Падения византийской империи

Взятие Константинополя турками, падение Византийской империи

29.05.1453 (11.06). – Взятие Константинополя турками, падение Византийской империи

Падение Византии

Константинополь. Из немецкой летописи 1493 г.

Константинополь был основал в 324 г. Императором Римской империи Константином Великим на месте небольшого города Византии, известного с VII г. до н. э. как греческая колония на Босфоре. Константин быстро расширил город в несколько раз: были построены новые дворцы, возведена огромная церковь Апостолов, сооружены крепостные стены, со всех концов империи в город свозились произведения искусства, стремительно росло население благодаря притоку из европейских и азиатских провинций. 11 мая 330 г. Император Константин официально перенес столицу Римской империи из Рима в Константинополь и назвал его Новым Римом – столицей обновленной христианством Римской империи.

Город столь стремительно развивался, что уже через полвека, при правлении Императора Феодосия, были возведены новые городские стены (их руины сохранились до наших дней), заключившие в себя семь холмов – как и в первом Риме. После смерти Феодосия в 395 г. Римская империя разделилась на Западную Римскую империю и Восточную Римскую империю. После гибели Западной Римской империи под натиском варваров (476) Восточная империя стала единственным преемственным продолжателем Римской. Однако когда на Западе предприняли попытку восстановления Римской империи (коронация папой Львом III франкского короля Карла Великого в 800 г.) Восточную Римскую империю стали называть Византийской или просто Византией, хотя самоназванием это никогда не было, и до конца существования Византии империя называлась Ромейской (то есть Римской), а её жители — ромеями (римлянами).

Во времена правления Императора Юстиниана (527–565) для Константинополя наступает «золотой век». Юстиниан заново отстраивает столицу, привлекая лучших архитекторов своего времени. Строятся новые здания, храмы и дворцы, центральные улицы нового города украшаются колоннадами. Особое место занимает строительство собора Святой Софии, который стал самым большим храмом в христианском мире и оставался таковым на протяжении более чем тысячи лет.

Второй расцвет Константинополя начинается в IX веке с приходом к власти Македонской династии (856–1071). Империя отражает натиск арабов на востоке и включает себя славянские народы на западе. Усиливается миссионерская деятельность, преимущественно среди славян, примером чему служит деятельность свв. Кирилла и Мефодия. С крещением Руси в IX веке русская земля становится церковной провинцией Второго Рима.

В результате изменения вероучения западной Церковью, в 1054 г. произошло отделение католиков от Православия. Их враждебность к Византии как к сопернику привела 13 апреля 1204 г. к захвату, разграблению и почти полному разорению Константинополя рыцарями Четвертого крестового похода. Город становится столицей «Латинской империи» крестоносцев, в котором экономическое господство перешло к венецианцам. Однако в июле 1261 г. византийцы, поддержанные генуэзцами, отвоевывают город, и власть переходит к византийской династии Палеологов.

Византийский Константинополь, находящийся на стратегическом мосту между Европой и Азией, более тысячелетия был культурной и духовной столицей вселенской христианской Империи — наследницы Древнего Рима и Древней Греции. На протяжении Средних веков Константинополь был самым большим и самым богатым городом Европы, «Царицей городов» (Vasileuousa Polis). В славянских странах он так и назывался: Царьград.

С середины XIV века после захвата ключевых позиций в городе венецианцами и генуэзцами (точнее еврейскими торгово-финансовыми кланами), политическая власть Империи неуклонно слабела, государственная дисциплина и нравственность падала. А с конца XIV века появилась новая опасность на востоке: Константинополем не раз пытались овладеть османские турки. Турция неуклонно расширяла свои владения захватом византийских провинций.

Не обошлось при этом и без интриг антихристианского народа. Еврейский историк Грец пишет в «История евреев» (тт.9 и 10): «Еврейские и марранские оружейные мастера и знатоки военного дела, которые вследствие насильственных крещений принуждены были покинуть Испанию и нашли себе убежище в Турции, много способствовали падению Византии», в награду получив у турецких завоевателей «гостеприимное убежище»; султан Магомет II «призвал в совет министров верховного раввина и оказывал ему всяческие почести». В Турцию направился значительный поток евреев, изгоняемых в это время из западноевропейских стран. «На верность, надежность и пригодность евреев они могли вполне рассчитывать»; так, изгнав евреев, «христианские народы известным образом сами доставили своим врагам, туркам, оружие, благодаря чему последние получили возможность подготовить им поражение за поражением и унижение за унижением».

В частности, евреи, контролируя всю восточную торговлю и таможню, «приобрели большие богатства, которые уже тогда доставляли власть», и через султанов успешно влияли на европейскую политику, — пишет Грец. (Тут надо учесть международный характер еврейской финансовой власти, от которой зависело большинство западноевропейских дворов.) «Власть была, действительно, так велика», что христианские государства «обращались к ним с мольбами… настроить султана в пользу войны» против тех или иных своих соперников. При этом богатая еврейка Грация Мендесия, принадлежавшая к банкирскому дому, должниками которого были «германский император и владыка двух частей света, Карл V, король Франции и множество других князей», «пользовалась влиянием, точно королева… Ее называли Эсфирью того времени». Кроме того, «еврейские женщины… добились при султанах Мураде III, Магомете IV и Ахмеде I при посредстве гарема большого влияния. Между ними особенно выделялась Эсфирь Киера… она раздавала государственные должности и назначала военачальников». «Христианские кабинеты и не подозревали, что ход событий, вовлекавших их в свой круговорот, был приводим в движение еврейской рукой», – откровенничает еврейский историк.

Однако более всего в падении Второго Рима виновны византийские архиереи и Император, которые пошли в 1439 г. на Флорентийскую унию с Римом, надеясь на обещанную при этом условии помощь западных христиан в обороне от магометан. Но помощь Западом оказана не была. Более того – хотя уния в 1450 г. была разорвана, Византия осталась без Божией помощи, когда турки осадили Царьград.

23 мая, за шесть дней до падения Константинополя, в полнолуние произошло трехчасовое лунное затмение, покрывшее город полным мраком и ослабившее дух осажденных. На следующий день было еще одно страшное знамение: «В ночь на пятницу озарился весь город светом, и, видя это, стражи побежали посмотреть, что случилось, думая, что турки подожгли город, и вскричали громко. Когда же собралось множество людей, то увидели, что в куполе Великой Церкви Премудрости Божией из окон взметнулось огромное пламя, и долгое время объят был огнем купол церковный. И собралось все пламя воедино, и воссиял свет неописуемый, и поднялся к небу. Люди же, видя это, начали горько плакать, взывая: «Господи помилуй!». Когда же огонь этот достиг небес, отверзлись двери небесные и, приняв в себя огонь, снова затворились…». 28 мая ночью «воздух в высоте сгустился, навис над городом, словно оплакивая его и роняя, как слезы, крупные красные капли, подобные по величине и по виду буйволовым глазам, и оставались они на земле долгое время, так что дивились люди и пришли в великое отчаяние и ужас» («Повесть о взятии Царьграда турками в 1453 году»).

29 мая ворвавшиеся в город турки убили последнего византийского Императора Константина ХI Палеолога (с него была снята кожа, набита и в виде чучела отправлена в другие турецкие владения как победный трофей), перебили множество людей, разрушили и осквернили храмы. Согласно преданию, в храме Св. Софии служба шла до последней минуты, и на глазах ворвавшихся врагов последний священник вместе со священными сосудами скрылся в разомкнувшейся перед ним южной стене храма. Православные верят, что он будет оставаться за стеной до тех пор, пока в храме не возобновится православное богослужение.

С момента своего Крещения Русь была религиозной провинцией Византии. Падение Константинополя побудило Русь осознать себя преемницей – Третьим Римом, хранящим истину Православия и удерживающим мір от разгула сил зла.

В годы Первой міровой войны Константинополь был основной геополитической целью России, обещанной и союзниками по Антанте, но те расчетливо предали русского Царя… Будет ли когда-либо воздвигнут крест на св. Софии?.. Исполнится ли предсказание, написанное на гробнице св. Царя Константина, о том, что сначала мусульмане победят и разрушат Константинополь, но позже «народи русии вкупе с причастники победят всего Исмаила» и во главе со своим Царем освободят Царьград?.. (Толкование надписи в 1421 г. сенатором Г. Схоларием).

