Оккупация России Китаем

Все обо всем

2016 г. День России. Желтая угроза — это не миф! Толпа китайцев гуляет по набережной приграничного города Благовещенска Амурской области.
ШОК! И вот ЭТО — День России??

Генерал-лейтенант Соболев Виктор Иванович: Армия и ВПК РФ в упадке.

Китай начал аннексию Сибири без шума и пыли.Крым наш, Сибирь Ваш!

Россия обречена.Китай начал аннексию Сибири без шума и пыли.Крым наш,Сибирь Ваш! 40 процентов территории Тунгиро-Олёкминского района отдадут в аренду китайцам Процесс.
Жители уральской деревни бегут под напором китайцев

Когда китайцы появились в деревне — никто не был против. Когда они поставили теплицы — даже радовались. Но когда вдруг начали тоннами ввозить какую-то химию — этих теплиц стало 50 штук и местная скотина начала дохнуть. Письма в мэрию с просьбами разобраться остаются без ответа. А китайцы не знают по-русски и двух слов. Сколько коров в деревне ещё должны сдохнуть, чтобы сюда приехали… хотя бы с проверкой?
Сибирь продали Китаю. Китайцы пилят русский лес

Путин присоединил Крым, а Забайкальский край отдал китайцам

Наступает следующий этап зачистки Сибири перед передачей её Китаю
Наступает следующий этап зачистки Сибири перед передачей её Китаю
Китай предложил переселить русских Забайкалья в Китай в обмен на аренду российской Хакасии и не только
Власти Китая предложили жертвам пожаров в Забайкалье переселиться в один из своих пустующих городов, построенный по проекту реструктуризации китайской экономики. В обмен они предлагают взять в оренду выгоревшую территорию, которую обещают полностью восстановить.
В 2010 году Ли Кэцян, глава парткома автономной Внутренней Монголии, запустил крупный проект, — официально для «реструктуризации экономики региона, чтобы уменьшить его зависимость от производства стали и добычи полезных ископаемых». Общие масштабы строительства были колоссальны — порядка 20 новых городов-призраков.
Есть и неофициальное объяснение строительства: города начали возводить для беженцев из зоны катастрофической смены климата при остановке Гольфстрима. Кроме того, финансовая группа Ротшильдов, готовясь к неминуемому кризису кредитно-финансовой системы, давно двинулась в Китай. В 1997 г. Англия именно под давлением группы Ротшильдов вернула под юрисдикцию КНР Гонконг вместе с расчетно-кассовым центром этой банковской группы (которая совместно со своими партнерами – масонами-шабадниками Кезвиками контролирует наркоторговлю в регионе почти две 200 лет через банк HSBC ). Китай, в соответствии с решениями ХVI и ХVII съездов КПК на пик своего подъема выйдет к 2019 году.
Инкоу – один из городов, куда сегодня предполагается переселение русских из сожженной Хакасии. Ли Кэцян и правительство Китая уже согласовали возможность переселения русских в китайскую «Внутреннюю Монголию». Кроме того, там же предполагается расселение жителей затопленных районов Приморья.
В оплаты построенного жилья, китайская сторона готова в счет оплаты взять в аренду на 25 лет выгоревшую территорию Хакасии и выращивать там сельхозпродукцию «на паях с российской стороной».

Блогер imperialcommiss отмечает, что год назад Китай уже озвучил предложение заселить Сибирь и Дальний Восток китайцами. сделать инвестиции «трудовым капиталом» и заселить пустующие территории Сибири и Дальнего Востока.
Филин В.И. о ФЗ №473 о ТОРах
По заявлению Юаньчао, одного из высших китайских руководителей Юаньчао, — «в России обширная территория, а в Китае самый трудолюбивый в мире народ. Если мы сможем сочетать эти факторы, то получим существенное развитие. В России большая территория и мало народа, в Китае — наоборот».
В 2010 году правительство России на выставке Экспо-2010 в Шанхае презентовал античеловеческий «форсайт-проект Детство-2030», где помимо изъятия русских детей из семей и вживления им чипов в головной мозг, говорилось, что «с 2014 года ожидается ничем не ограниченная инокультурная миграция и в 2020 году более 1/3 населения страны будут мигрантами». Хотя после этого разразился большой скандал, от планов не отказались.
В конце 2014 года правительство России приняло 5 законов о т.н. «Территориях опережающего развития» (ТОРах), предполагающий вывод из-под российской юрисдикции до 60% территорий, неограниченную миграцию и принятие иностранцев в «российскую» армию (подробнее см. ссылку или видео с выступлением нашего коллеги)
Когда Китай нападет на Росиию

Сергей Михеев. Когда Китай нападет на Россию

Китайская аннексия сибири.

