Немецкий разведчик второй мировой

Немецкие шпионы в РККА во время ВОВ

Историю пишут победители, а потому у советских летописцев не принято упоминать немецких шпионов, работавших в тылу в Красной Армии. А такие разведчики были, причём даже в Генштабе РККА, а также знаменитая сеть «Макс». После окончания войны американцы их перебросили к себе, делиться опытом с ЦРУ.
И действительно, сложно поверить, что СССР удалось создать агентурную сеть в Германии и оккупированных ею странах (самая знаменитая – «Красная капелла»), а немцам – нет. И если о немецких разведчиках во время ВОВ не пишут в советско-российских историях, то дело не только в том, что победителю не принято сознаваться в собственных просчётах. В случае с немецкими шпионами в СССР ситуация осложняется тем, глава отдела «Иностранные армии – Восток» (в немецкой аббревиатуре ФХО, именно он ведал разведкой) Рейнхард Гален предусмотрительно позаботился о сохранении самой важной документации, чтобы в самом конце войны сдаться в плен американцам и предложить им «товар лицом».
Его отдел занимался почти исключительно СССР, и в условиях начинающейся «холодной войны» геленовские бумаги представляли для США большую ценность. Позднее генерал возглавил разведку ФРГ, а его архив остался в США (часть копий оставили Гелену). Уже выйдя в отставку, генерал опубликовал мемуары «Служба. 1942-1971», увидевшие свет в ФРГ и США в 1971-72 гг. Почти одновременно с книгой Гелена в Америке вышла его биография, а также книга сотрудника британской разведки Эдварда Спиро «Гелен – шпион столетия» (Спиро писал под псевдонимом Эдвард Кукридж, он был греком по национальности, представителем британской разведки в чешском сопротивлении во время войны). Ещё одна книга была написана американским журналистом Чарльзом Уайтингом, которого подозревали в работе на ЦРУ, и называлась «Гелен – германский мастер-шпион». Все эти книги опираются на архивы Гелена, использованные с разрешения ЦРУ и германской разведки БНД. Кое-какая информация о немецких шпионах в советском тылу в них есть.


(Личная карточка Гелена)
«Полевыми работами» в германской разведке Гелена занимался генерал Эрнст Кестринг, русский немец, родившийся под Тулой. Именно он послужил прототипом немецкого майора в книге Булгакова «Дни Турбиных», спасшего гетмана Скоропадского от расправы Красной Армией (на самом деле – петлюровцев). Кестринг в совершенстве знал русский язык и Россию, и именно он лично отбирал агентов и диверсантов из советских военнопленных. Именно он отыскал одного из самых ценных, как потом оказалось, немецких шпионов.
13 октября 1941 года был взят в плен 38-летний капитан Минишкий. Оказалось, что до войны он работал в секретариате ЦК ВКП (б), а ранее – в Московском горкоме партии. С момента начала войны занимал должность политрука при Западном фронте. Он был захвачен вместе с водителем, когда объезжал передовые части во время Вяземского сражения.
Минишкий сразу дал согласие на сотрудничество с немцами, мотивируя какими-то старыми обидами на советский режим. Видя, какой ценный кадр им попался, они пообещали, как придёт время, вывезти и его самого, и его семью на запад с предоставлением германского гражданства. Но прежде – дело.

Минишкий 8 месяцев провёл, обучаясь, в специальном лагере. А затем началась знаменитая операция «Фламинго», которую Гелен проводил в сотрудничестве с разведчиком Бауном, уже имевшем в Москве сеть агентов, среди которых самым ценным был радист с псевдонимом Александр. Люди Бауна переправили Минишкия через линию фронта, и он доложил в первом же советском штабе историю своего пленения и дерзкого побега, каждая деталь которого была придумана геленовскими экспертами. Его забрали в Москву, где приветствовали как героя. Почти сразу же, памятуя о его прежних ответственных работах, он был назначен на работу в военно-политический секретариат ГКО.

(Реальные немецкие агенты; примерно так могли выглядеть и другие немецкие шпионы)
По цепочке через нескольких немецких агентов в Москве Минишкий начал поставлять информацию. Первое сенсационное сообщение пришло от него 14 июля 1942 года. Гелен и Герре сидели всю ночь, составляя на его основе доклад начальнику генштаба Гальдеру. Доклад был сделан: «Военное совещание завершилось в Москве вечером 13 июля. Присутствовали Шапошников, Ворошилов, Молотов и главы британской, американской и китайской военнных миссий. Шапошников заявил, что их отступление будет до Волги, чтобы вынудить немцев зимовать в этом районе. Во время отступления должны осуществляться всеобъемлющие разрушения на оставляемой территории; вся промышленность должна быть эвакуирована на Урал и в Сибирь.
Британский представитель попросил о советской помощи в Египте, но получил ответ, что советские ресурсы мобилизованной живой силы не столь велики, как полагают союзники. Кроме того, им не хватает самолётов, танков и орудий, в частности, потому, что часть поставок предназначенного для России вооружения, которое британцы должны были доставить через порт Басра в Персидском заливе, была перенацелена для защиты Египта. Было решено провести наступательные операции в двух секторах фронта: севернее Орла и севернее Воронежа, с использованием больших танковых сил и воздушного прикрытия. Отвлекающая атака должна быть проведена у Калинина. Необходимо, чтобы Сталинград, Новороссийск и Кавказ были удержаны».
Всё так и произошло. Позднее Гальдер отметил в своём дневнике: «ФХО предоставил точную информацию о силах противника, заново развёрнутых, начиная с 28 июня, и о предполагаемой силе этих соединений. Он также дал правильную оценку энергичных действий противника по защите Сталинграда».
Вышеуказанные авторы допустили ряд неточностей, что объяснимо: информация им поступала через несколько рук и спустя 30 лет после описываемых событий. К примеру, английский историк Дэвид Кэн давал более правильную версию донесения: 14 июля на той встрече присутствовали не главы американской, британской и китайской миссий, а военные атташе этих стран.

