Немецкая техника времен второй мировой войны

Список немецкой военной техники Второй мировой войны — List of German military equipment of World War II

Этот список является неполным ; Вы можете помочь его расширения .

Ниже приведен список немецкой военной техники Второй мировой войны , которая включает в себя артиллерию, транспортные средства и суда. Вторая мировая война была глобальная война , которая шла полным ходом к 1939 году и закончилось в 1945 году После политической нестабильности наращиванием в Европе с 1930 года немцы, которые стремились доминировать в Европе, напала на Польшу 1 сентября 1939 года ознаменовало начало мира война II. Война в Европе закончилась 8 мая 1945 капитуляцией Германии в союзных войск.

Немцы использовали ряд обозначений типа для их оружия. Как правило, обозначение типа и серийный номер (т.е. FlaK 30) являются достаточными для идентификации системы, но иногда несколько систем одного и того же типа разработаны в то же время и разделяют обозначение, в какой момент нужно ссылаться на калибр для дифференциации.

Танковая дивизия вермахта

Субтитры

Приветствую всех зрителей на канале Панцергренадера! В сегодняшнем видео мы рассмотрим состав и вооружение стрелковой роты Вермахта образца 1941 года. После чего сделаем выводы о ее боеспособности, мобильности и автономности. Напомню, что это 3 видео, посвященное организации немецкой армии времен Второй мировой войны. В двух предыдущих мы говорили об отделении и взводе. На немецком языке стрелковая рота звучит как ШютценкомпанИ. Ее возглавлял офицер в звании от оберлойтнанта до гауптмана. Стрелковая рота состояла из следующих подразделений: группы управления (20 человек), 3 стрелковых взводов (по 49 человек в каждом), отделения подвоза продовольствия (2 человека), тылового конного вещевого отделения (5 человек) и отделения обеспечения (17 человек). Как видите, в немецкой стрелковой роте довольно много тыловых подразделений, занимающихся обслуживанием боевых частей. Основу же огневой мощи составляли стрелковые взводы, вооруженные 4 ручными пулеметами MG-34, 1 легким минометом Гранатенверфер-36 и винтовками карабинер 98к. Более подробную информацию можете получить, посмотрев предыдущее видео. Ссылка в правом верхнем углу. А сейчас давайте детальнее рассмотрим другие подразделения стрелковой роты. Начнем с группы управления, которая на немецком языке звучит как Группе фюра. Она состояла из командира роты и 2 подразделений: отделения управления роты (Компанитруп) и противотанкового отделения (панцерабвербюксентрупп). Командир роты был вооружен пистолет-пулеметом MP-40 с 3 магазинами по 32 патрона и пистолетом. Передвигался на верховой лошади. Компанитруп возглавлял командир, имевший звание от обергефрайтера до унтерфельдфебеля. Он был вооружен винтовкой карабинер 98к с 6 обоймами по 5 патронов. Аналогичные звания и вооружение имели вещевой унтер-офицер и начальник транспорта роты. Последнему для передвижения был положен велосипед Труппенфарад. В состав Компанитруп входило 4 посыльных в звании до гефрайтера. Один из них исполнял обязанности горниста, другой – светосигнальщика. Все четверо были вооружены карабинами. Также было 2 велосипедиста, 2 конюха, управлявших тяжелой повозкой, и 1 конюх для офицерской лошади, передвигавшийся на велосипеде. Все пятеро в качестве личного оружия использовали карабины. Противотанковое отделение роты состояло всего из 7 человек: командира в звании от обергефрайтера до унтерфельдфебеля (вооружен был карабином), 3 стрелков из ПТР (вооружены были пистолетами и противотанковыми ружьями PzB39) и 3 помощников (вооружены были карабинами). Отдельно стоит сказать о противотанковом ружье PzB39, которое было единственным оружием стрелковой роты, позволяющим хоть как-то бороться с бронетехникой противника на расстоянии. Для ПТР использовались бронебойные патроны калибром 7.9 мм, позволявшие вести прицельный огонь на дистанции до 400 метров. Патроны подавались по одному. Бронепробиваемость PzB39 не особо впечатляла. На дальности 300 метров пробивалась броня толщиной до 20 мм, а на дальности 100 метров – до 30 мм. Таким образом ПТР могло более-менее поражать лишь бронеавтомобили и легкие танки Т-26 и БТ-7. Против средних танков Т-34 и тяжелых КВ противотанковое ружье было практически бесполезным. Для уверенного поражения даже легкобронированных целей часто приходилось делать несколько выстрелов, поэтому PzB-39 было скорее оружием, поддерживающим моральный дух личного состава, нежели реально эффективным средством борьбы с вражескими танками. Теперь давайте рассмотрим состав и вооружение тыловых подразделений. Начнем с отделения обеспечения, которое на немецком языке звучит как гефехьтстросс. Оно занималось перевозкой имущества роты, медицинским облуживанием, приготовлением пищи, ремонтом оружия и служебным делопроизводством. Первым по званию в отделении обеспечения был начальник всех тыловых служб роты. Он был вооружен пистолетом. Однако командовал гефехьтстросс другой унтер-офицер в звании от обергефрайтера до унтерфельдфебеля. В качестве личного оружия он использовал винтовку карабинер 98к. Служебным делопроизводством роты занимался писарь, вооруженный все тем же карабином. Все трое для передвижения обеспечивались велосипедами. В гефехьтстросс также числилось два кучера, управлявших 2 повозками для ротного имущества. В качестве личного оружия они использовали карабины. Медицинская служба была представлена 1 унтер-офицером, обеспеченным велосипедом, и 4 носильщиками раненых в звании до гефрайтера. Все пятеро были вооружены пистолетами P-08 или P-38. В немецкой стрелковой роте по штату числилась собственная полевая кухня, состоявшая из 2 поваров в звании до гефрайтера. Им помогало 4 ездовых, двое из которых управляли повозкой с полевой кухней, а двое других – доставляли приготовленную пищу в стрелковые взводы верхом на лошадях. Все четверо в качестве личного оружия использовали карабины. Последним участником отделения обеспечения был оружейный мастер, занимавшийся ремонтом и обслуживанием стрелкового оружия. У него был только пистолет. Вторым тыловым подразделением стрелковой роты было отделение подвоза продовольствия, которое на немецком языке звучит как ферпфлегунгстросс. Оно состояло всего из 2 человек: командира и кучера, управлявшего двуконной повозкой. Оба были вооружены карабинами. Странно, что немцы не включили это подразделение в состав отделения обеспечения, а вынесли его отдельно. Но как есть, так есть. Последним подразделением стрелковой роты было тыловое конное вещевое отделение, которое на немецком языке звучит как Гепэктросс. На него возлагалась задача ремонта обмундирования и обуви и обеспечения этими вещами боевых частей. Командир отделения имел звание до унтер-офицера включительно и исполнял обязанности счетовода. Вооружен был карабином, передвигался на велосипеде. В Гепэктросс также числились: сапожник, портной и два кучера, управлявших 2 конными повозками с имуществом. Все четверо имели звание до гефрайтера и вооружались карабинами. Итак, мы рассмотрели полный состав стрелковой роты, теперь подведем итоги. Общее вооружение стрелковой роты состояло из: 16 пистолет-пулеметов, 47 пистолетов, 132 карабинов, 3 противотанковых ружей, 12 ручных пулеметов и 3 легких минометов. Из транспортных средств подразделению полагалось иметь: 3 верховых лошади, 10 конных повозок включая полевую кухню и 9 велосипедов. Никаких грузовиков и мотоциклов не было. Личный состав ШютценкомпанИ состоял из: 4 офицеров, 26 унтер-офицеров и 161 солдата. Какие выводы можно сделать из всего ранее сказанного? Стрелковая рота Вермахта по огневой мощи была примерно равна советской. Она способна была самостоятельно решать крупные тактические задачи, хотя и не отличалась хорошей мобильностью. За счет большого количества тыловых подразделений и собственной полевой кухни ШютценкомпанИ обладала высоким уровнем автономности, чего нельзя сказать о советской стрелковой роте. На это у меня все. Если видео было интересным и познавательным, не забывайте ставить палец вверх и подписываться на канал. Также я хочу спросить у подписчиков и зрителей, какое видео вы хотите видеть следующим? О немецком пехотном батальоне или о советской стрелковой роте? Напишите свой ответ в комментариях на ютуб-канале Панцергренадера. Спасибо всем за просмотр! Стрелковая рота была средним по величине тактическим подразделением немецкой армии во Второй мировой войне. В ее состав входило 4 офицера, 26 унтер-офицеров и 161 солдат. Пехота Вермахта была вооружена преимущественно винтовками Karabiner 98k.

