.
Так как дороги и основные направления были заминированы и прикрывались огнем мятежников, командиры подразделений удачно применяли в пешем порядке по гребням высот и склонам гор мотострелков, которые незаметно выдвигались к позициям моджахедов, использовали естественные укрытия, нанося внезапные удары. Здесь отличились бойцы 180 мсп 108 мсд под командованием подполковника Е. В. Высоцкого, а также 191 омсп под командованием замкомандира по политчасти майора А. Я. Опарина.
В ходе операции как никогда широко применялись десанты. Их общая численность составила около 4200 человек. Высадка батальонов проходила в исключительно сложных условиях, под огнем противника. Высаженные в горах батальоны вступали в кровопролитные бои с моджахедами, которые не раз заканчивались рукопашной. В этих боях отличились бойцы 345 гв.опдп под командованием подполковника Ю. В. Кузнецова и 103 гв.вдд под командованием генерал-майора А. Е. Слюсаря.
Но мятежники сражались с ожесточением. По мере продвижения войск характер их действий менялся. Отряды удачно контратаковали в самые неудобные для советских войск моменты боя и на самых уязвимых направлениях. Пользуясь поддержкой местных жителей, Ахмад-шах умело руководил действиями своих отрядов, своевременно маневрируя и выводя их из-под ударов советских войск. Мастерски Ахмад-шах строил систему огня и инженерных заграждений в Панджшере. Он хорошо знал местность и максимально использовал преимущества гор при построении обороны. Преодолевая эту оборону, советские войска потеряли 93 человека убитыми и 343 ранеными.
После проведенной в Панджшере операции Масуд столкнулся с большой нехваткой продовольствия, боеприпасов и снаряжения. Он высоко оценил действия советских войск. Ему принадлежат такие слова: «Если бы Аллах хотел, чтобы я сдался в плен побежденным, я бы сдался только русским».

Сразу после операции правительство Кармаля стало устанавливать в Панджшере новую власть, назначая на ключевые посты своих представителей в так называемые оргядра народной власти. Но со временем мятежники начали возвращаться в Панджшерскую долину, намереваясь продолжать сопротивление. Атакам стали подвергаться размещенные в населенных пунктах на северо-востоке долины гарнизоны афганских войск и оргядра новой власти. Вскоре они были вынуждены покинуть долину. В ответ советское командование пошло на беспрецедентный шаг, разместив в Панджшере 177-й отдельный отряд специального назначения ГРУ под командованием подполковника Б. Керимбаева – «Кара майора» или «Черного майора», как называли его афганцы. Введенный всего лишь полгода назад в Афганистан отряд 12 июня 1982 года вошел в кишлак Руха и сразу начал боевые действия, захватив все господствующие высоты…
Панджшер после операции
Панджшерская операция 1982 года явилась квинтэссенцией боевого опыта, накопленного в течение двух лет боев в Афганистане. Стало ясно, что только тщательная организация операции, проводимой на большой территории и длительное время с использованием большого количества сил и средств, может гарантировать успех. Опыт этой операции был обобщен и повлиял на планирование и боевое применение советских войск в дальнейших операциях афганской войны. В ходе этой операции командиры, солдаты и сержанты, офицеры и генералы 40-й армии проявили мужество и отвагу, героизм и самопожертвование. Несколько тысяч из них были награждены орденами и медалями, а генерал-полковнику Ю. П. Максимову, полковникам В. Е. Павлову, В. С. Коту, подполковникам Е. В. Высоцкому, Ю. В. Кузнецову, майору А. Я. Опарину (посмертно) было присвоено звание Героя Советского Союза. Генерал-майоры Н. Г. Тер-Григорьянц и А. Е. Слюсарь удостоились ордена Ленина.
Ахмад-шах Масуд был вынужден в январе 1983 года пойти на перемирие с советскими войсками, которое продолжалось до апреля 1984-го.

