Небаз Валя тимоненкова

«Он потянул Валентину на себя, прикрывшись ею, как щитом…» История одного боя

Защитнице Новороссии ополченке Валентине Гетманчук всего лишь 22 года. Скромная, застенчивая, с виду – хрупкая девушка, мужество которой впору ставить в пример горе-мужчинам (особенно донбасским), впопыхах сбежавшим от ужасов войны в тихие укромные места…

Валя – уроженка поселка Ханжонково, что под Макеевкой. Ее жилище в августе прошлого года полностью уничтожено бомбежками украинских карателей… И девушке ничего не осталось, как взять в руки оружие и стать в строй, защищая родную землю.

В мирной жизни Валя училась в горловском ПТУ по специальности «маляр-штукатур». Но война внесла свои коррективы в ее судьбу: она уже никогда не возьмет в руки малярские принадлежности. Потому что рук у девушки практически не осталось…

…В январе 2015 года Валентина прибыла в подразделение под командованием Игоря Безлера (Беса). Начинала обычным постовым на блок-постах в пределах Горловки. Через некоторое время из бесстрашной и отважной постовой получился профессиональный стрелок…

«Первая моя «добыча» — укроповская машина, не пожелавшая остановиться и не отреагировавшая на предупредительный выстрел, — еле удается вытягивать из Валентины какие-либо подробности ее службы. – Пришлось стрелять на поражение… Итого — ликвидированы три фашиста, которые, к тому же, везли в машине снаряды. Против кого применили бы эти снаряды – думаю, говорить не стоит».

Не стоит, поскольку то, против кого бы их применили, знают даже стены скромной съёмной макеевской «однушки», где сейчас коротает свои дни молодая девушка… В углу на комоде – огромный плюшевый Мишка Гамми – подарок от товарищей. Позывной Валентины – «Гамми»…

Спустя несколько месяцев Валентина перешла в распоряжение Республиканской Гвардии ДНР. Место дислокации подразделения, в котором служила ефрейтор Валентина Гетманчук, находилось под Марьинкой (Красногоровка, Старомихайловка) — одна из самых горячих точек ДНР.

Роковой день 3 июня 2015 года изменил жизнь девушки на «до» и «после»: Валентина вместе с боевыми товарищами попала под минометный обстрел карателей.

«в тот день мы были на позиции. Я был снайпером №1, а Валя была у меня в прикрытии вторым снайпером. Со стороны Красногоровки по нам несколько раз влупили 12,7 мм (работал батальон «Донбасс» модифицированным «Утесом»). У нас был калибр 7, 62 мм («Светлана»). По нам «ложили» 120-е мины, — жуткую картину того дня описывает в подробностях сослуживец Валентины с позывным «Собр», бывший спецназовец из Макеевки. – Вдруг случилось непредвиденное: один из наших бойцов с позывным «Длинномер» резко схватил Валентину за камуфляж и потянул на себя, прикрывшись ею, как щитом…Он укрылся женщиной! В дерево, находившееся рядом, попала мина, и все осколки попали на Валю… Она как держала в руках автомат – так пальцы осколком и срезало! И ногу оторвало… Это всё случилось в считанные секунды – я не успел добежать…»

Кровь леденеет в жилах: мужик, боец прикрылся ради своего спасения молодой девушкой?

А вот и имя «героя»: Николай Будницкий. Ему 50 лет, он родом из Краматорска. В том июньском аду, благодаря «живому щиту», Будницкий получил лишь легкое осколочное ранение… Но этой царапины хватило, чтобы «Длинномер» с перепугу допустил самострел, после чего бросил свое оружие!

«С перепугу он даже выстрелил в Валентину самострелом, ранив ее в левое плечо (Валя показывает шрам – авт.). Когда мы начали убирать ее оттуда, он даже оружие свое бросил! А пока дожидались машину, чтобы перетащить в нее истекающую кровью девушку, оказалось, что трясущийся от страха Будницкий уже находится в салоне этого автомобиля!» — рассказывает до сих пор не оправившийся от тех событий «Собр». Валентина в основном молчит, изредка поправляя сослуживца…

«Её привезли в реанимацию 1-й Донецкой областной травматологии в состоянии клинической смерти. Из-за очень большой потери крови сердце Валентины остановилось… А нога держалась на сухожилье. Кстати, я в горячке даже не заметил, что Валя помимо этого была еще ранена осколком в левый бок…», — продолжает «Собр».

Но девушке суждено было жить! У Валентины – ампутация правого бедра, ампутация шести пальцев (4-х – на левой и двух – на правой руках), рана в левой поясничной области, тупая травма живота и рана левого плеча.