История панцерваффе (22 фото)

Читая комментарии на свои и не только посты о советских танках времен ВОВ, я обратил внимание на то, что вопрос о том, чьи танки лучше – советские или немецкие, неизбежно приводит к жаркой полемике между комментаторами. Увы, формат комментариев не позволяет полностью привести все необходимые аргументы и осветить все факты. Поэтому я решил временно прервать свою серию постов, посвященных танкам СССР времен войны и рассказать об основном противнике СССР – гитлеровской Германии, истории развития и применения немецких танков в годы войны.

Сразу предупреждаю – я не за «наших» и не за «ихних». Я хочу показать «факты, только факты и ничего кроме фактов».

Рассказ о немецких танках времен войны следует начать издалека – с 1919 года. К моменту окончания ПМВ Германия уже строила собственные танки – А7V, Lk II и удостоилась «чести» на собственных войсках испытать все прелести нового вида оружия. После окончания ПМВ, согласно Версальского мирному договору, Германия лишалась, помимо всего прочего, права разрабатывать и строить танки. Однако, Генеральный Штаб рейхсвера (так назывались вооруженные силы Германии вплоть до прихода к власти Гитлера) мягко говоря «недовоевал» и поэтому много сил и средств тратил на создание и совершенствование новых видов оружия. Ну а что бы инспекторы из Франции и Англии – стран, победивших в ПМВ, сильно не нервничали, новые образцы вооружения испытывались где-нибудь подальше – например, на территории объекта «Кама» в СССР и носили название «трактор».

В 1925 году фирмы Daimler-Benz, Rheinmetall-Borsig и Krupp получили заказ от военного ведомства на постройку опытного танка. Первоначально проект назывался Armeewagen 20 (армейская машина), но через некоторое время его заменили на Grosstraktor (большой трактор).

Военные предъявили к новой машине следующие требования: вес до 15 тонн, толщина брони 6-14 мм, скорость 40 км/час, основное вооружение 75-мм пушка KwK L/24, установленная во вращающейся башне. Танк должен был преодолевать следующие препятствия: стенку высотой 1 метр, угол подъема 30 град., брод глубиной 0,8 метра, кроме того предусматривалась возможность плавать. Каждая фирма должна была изготовить по два прототипа из неброневой стали.

Тербованием военных была взаимозаменяемость узлов, поэтому танки были очень похожи – на даймлеровских и рейнметалловских танках стояли одинаковые башни, разработанные фирмой Rheinmetall.

Все танки имели общую компоновку. Впереди размещалось отделение управления. В нем находились водитель и радист. Для них на крыше корпуса располагались бронированные колпаки со смотровыми щелями. Напротив радиста в корпусе было предусмотрено отверстие для курсового пулемета. Следом шло боевое отделение. В башне конической формы устанавливалась 75 мм пушка и спаренный с ней 7,92 мм пулемет. Здесь располагались командир, наводчик и заряжающий. В средней части корпуса находилось моторно-трансмиссионное отделение. На корме стояла вторая башня с пулеметом. В ней сидел один стрелок. Экипаж танков состоял из 6 человек. Гусеницы по типу британских ромбов опоясывали весь корпус по периметру (тогда считалось, что только такой вид ходовой части обеспечит максимальную проходимость). Ведущее колесо заднего расположения. Ходовая часть прикрывалась массивными бортовыми экранами. Корпуса танков были достаточно громоздкими, скорее всего для придания плавучести. Отличия между машинами заключались в разных ходовых частях (так, прототип Rheinmetall имел катки, сдвоенные попарно, у танка Daimler-Benz было два независимых катка спереди и один – сзади, на танке фирмы Krupp было всего два независимых катка). Ведущее колесо – сзади. Кроме этого, машины незначительно отличались двигателями. Испытания танков прошли не очень гладко – постоянно спадали гусеницы, были проблемы с трансмиссией и двигателями. Однако, в ходе испытаний были получены важные результаты – стало понятно, что авиационный двигатель малопригоден для танка, нужна иная форма ходовой и т.п.

На рисунке — Grosstraktor I (прототип фирмы Daimler-Benz)

На рисунке — Grosstraktor II (прототип фирмы Rheinmetall-Borsig)

На рисунке — Grosstraktor III (прототип фирмы Krupp)

После прихода Гитлера к власти, объект «Кама» был закрыт и все оборудование вывезено в Германию. Там «гросстрактора» прожили еще несколько лет, в качестве памятников и учебных макетов.

На фото — Grosstraktor (Rheinmetall-Borsig) в качестве памятника на территории 1-го танкового полка в г.Эрфурт

На фото — Grosstraktor (Rheinmetall-Borsig) с поручневой антеной

На этом «гросстракторе», что на фото установлено экспериментальное вооружение 75мм и 37мм пушки в одной маске. Доработанный вариант такой спарки практически использовался на трехбашенных танках Neubaufahrzeug NbFz

Следом за «большим трактором» последовал «малый/легкий трактор» – «Leichttraktor».

Задание на разработку этого типа танка было дано весной 1928 года. Военные хотели получить танк стоимостью не более 50000 немецких марок, массой до 7,5 тонн, с противопульной броней. Экипаж — четыре человека. Вооружение — 37мм пушка и 7,92мм пулемет во вращающейся башне. Средняя скорость — по шоссе 25-30 км/час, по пересеченной местности 20 км/час. Запас хода — не менее 150 км. Преодолеваемые препятствия: угол подъема — 31 градус, высота стенки — 0,6м, ширина рва — 1,5м, глубина брода — 0,6м. Танк должен был оснащаться радиостанцией и иметь оборудование противохимической защиты и постановки дымовых завес. Необязательным, но желательным условием являлось умение плавать, с помощью съемных устройств. Еще одно важное требование заключалось в использовании двигателей и трансмиссии уже освоенных германской промышленностью.

За разработку нового танка принялись фирмы Krupp и Rheinmetall, которые в ходе работы тесно сотрудничали друг с другом. Для обоих прототипов танков башни иготавливались фирмой Rheinmetall. По сути, эти машины являлись модификацией легких танков LK-I и LK-II, которые проектировались в Германии в конце Первой мировой войны, но в серийное производство пойти не успели.

Leichttraktor фирмы Rheinmetall имел компоновку с передним расположением моторного отделения. Отделение управления и башня находились в задней части машины. Корпус клепано-сварной, с толщиной брони от 5 до 14 мм. Вооружение 37-мм пушка с длиной ствола 45 калибров и 7,92-мм пулемет. Вертикальный угол наведения от -7 до +25 градусов. Боекомплект: 150 снарядов и 3000 патронов. По периметру корпуса шла рамочная антенн.

«Трактор» Круппа отличался незначительно.

На фото — Leichttraktor фирмы Krupp во время прохождения испытаний в СССР.

На фото — Leichttraktor фирмы Rheinmetall. Первоначальный вариант в 1930 году.

В 1933 году фирма Rheinmetall оснастила один свой Leichttraktor новой ходовой частью. Теперь с каждой стороны танка располагалось четыре опорных катка среднего диаметра с индивидуальной подвеской и три поддерживающих катка. В недалеком будущем ходовая часть с индивидуальной подвеской опорных катков будет применена на танках Pz.Kpfw. II Ausf С.

