П к ренненкампф

Немецкая фамилия как главная вина. Роковая судьба генерала П.К. Ренненкампфа

Командующий Первой армией Северо-Западного фронта генерал-адъютант и генерал от кавалерии П.К. Ренненкампф еще при императоре Николае II был объявлен общественным мнением главным виновником поражения Второй армии генерала от кавалерии А.В. Самсонова в битве под Танненбергом в Восточной Пруссии в августе 1914 г., а затем неудачного исхода Лодзинской операции, что и стало поводом для его отставки.
Суровые обвинения в адрес Ренненкампфа, выдвигавшиеся в 1914– 1915 гг., слово в слово повторили сначала «либеральные» следователи, отряженные Временным правительством для расследования его упущений и «преступлений», а затем советские «специалисты» по истории Первой мировой. Возможно, это была месть за подавление антиправительственных беспорядков в Забайкалье в 1906 году, когда воинская экспедиция П.К. Ренненкампфа усмиряла революционную стихию, выполняя волю верховной власти? Но и неоспоримо, что Павлу Карловичу, начиная с осени 1914 года, непрестанно напоминали и про его немецкую фамилию, усматривая в этом не зависящем от воли генерала обстоятельстве главную причину его «подозрительного» поведения (в других редакциях – прямого предательства) в архисложных перипетиях Восточно-Прусской и Лодзинской операций…
Эстляндский род Ренненкампфов верой и правдой служил России с XVI века – еще даже до присоединения теперешней Эстонии к России Петром I.
Со времени побед над шведами в Северной войне 1700 – 1721 гг. эта фамилия то и дело мелькает в наградных списках русских офицеров. Недаром на серебряных трубах Кегсгольмского полка, дарованных императрицей Елизаветой Петровной за взятие Берлина, выбито: «1760 года 28 сентября, в знак взятия Берлина, под предводительством Его Превосходительства генерал-поручика и кавалера Петра Ивановича Панина, в бытность (командиром полка. – А.П.) полковника Ренненкампфа».
Кегсгольмцы под командованием «немецкого» полковника Ренненкампфа за 150 с лишним лет до Великой войны 1914–1918 гг. отважно дрались с хвалеными войсками прусского короля Фридриха II и побеждали их, что и увековечила памятная надпись на полковом знаке отличия…
Во все времена до 1914 года, пока с началом вооруженного столкновения с Германией Россию не обуяли мелкотравчатые бесы повальной германофобии и шпиономании (злонамеренно подогревавшиеся либеральными кругами с целью «раскачать лодку» государственного управления в империи), сходство фамилии с немецкой никак не служило причиной для обвинений в государственной измене или чем-либо подобном.
Достаточно напомнить, что «немецкие» фамилии имели такие заслуженные деятели предшествующих времен, как создатель Отдельного корпуса жандармов генерал от кавалерии А.Х. Бенкендорф или герой Отечественной войны 1812 года и Заграничных походов 1813–1814 гг. генерал-фельдмаршал П.Х. Витгенштейн.
И в XX столетии только необразованные люди или деятели, преследующие какие-то собственные цели, могли безосновательно бросать оскорбительные обвинения в адрес заслуженного генерала за его «немецкую» фамилию.

Тем более такому генералу, который к началу Великой войны (а ему тогда уже перевалило за шестьдесят!) заслужил репутацию достойного продолжателя лучших традиций Русской армии – традиций суворовской школы.
В послужном списке Павла Карловича фон Ренненкампфа, родившегося 29 апреля 1854 г. в замке Панкуль близ Ревеля в семье российского дворянина Карла Густава Ренненкампфа (1813—1871) и закончившего в 1873 году Гельсингфорсское пехотное юнкерское училище, значились служба, как говорится, с младых ногтей в Литовском уланском полку, блестящая учеба в Николаевской (Генерального штаба) военной академии (выпустился из нее в 1881 году по первому разряду), четыре года командования Ахтырским драгунским полком (с 1895 по 1899 г., причем этот полк при нем стал одним из лучших полков русской кавалерии, вернув былую славу)… Кстати, ранее, в 1870-е годы, в том же полку служил корнетом и будущий «напарник» Ренненкампфа по Восточно-Прусской операции генерал А.В. Самсонов.
В борьбе с налетевшим ураганом на маньчжурскую ветку КВЖД и Дальний Восток Боксерским восстанием в Китае (1900–1901) П.К. Ренненкампф, будучи начальником штаба войск Забайкальской области, заявляет о себе как смелый и энергичный военный руководитель.
В той трудной кампании многочисленные силы беспощадных ко всем иностранцам китайских ихэтуаней угрожали даже русскому Благовещенску. Приамурский генерал-губернатор Н.И. Гродеков назначил Ренненкампфа командиром довольно немногочисленного отряда, выступившего в поход в июле 1900 г. Вихрем налетев на китайцев, накапливавшихся у Айгуна, Павел Карлович рассеивает их и тотчас устремляется на Цицикар. Он берет этот город одним броском и последовательно атакует вражеские скопища, в десять раз превосходящие его отряд, сначала у Гирина, затем у Телина. В этих боях Ренненкампф, очень сильно уступая противнику в численности, сумел разгромить три китайские армии, за что Гродеков вручает ему, сняв со своей груди, орден Св. Георгия 4-й ст., полученный еще от покойного Скобелева… Кстати, император Николай II нашел эту престижную награду все равно недостаточной для такого выдающегося военачальника, каким себя зарекомендовал генерал-майор Ренненкампф, и пожаловал его еще и более высоким орденом св. Георгия 3-й ст.
«С первого своего появления на полях сражений, — пишет историк С.П. Андуленко в эмигрантском журнале «Возрождение» уже в 1970 году в статье, опровергающей ложное мнение о Ренненкампфе как о бездарном генерале и изменнике, — он входит в историю как смелый, предприимчивый и счастливый начальник…»
В Русско-японской войне 1904 – 1905 гг. Павел Карлович командует 2-й Забайкальской казачьей дивизией. Под его началом забайкальские казаки проявляют чудеса храбрости.
Личная отвага уже немолодого генерала и умелое командование дивизией влекут в его полки цвет кавалерийских офицеров, среди которых осваивал науку побеждать и небезызвестный «черный барон» П.Н. Врангель.
В одном из боев с самураями под Ляояном Ренненкампф получает тяжелое ранение в ногу. Но, попав на госпитальную койку, он добивается от врачей, чтобы его не отправляли на излечение в европейскую Россию. Вскоре, даже не оправившись от ран, он возвращается в строй и во главе VII-го Сибирского армейского корпуса участвует в Мукденском сражении в феврале 1905 года. Это, прежде всего, замечательная стойкость его полков позволила остановить под Мукденом наступление армии маршала Кавамуры. Не случайно Кавамура и другой японский маршал, Ойама, отзываются о Ренненкампфе (за Мукден произведенном в генерал-лейтенанты) с большим почтением, как об очень достойном противнике…
Кстати, к мукденскому периоду относится и конфликт Ренненкампфа с будущим генералом А.В. Самсоновым, возникший на личной почве. Некоторые авторы сочли это столкновение на мукденском вокзале ключевым мотивом, «объясняющим» причину, в силу которой спустя почти десять лет командовавший в Восточно-Прусской операции 1914 года Первой (Неманской) армией Северо-Западного фронта Ренненкампф не пришел на выручку Самсонову, командовавшему 2-й (Наревской) армией, попавшей в немецкие «клещи».
Сразу заметим, что попытка списать несогласованность действий двух командармов только на их напряженные отношения – слишком примитивное объяснение причин поражения Второй армии в сражении при Мазурских озерах.
«Генерал с молодости отличался кипучей энергией, сильным, независимым характером и большой требовательностью по службе, — пишет о Ренненкампфе в уже упомянутой публикации в журнале «Возрождение» историк Андуленко. – Резкий, настойчивый, не скупившийся на едкие отзывы, он нажил себе немало врагов. Не так среди своих подчиненных, многие из которых его не только любили, но временами и прямо боготворили, а среди начальников и соседей…».
Это подтверждает другой автор, Юрий Галич: «Либеральные круги его не переносили, считая надежным стражем режима. Сверстники завидовали успехам и легким китайским лаврам. Высшее начальство не любило за самостоятельность, резкость, строптивость, широкую популярность в войсках».
Пожалуй, роковую роль в судьбе Ренненкампфа сыграли трагические события Первой русской революции. В начале 1906 года, будучи командиром VII Сибирского армейского корпуса, генерал-лейтенант Ренненкампф взял на себя командование военным поездом, который, начав движение из Харбина, восстановил сообщение Маньчжурской армии с Западной Сибирью, нарушенное разбушевавшимся революционным движением в Восточной Сибири. (В советской историографии эту вакханалию антигосударственных беспорядков, начатых захватом боевиками оружия с военных складов, громко именовали «Читинской республикой»). Разгромив силы мятежников в полосе Маньчжурской железной дороги, Ренненкампф вступил в Читу и предал военно-полевому суду самых оголтелых. Четверых приговорили к повешению, замененному расстрелом, остальным смертную казнь заменили каторгой. Фамилии вожаков мятежа и сегодня носят семь улиц Читы, у подножия Титовской сопки им установлен памятник. Имя же боевого генерала, восстанавливавшего законную власть и порядок, до сих пор предано поруганию…
На фоне нерешительности и растерянности, охватившей под напором новой смуты чуть ли не всю империю, сибирский комкор проявляет непреклонную волю и деятельную верность государю, которому присягал.
«В короткий срок он усмиряет и приводит в порядок обширные области, — отмечает С. Андуленко. – Естественно, он становится врагом всей «революционной общественности». Впоследствии, затаившие злобу т.н. либеральные круги постараются избавиться от опасного для них генерала…».
30 октября 1906 г. совершает свое покушение эсеровский террорист Н. В. Коршун. Он выследил и подкараулил Ренненкампфа, когда тот шагал по улице вместе с адъютантом штабс-капитаном Бергом и ординарцем поручиком Гайзлером, и бросил им под ноги «разрывной снаряд». К счастью, террористические «алхимики» не рассчитали мощность бомбы, она оказалась недостаточной, чтобы убить; генерал, адъютант и ординарец были лишь оглушены взрывом…

