Наши танки в сирии

Опыт боёв в Сирии: как русские научили сирийских танкистов воевать


Последние военные конфликты на Ближнем Востоке в очередной раз заставили военных экспертов пересмотреть свои взгляды на стратегию и тактику ведения боевых действий. Причем выводы, которые были сделаны, кажутся на первый взгляд парадоксальными, старую технику рано пускать на переплавку.
Что изменилось за последние 20 лет.
Все последние войны, которые ведутся на планете, стали конфликтами нового типа. Прямые столкновения между передовыми в техническом отношении державами сегодня маловероятны. Теперь выяснение отношений между ними превратились в гибридные конфликты малой интенсивности, когда стандартной ситуацией является противостояние регулярной армии и боевых мобильных партизанских групп, координирующих свои действия благодаря современным средствам коммуникаций и вооруженным переносными, но весьма эффективными системами вооружений.
Например, ПТРК с тандемной боевой частью сегодня весят менее 30 кг (а некоторые и менее 20 кг) и способны бороться даже с танками, оснащенными динамической защитой. Более того, сегодня гарантировать неуязвимость современному танку не может ни толстая композитная броня, ни даже система активной защиты.

Новое оружие привело и к появлению новой тактики ведения боевых действий. И даже к появлению новых «армий».
Первым звоночком перемен стала операция израильской армии против «Хезболлы» в Ливане в 2006 году. Израильтяне на своих «Меркавах» так и не смогли сломить сопротивление партизан шиитов.
Затем пришло время Ливии, Ирака и Сирии. Появившиеся здесь как бы ниоткуда армии местной «оппозиции» смогли весьма эффективно бороться с регулярными войсками, которым не помогли ни абсолютный перевес в тяжелом вооружении, ни наличие авиации. Мобильные и многочисленные группы противника проникали сквозь позиции армии и наносили ей короткие и чувствительные удары, которым та ничего не могла противопоставить.
Ливия пала после недолгой и героической борьбы.
Ираку повезло больше. «ИГ» (запрещено в РФ) весной-летом 2014 года удалось нанести полное поражение регулярной армии, но оно споткнулось об этнокультурную карту региона, а еще больше о планы своих кукловодов.
США не нужно было полностью уничтожать Ирак. У них на его счет были иные планы.
А вот Сирии повезло меньше. Башар Асад никак не устраивал в качестве лидера государства ни Вашингтон, ни другие страны западной «демократии», а уходить по-хорошему он не захотел. Именно поэтому здесь и разразилась самая страшная за последние годы война.
Наступая на грабли

Армия Башара Асада должна была погибнуть. Так ей было предначертано на штабных вашингтонских картах. Так бы точно и случилось, не вмешайся эти «проклятые» русские, которые так не вовремя пришли на помощь законному правительству. Но не только новые силы, пришедшие с севера, и новая техника, приплывшая оттуда же, решили исход сирийской схватки. Важнейшей причиной выигрыша Башаром Асадом войны стало переобучение его армии и овладение ею навыков, необходимых для выживания на поле боя в 21 веке.

Только не нужно думать, что все случилось сразу и вдруг. Нет, в начале все было очень даже непросто. Первые же наступательные операции сирийской армии в конце 2015 года показали, что, если ничего не предпринять с тактикой ведения боя, для дальнейшего выигрыша войны не хватит никаких сил.
Наступательная операция севернее Хамы уже в первый день проведения обернулась большими потерями ЛС, а затем она и вовсе забуксовала в обороне противника.
Абсолютно неэффективная тактика ведения войны в городской застройке сочеталась с прямолинейностью арабского военного мышления, что вело только к потерям и крайне слабому продвижению вперед.
На войне нет мелочей
Русские быстро объяснили своим сирийским союзникам, что на войне мелочей не бывает. Что не нужно ждать некоего супероружия, способного быстро решить все их проблемы. Все уже есть у них самих, нужно только обобщить боевой опыт и приложить голову, а чего нет, то легко может быть завезено с большой земли (не без этого, конечно).