В 1930 г. турки переименовали Константинополь в Стамбул…

Встреча двух павших Римов…

…Наш теплоход отправился с Графской пристани Севастополя по тому же маршруту, что уходили и белые воины в 1920-м. На вторые сутки мы подошли к Стамбулу (для нас Константинополю) глубокой ночью. С верхней палубы открывалось величественное зрелище. Древний Босфор был полон огней и кипел своей морской жизнью: она, тесно сужаясь в этом месте, перетекала сквозь узкое горлышко между Европой и Азией, не останавливаясь ни на минуту даже ночью: из России текли приватизированные дары природы – нефть, руда и металлы, удобрения, лес; навстречу – изготовленные из этого сырья товары.

Над правым берегом двигался вместе с нами кроваво-красный полумесяц, бороздя Европу своим нижним рогом; азиатская сторона из темноты молча взирала на эту символическую картину нынешнего внутриевропейского этнического процесса…

Ловко притерся к борту катер с турецким лоцманом (услуга обязательная за тысячу долларов), и вот наша палуба уже движется мимо кварталов Перы (район с северной стороны от бухты Золотой Рог). Вот также три четверти века назад подходила сюда флотилия из 126 судов армии генерала Врангеля, набитых беженцами. Среди них был человек, по следам которого мы решили отправиться в это путешествие: подполковник-марковец Владимір Ильич Янышев, дед моей супруги, имевший немало наград уже за Великую войну. Формально Турция проиграла ее, но в данном случае победители и побежденные поменялись местами: несколько дней русским судам не разрешали даже подойти к берегу, масса людей на палубах мокла под ноябрьским дождем. Сколько унижений пришлось испытать тогда русским, навсегда потерявшим родину…

Генерал Врангель (преемник официальной русской власти от Колчака и Деникина) требовал уважения к Русской армии, которая внесла огромный вклад в победу союзников над Центральными Державами: «Я несколько недоумеваю, как могут возникать сомнения, ибо принцип, на котором построена власть и армия, не уничтожен фактом оставления Крыма». Но Антанта уже заключила тайный союз с большевиками. Французский премьер Клемансо заявил, что «России больше нет». Суда, все денежные средства и имущество Белой армии были конфискованы французами «для покрытия убытков». Англичане настаивали на немедленной репатриации эмигрантов назад, в Советскую Россию (где в это время шел крымский террор Бела Куна и Землячки: были расстреляны многие десятки тысяч человек)…

Еще «сильнее, чем физические лишения, давила нас полная политическая безправность. Никто не был гарантирован от произвола любого агента власти каждой из держав Антанты. Даже турки, которые сами находились под режимом произвола оккупационных властей, по отношению к нам руководствовались правом сильного», – писал Н.В. Савич, ближайший сотрудник Врангеля.

«На Босфоре стоят английские дредноуты с гигантскими пушками. По улицам проходят войска во французской, английской, греческой формах, а русские, затерянные в толпе, приравнены к тем, кого чернокожие разгоняют палками у ворот международного бюро, ищут приюта в ночлежках, пищи в даровых столовых…», – свидетельствуют два других очевидца (В.Х. Давац, Н.Н. Львов. «Русская армия на чужбине». Белград, 1923).

Получить визу в другие страны беженцам было невозможно. «Началось тяжелое существование, когда человек всецело поглощен заботами о насущном хлебе, о ночлеге, о том, чтобы как-нибудь добыть средства для своей семьи. Тяжело было видеть старых, заслуженных людей с боевыми отличиями, торгующих разными безделушками на Пере, русскую девушку в ресторанах, детей, говорящих по-русски, в ночную пору на улицах, заброшенных и одичавших…». Были рады любой работе: «Бывший камергер чистил картошку на кухне, жена генерал-губернатора стояла за прилавком, бывший член Государственного Совета пас коров… Жены офицеров становились прачками, нанимались прислугой. Появиться в хорошем костюме, обедать в модном ресторане было предосудительным. Это могли позволить себе только спекулянты». Жена подполковника Янышева Надежда Алексеевна продавала букетики цветов на Пере…

То унижение 1920 года имело и символический историософский оттенок. Ведь для русских это был не Стамбул, никто его так не называл, а Царьград-Константинополь – павшая имперская столица Второго Рима, от которого мы переняли его вселенское удерживающее призвание. Сколько веков мечтали мы вновь водрузить крест на Святой Софии и как близок был не раз этот момент!.. Но каждый раз этого не допускали наши «христианские» «союзники», в конце концов свергшие и нашу православную монархию, – в частности, чтобы не отдавать ей Константинополь как обещанную награду… Не удержался Третий Рим по грехам нашим, а четвертому уж не бывать – некому перенимать тяжкую имперскую ношу христианской государственности. А потому нельзя было сдаваться перед приблизившимся царством антихриста.

«Мы испили чашу национального унижения до дна… Мы поняли, что значит сделаться людьми без отечества. Весь смысл армии в том и заключался, что, пока была армия, у нас оставалась надежда, что мы не обречены затеряться в международной толпе, униженные и оскорбленные в своем чувстве русских».

И потому – «Совершилось русское национальное чудо, поразившее всех без исключения, особенно иностранцев, заразившее непричастных к этому чуду и, что особенно трогательно, несознаваемое теми, кто его творил. Разрозненные, измученные духовно и физически, изнуренные остатки армии генерала Врангеля, отступившие в море и выброшенные зимой на пустынный берег разбитого городка , в несколько месяцев создали при самых неблагоприятных условиях крепкий центр русской государственности на чужбине, блестяще дисциплинированную и одухотворенную армию, где солдаты и офицеры работали, спали и ели рядом, буквально из одного котла, – армию, отказавшуюся от личных интересов, нечто вроде нищенствующего рыцарского ордена, только в русском масштабе, – величину, которая своим духом притягивала к себе всех, кто любит Россию».

Как писал позже Савич: «Таким путем закладывался фундамент морального воспитания и обновления духа большой группы русских людей, пронесшей на своих плечах всю тяжесть междоусобной войны, испытавшей конечное поражение и изгнание, но не растерявшей духа, оставшейся морально целой, не сломленной несчастиями. Она закалилась в испытаниях и на ней оправдались слова поэта: так тяжкий млат, дробя стекло, кует булат. Судьба помогла Врангелю выковать моральную силу тридцати тысяч русских людей».

Этим людям не было суждено увидеть Россию. Галлиполийское чудо, длившееся около года, было последним подвигом врангелевской армии. Но им предстояло оказать решающее влияние на становление русской политической эмиграции.

С тех пор прошло почти 80 лет, однако Русское дело, к сожалению, не увенчалось должным успехом. Хотя жидобольшевицкая власть пала – ей на смену пришла жидодемократическая: змея лишь сменила кожу, ускользнув от исторической ответственности. И посещая современный мусульманский Стамбул-Константинополь, выносишь много сравнительно-поучительного. Это не только приобщение к тому выживанию Белой армии. Это и приобщение к смыслу истории.

В самóм отмененном гордом имени Второго Рима, в его оскверненных храмах, превращенных в мечети и музеи с величественными мозаичными фресками – изуродованными варварскими копьями, в темных руинах его башен и защитных стен, поросших травой – не устоявших перед дикой гортанной ордой – во всем этом не только в 1920-м, но и для нас в 2002 году тоже сквозила горечь нашей великой православной исторической утраты. Невольно приходила на ум параллель с падением нашего Третьего Рима, – только порос он сейчас еще не травой, а зловонными джунглями заморской рекламы, впрочем, с такими же стаями бродячих собак. И где же наша Белая армия, наш русский Галлиполи перед еще более близким концом света?..

Каждому русскому человеку полезно посетить утраченный православными великий город – Константинополь – как напоминание о бренности всего земного. Напоминание о том, что все великое заканчивается руинами, если более не служит Замыслу Божию… Напоминание о том, что у нас остался для этого лишь очень малый шанс. И о том, что он остался только у нас, русских. Только мы одни, покуда мы православные, даже если нас тоже окажется всего лишь тридцать тысяч вокруг десяти праведников, можем еще совершить свое русское чудо – восстановить Третий Рим для всего міра – как «стан святых и град возлюбленный» (Откр. 20). И потому мы обязаны ставить себе эту цель как национальную идею, несмотря ни на что.

М.Н.