С 1907 по 1913 год командуя III армейским корпусом на западных рубежах России, Ренненкампф энергично и рационально готовит его к войне. Корпус под его руководством становится образцовым.
И вопреки утвердившемуся в советское время взгляду на Николая II как на горе-государя, фатально не разбиравшегося в людях и все время назначавшего на руководящие посты «не тех» деятелей, император по достоинству оценил всю совокупность заслуг П.К. Ренненкампфа и незадолго до начала войны назначил командующим войсками Виленского военного округа с присвоением звания генерал-адъютанта (ранее, в 1910 году, он получил чин генерала от кавалерии).
Именно Ренненкампф оказался тем единственным генералом Русской армии, который сумел одержать над хорошо подготовленными и превосходившими по многим показателям германскими войсками единственную за всю войну безусловную победу.
Она и дала повод говорить о том, что через три месяца таких боев падет Берлин…
Это было знаменитое Гумбиннен-Гольдапское сражение 7 (20) августа 1914 г., на третий день после вступления 1-й армии Северо-Западного фронта под командованием Ренненкампфа в Восточную Пруссию. Описывать весь ход сражения мы не будем – рассказано о нем достаточно. Но здесь необходимо подчеркнуть ряд важных обстоятельств. Во-первых, войска 1-й армии вступили в сражение практически с ходу, будучи основательно измотаны шестидневным, с короткими дневками, пешим маршем. Между тем противник передвигался по своей территории самым комфортным образом, широко используя густую сеть железных дорог.
Во-вторых, завершить мобилизацию части Ренненкампфа по объективным причинам могли только на 36-й день, а выступили в поход уже на 12-й, вошли на территорию врага на 15-й день, имея против себя полностью отмобилизованные и численно превосходившие войска 8-й германской армии под командованием испытанного генерала М. фон Притвица. Наступление неукомплектованными и неподготовленными войсками было результатом известных договоренностей с Францией, опасавшейся вступления кайзеровских полчищ в Париж и настоятельно умолявшей русскую Ставку оттянуть с западного фронта на восточный как можно больше вражеских корпусов. Сразу заметим: исход Гумбиннен-Гольдапского сражения и вступление в Восточную Пруссию 2-й армии Самсонова как раз и заставили германский генштаб перебросить на русский фронт в общей сложности до 6 корпусов, включая резервы, предназначавшиеся для овладения Парижем.
В-третьих, русские войска шли по вражеской территории, когда для наших воинов отовсюду исходила угроза, и о любом передвижении российских полков в штабы германских войск сообщали телефонные звонки с любой мызы, любого фольварка… Добавим к этому оперативные доклады пилотов кайзеровских аэропланов и перехватывавшиеся незакодированные радиограммы из русских штабов, и станет понятно, что буквально каждый шаг войск как Второй, так и Первой армии по этой земле был для немцев как на ладони. В то время как в русских пехотных дивизиях почти не оказалось кавалерии, необходимой, чтобы провести тактическую разведку на своем пути…
В-четвертых, немцы имели на гумбинненском и гольдапском направлениях существенное превосходство как в живой силе (в общей сложности 8 германских дивизий против 6 русских), так и в артиллерии, особенно тяжелой. Они яростно обстреливали и атаковали наши боевые порядки, и только виртуозный огонь батарей, меткая стрельба пехоты и отличное ее умение применяться к местности (прежде всего в частях III армейского корпуса, которым много лет командовал Ренненкампф) позволили войскам 1-й армии взять верх над 8-й германской.
Подчеркнем, что немцы, испытав на себе губительную силу русского огня, пошли на преступление против человечности: наступая, они гнали впереди себя пленных русских.
Очевидец этого злодеяния «просвещенных» тевтонов А.А. Успенский писал: «В бою под Гумбинненом храбрые немцы опозорили себя нечеловечески зверским преступлением: во время одной из атак они поставили в первые ряды своих атакующих горсть несчастных русских пленных, безоружных, и заставили их идти впереди себя… пока они не были все расстреляны!»…
Похожими злодеяниями был отмечен весь боевой путь по российской территории кайзеровских войск, воспитанных в духе уверенности в «превосходстве германской нации» и презрения к общечеловеческой морали. Фактически они явились прямыми предшественниками гитлеровских варваров из вермахта и СС. Разрушенный из тяжелых орудий польский город Калиш, пострадавшая от такого же огня христианская святыня – Ченстоховский монастырь, изувеченные или жестоко голодавшие в немецком плену русские воины – все это было. И все это сильно подогревало в российском обществе неприязнь ко всему, что так или иначе было связано с Германией и представителями немецкого народа, независимо от того, были они подданными кайзера или императора Николая II. Не случайно в Москве и Петрограде уже в первые месяцы войны в результате стихийных волнений жителей были разгромлены и закрылись практически все магазины, владельцами которых были этнические немцы… Массовый антинемецкий психоз оказался той губительной средой, что породила едва ли не всеобщую подозрительность к военачальникам, имевшим «швабские» фамилии…
Следует иметь в виду, что за стремительно разворачивавшимися боевыми действиями в Восточной Пруссии с замиранием сердца следила вся Европа. В этом первом крупном сражении на карту была поставлена боевая репутация как самого Павла Карловича Ренненкампфа, так и всей русской армии, вступившей в тяжелейшую войну. О том, как оценивались результаты гумбиннен-гольдапской битвы хотя бы нашими союзниками, можно судить по тому, что премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль уже в ходе следующей мировой войны в переписке с И.В. Сталиным, желая сделать ему приятное, вспоминал о «блестящей победе русских войск под Гумбинненом».
И эта победа, несомненно, явилась результатом как воли и выдержки командующего армией Ренненкампфа, так и геройства и выучки воспитанных и обученных им войск…
Но как же генерал, которому сначала рукоплескала не только вся Россия – вся Антанта, в одночасье превратился в отверженного, в главного виновника тяжелого поражения 2-й армии, плена или гибели 110 тысяч ее воинов и самоубийства генерала Самсонова?
Главные упреки, которые адресовались (и по-прежнему адресуется) П.К. Ренненкампфу по итогам Гумбиненна – почему он не организовал немедленное преследование отходивших войск 8-й армии фон Притвица и не развил успех, имея в своем распоряжении состоявший из элитной гвардейской кавалерии корпус генерала Хана Нахичеванского, позволив противнику беспрепятственно отойти и оправиться от поражения. Почему повел дальнейшее наступление на Кенигсберг, а не на соединение со 2-й армией Самсонова. Что касается корпуса Хана – он был основательно потрепан в Каушенском сражении 6 (19) августа, когда спешенные по приказу Нахичеванского кавалеристы шли в лобовые атаки на германские батареи. Кроме того, весь корпус Хана находился на левом фланге 1-й армии, и быстро перебросить его на правый фланг, чтобы направить вдогонку за отступающими германскими дивизиями, было невозможно… Конечно, Ренненкампф мог приказать идти вслед за отходящим неприятелем и тем войскам, которые находились в непосредственном соприкосновении с ним. Но, во-первых, из-за отсутствия каких бы то ни было средств разведки произведенный врагом отход был обнаружен с опозданием фактически на сутки, а во-вторых, физические силы и нервы выдержавших тяжелейшее сражение воинов оказались сильно истощены и командующий счел необходимым позволить им столь желанный отдых (продлившийся, по одним данным, около полутора, по другим – около двух суток).
Кенигсберг же виделся руководившему всей Восточно-Прусской операцией главкому Северо-Западного фронта Жилинскому и поддерживавшей его тогда Ставке как главная, стратегическая цель наступления Ренненкампфа, и вариант поворота войск 1-й армии на соединение со 2-й армией тогда даже не рассматривался. Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич и сотрудники его штаба были настолько уверены, что за Гумбинненом почему-то должен последовать полный уход германской 8-й армии из Восточной Пруссии за Вислу, что было даже начато спешное формирование в районе Гродно и Августова новой, 10-й армии, предназначавшейся непосредственно для взятия Берлина…
Таким образом, высшее командование само неверно оценивало обстановку, и упрямо заставляло Ренненкампфа следовать ранее намеченным маршрутом, повторяя типичную ошибку не нюхавших пороха, но привыкших рисовать на картах впечатляющие стрелы штабистов.
Кстати, подмеченную еще Львом Толстым в первом томе «Войны и мира», в описании подготовки несчастного для нас Аустерлицкого сражения 1805 года. Помните, как иноземный генерал – автор далекого от реалий плана битвы – на совещании накануне монотонно твердит его пункты: «первая колонна выступает, вторая колонна выступает…»
Ренненкампф, вопреки посыпавшимся вскоре (после разгрома 2-й армии) упрекам, отнюдь не проявлял злостного равнодушия к судьбе Самсонова и его войск. 12 (25) августа он предписывает телеграммой генералу Гурко: «Войдите в связь со 2-й армией, правый фланг которой 12-го ожидается в Зенсебурге». Это было единственное упоминание о попытке своевременной организации связи с Самсоновым, и исходило оно от Ренненкампфа.