Все Leichttraktor`ы прослужили очень недолго и, в основном, в качестве памятников.

На фото — Leichttraktor фирмы Rheinmetall с новой ходовой частью.

Кроме этого, в Германии разрабатывались проекты легких САУ на базе тракторов Hamomag. Эти САУ представляли собой легкобронированный трактор Hamomag с тумбовой установкой либо легкой противотанковой пушки калибром 37 мм (was 3.7cm WD Schlepper 25PS), либо легкой 77 мм полевой пушки (7.7cm WD Schlepper 50PS). Разработка и принятие на вооружение этих машин состоялось в 1927 году., использовались эти машины в первую очередь для обучения. (Увы, фото этих машин в нормальном качестве я не нашел)

Вообще, рейхсвер использовал все мыслимые возможности для обучения своих войск, в особенности будущих танкистов. Нередко в качестве «учебных пособий» выступали фанерные эрзацы.

На фото — фанерные танки на учениях рейхсвера. Пока фанерные.

В 1931 году генерал-майор Освальд Луц, иснпектор автомобильных войск рейхсвера объявил конкурс на создание танка весом не более 5000 кг для использования его в учебных целях (единственная поблажка Версаля). В конкурсе приняли участие фирмы Krupp, Daimler-Benz, MAN и Rheinmetall. В результате был выбран прототип Krupp (если быть точным, то фирма имела почти готовую машину и могла приступить к выпуску танков немедленно). Танк пошел в серию в конце 1933 – начале 1934 года под названием Pz.kpfw I AusF A (далее будут использованы более короткие сокращения – Pz 1, например). В ходе выпуска стало понятно, что двигатель, установленный на танке слаб (всего 60 л.с.) и его заменили на 100 сильный Maybah, сама машина стала чуть длиннее, были установлены пулеметы MG-34 вместо MG-17, слегка изменили ходовую. Так же поставили приемо-передатчик Fu5. В результате новая машина получила обозначение Pz I AusF В. Броня на всех модификациях – противопульная, гомогенная. Это довольно редкий случай для немцев – на большинстве остальных машин ставилась гетерогенная (поверхностно-закаленная или цементированная) броня.

Выбор пулеметов в качестве оружия для танка в то время не был чем-то экстраординарным. Считалось, что для легкого танка этого достаточно, особенно при условии, что главная цель этих танков – пехота и небронированные цели.

На фото — первый серийный Pz I AusF А

На фото — Pz I AusF В

Это не монтаж. Это реальное фото, с реальными размерами танка и танкиста)

В таком виде эти машины и пошли в бой. Первые же бои в Испании с республиканскими танками показали, что вооружение танков никуда не годиться. Да, пулемет пробивал Т-26 и БТ с расстояния 150-200 м. На это советские танкисты ответили стрельбой из пушек с расстояния в 700 – 800 м. Кроме этого, неудачная конструкция кормы танка работала как «гранатоуловитель». Там же, в Испании, была предпринята попытка усилить вооружение танка, установив на нем 20 мм пушку Breda. Однако точно неизвестно, сколько танков переоборудовали таким образом, да и башня Pz I была слишком маленькой для установки более серьезного оружия.

На фото — на заднем плане Pz I с 20 мм пушкой. Кстати, немецкие танки из-за своего камуфляжа носили в Испании прозвище «негрилло»

Ничуть не лучше Pz I проявили себя и в остальных компаниях вермахта (так стала называться немецкая армия после прихода Гитлера). И в Польше, и во Франции – везде «единички» несли тяжелые потери при встрече с танками противника, от огня противотанковой артиллерии. А трясло в них так, что танкисты теряли ориентацию и попадали в плен прото потому, что уже ничего не соображали.

Использовались Pz I в ходе войны с СССР, но по большей части как «тачанка с пулеметом» для охраны штабов, полицейских функций и т.п. Побывали они и в Африке, с аналогичным результатом.

На фото — Pz I, подбитый польской артиллерией

На фото — плавающий вариант PZ.1 Ausf. В на выставке трофейной техники в ЦПКиО имени Горького. Москва, 1945 год. Обращает на себя внимание форма надгусеничных полок, не характерная для » сухопутных» машин

В 1939 году было Управлением Вооружений принято решение о создании легкого танка «нового типа» для воздушно-десантных войск. В результате был разработан Pz I nА VK 601 (nА – neuer Агk – новый тип). Собственно с «единичкой» этот танк имел только общее название. Была сделана ходовая часть нового типа – с шахматным расположением катков, усилена броня (до 30 мм), установлено новое вооружение – 20 мм автоматическая пушка EW 141 и спаренный с ней пулемет MG 34. Но было построено не более полусотни машин.

На фото — Pz I nА VK 601

Тогда же, в 1939 году было решено усилить броню танка. Но, поскольку задание было весьма расплывчатым, новая машина увидела свет только в 1942 году. Корпус нового танка, получившего обозначение Pz I nА vers (verstarkt — усиленный) VK 1801, спроектировала фирма Dаimlег-Вепz. В лобовой части толщина бронелистов достигала 80 мм. Машина получила очень широкие гусеницы и «шахматное» расположение катков. Всего выпустили 30 таких машин.

На фото — Pz I nА vers (verstarkt — усиленный) VK 1801 в Кубинке

Кроме собственно танков, на базе Pz I был создан командирский танк Кl. Рz. Вf. Wg – Кleineг Раnzегbеfеhlswаgеп (малая бронированная командирская машина), которая в ы пускалась как на шасси «А», так и на шасси «В». Основнй особенностью этих машин было наличие более мощного радиооборудования – приемопередающей радиостанции Fu 6 с дальностью действия 13 км.

На фото — Кl. Рz. Вf. Wg с поручневой антенной

На фото — Кl. Рz. Вf. Wg

Кроме этого, на базе «единички» выпускались и САУ – Panzerjager I с чешской 47 мм противотанковой пушкой и 15 cm sIG 33 Sft. auf PzКpfw.I Ausf.B или «Bison» («Бизон») со 150 мм пехотным орудием.

Но рассказ о них – впереди.

На фото — Panzerjager I

На фото — 15 cm sIG 33 Sft. auf PzКpfw.I Ausf.B или «Bison» («Бизон»). Эта САУ называется «Alter Fritz»/»Старый Фриц», 706 рота тяжелых пехотных орудий во Франции

Pz.kpfw I был обыкновенным танком начала 30-х годов – не хуже и не лучше своих «одногодков» со своими достоинствами и недостатками. Несмотря на недостатки, слабость вооружения и брони «единички» сделали свое дело – они позволили насытить армию танками и создать весьма эффективный инструмент «молниеносной войны» — панцер-дивизии, сокрушивших Европу и почти сокрушивших Советский Союз.

Организация танковых войск Германии

По мобилизационному плану, принятому 1 марта 1939 г., во Вторую мировую войну Германия вступала с действующей армией, насчитывающей 103 соединения полевых войск. В это число входило пять танковых и по четыре мотопехотных и легких дивизий. По сути, только они располагали бронетанковой техникой. Их не надо было формировать в спешном порядке (как большинство пехотных дивизий), поскольку они требовали лишь незначительного доукомплектования

В тоже время эти дивизии составляли подвижные войска (schnelle Тruрреп). Для более гибкого управления их свели в два моторизованных армейских корпуса — Armeekorps (mot). Со штабом одного из них (XVI), в состав которого входили четыре (1-я, 3-я, 4-я и 5-я) танковые дивизии, весной 1939 г. командно-штабное учение провел начальник генерального штаба ген.-лейтенант Ф. Гальдер. Впервые в практике вермахта прорабатывался вопрос о массированном применении танков в бою. На осень планировались крупные полевые маневры, но упражняться пришлось в сражениях на польской земле.