Фреска из храма св. Софии

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25061101

Судьбы Восточной Римской империи

Мы уже указывали на те причины, которые обусловили большую кре­пость восточной половины империи: старые ремесленные навыки, более развитая система торговых путей, большая культурность населения в це­лом. Сама рабовладельческая система никогда не достигала на эллини­стическом Востоке той степени развития, как на римском Западе. В вос­точном (да и в греческом) рабстве сохранилось много элементов более примитивных и поэтому более мягких форм зависимости, внешне напо­минающих крепостничество. Так или иначе, производительные силы Во­стока — ремесло, торговля, городская жизнь — оказались менее подо­рваны рабством и дольше сопротивлялись страшному кризису, погубив­шему Запад. Но разница здесь была не принципиальная, не столько качественная, сколько количественная. Исторические судьбы античного Востока были те же самые.

В середине VI в. Восточная (или Византийская) империя сделала гран­диозное усилие восстановить былую римскую державу. Император Юсти­ниан (527—565 гг.) начал большие войны на Западе. Его полководцам Велизарию и Нарзесу удалось отобрать у вандалов Северную Африку, от­воевать у готов Италию и юго-восточную часть Испании. Византия высту­пила также с претензией на культурное наследство античного мира. При Юстиниане была проведена огромная работа по объединению и система­тизации римского права, результатом которой явился знаменитый Corpus iuris civilis («Свод гражданского права»). Грандиозный храм св. Софии, построенный в Константинополе, должен был свидетельствовать о мощи империи и благочестии императора.

Однако эти успехи, достигнутые ценой колоссальной затраты сил, были довольно сомнительны. От персов приходилось откупаться ежегодной да­нью. Северная граница едва держалась под напором славян, во множестве проникавших на Балканский полуостров. В самом Константинополе в 532 г. вспыхнуло страшное народное восстание, продолжавшееся 6 дней и чуть не стоившее Юстиниану трона. Восставшие в конце концов были оттесне­ны на ипподром, где правительственные войска перебили около 40 тыс. человек.

Уже в конце правления Юстиниана появились симптомы кризиса, вы­званного невероятным напряжением всех сил империи, а при его преем­никах наступила катастрофа: полное истощение казны, голодовки, восста­ния и потеря почти всех завоеваний Юстиниана. Мало того, в начале VII в. персы начали общее наступление на восточные границы империи. В ко­роткое время империя потеряла Египет, Сирию и Палестину, а передовые отряды персов дошли до самого Босфора. В это же самое время славяне и авары осаждали Константинополь.

Правда, императору Ираклию (610—641 гг.) удалось разбить персов и вернуть потерянные восточные провинции, но лишь на очень короткий срок. В то самое время как Ираклий победоносно воевал с персами, в Аравии происходило объединение арабских племен под знаменем новой религии — ислама. В 30-х гг. VII в. начались первые нападения арабов на Палестину и Сирию, а к 650 г. Палестина, Сирия, Месопотамия, часть Малой Азии, Египет и часть Северной Африки уже находились под вла­стью арабов. В следующие десятилетия арабы начали строить флот, зах­ватили острова Кипр, Родос и, пройдя Эгейское море, начали осаждать Константинополь. Нападение на столицу удалось отбить, но своих ази­атских и африканских владений Византии никогда больше не удалось вернуть.

Быстрота арабских завоеваний объясняется теми же причинами, что и легкость вторжений варваров на Западе: угнетенное туземное население не только не оказывало арабам сопротивления, но с восторгом встречало их как освободителей от гнета Византии.

Таким образом, к VIII в. Восточная империя оказалась ограниченной Балканским полуостровом, частью Малой Азии и островами Эгейского моря. Да и эти уцелевшие области были густо насыщены варварами (на­пример, Балканский полуостров — славянами). В них, так же как и в при­митивных варварских государствах Запада, из соединения крепостниче­ских отношений Поздней империи и общинного строя, принесенного вар­варами, стали развиваться феодальные отношения Средневековья. Процесс падения рабовладельческого общества и образования феодализма был, та­ким образом, в своих основных чертах одним и тем же как на западе, так и на востоке Средиземноморья. Античное рабство и основанная на нем куль­тура исчезли на всем протяжении бывшей Римской империи. Но они ис­чезли не бесследно: на почве, подготовленной тысячелетней историей ан­тичного общества, выросла новая общественная система, более высокая, более способная к историческому развитию.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Падение Константинополя и Византийской империи

29 мая 1453 года столица Византийской империи пала под ударами турков. Вторник 29 мая является одной из важнейших дат мировой истории. В этот день прекратила своё существование Византийская империя, созданная ещё в 395 году вследствие окончательного раздела Римской империи после смерти императора Феодосия I на западную и восточную части. С её гибелью завершился огромный период человеческой истории. В жизни многих народов Европы, Азии и Северной Африки наступил коренной перелом, обусловленный установлением турецкого владычества и созданием Османской империи.
Понятно, что падение Константинополя не является чёткой гранью между двумя эпохами. Турки ещё за столетие до падения великой столицы утвердились в Европе. Да и Византийская империя к моменту падения уже была обломком былого величия – власть императора распространялась только на Константинополь с предместьями и часть территории Греции с островами. Византию 13-15 веков назвать империей можно лишь условно. В то же время Константинополь был символом древней империи, считался «Вторым Римом».
Предыстория падения
В XIII веке одно из тюркских племён — кайы — во главе с Эртогрул-беем, выдавленное с кочевий в туркменских степях, откочевало в западном направлении и остановилось в Малой Азии. Племя оказало содействие султану крупнейшего из турецких государств (было основано турками-сельджуками) — Румского (Конийского) султаната — Алаэддину Кей-Кубаду в его борьбе с Византийской империей. За это султан отдал Эртогрулу в ленное владение земли в области Вифиния. Сын вождя Эртогрула — Осман I (1281—1326) несмотря постоянно на растущее могущество, признавал свою зависимость от Коньи. Только в 1299 году он принял титул султан и вскоре подчинил себе всю западную часть Малой Азии, одержав ряд побед над византийцами. По имени султана Османа его подданные стали называться османскими турками, или османами (оттоманами). Кроме войн с византийцами, османы вели борьбу за подчинение других мусульманских владений — к 1487 году турки-османы утвердили свою власть над всеми мусульманскими владениями Малоазиатского полуострова.