Советское командование после этой операции, с одной стороны, сделало акцент на усиление огневой мощи. Так, уже в седьмой операции 1984 года в Панджшере применялось 200 самолетов, включая и тяжелые бомбардировщики, 190 вертолетов и 39 батарей. С другой стороны, возникли серьезные сомнения в эффективности масштабных операций, на территории с враждебным населением.
Ахмад-шах все свои усилия сосредоточил на борьбе с режимом Кармаля, на активизации разведки и внедрении агентуры не только в правительственные и военные афганские структуры, но и среди советских военнослужащих. И хотя против него были еще проведены как минимум четыре крупные операции, Ахмад-шах больше никогда не позволил застать себя врасплох и понести такие потери, как в мае 1982 года.
12 июня 1982 года, когда в кишлак Руха в Панджшерской долине вошел 177-й отдельный отряд специального назначения ГРУ ГШ, завершилась широкомасштабная операция против отрядов известного полевого командира Ахмад-шаха Масуда. Операция, которая проводилась силами советской 40-й армии и ВС ДРА, по признанию экспертов, да и самих моджахедов, стала одной из наиболее успешных в афганской войне для советских войск, получив название «Пятой Панджшерской».
Несмотря на то, что к началу 1982 года численность ОКСВА достигала более 85 тыс. человек и в его распоряжении находилось около 600 танков, 1500 БМП, 2900 БТРов, около 400 самолетов и вертолетов, 500 орудий, советские войска понесли большие потери, только убитыми — 3 тыс. человек. При этом ОКСВА контролировал практически все крупные города, аэродромы и магистрали, были созданы 862 сторожевые заставы, на которых несли службу более 40 тысяч военнослужащих контингента.
Бойцы 177-го ооСпН ГРУ ГШ ля советского командования становилось все более очевидным, что одолеть моджахедов в короткие сроки 40-й армии не удастся. Требовались новый подход, новые формы борьбы с противником в условиях высокогорья. Прежде всего необходимо было уничтожить базовые районы оппозиции. По способу организации и осуществления такие операции были наиболее сложными и не всегда эффективными. Тем не менее советское руководство, не имевшее возможности по-другому влиять на военно-стратегическую обстановку в стране, сделало упор на их проведении. Дело в том, что в Афганистане борьба велась разрозненными исламистскими партиями, группировками и отрядами, что обусловило возникновение на местах особой категории полевых командиров, контролировавших определенные зоны и приобретавших значительный вес и влияние среди местного населения.
Одним из таких полевых командиров был Ахмад-шах, по прозвищу Масуд, что в переводе значит «счастливый». Впоследствии он стал национальным героем Афганистана. Сумев укрепиться в долине реки Панджшер при поддержке местных таджиков, Масуд создал практически свою горную республику. С самого начала ввода советских войск его отряды совершали диверсии и обстреливали стратегическую магистраль Термез-Кабул и перевал Саланг, имеющие важное значение для 40-й армии. В 1980–1981 гг. против Ахмад-шаха было проведено четыре войсковые операции, но цели они не достигли.
Приказ: взломать Панджшер
Долина реки Панджшер (длина около 250 км) была связующим звеном северо-восточного Афганистана с Пакистаном. Оборону моджахедов в долине составляли отдельные опорные пункты на господствующих высотах, в ущельях, в крепостях. Как правило, опорный пункт имел до 20 бойцов и несколько огневых точек. Вся долина была подготовлена в инженерном отношении. Практически не было свободного пространства, по которому войска могли беспрепятственно передвигаться.
Вход в Панджшер. В левой верхней части снимка — двуглавая господствующая над местностью высота «Зуб» —
4500 м над уровнем моря. Взята штурмом в начале июля 1982г. 3-й РДР СпН капитана Мэлса Бекбоева. Вся местность простреливалась, причем с разных уровней и направлений. Особенно искусно была организована система ПВО — 120 пулеметов ДШК по всей глубине Панджшера. Тщательно замаскированные средства ПВО располагались вблизи расщелин, пещер. Расположенные высоко пещеры использовались для укрытия населения и отходящих групп боевиков. Там же были склады оружия, боеприпасов, продовольствия. Все это позволило мятежникам полностью контролировать район долины.
Подготовка к операции началась в конце апреля 1982 года со скрупулезного изучения района предстоящих действий. В течение десяти дней была сделана аэрофотосъемка около 2 тыс кв. км долины Панджшера, района Шахран и прилегающих к ним участков местности. В результате было обнаружено 95 отрядов и групп моджахедов численностью до 3 тыс. человек,16 исламских комитетов, около 100 орудий ПВО, два центра по подготовке резервов и множество складов.
Руководителем операции был назначен начальник штаба 40-й армии генерал-майор Н. Г. Тер-Григорьянц. Командующий армией генерал-майор В. Ф. Ермаков только прибыл в Афганистан и боевого опыта еще не имел. Общее руководство было поручено командующему войсками Туркестанского военного округа генерал-полковнику Ю. П. Максимову, а оперативная группа Министерства обороны СССР в Афганистане взяла на себя координацию действий советских и правительственных войск.
В центре — командир 3-й РДР СпН к-н Бекбоев Мэлс Сагыналиевич (дойдёт в карьере до генерал-лейтенанта, Начальника Штаба ВС Кыргызстана). Автомат за цевьё держит его ком.группы ст.л-нт Дюсекеев Мукан Естаевич — на данный момент генерал-майор, Начальник Штаба Регионального Управления «Восток» ВС Казахстана. Позади них два подчинённых бойца — остальные «зелёные» — солдаты афганской армии. Панджшер. Лето 1982 г.
Главный удар при поддержке авиации и артиллерии предполагалось нанести в направлении Руха, Паси шахи-Мардан по долине реки Панджшер, а второй, отвлекающий удар, — по долине Горбанд в направлении Джабаль-ус-Сирадж, Бамиан.
Для расчленения системы обороны моджахедов планировалась высадка тактических воздушных десантов в составе 20 советских и афганских батальонов в трех зонах в долине Панджшера, чтобы разорвать оборону на части, лишить ее монолитности и разгромить противника поочередно, с одновременными действиями подразделений 108-й мсд вдоль долины реки. К третьему-четвертому дню операции при поддержке авиации намечалось завершить уничтожение выявленных формирований мятежников в трех зонах Панджшерской долины.
Для участия в операции от ОКСВА привлекались части 108-й, 201-й мотострелковых и 103-й воздушно-десантной дивизий, 66-й отдельной мотострелковой бригады,191-й и 860-й отдельных мотострелковых и 345-й отдельного парашютно-десантного полков. Афганская армия выделила части трех пехотных дивизий, бригаду «Коммандос», отдельный полк, подразделения «Царандой» и «Хад».
Офицеры 3-й РДР СпН — Мереддурдыев, Дюсекеев, Бекбоев, Идиазаров
и командир группы 4-й роты Бекниязов Гульбахор, весна 1983г. В общей сложности в операции должны были участвовать около 12 тыс. человек, из них 4 тыс. 200 — в составе тактических воздушных десантов. Всего было задействовано 36 батальонов (20 афганских и 16 советских), более 320 единиц бронетанковой техники: танки (БМП, БТР), 155 орудий и минометов, 137 вертолетов, 26 самолетов. В целях скрытности и секретности план операции разрабатывался только людьми из штаба 40-й армии.
Чтобы ввести противника в заблуждение, обсуждался план, в соответствии с которым боевые действия предусматривались в направлении ущелья Горбанд (в противоположном от Панджшера направлении). Название «Панджшер» запрещалось употреблять даже в разговорах, а на всех планах и в документах Панджшер заменили на Бамиан.
Чтобы дезориентировать противника, проводились демонстративные отвлекающие действия: сосредоточение войск у входа в долину Горбанд, мощные удары авиации и артиллерии в направлении Бамиана. Мятежники стали перебрасывать в Горбанд дополнительные силы из прилегающих районов, в том числе из Панджшера.
А в это время в штабе 40-й армии готовились к операции командующие родами войск, начальники служб, командиры соединений, частей и подразделений, офицеры оперативных групп, участники предстоящих действий, изучая план предстоящих боевых действий, боевые задачи, порядок действий войск в операции. На крупномасштабном макете местности было отработано взаимодействие между соединениями, частями родов войск, специальных войск и ВВС армии.
В зависимости от высоты расположения площадок десантирования над уровнем моря они делились на четыре категории. На площадки первой категории высотой до 1500 м вертолеты Ми-8 могли доставить по восемь человек на борту, второй (свыше 1500 и до 1800 м) по семь, на третью площадку (свыше 1800 и до 2000 м) — по пять, на четвертую (свыше 2000 м) — только по четыре человека. Особенно тщательно готовили военнослужащих, входящих в десантируемые группы. Их экипировали согласно заранее разработанной штабом армии «Инструкции по экипировке десантников». По плану подготовки в частях проводились тактико-строевые занятия, учения с боевой стрельбой, занятия по посадке и высадке из вертолетов, комплексные штабные радиотренировки в звене армия-дивизия-полк -батальон.