Семь с половинй тысяч лет назад наши предки победили аримов (китайцев), обозначив им границы Великой стеной. Сегодня «жёлтый дракон» вновь расправляет крылья, а русский богатырь спит..
Китайское засилье в России. Откуда все началось. Документальное расследование

По прогнозам специалистов примерно через 30 лет в Сибири и на Дальнем Востоке будет жить почти 8 миллионов китайцев, которые станут вторым по численности народом России. И это в лучшем случае. В худшем же, выросшая и окрепшая китайская диаспора потребует отделения дальнего Востока от России и присоединения его к Китаю.
Как китайцы убивают русских в России

С молчаливого одобрения нашей власти, китайцы продолжают успешно травить нас нитратами, фосфатами и другой химией, выращивая на нашей территории огромное количество томатов, огурцов, баклажанов и других овощей. Делается это просто: завозится на поле с посаженными овощами столько химии, что всё, растущее на нём, превращается в яд. С виду и помидоры, и огурцы – нормальные, разве что окрас у них несколько иной. Но на него никто из нас внимания не обращает.

Западная промышленность начинает бегство из Китая

США впервые на уровне высших военных руководителей признали «полезность» размещения ракет средней дальности в Азии – значит, против Китая. В связи с чем США идут на такого рода обострение, почему происходящее угрожает повторением Карибского кризиса и какое отношение все это имеет к России?

Согласно заявлению командующего ВВС США в Тихом и Индийском океанах генерала Чарльза Брауна, «было бы полезно» разместить ракеты средней и меньшей дальности (РСМД) в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). При этом Браун подчеркнул, что ему неизвестно о каких-либо переговорах или консультациях, касающихся такого рода американской инициативы, со странами региона. А значит, речь идет о возможном одностороннем шаге США. Китай же считает такого рода развёртывание ракет в непосредственной близости от его границ прямой угрозой национальной безопасности.

Заявления из уст начальников отдельных оперативных командований вооружённых сил США говорят о том, что планы по размещению РСМД в АТР уже прорабатываются на их уровне. Политическая же «отмашка» на создание такого рода планов, судя по всему, непублично сделана ранее.

Планируемые места размещения будущих американских РСМД в Азии пока что не оглашаются, однако их вполне можно определить, опираясь на структуру союзнических договоров США в регионе. Скорее всего, в качестве плацдарма для размещения американских РСМД может быть использована Япония или Южная Корея, так как оба этих государства до сих пор критически зависят от США. Размещение ракет средней и меньшей дальности в Южной Корее создаёт, кстати, предельно опасный прецедент: расстояние между Сеулом и Пекином по кратчайшему воздушному пути составляет лишь около 950 километров. Это вдвое меньше, чем было между Москвой и передовыми позициями американских РСМД в Европе в начале 1980 годов, когда от столицы СССР такие ракеты отделяло чуть больше 2000 километров.

Как следствие, размещение американских РСМД в Южной Корее уже станет крайне опасным шагом. Фактически речь будет идти о том, что у США появится неиллюзорная возможность нанесения первого обезоруживающего ракетного удара по Китаю, от которого защитить столицу КНР будет крайне затруднительно, если не невозможно. Просто в силу того, что подлётное время таких американских ракет составит не более 10 минут. А это, в свою очередь, определяет необходимость мгновенного запуска всего китайского ядерного арсенала в сторону США при любом пуске ракет с территории Южной Кореи – с целью избежать потери управления после уничтожения или критического разрушения китайской системы стратегического ракетного ответа.

Стоит также упомянуть, что в предельном случае США могут вытащить на свет божий даже «тайваньскую карту», пойдя на размещение своих ракет на этом острове, пока что фактически независимом от континентального Китая. Ещё в августе 2019 года Тайвань заявил о принятии на вооружение собственных сверхзвуковых крылатых ракет Yun Feng с дальностью 1500 км, которые в островной прессе прямо назвали «антипекинскими». На острове эти ракеты называют «защитным оружием», однако предполагается, что в случае военного конфликта их целью станут не китайские ВМФ или десантные части армии КНР, но инфраструктурные объекты в глубине материкового Китая.

В частности, удар может быть нанесен по таким крупным городам, как Гонконг или Шанхай, а также по целям в экономически развитых провинциях Гуандун, Фуцзянь и Чжэцзян. Yun Feng сможет поразить важные объекты КНР, включая атомные электростанции, хранилища со стратегическими запасами нефти, скоростные железные дороги, мосты и туннели. Тайвань – настоящий «непотопляемый авианосец»: большая часть густонаселенных и развитых прибрежных районов южного Китая отстоит от него всего лишь на 300-800 километров.

Пока что взаимоотношения Вашингтона и Тайбэя формируются с оглядкой на «Шанхайское коммюнике» 1972 года, когда тогдашний президент США Ричард Никсон пошел на нормализацию отношений с КНР, частью которых стал отказ от масштабной военной и политической поддержки Тайваня. Однако военно-техническое сотрудничество и поставки американских вооружений Тайбэю продолжались всё это время. А это позволяет предположить, что и возврат американских военных баз на остров, после их вывода в 1972 году, также может стать вполне вероятным.