Большую роль в укреплении власти Османа и его преемников сыграло мусульманское духовенство, в том числе местными орденами дервишей. Духовные лица не только сыграли значительную роль в создании новой великой державы, но обосновывали политику экспансии, как «борьбу за веру». В 1326 году турками-османами был захвачен крупнейший торговый город Бурсу, важнейший пункт транзитной караванной торговли между Западом и Востоком. Затем пали Никея и Никомидия. Захваченные у византийцев земли султаны раздавали знати и отличившимся воинам в качестве тимаров – условных владений, получаемых за несение службы (поместий). Постепенно система тимаров стала основой социально-экономического и военно-административного устройства державы османов. При султане Орхане I (правил с 1326 по 1359 годы) и его сыне Мураде I (правил с 1359 по 1389 годы) были проведены важные военные реформы: иррегулярная конница была реорганизована — созданы созываемое из турков-земледельцев конное и пехотное войска. Воины конного и пехотного войск в мирное время были земледельцами, получая льготы, во время войны были обязаны прийти в армию. Кроме того, армию дополнили ополчением из крестьян христианской веры и корпусом янычар. В янычары первоначально брали пленных юношей-христиан, которых принуждали принять ислам, а с первой половины 15 столетия – из сыновей христианских подданных османского султана (в виде специального налога). Сипахи (своего рода дворяне османской державы, получавшие доход от тимаров) и янычары стали ядром армии османских султанов. Кроме того, в армии были созданы подразделения пушкарей, оружейников и др. частей. В результате на границах Византии возникла мощная держава, которая претендовала на господство в регионе.
Надо сказать, что Византийская империя и балканские государства сами ускорили своё падение. В этот период между Византией, Генуей, Венецией и балканскими государствами шла острая борьба. Часто борющиеся стороны стремились заручиться военной поддержкой османов. Естественно это резко облегчило экспансию османской державы. Османы получали информацию о путях, возможных переправах, укреплениях, сильных и слабых сторонах войск врага, внутренней ситуации и т. д. Христиане сами помогли переправиться через проливы в Европу.
Больших успехов турки-османы достигли при султане Мураде II (правил в 1421—1444 и 1446—1451 годах). При нём турки оправились после тяжёлого поражения, нанесённого Тамерланом в Ангорской битве 1402 года. Во многом именно это поражение и отсрочило гибель Константинополя на полстолетия. Султан подавил все восстания мусульманских владык. В июне 1422 года Мурад осадил Константинополь, но взять не смог. Сказалось отсутствие флота и мощной артиллерии. В 1430 году был захвачен крупный город Фессалоники в северной Греции, он принадлежал венецианцам. Мурад II одержал ряд важных побед на Балканском полуострове, заметно расширив владения своей державы. Так в октябре 1448 года состоялась сражение на Косовом поле. В этой битве османское войско противостояло объединёнными силами Венгрии и Валахии под командованием венгерского генерала Яноша Хуньяди. Ожесточённая трёхдневная битва завершилась полной победой османов, и решило судьбу балканских народов — на несколько веков они оказались под владычеством турок. После этого сражения крестоносцы потерпели окончательное поражение и больше не предпринимали серьёзных попыток отбить Балканский полуостров у Османской империи. Судьба Константинополя была решена, турки получили возможность решить задачу захвата древнего города. Сама Византия уже не представляла большой угрозы для турков, но коалиция христианских стран, опираясь на Константинополь, могла принести значительный вред. Город находился практически в середине османских владений, между Европой и Азией. Задачу по захвату Константинополя решил султан Мехмед II.
Византия. Византийская держава к 15 столетию утратила большую часть своих владений. Весь XIV век был периодом политических неудач. Несколько десятилетий казалось, что Сербия сможет захватить Константинополь. Различные внутренние раздоры были постоянным источником гражданских войн. Так византийский император Иоанн V Палеолог (правивший с 1341 — 1391 годы) свергался с престола трижды: своим свекром, сыном и затем внуком. В 1347 году прокатилась эпидемия «чёрной смерти», которая унесла жизни не менее трети населения Византии. Турки переправились в Европу, и пользуясь неурядицами Византии и балканских стран, к концу столетия вышли к Дунаю. В результате Константинополь оказался окружён почти со всех сторон. В 1357 году турки овладевают Галлиполи, в 1361 году — Адрианополем, который стал центром турецких владений на Балканском полуострове. В 1368 году султану Мураду I подчинилась Нисса (загородное местопребывание византийских императоров), и османы оказались уже под стенами Константинополя.
Кроме того, существовала проблема борьбы сторонников и противников унии с католической церковью. Для многих византийских политиков было очевидно, что без помощи Запада, империи не выжить. Ещё в 1274 году на Лионском соборе византийский император Михаил VIII пообещал папе добиваться примирения церквей из политико-экономических соображений. Правда, его сын император Андроник II созвал собор восточной церкви, который отверг решения Лионского собора. Затем Иоанн Палеолог поехал в Рим, где торжественно принял веру по латинскому обряду, но помощи от Запада не получил. Сторонниками унии с Римом были в основном политики, либо принадлежали интеллектуальной элите. Открытыми врагами унии было низшее духовенство. Иоанн VIII Палеолог (византийский император в 1425—1448 годах) считал, что Константинополь можно спасти только с помощью Запада, поэтому постарался как можно быстрее заключить унию с римской церковью. В 1437 году вместе с патриархом и делегацией православных архиереев византийский император отправляется в Италию и провел там более двух лет безвыездно, сначала в Ферраре, а затем на Вселенском соборе во Флоренции. На этих заседаниях часто обе стороны заходили в тупик и готовы были остановить переговоры. Но, Иоанн запретил своим епископам покидать собор до принятия компромиссного решения. В конце концов, православная делегация была вынуждена уступить католикам почти по всем основным вопросам. 6 июля 1439 года была принята Флорентийская уния, и восточные церкви воссоединились с Латинской. Правда, уния оказалась непрочной, уже через несколько лет многие присутствовавшие на Соборе православные иерархи стали открыто отрицать своё согласие с унией или говорить о том, что решения Собора были вызваны подкупом и угрозами со стороны католиков. В результате, уния была отвергнута большинством восточных церквей. Большинство духовенства и народа не приняло эту унию. В 1444 году римский папа смог организовать крестовый поход против турок (основной силой были венгры), но под Варной крестоносцы потерпели сокрушительное поражение.
Споры об унии происходили на фоне экономического упадка страны. Константинополь конца 14 столетия был печальным городом, городом упадка и разрушения. Потеря Анатолии лишила столицу империи почти всех сельскохозяйственных земель. Население Константинополя, которое в XII веке насчитывало до 1 млн. человек (вместе с предместьями), упало до 100 тыс. и продолжало сокращаться — к моменту падения в городе было примерно 50 тыс. человек. Предместье на азиатском берегу Босфора было захвачено турками. Предместье Пера (Галата) на другом берегу Золотого рога, была колонией Генуи. Сам город окружённый стеной в 14 миль, потерял ряд кварталов. Фактически город превратился в несколько отдельных поселений, разделённых огородами, садами, брошенными парками, руинами зданий. Многие имели свои стены, заборы. Наиболее многолюдные селения располагались по берегам Золотого Рога. Наиболее богатый квартал, примыкавший к заливу, принадлежал венецианцам. Рядом располагались улицы, где жили выходцы с Запада – флорентийцы, анконцы, рагузяне, каталонцы и евреи. Но, причалы и базары были ещё полны торговцами из итальянских городов, славянских и мусульманских земель. Ежегодно в город прибывали паломники, в основном из Руси.

Последние годы до падения Константинополя, подготовка к войне
Последним императором Византии стал Константин XI Палеолог (правивший в 1449—1453 годах). До того как стать императором он деспотом Мореи – греческой провинции Византии. Константин обладал здравым умом, был хорошим воином и администратором. Обладал даром вызывать любовь и уважение своих подданных, его встретили в столице с большой радостью. Недолгие годы своего правления он занимался тем, что готовил Константинополь к осаде, искал помощи и союза на Западе и пытался успокоить смуту, вызванную унией с Римской церковью. Своим первым министром и главнокомандующим флотом он назначил Луку Нотараса.
Султан Мехмед II получил трон в 1451 году. Это был целеустремлённый, энергичный, умный человек. Хотя первоначально считалось, что это не блещущий талантами молодой человек — такое впечатление сложилось по первой попытке правления в 1444—1446 гг., когда его отцу Мураду II (он передал трон сыну, чтобы отдалиться от государственных дел) пришлось вернуться на трон для решения появившихся проблем. Это успокоило европейских правителей, у всех своих проблем хватало. Уже зимой 1451—1452 гг. султан Мехмед повелел начать строительство крепости в самом узком месте пролива Босфор, отрезая тем самым Константинополь от Чёрного моря. Византийцы были в замешательстве – это был первый шаг к осаде. Было отправлено посольство с напоминанием о клятве султана, который обещал сохранить территориальную целостность Византии. Посольство оставили без ответа. Константин направил посланцев с подарками и попросил не трогать греческих деревень, расположенных на Босфоре. Султан проигнорировал и эту миссию. В июне было направлено третье посольство – на этот раз греков арестовали, а затем обезглавили. Фактически это было объявление войны.
К концу августа 1452 года крепость Богаз-Кесен («перерезающая пролив», или «перерезающая горло») была построена. В крепости установили мощные орудия и объявили о запрете проходить Босфор без досмотра. Два венецианских корабля были отогнаны и третий утоплен. Экипаж обезглавили, а капитана посадили на кол – это развеяло все иллюзии на счёт намерений Мехмеда. Действия османов вызвали беспокойство не только в Константинополе. Венецианцам в византийской столице принадлежал целый квартал, они имели значительные привилегии и выгоды от торговли. Было ясно, что после падения Константинополя турки не остановятся, под ударом оказывались владения Венеции в Греции и Эгейском море. Проблема была в том, что венецианцы увязли в дорогостоящей войне в Ломбардии. С Генуей союз был невозможен, с Римом отношения были натянутые. Да и с турками отношения портить не хотелось – венецианцы вели выгодную торговлю и в османских портах. Венеция позволила Константину вербовать солдат и матросов на Крите. В целом Венеция сохранила нейтралитет о время этой войны.
Генуя оказалась в примерно такой же ситуации. Обеспокоенность вызвала судьба Перы и черноморских колоний. Генуэзцы, как и венецианцы, проявили гибкость. Правительство обратилось с призывом к христианскому миру направить помощь Константинополю, но сами такую поддержку не оказали. Частные граждане получили право действовать по своему усмотрению. Администрации Перы и острова Хиос получили указание придерживаться в отношении турок такой политики, какую они сочтут наиболее подходящей в сложившейся ситуации.
Рагузане – жители города Рагуз (Дубровник), также как и венецианцы, недавно получили от византийского императора подтверждение своих привилегий в Константинополе. Но и Дубровницкая республика не хотела подвергать риску свою торговлю в османских портах. Кроме того, у города-государства флот был небольшим и рисковать им не хотели, если нет широкой коалиции христианских государств.
Римский папа Николай V (глава католической церкви с 1447 по 1455 год), получив письмо Константина с согласием принять унию, тщетно обращался за помощью к различным государям. Должного отклика на эти призывы не было. Только в октябре 1452 года папский легат к императору Исидор привёл с собой 200 нанятых в Неаполе лучников. Проблема унии с Римом опять вызвала в Константинополе споры и волнения. 12 декабря 1452 года в храме св. Софии отслужили торжественную литургию в присутствии императора и всего двора. В ней были упомянуты имена папы римского, патриарха и официально провозглашены положения Флорентийской унии. Большинство горожан приняло это известие с угрюмой пассивностью. Многие надеялись, что если город устоит, можно будет отвергнуть унию. Но уплатив эту цену за помощь, византийская элита просчиталась – суда с солдатами западных государств не прибыли на помощь гибнущей империи.
В конце января 1453 года вопрос о войне был окончательно решён. Турецкие войска в Европе получили приказ атаковать византийские города во Фракии. Города на Чёрном море сдались без боя и избежали погрома. Некоторые города на побережье Мраморного моря пытались защищаться, и были разрушены. Часть армии вторглась на Пелопоннес и напала на братьев императора Константина, чтобы они не смогли прийти на помощь столице. Султан учёл тот факт, что ряд предыдущих попыток взять Константинополь (его предшественниками) провалился из-за отсутствия флота. Византийцы имели возможность морем подвозить подкрепления и припасы. В марте в Галлиполи стягивают все имеющиеся в распоряжении турок суда. Часть судов были новыми, построенными в течение нескольких последних месяцев. В турецком флоте было 6 трирем (двухмачтовые парусно-гребные судна, одно весло держали три гребца), 10 бирем (одномачтовое судно, где на одном весле было два гребца), 15 галер, около 75 фуст (легкие, быстроходные суда), 20 парандарий (тяжёлые транспортные баржи) и масса мелких парусных лодок, шлюпок. Во главе турецкого флота был Сулейман Балтоглу. Гребцами и матросами были пленные, преступники, рабы и частью добровольцы. В конце марта турецкий флот прошёл через Дарданеллы в Мраморное море, вызвав ужас у греков и итальянцев. Это был ещё один удар по византийской элите, там не ожидали, что турки подготовят столь значительные морские силы и смогут блокировать город с моря.