С 5 по 10 мая была организована воздушная рекогносцировка с участием основных должностных лиц соединений и частей, привлекаемых к операции.
К исходу15 мая десантируемые части из Кабула, Газни, Джелалабада, Кундуза сосредоточились на аэродроме «Баграм», там же разместился командный пункт оперативной группы 40-й армии. Части 108-й мсд заняли позиции у входа в ущелье в районе Джабаль, Уссардж и Чарикар.
15–16 мая части 350 пдп 103 вдд начали осуществлять отвлекающие действия в долине реки Горбанд.
Свинцовый май. Штурм Панджшера
В ночь на 16 мая одиннадцать разведывательных рот почти без боя захватили все основные господствующие высоты у входа в долину Панджшер. Следующей ночью 3-й батальон 177-го мсп, совместно с разведподразделениями, захватил важные высоты на глубину до 10 км от входа в долину и закрепился на них, образовав передовой плацдарм.
17 мая за два часа до рассвета командиры соединений довели задачу на ведение боевых действий в Панджшере до афганских войск. С 4 часов утра по плану боевых действий после мощных авиационных ударов и огня артиллерии части 108-й мсд они перешли в наступление. Батальоны 180-го и 181-го мсп продвигались в пешем порядке по высотам слева и справа Панджшера на удалении 5 км от центра долины под прикрытием бронетехники.
Ми-24Д атакует огневую точку в Панджшере. 17 мая 1982 г. В 5 часов по одному батальону от 191-го омсп и 14-й пд были высажены в качестве десантов в районы Рухи и Мариштаны. Десанты частью сил закреплялись на захваченных у противника высотах, а основными силами блокировали населенные пункты. Застигнутый врасплох противник стремился выскользнуть из окружения, вступая даже в рукопашные схватки. В районе Рухи десанту было оказано серьезное сопротивление. В первые минуты высадки было сбито два вертолета Ми-8 мт майора Ю. Грудинкина и капитана А. Садохина, повреждено пять вертолетов. Погибли 14 летчиков и десантников, 13 получили ранения, в их числе погиб главный штурман ВВС 40-й армии подполковник К. Шевелев.
Части 108-й мсд, преодолевая упорное сопротивление мятежников, продолжали движение вперед. Бойцы огнем всех имеющихся средств подавляли огневые точки и обеспечивали действия отряда обеспечения движения дивизии. Скорость продвижения ООД на минированных участках с завалами и разрушениями была невысока и не превышала 2 км/ч. Из-за этого темпы наступления авангарда и колонны главных сил в первый день составили в среднем 1–2 км/ч.
Руслан Султанович Аушев — первый президент Республики Ингушетия Усиленный 2-й батальон 180-го мсп (командир — Герой Советского Союза капитан Р. С. Аушев), действуя в качестве передового отряда дивизии, на максимально возможной скорости начал стремительно выдвигаться в направлении Рухи, Базарака под прикрытием батальонов 177-го, 180-го и 181-го мсп, действовавших на флангах. Ему удалось при поддержке авиации и артиллерии захватить все господствующие высоты и в течение трех суток отбивать атаки моджахедов, обеспечивая высадку десантов. С наступлением темноты моджахеды неоднократно пытались штурмовать высоты, переходя в контратаки большими группами, выкрикивая при этом исламские заклинания.
После огневой обработки площадок высадки десантов в течение первого дня операции в четыре зоны на глубину от 40 до 100 км высадились еще шесть батальонов (два мсб 191-го омсп, дшб 66-й омсбр, два пб 14-й пд, пб 11-й пд, в общей сложности свыше 1200 человек). Во второй день — еще четыре, в третий — два, в четвертый — два. Успешные действия десантников способствовали наступлению наземных сил на Анаву по трем направлениям: по единственной дороге вдоль русла реки и по горным ущельям с севера и с юга.
Войска захватывали ущелья, как правило, в пешем порядке, после чего туда вводилась бронегруппа, двигавшаяся по руслу мелководной реки или по обочине дороги. Сопротивление противника подавлялось вертолетами, огнем артиллерии и минометов. Одновременно подразделения с помощью обхода по гребням высот создавали огневой мешок.
Подготовка вертолетов к действиям в Панджшере. Для наращивания усилий утром 18 мая в район Мата были высажены по одному батальону от советских и афганских войск, которые, захватив площадки высадки, стремительно продвигались к вершинам, сбивали противника с господствующих высот и занимали их. К вечеру того же дня после четырех рейсов армейская авиация десантировала в третью, а затем и во вторую зону четыре батальона, из них два советских и два афганских, в общей сложности до 1000 человек. Войска овладели значительным по площади районом, образовав клин между третьей и первой зоной, и тем самым воспрепятствовали маневру противника, который уже в основном был расчленен и начал терять управление.
19 мая высадились два батальона советских и афганских войск в районе Астана и такие же силы в районе Мата.
На следующий день два советских и два афганских батальона были высажены на глубине около 100 км от входа в Панджшерское ущелье. Всего, таким образом, в течение четырех дней в тыл противника с помощью вертолетов было переброшено восемнадцать батальонов. Но противник продолжал упорное сопротивление и перешел к позиционной обороне, сосредоточившись на удержании господствующих высот. По мере уничтожения системы обороны моджахеды меняли и тактику борьбы, переходя от обороны к маневренным действиям и обратно. Советским и афганским войскам приходилось медленно вытеснять противника, неся при этом большие потери в живой силе и особенно в технике.
Командиры групп 3-й РДР СпН на 55-м «слоне». Руха, осень 1982г. Только к 21 мая советские и афганские войска смогли выйти к населенным пунктам Мата и Паси-Шахи-Мардан и соединиться с десантниками. После захвата основной дороги на всю глубину долины Панджшер можно было вводить бронированные группы на БТРах.
22 мая в районе Эвим в 220 км от Баграма, на участке основного узла караванных дорог, идущих из Пакистана, снабжавшего Панджшер всем необходимым, был высажен десант (около 600 человек) в составе двух батальонов советских и афганских войск. Этот десант стал возможен благодаря полету 32 вертолетов под командованием полковника В. Е. Павлова через хребты Гиндукуша на высоте 4600–4700 м на границе предельных возможностей вертолета Ми-8 МТ.
Высадка батальонов проходила в исключительно сложных условиях, под огнем противника.
Десантники, имевшие с собой по три боекомплекта, уже через сутки боя запрашивали дополнительные боеприпасы. В течение трех дней 30 вертолетов, совершая по три рейса в день, переправили в район Эвима около 180 т боеприпасов и 30 т продовольствия. При такой интенсивности полетов пилотам приходилось совершать до 7 боевых вылетов в день, с общим налетом 9 часов для армейской и 4 часа для фронтовой авиации.
Подбитый Ми-8 во время Панджшерской операции. К 24 мая советские войска сумели закрепиться в захваченном районе и перерезали важнейшие коммуникации моджахедов в районе Эвим и Шахран.
В итоге боевых действий в мае 1982 года вся долина Панджшера оказалась под контролем советских и афганских войск. Советское командование в начале июня стало выводить войска в пункты постоянной дислокации. В некоторых пунктах Панджшера были оставлены афганские гарнизоны.
В пятый раз покоренный Панджшер
В 1982 году советским и афганским войскам удалось с привлечением больших сил и ценой огромных усилий овладеть территорией Панджшерского ущелья.
Были уничтожены: основной центр управления и база Ахмад-шаха Масуда в ущелье Парандех, главный исламский комитет ущелья Панджшер, провинций Парван и Каписа, объединенный штаб зональных исламских комитетов в Астане, штабы 10 зональных исламских комитетов, захвачено большое количество боеприпасов, различного вооружения, снаряжения, складов, средств радиосвязи.
В руки победителей попало много ценных документов: программа борьбы моджахедов против афганских и советских войск на ближайшие годы; структурная схема руководства мятежным движением; документы боевых групп, действующих на маршруте Саланг–Кабул, в зеленой зоне провинции Парван; списки лиц, подлежащих физическому уничтожению в зоне «Центр»; список 113 активных членов контрреволюционного подполья в Кабуле; списки 5200 членов партии ИОА с фотографиями и анкетами; дневник Ахмад-шаха.
Также было захвачено около 200 пленных, допрос которых шел на месте пленения. Из них более 120 было допрошено, а 95 дали показания, которыми было подтверждено наличие более 200 объектов.
Советские войска для достижения успеха опирались на внезапное и массированное применение десантов, стремительное продвижение войск вдоль долины, активные действия авиации и непрерывную поддержку артиллерии.
Так, авиация осуществила 5210 боевых вылетов с общим налетом 5579 часов. Всего за время операции было применено 10 549 авиабомб и 61 297 НАР, 415 226 патронов всех калибров, 559 ракет «Штурм В».
Вся боевая работа авиации происходила при мощном противодействии ПВО моджахедов, причем и в уже освобожденных районах. 27 мая в ходе удара по цели у селения Авунд был сбит МиГ-21 бис капитана А. Срибного, 28 мая в районе Рухи — Ми-24 капитана В. Войтеховича. Всего получили повреждения 108 самолетов и вертолетов, т. е. более 80%. Три вертолета и один самолет были потеряны безвозвратно, а 12 вертолетов и два самолета получили тяжелые повреждения.
В ходе операции особенно отличились летчики 50 осап полковника В. Е. Павлова и 27 иап полковника В. С. Кота.
Успех всей операции во многом зависел от артиллерии. Каждый день боевых действий начинался с артподготовки, которая длилась обычно 30 мин. Каждый батальон поддерживали огнем один-два артиллерийских дивизиона. Расход боеприпасов в период артподготовки составлял 200–600 снарядов на одно орудие или миномет.
Но основную тяжесть операции вынесли на своих плечах подразделения мотострелков и десантников. Именно они в тяжелейших условиях высокогорья, под постоянным обстрелом противника, часто при отсутствии воды и продовольствия решительно и эффективно действовали в передовых отрядах и воздушных десантах.
Так как дороги и основные направления были заминированы и прикрывались огнем мятежников, командиры подразделений удачно применяли в пешем порядке по гребням высот и склонам гор мотострелков, которые незаметно выдвигались к позициям моджахедов, использовали естественные укрытия, нанося внезапные удары. Здесь отличились бойцы 180 мсп 108 мсд под командованием подполковника Е. В. Высоцкого, а также 191 омсп под командованием замкомандира по политчасти майора А. Я. Опарина.
В ходе операции как никогда широко применялись десанты. Их общая численность составила около 4200 человек. Высадка батальонов проходила в исключительно сложных условиях, под огнем противника. Высаженные в горах батальоны вступали в кровопролитные бои с моджахедами, которые не раз заканчивались рукопашной. В этих боях отличились бойцы 345 гв.опдп под командованием подполковника Ю. В. Кузнецова и 103 гв.вдд под командованием генерал-майора А. Е. Слюсаря.
Но мятежники сражались с ожесточением. По мере продвижения войск характер их действий менялся. Отряды удачно контратаковали в самые неудобные для советских войск моменты боя и на самых уязвимых направлениях. Пользуясь поддержкой местных жителей, Ахмад-шах умело руководил действиями своих отрядов, своевременно маневрируя и выводя их из-под ударов советских войск. Мастерски Ахмад-шах строил систему огня и инженерных заграждений в Панджшере. Он хорошо знал местность и максимально использовал преимущества гор при построении обороны. Преодолевая эту оборону, советские войска потеряли 93 человека убитыми и 343 ранеными.
С трофейным «буром»… После проведенной в Панджшере операции Масуд столкнулся с большой нехваткой продовольствия, боеприпасов и снаряжения. Он высоко оценил действия советских войск. Ему принадлежат такие слова: «Если бы Аллах хотел, чтобы я сдался в плен побежденным, я бы сдался только русским».
Сразу после операции правительство Кармаля стало устанавливать в Панджшере новую власть, назначая на ключевые посты своих представителей в так называемые оргядра народной власти. Но со временем мятежники начали возвращаться в Панджшерскую долину, намереваясь продолжать сопротивление. Атакам стали подвергаться размещенные в населенных пунктах на северо-востоке долины гарнизоны афганских войск и оргядра новой власти.
Вскоре они были вынуждены покинуть долину. В ответ советское командование пошло на беспрецедентный шаг, разместив в Панджшере 177-й отдельный отряд специального назначения ГРУ под командованием подполковника Б. Керимбаева – «Кара майора» или «Черного майора», как называли его афганцы. Введенный всего лишь полгода назад в Афганистан отряд 12 июня 1982 года вошел в кишлак Руха и сразу начал боевые действия, захватив все господствующие высоты…