От командующего же фронтом Жилинского, как установила Особая правительственная комиссия, образованная государем для выяснения причин катастрофы у Мазурских озер, Павел Карлович вплоть до окружения корпусов 2-й армии вообще не получил ни одного известия о том, где находятся войска Самсонова, в каком они состоянии и не следует ли им придти на помощь. И не случайно та же комиссия, самым придирчивым образом исследовавшая всю деятельность Ренненкампфа в этой операции, имея в виду возможное возложение на него ответственности за обрушившиеся на Северо-Западный фронт беды, не нашла за ним абсолютно никакой вины, и генерал был оставлен на своем посту. Между тем как злосчастный Яков Жилинский (кстати, в свою бытность начальником Генерального штаба и заключивший с французами кабальное соглашение о сроках начала наступления русских войск на Германию), оказался, наконец, смещен…
После того, как разгромленная 2-я армия Самсонова покатилась назад в российские пределы, Гинденбург с Людендорфом вновь обрушили всю мощь своей 8-й армии, усиленной подкреплениями с Западного фронта и опять сильно превосходившей войска Ренненкампфа, на его 1-ю армию. К чести русского генерала, он не позволил этим видным представителям прусской школы «рассчитаться» с ним, как это получилось у них с Самсоновым, и в полном порядке, нанося врагу чувствительные ответные удары (хотя и понеся тоже большие потери), отвел свои полки на исходные рубежи.
Тем не менее, бесчисленные недоброжелатели генерала сделали все, чтобы наперебой его очернить. Тогда и родилась легенда о «бездействии» Ренненкампфа, якобы сводившего счеты с Самсоновым за происшествие на мукденском вокзале в 1905 году, и еще более позорные объяснения.
«Общественное мнение», формировавшееся в стране под дудку вынашивавшего далеко идущие планы антинационального либерального сообщества, рьяно искало «изменника». «Немецкая» фамилия Ренненкампф показалась самой подходящей…
Обретавшийся в Ставке контр-адмирал А.Д. Бубнов, уже тогда вовлеченный в заговор либеральной оппозиции против государя, писал в мемуарах: «Бездействие генерала Ренненкампфа общественное мнение назвало преступным и усмотрело в нем даже признаки измены, ибо, главным образом, благодаря этому бездействию, немцам удалось нанести столь тяжелое поражение армии Самсонова. Доля вины, падавшая на генерала Жилинского, не освобождала, однако, генерала Ренненкампфа от ответственности за непроявление инициативы, пассивность, неумение оценить обстановку и недостаточное стремление к установлению оперативной связи с Самсоновым».
Возможно, личной инициативы в Восточно-Прусской операции Ренненкампф, действительно, проявил недостаточно, не усмотрев в прекращении германских атак признак ослабления и отхода врага и не организовав, хотя бы и любой ценой, преследование отступающих. Об этом, кстати, говорится и в статье о Гумбинненском сражении в изданном уже в 1994 году во 2-м томе авторитетной в Вооруженных силах Военной энциклопедии. Однако давайте не забывать, что как в последующие, уже советские годы, так и в закатный период Российской империи инициатива военачальников не очень-то и приветствовалась, главной доблестью воина считалось безусловное и точное выполнение приказа старшего начальника…
Как бы то ни было, но государь ни наградил, ни пожурил своего генерал-адъютанта. Но его величайшая оплошность заключалась в том, что он все же сместил Ренненкампфа с поста командарма и 6 октября 1915 г. уволил его из армии (правда, с правом ношения мундира и заслуженным пенсионом) после закончившейся по сути с ничейным исходом Лодзинской операции 1914 года. Император поверил на слово своему дяде, Верховному главнокомандующему Николаю Николаевичу в том, что отряд немецкого генерала Шеффера прорвался из подготовленного Ставкой и командованием фронта «мешка» исключительно по вине командующего 1-й армией Ренненкампфа. На самом деле Павел Карлович не располагал достаточными силами и не имел, увы, опять-таки необходимой информации, чтобы предотвратить этот прорыв. Подлинным виновником того, что разработанный Ставкой план окружения и уничтожения в Лодзинской операции нескольких германских корпусов не удался, даже советский историк Корольков называет не Ренненкампфа, а его прямого начальника – командующего Северо-Западным фронтом генерала от инфантерии Н.В. Рузского. Да и число вырвавшихся из окружения немцев было сравнительно мало: если к началу активных боевых действий ударная группа Шеффера (3 пехотных и 2 кавалерийских дивизии) насчитывала 40 тыс. бойцов, то к своим вышло лишь около 6 тыс…
История, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Но если бы Ренненкампф занял пост командующего фронтом или хотя бы остался командармом, можно с большой долей уверенности утверждать, что у государя нашелся хотя бы один видный военачальник, который оказал бы ему поддержку в роковую для него минуту.
Он точно не пошел бы на поводу у кругов либеральной оппозиции в феврале – марте 1917 года…
Павел Карлович после увольнения из армии, несмотря на уже преклонные годы, очень тяготился вынужденным бездействием, на которое его обрекли по злой воле недоброжелателей. А были его враги весьма могущественны. Из изданной в СССР в 20-е годы историческим журналом «Красный Архив» переписки военного министра В. А. Сухомлинова с начальником штаба Верховного главнокомандующего Н.Н. Янушкевичем следует, что министр всё время убеждал Янушкевича в необходимости отстранить Ренненкампфа. В конце концов, Янушкевич и Сухомлинов, договорившись между собой и опираясь на мнение комфронта Рузского, и сочинили разгромный доклад, представленный Главковерхом великим князем императору: «Определенно выяснившееся отсутствие управления 1-й армией, тяжело отразившееся на общем течении Лодзинской операции, вынуждает заменить ген. Ренненкампфа генералом Литвиновым, избранным генералом Рузским».
Тщетно просил Павел Карлович указать ему хотя бы причины его увольнения, столь же безрезультатно просился на фронт, хотя бы даже командиром эскадрона. Все его обращения остались без ответа…
После Февральской революции 1917 г. Ренненкампф был арестован и помещен в Петропавловскую крепость. Дело его вела учрежденная Временным правительством Чрезвычайная следственная комиссия. Однако грянула вскоре и Октябрьская революция, после которой Павла Карловича вместе с несколькими другими генералами освободили и позволили покинуть Петроград.
Ренненкампф, не мешкая, уехал в Таганрог.
О последних месяцах жизни и обстоятельствах трагической гибели Павла Карловича мы с большой степенью достоверности знаем из «Акта расследования об убийстве большевиками генерала от кавалерии Павла Карловича Ренненкампфа».
Он составлен 11 мая 1919 г. в Екатеринодаре и подписан председателем Особой комиссии Вооруженных сил Юга России мировым судьей Г. Мейнгардом. Как говорится в этом документе, П.К. Ренненкампф проживал в начале 1918 г. в Таганроге «на покое вдали от военной и политической деятельности». 20 января того же года после вступления в город красногвардейских войск он счел необходимым перейти на нелегальное положение. Скрываясь под фамилией греческого подданного Мансудаки и с паспортом на его имя, генерал поселился в доме другого грека, рабочего Лангусена, по адресу Коммерческий пер.,1. Однако чекисты выследили Ренненкампфа. З марта он был арестован и заключен при штабе таганрогского комиссара Родионова, как подтверждал сам ВРК, «по предписанию из Петрограда».
«Во время содержания генерала Ренненкампфа под стра­жей большевики три раза предлагали ему принять коман­дование их армией, — говорится в акте, — однако он всегда категорически отказы­вался от этого предложения…»
В конце марта 1918 г. в Таганрог прибыл главнокомандующий советскими войсками Юга России В.А. Антонов-Овсеенко. В беседе с ним комиссар Родионов спросил, что же ему делать с заключенным Ренненкампфом. Прославленный советскими «историками» главком выразил удивление, почему царский генерал еще жив, и приказал немедленно расстрелять его, что и было исполнено уже 1 апреля. Комендант станции Таганрог Евдокимов (бывший рабочий судостроительного завода, затем матрос) с двумя подручными отвез Павла Карловича на автомобиле за город и там тот принял мученическую смерть…
Большевистские власти, как могли, скрывали это злодейское убийство. Вдове Вере Николаевне 1 апреля, в день убийства мужа, даже выдали удостоверение за подписью комиссара Родионова и с печатью ВРК, что муж ее «по распоряжению главковерха Антонова отправлен в Москву в ведение Совета народных комиссаров»…
18 мая 1918 г., после того, как в Таганро­г вступили белогвардейские войска, союз офицеров при посредстве чинов полиции, в при­сутствии лиц прокурорского надзора, произвели разрытие могил мученически погибших жертв революционного террора. В яме на месте убийства генерала «были обнаружены и вырыты два трупа в одном только нижнем белье, с огнестрельными ра­нами в голову. В одном из этих трупов В.Н. Ренненкампф безошибочно опознала труп покойного своего мужа, гене­рала от кавалерии Павла Карловича Ренненкампфа…»
Прах его был перезахоронен на старом кладбище Таганрога.
А в краеведческом музее этого южного города и поныне хранится коллекция раритетов китайского искусства, собранная Ренненкампфом в период пребывания на Дальнем Востоке.
«Для одних он самый способный из русских генералов 1914 г., победитель германцев и спаситель Парижа, для других он бездарен, чуть-чуть не предатель…- пишет Андуленко. — Хотя генерал Головин в свое время и разобрал подробно все обвинения, которые были брошены Ренненкампфу и в существенном, казалось бы, окончательно его обелил, но надо думать, что труды его остались неизвестными. Травля генерала Ренненкампфа продолжается…»