Определяться такой шаг будет, безусловно, общим направлением китайско-американских отношений, так как после него взаимоотношения США и КНР можно будет считать окончательно испорченными. Если же это произойдёт – размещение американских РСМД на Тайване, к тому же несущих ядерные боевые части, выглядит предельно логичным. И, конечно же, ещё более опасным, чем в Японии или Южной Корее.

Глобальное обострение

Управляемая эскалация в вопросе РСМД в АТР необходима Соединённым Штатам для того, чтобы сдерживать Китай в его нынешнем состоянии «экономического гиганта» и «военного середнячка». Именно эта цель уже несколько раз декларировалась американскими политиками и военными, как основной план США – так как глобальной термоядерной войны с КНР Америка не хочет ровно в той же степени, что и с СССР времён холодной войны.

На сегодняшний день Китай с точки зрения ракетно-ядерного потенциала во многом напоминает СССР середины 1960 годов. Его пусковые установки и ракеты малочисленны и несовершенны, стратегические бомбардировщики представляют собой копии устаревших советских Ту-16, а геостратегическое положение крайне уязвимо. У Китая практически нет военных баз за пределами собственной территории, тем более баз, приспособленных для базирования носителей ядерного оружия. Как следствие, блокадная стратегия в АТР и эскалация путём размещения РСМД вполне может сработать – пока что стандартный ответ Китая на неё выглядит непропорционально затратным и связан с практически полной перестройкой китайской ядерной «триады». Фактически сегодня КНР хотят втянуть в столь же разорительную гонку вооружений, которая сгубила поздний СССР.

Интересно и то, что Китай, не связанный в прошлом положениями Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), уже имеет в своём распоряжении крылатые ракеты средней дальности наземного базирования. Это изделие CJ-10K, которое является улучшенной репликой советской крылатой ракеты X-55. В районе 2001 года Китай купил документацию и опытные образцы X-55 через Киев, воспользовавшись, кроме того, услугами днепропетровского КБ «Южное», которое во многом помогло КНР усовершенствовать Х-55 до уровня CJ-10K. В частности, китайцы избавились от выдвижного двигателя, который повышает радиолокационную сигнатуру ракеты. К настоящему моменту Китай уже провёл испытания CJ-10K в наземном, воздушном и морском вариантах, получив в своё распоряжение практически универсальную крылатую ракету.

Таким образом, как ни странно, Китай уже был готов к выходу США из ДРСМД и к возможному размещению американских крылатых и баллистических ракет на Тайване, в Южной Корее или в Японии.

Как следствие, его ответ на такие шаги может быть проведен в нестандартной манере. Кроме взятия под прицел американских ракетных баз в АТР, Китай может столь же спокойно разместить собственные крылатые и в перспективе баллистические ракеты, например, на Кубе или в Венесуэле, с которыми у Пекина в последнее время выстроились крайне дружеские экономические и политические связи.

Конечно, пока что такие ответные китайские шаги тоже находятся «за горизонтом» окончательного перехода к китайско-американскому конфликту от нынешнего охлаждения взаимоотношений, но в такой возможной поменявшейся реальности они выглядят предельно логичными. Ведь именно в такой логике действовал СССР в момент Карибского кризиса, «разменяв» ракетную базу на Кубе на ликвидацию позиций американских ядерных ракет в Турции.

Для России такое обострение конфликта между Китаем и США выглядит, к сожалению, также крайне опасным. Гипотетическое размещение РСМД в Японии или в Южной Корее по факту ставит под удар и всю инфраструктуру России на Дальнем Востоке. Так как по ровно тем же причинам любой пуск ракеты с территории этих стран может обоснованно восприниматься, как атака на Россию – с предельно узким временным «окном» на принятие решений и запуск ответных действий.

При этом для России фактор «тесноты» АТР также работает в обостренном виде: от Сеула до Владивостока всего лишь около 745 км по «воздушной» прямой.

Согласно заявлению президента США Дональда Трампа, которое он сделал в октябре 2018 года, предвосхищая выход страны из ДРСМД, Соединённые Штаты будут продолжать наращивать ядерную мощь, пока остальные страны «не придут в себя». Отдельно он подчеркнул, что эти слова «обращены напрямую к России и Китаю». Принимая такой общий политический посыл и учитывая последние американские заявления, которые идут уже с уровня военных, можно понять, что США пытается напугать Китай и Россию новой гонкой ракетно-ядерных вооружений. Причём делают это, используя всю ту же карту РСМД, которой они пытались шантажировать СССР дважды – в начале 1960-х и в конце 1970-х. Оба раза они разместили свои ракеты в опасной близости от границ Советского Союза – и ожидаемо получили крайне неприятный для самих США геополитический и военный ответ.

Поэтому в такой ситуации можно только посетовать на короткую память американской элиты. Ведь если не получилось у Джона Кеннеди и у Рональда Рейгана, то почему должно получиться у Дональда Трампа? Или США считают, что Китай – это более лёгкий соперник, нежели СССР?