Структура танковых дивизий (в дополнение к трем, нам уже известным, в 1938 г. сформированы 4-я — в Вюрцбурге и 5-я — в Оппельне) была примерно одинакова: танковая бригада (Panzerbrigade) из двух полков по два батальона, в каждом из которых три роты (Panzerkompanie): две — легких танков (leichte); одна — смешанная (gemischte); мотострелковая бригада — Schutzenbrigade (mot) — в составе мотострелкового полка по два мотострелковых и мотоциклетно-стрелкового (Kradschutzenbataillon) батальона. В дивизию входили: разведывательный батальон (Aufklarungbataillon); противотанковый дивизион (Panzerabwehrabteilung);моторизованный артиллерийский полк — Artillerieregiment (mot), включавший два легких дивизиона; саперный батальон (Pionierbataillon) и тыловые подразделения. По штату в дивизии насчитывалось 11 792 военнослужащих (в том числе 394 офицера), 324 танка, 10 бронеавтомобилей, 36 полевых артиллерийских орудий на механической тяге, 48 противотанковых пушек калибром 3,7 см.

Мотопехотные дивизии — Infanteriedivision (mot), появившиеся в 1937 г., следует рассматривать как первый результат начавшейся моторизации вооруженных сил. В своем составе они имели по три пехотных полка (по три батальона в каждом), разведывательный батальон, артиллерийский полк, противотанковый дивизион, саперный батальон и батальон связи (Nachrichtenabteilung). Танков по штату им не полагалось.

Зато в легкой дивизии (leichte Division) их насчитывалось 86 единиц, а также 10 662 человек личного состава, 36 гаубиц, 54 противотанковые пушки калибром 3,7 см. Она состояла из двух кавалерийских стрелковых (kav. Schutzenregiment), разведывательного, артиллерийских полков, танкового батальона, подразделений обеспечения и связи. Кроме того, существовали и отдельные танковые бригады (4-я и 6-я), по структуре такие же, как и в танковых дивизиях. В армии резерва предусматривалось развернуть восемь запасных танковых батальонов.

Как видим, в танковых соединениях и частях вермахта значилось довольно существенное количество танков. Однако материальная часть была явно слабовата: в основном легкие машины Pz Kpfw I и II, меньше средних Pz Kpfw III и IV.

Здесь уместно сравнить панцерваффе с аналогичными структурами в армиях будущей антигитлеровской коалиции. Советский механизированный корпус по штату 1940 г. включал две танковые и мотострелковую дивизии, мотоциклетный полк и прочие части. Танковая дивизия состояла из двух танковых (по четыре батальона), мотострелкового и артиллерийского полков, насчитывала 10 940 человек, 375 танков четырех типов, в том числе Т-34 и KB, 95 БА и 20 полевых артиллерийских систем. На треть меньше боевых машин (275 легких танков, главным образом типа БТ) имела мотострелковая дивизия, состоявшая из двух мотострелковых и танкового полков, при полном штате в 11 650 человек, 49 бронеавтомобилей, 48 полевых артиллерийских полевых артиллерийских систем и тридцать 45-мм противотанковых пушек.

Во Франции, США и других стран танковых дивизий перед войной не было. Лишь в Англии в 1938 г. сформировали механизированную подвижную дивизию — скорее учебное, нежели боевое соединение.

Организация германских танковых соединений и частей постоянно менялась и определялась в основном условиями обстановки и наличием материальной части. Так, в апреле 1939 г. в Праге на базе 4-й отд. танковой бригады бригады (7-й и 8-й танковые полки) немцы сформировали 10-ю танковую дивизию, успевшую с пятью остальными поучаствовать в разгроме Польши. Это соединение имело четыре танковых батальона. В октябре того же года в Вуппертале на базе 1-й легкой дивизии создали 6-ю танковую, а еще две (3-ю и 4-ю) переформировали в 7-ю и 8-ю танковые дивизии. В январе 1940 г. 9-й танковой стала 4-я легкая дивизия. Три первые из них получили по танковому полку и батальону, а последняя — только два батальона, сведенных в танковый полк.

Для панцерваффе характерна одна интересная особенность: с увеличением числа танковых соединений их боевая мощь существенно снижалась. Причина заключалась в том, что германская промышленность так и не сумела наладить выпуск должного количества бронетехники. В ходе войны дела пошли совсем плохо. При неуклонном росте безвозвратных потерь танков германский генеральный штаб отдавал указания на формирование все новых и новых частей. По данным Б. Мюллер-Гиллебранда, в сентябре 1939 г. в вермахте имелось 33 танковых батальона, из них 20 в пяти дивизиях; в мае 1940 г. перед наступлением на Францию — 35 батальонов в 10 танковых дивизиях; в июне 1941 г. — 57 батальонов, из них 43 в составе 17 танковых дивизий, предназначенных для нападения на СССР; четыре — в резерве Верховного главнокомандования (во 2-й и 5-й танковых дивизиях); четыре в составе 15-й и 21-й танковых дивизий в Северной Африке; и, наконец, шесть в армии резерва. Если в 1939 г. каждой танковой дивизии по штату полагалось 324 танка, то в 1940-м — 258, а в 1941-м -196.

После французской кампании в августе-октябре 1940 г. стали формировать еще десять танковых дивизий — с 11-й по 21-ю. И снова по новой структуре. В большинстве из них танковая бригада имела полк двухбатальоннного состава, в каждом по две роты машин Pz Kpfw III и рота Pz Kpfw IV. Мотострелковая бригада состояла из двух полков по три батальона (в том числе мотоциклетный) и роты пехотных орудий (Infanteriegeschutzkompanie). В дивизию также входили разведывательный батальон, артполк (два легких и смешанный дивизионы) с двумя дюжинами 10,5-см гаубиц, восемью 15-см гаубицами и четырьмя 10,5-см пушками, противотанковый дивизион, в котором было двадцать четыре 3,7-см, девять 5-см противотанковых орудий и десять 2-см зенитных автоматических пушек, саперный батальон и др. Тем не менее, в 3-й, 6-й, 7-й, 8-й, 13-й, 17-й, 18-й, 19-й и 20-й дивизиях реально насчитывалось по три танковых батальона.

Число танков в соединениях колебалось от 147 до 229. Причем 7-й, 8-й, 12-й, 19-й и 20-я танковые дивизии были вооружены исключительно Pz Kpfw 38(t), строившимися на заводах в оккупированных чешских областях. Что касается «африканских» танковых дивизий, их состав был довольно своеобразен. Например в 15-й дивизии в мотострелковый полк входили только мотоциклетный и пулеметный батальоны, а в 21-й — три батальона, из них один пулеметный. Противотанковые дивизионы были без зенитных орудий. Обе дивизии имели по два танковых батальона.

На советско-германском фронте наряду с армейскими сражались и мотопехотные дивизии войск СС (Waffen SS): «Рейх» (Reich или SS-R), «Мертвая голова» (Totenkopf’ или SS-T) и «Викинг (Wiking или SS-W), а также бригада личной охраны А. Гитлера, ставшая вскоре дивизией (Leibstandarte SS Adolf Hitler LSS-AH). Поначалу все они были без танков и по структуре больше походили на пехотные, включая в себя лишь по два моторизованных полка.

Со временем А. Гитлер все меньше и меньше доверял армейцам, его симпатии склонялись к войскам СС, число частей которых непрерывно увеличивалось. Зимой 1942/43 гг. мотопехотные дивизии получили по роте тяжелых танков Pz Kpfw VI «Tiger». К началу битвы на Курской дуге эсэсовские мотопехотные дивизии (кроме соединения «Викинг») и образцово-показательная армейская «Великая Германия» (Großdeutschland) имели танков больше чем любая танковая.

В тот период эсэсовские дивизии находились в стадии переформирования в 1-ю, 2-ю, 3-ю и 5-ю танковые дивизии СС. В октябре их укомплектовали по полном штату. Отныне организация и вооружение танковых дивизий вермахта и СС стали различными: последние всегда получали лучшую и новейшую технику, имели больше мотопехоты.