Хочется верить, что в ближайшем будущем, в частности, с выходом в свет шеститомного фундаментального труда о Великой войне 1914–1918 гг., работа над которым уже начата коллективом авторов, место и роль П.К. Ренненкампфа будут окончательно прояснены, истина восторжествует. И, возможно, гумбинненский победитель займет подобающее место в пантеоне русских полководцев, пусть не без огрехов и просчетов, но все-таки ведших свои войска дорогами чести и славы.

Роковая судьба — это приговор, который не подлежит обжалованию, или её можно изменить?

Наша жизнь похожа на путь, на котором случаются разные события, да и сама дорога на разных участках бывает разная: то вверх ведёт, то вниз, то ровна, то камениста. Так ли случайны события, и есть ли закономерность в том, по какому участку пути мы идём в данный временной отрезок? Жизненный опыт подсказывает нам, что такая закономерность существует, и в Мироздании онаназывается Законом причинно-следственных связей, в Индии её именуют Кармой. На Западе часто для её обозначения используют слово «Рок», которое за многие тысячелетия обрело зловещую окраску и воспринимается как нечто фатальное и неизбежное. Давайте постараемся разобраться, так ли это на самом деле. Закон неумолим только в том случае, если просто наблюдать за событийными цепочками, не стараясь что-либо изменить. Но также из наблюдений за физическими процессами мы знаем, что если изменить какие-либо условия, то процесс будет протекать по-другому и результат получится иной.