Наверное, оба этих вопроса имеют иные ответы, нежели это сегодня представляется в выкладках и планах Белого дома и Пентагона.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Стратегия-2020: Китай — главная угроза для России

В ближайшие восемь лет внешнее давление на Россию возрастет. Угрозы могут быть самыми разными — от спекулятивных атак на рубль и рынок акций до падения спроса на нефть. Но главная опасность для страны — обгоняющий ее по всем показателям Китай

Фото: Reuters

Москва.14 марта. FINMARKET.RU — Многочисленные эксперты, по поручению Владимира Путина работавшие над новой программой развития России до 2020 года, представили окончательные итоги своей работы. От промежуточной версии, представленной в прошлом году итоговый доклад отличается не слишком сильно: все основные предложения (включая самые радикальные), среди которых бюджетный и налоговый маневры, повышение пенсионного возраста, сокращение численности госслужащих и даже выравнивание цен на нефть с Европой уже были представлены общественности.

В итоговую версию включен лишь один новый раздел. Эксперты покусились на святое для заказчика — его концепцию евразийского союза, охватывающего значительную часть Азии и Восточной Европы. По мнению авторов «Стратегии-2020», нам (и нашим соседям) нужно интегрироваться в единую Европу, а главной угрозой (прежде всего экономической) для нас будет набирающий мощь Китай.

Основные внешние риски для России:

Китайская угроза. Благодаря росту экономической мощи, более позитивному отношению со стороны Запада и финансовой экспансии на мировых рынках (предоставление кредитов, скупка проблемных долговых обязательств, прямые иностранные инвестиции и т. п.) в ближайшие 10 лет глобальные позиции Китая только усилятся. К 2020 году юань имеет все шансы стать мировой расчетной валютой — это один из главных вызовов не только для России, но и для мира в целом.

Китайские товары продолжат вытеснять с российского рынка отечественных производителей — ведь конкурентоспособность китайской обрабатывающей промышленности выше. Китай усилит свои позиции в МВФ и ВТО, «богатым новичкам» там всегда рады, а значит его роль в управлении глобальными процессами существенно возрастет, разумеется, в ущерб другим странам.

Технологическая гонка. Переход к инновационной экономике происходит не только в развитых, но и в развивающихся странах. Бизнес там активно финансирует поиск и разработку технологий, выводит на рынок новые продукты и услуги, государственные инструменты позволяют поддерживать инновации и научную базу.

Крупные развивающиеся страны — Китай, Индия, Бразилия — активно осваивают высокотехнологичные сектора экономики. Российские же компании, являющиеся монополистами на внутреннем рынке, уступают глобальным лидерам по мощности предприятий, имеют избыточные непроизводственные издержки, отсутствуют на фондовом рынке устойчиво ликвидных акций (кроме сырьевых гигантов). К 2020 году отставание России только усилится.

Падение спроса на энергоресурсы из России. С 2006 года развитые страны сокращают абсолютные объемы потребления нефти. Пока спрос в развивающихся странах перекрывает его сокращение в развитых, но общие темпы прироста потребления снижаются и составят в 2011-2020 гг. 0,7-0,9% в год, вместо 1,4% в 2001-2010 гг. Текущий уровень цен на нефть держится благодаря квотированию добычи странами ОПЕК, но если спрос упадет, а добыча вне ОПЕК будет расти, цены неизбежно пойдут вниз.

В ближайшие несколько лет сформируется единый мировой рынок газа, основой которого станет сжиженный газ — его доля к 2020 году может достигнуть 75% мировой торговли, на долю трубопроводного останется всего 25%. Диктовать цены в таких условиях будет уже невозможно, они будут определяться конъюнктурой рынка на момент поставки.

«Финансовые инфекции» и другие рыночные страшилки. Российский финансовый рынок синхронизирован с мировым и зависит от него. Избавиться от этой зависимости быстро вряд ли удастся. Это значит, что рыночные шоки, которые могут возникать в любых сегментах глобальных финансов, будут, как и прежде, с усилением передаваться на российский финансовый рынок.

Следствие — постоянная угроза подхватить «финансовую инфекцию». Симптомы заболевания — бегство капиталов, падение рынков, давление на рубль, вспышки инфляции, дефолты банков и эмитентов, расстройство платежей, сжатие текущего спроса и инвестиций, кризис в реальном секторе экономики.

«Мыльные пузыри» и спекулятивные атаки.. Основной мотив портфельных инвесторов в Россию — спекулятивный, в основе вложений — «горячие деньги». Скромные размеры финансового рынка, быстрое развитие рынка деривативов создают базу для спекулятивных атак нерезидентов на рубль и рынок акций. Есть все предпосылки для расцвета операций «кэрри трейд» и запуска финансовых кризисов, обусловленных стремительным притоком и оттоком «горячих денег».

Перекосы валютных курсов. Альтернативы доллару США как ключевой резервной валюте до 2020 г. нет , однако тенденция к постепенному ослаблению доминирующего положения доллара вероятнее всего сохранится, создавая угрозу для российских экспортных операций и валютных резервов.