В мае 1943 г., видимо стремясь поднять боевой дух личного состава действующей армии и показать превосходство германской армии в оснащении пехоты бронетранспортерами, А. Гитлер распорядился именовать моторизованные пехотные соединения и части танко-гренадерскими (Panzergrenadierdivision).

Они, а также танковые дивизии перешли на новые штаты. Танковая дивизия теперь состояла из двух панцергренадирских полков двухбатальонного состава. Причем основным транспортным средством пехоты так и остались грузовики. Лишь один батальон на всю дивизию полностью оснащался бронетранспортерами как для перевозки личного состава, так и тяжелого оружия.

По огневой мощи он выглядел внушительно: по девять 3,7 — 7,5-см противотанковых пушек, два 7,5-см легких пехотных орудия, шесть 8,1-см минометов, а также около 150 пулеметов.

Танковый полк включал батальон из четырех рот по семнадцать или двадцать два средних танка Pz.Kpfw IV. Правда, в нем должен был быть по штату и второй батальон на Pz. Kpfw V «Panther», но машинами этого типа располагали далеко не все соединения. Таким образом, танковая дивизия теперь насчитывала 68 или 88 линейных танков. Однако падение боевых возможностей существенно компенсировалось включением в штат истребительно-противотанкового дивизиона (Panzerjagerabteilung), насчитывающего 42 противотанковых самоходных орудия (в трех ротах по 14 Pz Jag «Marder II» и Pz Jag «Marder III» и артиллерийского полка, в котором один из трех гаубичных дивизионов имел две батареи по шесть leFH 18/2 (Sf) «Wespe» и батарею (затем их тоже стало две) из шести PzH «Hummel». В дивизию также входили танковый разведывательный батальон (Panzeraufklarungabteilung), зенитно-артиллерийский дивизион (Flakabteiluiig), другие части.

Танковая дивизия 1944 г., как правило, уже реально имела в танковом полку второй батальон (68 или 88 «Пантер»); панцергренадирские полки изменились в низовых звеньях. В дивизионе противотанковой обороны —Panzerkampfbekampfungabteillung (такое название противотанковых частей просуществовало до декабря 1944 г.) — стало теперь две роты штурмовых орудий Sturmgeschiitzkompanie (всего 23 или 31 установка) и осталась только одна рота противотанковых самоходных орудий — Pakkompanie (Sfl) из 12 машин. В соединении по штату полагалось 14 013 человек. Количество танков возросло до 136 или 176 (в зависимости от организации танковой роты), бронетранспортеров стало 288.

Танковая и аналогичная ей танково-гренадерская дивизия в 1945 г. имели два танково-гренадерских полка по два батальона и смешанный танковый полк (gemischte Panzerregiment). Последний включал танковый батальон (по две роты Pz. Kpfw. IV и роту Pz. Kpfw. V) и танково-гренадерский батальон на бронетранспортерах. Истребительно-противотанковый дивизион сохранил прежнюю структуру, но штурмовых орудий в роте стало 19, противотанковых самоходных орудий только 9. Дивизии насчитывали 11 422 человека личного состава, 42 танка (в том числе 20 «Пантер»), 90 бронетранспортеров, заметно увеличилось количество малокалиберной зенитной артиллерии.

Танковая дивизия СС 1944 г. имела танковый полк обычной организации и два танково-гренадирских полка, состоявших из трех батальонов, причем лишь один оснащался бронетранспортерами. Дивизион противотанковой обороны включал две роты штурмовых орудий (31 установка) и роту из 12 противотанковых самоходных орудий. Эсэсовская панцергренадирская дивизия 1943 — 1944 гг. была подобна аналогичному армейскому формированию. Танки в нее не входили, имелось 42 штурмовых и 26 (или 34) противотанковых самоходных орудия. Артиллерия насчитывала всего 30 гаубиц и четыре 10-см пушки на механической тяге. Так предполагалось штатами, в действительности же полной укомплектованности никогда не достигали.

Панцергренадерская дивизия СС 1945 г. помимо основных полков имела дивизион штурмовых орудий (45 машин), истребительно-противотанковый дивизион (29 самоходных установок). Танков она так и не получила. По сравнению с артиллерийским полком армейской панцергренадирской дивизии в ней значилось в два раза больше стволов: 48 (из них часть самоходных) 10,5-см гаубиц против 24.

С разгромленными на фронтах танковыми дивизиями поступали по-разному: одни становились базой для формирования новых, другие восстанавливались под прежними номерами, а третьи — прекращали существовать или переводились в другие рода войск. Так возродили уничтоженные в Сталинграде 14, 16 и 24-ю и в Африке — 21-ю дивизии. А вот 10-я и 15-я, разгромленные в мае 1943-го в Сахаре, восстановлены не были. 18-ю после боев под Киевом в ноябре 1943 г. преобразовали в 18-ю артиллерийскую дивизию. В декабре 1944-го ее преобразовали в танковый корпус с тем же названием, включившим в себя дополнительно моторизованную дивизию «Бранденбург» (Brandenburg).

Осенью 1943 года сформировали новые «танко-гренадерские» дивизии СС: 9-ю «Гогенштауфен» (Hohenstaufen), 10-ю «Фрундсберг» (Frundsberg) и 12-ю «Гитлерюгенд» (Hitlerjugend). С апреля 1944-го первые две стали танковыми.

В конце войны — феврале и марте 1945 г. — несколько именных танковых дивизий появилось и в вермахте: «Фельдхернхалле» 1 и 2 (Feldhernhalle 1 und 2), «Гольштейн» (Holstein), «Силезия» (Schlesien), «Ютербог» (Juterbog), «Мюнхеберг» (Müncheberg). Некоторые из них, так и не приняв участие в боях, были расформированы. Состав они имели весьма неопределенный, по существу являясь импровизированными соединениями незначительной боевой ценности.

И, наконец, об особом парашютно-танковом корпусе «Герман Геринг» (Fallschirmpanzerkorps «Hermann Goring»). Летом 1942 г. из-за больших потерь в вермахте А. Гитлер приказал перераспределить военнослужащих ВВС в наземные войска. Командующий ВВС Г. Геринг настоял на том, чтобы его люди оставались в ведении люфтваффе, подчиняясь в оперативном плане армейскому командованию.

Авиаполевые дивизии (Luftwaffenfelddivisionen), личный состав которых не обладал соответствующей выучкой и боевым опытом, понесли неоправданно большие потери. Остатки разгромленных частей в конце концов передали в пехотные дивизии. Но любимое детище — дивизию, носившую его имя, рейхсмаршал оставил за собой.

Летом 1943-го дивизия воевала против англо-американских войск в Сицилии, затем в Италии, где ее переименовали и переформировали в танковую дивизию. Это было сильное соединение, состоявшее из трех танковых батальонов и двух усиленных панцергренадирских полков.

Не было лишь артиллерийского полка и истребительно-противотанкового и штурмовых орудий дивизионов. В октябре 1944 г. появилось несколько странное, но, тем не менее, очень сильное формирование — парашютно-танковый корпус «Герман Геринг», объединивший парашютно-танковую и парашютно-панцергренадирскую дивизии того же названия. У его личного состава парашюты оставались разве что на эмблемах.

В ходе войны танковые бригады панцерваффе рассматривались чаще всего как временные структуры. Так, накануне операции «Цитадель» сформировали две одинаковые и значительно более сильные, чем танковые дивизии, бригады. 10-я, наступавшая на южном фасе Курского выступа, имела больше танков, чем даже моторизованная дивизия «Великая Германия». В ее трех танковых батальонах насчитывалось 252 танка, из них 204 Pz Kpfw V.