«Один мизинец на правой руке врачи еще намеревались спасти, но не получилось, — рассказывает Валентина. – Он почернел, и 18 июня его отрезали. Итого – я почти без пальцев. А выписали меня из больницы 12 августа».

В тот же день друзья помогли снять девушке и ее матери «однушку». Стоимость аренды – 600 грн. Денег у женщин, разумеется, нет: фамилия Валентины неожиданным образом исчезла из списков военнослужащих армии ДНР, что повлекло за собой невозможность оформления инвалидности как военнослужащей. По причине отсутствия надлежащих документов не может оформить пенсию или выплату социальных пособий мать Валентины — 55-летняя Светлана Гетманчук, опекающая дочь-инвалида.

«О случившемся с Валей я узнала на следующий день, 4 июня, — мне сообщил о трагедии ее сослуживец с позывным «Барсук». Реакция была… знаете, я не хочу этого вспоминать! Тогда в реанимации мне сказали, что состояние дочери тяжелое, но стабильное. Я еще переспросила: жить будет? Ответили: будет! Ну, думаю, раз сердце бьется – остальное переживем! С 10 июня все дни и ночи я провела вместе с ней в больнице. Вот друг ее, «Собр», помогал, чем мог, может, благодаря ему она и выжила», — женщина говорит без эмоций, всматриваясь, кажется, невидящими глазами в какую-то неопределенную даль…

Никаких выплат и компенсаций ефрейтор Гетманчук не получает, хотя соответствующие документы о том, что она состоит в 7-й БТГр (батальонно-тактической группе) имеются. Списали? Нет человека – нет проблем? Но человек ведь есть, он живет, живет, изувеченный от травм, полученных при исполнении служебных обязанностей!

Хотелось бы получить вразумительный ответ от командира Д. Маковецкого, чья подпись – на справке ефрейтора Гетманчук, где указано, что «Валентина Валерьевна проходит военную службу в Республиканской гвардии ДНР с 6 апреля 2015 г.» Товарищ командир, куда из списка военнослужащих делась ее фамилия?

«После 3-го июня Республиканской Гвардией Валентина была представлена к награде «За боевые заслуги». Однако, до сих пор ее не получила! Её должны были представить и к «Кресту», но вместо этого просто выбросили со штата!» — недоумевает «Сорб».

И вправду, товарищи генералы, полковники, подполковники и другие представители офицерского состава РГ ДНР! Может, разыщете где-нибудь на полках кабинетных шкафов свою офицерскую честь и совесть, и повернетесь к ефрейтору Гетманчук передом, а не задом? Ей нужны протезы (70 000 рублей – это стоимость лишь первоначального протеза, который могут изготовить врачи в Донецке), ей нужна долгосрочная реабилитация… Ей нужно на что-то жить, в конце концов, – не на подачки добрых людей, а на свои, без преувеличения, кровные!

Плюс ко всему, в вашей компетенции разыскать и наказать «Длинномера»-Будницкого, который до сих пор где-то «героически воюет». Представляете, сколькими товарищами он за время боевых действий успел прикрыться? Нужны ли такие подонки в строю защитников ДНР?

Покуда наш призыв достучится до сердец военачальников, мы обращаемся ко всем неравнодушным людям с просьбой помочь и поддержать Валентину Геьманчук. Реквизиты для помощи указаны на ее странице ВКонтакте

…Несмотря ни на что, мужественная девушка не унывает, понимая, что Бог подарил ей жизнь второй раз. А дареному коню, как известно, в зубы не смотрят… Да, она не бывает на свежем воздухе и не ощущает на себе солнечные лучи: еще не приловчилась спускаться по ступенькам с третьего этажа на инвалидной коляске. Да и вряд ли это ей удастся.

Возможно, кто-то сможет предложить девушке и ее матери временное жилье в частном секторе Макеевки или Донецка, чтобы героине Новороссии было легче привыкать к новым реалиям ее жизни… Той жизни, которую сейчас она пытается передать в музыке слов… Её мечта — передвигаться самостоятельно, быть реализованной и полноценной. От вас – лишь немного помощи, а с остальным Валентина справится сама!

РОДИНА

Родина – не линия на карте,
И вовсе не трезубец на кокарде.
Родина – моя родная школа
И ковыль в донецком чистом поле.
Родина – цветы у монумента
Славным победителям нацизма.
Родина – георгиевская лента,
Символ моего патриотизма.
Родина – в хирургах и шахтёрах,
Что остались и не дали дёру.
Родина – моя родная мама,
И дома, расстрелянные вами.
Родина в веселом детском смехе,
И моих защитников доспехи.
Родина в армейском нашем братстве
И в подземном угольном богатстве.
Родина восстала против НАТО.
В этом хунта ваша виновата!
И когда очистим вас от скверны –
Скажете: вы сделали всё верно!
/Валентина Гетманчук/

Валентина Ивановна Зенкина (в замужестве — Сачковская) (1927) — пионер-герой. Участница боевых действий в Брестской крепости Белорусской ССР.