Дополнительный фактор риска — повышение международного статуса юаня, создающее предпосылки для обострения проблемы «валютных войн». На этом фоне позиции России оказываются крайне уязвимы, особенно с учетом устойчивого повышения реального валютного курса рубля, которое мешает расширению несырьевого экспорта из России, создает барьеры для импортозамещения (прежде всего в отраслях с высокой степенью переработки), провоцирует рост вывоза капитала.

Что делать России в условиях жесткого давления со всех сторон? Попытаться выстроить стратегию взаимодействия со всеми , кто может помочь, отвечают эксперты. А также внимательно присматривать за Китаем и его планами.

Таможенный союз. Нынешний технологический уровень стран СНГ не позволяет рассматривать сотрудничество с ними в качестве основного фактора, стимулирующего модернизационные процессы в России. Тем не менее, они должны рассматриваться как основные партнеры для глубокой интеграции из политических соображений и возможности использования их в качестве рынков сбыта российской высокотехнологичной продукции.

Евросоюз. До 2020 года европейские страны останутся основными торговыми партнерами России и основными поставщиками прямых иностранных инвестиций. Трансферт европейских технологий и развитие технологических альянсов между российскими и европейскими компаниями, освоение рынков стран ЕС могут стать мощными стимулами для повышения конкурентоспособности отечественных производителей. Цель — создание зоны свободной торговли с ЕС, охватывающей всю северную часть Евразии.

США. Экономическое сотрудничество напрямую зависит от российско-американских политических отношений. Наибольший потенциал сотрудничества сосредоточен в высокотехнологическом секторе, но реализован он может быть только в случае политической «перезагрузки». В идеале заимствование передовых американских технологий поможет модернизации многих отраслей (медицина и фармацевтика, производство авиадвигателей, применение новых технологий в нефтегазовом комплексе и металлургии).

Азиатско-Тихоокеанский регион. Технологическое сотрудничество — через привлечение прямых инвестиций из Японии и Южной Кореи, формирование технологических альянсов и подписание межправительственных соглашений о технологическом сотрудничестве с Сингапуром и Малайзией, а также рост сбыта высокотехнологичной продукции оборонного назначения в страны АСЕАН. А вот технологического сотрудничества с Китаем стоит избегать из-за целенаправленной политики «интеллектуального пиратства» со стороны китайских компаний.

Нужно брать ориентир на создание рынка углеводородов в Восточной Азии при решающей роли российских ресурсов, а также обдумать создание зоны свободной торговли с Сингапуром, Вьетнамом и Брунеем. Дальний Восток должен быть открыт для иностранных инвестиций и размещения производств, в первую очередь, из развитых стран: Сингапур, Южная Корея, Япония. Такой ход поможет «перетянуть» на Дальний Восток часть китайских инвестиций, которые можно будет использовать для развития инфраструктуры региона.

Опасность у всех этих интеграционных процессов одна — часть неэффективных производств в России не выдержит конкуренции в условиях свободной торговли. Но риск потерять конкурентоспособность, отгородившись от мира, перевешивает.

/Финмаркет/

Оккупация России: Китай хочет получить обратно Сибирь

Если Китай хочет получить Сибирь, то позиция России уже не имеет значения. Нищая, разрываемая на куски внутренними противоречиями страна, против которой все влиятельные игроки вводят санкции, обречена по определению. И союзники типа Венесуэлы или Южной Осетии ничем не помогут.

Итак, формально не присоединяясь к санкциям Евросоюза и США, Китай по факту начал душить российскую экономику. Так китайские банки, ссылаясь на антироссийские санкции США и Евросоюза, отказываются проводить транзакции с участием компаний РФ. На это жалуется сам глава представительства Центробанка России в Китае Владимир Данилов. Дословно: «Коммерческие банки КНР зачастую ссылаются на санкции стран ЕС и США, приводимые в качестве причины отказа в обслуживании платежей клиентов российских банков». А поскольку после санкций ЕС и США Кремль сделал главную ставку именно на сотрудничество с Китаем, это очень серьезная проблема.

Первый тревожный звоночек прозвенел еще раньше, когда Китай отказался от продолжения сотрудничества с РФ по строительству очень распиаренного газопровода «Сила Сибири». Власти КНР решили, что сотрудничество с США и газ с Аляски более интересны для них. Сила Сибири благополучно накрылась медным тазом и кроме ЕС покупателей для российского газа нет. Но на европейском рынке их грозят потеснить США и, что особенно бесит русских, Украина. Да, по проектам развития собственной добычи украинский газ не просто закроет полностью объемы внутреннего потребления, но и станет предметом экспорта на европейский рынок. Что очень радует власти Украины и раздражает Москву.

Но, вернемся к Китаю. Потому что определенные успехи в мягкой оккупации России уже есть. Пока КНР забирает интересные территории и ресурсы, позволяя Кремлю сохранить лицо. Платит, конечно, жалкие копейки, но ведь платит, а не берет бесплатно. Сейчас еще платит. А в перспективе – заберет то, что считает своим. РФ сама слишком упорно доказывала, что право на стороне сильного, теперь пришла пора расплачиваться. Действительно, зачем Китаю платить, если право сильного позволяет брать бесплатно? Или кто-то заступится за Россию? Никто не заступится, она сама нарушила все правила игры, развязав войну против Грузии и Украины. В отношении нарушителя конвенции Паниковского правила не действуют, смиритесь и терпите.