Так какие же действия можно совершить над процессом, именуемым «жизнь», чтобы она стала течь по другому руслу и к другим событиям?! Прежде всего, следует понять, что в этом мире всё просто есть, и каким образом мы будем с тем-что-есть взаимодействовать, зависит от НАШЕГО ОТНОШЕНИЯ. Из этого можно сделать логичный вывод, что жизнь наша зависит от нашего отношения к себе и окружающему миру и, меняя отношение к чему-либо, мы можем изменить свою жизнь. Далее нам нужно разобраться, чем мы руководствуемся, когда оцениваем свою жизнь и формируем к ней отношение, какие критерии мы используем для этого.

Если рассмотреть этот вопрос непредвзятым взглядом, то можно увидеть, что в своей жизни мы часто опираемся на двойственные понятия: «хорошо-плохо», «жарко-холодно», «светло-темно» и т.д., а также представления, которые были когда-то кем-то сформированы. Но что обозначают эти понятия и представления и насколько они отражают истинную реальность, предстающую перед нашим взором? Оказывается, что за понятиями, которые мы повсеместно используем в своей жизни, – пустота. Они указывают на какую-то абстрактную характеристику, которая относительна, непостоянна и отражает лишь мгновенное состояние какой-то физической величины, бесконечной в своём проявлении, но мы, оперируя этими понятиями, подразумеваем конкретную конечную величину. То же самое обстоит и с чужими представлениями. Таким образом, получается, что мы частенько опираемся на эфемерные вещи, которые, отсутствуя в реальности, поддерживают в нас иллюзорное представление о ней и не выражают ничего конкретного. Тем не менее, на основе этих понятий человечество формирует концепции, которыми руководствуется в своей жизни. Отсюда возникает множество противоречий, приводящих к конфликтным ситуациям, ведь противоборствующие стороны зачастую пользуются разными понятиями для определения одного и того же явления. Ведь то, что плохо для одного, может быть хорошо для другого.

Какой же выход может быть из этого положения? Он достаточно простой: перестать опираться в своей жизни на заложенные в базе данных нашей памяти определения, основанные на двойственных понятиях, и начать воспринимать реальность такой как она есть, постигая смысл происходящего заново в каждое мгновение и обучая себя бесконцептуальному восприятию. Важно стараться в каждый момент времени понять для себя следующее: что происходит, для чего и чему это меня учит. Это позволит нам увидеть наилучший вариант действий в данной ситуации, который сможет благотворно сказаться на последствиях от происходящего события и поможет нам осознать, что наша судьба творится нами посредством наших мыслей, действий и отношения в каждое мгновение настоящего момента. Здесь отсутствует фатализм, а действует лишь закон причины и следствия, который достаточно точно выражается в пословице «что посеешь, то и пожнёшь». Мы перестанем жить прошлым или будущим, а сможем жить «здесь и сейчас», в настоящем моменте, проживая его полноценно и осознанно. Такой подход возрождает интерес к жизни и радость от созерцания её, а также позволяет получить удовлетворение от осознания того, что мы сделали необходимое и возможное в данной ситуации. Мы также сможем увидеть, что события, разворачивающиеся перед нашим взором, явились следствием каких-то событий в прошлом, к которым мы сформировали какое-то отношение и каким-то образом в них действовали. Насколько это было правильно, можно оценить по происходящему. Если создается впечатление, что всё не так, как нам хотелось бы, и происходящее нас тяготит, что в жизни многое неоднократно повторяется и почти ничего не меняется, то, возможно, необходимо пересмотреть своё отношение к происходящему в настоящем и к прошедшим событиям, чтобы разорвать замкнутый круг и остановить разворачивающуюся причинно-следственную цепочку.

Иногда причины происходящего закладываются в прошлых жизнях, информация о которых хранится в памяти души, и доступ туда большинству людей закрыт. Мало кто осознает свою душу и также мало тех, у кого сознание находится с ней в непосредственном контакте: у большинства такого контакта нет, а многие вообще не верят в существование души. Поэтому для них доступна лишь сознательная часть проживаемой жизни, и без помощи специалиста, который поможет получить доступ к памяти души, у них не получится осуществить в полной мере анализ причинно-следственных связей и исправить ситуацию.

Но, к счастью, такие специалисты есть и методам просмотра прошлых жизней можно научиться. Тогда останется только пересмотреть своё ошибочное отношение к жизни и представления о ней, которыми руководствовались ранее, сформировать новое отношение, основанное на знании закона причинно-следственных связей, и начать жить с чистого листа, творя свою судьбу играя и смеясь!

Если у Вас есть желание изменить свою жизнь, но отсутствует знание и понимание того, как это сделать, мы можем Вам помочь.

Александр Боронин.

Вход

Павел Карлович Ренненкампф родился 29 апреля 1854 года в семье эстляндского дворянина немецкого происхождения Карла Густава фон Ренненкампфа (1813-1871).
П.К. Ренненкампф поступил на службу 13 мая 1870 года унтер-офицером 89-го пехотного Беломорского полка. В 1873 году окончил Гельсингфорское пехотное юнкерское училище и был направлен корнетом в 5-й уланский Литовский полк. В 1881 году по первому разряду окончил Николаевскую Академию Генерального Штаба.С 24 ноября 1882 по 25 августа 1884 года П.К. Ренненкампф — обер-офицер для поручений при штабе 14-го армейского корпуса. С 25 сентября 1886 года состоял в распоряжении начальника штаба Варшавского военного округа, со 2 ноября 1886 года состоял для поручений при штабе Казанского военного округа, с 13 марта 1888 года — старший адъютант войскового штаба войска Донского. С 31 октября 1889 года — штаб-офицер для особых поручений при штабе 2-го армейского корпуса, с 26 марта 1890 года — начальник штаба Осовецкой крепости.
В 1890 году П.К. Ренненкампф был произведен в полковники. В апреле-октябре 1892 года состоял при 41-м драгунском Ямбургском полку. С 26 марта 1891 года — начальник штаба 14-й кавалерийской дивизии. С 12 декабря 1895 года — командир 36-го драгунского Ахтырского полка. С 25 ноября 1899 года по 24 июля 1901 года — начальник штаба войск Забайкальской области.
9 августа 1900 года П.К. Ренненкампф был произведен в генерал-майоры. В 1900-1901 годах участвовал в подавлении боксерского восстания в Китае, за боевые отличия награждён орденом Святого Георгия 4-й и 3-й степеней. С 24 июля 1901 года — начальник 1-й отдельной кавалерийской бригады.
Во время русско-японской войны, с 1 февраля 1904 года по 31 август 1905 года, П.К. Ренненкампф командовал Забайкальской казачьей дивизией, 30 июня 1904 года за боевые отличия произведён в генерал-лейтенанты.
С 9 ноября 1905 года П.К. Ренненкампф — командир 7-го Сибирского армейского корпуса, с 9 июня 1906 года — командир 3-го Сибирского армейского корпуса , с 27 декабря 1906 года — командир 3-го армейского корпуса.
П.К. Ренненкампф принимал активное участие в подавлении революционного движения, с 6 декабря 1910 года — генерал от кавалерии, с 1912 года — генерал-адъютант, с 20 января 1913 года по 19 июля 1914 года — командующий войсками Виленского военного округа.
С началом Первой мировой войны генерал Ренненкампф был назначен командующим 1-й армией Северо-Западного фронта. В ходе Восточно-Прусской операции 17 августа 1914 года 1-я русская армия перешла границу Восточной Пруссии, 20 августа — нанесла поражение 8-й германской армии генерала М. фон Притвица в Гумбиннен-Голдапском сражении. Однако, в результате принятия неверных решений и медлительности русская армия не смогла воспользоваться результатами своей победы. 18 ноября 1914 года П.К. Ренненкампф был отстранен от командования 1-й армией и отправлен в распоряжение военного министра. Уволен в отставку 6 октября 1915 года.
После Февральской революции П.К. Ренненкампф был арестован и заключен в Петропавловскую крепость, освобожден после Октябрьской революции. Скрывался в Таганроге под вымышленными фамилиями. После отказа поступить на службу в Красную Армию был арестован.
В ночь на 1 апреля 1918 года Павел Карлович Ренненкампф после издевательств и пыток был расстрелян, похоронен на старом кладбище Таганрога.