Панджшер после операции
Панджшерская операция 1982 года явилась квинтэссенцией боевого опыта, накопленного в течение двух лет боев в Афганистане. Стало ясно, что только тщательная организация операции, проводимой на большой территории и длительное время с использованием большого количества сил и средств, может гарантировать успех. Опыт этой операции был обобщен и повлиял на планирование и боевое применение советских войск в дальнейших операциях афганской войны.
Вручение Боевого Знамени. Вручают генерал-лейтенант Киселёв от управления
ТуркВо и 2-й секретарь ЦК КП Бурятии Тарасов — Боевое Знамя принимает комбат. В ходе этой операции командиры, солдаты и сержанты, офицеры и генералы 40-й армии проявили мужество и отвагу, героизм и самопожертвование. Несколько тысяч из них были награждены орденами и медалями, а генерал-полковнику Ю. П. Максимову, полковникам В. Е. Павлову, В. С. Коту, подполковникам Е. В. Высоцкому, Ю. В. Кузнецову, майору А. Я. Опарину (посмертно) было присвоено звание Героя Советского Союза. Генерал-майоры Н. Г. Тер-Григорьянц и А. Е. Слюсарь удостоились ордена Ленина.
Ахмад-шах Масуд был вынужден в январе 1983 года пойти на перемирие с советскими войсками, которое продолжалось до апреля 1984-го.
Советское командование после этой операции, с одной стороны, сделало акцент на усиление огневой мощи. Так, уже в седьмой операции 1984 года в Панджшере применялось 200 самолетов, включая и тяжелые бомбардировщики, 190 вертолетов и 39 батарей. С другой стороны, возникли серьезные сомнения в эффективности масштабных операций, на территории с враждебным населением.
Ахмад-шах все свои усилия сосредоточил на борьбе с режимом Кармаля, на активизации разведки и внедрении агентуры не только в правительственные и военные афганские структуры, но и среди советских военнослужащих. И хотя против него были еще проведены как минимум четыре крупные операции, Ахмад-шах больше никогда не позволил застать себя врасплох и понести такие потери, как в мае 1982 года.
(С.) Иван Ветров
ТАКЖЕ: РЕЙД НА ПЛОТИНУ КАДЖАКАЙ