Одновременно во Фракии готовили армию. Всю зиму оружейники не покладая рук делали различного рода оружие, инженеры создавали стенобитные и камнемётные машины. Был собран мощный ударный кулак из примерно 100 тыс. человек. Из них 80 тыс. были регулярным войском – кавалерией и пехотой, янычарами (12 тыс.). Примерно 20-25 тыс. насчитывали иррегулярные войска – ополченцы, башибузуки (иррегулярная кавалерия, «безбашенные» не получали жалованья и «награждали» себя мародёрством), тыловые подразделения. Большое внимание султан уделил и артиллерии – венгерский мастер Урбан отлил несколько мощных пушек, способных топить корабли (с помощью одной из них потопили венецианское судно) и разрушать мощные укрепления. Самое большое из них тащили 60 быков, и к ней была приставлена команда в несколько сотен человек. Орудие стреляло ядрами весом примерно 1200 фунтов (около 500 кг). В течение марта огромная армия султана стал постепенно двигаться к Босфору. 5 апреля под стены Константинополя прибыл и сам Мехмед II. Моральный дух у армии был высокий, все верили в успех и надеялись на богатую добычу.
Люди в Константинополе были подавлены. Огромный турецкий флот в Мраморном море и сильная вражеская артиллерия, только усиливали беспокойство. Люди вспоминали предсказания о падении империи и пришествии антихриста. Но нельзя сказать, что угроза лишила всех людей воли к сопротивлению. Всю зиму мужчины и женщины, поощряемые императором, трудились, расчищая рвы и укрепляя стены. Был создан фонд для непредвиденных расходов – в него сделали вложения император, церкви, монастыри и частные лица. Надо отметить, что проблемой было не наличие денег, а отсутствие нужного количества людей, оружия (особенного огнестрельного), проблема продовольствия. Всё оружие собрали в одном месте, чтобы при необходимости распределить по наиболее угрожаемым участкам.
Надежды на внешнюю помощь не было. Поддержку Византии оказали только некоторые частные лица. Так, венецианская колония в Константинополе предложила свою помощь императору. Два капитана венецианских судов возвращавшихся из Чёрного моря – Габриэле Тревизано и Альвизо Диедо, дали клятву участвовать в борьбе. Всего флот, оборонявший Константинополь, состоял из 26 кораблей: 10 из них принадлежали собственно византийцам, 5 — венецианцам, 5 — генуэзцам, 3 — критянам, 1 прибыл из Каталонии, 1 из Анконы и 1 из Прованса. Несколько знатных генуэзцев прибыло сражаться за христианскую веру. К примеру, доброволец из Генуи Джованни Джустиниани Лонго привёл с собой 700 солдат. Джустиниани был известен, как опытный военный, поэтому был назначен императором командующим обороной сухопутных стен. В целом у византийского императора, не включая союзников, было около 5-7 тысяч воинов. Надо отметить, что часть населения города покинула Константинополь до начала осады. Часть генуэзцев – колония Пера и венецианцев сохранили нейтралитет. В ночь на 26 февраля семь кораблей – 1 из Венеции и 6 с Крита ушли из Золотого Рога, увозя 700 итальянцев.
Продолжение следует…

ПАДЕНИЕ ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Упадок Византии

К началу XV в. Византийская империя состояла собственно из Константинополя с ближайшими предместьями, полуострова Пелопоннес и некоторых островов. В состав Османской империи входила почти вся Анатолия, Болгария, Босния и Сербия. После смерти султана Баязида I в 1403 г. вспыхнула борьба его наследников за престол, чем смогла воспользоваться Византия и отвоевать Фессалоники. Но султану Мураду II удалось преодолеть смуту, и Османская империя вернулась к завоевательной политике: в 1430 г. пала Фессалоника, вся территория Малой Азии вновь вошла в состав государства.

Византийский император Иоанн VIII Палеолог (1425-1448) был вынужден искать союзников на Западе. Римский папа обещался помочь, обязав подписать унию на Ферраро-Флорентийском Соборе (1438-1439). После этого было собрано войско крестоносцев под командованием короля Польши и Венгрии Владислава III и трансильванского воеводы Я. Хуньяди, которым первоначально удалось нанести ряд поражений туркам, но затем крестоносцы потерпели сокрушительное поражение в битве при Варне 10 ноября 1444 г., а сам король сложил голову. Через два года турки разорили Морею, несмотря на возведенные укрепления и увели в плен более 60 тысяч человек.

Подготовка к штурму Константинополя

В 1449 г. императорской короной Византии был коронован Константин XI Палеолог Драгаш, попытавшийся заключить договор с Грузией и Трапезундской империй. Османский султан Мехмед II Фатих тоже не терял зря время и начал планомерную подготовку к взятию Константинополя. Зимой 1451-1452 г. турки начали строить крепость в самом узком месте пролива Босфор для того, чтобы отрезать город от моря. Византийцы послали несколько посольств, но они были проигнорированы, а последние послы показательно казнены. К августу крепость была построена, и турки взяли контроль над проливом. Находясь в столь тяжелом положении, Константин XI Палеолог Драгаш пошел на заключение очередной унии с Католической церковью. 12 декабря 1452 г. в храме св. Софии провели соответствующую литургию. Многие византийцы выступали резко против принятия уния, в частности противником соглашения был командующий флотом Лука Нотарас. В январе 1453 г. из Генуи в город прибыл кондотьер Д. Лонго с отрядом наемников в 700 человек. Император назначил его командовать городскими укреплениями на суше. В спешке мирные жители пытались привести в порядок изрядно обветшавшие военные укрепления. Неожиданным союзником стал Шехзаде Орхан Челеби, претендент на султанский престол, который привел 600 воинов. В конце января 1453 г. турки начали захватывать оставшиеся византийские владения, во Фракии и на Пелопоннесе. Одновременно готовился флот во главе с Сулейманом Балтоглу для осуществления морской блокады.