Еще до октября 2015 года сирийские танки начали «обваривать» сетками, а на старых Т-55 стала появляться динамическая защита и новая электронная начинка. Да, мелочей на войне не бывает. Опыт боев, в том числе и на Донбассе, был использован в Сирии полностью. Защитил борта решеткой — уже создал проблемы противнику. Оснастил свою боевую машину пусть и не полностью эффективной, но добавочной защитой, уже уменьшил потери вдвое, а значит, сберег технику и экипажи и тем самым резко увеличил боевой потенциал своих войск. Глядишь, уже через полгода «сэкономленные» десятки боевых машин» и тысячи солдат и переломят в твою пользу ход важного сражения.
Хороший танк, он и в Африке хороший танк
Безусловно, без новой и модернизированной старой советской техники в Сирии не обошлось. Российские Т-72, Т-80 и Т-90 последних модификаций были испытаны в реальных боевых условиях и показали себя неплохо. Как бы ни продвинулся прогресс в развитии противотанкового вооружения, но и начинка современных танков тоже не застыла в 90-х. Танкостроители сумели оснастить современные танки новым оборудованием, которое позволило им и сегодня оставаться на поле боя главной ударной силой.
Как говорится, на каждый хитрый «джавелин» (их, правда, боевикам пока не поставляли) всегда можно найти не менее хитрую «штору», «арену»,… «афганит».
Но здесь мы получаем очень интересную ситуацию. Та же самая новая электронная начинка, установленная на такие старые танки, как Т-55 и Т-62, делает и эти машины грозным оружием в руках их экипажей. Иногда в Сирии они становились более эффективным оружием, чем их более молодые собратья.

Например, меньшая по размеру и более точная нарезная 100-мм пушка танка Т-55 была куда как больше к месту во время городских боев, чем длинноствольное 125-мм орудие Т-72.
Именно поэтому недобитые в предыдущие годы войны «старички», получив новые, более мощные двигатели, не только не исчезли, но и, приодевшись в динамическую защиту и вооружившись системами активной защиты, современными СУО и прочей необходимой на сегодня начинкой, стали очень востребованными в войсках (особенно с учетом их цены).

Имея хороший танк, научись им пользоваться
Танк сам по себе не оружие. Без экипажа, который умеет им управляться, это просто очень дорогая груда металла. Посади за ее рычаги шимпанзе, результат будет примерно тот же. Выучка экипажа, умение использовать все возможности машины — вот еще один фактор увеличения эффективности машины. Если разобраться, как использовали свою технику сирийцы в начальный период войны, можно удивляться только одному: как их всех не сожгли еще до прихода русских.
Танковые атаки впереди пехоты, катание в одиночку, ненужные остановки в неположенном месте, начиненном излишним количеством противотанковых средств. Как только сирийские танкисты ни приближали своего окончательного поражения! Думаю, они бы преуспели в этом, не появись русские и не объясни им, что так нормальные танкисты, желающие вернуться к своим семьям, не поступают. Некоторое количество упорства, настойчивости и какой-то «матери» — и сирийскую армию было просто не узнать.
Казалось бы, и люди в ней остались те же самые, да и техника во многом была та же, но результат получился совершенно другой.
Например, уже в 2016 году некий, ранее незамеченный Т-72 возьми и обмани «оппозиционный» ПТУР. Ты в него пускаешь ракета за ракетой, а он уклоняется, понимаешь, умирать не хочет. Также сирийских танкистов отучили работать в одиночку. Смотришь хронику и видишь, как пара-тройка танков, прикрывая друг друга, решают казавшуюся ранее непосильную для них задачу. А далее пошли просто виртуозные операции. Иногда даже кажется, что это и не сирийцы вовсе воюют, а пришельцы с Марса:

Кстати, турецкие танкисты этой простой истины так до сих пор и не выучили. И именно поэтому так много танков было ими потеряно в окрестностях Эл-Баба год назад. И не спасла их при этом ни современная начинка, ни броня. А они и не спасают, если мозгов нет.
В армии есть такая шутка. Защита танка растет прямо пропорционально его скорости передвижения на поле боя. Но здесь шуткой и не пахнет.
Вместо послесловия
Согласно федеральной целевой программе «Промышленная утилизация вооружения и военной техники на 2011-2015 годы и на период до 2020 года», предполагалось уничтожение примерно 10 тыс. единиц «устаревшей» бронетехники советского производства. Но, сегодня, по словам начальника Главного автобронетанкового управления Минобороны генерал-лейтенанта Александра Шевченко, данное решение пересмотрено. Утилизации подлежит не более 4 тыс. единиц. Остальную решено восстановить и передать в руки ВС РФ либо передать/продать странам союзникам.
Опыт сирийских боев, а также данное решение, принятое на их основе, говорит о том, что советским танкам старичкам еще рано «сдирать свои подковы». В современном неспокойном мире у них еще будет возможность не раз отличиться на поле боя и доказать, что есть еще порох в пороховницах.

Чем воюет правительственная армия против террористов в Сирии в материале «Живого Журнала».

На днях заместитель генерального директора корпорации «Уралвагонзавод» по спецтехнике Вячеслав Халитов заявил, что российские танки доказали свою высокую живучесть в сирийском конфликте. Слова Халитова об успешном применении российской бронетехники подтверждаются многочисленными видео, снятыми на передовой.

Вячеслав Халитов прокомментировал журналистам и недавнее нашумевшее видео, на котором российский танк Т-90 сумел выдержать прямое попадание американской тяжелой противотанковой ракеты «TOW». «Танк не просто выдержал, он практически не повреждён,- уверен Халитов,- это сработала система динамической защиты. Как раз та система, которая более высокого поколения, чем „Контакт-1“. Она в этом варианте и сработала». Новое видео с российской техникой из зоны конфликта смотрите в нашей подборке.

ТОС-1А «Солнцепёк»

ТОС-1А «Солнцепёк» (модернизированный ТОС-1 «Буратино»)— тяжёлая огнемётная система залпового огня на базе танка Т-72. Предназначена для огневой поддержки пехоты и танков, поражения живой силы противника, открытых и закрытых огневых позиций в различных видах наступательного и оборонительного боя, а также для вывода из строя легкобронированной техники и транспортных средств. Дальность стрельбы системы составляет от 4000 до 4,5 километров. В качестве боеприпасов используются неуправляемые ракеты с термобарическими зарядами. Первое боевое применение машины зафиксировано в 2015 году в Сирии.

Танк Т-90

Российский основной боевой танк Т-90 «Владимир». Создан в конце 1980-х — начале 1990-х годов как глубокая модернизация танка Т-72Б. Оснащен комплексом активной защиты «Штора-1» и динамической защитой «Контакт-5». Основное вооружение — 125-мм гладкоствольная пушка 2А46М, которая способна вести огонь обычными снарядами на расстояние до 2 км и управляемыми ракетами на дальность до 5 км. Первое боевое применение машины состоялось в Сирии в 2015 году.

Танк Т- 72АВ

Основной боевой танк Т-72АВ поступил на вооружение Советской Армии в 1985 г. Машина является модернизированной версией танка Т-72А, главным отличием от которой является установка динамической защиты, состоящей из 227 элементов, закрепленных на корпусе танка, башне и бортовых резинотканевых экранах. Огневые характеристики машины схожи с танком Т-90.

Комментарий Сергея Маева, бывшего начальника Главного автобронетанкового управления Министерства обороны России, члена Совета директоров Уралвагонзавода, генерал-полковника:

«Вооруженные силы Сирии оснащены российской бронетанковой техникой. Там работает наш БМП-1, который себя уже давно хорошо зарекомендовал, работают танки Т-55, Т-72. И последние события в Сирии показывают надежность, долговечность и достаточно высокий уровень боевой эффективности бронетанковой и другой техники. Были случаи, когда по танку Т-90 было более 13 попаданий современных средств поражения, но танк сохранял свою боевую боеспособность. Наши танки по своему устройству достаточно просты, надежды в эксплуатации и обладают современными средствами поражения, которые способны уничтожить любого противника, что собственно демонстрирует Т-90 в Сирии. Не зря продажи этого танка в последнее время возросли. Его покупают страны Ближнего Востока, Алжир, Индия. Это еще раз подтверждает высокую боевую эффективность нашей техники».