Операции в Панджшерском ущелье

В годы войны правительство ещё неокрепшей Демократической Республики Афганистан столкнулось с серьёзной силой — отрядами полевого командира моджахедов Ахмад Шах Масуда, прославившегося под именем Панджшерский Лев и ставшего едва ли не символом исламского сопротивления. Чтобы противостоять им, афганское правительство было вынуждено вновь просить помощи у Советского Союза.

Предшествовавшие события

С момента ввода Ограниченного контингента советских войск на территорию Афганистана в отдалённом изолированном регионе провинции Парван сформировался так называемый «Панджшерский фронт» — передовое боевое звено радикальной партии Исламское общество Афганистана, созданное для ведения партизанской войны под управлением крупнейшего полевого командира мятежников Ахмад Шах Масуда. «Фронт» был мощной силой, его сторонниками осуществлялась координация деятельности мятежников в пяти примыкающих к региону северо-восточных провинциях.
Панджшерское ущелье не случайно стало блокпостом боевиков. Этот густонаселённый и богатый полезными ископаемыми (в частности, драгоценными камнями, ставшими гарантом бесперебойного снабжения оружием) регион был практически изолирован от внешнего мира высокими горными хребтами Гиндукуша. Из центральной части страны туда вела единственная автодорога «Кабул-Хайратон». Задолго до начала Афганской войны долина Панджшер стала очагом восстания радикально настроенных организаций, выступавших против разрушения многовековых традиций ислама и устоявшегося уклада жизни, которым грозил новый политический режим. Масуд был уроженцем этой местности и пользовался большим авторитетом среди местного населения, так что в рекрутах у мятежников недостатка не было. Кроме того, поддержанию пагубного пламени бунта активно способствовало содействие Пакистанских спецслужб и исламского мира, организовавших поставки оружия и боеприпасов через границу.
Летом 1979 года, за несколько месяцев до вмешательства сил ОКСВА, из региона с боем были вытеснены правительственные войска молодого демократического Афганистана. Панджшерское ущелье не просто стало одним большим лагерем подготовки боевиков. Действия группировки Масуда в районе города Джабаль-Уссарадж и южной части перевала Саланг грозили парализовать единственную транспортную артерию, что больно било не только по действующему режиму, но и по жизнеспособности войск ; 40-й армии, рискующей остаться без снабжения.
Для противодействия моджахедам части 40-й армии Страны Советов и правительственные силы ДРА предприняли серию различных по масштабу военных кампаний, названных «Панджшерскими операциями».
Согласно принятой версии российских исследователей (ссылающихся на выкладки западных историков) всего за годы Афганской войны в многострадальном ущелье объединёнными советско-афганскими войсками было проведено девять операций.
Также любопытно, что в зарубежных источниках термин «операция» используется крайне редко. Наши забугорные друзья предпочитают называть боевые действия в Панджшере «наступлением», «зачисткой», «рейдом» и т.п. Суть вкладываемого посыла понятна.

Сколько их было?

Как ни странно, до сих пор нет единого мнения относительно точного количества операций, проведённых в Панджшерском ущелье. Разные источники называют разные цифры: от трёх до двенадцати, иногда и вовсе расплывчато говорится о двух операциях в год.
Например, в книге «Война в Афганистане (1979-1989): История, Тактика, Оружие» кандидат исторически наук Аристид Кокорес прямым текстом пишет об отрядах легендарного Ахмад Шаха Масуда, которым удалось отбить десять наступлений Советских войск в Панджшерскои долине и не позволить Советам выиграть войну. Полковник ВВС США Дэйв Шанк также рассуждает о десяти крупномасштабных наступательных операциях, не давших Советам «прочного результата». В книге «С кем воевала советская Армия» генерал-майора Евгения Никитенко, заместителя начальника оперативной части 40-й армии, говорится о двенадцати совместных операциях, проведённых советскими войсками и армией Афганистана. Та же цифра фигурирует и в книге Андрея Николаева «На страже границ Отечества». Известный российский исследователь Афганской войны Александр Ляховский рассказывает о трёх операциях в Панджшере в 1980, 1982, 1984 годах. При этом ш в воспоминаниях генералов 40-й армии Игоря Родионова и Виктора Дубынина упоминается четвёртая операция 1985 года. Шесть Панджшерских операций описывается в книге Владимира Снегирёва и Давида Гая «Вторжение. Неизвестные страницы необъявленной войны». Трудно объяснить подобные расхождения.

Операции 1980-1981 года

1-я Панджшерская операция была проведена 9 апреля 1980 года. Спустя три месяца после ввода войск на территорию Афганистана советское командование переходит к активным действиям по нейтрализации группировки Ахмад Шах Масуда и зачистке от боевиков прилегающих районов — перевала Саланг и Шутульского ущелья, С этой целью под началом заместителя командующего 40-й армии генерал-майора Леонида Печевого была сформирована тактическая группа из 3 советских и 2 афганских батальонов общей численностью в 1000 бойцов. Объединённые войска разделились на две группы. Первая, избегая открытых конфронтации, должна была совершить быстрый марш-бросок из посёлка Анава через Руху до Паси-Шахи-Мардана и развернуться навстречу основным силам. В это время вторая группа стремительно вошла в Панджшерское ущелье, сбивая неорганизованное сопротивление моджахедов. Взятые врасплох повстанцы спешно покидали огневые позиции, бросали оружие и документы (карты, списки, удостоверения, фотографии сторонников). К концу четвёртого дня большую часть беглецов удалось отследить и уничтожить. Группировка Ахмад Шаха распалась и понесла большие потери, благодаря чему обстрелы и диверсии в Южном Саланге на какое-то время прекратились. В частности, поддержанию недолгого хрупкого спокойствия способствовало соглашение с полевым командиром группировки, по условиям которого Масуд обещал не нападать на союзные силы, а те, в свою очередь, должны были обеспечить ему огневую поддержку в случае конфликта с отрядами Исламской партии Афганистана.
Переоценив перемирие, советское командование не стало оставлять в освобождённых кишлаках охранные отряды и вывело войска. Лишь в кишлаке Руха остался пехотный полк ДРА, который вскоре был боёв выдавлен и гарнизона. Лидер моджахедов не планировал блюсти договор и использовал его как передышку, чтобы собраться с силами.
В течение последующих полутора лет пришлось провести ещё три аналогичных наступательных рейда — осенью 1980 года (2-я операция), в марте и сентябре 1981 года (3-я и 4-я Панджшерская операции соответственно).