Биография Править

Дочь старшины музыкантского взвода 333-го инженерного полка Ивана Ивановича Зенкина. Во время обороны находилась у Тереспольских ворот Цитадели крепости. В конце июня вместе с женщинами и детьми по решению командования была отправлена из крепости.

Училась в 15-й средней школе города Бреста. В мае 1941 года Валя отпраздновала своё четырнадцатилетие. Через две недели она проснулась от страшного грохота. Брестская крепость первой приняла на себя удар в Великой Отечественной войне. Горели казармы 333-го полка. Огненные языки лизали телеграфные столбы, пылали деревья. Отец Вали был солдатом и сразу отправился защищать крепость. Он погиб во время боевых действий.

Иллюстрация «Валя Зенкина помогает раненным».

В полдень с группой женщин и детей Валя и её мать попали в плен. Гитлеровцы погнали их на берег реки Муховец. Одна раненая женщина упала на землю, и один из них начал бить её прикладом винтовки. Валя вступилась за женщину и он скрутил ей руки. При помощи переводчика он потребовал у неё передать советским солдатам, чтобы те сдались, пригрозив убить пленных, и отправил в крепость. Фашисты повели девочку к воротам, толкнули в плечи, и Валя оказалась во дворе крепости среди огня, взрывов мин и гранат, под ливнем пуль. Командир пограничников, увидев ребёнка, приказал прекратить огонь. Они втащили Валю в подвал.

Валентина Зенкина взрослая.

Она долго не могла отвечать на вопросы, только смотрела на бойцов и плакала от волнения и радости. Потом рассказала о матери, — о том, как гнали маленьких детей по берегу Муховца, о раненой женщине, которую бил прикладом немец, об ультиматуме фашистов. Позже она попросила командира разрешить ей перевязывать раны раненным. Она ухаживала за ранеными вместе с другими женщинами.

Жить в оккупированном Бресте. Там вошла в молодёжное подполье и вместе с единомышленниками готовила и воплощала в жизнь планы побега советских военнопленных из немецких лагерей. Позже сражалась против немецко-фашистских захватчиков в партизанском отряде. За отвагу и мужество была награждена орденом Красной Звезды.

В настоящее время живёт и работает в Могилёве. У неё двое детей.

Валя Зенкина

Валентина Ивановна Зенкина на встрече с героями — участниками обороны Брестской крепости. Через 30 лет после начала Великой Отечественной войны…. 22 июня 1971 года

Отец Вали, Иван Иванович Зенкин, был старшиной 333-го стрелкового полка, расквартированного в самом центре Брестской крепости. В мае 1941 года девочка отпраздновала свое четырнадцатилетие, а 10 июня, радостная, взволнованная, показала маме похвальную грамоту за седьмой класс.

Прошло около двух недель. Был теплый вечер. Валя сидела дома, читала и не заметила, как заснула с книжкой в руках. Проснулась девочка от страшного грохота. Брестская крепость первой приняла на себя удар врага в войне. Горели казармы 333-го полка. Огненные языки лизали телеграфные столбы, как свечки, пылали деревья. Отец, наспех одевшись, крепко обнял мать, поцеловал Валю и выбежал из комнаты. Уже в дверях крикнул:

— Сейчас же в подвалы!.. Война!..

Он был солдат, и его место было среди бойцов, защитников крепости. Больше Валя уже никогда не видела отца. Он погиб героем, как многие защитники Брестской крепости.

В полдень с группой женщин и детей Валя и ее мать попали в плен. Фашистские солдаты погнали их на берег реки Муховец. Одна раненая женщина упала на землю, и толстый фельдфебель начал бить ее прикладом винтовки.

— Не бейте ее, она же ранена!— внезапно закричала Валя Зенкина вырвавшись из рук матери.

Фельдфебель-фашист, скрутив девочке руки, что-то закричал, показывая рукой на Брестскую крепость. Но Валя не поняла его. Тогда заговорил переводчик:

— Господин фельдфебель должен застрелить тебя, но он дарит тебе жизнь. За это ты пойдешь в крепость и скажешь советским солдатам, чтобы они сдавались. Немедленно! Если же нет, то все будут уничтожены…

Фашисты повели девочку к воротам, толкнули в плечи, и Валя оказалась во дворе крепости среди грозного вихря огня, взрывов мин и гранат, под ливнем пуль. Девочку увидели защитники крепости.