Давайте немного новостей и фактов добавим, чтобы скептики и прочие недоверчивые могли убедиться в реальности этого сценария. Итак, по порядку и практически без комментариев то, что Гугл выдает сразу. Официальные контракты. Про неофициальные догадаетесь сами.

Компания из КНР Zoje Resources Investment заключила договор об аренде 115 тысяч гектаров земли в Забайкальском крае России сроком на 49 лет.

Соответствующий документ уже подписан правительством российского региона и руководством китайской корпорации. Площадь арендованной земли, которая не использовалась под посевы около 20−30 лет, сопоставима по размеру с Гонконгом. Россия готовится сдать в аренду Китаю еще около миллиона гектаров сельскохозяйственных земель на Дальнем Востоке. Такое предложение озвучил инвестиционный директор Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержки экспорта Валерий Дубровский.

Сама концепция сдачи в аренду оккупированных Россией китайских территорий (именно так называют Сибирь китайские СМИ!) Китаю впервые была озвучена 23 мая 2014 года, когда Путин встречался с главой делегации Китая на петербургском экономическом форуме, вице-премьером правительства этой страны Ли Юаньчао. Понятно, что хозяин Кремля был не в восторге от такого сценария, но в 2014 его уже никто не спрашивал – просто ставили перед фактом китайские товарищи. В Китае официальной точкой зрения является та, согласно которой территория нынешнего Дальнего Востока досталась России в нарушение ранее заключенных договоров о границе. И рано или поздно это недоразумение будет исправлено.

Вообще за время путинского правления только по официальным данным Китаю уже было передана территория более чем 400 квадратных километров. В то же время неформальная экспансия китайцев распространяется на гораздо большие территории, а их численность уже давно определяется миллионами или десятками миллионов. С российскими властями реальной статистикой никто не делится – не их дело. Это касается исключительно Китая. Смиритесь. Кстати, получив от России к 2004 году, большой кусок территории, включая печально известный остров Даманский, китайская сторона заявила о том, что пограничные взаимоотношения России и Китая урегулированы. Однако уже в 2012 году Китай вновь, выдвинул претензии к России, на этот раз на Алтае. И хозяин Кремля, собиратель земель, захватчик Крыма и Донбасса проявляет себя с неожиданной стороны. На востоке России он уступчив, как недорогая проститутка на трассе. Молча отдает громадные куски территории.

Для нас ключевой вопрос – как эта история унижения и расчленения России касается Украины. Понятно, что чем меньше у соседей территории и ресурсов, тем меньше проблем они будут создавать нам. Ну а если в какой-то момент взбунтуются (а вдруг?) то быстрая и унизительная война с Китаем окончательно закроет вопрос российской агрессии на западной направлении.

Дискуссионным пока остается один момент. Территория РФ сократится до части западнее Урала или в перспективе нам придется обустраивать КПП на украино-китайской границе?

Мнения, высказанные в рубрике «Мнения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции. Редакция сайта не отвечает за достоверность таких материалов, а сайт выполняет исключительно роль носителя

Кто с мечом к нам придет — от меча и погибнет!

Угроза, которая сама по себе «не рассосется»
Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин — заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа.
В последних публичных выступлениях руководителей России совершенно не прозвучала потенциальная угроза РФ со стороны Китая. Подобное молчание вызывает крайнее удивление, учитывая военный и демографический потенциал КНР, а также некоторые основополагающие концепции, которыми руководствуется официальный Пекин.
ГРАНИЦЫ ЖИЗНЕННОГО ПРОСТРАНСТВА
Сегодня вооруженные силы Поднебесной (Народно-освободительная армия Китая, НОАК) строятся в соответствии с концепцией «стратегических границ и жизненного пространства», которая разработана для обоснования и правомочности ведения наступательных боевых действий. Концепция основана на той точке зрения, что рост населения и ограниченность ресурсов вызывает естественные потребности в расширении пространства для обеспечения дальнейшей экономической деятельности государства и увеличения его «естественной сферы существования».
Предполагается, что территориальные и пространственные рубежи обозначают лишь пределы, в которых государство с помощью реальной силы может «эффективно защищать свои интересы». «Стратегические границы жизненного пространства» должны перемещаться по мере роста «комплексной мощи государства» (под ней понимается совокупность экономики, науки и техники, внутренней политической стабильности, военной мощи). Концепция подразумевает перенесение боевых действий из приграничных районов в зоны «стратегических границ» или даже за их пределы, при том, что причинами военных конфликтов могут стать сложности на пути «обеспечения законных прав и интересов Китая в АТР».
Долговременная программа строительства вооруженных сил КНР состоит из трех этапов. По окончании первого (2000 год) ВС достигли способности защитить жизненные интересы Китая, в том числе путем успешного ведения локальных войн низкой и средней интенсивности по всему периметру границы, а также «эффективно сдерживать и устрашать потенциальных противников». На втором этапе (2010 год) НОАК должна превратиться в силу, «гарантирующую расширение стратегических границ и жизненного пространства». На третьем этапе (2050 год) должны быть созданы ВС, способные «одержать победу в войне любого масштаба и продолжительности с использованием всех средств и способов ведения вооруженной борьбы».