Танковые бригады, созданные летом 1944 г., были значительно слабее, комплектовались по двум штатам. 101-я и 102-я имели танковый батальон трехротного состава (всего 33 «Пантеры»), панцергренадирский батальон и саперную роту. Артиллерию представляли десять 7,5-см пехотных орудий на бронетранспортерах, имелась 21 зенитная самоходная установка. 105-я, 106-я, 107-я, 108-я, 109-я и 110-я танковые бригады организованы были практически так же, но с усиленным панцергренадирским батальоном и с 55 зенитными самоходными установками. Просуществовали они не более двух месяцев, после чего некоторые из них развернули в танковые дивизии.

В сентябре 1944 г. появились 111-я, 112-я и 113-я танковые бригады. Каждая имела по три роты из 14 Pz Kpfw IV, двухбатальонный панцергренадирский полк, роту из 10 штурмовых орудий. Им обязательно придавалось по батальону Pz Kpfw V. Были расформированы в октябре того же года.

С появлением достаточного количества «Тигров», а затем и «Королевских тигров» создали десять (с 501-го по 510-й) отдельных тяжелых танковых батальонов СС (schwere Panzerabteilung) и несколько таких же формирований резерва главного командования. Вот их типичный штат: штаб и штабная рота — 176 человек, три танка; три танковые роты (в каждой два командирских танка и три взвода по четыре машины — итого 88 человек и 14 танков); рота снабжения — 250 человек; ремонтная рота — 207 человек. Всего насчитывалось 897 человек, в том числе 29 офицеров и 45 танков. Кроме того, по роте «Тигров» входило в состав панцергренадирских дивизий «Великая Германия» (с 1944 г.) и «Фельдхеррнхалле». Возможности подобных рот уже были проверены в составе панцергренадирских дивизий СС (кроме «Викинг») в операции «Цитадель» на Курской дуге.

Самоходная артиллерия резерва главного командования сводилась в отдельные штурмовые артиллерийские дивизионы (Sturmgeschutzabteilung), позже переформированные в бригады, батальоны истребителей танков (Jagdpanzerabteilung), истребительно-противотанковые (противотанковой обороны) дивизионы и другие части. Штурмовая артиллерийская бригада имела три батареи штурмовых орудий, танковую и пехотную роты сопровождения, тыловые подразделения. В первое время в ней насчитывалось 800 человек, 30 штурмовых орудий, в том числе девять гаубиц калибром 10,5 см, двенадцать танков Pz Kpfw II, четыре 2-см зенитные самоходные установки, 30 бронетранспортеров для подвоза боеприпасов. Впоследствии танковые роты из бригад убрали, а к концу войны личный состав исчислялся в 644 человека. Известны и другие штаты подобных бригад: 566 или 525 военнослужащих, девять StuH42 и 24 — StuG III. Если летом 1943 г. насчитывалось чуть более 30 дивизионов штурмовых орудий РГК, то к весне 1944-го было сформировано уже 45 бригад. До конца войны к этому количеству добавилась еще одна бригада.

Четыре батальона (с 216-го по 219-й) штурмовых танков StuPz IV «Brummbar» при численности личного состава в 611 человек включали штабную (три машины), три линейных (по 14 машин) и боепитания роты, а также ремонтный завод.

Истребители танков «Ягдпантеры» стали поступать в войска лишь с осени 1944 г., но уже в начале 1945-го насчитывалось 27 вооруженных только этими машинами отдельных батальонов резерва главного командования. Кроме них, было около 10 смешанных частей с личным составом в 686 человек. В каждой имелась рота из 17 «Ягдпантер» и две однотипных роты — по 28 штурмовых орудий (истребителей танков) на базе Pz Kpfw IV или Pz IV/70, комплектовавшиеся такой техникой еще с весны 1944 года.

Истребители танков «Ягдтигры» входили лишь в состав 653-го батальона истребителей танков, ранее вооруженного «Элефантами», и 512-го тяжелого танкового батальона СС. Первый в декабре 1944-го участвовал в Арденнской операции и нанес немалый урон американской 106-й пехотной дивизии, потом сражался в Бельгии, пока полностью не растерял материальную часть в оборонительных боях. Второй в марте 1945-го оборонял Рурскую область и отличился в боях у Ремагенского моста через Рейн.

САУ «Штурмтигр» комплектовались исключительно три роты (с 1001-й по 1003-ю) штурмовых мортир (Sturmmorserkompanie), которые без особого успеха действовали на Западном фронте и на территории Германии.

К 1945 г. насчитывалось три батальона и 102 роты, оснащаемых телеуправляемыми самоходными носителями подрывных зарядов. Участвовавший в Курской битве 600-й моторизованный саперный батальон особого назначения «Тайфун» состоял из пяти управляемых по проводам гусеничных подрывных машин «Голиаф». Затем утвердили штаты штурмового инженерного батальона — 900 человек, 60 единиц специальной техники.

Минитанками B-IV первоначально вооружались два батальона и четыре роты радиотанков. Затем появились специальные тяжелые танковые батальоны. В них числилось по 823 человека, 32 «Тигра» (или штурмовых орудия) и 66 «сухопутных торпед». В каждом из пяти взводов имелись командирский и три танка управления, которым в свою очередь придавались по три B-IV и бронетранспортер с подрывными зарядами.

По замыслу командования вермахта таким образом должны были использоваться практически все линейные подразделения «Тигров». Однако, как сетовал генерал Г. Гудериан, «… ограниченное производство и большие потери не позволяли постоянно придавать радиоуправляемые минитанки танковым батальонам».

На 1 июля 1944 года в армии резерва вермахта имелось 95 соединений, подразделений и частей, вооруженных танками и самоходными артиллерийскими установками, предназначенных для усиления танковых и армейских корпусов. 1 января 1945-го их стало уже 106 — почти вдвое больше, чем 22 июня 1941 г. Однако при общем малочисленном составе они так и не смогли выполнить возложенные на них задачи.

Коротко остановимся на высших организационных формах панцерваффе. Танковые корпуса (Panzerkorps) появились уже после начала войны. По сути и составу они скорее всего должны были бы называться армейскими, так как пехотных дивизий в них было больше, чем танковых (три к двум). С осени 1943 г. стали формироваться танковые корпуса СС по примерно одинаковой с вермахтом схеме. Например, типичный XXIV-й танковый корпус включал две (12-ю и 16-ю) танковые дивизии, тяжелый танковый полк «Тигров», моторизованный фузилерный полк — Fusilierregiment (mot) — в составе двух батальонов, артиллерийский дивизион с 12 гаубицами калибра 15 см, запасной полк, части поддержки и тыла.

Число танковых корпусов, как и дивизий, непрерывно росло, но боеспособность многих из них падала. Летом 1944 г. на фронтах их было 18, в том числе 5 войск СС, а в январе 1945-го — 22 и 4 соответственно.

Высшим оперативным объединением считалась танковая группа (Panzergruppe). Покажем их диспозицию с юга на север перед нападением на СССР: 1-я ген.-полковника Э. Фон Клейста входила в группу армий «Юг», 2-я генерала Г. Гудериана и 3-я ген.-полковника Г. Гота в группу армий «Центр», IV-я генерал-полковника Э. Геппнера в группу армий «Север».

Наиболее сильная 2-я танковая группа включала XXIV, XVI, XVII танковые и ХII армейские корпуса, 255-ю пехотную дивизию, части усиления и поддержки. Всего она насчитывала около 200 тыс. человек и 830 танков.

В октябре 1941 г. танковые группы были переименованы в армии (Panzerarmee). И на Востоке, и на Западе действовало несколько таких объединений непостоянного состава. Красной Армии до конца войны противостояли 1-я, 2-я, 3-я и 4-я танковые армии. 4-я, например, в операции «Цитадель» в 1943 г. участвовала в составе двух танковых и армейских корпусов. 5-я танковая армия была разгромлена в Тунисе в мае 1943 г. Ранее в Северной Африке действовала танковая армия «Африка», позднее переформированная.