(Секретная разведшкола OKW Amt Ausland/Abwehr)
Нет единого мнения и о настоящей фамилии Минишкия. По другой версии его фамилия была Мишинский. Но, возможно, и она не правдива. У немцев он проходил под кодовыми цифрами 438.
О дальнейшей судьбе агента 438 Кулридж и другие авторы сообщают скупо. Участники операции «Фламинго» точно работали в Москве до октября 1942 года. В этом же месяце Гелен отозвал Минишкия, устроив с помощью Бауна встречу с одним из передовых разведывательных отрядов «Валли», которое и переправило его через линию фронта.
В дальнейшем Минишкия работал у Гелена в отделе анализа информации, занимался с немецкими агентами, которых потом перебрасывали через линию фронта.
Минишкия и операцию «Фламинго» также называют и другие уважаемые авторы, такие как британский военный историк Джон Эрикссон в своей книге «Дорога на Сталинград, французский историк Габор Риттершпорн. По данным Риттершпорна, Минишкий действительно получил немецкое гражданство, после окончания ВОВ снасала преподавал в американской разведшколе в Южной Германии, затем переселился в США, получив американское гражданство. Умер немецкий «Штирлиц» в 1980-е годы в своём доме в штате Вирджиния.
Минишкия был не единственным супершпионом. Те же английские военные историки упоминают, что немцы имели множество перехваченных телеграмм из Куйбышева, где в то время базировались советские органы власти. В этом городе работала немецкая шпионская группа. Были несколько «кротов» в окружении Рокоссовского, а несколько военных историков упоминали, что именно его немцы рассматривали как одного из главных переговорщиков при возможном сепаратном мире в конце 1942 года, а потом в 1944-м – если покушение на Гитлера было бы удачным. По неизвестным сегодня причинам, Рокоссовский рассматривался как возможный правитель СССР после свержения Сталина в результате переворота генералитета.

(Так выглядело подразделение немецких диверсантов из «Бранденбурга». Одна из самых знаменитых его операций – захват нефтяных месторождений Майкопа летом 1942 года и самого города)
Англичане хорошо знали об этих немецких шпионах (понятно, что знают и сейчас). Это признают и советские военные историки. Так, бывший полковник военной разведки Юрий Модин в своей книге «Судьбы разведчиков: мои кембриджские друзья» утверждает, что англичане опасались поставлять СССР информацию, полученную благодаря расшифровке немецких донесений, именно из-за боязни, что в советских штабах есть агенты.
Но персонально упоминают ещё одного германского суперразведчика – Фрица Каудерса, создавшего в СССР знаменитую разведывательную сеть «Макс». Его биографию излагает вышеупомянутый англичанин Дэвид Кан.
Фриц Каудерс родился в Вене в 1903 году. Его мать была еврейкой, а отец – немец. В 1927 году он перебрался в Цюрих, где стал работать спортивным журналистом. Затем жил в Париже и Берлине, после прихода Гитлера к власти уехал репортёром в Будапешт. Там он нашёл себе прибыльное занятие – посредника при продаже венгерских въездных виз бегущим из Германии евреям. Он завязал знакомства с высокопоставленными венгерскими чиновниками, а заодно познакомился с главой резидентуры абвера в Венгрии, и стал работать на немецкую разведку. Он сводит знакомство с русским генералом-эмигрантом А.В.Туркулом, имевшим собственную агентурную сеть в СССР – позже она послужила основой для формирования более обширной немецкой шпионской сети. Агенты забрасываются в Союз в течение полутора лет, начиная с осени 1939 года. Сильно помогло здесь присоединение румынской Бессарабии к СССР, когда одновременно «присоединили», заранее туда заброшенных и десятки германских шпионов.


(Генерал Туркул – в центре, с усиками – с соратникам-белогвардейцами в Софии)
С началом войны с СССР, Каудерс перебирается в столицу Болгарии Софию, где возглавил радиопост абвера, получавший радиограммы от агентов в СССР. А вот кто были эти агенты – не выяснено до сих пор. Есть лишь обрывки информации, что их было не менее 20-30 в различных точках СССР. О разведывательной сети «Макс» в своих мемуарах упоминает и советский супердиверсант Судоплатов.
Как уже говорилось выше, не только имена немецких шпионов, но и минимальная информация об их действиях в СССР до сих пор закрыта. Передали ли американцы и англичане информацию о них СССР после победы над фашизмом? Вряд ли – уцелевшие агенты были нужны им самим. Максимум, что было тогда рассекречено – второстепенные агенты из русской эмигрантской организации НТС.

Как красноармейцы во время войны с легкостью вычисляли нацистских шпионов

Помню, как в СССР были популярны фильмы про разведчиков и шпионов. Минимум «экшна», зато сплошные «битвы интеллектов». Романтика, чего уж тут говорить.

А однажды в популярнейшей передаче «Что? Где? Когда?» был вопрос о том, как в СССР во время Великой отечественной легко вычисляли немецких шпионов.

Если не ошибаюсь, знатоки тогда не смогли найти правильного ответа. А его, на мой взгляд, и нет. По-разному вычисляли. Хотя и есть почти официальная версия, которая в очередной раз подчеркивает, что Россия – это «дикари с ядерной палицей». Я, говорю сразу, этого мнения не разделяю. Государство у нас сильное. По крайней мере, во внешней политике. Но отчего-то любим мы себя немножко принизить. Ну да ладно. Пора уже переходить к «шпионским играм».

Не нужно думать, что немцы были глупыми. У них был очень мощный разведывательный аппарат. К операциям агенты готовились тщательно. Вот педантичность и аккуратность нацистских шпионов, как рассказывают, и губила.

Передается из уст в уста история о том, что немцев вычисляли при банальной проверке документов:

шпионам изготавливали качественные «ксивы». Отчасти это было возможно благодаря тому, что захватывались образцы бланков на оккупированных территориях. Поддельным паспортам придавали убедительный вид – делали их потрепанными, побитыми жизнью. Но вся соль в том, что в СССР использовали скрепки из обычной стали. А немцы делали их из нержавейки. То есть, если у паспорта не было характерного «рыжья» в области скрепления страниц, значит его обладатель – шпион. Как-то так.

Эта версия активно критикуется. Во-первых, ходили в СССР во времена войны удостоверения, в которых скрепок вообще не было. Бывало и так, что в документах не было даже фото их владельца.

Тут еще можно сказать: «Если не было скрепок, то шпиона не удавалось вычислить». Логично.

Второе: что же, немцы были такими глупыми? Не могли понять, что нужно изготавливать скрепки не из нержавейки?

Я думаю, что проколы были, но только поначалу. Когда нескольких шпионов разоблачили, наверное, нацистская разведка сделала выводы.

Бывает, что вспоминают про гвоздики в каблуках сапог. Якобы они были не советскими. Если так было на самом деле, то это очень странно. Немцы, вторгнувшись на территорию СССР, захватывали, в том числе, и военные склады, где была наша форма, наши сапоги. Зачем делать свои?

Скрупулезность немецких шпионов отмечали, например, англичане. Это точно не выдумка. Так в Британии однажды был пойман агент Тиммерманс. Он не был немцем по национальности, а был бельгийцем, который поддерживал политику Гитлера. Так вот, этого Тиммерманса поймали англичане и сразу поняли, что перед ними шпион.

Дело в том, что агент въехал в Англию с некоторым «инструментом»: пирамидоновый порошок, вата, апельсиновые палочки. Все это нужно было шпиону для тайного письма.