Хотя указанная концепция не называет прямо направление, в котором будут расширяться «стратегические границы жизненного пространства» Китая, достаточно очевидно, что это может быть только Россия, в первую очередь ее восточные регионы, прилегающие к границе с КНР, а также Центральная Азия, в первую очередь – Казахстан. Восточная Сибирь и Дальний Восток РФ обладают гигантской территорией и природными ресурсами при очень небольшом, причем быстро сокращающемся населении. Схожая ситуация имеет место в Казахстане. В Индокитае (другом потенциальном направлении китайской экспансии) ситуация во всех отношениях является прямо противоположной (мало территории и ресурсов при высокой плотности коренного населения). Индия в качестве направления экспансии, разумеется, рассматриваться не может по причинам географического (между Китаем и Индией лежат Гималаи) и демографического (население Индии почти равно китайскому при гораздо меньшей площади территории) характера.
То, что экспансия Поднебесной будет вестись главным образом в направлении России, подтверждается как ведущейся в этой стране официальной пропагандой, так и характером военного строительства. Следует подчеркнуть, что в Китае вся полнота власти остается в руках Коммунистической партии, поэтому как официальная пропаганда, так и научные труды находятся под полным контролем партийных органов и отражают исключительно официальную точку зрения.
В настоящее время официальная китайская историография рассматривает действия России в отношении Поднебесной начиная с XVII века исключительно как агрессию, а все договоры, кроме Нерчинского (он был заключен 27 августа 1689 года, в соответствие с ним российско-китайская граница существенно отличалась от нынешней; Китаю по этому договору принадлежали, если следовать нынешнему административному делению РФ, Амурская и частично – Читинская области, Приморский край и юг Хабаровского, Еврейская автономная область), – «неравноправными» и «несправедливыми». Впрочем, во многих источниках даже Нерчинский договор считается уступкой со стороны Китая.
Территориальные претензии Пекина к Москве впервые были предъявлены в начале 60-х годов ХХ века. Несмотря на официальные заявления китайских властей о том, что ныне никаких подобных проблем между РФ и КНР сегодня нет, содержание пропаганды не меняется, что означает возможность в любой момент вновь выступить с притязаниями на российские земли и моральную подготовку собственного населения к этому моменту.
ПРОБЛЕМЫ РОСТА
Следует подчеркнуть, что Китай не нужно представлять в качестве иррационального агрессивного тоталитарного режима, его политическое руководство в высшей степени рационально. Однако перед этой страной стоит комплекс очень серьезных проблем.
Многолетний экономический рост Китая, выводящий его на позиции сверхдержавы, по-разному трактуется с точки зрения конечных целей. Одни исследователи называют это «догоняющим развитием» (КНР стремится догнать передовые страны мира по основным экономическим показателям), другие считают это восстановлением прежних позиций (еще в начале XIX века Китай давал до трети мирового ВВП). Но у головокружительного роста есть третий аспект – это вынужденная мера. Китай – своего рода «велосипед», если не ехать, он упадет.
Экономический рост КНР – это не только вопрос престижа и роста влияния страны в мире, это единственное средство добиться повышения благосостояния населения, которое, несмотря на ограничение рождаемости, продолжает увеличиваться на десятки миллионов человек в год. Однако дальнейший экономический рост делает критической ситуацию с ресурсами, особенно в условиях стремительного повышения цен на нефть.
Еще более критической становится экологическая обстановка. Ущерб от разрушения окружающей среды начинает «съедать» все большую часть экономического роста. Соответственно модель развития экономики должна быть изменена с экстенсивной на интенсивную, менее ресурсозатратную, более наукоемкую. Однако такой переход сам по себе требует вложения очень значительных средств. При этом он неизбежно приведет к дальнейшему увеличению безработицы (она является естественным следствием повышения эффективности производства) и социального расслоения.
За три десятилетия реформ выросли доходы всех слоев населения страны, но выросли крайне неравномерно. При Мао царила абсолютная нищета, но в ней были равны все, что хорошо «ложилось» на китайский менталитет. Сейчас расслоение достигло огромных величин, хотя в стране формально сохраняется коммунистическая система. Такая ситуация очень сильно влияет на социальную стабильность, но изменение модели роста может лишь усугубить ее.
Безработица сама по себе порождает еще одно противоречие. В Китае, по различным данным, от 200 до 300 млн. «лишних людей». Сохранение или тем более увеличение этой «армии» чрезвычайно опасно для внутренней ситуации в стране. С другой стороны, огромный избыток рабочей силы делает ее крайне дешевой. В этом – важнейшее конкурентное преимущество Китая и соответственно один из важнейших источников его феноменального экономического роста. Если понижать безработицу и повышать зарплаты, то это автоматически приведет к росту цен на китайский ширпотреб (от одежды до электроники). А в данном случае сотни миллионов покупателей во всем мире начнут гораздо внимательнее смотреть на качество товара… В результате доходы от экспорта могут снижаться, а предприятия в Китае – закрываться, выбрасывая людей на улицу.
Наконец, противоречие заложено в демографической ситуации. С одной стороны, отказ от политики «одна семья – один ребенок» невозможен, поскольку население страны уже сейчас как минимум в 1,5 раза превышает оптимальное с точки зрения нагрузки на природу и инфраструктуру (ситуация усугубляется тем, что почти все население Китая проживает на половине территории страны, другая половина непригодна для жизни). С другой – в ближайшей перспективе эта политика породит такие социальные феномены, как стремительное старение населения и «дефицит невест», последствия которых заведомо будут крайне неприятными.
Снижение рождаемости автоматически ведет к росту доли пожилого населения, хотя пенсионная система в КНР находится в зачаточном состоянии. Поэтому благодаря возможности определения пола ребенка до его рождения большинство китайских семей стремятся в качестве единственного ребенка иметь мальчика – наследника и кормильца в старости. Уже сейчас в младших возрастных группах наблюдается очень сильный перекос в половой структуре в пользу мальчиков (не менее 20%). В обозримом будущем это приведет к появлению в стране до 20 млн. молодых людей, «не обеспеченных» невестами. В силу беспрецедентности подобной проблемы Китаю даже не у кого позаимствовать способы ее решения.