Осада Константинополя

В марте турецкие войска стали продвигаться к городу, под его стены прибыл сам султан. Против 7 тыс. защитников города и 26 судов турки выставили значительнее силы и флот, многократно превышавшие силы византийцев. Кроме этого, у турок было явное преимущество в артиллерии, венгерским мастером Урбаном было создано несколько бомбард специально для стрельбы по широким стенам Константинополя. Город был полностью окружен 6 апреля. Султан предложил сложить оружие, обещав сохранить жизни и имущество. Император ответил, что готов заплатить дань или отдать территории лишь бы сохранить сам город. Вскоре последовал штурм городских укреплений, но защитники отбили нападение и даже несколько раз переходили в атаку. В это время через море в город смогли войти несколько кораблей с припасами и оружием, посланные Римским папой Николаем V. Но эти успехи носили локальный характер, 22 апреля туркам удалось перетащить по суше несколько десятков гребных судов в бухту Золотой рог, генуэзцы вместе с венецианскими кораблями попытались их уничтожить, но запоздали с атакой. В ответ турки казнили всех попавший в плен моряков, а византийцы в свою очередь обезглавили на городских стенах попавших в плен турок. Следующим шагом турок стало возведение понтонного моста через Золотой рог, что помогло им перебрасывать войска. Положение в осаждаемом городе становилось все хуже, помощи так и не было. Перед штурмом 21 мая через своего посла вновь потребовал капитуляции, но предложил сохранить жизнь и имущество жителей города и его защитников. Однако Константин XI решительно отверг предложение. 24 мая произошло лунное затмение, что было воспринято в качестве дурного предзнаменования. 26, 27 мая состоялся мощный артиллерийский обстрел города. В ночь с 28 на 29 мая 1453 г. начался генеральный штурм Константинополя столица, в ходе которого защитники города были сметены превосходящими силами, а император пал. После полудня в город торжественно въехал султан. Византия перестала существовать, а Константинополь стал столицей Османской империи.

byzantine_way

«С самого начала мусульманских походов Константинополь считался для мусульман святой целью. На протяжении веков мусульманские арабы, а затем и турки-мусульмане предпринимали многочисленные походы на Константинополь и осаждали город. За столетия до завоевания Стамбула Пророк Мухаммед сказал, что победоносные войска дойдут до ворот Европы, и приветствовал этих славных воинов и победителя-военачальника. Его слова являются основным побуждением совершения походов на Константинополь, который был известен среди мусульман как «Константиния».
Первый поход мусульман против Византии был предпринят при калифе Османе. Муавия, губернатор Сирии, организовал первый морской поход на Константинополь. В 655 г. арабский флот одержал победу над Византийским флотом у берегов Финикии и открыл для мусульман морские пути.

На архивной иллюстрации: Очень популярное и широко распространенное до сих пор в Турции изображение султана Мехмеда Завоевателя с цветком, что, как считается, наряду с его жесткостью военного, свидетельствует о его человечности и утонченности.
Первая осада Константинополя мусульманами была предпринята в 668 г. когда Муавия был калифом династии Омеядов. Осада продолжалась до весны 669 г., но армия, расположившаяся у Кадыкёй, не смогла завоевать город. Вспыхнули эпидемии, которые унесли жизни многих солдат, и армия была вынуждена вернуться. Эбу Эйюп Аль-Ансари, флагоносец Пророка Мухаммеда, участвовавший в походе несмотря на свой старческий возраст, был убит во время осады и похоронен прямо у городских стен. В 673 г. калиф Муавия послал новый флот, который достиг Мраморного моря в 674 г. Однако осада, продолжавшаяся семь лет, закончилась полной неудачей.
Вторая осада под командованием Маслама бин Абд аль-Малика, продолжавшаяся с Августа 716 г. до Сентября 717 г. также потерпера неудачу. Армия была ослаблена погодными условиями, голодом, болезнями и нападениями болгарских банд. В некоторых исторических источниках говорится, что по просьбе Маслама императором Леоном III была организована мечеть для военнопленных мусульман, а после снятия осады император сопровождал Маслама во время прогулок по городу.
Последняя осада арабов была предпринята в 781-782 гг. армией под командованием Харуна, сына султана из династии Аббасидов Аль-Махди. Харун одержал победу над Византийской армией в Измите, добрался до Ускюдар и осадил город. По окончанию осады он подписал договор с Византией и вернулся назад. Благодаря походу Харун, позднее взошедший на престол аббасидского государства, получил титул «Ар-Рашид» («идущий прямым путем»). Помимо упомянутых походов и осад, мусульманскими арабами было предпринято множество других походов против Константинополя, но ни один из них не завершился осадой.
Оттоманские Турки интересовались Византией и Константинополем на протяжении всего 14-го столетия. Задолго до завоевания города все поселения, входящие в состав современного Стамбула, кроме Суричи, входили в состав владений Оттоманской империи. В течение данного периода оттоманы вмешивались во внутренние дела Византийской империи и поддерживали какую-либо сторону в междоусобной борьбе за власть. В период, предшествовавший завоеванию города, они совершали различные маневры в окресностях Константинополя.
Несмотря на то, что в 1340 г. оттоманские войска достигли ворот Константинополя, этот поход не завершился осадой. Поход, начатый султаном Мурадом I в Чаталджа был приостановлен сильным христианским союзом. Первая большая осада с целью захвата Константинополя была предпринята султаном Йылдырымом Беязыд. Однако, его армия не смогла войти в город в результате заключенного с императором договора.
Султан Йылдырым Беязыд продолжал предпринимать действия, оказывающие влияние на Константинополь. Ему удалось основать в городе турецкий квартал, мечеть и суд, в котором рассматривались дела оттоманских турков. Он оказывал влияние на возведение на престол императоров, которые заботилсь об интересах Оттоманской империи, что является одним из самых важных факторов, повлиявших на ход завоевания Константинополя оттоманами. Последняя попытка осадить город при султане Йылдырыме Беязыд была предпринята в 1400 г. Однако, данное дествие было приостановлено вторжением Тимура.
Осада во главе с Муса Челеби, сыном султана Йылдырыма Беязыд, предпринятая в 1411 г. также завершилась неудачей. Император, обеспокоянный успехами Оттоманской армии, обратился за поддержкой к Мехмеду Челеби, находящемуся в Бурсе брату Мусы Челеби, впоследсвие осада была была снята. В период правления оттоманского султана Мехмеда Челеби походов против Константинополя не было. Последняя осада периода предшествовавшего завоеванию города состоялась во время правления султана Мурада II. Тщательно подготовленная осада с подробным стратегическим планом была самой трудной для города осадой. Осада началась 15 Июня 1422 г. с перекрытия 10-тысячной конницей дорог, соединяющих Константинополь с другими городами. Эмир Султан, один из самых влиятельных духовных наставников того времени, прибыл из Бурсы и присоединился к осаде с армией из сотен дервишей, что было восторженно принято воинами. Несмотря на то, что нападение, предпринятое 24-ого Августа с участием Эмир Султана, было очень сильным, город не сдался. Осада была снята впоследствие восстания принца Мустафы, брата султана Мурада II. Таким образом, задача завоевания Стамбула перешла к сыну султана Мурада II.
До завоевания Византия утратила свою прежнюю силу и перестала быть сильной империей. Территория империи была ограничена Константинополем, крепостью Силиври, Виза и Месимврией, расположенных на берегу Мраморного моря. Постепенно оттоманские турки окружили и эти окресности. Небольшие византийские деревни, расположенные вне пределах городских стен, оставались вне оттоманских владений не потому что они сопротивлялись оттоманским туркам, а потому что оттоманы не принимали их всерьёз и считали неважными. Они сосредоточили все свое внимание на Константинополе – их главной цели. Причиной провала последних осад не была недостаточность армии, а скорее всего внутрениие проблемы Оттоманской империи.