Павел Карлович Ренненкампф — биография, информация, личная жизнь

Генерал Ренненкампф

Павел Карлович фон Ренненкампф (нем. Paul von Rennenkampf). Родился 17 (29) апреля 1854 года в имении Конофер, Эстляндская губерния — расстрелян 1 апреля 1918 года в Таганроге. Генерал от кавалерии. Российский военный деятель, участник китайского похода русской армии, русско-японской войны и Первой мировой войны. Расстрелян большевиками в 1918 году.

Павел фон Ренненкампф родился 17 (29 по новому стилю) апреля 1854 года в имении Конофер Эстляндской губернии.

Отец — Карл Густав Ренненкампф (1813-1871), из известного эстляндского дворянского немецкого рода Ренненкампфов.

13 мая 1870 года начал службу унтер-офицером в 89-м пехотном Беломорском полку.

Окончил Гельсингфорское пехотное юнкерское училище в 1873 году. Выпущен корнетом в 5-й уланский Литовский полк.

В 1881 году окончил Николаевскую академию Генерального штаба по 1-му разряду.

С 24 ноября 1882 по 25 августа 1884 года — обер-офицер для поручений при штабе 14-го армейского корпуса.

С 25 сентября 1886 года состоял в распоряжении начальника штаба Варшавского военного округа.

С 2 ноября 1886 года состоял для поручений при штабе Казанского военного округа.

С 13 марта 1888 года — старший адъютант войскового штаба войска Донского.

С 31 октября 1889 года — штаб-офицер для особых поручений при штабе 2-го армейского корпуса.

С 26 марта 1890 года — начальник штаба Осовецкой крепости. В том же 1890 году ему присвоен чин полковника.

В апреле-октябре 1892 года состоял при 41-м драгунском Ямбургском полку.

С 26 марта 1891 года — начальник штаба 14-й кавалерийской дивизии.

С 12 декабря 1895 года командир 36-го драгунского Ахтырского полка.

С 25 ноября 1899 года по 24 июля 1901 года — начальник штаба войск Забайкальской области.

9 апреля 1900 года за отличие ему присвоен чин генерал-майора.

Участвовал в подавлении боксерского восстания в Китае в 1900-1901 годах, за боевые отличия награждён орденом Св. Георгия 4-й и 3-й степеней. Хотя военные в целом относились скептически к героям Китайской войны, считая её «не настоящей», но кавалерийский рейд Ренненкампфа, по своей лихости и отваге, заслужил всеобщее признание.

В конце июля 1900 года после занятия Айгуна (вблизи Благовещенска) Ренненкампф с небольшим отрядом разбил китайцев на сильной позиции по хребту Малого Хингана и, обогнав свою пехоту, с 450 казаками и батареей, проделав за три недели 400 км, захватил внезапным налетом крупный маньчжурский город Цицикар. Отсюда высшее командование предполагало произвести систематическое наступление на Гирин, собрав крупные силы в 3 полка пехоты, 6 полков конницы и 64 орудия, под начальством известного генерала Каульбарса.

Не дожидаясь сбора отряда, Ренненкампф, взяв с собою 10 сотен казаков и батарею, 24 августа двинулся вперед по долине Сунгари. 29-го захватил Бодунэ, где застигнутые врасплох сдались ему без боя 1500 боксеров. 8 сентября захватил Каун-Чжен-цзы, оставив тут 5 сотен и батарею для обеспечения своего тыла, с остальными 5-ю сотнями, проделав за сутки 130 км, влетел в Гирин. Этот бесподобный по быстроте и внезапности налёт произвёл на китайцев, преувеличивавших до крайности силы Ренненкампфа, такое впечатление, что Гирин — второй по количеству населения и по значению город Маньчжурии — сдался, в его большой гарнизон его сложил оружие.

15 сентября, оставив в Гирине одну сотню для охраны монетного двора и арсенала, генерал Ренненкампф прибыл в Дагушан. После трехдневного отдыха Ренненкампф с 1-й нерчинской и 4-й амурской сотнями при одном орудии 2-й Забайкальской казачьей батареи выступил из Дагушана для занятия городов Телина и Мукдена. 23 сентября отряд Ренненкампфа вошёл в Телин, где простоял до 10 октября, действуя против мелких групп повстанцев. В одной из стычек при занятии усадьбы Ташуй-хона подходе к Гирину на генерала Ренненкампфа бросились три китайца с копьями. Генерала спас казак 6-й сотни Фёдор Антипьев, приняв удары на себя. За спасение командира амурец был награждён Знаком отличия Военного ордена 3-й степени.

Рейд конного отряда генерала Ренненкампфа стал одной из наиболее удачных и ярких военных операций русско-китайской войны. За три месяца непрерывного движения в ходе которого отрядом было пройдено почти 2500 километров были разбиты наиболее подготовленные войска Хэйлунцзянской провинции и рассеяны отряды повстанцев, что привело к прекращению организованного сопротивления противника.

С 24 июля 1901 года — начальник 1-й отдельной кавалерийской бригады.

Генерал Ренненкампф

В русско-японскую войну командовал Забайкальской казачьей дивизией — с 1 февраля по 21 августа 1904 года. За боевые отличия произведён в генерал-лейтенанты (30 июня 1904 года).

Под Ляояном в ходе рекогносцировки японских позиций был 30 июня 1904 года тяжело ранен в ногу пулей с раздроблением голени левой ноги. Через два с небольшим месяца вернулся в войска, не долечив рану. В ходе Мукденского сражения возглавлял Цинхеченский отряд, на левом фланге Манчжурской армии (с 13 февраля 1905 года), командуя которым проявил большое упорство, что в совокупности с направленными подкреплениями позволило остановить наступление армии генерала Кавамуры.

В ряде исторических работ утверждается, что после битвы при Мукдене произошёл личный конфликт между Ренненкампфом и генералом Самсоновым, причём дело дошло до обмена ударами.

Первичным источником этого слуха являются мемуары германского генерала Макса Гофмана, бывшего в годы Русско-японской войны военным агентом при штабе японской армии и, следовательно, неспособного лично наблюдать за отношениями в среде русского генералитета. В своих мемуарах Гофман, ссылаясь опять-таки на слухи, упоминает, что Ренненкампф и Самсонов ссорились на Мукденском вокзале в Лаояне после Лаоянского сражения. Но это физически было невозможно, так как в это время Ренненкампф с тяжёлым ранением находился в госпитале.

9 ноября 1905 — 9 июня 1906 года — командир 7-го Сибирского армейского корпуса.

9 июня — 27 декабря 1906 года — командир 3-го Сибирского армейского корпуса.

27 декабря 1906 — 20 января 1913 года — командир 3-го армейского корпуса.

В 1906 году командовал специальным сводным отрядом (батальон пехоты с несколькими пулеметами), с которым, следуя на поезде из Харбина (Маньчжурия), восстановил сообщение Маньчжурской армии с Западной Сибирью, прерванное революционным движением в Восточной Сибири («Читинская республика»), разгромив силы мятежников в полосе железной дороги и наведя порядок в Чите.