В сентябре 1944 г. на Западе начала формироваться 6-я танковая армия СС, которая имела в своем составе только танковые и панцергренадирские дивизии. Кроме нее, на Западном фронте дислоцировалась и 5-я танковая армия нового формирования.

Подведем некоторые итоги. О состоянии панцерваффе в разные периоды Второй мировой войны можно судить по числовым данным о материальной части. Наиболее полно по танкам, истребителям танков, штурмовым и артиллерийским самоходным установкам они представлены в трудах Б. Мюллера-Гиллебранда.

На 1 мая 1940 года (канун вторжения во Францию) имелся 3 381 танк, в том числе: 523 — Pz Kpfw I; 955 — Pz Kpfw II; 106 — Pz Kpfw 35(t); 228 — Pz Kpfw 38(t); 349 — Pz Kpfw III; 278 — Pz Kpfw IV; 135 — командирских и 6 — штурмовых орудий. Из них на Западе к 10 мая — 2 574 машины.

На 1 июня 1941 года: 5 639 — боевых машин, в том числе 377 — штурмовых орудий. Из них 4 575— боеготовых. Для войны против СССР предназначалось 3 582 машины.

На 1 марта 1942 года: 5 087 машин, из них 3 093 боеготовых. Это самый низкий показатель за всю войну.

На 1 мая 1942 года (канун летнего наступления на советско-германском фронте): 5 847 машин, из них 3 711 боеготовых.

На 1 июля 1943 года (канун Курской битвы): 7 517 машин, из них 6 291 боеготовых.

На 1 июля 1944 года: 12 990 машин, в том числе 7 447 танков. Из них боеготовых 11 143 и 5 087 соответственно.

На 1 февраля 1945 года приходится максимум количества германской бронетехники: 13 620 машины, в том числе 6 191 танков. Из них боеспособных 12 524 и 5 177 соответственно. И, наконец, добавим, что на советско-германском фронте постоянно находилось от 65 до 80 % бронетанковых сил вермахта.

Успех, который танковые войска вермахта имели в начальный период Второй мировой войны, зачастую связывают и именем Х.ГУДЕРИАНА, считая его «создателем немецкого танкового оружия». Вместе с тем, как у этого нового рода войск, так и доктрины его применения было несколько авторов. При этом, Х.Гудериан не являлся ключевой личностью.

7 танковая дивизия на марше

Танковые войска вермахта — истоки

В Германии в первые годы после заключения Версальского договора возможность заниматься танками и принципами их применения оставалась только теоретической. Поэтому офицеры рейхсвера сначала обсуждали в профессиональных журналах идеи, существовавшие за границей.

«Немецкая боевая техника в мировой войне» публикация Э.Фолькхайма. 1923 г.

В качестве одного из первых подобных танковых теоретиков немецкие историки называют лейтенанта Эрнста ФОЛЬКХАЙМА (Ernst VOLCKHEIM), консультанта в инспекции моторизованных войск (Inspektion der Kraftfahrtruppen). В 1924 г. он опубликовал несколько очерков о развитии, вооружении и использовании боевой техники.

Среди зарубежных специалистов значительное влияние на воззрения офицеров рейхсвера оказали труды британского военного теоретика (танколога) Джона Фредерика Чарльза ФУЛЛЕРА (John Frederick Charles FULLER). Д. Фуллер требовал, чтобы в бою танки действовали в отрыве от пехоты. В отличие от него, французские военные видели в танках, прежде всего, оружие для сопровождения пехоты.

Британская концепция импонировала немцам больше, в большей степени соответствуя их собственным военным рассуждениям. В техническом отношении немцы также сильнее ориентировались на английские, чем на французские образцы бронетехники.

Кодовое понятие «большой трактор»

Определенной вехой в становлении танковых войск вермахта считается, начатая в 1925 г. секретная разработка танка под кодовым обозначением «большой трактор» (Großtraktor). Свою роль она сыграла прежде всего в совокупности с заключенным в 1922 г. в Рапалло (Rapallo) договором с Советским Союзом. Документ стал основой военного сотрудничества двух стран.

«Большой трактор»

В его рамках СССР в 1928 г. предоставил в распоряжение рейхсвера учебно-тренировочный полигон Кама под Казанью. Там немецкие и советские военные специалисты совместно опробовали самые современные на тот момент танки, в том числе и «большой трактор».

Между тем, генерал-майор Альфред фон ВОЛЛАРД-БОККЕЛЬБЕРГ (Alfred von VOLLARD-BOCKELBERG), с октября 1926 г. назначенный на должность инспектор автомобильных войск рейхсвера, признавал потенциал ведения войны с применением боевой техники. В своей служебной деятельности он стремился превратить автомобильные части из пока лишь транспорта для подвоза в боевые войска.

Майор Людвиг Риттер фон РАДЛМАЙЕР. Он же «директор Раабе»

В 1927 г. майор Людвиг Риттер фон РАДЛМАЙЕР (Ludwig Ritter von RADLMAIER) впервые публично вступил в самостоятельное танковое формирование. Находясь на посту референта инспекции автомобильных войск, Л.Радлмайер собирал и систематизировал практический опыт применения бронетехники. Под псевдонимом «директор Раабе» (Direktor Raabe) в период 1929-32 гг. он возглавлял секретную танковую школу «Кама» в СССР.

Полковник Вернер фон ФРИЧ

Наряду с Л.Радлмайером боевой потенциал моторизованных и бронированных боевых подразделений изучал полковник Вернер фон ФРИЧ (Werner von FRITSCH), начальник оперативного отдела в управлении войск министерства рейхсвера. В своем докладе от 3 декабря 1927 г. он подчеркнул важность роли самостоятельных танковых подразделений и поднял их значение до уровня решающего оружия в наступлении.

Х.Гудериан подхватывает рассуждения

Лейтенант Хайнц ГУДЕРИАН

По утверждениям немецких историков, Хайнц ГУДЕРИАН (Heinz GUDERIAN) начал принимать участие в публицистических дискуссиях о путях механизации сухопутных частей немецкой армии только с конца 1927 г. Он не выдвинул никаких новых идей, а просто подхватил уже циркулировавшие концепции. В то время Х.Гудериан имел звание майора и служил референтом автомобильных частей в армейском транспортном отделе управления войсками. Соответственно, в его первых публикациях говорилось о вопросах военного транспорта, а не о танках.

Ситуация изменилась, когда его начальник признал интерес Х.Гудериана к бронетехнике и решил сделать его «специалистом по танкам». В октябре 1928 г. совместно с сотрудниками автошколы в Берлине он начал изучать тактику танкового боя. Кроме того, его на четыре недели откомандировали в Швецию для изучения организации и строительства местных танковых подразделений.

Полковник Освальд ЛУТЦ

Главным покровителем Х.Гудериана историки называют полковника Освальда ЛУТЦА (Oswald LUTZ), с 1929 г. начальника штаба инспекции автомобильных войск. Офицеры познакомились в 1922 г. Когда 1 апреля 1931 г. О.Лутц получил звание генерал-майора и был выдвинут на должность инспектора автомобильных войск, он потребовал назначить в качестве своего начальника штаба Х.Гудериана. Только теперь Х.Гудериан смог в действительности влиять на становление танковых подразделений.

Ускорение после 1933 г.

В значительной степени текущие проекты формирования будущих танковых войск вермахта продвинул 1933 г. Произошло это по двум причинам.

С одной стороны, к власти пришел Адольф Гитлер. Став канцлером, он приступил к массовой механизации рейхсвера. С другой стороны, 1 октября 1933 г. начальником управления войсками (Truppenamt) в министерстве рейхсвера – де-факто генеральном штабе немецкой армии – стал генерал-лейтенант Людвиг БЕК (Ludwig BECK), который активно содействовал танковому вооружению.

Зарождение танковых войск вермахта. Группа бронетехники, представленная на Цеппелинфельд под Нюрнбергом. Panzerkampfwagen I. 1937 г.