Немцы решили сразу снабдить агента всем необходимым. Но это оказалось лишним. Всё перечисленное Тиммерманс мог купить в любой английской аптеке. И тогда бы подозрений не возникло. Но шпион всё из Германии. В этом-то и прокол.

Американцы, было дело, вычисляли шпионов так:

в войсках США активно использовался жаргон. Даже звания, которые использовались в официальных документах, «коверкали». Грубо говоря, если пытаться адаптировать, вместо «лейтенант» говорили там, например, «летёха». Вместо «полковник» — «полкан». И это было нормально. Никого за это не ругали и не наказывали. А тут – немцы. Захватили, понимаешь, технику американцев, надели форму и направились к одному из подразделений, воевавших под звездно-полосатым. Немцы стараются, делают доклад на пропускном пункте – официальным американским языком. А Янки так уже давно не говорят. Вот вам и прокол.

В общем, в шпионском деле мелочей не бывает. Нужно учитывать абсолютно всё. Мелочи, которым не придали значения, часто подводят.

Не забудьте подписаться на канал ЗАГАДКИ ИСТОРИИи поставить лайк:)

«Оказывается, эта Верочка – враг, немецкая шпионка»: кто такая Вера Крылова

В годы войны она лично встречалась со Сталиным, по ее инициативе и с одобрения Генералиссимуса была создана уникальная «женская добровольческая стрелковая бригада», ее воинские подвиги прославляли советские газеты. А затем… она была обвинена во вредительстве, шпионаже и арестована органами НКВД. Дальнейшая судьба гвардии майора Веры Крыловой неизвестна до сих пор.

«Вредить никто не позволит»: обращение к Сталину

Родилась она в 1920 году в старинном городе Каинске (ныне Куйбышев Новосибирской области). Работала заведующей учебной частью в детдоме №2 города Татарск. Её юношеский максимализм и идейность были известны всем в округе. Молодая комсомолка постоянно выступала на собраниях, сообщала вышестоящим властям о «вопиющей бесхозяйственности в её районе». Видимо, такая ее активность нравилась не всем.

Весной 1941 года, после снятия Крыловой с работы «без всякого письменного приказа, не имея на это никаких оснований», она обращается напрямую к вождю – товарищу Сталину.

В Советском Союзе не нашим людям делать нечего, вредить им никто не позволит

«В нашем районе руководители партийной организации допускают политические ошибки, которые немедленно нужно разобрать и направить на правильный путь, по которому идет вся наша великая партия». В перечне таких ошибок массовый падеж скота, происходящий от гнилых кормов, срыв посевной из-за вредительского ремонта тракторов и других машин, непорядки с пекарней и выдачей норм хлеба, «расхищение продуктов из детского дома, разложение трудовой дисциплины, агитация среди ребят, а главное – факты несоветского воспитания ребят». «Все подробно знает Райком партии, но почему-то молчит, а защищает антисоветские интересы. Я пишу чисто, откровенно, считая, что это долг не только комсомольца, а каждого советского гражданина. В Советском Союзе не нашим людям делать нечего, вредить им никто не позволит».

Такие послания – доносы НКВД и ЦК партии получали тысячами. И, естественно, что первое лицо страны не могло все их читать. Но то, что письмо Крыловой Сталин увидел, – факт. Он направляет в Новосибирск незаметного, но одного из самых страшных своих помощников – председателя Комиссии партийного контроля А. А. Андреева, человека, после визита которого кадровые чистки входили в пике.

Ещё с 1938 года Андреев был депутатом Верховного совета РСФСР от Новосибирской области, и она была ему достаточна знакома. Приехавшие проверяющие из Москвы, естественно, вскрыли «ряд злоупотреблений, даже прямого вредительства». И 21 июня 1941 года, буквально за день до начала войны на бюро Новосибирского обкома ВКП(б) было рассмотрено заявление Крыловой, а также результаты проверки, полностью подтверждающие её слова, в том числе преследование комсомолки «дурными товарищами за ее мужественную бдительность».

Отмечено падение до 15 тысяч голов скота, но главное – моральное, бытовое разложение районного отдела народного образования и превращение «детского дома в очаг разврата детей и притон, который посещали ответственные работники района и командиры воинской части». Первый секретарь М. В. Кулагин, председательствующий на обкоме сказал: «На глазах наших работников совершалось государственное преступление».

Было предложено виновных привлечь к судебной ответственности, секретаря райкома ВКП(б) т. Гуржий А. В. с поста снять и рассмотреть вопрос о его партийности. Вера Крылова была восстановлена на «педагогической работе в школе» и представлена к награждению орденом Красного Трудового Знамени «за выдающиеся успехи в сельском хозяйстве».

«Если погибну, – не плачь, мама»: в годы войны

А завтра началась война… Т. Гуржий остался на работе, а Вера вскоре ушла добровольцем на фронт, санитарным инструктором «по личному указанию товарища Андреева», стала кандидатом в члены ВКП(б).

Мама, сегодня ночью вступаем в бой. Пожелай мне выйти из этого боя героем. Если погибну, – не плачь, мама

В составе сформированного в Сибири 586-й стрелкового полка 5-й стрелковой дивизии она участвовала в боях под Ельней, где сам полк получил почетное наименование «12-й гвардейский», а 28 ноября 1941 года приказом № 326, подписанным командующим войсками Западного фронта, генералом армии Г. К. Жуковым, старший военфельдшер Крылова «за проявленную инициативу и смелость» была награждена вторым орденом – Боевого Красного Знамени и назначена командиром санитарной роты.

«Тов. КРЫЛОВА в полку с Августа месяца, за время работы проявила себя как одна из лучших медицинских работников в деле оказания мед. помощи в бою командирам и бойцам, а так же активно принимала участие в партийно-массовой работе среди бойцов и командиров. 13.10.41 года наш полк вел бой в районе Андреевск-Песочная после чего попал в окружение, одновременно ряд командиров вышло из строя, тов. Крылова возглавила оторвавшуюся часть обоза в количестве 104 брички, 250 лошадей, 586 бойцов и командиров младших и средних 36 чел. из числа выведенных из окружения раненых 49 чел. с полным вооружением».

О Вере начали писать. 26 октября о ней упоминается в сводке ТАСС. Она размещается во всех газетах страны, в том числе и в областной газете «Советская Сибирь»:

Вера Крылова

«Атака отряда Крыловой была настолько неожиданной для неприятеля, что он был вынужден разомкнуть свои ряды. В результате боя уничтожено целое подразделение немецкой пехоты». В праздничном выпуске областной газеты от 8 марта 1942 года Крыловой посвящена более подробная заметка, в которой приводятся фрагменты писем, которые присылает в Татарск маме когда-то «непоседливая, сероглазая девочка, с длинными косами».