30 октября 1906 года на генерала Ренненкампфа было совершено покушение. Он шёл по улице вместе с адъютантом штабс-капитаном Бергом и ординарцем поручиком Гайзлером, в это время эсер Н. В. Коршун, сидевший на лавке, бросил им под ноги «разрывной снаряд», но устройство сработало наполовину: генерал, адъютант и ординарец были лишь оглушены взрывом. Террорист был арестован и судим военно-полевым судом.

Решительные действия Ренненкампфа в ходе войны и успешные действия по ликвидации беспорядков в тылу армии привели к дальнейшему продвижению по службе, и он, будучи с 6 декабря 1910 года генералом от кавалерии и с 1912 года генерал-адъютантом, получил назначение командующим войсками Виленского военного округа, которым командовал с 20 января 1913 года по 19 июля 1914 года.

После начала Первой мировой войны Ренненкампф получил командование 1-й армией Северо-Западного фронта во время Восточно-Прусской операции 1914 года.

17 августа его войска перешли границу Восточной Пруссии, а уже через три дня нанесли поражение 8-й германской армии генерала М. фон Притвица в битве при Гумбиннене, однако из-за неверной оценки действий противника Главнокомандующим армиями Северо-Западного фронта генералом Жилинским победа под Гумбинненом не получила своего развития.

После битвы при Гумбиннене Ренненкампф по приказу Жилинского повел наступление на Кёнигсберг, а не на соединение со 2-й армией. Это позволило немецким войскам выйти из-под удара, перегруппироваться и контратаковать, что послужило одной из главных причин последующего поражения 2-й армии в битве при Танненберге (конец августа).

После того как на юге провинции в Танненбергском сражении потерпела поражение 2-я русская армия, армия Ренненкампфа заняла оборону по линии рр. Дейма, Алле и Мазурских озер. 7 сентября мощной обходной группой противник обрушился на левый фланг 1-й армии Ренненкампфа. Главнокомандующий фронтом генерал Жилинский, вопреки обещаниям, не сумел обеспечить поддержку 1-й русской армии со стороны других соединений, а потому Ренненкампфу пришлось спешно отступать. Упорное сопротивление левофлангового 2-го корпуса генерала В. А. Слюсаренко, а также своевременные действия самого командующего армии (который подтянул туда кавалерию, резервы, а также совершил смелый диагональный маневр, перебросив с правого фланга на левый целый 20-й корпус) позволили сорвать планы противника, избежать окружения и к 15 сентября отойти за р. Неман.

Во время Лодзинской операции из-за ошибок и нерешительности командующего Северо-Западным фронтом генерала Рузского войскам 1-й армии Ренненкампфа не удалось остановить прорывающуюся из окружения немецкую ударную группу генерала Рейнгольда фон Шеффера-Бояделя, что вызвало конфликт между Ренненкампфом и Рузским.

Был отстранён от командования армией 18 ноября 1914 года, одновременно назначен в распоряжение военного министра. Действия Ренненкампфа во время Лодзинской операции стали предметом разбирательства специальной комиссии (генерала П. П. фон Баранова).

Уволен в отставку 6 октября 1915 года «по домашним обстоятельствам с мундиром и пенсией».

Проведенное расследование выявило стратегические ошибки Рузского в Лодзинской операции, но и возвращать генерала Ренненкампфа в армию Ставка не стала.

Личная жизнь Павла Ренненкампфа:

Жена — Вера Николаевна Ренненкампф.

Жена Ренненкампфа оставила мемуары, которые увидели свет благодаря петербургскому историку, доктору исторических наук Наталии Андреевой. Поиски документов во французских архивах увенчались уникальной находкой — исследовательнице удалось найти неизвестную историкам рукопись воспоминаний. Она же подготовила текст к публикации.

Воспоминания Веры Ренненкампф уникальны и как яркое свидетельство повседневной жизни офицерского корпуса дореволюционной России и переломных эпох в ее истории — революции 1917 года и Гражданской войны.

Будучи женой командующего Виленским военным округом, Вера Николаевна являлась попечительницей и членом правления местного отделения общества Красного Креста и с началом Первой мировой войны активно участвовала в организации помощи раненым, в создании госпиталей и обеспечении их сестрами милосердия. В воспоминаниях она подробно пишет о том, как основала Комитет помощи семьям призванных в армию запасных нижних чинов, мастерские по пошиву белья для фронта, как принимала участие в формировании летучего автомобильного отряда Евангелического общества Красного Креста, вывозившего раненых с поля боя.

Также в мемуарах воспоминания о муже, Первой мировой войне, революции.

Из воспоминаний Веры Ренненкампф: «Такой ужасной была эта война, что, вспоминая ее много лет спустя, вновь переживаешь все почти с той же силой, как в то былое время. Говорят, все хорошо, что кончается хорошо. Но война кончилась, вернее, прервалась плохо. Началась революция, которая смела все и, можно сказать, всех со своего пути. Но верится, что засияет солнце и для России. Да, она больна, очень больна, но восстанет с одра своего искупленная, обновленная и чистая, вновь займет свое место среди других держав. Опять в России будут главенствовать достойные люди, сыны своей Отчизны, движимые любовью к несчастному многострадальному русскому терпеливому мученику — народу…».

1 апреля 1918 года приёмная дочь Ренненкампфа (от первого брака его жены) — 17-летняя Ольга — была убита у себя дома большевиками.

Смерть Павла Ренненкампфа:

После Февральской революции был арестован и помещён в Петропавловскую крепость — ему припомнили ему 1905 год. Находился под следствием Чрезвычайной следственной комиссии, но по результатам следствия фактов для выдвижения против него обвинения собрано не было.

Освобожден большевиками после Октябрьской революции из Петропавловской крепости вместе с некоторыми другими генералами, арестованными Временным Правительством, и уехал в Таганрог, на родину своей жены, где жил под именем мещанина Смоковникова.

При захвате города большевиками скрылся под именем греческого подданного Мандусакиса. Был выслежен, опознан и по личному указанию В. А. Антонова-Овсеенко 3 марта привезён в штаб к красным.

Антонов-Овсеенко предложил генералу поступить на службу в Красную Армию. Ренненкампф отказался, за что был приговорён к расстрелу и убит в ночь на 1 апреля 1918 года — вывезен за город и расстрелян после издевательств у Балтийской железнодорожной ветки (в 2 км от Русско-Балтийского снарядного завода, эвакуированного из Ревеля в Таганрог в 1916 году).

В апреле 2015 года, благодаря усилиям местных краеведов, было установлено место захоронения Ренненкампфа на старом городском кладбище Таганрога.

Награды Павла Ренненкампфа:

Образ Павла Ренненкампфа в кино:

Генерал Ренненкампф фигурирует в сериале Гибель Империи (2005) режиссера Владимира Хотиненко. Роль Ренненкампфа сыграл актер Сергей Никоненко.