Операции 1982 года

Так как правительству Афганистана так и не удалось закрепиться в Панджшерском ущелье, Политбюро ЦК КПСС санкционировало проведение следующей крупной общевойсковой операции. Планирование кампании началось с детального изучения расположения душманских отрядов на местности. За десять дней до начала майской операции, пятой по счёту, была проведена аэрофотосъёмка долины Панджшера, района Шахраи и прилегающих к ним областям. Благодаря этому удалось локализовать 95 отрядов мятежников общей численностью до 3 000 боевиков, порядка 100 зенитных орудий и множество складов. На сей раз было задействовано около 12000 человек личного состава. К участию в операции были привлечены силы 36 батальонов (20 афганских и 16 советских), более 320 единиц бронетехники, 155 тяжёлых орудий и авиация. Хотя отряды душманов значительно уступали численностью войскам ОКСВА и ДРА, они избрали партизанскую тактику боя и нападали из засад в прилегающих долинах. Лишь благодаря действиям отрядов спецназа и авиации, ценой больших усилий и потерь к концу мая были уничтожены базы исламских комитетов и штаб Масуда в ущелье Парандех. Панджшер вновь был отбит.
По итогам 6-й Панджерской операции, проведанной в августе—сентябре 1982 года, руководству 40-й армии удалось заключить с Ахмад Шахом повторное перемирие, на этот раз соблюдавшееся два года. Увы, и оно оказалось фиктивным. Годами позже профессор Роберт Бауманн в книге «Вторжение СССР в Афганистан 1979-1988» почти влюблённо напишет: «Советы провели новую кампанию в долине Панджшер — пятый и шестой раз. Их целью было сокрушить могущество лидера сопротивления Ахмад Шаха Масуда, командира таджикских формирований численностью свыше 3000 бойцов, чей организаторский талант, харизма, и устойчивость стремительно формирует его почти мифический образ. Между тем, для укрепления своего влияния и лидерства в сопротивлении Масуд вёл подготовку и набор бойцов из числа местного населения, назначал своих представителей с административными и политическими полномочиями в населённые пункты долины. Масуд формировал мобильные подразделения, каждое около семидесяти пяти мужчин».

Конец второго перемирия

Вначале 1984 года генсек ЦК НДПА Бабрак Кармаль попросил советскую сторону об очередном военном вмешательстве, чтобы окончательно уничтожить силы Масуда. К тому времени ушлый полевой командир успел выстроить мощную инфраструктуру и накопить достаточно вооружения для новой волны сопротивления. СССР согласился, тем более что командование 40-й армии всё чаще начало получать сообщения о нападениях на транспортные колонны, следующие по дороге «Кабул-Хайратон», а сам Масуд перестал выходит на контакт, что фактически означало конец перемирию.
С 19 апреля по 5 мая была проведена 7-я Панджшерская операция. Двухдневная тяжёлая бомбардировка уничтожила выстроенные боевиками укрепления, но из-за утечки информации Масуду с основными силами заранее удалось скрыться из зоны поражения. Хоть и ненадолго, ущелье стало относительно безопасной зоной.
В 1985 году были прошли ещё две кампании, 8-я и 9-я. В начале июня Ахмад Шах Масуд атаковал базу афганских частей в Рухе и сжёг склад боеприпасов. Эта показательная акция была разыграна для того, чтобы отвлечь внимание союзников от нападения на гарнизон бригады Царандой МВД Афганистана в Пишгоре, в ходе которого мятежники взяли в плен 500 афганских военнослужащих, включая 126 офицеров, и убили их командира. К тому моменту оба гарнизона находились в тяжёлых, практически блокадных условиях. Заканчивался провиант, в рядах солдат зрело беспокойство, чем и воспользовались боевики. Когда спустя неделю моджахеды узнали о начале наступления сил контингента, пленников жестоко убили. С одно стороны, операция завершилась успешно: удалось избежать затяжных ожесточённых боёв и многочисленных жертв, было захвачено оружие, боеприпасы и важные документы, брошенные бежавшими мятежниками. Но с другой — Масуду с основными силами вновь удалось сбежать тайными горными тропами.

Итоги Панджшерских операций

Панджшерские операции больше напоминали злую шутку — игру в салки, стоившую жизни тысячам военнослужащих и мирных жителей. Раз за разом полевому командиру моджахедов удавалось скрываться от союзных войск и спустя время возвращаться на насиженное место.
Итогом всех операций было установление контроля за Панджшерским ущельем. К сожалению, временного, потому как группировки Масуда, несмотря на тяжелейшие потери людей и вооружения, как раковая опухоль паразитически быстро восстанавливали боеспособность и утраченную власть в регионе, реконструировали разрушенные в боях опорные пункты и параллельно создавали резервы оружия и боеприпасов. Как позже сообщил портал «Радио и Телевидение Афганистана», Советы не смогли победить силы Масуда. Так или иначе, тотальный контроль за Панджшерским ущельем не входил в задачи 40-й армии.
Это было невыполнимо, так как требовало привлечения колоссального объёма ресурсов и людей, которыми ни силы ДРА, ни контингент физически не располагали.
Сил не хватало даже для обеспечения должного надзора за разбитыми частями группировки Масуда, что и позволяло им в кратчайшие сроки с лихвой восстанавливать утраченный боевой потенциал.

Журнал: Запретная история №12, декабрь 2019 года
Рубрика: Панджшерские операции
Игнат Волхов

Метки: СССР, армия, ущелье, Историческая правда, Афганская война, Афганистан, Панджшер, моджахеды, Ахмад Шах Масуд

Капчагайский батальон

СПЕЦНАЗ ГРУ в Афганистане

(краткая военно-историческая справка)

…Сделать то, что выполняли спецназовцы в Афганистане, под силу только беспредельно мужественным и решительным солдатам. Люди, служившие в батальонах спецназа, были профессионалами самой высокой пробы.