«Мама, сегодня ночью вступаем в бой. Пожелай мне выйти из этого боя героем. Если погибну, – не плачь, мама».

«Мама, мы попали под огонь противника. Почти рядом со мной убили одного моего хорошего товарища, а подо мной – моего любимого коня «Обруча». Очень жаль, но ничего не поделаешь – война».

«Мама, обо мне не беспокойтесь, если что со мной случится, вам сообщат, а меня похоронят на самом высоком холме среди сосен… Когда кончится война, у этой могилы соберутся мои друзья и вспомнят свою боевую подругу».

Но Антонина Денисовна, отправившая на фронт всех своих детей, не плачет, пишут газеты. Она «мать гвардейца, орденоносного бойца Веры Крыловой. У нее есть силы спокойно думать о том, где ее дочь. И ждать ее с победой».

Увлеклась и приняла немцев за своих

О смелости и находчивости Веры говорили по радио, писали в газете «Правда». Не верилось, что простой санинструктор смог организовать такой прорыв окружения, и в прессе Вера становится «работником штаба части»: «Боевая деятельность тов. Крыловой может служить примером для других, вдохновлять наших фронтовиков». В сентябре 1942-го газета «Комсомольская правда» также красочно описывает тот октябрьский подвиг: «Под ней убили двух коней. Ей подвели третьего» – и мимолётно упоминает, что героине даже чуть не пришлось побывать в плену у немцев: «От одной группы бойцов мчалась к другой и направляла всех в лес. И именно тут она несколько сплоховала. Увлеклась и приняла немцев за своих».

Об этом «увлеклась» ещё вспомнят в дальнейшем.

«Примите ее, товарищ Сталин»: встреча с вождём

А пока в декабре 1941 года новый подвиг. Стремясь уничтожить вражескую засаду, будучи дважды раненой от взрыва мины, Вера «собрав остаток сил, метнула гранату, и автомат захлебнулся. Жизнь восьми бойцов Красной Армии была спасена. В госпиталь ее доставили в бессознательном состоянии».

Много чего писали ещё. Про многодневный, с боями выход её батальона под Смоленском (не потеряла ни единого человека, «захватила большие трофеи и немало перебила немцев»), о множестве ранений, «уходе из госпиталя на линию боёв», о выносе с поля боя командира полка майора Брынина, о длинных волосах и прекрасных косах, в конце концов.

У этой юной героини одно заветное желание – хоть раз в жизни увидеть Вас лично. Примите ее, товарищ Сталин

В октябре 1942 года в беседе с писательницей Лидией Николаевной Сейфуллиной Вера озвучила идею создания в Красной армии женских пехотных частей. Сейфуллина уже была знакома с Сибирью по работе в Ново-Николаевске (Новосибирске) в начале 1920-х, где она была секретарём Сибгосиздата и напечатала в журнале «Сибирские огни» свою первую повесть «Четыре главы». Специализируясь на военных подвигах, она решила написать о героической сибирячке книгу – взрослую и для детей. Кроме того, её знал Сталин, хвалил её произведения (в частности «Виринею»).

Сейфуллина написала ему и попросила принять Крылову:

«А у этой юной героини одно заветное желание – хоть раз в жизни увидеть Вас лично. Примите ее, товарищ Сталин. Вот моя смелая просьба. В ее личной, отдельной человеческой судьбе Ваше участие сыграло огромную роль. Инженером ее души были Вы. Получив награду, она снова вернется в бой и унесет с собой живой Ваш облик».

Как видно из письма, Вера тогда как раз находилась в Москве и остановилась в гостинице «Метрополь». 24 октября, поздно вечером Верховный принял Крылову вместе с уже знакомым ей членом Политбюро Андреевым. Также в беседе приняли участие Берия и Молотов. На фоне тяжелейших потерь под Сталинградом, предложение о создании женской пехотной части было сочтено вполне своевременным и принято.

Учения женской бригады

Через неделю Сталину был представлен проект постановления Государственного комитета обороны «О формировании отдельной женской стрелковой бригады»:

«Идя навстречу желаниям женщин с оружием в руках защищать свою социалистическую родину». В нём обращалось внимание на особенности комплектования женского подразделения: «а) увеличить расчеты: на противотанковое ружье до 3-х чел., на 45 мм пушку до 8 чел., на 76 мм пушку до 10 чел., на 82 мм миномет до 6 человек; б) на каждую грузовую и специальную автомашину иметь по два шофера; в) в составе автороты подвоза иметь мужскую команду для погрузки грузов, численностью 60 человек… обеспечить бригаду обмундированием и снаряжением улучшенного качества, обеспечить удобное расквартирование бригады и запасного полка».

В составе бригады были артиллерийский, минометный, истребительно-противотанковый дивизионы, пулемётные роты, разведрота, саперная рота, автоматчики. Численность соединения была определена в 6 983 бойца, отобранных из 12 000 добровольцев, «комсомолок и не комсомолок в возрасте от 19 до 26 лет». Кроме того, предполагалось усилить личный состав женщинами, уже имеющими боевой опыт, для чего персонально отозвать с фронтов 1000 женщин. Они же должны были занять должности командного, политического и начальствующего состава. До полного обеспечения женскими кадрами должности начальствующего состава могли быть укомплектованы мужчинами.

Сама смело дерётся врукопашную сразу с тремя немцами

Также для регулярного пополнения маршевых рот создавался отдельный запасный женский стрелковый полк численностью 3200 человек (полевая почта 51013, командир Озол К. И.), курсы средних командиров и учебный батальон в 400 человек для подготовки младшего командного состава.

Через несколько дней постановление ГКО №2470 о создании подразделения было принято, но Сталин изменил формулировку названия части на «женскую добровольческую стрелковую бригаду».

Командиром бригады был назначен полковник Коваленко, Крылова получила звание гвардии майора интендантской службы и стала заместителем командира бригады по строевой части.

Журналисты восхищались героизмом Веры, всячески приукрашивая её подвиги. Газеты описывают, как в должности заместителя командира десантного батальона в боях за Кондрово в январе 1942 года Вера поднимает бойцов в атаку, в результате которой город был освобождён, «сама смело дерётся в рукопашную сразу с тремя немцами».