Возглавляемое им ведомство в 1933 г. издало наставление под названием «Управление войсками» (Truppenführung). В следующем 1934 г. документ пополнил раздел, который разбирал применение самолетов, танков и боевых химических средств. Эта часть предусматривала объединение полков бронированных боевых машин с другими моторизованными подразделениями в танковые соединения, которым предписывалось действовать самостоятельно и без оглядки на подразделения в тылу.

Следующий шаг к созданию танковых войск вермахта и их успешным «молниеносные операции» («Blitzfeldzügen») против Польши и Франции сделал кавалерийский офицер подполковник Мориц фон ФАБЕР ДЮ ФOP (Moritz von FABER DU FAUR).

В 1934 г. Дю Фор инициировал дебаты вокруг концепции применения танкового оружия, в которых сам выступал за формирование танковых дивизий. По его версии такие соединения должны включать собственные подразделения пехоты и боевой поддержки. Это позволило бы дивизиям вести бой самостоятельно и в значительной степени «оптимально взаимоувязанным оружием».

Новая командная инстанция

Разделение инспекции автомобильных войск произошло 1 июня 1934 г. – на её основе возникли две инстанции. Первая – инспекция моторизации сухопутных сил (Inspektion für Heeresmotorisierung), вторая – командование мотомеханизированных войск (Kommando der Kraftfahrkampftruppen).

Генерал Хайнц Гудериан

Обе инстанции возглавил генерал Освальд ЛУТЦ (Oswald LUTZ). Но теперь командование мотомеханизированных войск стало официальной командной инстанцией будущих танковых войск Германии. Руководство штабом командования принял на себя полковник Хайнц Гудериан.

В январе 1935 г. генерал О.Лутц предложил, сформировать три танковые дивизии по два танковых полка в каждой. После того как Гитлер 16 марта 1935 г. снова ввел призыв на военную службу и одновременно переименовали рейхсвер в вермахт, дальнейшая милитаризация страны пошла открыто.

Поздним летом 1935 г. первая опытная танковая дивизия вермахта провела первые учения на военном полигоне под Мюнстером. Согласно отчету генерала О.Лутца, организация танковой дивизии того времени, с одной танковой бригадой, состоявшей из двух полков по два батальона в каждом, оказалась приемлемой.

Командование танковых войск вермахта

Для организации управления, разведки и боя танковой дивизии О.Лутц рекомендовал тесное взаимодействие с авиацией (люфтваффе). Он также указывал на важность радио для управления моторизованными войсками в ходе боя. Поскольку полевым командирам в соответствии с немецкой традицией предписывалось управлять с переднего края, О.Лутц считал оснащение танковых подразделений командирскими машинами с радиооборудованием абсолютно необходимым.

Командование мотомеханизированных войск в сентябре 1935 г. переименовывается в командование танковыми войсками (Kommando der Panzertruppen). Его инспектором всё еще оставался генерал О.Лутц, а начальником штаба – Х.Гудериан. Однако, уже 15 октября 1935 г. Х.Гудериан в Вюрцбурге возглавил вновь сформированную 2 танковую дивизию. Его преемником на должности начальника штаба командования танковых войск стал полковник Фридрих ПАУЛЮС (Friedrich PAULUS).

Форма одежды танковых войск вермахта

Форма личного состава танковых войск вермахта сильно отличалась от пехоты. Её ввел ещё рейхсвер в ноябре 1934 г. Она включала: полевую куртку, брюки, несколько головных уборов (защитная кепка и фуражка, а также полевая кепка), портупею и ботинки на шнуровке черного цвета. К ним добавлялась полевая блузка мышиного цвета. Воротник полевой куртки украшался черепом алюминиевого цвета – по традиции прусских гусар «Мертвая голова» («Totenkopfhusaren»).

В течение следующих нескольких месяцев особое значение в становлении танковых войск вермахта сыграл генерал Людвиг БЕК (Ludwig BECK), хотя именно его Х.Гудериан в мемуарах назвал своим самым большим противником. Занимая должность начальника Генерального штаба сухопутных сил, Л.Бек своей докладной запиской от 30 декабря 1935 г. вызвал переориентацию вооружений в пользу бронетехники.

В документе, в качестве трех основных тактических задач танков Л.Бек называл:

  • поддержку пехоты;
  • использование в войсковых группах совместно с другими мобильными родами войск;
  • борьбу с вражескими танками.

Л.Бек подчеркивал обязанность всех немецких танков сражаться с боевыми машинами противника. На этом основании он требовал вооружать все модели бронебойным оружием, прежде всего 37 мм пушками.

Сопротивление традиционалистов

По утверждениям немецких историков, как Х.Гудериан, так и Л.Бек при реализации своих планов столкнулись с сопротивлением традиционалистов, в частности, Главного управления сухопутных сил (Allgemeinen Heeresamt), которое возглавлял генерал-майор Фридрих ФРОММ (Friedrich FROMM).

На предложения Л.Бека 22 января 1936 г. управление ответило, что основная задача танков заключается в поддержке атак пехоты и поражении живой силы противника. Бой танков против танков считался маловероятным, а в бою танковые подразделения следует подчинять командованию пехотной дивизии.

Генерал Людвиг БЕК

Уже через неделю Л.Бек возражал Главному управлению, настаивая на том, что главной задачей танковых войск вермахта является борьба с вражескими танками. Кроме того, Л.Бек активно выступал за самостоятельные танковые дивизии, которые пригодны для выполнения оперативных задач. Соответственно, они не должны подчиняться пехоте.

Точку в этом споре поставил Вернер фон ФРИЧ к тому времени уже генерал-полковник. 11 февраля 1936 г. В.Фрич поддержал концепцию оперативного использования танков Л.Бека и назвал её «поворотом, ориентированном в будущее». Тем самым, для Л.Бека дорога по строительству танковых войск вермахта в его понимании вопроса оказалась открыта.

Однако, генерал не мог реализовать все свои замыслы, поскольку теперь тотальному оснащению всех танков пушками противилось управление сухопутными вооружениями (Heereswaffenamt). Согласно меморандуму ведомства от 23 марта 1936 г. все имевшиеся типы немецкой бронетехники (Panzerkampfwagen I — IV) признавались достаточными для выполнения стоящих задач, а оснащение всех танков пушками не имело необходимости.

Откликнувшись на предложения генерала О.Лутца, в 1937 г. Х.Гудериан опубликовал свою книгу «Внимание – танки!» («Achtung – Panzer!»). Эта работа и последующие публикации сделали его бесспорным лидером среди немецких танковых теоретиков. Вместе с тем, как показано выше, основы доктрины применения танковых войск вермахта закладывались многими военными специалистами Германии.

Х.Гудериан (слева) изучает обстановку. 1944 г.

Боевые принципы

Главное командование сухопутных сил (Oberkommando des Heeres) вермахта 1 марта 1939 г. издало наставление 645. Учебное наставление по ведению боя для легкой и средней танковых рот легло в основу немецкой танковой тактики и во многом обусловило немецкий «блицкриг» 1939-40 гг.

В разделе «принципы ведения боя», среди прочего, говорится:

  • основной боевой стиль танковой роты – это атака;
  • атака ведется при взаимной огневой поддержке с постоянной и плановой сменой движения и огня;
  • огонь с места более эффективен, чем в движении, поэтому следует стремиться к нему;
  • командиры взводов поддерживают постоянную связь с командиром роты по радио; одиночная боевая машина должна всегда находиться на радио- и визуальной связи с командиром взвода;
  • поддержка атаки танков другими видами оружия, в основном артиллерией, саперами и пехотой является обязательной;
  • как только появятся противотанковые средства противника, следует немедленно отклониться от намеченного плана, атаковать и уничтожить все виды противотанковых средств;
  • таран даже малой бронетехники противника не имеет смысла; обычно он приводит к собственным повреждениям и, следовательно, к потере подвижности.

По материалам военно-исторического журнала «Militär&Geschichte»