Генерал-полковник Громов Б.В.
(«Ограниченный контингент»)

Во время ввода советских войск в Афганистан, кроме уже находившегося здесь 154-го «мусульманского» батальона в составе 40-й армии было и другое подразделение спецназа — 459-я отдельная рота, укомплектованная добровольцами из 15-й бригады спецназа ТуркВО. В роте было четыре группы, положенные по штату и первоначально отсутствовала бронетехника (подчинялась рота разведотделу 40-й армии). Эта рота была первым подразделением, участвовавшим в боевых операциях в Афганистане. На начальном этапе она проводила свои операции по всей территории страны. Первую операцию спецназа в «афганской войне», провела группа капитана Сомова.

Кроме этого подразделения, в 1980-81 г.г. к ведению разведки и реализации разведданных привлекались группы «мусульманского батальона», который к тому времени был уже на территории Советского Союза. Офицеры батальона также занимались подготовкой военнослужащих общевойсковых и воздушно-десантных подразделений для выполнения спецзадач, так как штатных разведподразделений не хватало.

Учитывая эффективность действий спецподразделений, продемонстрированную за этот период, было решено усилить спецназ 40-й армии. С конца 1981 года начинается широкомасштабное применение частей спецназа в Афганистане. В октябре 1981 года было введено два отряда: 154-й (бывший «мусульманский батальон», в Афганистане получил условное наименование 1 омсб) на север страны в Акчу, провинция Джаузджан, и 177-й (второй «мусульманский батальон» на базе 22-й бригады спецназа Среднеазиатского ВО, в Афганистане – 2-й омсб) в Меймене, провинция Фарьяб – на северо-запад.

Отряды вначале занимались в основном боевыми операциями по обеспечению безопасности районов, прилегающих к советско-афганской границе. В 1982 году, после ввода в северные провинции Афганистана мотоманевренных групп погранвойск, отряды были переброшены в центр страны: 1-й батальон в Айбак, провинция Саманган, 2-й – в Руху в Панджшере, провинция Каписа, а через год – в Гульбахор, провинция Парван.

Кабульская рота выполняла боевые задачи, в основном, в районе Кабула и провинциях, граничащих с Пакистаном.

Подготовкой военнослужащих к службе в Афганистане занимался учебный батальон бригады спецназа ТуркВО в Чирчике. Наводчики-операторы, механики-водители БМП, водители БТР, приходили из общевойсковых учебных частей, другие специалисты – из учебного полка в Ленинградском ВО. В 1985 году, дополнительно к учебному батальону в Чирчике, для подготовки сержантов и специалистов был сформирован учебный полк спецназа. Эти две части готовили военнослужащих только для службы в Афганистане, через который прошло большинство офицеров этой части.

К 1984 году стало ясно, что главная задача спецназа состоит в создании барьера на пути снабжения мятежников оружием, боеприпасами и материальными средствами из Пакистана и частично Ирана. Поэтому весной 1984 года была проведена передислокация частей спецназа к Пакистанской границе и увеличено количество батальонов: 1-й батальон переброшен из Айбака в Джалалабад, провинция Наргархар, 2-й в н.п. Паджак, под Газни, провинция Газни. В феврале 1984 года был введен 173-й отряд (в Афганистане – 3-й омсб) от 12-й бригады Закавказ.ВО в р-н Кандагарского аэродрома, провинция Кандагар.

В апреле 1984 года была проведена операция по блокированию части Пакистанской границы и создана зона «Завеса» по линии Кандагар –Газни-Джелалабад. Началась «караванная война», которая продлилась более 4 лет и сделала спецназ легендой 40-й армии.Выполнение задач по перекрытию границ требовало больших сил и поэтому в конце 1984 – начале 1985 года спецназ был усилен вдвое.

Осенью 1984 года в Калагулай, под Баграмом, провинция Лагман, ввели 668-й отряд (4-й омсб) от 9-й бригады спецназа Киевского ВО. В начале 1985 года дополнительно введено три отряда: от 16-й бригады спецназа Московского ВО под Лашкаргах, провинция Гильменд, встал 370-й отряд (6-й омсб), от 5-й бригады Белорус.ВО – в Асадабад, провинция Кунар, 334-й отряд (5-й омсб), от 8-й бригады Прикарпат.ВО – под Шахджой, провинция Зобуль, 186-й отряд (7-й омсб). Кроме этих батальонов, прямо в Афганистане был сформирован 411-й отряд спецназа (8-й омсб), вставший на иранском направлении, около Фарахрутского моста на трассе Шинданд – Гиришк; 4-й батальон из под Баграма перебросили в кишлак Суфла, на трассе Гардез-Кабул, недалеко от Баракибарак, провинция Кабул.

Все отряды были сформированы по образу «мусульманского» батальона, с некоторыми изменениями в организационно-штабной структуре. Эти восемь батальонов были объединены в две бригады, штабы которых ввели в Афганистан в апреле 1985 года. В 22-ю бригаду спецназа (из Среднеазиатского ВО), вставшую под Лашкаргах, вошли: 3-й «Кандагарский», 6-й «Лашкаргахский», 7-й «Шахджойский» и 8-й «Фарахрутский» батальоны. В 15-ю бригаду (из ТуркВО) в Джелалабаде входили остальные батальоны: 1-й «Джелалабадский», 2-й «Газнийский», 4-й «Баракинский» и 5-й «Асадабадский». «Кабульская» 459 – я рота осталась отдельной.

Все батальоны дислоцировались большей частью недалеко от пакистанской, и, частично, иранской границы, действуя на 100 караванных маршрутах. Они препятствовали проникновению в Афганистан новых отрядов мятежников и караванов с оружием и боеприпасами. В отличие от других батальонов, 5-й «Асадабадский» батальон действовал, в основном, в горах провинции Кунар, против баз, учебных центров и складов мятежников.

Всего к лету 1985 года в Афганистане было восемь батальонов и отдельная рота спецназа, которые могли, одновременно, выставить до 76 разведгрупп. Для координации деятельности частей спецназа в разведотделе 40-й армии был создан Центр боевого управления (ЦБУ) в составе 7-10 офицеров, который возглавлял заместитель начальника разведки по спецработе. Такие ЦБУ были и в бригадах, и во всех батальонах спецназа.

Несмотря на все усилия, спецназ перехватывал 12-15% всех караванов из Пакистана и Ирана, хотя некоторые батальоны ежемесячно уничтожали 2-3 каравана. По словам самих спецназовцев и данным разведки, лишь в одном из трех выходов спецназ имел столкновение с противником. Но всегда спецназ был морально настроен на победу, благодаря высокому боевому духу своих солдат и офицеров.