Создавался совершенно идеальный образ советской молодой женщины. Газета «Вечерняя Москва» в праздничном номере от 8 марта 1943 года даёт нам лирическое описание:

«На ее груди – два боевых ордена и гвардейский знак, рядом с которым – три красных и одна золотая нашивка – свидетельство полученных в бою ранений. У девушки ясные глаза и простая, доверчивая улыбка. Не раз в эти глаза смотрела смерть, а эту доверчивую улыбку сменяла каменная суровость… В боях и в огне из неё выковывался командир, умеющий прекрасно разбираться в сложной боевой обстановке. Сейчас она свое опыт строевика передаёт молодым бойцам. Яркое солнце заливает своими лучами комнату, в которой мы находимся. За широким переплетом рамы видна уходящая в заснеженную даль дорога. Этой дорогой с полигона возвращается колонна бойцов. Бойцы поют песню. В морозном воздухе как-то особенно звонко разносятся молодые голоса. Вера встает и, улыбаясь, смотрит в окно».

В Новосибирске тоже держали фронтовой путь землячки в поле зрения. В 1943 году по следам статьи из «Комсомольской правды» обком ВЛКСМ выпустил листовку «Боевыми подвигами на фронте и в тылу встречают сибирские комсомольцы свой славный двадцатипятилетний юбилей», где в самых ярких тонах описаны действия гвардии капитана-интенданта Веры Крыловой. «В школе-дясятилетке Татарского района ребята вспоминают свою «географичку» и гордая улыбка светится на их лицах: Наша! Героиня! Комсомолка!»

Новосибирцы поддерживают с землячкой и письменную связь. В марте 1943-го гвардии подполковник Крылова присылает с фронта письмо для Съезда молодых рабочих: «От вашей работы зависит наш успех на фронте. Помните наказ тов. Калинина: вы должны быть первыми и на производстве и на войне». Делегаты съезда написали ответное письмо.

Женская стрелковая бригада Крыловой в составе четырёх батальонов должна была быть сформирована в срок до 1 февраля 1943 года в Московском военном округе, дислоцировалась в Очаково (п/п № 89480-Б).

Задачу по формированию возложили на Главупраформ Наркомата обороны, а комплектование на ЦК ВЛКСМ. Разнарядки «по вашему району подлежит мобилизации … человек» были разосланы по всем военкоматам. На местах работа контролировались Мандатными Комиссиями во главе с секретарями комсомольских райкомов и горкомов. Стрелок ОЖДСБ, рядовая Ида Рувимовна Шрайтер (дев. Лахман) вспоминала: «В Москве с ними разобрались быстро. Посадили в кузов дежурной машины, на которой привезли в какое-то военное учреждение. Там их усадили за стол, поставили перед ними чернильницу, раздали ручки, по листу чистой бумаги. Каждая должна была написать заявление (образец текста лежал на столе), в котором выражалась просьба зачислить их добровольцами в ряды Красной Армии, чтобы защищать Родину от немецко-фашистских захватчиков».

«А девки плакали все время»: жизнь в женской бригаде

Отбор в женскую бригаду был жесткий. Добровольность – раз, образование не ниже 4 классов – два, политически проверенные и морально устойчивые – три. Не менее 15–30% женщин предполагалось набрать с образованием 8 классов и выше, желательно владеющих стрелковыми специальностями, для подготовки из них средних командиров. Не подлежали мобилизации женщины, имеющие на иждивении детей и нетрудоспособных родителей; национальностей воюющих с нами стран, уроженки Западной Украины и Западной Белоруссии, а также побывавшие на оккупированной территории.

Нары двухъярусные, и ни света, ни воды, ни тепла, – ничего нет… Трудно было неописуемо! Элементарное желание помыться, бывало, приводило к трагедиям

Военный быт не легок. Особенно для женщины. И, несмотря на облегченные особенности формирования, казарменные и учебные условия службы мобилизованных были жёсткими. Доброволец Ида Шрайтер вспоминала:

«Жили в большой казарме… Баня была раз в неделю, но не в нашем военном городке, а в соседнем кунцевском. В столовую и из нее ходили строем. За каждым столом на лавках размещалось по двенадцать девушек. Дежурные раскладывали хлеб – по две буханки черного на каждый стол. Буханку разрезали на шесть частей… Еды не хватало. В личное время ходили по огородам, копались в земле, надеясь найти остатки неубранных овощей – морковь, картошку».

Ей вторит 18-летняя курсантка, пулемётчица 1-го ОЖЗСП, дислоцируемого в Серпухове Нина Федотовна Афанасьева: «Нары двухъярусные, и ни света, ни воды, ни тепла, – ничего нет… Трудно было неописуемо!» Элементарное желание помыться, бывало, приводило к трагедиям, когда девушки погибали под колесами поезда, пытаясь заскочить в него для поездки в баню. В связи с этим командиру бригады пришлось даже просить об увеличении времени стоянки поездов в Очаково с одной до трех минут.

«А девки в запасном полку плакали всё время… Всё время плакали! – продолжает Афанасьева. – Ой, я вообще не знаю, как всех этих девочек учили! Зима началась, а мы в юбках! На занятиях по тактике, где-то по снегу ёрзаешь, ёрзаешь, всё в снегу. Пока придёшь на обед, у тебя всё растаяло: юбка мокрая, штаны мокрые, чулки мокрые. Вышел после обеда – всё опять замёрзло, у тебя колом стоит. Пока ты идёшь – ляжки в кровь сотрешь! Мороз же – оно застыло, а попробуй, скажи! Если я скажу, то обвинят: «Ты специально это делаешь, чтоб тебе не ходить на занятия». Вот так-то было!» Курсантки расшифровывали ОЖЗСП с юмором: «Ой, женщина, зачем сюда пришла?»

А еще нервные срывы, неожиданные беременности (хотя девушкам регулярно ставили специальные уколы). Помимо теоретической подготовки общего профиля (огневой, тактической, топографической, саперной, санитарной), в курс трехмесячного срока обучения стрелков входили и физические упражнения, в частности рукопашный бой и марш-броски на расстояние от 25 до 35 километров. Не говоря уже про девушек из пулемётного батальона, управляющихся с «максимом» весом более 60 килограммов. И командиры не делали скидок на женский организм. Видимо, недаром уже с конца 1942 года в бригаде регулярно происходили случаи дезертирства.

Красная армия настолько ослабла, что посылает на передовую женщин

В канун Курской битвы готовился ввод бригады в боевые действия. Уже выдали новое обмундирование, паёк. Но Крылова поставила под сомнение данный план. Она почему-то заговорила о возможности пленения женщин и использовании этого момента немецкой пропагандой: «Красная армия настолько ослабла, что посылает на передовую женщин». Это было второй тревожной «ласточкой» в её дальнейшей судьбе.

Но тогда к ней прислушались. В октябре распоряжением Сталина 1-ю ОЖДСБ передали в состав войск НКВД. Командиром стал полковник С. И. Александров.

С 8 января 1944 года три отдельных стрелковых батальона в составе Оперативной группы несли гарнизонную патрульную службу: дежурили на контрольно-пропускных пунктах; блокировали населенные пункты для проверки документов; проводили задержание дезертиров Красной армии и беглецов с предприятий военной промышленности, а также лиц, уклонявшихся от призыва; принимали участие в массовых облавах в ходе борьбы с бандитизмом и вражескими диверсантами.