Сергей Никоненко в роли Ренненкампфа

Ренненкампф Павел Карлович
(17.04.1854 — 1918)

Происходил из потомственных дворян Эстляндской губернии. Военную службу начал в 89-м Беломорском пехотном полку. Поступил в Гельсингфорское пехотное юнкерское училище, по окончанию которого был направлен для прохождения службы в 14-й Литовский драгунский полк.
В дальнейшем поступил в Николаевскую академию Генерального штаба и окончил ее по первому разряду в 1879 году. По распределению Ренненкампф попал в Варшавский военный округ. Впервые Павел Карлович прославился не на поле брани и не на военном поприще. Будучи командиром 36-го Ахтырского полка Киевского военного округа , он был изобличен в присвоении казенных денег. Чтобы замять его дело, командующий округом М.И.Драгомиров предложил Ренненкампфу «скрыться с глаз долой», и тот был командирован в Сибирь на должность начальника штаба войск Забайкальской области.
Находясь в Сибири, Павел Карлович стал быстро продвигаться по службе, и в 1890 году был произведен в полковники, а к 1900 году он становится генерал-майором.
Ренненкампф сумел отличиться летом того же 1900 года при подавлении волнений на Восточно-Китайской железной дороге (Ихэтуаньское восстание), когда китайцы начали нападать на охрану и служащих. Под угрозой оказался и город Благовещенск. По приказу командующего Приморского военного округа для ликвидации волнений и охраны дороги были созданы три отряда. Забайкальский отряд возглавил Павел Карлович Ренненкампф. Отряд состоял из четырех батальонов, двух сотен казаков и 180 орудий. В задачу Ренненкампфа входила охрана дороги и защита Благовещенска. Павел Карлович прекрасно справился с поставленными задачами. По пути к городу его отряд освободил от китайцев весь правый берег Амура, взяв под охрану дорогу. При проведении операции он проявил личную храбрость и решительность, и за успешное ее завершение был награжден, став единственным командиром, дважды удостоенным Георгиевского ордена.

Генерал Ранненкампф во главе своей казачьей сотни, известной
под названием «ста волков»
в войну с Японией

В 1904—1905 года Ренненкампф принимал участие в Русско-японской войне, командуя Забайкальской казачьей дивизией (пехота, кавалерия и артиллерия), которая действовала на флангах русской армии. Он лично водил в атаки войска, проявляя храбрость и бесстрашие и был награжден золотым оружием с надписью «За храбрость» и орденом Св. Станислава 1-й степени с мечами. О его руководстве войсками оставил интересные записи А.А.Игнатьев: «Холодный стальной взгляд, как и вся его внешность, придавал ему вид сильного волевого человека…Ему не пришлось быть в больших сражениях. Он только охранял фланги и отступал, равняясь по остальным войскам. Впрочем, он имел свои боевые сноровки: при наступлении он выезжал всегда к передовой заставе, выбирал удобное место, чтобы пропустить мимо себя последовательно всю колонну, здороваясь отдельно с каждой частью. Люди получали впечатление, что начальник всегда не позади, а впереди них».
После окончания войны Ренненкампф был назначен командиром 7-го Сибирского армейского корпуса. В 1905 году Павел Карлович получил от Николая II исключительные полномочия для подавления всеобщей политической стачки в Сибири и на Дальнем Востоке. В его распоряжение было выделено две дивизии и значительная денежная сумма. В Харбине его войска действовали в основном артиллерией и пулеметами. Сопротивление удалось сломить быстро — восставшие были разоружены и арестованы. Затем, в январе 1906 года он также быстро подавил восстание на станции Маньчжурия, расстреляв его руководителя А.И.Попова. Направляясь к Чите, Ренненкампф послал в город грозную телеграмму с предупреждением, что примет самые крайние меры «дабы в корне пресечь опасность, влекущую Россию к явной и неминуемой гибели». 23 января 1906 года карательный отряд Ренненкампфа овладел Читой и начал наводить в городе порядок. Были устроены судебные процессы, по которым было вынесено 77 смертных приговоров, 15 приговоров по отправке на каторжные работы и 18 на тюремное заключение.
За успешное подавление революционных выступлений в Сибири Ренненкампф был награжден лично императором бриллиантовыми украшениями к наградному оружию.

В 1910 году Ренненкампф возглавил армейский корпус на границе с Германией и в том же году он был произведен в генералы от кавалерии. С 1912 года он был поставлен во главе Виленского военного округа, что давало ему право на командование армией, формируемой на территории округа в случае войны с Германией.
С началом Первой мировой войны Ренненкампф возглавил 1-ю армию Северо-Западного фронта. В ее задачу входило овладение территорий Восточной Пруссии вплоть до Нижней Вислы. Армия должна была наступать в обход Мазурских болот с севера, разбить противника и отрезать его главные силы от Кенигсберга. Начало военных действий было успешным для 1-й армии. Ей удалось нанести поражение немецким войскам и заставить их отступить к Гумбинену. Немецкое командование решило нанести поражение Ренненкампфу до соединения его армии со 2-й армией генерала Самсонова. Но и под Гумбиненом русские войска одержали победу, за которую Ренненкампф был награжден орденом Св. Владимира 2-й степени с мечами. Дорога в Восточную Пруссию была открыта. Но Ренненкампф не стал продвигаться дальше и упустил время для закрепления достигнутой победы. Этим воспользовалось немецкое командование. Оставив против 1-й армии небольшие силы, основной удар оно обрушило на 2-ю армию Самсонова, практически полностью ее разгромив. Ренненкампф продолжал оставаться на месте, да и разрыв между двумя русскими армиями был достаточно велик, поэтому вряд ли он смог бы повлиять на трагическую судьбу 2-й армии. Потом и у Ренненкампфа появились «заботы» по отражению ударов наступающих немецких войск, перешедших в наступление против 1-й армии. При отступлении была прервана связь штаба 1-й армии со штабом фронта, и Верховному главнокомандующему великому князю Николаю Николаевичу пришлось отдать распоряжение о розыске Ренненкампфа и установлении с ним связи.
После провала Восточно-Прусской операции командующий Северо-Западным фронтом генерал Я.Г.Жилинский, давая объяснения, сказал: «У генерала Ренненкампфа приложено больше работы о безопасности штаба, чем об управлении армией, которое в последнии дни совершенно отсутствует. Он бросил на произвол судьбы корпуса армии. Поведение командующего 1-й армией исключало всякую возможность управления».

Результатом операции стал разгром 2-й армии, а 1-я армию понесла большие потери, хотя сам Ренненкампф заявлял, что армия боеспособна и требует только короткого отдыха. Я.Г.Жилинский был снят с поста командующего фронтом, а, занявший этот пост Н.В.Рузский, перевел 1-ю армию в тыл для пополнения.
В дальнейшем армия под командованием Ренненкампфа принимала участие в Лодзинской операции, которая стала последней военной операций (кстати, неудачной) для Павла Карловича. «Причиной отстранения от должности генерал-адъютанта Ренненкампфа послужила проявленная им полная неспособность управлять подчиненными ему войсками», — так объяснил причину отстранения Ренненкампфа от командования войсками Рузский. Кроме того, в военных и общественных кругах было создано мнение, что гибель 2-й армии Самсонова произошла из-за предательства Ренненкампфа. Павел Карлович настоял на проведении расследования причин гибели 2-й армии, которое было проведено весной 1915 года. Дело было прекращено, но слух об «измене» не был опровергнут публично. Военный министр А.А.Поливанов, к которому Ренненкампф обратился в поисках справедливости, сказал Павлу Карловичу, что «доверие к нему войск и общества потеряно». А в служебной записке по дальнейшему использованию Ренненкампфа в военной службе военный министр написал: «Генерал-адъютант Ренненкампф обладает большой энергией при крайне ограниченных военных дарованиях и при отсутствии хорошего нравственного воспитания».
Не получив общественной реабилитации и оставшись в глазах общества изменником воинскому долгу, Ренненкампф подает рапорт об отставке. В октябре 1915 года он был уволен из армии и поселился на окраине Таганрога. Он полностью отошел от общественной жизни и даже сменил имя, став Федором Ивановичем Смоковниковым.
Весной 1918 года он был опознан и арестован ЧК. Решением ревтрибунала Павел Карлович Ренненкампф был приговорен к расстрелу за карательные действия в Сибири в 1906 году.