В этот период Византия не была уже прежней могущественной империей. Византийские императоры приняли оттоманское подданство и платили ей дань. Вместо Византийских императоров теперь оттоманы имели дело с платящими им дань мелкими феодалами. Константинополь больше всего считался религиозным центром, нежели столицей империи. Он был самой последней и самой сильной крепостью, ограждавшей христианский мир от Ислама и мусульманской армии, и ему нельзя было сдаваться. Для чего под руководством Папы Римского были предприняты новые Крестовые Походы.
Однако, для Византии, изнуренной нападениями и осадами оттоман, более серьезную угрозу создавал раскол между ортодоксальным православием и католичеством. Это означало, что христианская Европа больше не могла защитить ортодоксальную Византию. В отчаянной попытке объединить две церкви император и патриарх на церковном соборе, созванном во Флоренции в 1439 г., преклонили колена перед Католической церковью. Греческая ортодоксальная церковь также приняла господство Римско-католической церкви. Союз Греческой ортодоксальной и Римско-католической церквей, учрежденный на принужденной основе, послужил предвестником нового периода. Таким образом распря между ортодоксальным православием и католичеством, продолжавшаяся столетиями, была временно приостановлена под угрозой Оттоманкой империи. Однако, это соглашение было встречено жителями Константинополя с критикой и бурным недовольствием, а празднование, проведенное в соборе Айа София в честь объединения церквей, вызвало волну протестов. Византийцы не хотели присутствия европейцев в Константинополе и восстановления латинской эпохи.
Мощная армия крестоносцев, созванная после заключенного во Флоренции соглашения об объединении, в 1443 и 1444 г. захватила Грецию. Но в 1444 г. в битве при Варне оттоманы одержали победу над крестоносцами. Это последнее сражение, которое предопределило судьбу Константинополя. Теперь, завоевание города стало для молодой империи неизбежной целью. Боль в сердце оттоманских владений должна была быть снята, так как Константинополь являлся основным связующим звеном между Грецией и Анатолией.
За год до штурма Константинополя началась осторожная и тщательная подготовка. Были вылиты необходимые для штурма гигантские пушки. В 1452 г. была построена крепость Румели-Хисар, предназначенная для обеспечения контроля над проливом, был сформирован мощный флот, состоящий из 16 гребных галер, и вдвое увеличено число воинов. Были перекрыты пути подвоза в Византию, дабы она не сумела воспользоваться поддержкой. Была также обеспечена безучастность Галаты, находившейся в то время во власти генуэзцев. 2 Апреля 1453 г. передовые отряды турок подошлт к городу. Итак, начался штурм Константинополя.
Хронология осады:
6 Апреля 1453 г.: Султан Мехмед Фатих (Завоеватель) поставил свою палатку напротив ворот Св. Романа (нынешнего Топкапы). В тот же день, город был полностью блокирован, начиная от берегов Халич до Мраморного моря.
6-7 Апреля 1453 г.: Начался пушечный обстрел. Была разрушена часть крепости у Эдирнекапы.
9 Апреля 1453 г.: Балтаоглу Сулейман Бей предпринял первую атаку чтобы прорваться в залив Халич.
9-10 Апреля 1453 г.: Была взята часть крепости на берегу пролива Босфор. Балтаоглу Сулейман Бей захватил Принцевы острова в Мраморном море.
11 Апреля 1453 г.: Начался обстрел крепости. Местами образовались трещины. Непрерывная бомбардировка произвела огромные разрушения в стенах Константинополя.
12 Апреля 1453 г.: Оттоманский флот атаковал корабли, перекрывавшие вход в Халич. Более высокие корабли христиан смогли одержать победу, что ослабило боевой дух оттоман. По приказу Султана Мехмеда началась бомбардировка византийских судов, перекрывавших Халич. Была затоплена одна галера.
Ночь 18 Апреля 1453 г.: Султан отдал приказ о штурме. Первая, большая атака длилась четыре часа, но была отбита.
20 Апреля 1453 г.: Между подошедшими к Константинополю тремя галерами, нанятыми папой римским, и византийским кораблем с грузом продовольствия и оружия и турецким флотом вблизи Йеникапы начался бой. Султан лично выехал на берег и приказал Балтаоглу Сулейман Паше во что бы то ни стало затопить корабли. Несмотря на то, что оттоманский флот намного превосходил по численности, он не смог остановить огромные вражеские суда. Этот провал уменьшил энтузиазм оттоманской армии. Оттоманские солдаты начали покидать армию. Вскоре византийский император, воспользовавшись ситуацией, предложил о мире. При поддержке Садразам Чандарлы Халил Паши предложение было отвергнуто. Продолжается осада и обстрел городских стен.
Во время этого хаоса и ослабленного боевого духа Султан Мехмед получил письмо от шейха и духовного наставника Акшемседдина, в котором он сообщает ему грандиозную новость о завоевании города . Вооруженнный этой моральной поддержкой, Султан Мехмед Фатих обострил атаку и решил использовать фактор внезапности. Турецкие отряды по суше переправят находящиеся в Долмабахче военные корабли в залив Халич!
22 Апреля 1453 г.: В ранние утренние часы византийцы с ошеломлением и испугом увидели как оттоманкие войска переправяют суда через Галатский холм. Быки волокли по деревянным рельсам около 70 судов, а сотни солдат балансировали суда канатами. После полудня суда уже находились в заливе Халич. Неожиданное появление Оттоманского флота в заливе создала среди византийцев панику. Часть византийских войск была перемещена на защиту выходивших на Халич городских стен, что значительно ослабило защиту крепостей со стороны суши.
28 Апреля 1453 г.: Попытка сжечь турецкие судна была отбита турками огнём бомбард. Между Айвансарай и Сютлюдже был построен понтонный мост, откуда оттоманы произвели обстрел выходивших на залив городских стен. Все стены со стороны залива были осаждены. Императору через генуэзцев было послано требование о безоговорочной сдаче. Если он сдастся, он мог покинуть город и уйти куда угодно, а жизнь и добро его народа будут пощажены. Но император отклонил предложение.
7 Мая 1453 г.: Штурм, предпринятый на стены у речки Байрампаша 30-тысячным войском, продолжался около 3 часов, но был отбит.
12 Мая 1453 г.: Внезапный штурм района между Текфурсарай (Влахернский дворец) и Эдирнекапы был также отбит.
16 Мая 1453 г.: Турки начали вести подкоп под стены возле Эгрикапы, который встретился с туннелем, вырытым византийцами. Произошла подземная минная война. Штурм цепи у залива Халич, предпринятый в этот же день, также потерпел поражение. На следующий день произвели еще один штурм, который также был отбит византийцами.
18 Мая 1453 г.: Турки атаковали стену у Топкапы с огромной башней с деревянным каркасом. Жестокий бой продолжался до вечера. Однако ночью византийцы подожгли башню и расчистили засыпанный оттоманами ров. В последующие дни продолжается обстрел городских стен.
25 Мая 1453 г.: Султан Мехмед Фатих через Исфендияр Бейоглу Исмаил Бея послал императору свое последнее требование о сдаче. Он пообещал, что император может выбраться из города со своим добром и казной, жители могли покинуть город с пожитками, а оставшиеся могли сохранить свое добро. Но византийцы не приняли этих условий.
26 Мая 1453 г.: Появились слухи, что в случае продолжения осады венгры мобилизуют свои войска, чтобы поддержать византийцев и что приближался флот из европейских стран. Султан Мехмед собрал военный совет. На совете Чандарлы Халил Паша и его сторонники, которые с самого начала были против осады, хотели чтобы осада была снята. Султан Мехмед, Заганос Паша, его наставник Акшемседдин, Молла Гюрани и Молла Хюсрев выступили против идеи об отступлении. Было принято решение продолжении штурма города. Заниматься подготовкой было поручено Заганос Паше.
27 Мая 1453 г.: Оттоманской армии было объявлено решение о генеральном штурме.
28 мая 1453г.: Был объявлен день отдыха, чтобы воины набрались сил перед решающим боем. В лагере стояла полная тишина. Султан Мехмед осмотрел армию и приободрил солдат перед большой атакой. А в Константинополе в соборе Айа София был проведен религиозный обряд, в котором император призвал всех жителей принять участие в защите города. Это был последний обряд византийцев.
29 Мая 1453 г: Войска заняли свои боевые позиции. Ближе к утру Султан Мехмед отдал приказ о наступлении. В Константинополе солдаты заняли свои места на стенах и брешей, в то время как жители собрались в церкви. Оттоманская армия начала свое заключительное наступление с двух сторон: с суши и с моря. Наступление сопровождалось такбиром («восхваление и возвеличивание Аллаха») и ударами в барабаны. Первая атака была произведена легкой пехотой, после чего на наступление пошли анатолийские солдаты. Три сотни анатолийцев смогли ворваться в пролом через большую брешь в стене, но были окружены и перебиты. Следующая атака велась янычарами, воодушевленными личным присутствием султана Мехмеда. Враги столкнулись лицом к лицу. Был убит Улубатлы Хасан, водрузивший первый турецкий флаг на крепостную стену. С проникновением янычаров в город через Белградкапы и капитуляцией защитников у Эдирнекапы пала византийская защита.
Покинутый солдатами император был убит в одной из уличных схваток. Турецкие отряды, проникшие в город со всех сторон, полностью сокрушили византийскую защиту. Ближе к полудню султан Мехмед Фатих вошел в город через Топкапы и сразу подъехал к собору Айа София, которую превратил в мечеть. Таким образом была завершена еще одна эпоха и начата другая.