Конечно, это только определение задач. На самом деле всё было гораздо скромнее, хотя перестрелки и задержание одиночных диверсантов документами бригады подтверждаются. Например, Елена Савичева задержала на КПП немецкого шпиона в форме полковника и со звездой Героя Советского Союза, за что получила личную благодарность Главнокомандующего.

Наши девочки охраняли особо важные объекты, мосты. На посту стрелялись. Записку оставит: «Служить устала». Туалет у нас был общий, на ремнях вешались. Зайдешь в туалет: висит на ремне девчонка

Но и тут всё было непросто. Случались и настоящие трагедии. Так, 19 мая 1944-го в Смоленске при уборке гарнизонного двора 1-го ОСБ после массированной бомбежки противником взорвалась авиабомба с взрывателем замедленного действия. Оперативная сводка говорит о 16 погибших и умерших от ранений женщин, газеты доводят единовременные потери батальона до 40 человек.

Роман Никитин в статье «Косы под васильковой фуражкой» пишет, что во второй половине апреля 1944 года бригада вместе с другими подразделениями НКВД была задействована в операции по сплошной очистке тыла Западного фронта «от преступного элемента». Её батальон автоматчиков, оставшийся в Очакове, также участвовал в зачистке, работая по внешнему периметру «Ближней» дачи Сталина и командного пункта Ставки. Тогда бригада понесла первые боевые потери в личном составе.

Бывали и случаи самострелов, самоубийства. Старший повар, старший сержант Вылижанина рассказывала: «Наши девочки охраняли особо важные объекты, мосты. На посту стрелялись. Записку оставит: «Служить устала». Туалет у нас был общий, на ремнях вешались. Зайдешь в туалет: висит на ремне девчонка. Страшно, что там говорить».

«Вредитель была – Вера Крылова»: обвинение в шпионаже

Летом 1943 года женский запасный стрелковый полк на месяц отправили в соседний совхоз «Большевик» – косить сено, а в конце года из Серпухова полк также передислоцировали – в Подберезье Калининской области (ныне г. Дубна). Там он и пробыл до своего расформирования.

Но Веры Крыловой в составе бригады уже не было… Окружение, чудесное избавление от плена, пораженческое мнение о выводе бригады на фронт вызвали у военной контрразведки неподдельный интерес. Да и недоброжелателей у героини газетных страниц наверняка было не мало. Форум поисковых движений опубликовал фрагмент одного документа, политдонесения начальника политчасти бригады Симоновой, которая просто «подставляет» Крылову, прямо заявляя об алкоголизме, об аферах, об отношениях с командиром образцовой роты Звонковым, «с которой он находится в близких отношениях, его начали расхваливать, представили к повышению звания, хотя он, как он как командир по политической безграмотности, грубости, не заслуживает этого».

Оказывается, эта Верочка – враг, немецкая шпионка

Донос получил продолжение. В январе в докладе командира бригады полковника Александрова начальнику политотдела ВВ НКВД СССР полковнику Скородумову сказано: «Командир отдельного пулеметного батальона старший лейтенант Звонков политически безграмотен, проявил политическую близорукость, имел близкую связь с арестованной органами НКВД Крыловой (заместитель командира бригады по строевой части), в морально-бытовом отношении неустойчив, после ареста Крыловой В. продолжает поддерживать связь с ее сестрой Крыловой Е. и связной, которая продолжает посещать ее».

А дальше по накатанной. Старший сержант Велижанина:

«У нас еще вредитель была, шпион, зам. командира бригады – Вера Крылова. И ее сестра у нас была в бригаде, все сведения выдавала немцам. Она была русская, а, видимо, что-то имела за свое вредительство и помогала немцам. И эту Веру разоблачили. Мы же и разоблачили. Против нашей столовой стали ночью приезжать машины. Командиры заметили, что к Крыловой часто приезжают машины. Выставили с нашей кухни наряд девчонок, с автоматами. И задержали немцев, когда те приехали в очередной раз. И оказалось, что у этой Крыловой связь была, рация».

Старшина Афанасьева:

«в Туле поймали связную вот этой Верочки нашей с немцами. Она всё это рассказала: куда она едет, зачем едет и почему едет. Оказывается, эта Верочка – враг, немецкая шпионка. У Серпухова был чуть ли не единственный мост через Оку. И вот наш эшелон должны были взорвать на этом Серпуховском мосту. Это знаете сколько было бы жертв?!»

Вербовка противником, обман вождя в создании воинской части, непригодной для боевых действий, шпионская деятельность, пищевое отравление личного состава, подготовка диверсии по подрыву эшелона. В справке Центрального Архива ФСБ России сказано, что 19 ноября 1943 года Вера Петровна была арестована и 22 апреля 1944-го по постановлению Особого Совещания при НКВД СССР заключена в ИТЛ сроком на 3 года. Реабилитирована Крылова не была, поскольку осуждена по общеуголовным статьям 169 и 193-17 УК РСФСР (мошенничество и мародерство) и ознакомление с её делом законодательством не предусмотрено. Т. е. официально факт шпионажа не рассматривается.

Двоюродная внучка В. П. Крыловой пишет: «Вера умерла в 1951 году в Красноярске. Моя бабушка и прабабушка долго ничего не знали о судьбе Веры. Но в 1951 году прабабушку вызвали в горком и сказали, что Вера тяжело больна. И ее можно проведать. Поехала к Вере бабушка-это была их первая и последняя встреча – Вера умерла». Другие источники утверждают, что В. П. Крылова всё-таки была расстреляна.

В бригаде, конечно, сразу узнали о случившемся. Кто-то безоговорочно верил, кто-то, кто ближе знал Веру, сомневался. Сложившая ситуация и общая неподготовленность к боевым задачам уже исключала использование данного воинского формирования. Из-за неясности целей в мае 1944 года был расформирован запасной полк, подготовивший для Красной армии 5175 женщин (3892 рядовых бойца, 986 сержантов и старшин, 297 офицеров). Кроме того, в 1943 году переподготовку в полку прошли 514 женщин-офицеров и 1504 женщины-сержанта. 31 июля 1944-го расформирована была и вся 1-я ОЖДСБ внутренних войск НКВД СССР. Многие девушки были отпущены по домам, некоторые направлены на полевые работы, другие в действующие фронтовые подразделения.

Арест Крыловой сказался и на дальнейшей судьбе Л. Н. Сейфуллиной. Взрослая книга о героической комсомолке так из печати и не вышла, а сама писательница ушла в длительный хронический творческий кризис. Её произведения перестали публиковаться и были переизданы только после смерти в 1954 году.