РАЗРУБИТЬ ГОРДИЕВ УЗЕЛ?
По-видимому, любая проблема КНР по отдельности вполне решаема. Беда в том, что решение каждой проблемы усугубляет еще одну или несколько других. Именно это сочетание «разнонаправленных» проблем с их масштабом делает сам Китай огромной проблемой и вызовом для всего человечества. Особенно для соседей.
Экспансия с целью захвата территорий и природных ресурсов является для Поднебесной, возможно, единственным способом разрубить гордиев узел указанных проблем. О естественных направлениях этой экспансии уже было сказано выше. Экспансия эта, предположительно, будет носить в первую очередь экономический и демографический характер. Газета НОАК «Цзефанцзюнь бао» 3 апреля 1988 года, комментируя концепцию «стратегических границ жизненного пространства», с подкупающей прямотой писала следующее: «Эффективный контроль, осуществляемый в течение продолжительного времени над стратегическим районом, который осуществляется за пределами географических границ, в конечном итоге приведет к переносу географических границ».
В эту фразу, наверное, надо вчитаться, чтобы оценить ее замечательный смысл. Можно только подчеркнуть, что даже в странах, гораздо более демократических, чем Китай, газета, являющаяся печатным органом вооруженных сил, может выражать только и исключительно официальную точку зрения. Причем за истекшие два десятилетия никто сказанного не опроверг. «Эффективный контроль над стратегическим районом» Сибири и Дальнего Востока РФ, разумеется, можно осуществлять путем экономической и демографической экспансии, без всякой войны.
Однако нельзя исключать и прямой военной агрессии. Надо учитывать очень высокую роль НОАК в политической жизни Китая (главным руководящим постом в китайской властной иерархии считается не пост генсека ЦК КПК и тем более не пост председателя КНР, а пост председателя Центрального военного совета), а также практическую безграничность людских ресурсов. Дальнейший развал Вооруженных сил РФ, о котором «НВО» неоднократно писало, может спровоцировать Китай на то, чтобы «ускорить процесс». Или указанные выше проблемы могут настолько обостриться, что Пекин сочтет военное нападение «меньшим злом» по сравнению с внутренней катастрофой. Концепции (и военные, и политические) такой агрессии уже написаны, о чем и шла речь в начале статьи.
Очень высокая безработица среди молодежи и «дефицит невест» делают высокие собственные потери в ходе боевых действий не просто допустимыми, но даже желательными для военно-политического руководства страны. О проводимых в Китае военных учениях, носящих однозначно антироссийскую направленность, в «НВО» также уже говорилось (№ 47, 2006, «Третьим радующимся» быть не удастся»).
Правда, то, что может оказаться желательным для власти, заведомо будет крайне нежелательным для населения. Несколько миллионов китайцев лишатся своих единственных наследников и кормильцев в старости. Лишатся в том возрасте, когда завести нового ребенка скорее всего уже нельзя, зато снести собственное правительство еще можно. Вопрос здесь будет в том, на кого эти люди больше обидятся – на тех, кто убил их детей (то есть на Россию), или на тех, кто отправил их отпрысков на смерть (власти КНР). Вопрос, безусловно, чрезвычайно интересный.
Будущее Китая состоит из сплошных вопросов, на которые, видимо, нет ответов и в самой этой стране. Определенно можно сказать лишь одно – это не «рассосется». Независимо от того, как будет развиваться Китай дальше, он неизбежно сломает нынешний мировой порядок.