— Прекратить огонь! — закричал командир. Пограничники втащили Валю в подвал. Она долго не могла отвечать на вопросы, только смотрела на бойцов и плакала от волнения и радости. Потом рассказала о матери, о том, как гнали маленьких детей по берегу Муховца, о раненой женщине, Которую бил прикладом немец, об ультиматуме фашистов.

— Не сдавайтесь! — молила Валя.— Они убивают, издеваются… И рассказала пограничникам о зверствах фашистов, объяснила, какие у них орудия, указала место их расположения и осталась помогать нашим бойцам.

В тяжелых боях прошла ночь. Мужество пограничников заставило Валю забыть свой страх. Она подошла к командиру.

— Товарищ лейтенант, раненых надо перевязывать. Позвольте мне.

— А ты сумеешь? Не побоишься? Валя тихо ответила:

— Нет, я не буду бояться.

Вскоре я увидел Валю, когда забежал в госпиталь проведать своих товарищей. Вместе с женщинами пионерка ухаживала за ранеными. Все ее полюбили и оберегали, как могли. И не было среди нас человека, который бы не делился последним кусочком солдатского сахара с Валей — нашей маленькой санитаркой.

На седьмой день войны я был ранен, и товарищи отнесли меня в полуразрушенный подвал-госпиталь. И снова я встретился с Валей. Помню, открываю тяжелые веки, а передо мной она — маленькая девочка. Она ловко, как взрослая, делает перевязку.

— Спасибо, Валя!

А за руинами стен слышны выкрики озверевших фашистов: штурмуют. К бойницам стали все, кто мог держать оружие, даже женщины. Я попытался встать, но зашатался и чуть не упал. Тогда Валя подставила мне свое плечо:

— Обопритесь, я выдержу…

Так и добрался я до бойницы, опираясь на детское плечо.

С тех пор прошло много лет. Случайно я узнал, что Валя жила в городе Пинске, была награждена орденом Красной Звезды. Она — мать двоих детей. И она уже давно не Валя, а Валентина Ивановна Зенкина. А для нас, защитников Брестской крепости, она навсегда останется Валей, Валей-пионеркой…

Валентина Ивановна Зенкина

До последнего участвовала в обороне Брестской Крепости, попала в плен к фашистам. Из плена бежала, в дальнейшем сражалась против немецко-фашистских захватчиков в партизанском отряде. Дожила до наших дней. Во время войны эта маленькая хрупкая девочка удивляла взрослых своим бесстрашием и героизмом в борьбе за независимость нашей Родины. За отвагу и мужество, Валя была награждена орденом Красной Звезды.

С. БОБРЁНОК, участник обороны Брестской крепости

ВОВА И ВАЛЮШКА


(фото из интернета)
Девятилетнюю Валюшку тётя Зина попросила приглядеть за племянником, семимесячным Вовой. Июнь месяц в колхозе – жаркая пора. «Сакман» — время стрижки овец. Председатель собирает на работу всех взрослых людей, способных держать в руках специальные, большие ножницы для стрижки.
Ну чтож, Валюшке не привыкать возиться с маленькими. Едва тётя Зина ушла, девочка развернула бурную деятельность. Сварила кашку ребёнку, накормила. Вова послушно открывал ротик и проглатывал кашку. Вытерев его запачканый ротик, Валя посадила его в кроватку, накидала ему игрушек, и взяла веник. Тётя Зина придёт с работы, ей будет приятно, что в доме чистота и порядок.
— Валя! – под окном стояли подружки. – Пойдём на речку купаться!
— Я не могу, я с Вовкой сижу!
— А мы его с собой возьмём!
Валюшка быстро собралась, прихватив с собой покрывало.
А на речке такая красота! Ласковая прохлада, тёплое солнышко так и манили в воду. Усадив ребенка на берегу, девчонки с визгом бултыхнулись в воду. Побрызгавшись друг на друга серебристыми каплями, принялись учиться плавать. Сначала руками по дну, потом «по-собачьи». И вдруг, бросив взгляд на берег, Валюшка с ужасом обнаружила, что ребёнка на берегу не было!
Выскочив на берег, она стала испуганно оглядываться. И тут заметила в воде, под кустом тело ребёнка. Течением его уже понесло вдоль берега. Не помня себя, Валюшка прыгнула, схватила Вовку, прижала его к себе, и, что есть мочи кинулась бежать домой.
Дома она скоренько переодела его во всё сухое, и, с перепугу, снова стала его кормить. Похоже, он даже не успел испугаться. Вернее, вообще не понял, что был на волосок от гибели. После еды Вова сразу заснул. Вернувшейся вечером с работы тёте Зине Валюшка ничего не сказала про случившееся.