О Крыловой долго не писали в прессе. Лишь в 1998 году районная газета «Трудовая жизнь» вспомнила о ней, и о том, что вместе с Верой в автороте бригады «находилась сестра и служил снайпером младший брат. А вскоре он «погиб под Петрищевом, подорвался на немецкой гранате… ребенок, шестнадцатилетний мальчишка – и такая ужасная смерть». Были в семье Крыловых ещё и старший брат Володя, сестра Женя и младший брат Нинель. Володя на момент начала войны уже был лётчиком, служил в Ленинграде, Женя ушла на фронт вслед за Верой. Двоюродная внучка Крыловой уверяет, что старший брат Веры после войны с отличием окончил лётную академию в Ленинграде, дослужился до звания генерала. Подтверждений этому нет. Обычно родственникам людей с такой биографией не давали делать карьеру в армии.

Как шпионы ГДР соблазняли западных секретарш

«Шпионы в коридорах власти» («Spione im Zentrum der Macht») — так можно перевести название новой книги известного немецкого историка и публициста Хериберта Швана. Он рассказывает о восточногерманском шпионаже времен холодной войны, и в первую очередь о тех агентах Штази (министерства госбезопасности ГДР), которым удалось пробраться во властные структуры: ведомство федерального канцлера, боннские министерства, штаб-квартиры политических партий, разведку и контрразведку ФРГ.

Штаб-квартира Штази. Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Известные и неизвестные шпионы ГДР

Самым известным гэдээровским шпионом обычно считают Гюнтера Гийома (Günter Guillaume), одного из референтов канцлера Вилли Брандта. Но как выяснилось после объединения Германии, информацию, которую поставлял Гийом, в Штази чаще всего не классифицировали как особенно ценную. Кроме того, разоблачение шпиона в 1974 году привело к одному из самых болезненных внешнеполитических поражений ГДР — к отставке Брандта, инициатора «восточной политики». После него политика ФРГ в отношении ГДР и других соцстран стала намного более жесткой.

В любом случае Гийом был лишь вершиной айсберга. Хериберт Шван в течение нескольких лет изучил более 70 тысяч страниц чекистских досье и тысячи протоколов судебных заседаний, на которых после объединения рассматривались дела разоблаченных шпионов. Он пишет, что в конце 1980-х годов в ФРГ на внешнюю разведку ГДР работали почти две тысячи штатных и внештатных агентов. Их главной целью, как ее формулировал генерал-полковник Маркус Вольф, несколько десятилетий возглавлявший Главное управление внешней разведки МГБ, было проникновение в высшие эшелоны власти Западной Германии. Только на канцлера Гельмута Коля Штази нацелило более трехсот агентов. На сегодняшний день известны имена лишь семидесяти из них.

О Маркусе Вольфе в России часто пишут с почтительным придыханием: мол, легендарный разведчик, добившийся невероятных успехов в шпионаже против ФРГ, герой «невидимого фронта»… Хериберт Шван этих восторгов не разделяет. Он, правда, не оспаривает шпионских успехов Вольфа, «человека без лица» — так его называли на Западе, потому что первая фотография многолетнего начальника главы внешней разведки ГДР появилась здесь только в 1979 году. Но Шван показывает, какими отвратительными методами пользовались восточногерманские чекисты: людей похищали среди бела дня (за что, кстати, Вольфа, организатора похищений, осудили в 1997 году), мучили, шантажировали…

Как шпионы Штази соблазняли западных секретарш

Штаб-квартира Штази. Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Значительная часть книги «Шпионы в коридорах власти» посвящена так называемой операции «Ромео». Госбезопасность ГДР специально готовила внешне привлекательных мужчин, которых нацеливали на одиноких и, как правило, не очень молодых женщин, чаще всего секретарш в министерствах и ведомствах ФРГ. «Ромео» соблазняли таких женщин и склоняли их к сотрудничеству с восточногерманской разведкой.

Подобная вербовка, не говоря уже о ее вопиющей аморальности, нередко кончалась для женщин трагически. «Ромео» в конце концов возвращались в ГДР, передавая своих жертв связникам и операторам Штази. Разрыв вкупе с изменой родине был очень болезненным: женщины попадали в психиатрические больницы, спивались, одна из них покончила жизнь самоубийством…

Маркус Вольф, стремясь обелить себя, отрицал в своих воспоминаниях существование программы «Ромео», утверждая, что все подобные знакомства и вербовки были случайными. Но документы из архива Штази показывают, что он лгал. Кандидатов на роль «Ромео» тщательно отбирали, обучали, разрабатывали для них детальные легенды, им платили хорошие деньги и освобождали от действительной воинской службы. Разумеется, чекисты собирали детальную информацию о потенциальных жертвах, чтобы подставить им оптимального «Ромео». В середине 1970-х годов аспирантами высшей школы МГБ ГДР была даже написана секретная диссертация «Об оперативном проникновении в центральный аппарат канцлера ФРГ», в которой описаны детали этой программы и которую Шван много цитирует. Он описывает несколько случаев «успешного проникновения» «Ромео».

Усилий и средств в Штази при этом не жалели. В частности, один из агентов, засланный в ФРГ, три года пытался очаровать работавшую в аппарате канцлера Аденауэра одинокую секретаршу Грете И. (в Штази ей дали кличку «Гудрун»). Но она не очаровывалась. Тогда его вернули в ГДР, но пользуясь собранной им о «Гудрун» информации, на нее нацелили другого шпиона — бывшего летчика люфтваффе и офицера гитлеровского Генштаба, известного под кличкой «Астор». В конце войны он попал в советский плен, где его и завербовали. «Астор» якобы случайно познакомился с «объектом» (так называли гэдээровские бойцы невидимого фронта несчастных женщин) на курорте и сумел влюбить «Гудрун» в себя.

«Гудрун» мечтала о замужестве. «Астор» отговаривался тем, что староват (ему было 56 лет). Потом он серьезно заболел: судя по всему, у него открылся туберкулез. Он лечился в Швейцарии, но лечение не помогло, «Астор» умер. После этого «Гудрун» прекратила сотрудничество со Штази, заявив, что шпионила только ради любимого человека, и вообще уволилась из ведомства федерального канцлера.

Почему шпионок ГДР не судили после объединения Германии

Штаб-квартира Штази. Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Подобных случаев известно около сорока. Лишь на 16 изменниц после объединения Германии завели уголовные дела. Меньше половины из них дошло до суда. В русскоязычном варианте «Википедии», где идет речь о программе «Ромео», говорится о «волне судебных процессов» над секретаршами-агентами, которым якобы «нередко выносили приговоры в виде больших сроков тюремного заключения». Это совершенно не так. Приговаривали практически всегда к условному наказанию. Так, скажем, Иоганну Ольбрих (кличка «Анна»), которая в течение полутора десятилетий шпионила в качестве секретаря министра финансов ФРГ и даже получила гэдээровский орден за это, приговорили к двум с половиной годам условно. А Эрика Райсман (Erika Reißmann), возглавлявшая секретарское бюро «Союза изгнанных», вообще отделалась денежным штрафом.