После объявления Кабулом в январе 1987 года политики национального примирения и сокращения, в связи с этим, числа боевых операций советских войск, спецназ остался наиболее активной частью 40-й армии и продолжал выполнять свои задачи в прежнем объеме. Исламская оппозиция отвергла мирные предложения, и поток караванов из-за границы еще более усилился. Только за 1987 год подразделения спецназа перехватили и уничтожили 332 каравана. «Караванная война» продолжалась до начала вывода советских войск из Афганистана.

В мае 1988 года части спецназа одними из первых покинули афганскую землю. Было выведено: штаб 15-й бригады и три батальона («Джелалабадский», «Асадабадский», «Шахджойский») с юго-востока Афганистана. Два других батальона 15 бригады («Газнийский», «Баракинский) были переброшены в Кабул.

В августе 1988 года вышли три батальона 22-й бригады с юга и юго-запада («Лашкаргахский», «Фарахский», «Кандагарский»).

К осени 1988 года в Афганистане осталось два батальона и отдельная рота (все в Кабуле), которые до конца вывода 40-й армии выполняли боевые задачи по прикрытию столицы и прилегающих районов. Вышли все эти части в феврале 1989 года в числе последних.

Из-за отсутствия полной информации не представляется возможным дать подробный анализ боевой деятельности каждого батальона спецназа. Но известно, что спецназ уничтожил за годы войны свыше 17 тысяч мятежников, 990 караванов, 332 склада, захватил в плен 825 мятежников. По некоторым данным, иногда подразделения спецназа давали до 80% результатов боевой деятельности всей 40-й армии, составляя от общей численности советских войск в Афганистане только 5-6%. О накале борьбы говорят и цифры потерь: в 22-й бригаде погибло 184 человека, в 15-й – около 500 человек.

Печальную известность получил случай в апреле 1985 года в Мараварском ущелье провинции Кунар, когда погибло две группы 1-й роты «Асадабадского» батальона. Иногда группы спецназа погибали полностью, в воспоминаниях Б.Громова упоминается о трёх таких случаях за 1987-88 г.г.

За героизм и мужество 6 военнослужащих спецназа были удостоены звания «Героя Советского Союза» (из них 4 человека получили это звание посмертно): рядовой В.Арсенов (посмертно), капитан Я.Горошко, младший сержант Ю.Исламов (посмертно), лейтенант Н.Кузнецов (посмертно), старший лейтенант О.Онищук (посмертно). Сотни разведчиков получили ордена, тысячи – боевые медали.

Интересна оценка деятельности спецназа в Афганистане американскими специалистами. Так, в статье Дэвида Оттауэля в «Вашингтон пост» за 6 июля 1989 г. пишется, что «…Советский Союз оказался способен проявлять чрезвычайную гибкость в приспособлении Сил специального назначения к задачам операций лёгкой пехоты…» и далее: «…единственные Советские войска, которые воевали успешно – это силы спец. назначения…»

В сложной ситуации, сложившейся вокруг СНГ после развала Советского Союза, возрастает роль частей спецназначения в защите интересов содружества в ближнем зарубежье, с использованием афганского опыта.

ГАЙСКИЙ БАТАЛЬОН

Особое задание

В 1981 году был издан приказ начальника Главного разведывательного управления и Генерального штаба о создании отряда специального назначения с пунктом дислокации в г. гай Среднеазиатского военного округа. Одновременно была создана и приступила к работе комиссия из ГРУ и разведуправления по формированию войсковой части 56712. Помимо того, что требовались национальные кадры, в обязательном порядке учитывались:

  • физическая подготовленность личного состава;
  • хорошее владение оружием и техникой, которые были на вооружении войсковой части;
  • подготовленность личного состава в знании языка (в первую очередь — уйгурского, узбекского, таджикского). Поэтому, учитывая предполагаемые задачи, которая будет решать часть, 50-60 % были лица уйгурской национальности.

Первым делом встал вопрос о назначении командира части. Критерии оставались те же, что были выше. В разведуправление приглашали на беседу 4-5 командиров, в том числе и меня.

Немного о себе.

Я, Керимбаев Борис Тукенович, родился 12 января 1948 года в с. Прудки Джамбульского района Алматинской области. После окончания средней школы поступил в 1966 году в Ташкентское высшее командное училище им. В.И. Ленина. Закончил его в 1970 году и был направлен для прохождения службы в ГСВГ (Группу советских войск в Германии). В течение трех лет проходил службу в должности командира мотострелкового взвода. В 1973 году был назначен командиром разведывательной роты. В 1975 году заменился в КСАВО, на должность командира разведроты. В 1977 году был назначен заместителем начальника штаба, позднее — командиром мотострелкового батальона в/ч 52857 в г. Темиртау. В 1980 году был оформлен в 10-м управлении Генштаба для загранкомандировки в Эфиопию в должности советника командира пехотной бригады.

В январе 1980 года я отправлял технику своего батальона в Афганистан, затем убыл получать взамен новую. Возможно, в это время уже решалась моя судьба. Не успел я с техникой прибыть в г. Темиртау, помню, это было воскресенье, как командир части отдал распоряжение: в понедельник в 10.00 прибыть в управлении разведки САВО в г. Алма-Ата. Сменив один чемодан (“тревожный”) на другой, я в назначенное время был в бюро пропусков Штаба КСАВО на пересечении улиц Джандосова и Правды и доложил о своем прибытии дежурному.

В это время на КПП вышел подполковник (его фамилию я узнал позже – Трепак, он был офицером разведотдела). Увидев меня, заинтересовано пригляделся, подошел и спросил:

— Откуда вы, товарищ майор? Ваша фамилия?

Узнав, кто я, он схватился за голову. Представьте себе мое состояние в этот момент. Естественно спросил у него:

— Товарищ подполковник, скажите, куда меня направляют? Может отказаться?

Однако он мне ничего не сказал, а только периодически хватался за голову с тихими возгласами – «Ой-ой-ой».

После его ухода я в растерянном состоянии простоял, наверное, минут десять, пока в бюро пропусков не прибыл представитель ГРУ ГШ ВС СССР полковник Солдатенко. Он быстро, без всяких формальностей провел меня, чуть ли не за руку в управление разведки на комиссию ГРУ. Здесь я так и не узнал, куда меня хотят направить. Правда был поставлен в известность: комиссия пришла к выводу, что я подхожу, и вынесла единогласное решение об утверждении моей кандидатуры. Когда спросил: “Куда я подхожу?” — они ничего мне не ответили.

Страница 1 — 1 из 13
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

КЕРИМБАЕВ Борис Тукенович