Завоевание Константинополя имело важные исторические последствия как для турков и Исламской религии, так и для всего мира. Поэтому многие историки за конец средневековой истории принимают завоевание Константинополя турками. С завоеванием Константинополя оттоманны устанавили свое господство над многочисленным независимыми турецкими княжествами (бейлик), расположенными в Анатолии. Таким образом, завоевание византийской империи способствовало объединению проживающих в Анатолии турецких общин. Период господства Оттоманской империи как в Анатолии, так и в исламском мире начинается с завоевания Стамбула.Таким образом, Оттоманское княжество превратилось в мировую империю.
После завоевания оттоманские мусульмане сыграли важную и динамичную роль в формировании мировой политики. Мусульмане приняли основное участие во всех международных событиях Старого Мира. На протяжении трех столетий европейские христиане стремились изгнать мусульман из Малой Азии посредством Крестовых походов и Стамбул служил для них пограничным пунктом. После завоевания христианский мир в конечном итоге признал господство исламского мира в Малой Азии и никогда больше не предпринимал Крестовых походов. В действительности мусульмане направили свое внимание на Европу. Завоевание Стамбула стало историческим событием, неким поворотным моментом с которого начинается многолетнее превосходство исламского мира над Европой. Падение Константинополя также считается ключевым историческим моментом, предвещающим эпоху Возрождения. После его завоевания, многие византийские художники и философы эмигрировали в Рим, захватив с собой свои произведения. Эта интеллигенция способствовала возрождению классической греческой культуры и вскоре в Европе началось движение Возрождения.
Султан Мехмед Фатих (Завоеватель)
7-ой оттоманский султан. Родился в 1432 г. и умер в 1481 г. Взошел на престол дважды: в 1444 и 1451 гг. и правил на протяжении 31 года. Начали обучение принца Мехмеда в самом раннем возрасте. В его образовании и воспитании приняли участие видные умы того времени, такие как Молла Еган, Акшемседдин, Молла Гюрани и Молла Айас. В соответствии с королевской традицией, он был назначен губернатором Манисской губернии Санджакбейлик, чтобы он набрался необходимого опыта в государственном управлении.
Он обучался математике, геометрии, толкованию Корана (тефсир), хадисоведению, законам шариата, мусульманской догматике, философии и истории. Он говорил на арабском, персидском, латинском, греческом и сербском языки. Принц Мехмед стал сильным военачальником и интеллектуалом с широким кругозором. Фатих Мехмед, питающий особый интерес к литературе, занял свое заслуженное место среди знаменитых поэтов того времени. Под псевдонимом «Авни» он написал множество газелей, которыми он прославился среди литературных современников. Первый написанный во дворце диван (собрание литературных сочинений) принадлежит Фатиху Мехмеду. В то время как юный принц Мехмед был губернатором Манисской губернии Санджакбейлик, его отец султан Мурад II решил удалиться, объявив его султаном. Занятие трона юнцом открывало для европейских стран новые горизонты для действий. Решив воспользоваться подходящим временем, они начали вторгаться в оттоманские владения. Чтобы вытеснить оттоманских турков из Европы была созвана армия крестоносцев. В ответ на это, султан Мурад II, став главнокомандующим войском, разбил крестоносцев при Варне. После Варнского сражения султан Мурад II вернулся и снова взял правление в свои руки. Султан Мехмед был послан в Манису, где он продолжил обучаться у видных умов того времени. После смерти отца султан Мехмед приехал в столицу Эдирне, чтобы во второй раз занять престол. С самого первого для его правления он приступил к осуществлению своих планов о завоевании Константинополя. Сначала на европейской части он построил крепость напротив Анадолу-Хисар, известную как Румели-Хисар. По его замыслу были вылиты еще невиданные в Европе гигантские пушки. Он сформировал мощный флот, а в день наступления решил взять командование на себя. После в завоевания Константинополя султан Мехмед направил свое внимание на расширение своих владений до реки Дунай и решение сербской проблемы. Он смог убедить Сербию принять оттоманское подданство. Затем он отнял у генуэзцев торговый порт Каффа и Амасру, которая являлась основной военно-морской базой. Он также овладел Синопом и завоевал Трабзон, положив конец княжеству Джандарогуллары и государству Понтус. Затем султан Мехмед взял остров Мидилли, овладел Боснией-Герцеговиной и объединил Балканские страны на юге от Реки Дунай. Он отнял у династии Караманлы Конью и Караман и превратил их в провинцию Караман. Затем Мехмед отнял у венецианцев остров Эгрибоз, положил конец княжеству Алаийе (Аланья), одержал победу на войне с Узун Хасаном, правителем Ак-Коюнлу, и окончательно присоединил Анатолию к владениям Оттоманской империи. Позднее он направился на Запад и завоевал несколько генуэзских крепостей и сделал крымского хана вассалом Оттоманской империи. Затем он захватил Албанию, присоединил к владениям Оттоманской империи Отранто, расположенный в южной части Италии. Запаниковавший папа римский призвал европейские страны предпринять новый крестовый поход, на что Европа так и не решились. Весной 1481 г. двинулся в новый поход и умер в районе Гебзе. Некоторые исследователи предполагают, что он был отравлен.
Султан Мехмед Фатих как государственный деятель и ученый.
Султан Мехмед Фатих (Завоеватель) получил строгое всестороннее образование, и с самого раннего детства готовился стать правителем Оттоманской империи. Он обладал выдающимися военными талантами и превосходно управлял прекрасно дисциплинированной и хорошо организованной армией. Он держал в строгой тайне свои планы о наступлениях и скрывал их даже от самых близких ему людей. Он был первым султаном, который высоко оценил артиллерию. До завоевания Константинополя пушки применяли исключительно в качестве средства устрашения врага (грохотом выстрела). Никто не думал об их разрушительной силе и о том, какую важную роль они смогут сыграть в сражении. Принимая во внимание их потенциал, султан Мехмед сосредоточился на подготовку множества бомбард невиданных в то время размеров. Он самостоятельно произвел для них баллистические учеты и вычислил сопротивление. Он стремился создать мировую империю и провел всю свою жизнь в походах для достижения этой цели. В течение 32-летнего правления он завоевал 17 государств, включая 2 империи, 6 княжеств и 5 герцогств. Он сделал Черное море турецким, завоевал весь Балканский полуостров и несколько островов в Эгейском море. Он увеличил владения Османской империи, которые он унаследовал от своего отца султана Мурада II, в 2.5 раза. В дополнение к его завоеваниям, Султан Мехмед Фатих занимает важное место в истории Оттоманской империи в плане структурных и политических реформ, осуществленных на государственном уровне. Сводом законов Канун-наме он регламентировал деятельность военно-административной, финансовой и судебно-религиозной систем правительства. Будучи непредубежденным и широко мыслящим правителем, от покровительствовал развитию культуры и искусства. Он также продемонстрировал редкую религиозную толерантность. Например, после захвата Константинополя Мехмед Фатих созвал в свой дворец итальянских гуманистов и греческих ученых и был единственным, кто встал на защиту ортодоксального православия. Кроме того, Патриарх занимал положение равное по уровню визирю. Султан Мехмед попросил Патриарха Геннадия II написать книгу о принципах христианской веры и перевести ее на оттоманский турецкий язык. На протяжении столетия 8 медресе, построенные у мечети Фатих, считались основными образовательными учреждениями Оттоманской империи. Временами султан собирал «улемов», признанных и авторитетных знатоков ислама, и слушал их дискуссии о теологических положениях. Он покровительствовал развитию наук и с величайшим уважением относился к ученым. При правлении султана Мехмеда Фатиха такие науки, как математика, астрономия и богословие достигли своего апогея».
Статья была впервые опубликована на официальном сайте муниципалитета Стамбула (İstanbul Büyükşehir Belediyesi), посвященному проведению года «Стамбул — культурная столица Европы -2010»: http://www.ibb.gov.tr
«>Tags: Византия, Турция