Мягкость приговоров за измену родине и шпионаж или решение вообще не доводить дело до суда объясняются прежде всего тем, что женщинам пришлось по жизни горько расплачиваться за свои увлечения. А кроме того — тем, что информация, которую они поставляли Штази, далеко не всегда была по-настоящему ценной. Похоже, что в Штази были довольны прежде всего тем, что, мол, «мы везде».

Самый «суровый» (по немецким меркам) из завербованных «Ромео» женщин приговор был вынесен Габриэле Гаст: она отсидела в тюрьме четыре года. Но в отличие от попавшихся на крючок чекистов-соблазнителей секретарш, машинисток и стенографисток, Габриэле Гаст была высокопоставленной сотрудницей внешней разведки ФРГ. До ее разоблачения и ареста в 1990 году она работала на Штази двадцать лет и дослужилась до правительственного директора в отделе, который занимался Советским Союзом. А завербовал ее — тогда еще молодую аспирантку — специально подобранный под ее вкусы «Ромео».

Сколько платили в Штази за измену родине?

Штаб-квартира Штази. Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Эти, если можно так выразиться, «Джульетты» начинали работать на разведку ГДР из-за любви, а какие мотивы были у других шпионов? Хериберт Шван подробно останавливается на этом в своей книге. Для некоторых важную роль играла идеология, но обычно в сочетании с другими причинами. Так, Вальтера Лиевера, левака, борца за мир и прогресс, тогда молодого западногерманского студента-физика, а позже — научного сотрудника НИИ физики высоких частот, выполнявшего и заказы бундесвера, завербовали, умело сыграв на его личных проблемах. Он тяжело переживал болезнь и раннюю смерть родителей. Оператор Штази, майор, а позже полковник, стал для Лиевера чем-то вроде эрзац-отца.

Но большинство шпионов стали работать на Штази из чисто меркантильных соображений. Чекисты купили, например, гражданского служащего министерства обороны ФРГ Вольфа-Хайнриха Прелльвица. У агента «Рёдель» (такую ему дали кличку) было трое детей, он влез в долги, купив дом, и остро нуждался в деньгах. За информацию о бортовом вооружении самолета «Торнадо», защите танка «Леопард 2» и другую секретную документацию Прелльвицу заплатили в общей сложности 820 тысяч марок.

Много миллионов тратили в ГДР, где валюты постоянно не хватало, на шпионаж. Щедро вознаградили за его «услуги» и высокопоставленного сотрудника контрразведки ФРГ Клауса Куроня. Он сам предложил свои услуги Штази. Куронь, содержавший большую семью — жену и четверых детей — был, как говорится, в долгах как в шелках и решил таким образом подзаработать. Штази выплатила ему около 700 тысяч марок (западных, разумеется, а не восточных). По приговору суда, состоявшегося в 1992 году, практически всю эту сумму Куроня обязали выплатить. Кроме того, он восемь лет отсидел в тюрьме.

Федеральная разведывательная служба (Германия) — Federal Intelligence Service (Germany)

«Немецкая Секретная служба» перенаправляется сюда. Для других разведок в Германии, см Список разведывательных органов Германии .

Федеральная служба разведки

Официальный орган эмблема

Обзор агентство

сформированный

1 апреля 1956 ; 62 лет назад

Предшествующая агентство

подсудность

Правительство Германии

Штаб-квартира

Штаб — квартира BND , Берлин

Сотрудники

6500 (2016)

Годовой бюджет

966482000 € (2019)

министр, ответственный

  • Хельге Браун , федеральный министр по особым поручениям

руководители Агентства

  • Бруно Каль , президент
  • Оле Diehl , вице-президент
  • Генерал — майор Вернер Sczesny , вице-президент по военным делам

родитель агентство

Рейхсканцелярия

Веб-сайт

БНД штаб в Берлине

Федеральная разведывательная служба ( на немецком языке : Bundesnachrichtendienst , немецкое произношение: , BND ) является иностранной спецслужбой из Германии , непосредственно подчиненная в Бюро канцлера . Штаб BND расположен в центре Берлина и является крупнейшим в штаб — квартире разведки в мире. BND имеет 300 филиалов в Германии и других странах. В 2016 году он используется около 6500 человек, 10% из них Бундесвера солдат , которые нанятых Amt für Militärkunde ( Бюро для военных наук ). Бюджет БНД на 2018 год составляет € 966482000.

BND был основан во время холодной войны в 1956 году в качестве официального внешней разведки агентства Западной Германии , который недавно присоединился к НАТО . Он был преемником ранее Гелена организации , часто называют просто «Организация» или «Org.», Существование которого не было официально подтверждено. Наиболее центральная фигура в истории BND была Гелены , лидер Гелена организации , а поздний учредительным президентом БНДА, который был расценен как «один из самых легендарного spymasters времен холодной войны.» С первых дней холодной войны Гелен организация и позже БНД имел интимное сотрудничество с ЦРУ , и часто был только глаза и ушей западного разведывательного сообщества на местах в восточном блоке . BND также считается одним из самых информированных разведок в отношении к Ближнему Востоку от 1960 — х годов. Россия и Ближний Восток остаются важными фокусами деятельности БНДА, в дополнении к насильственным негосударственным субъектам .

БНД сегодня выступает в качестве системы раннего предупреждения , чтобы предупредить немецкое правительство к угрозам немецким интересам из — за рубежа. Она в значительной степени зависит от прослушки и электронного наблюдения в международных сообщениях . Он собирает и оценивает информацию о различных областях , таких как международный негосударственный терроризм, распространение оружия массового уничтожения и незаконной передачи технологии, организованной преступностью , оружия и незаконный оборот наркотиков, отмывание денег, незаконной миграции и информационной войны . Как только зарубежные спецслужбы Германии, БНД собирает как военную и гражданскую разведку . Хотя стратегическая разведка командование (КСА) в бундесвере также выполняет эту миссию, это не служба разведки. Существует тесное сотрудничество между BND и КСА.

Внутренние секретные службы двойники БНД являются Федеральное ведомство по защите конституции ( Bundesamt für Verfassungsschutz или ЛСК) и 16 партнерами на государственном уровне Landesämter für Verfassungsschutz (государственных органов по охране Конституции); есть также отдельная военная организация разведки, то Служба военной контрразведки (MAD, Военная контрразведка ).