Танк Т-14 «Армата» испытали в Сирии

— В Сирию танки отправили, чтобы учесть все нюансы в боевых условиях. В САР, как вы понимаете, именно такие испытания, — рассказал Мантуров в эфире «Вестей». Он отметил, что тесты в боевой обстановке помогут сформировать окончательный облик танка, который будет поставляться в российскую армию.

Поставки начнутся уже в следующем году.

— Т-14 дорогой танк. Высокая цена обусловлена не только передовой конструкцией, но и циклом дополнительных испытаний, модернизации. По мере увеличения объемов производства стоимость «Арматы», конечно, будет снижаться, — заявил министр.

После начала отгрузки новых машин в армию России Т-14 будет поставляться и на экспорт.

— При получении паспорта экспортного облика мы начнем работать с иностранными заказчиками. Интерес к машине есть — несмотря на то, что мы пока не можем предоставить иностранным партнерам всю документацию, — заметил глава Минпромторга.

Т-14 «Армата» — первый в мире танк третьего послевоенного поколения. Главной его особенностью является безлюдная башня — экипаж из трех человек находится в изолированной бронекапсуле в передней части машины. Танк вобрал в себя самые передовые разработки как в области защиты, так и нападения.

Бой глазами танкиста: Т-90 уничтожает боевиков на юге Сирии (ВИДЕО)

Появились кадры боевой работы танка Т-90А, контратакующего позиции боевиков в районе Ладжат в провинции Дераа, где в течение июня происходили боестолкновения «Тигров» с исламистами. Когда было сделано видео, неизвестно.

Сирийская армия перебросила современные российские танки Т-90А на юг САР, где командование наращивает группировку войск для освобождения региона от джихадистов.

В начале июня стало известно, что в пустынной местности Аль-Ладжат шла контртеррористическая операция против группировки из числа бедуинов, связанной с «Джебхат Ан-Нусрой»* (сирийской «Аль-Каидой»*), причастной к резонансным убийствам, терактам и похищениям в провинциях Дераа и Эс-Сувейда.

Операция проводилась правительственными частями и сформированным из бедуинов отрядом «Лива Аль-Ашаир». Началу действий предшествовали неофициальные переговоры через посредников с поддерживаемой Иорданией оппозиционной группой «Джейш Ахрар Аль-Ашаир», которая осуществляет блокирующие действия на границе провинций Дераа и Эс-Сувейда с целью не допустить переброску подкреплений «Джабхат Ан-Нусры» в Эль-Ладжат.

Читайте также: В боях за Хаму танк Т-72 уничтожил Т-90, захваченный «Аль-Каидой» (+ФОТО)

*Запрещенная в РФ террористическая организация.

bmpd

В послании Федеральному собранию президент России Владимир Путин уделил большое внимание вопросам национальной безопасности, укреплению боеготовности Вооруженных Сил, оснащению их современным и перспективным вооружением. Решение этих проблем невозможно без развития военной науки. В преддверии международного форума «Армия-2018» «ВПК» во взаимодействии с Академией военных наук РФ открывает цикл статей, в которых ставятся вопросы развития стратегии и тактики Вооруженных Сил РФ, анализируется опыт локальных конфликтов, рассматриваются научно-технические проблемы. Экспертам проблематика некоторых материалов известна по военно-научной конференции АВН РФ, состоявшейся в марте этого года.
Опыт военных конфликтов последних десятилетий показывает, что бурное развитие науки и технологий вносит значительные изменения в характер вооруженной борьбы. Наши западные «партнеры» (ВС НАТО) активно продвигают методику войн нового типа или так называемых гибридных, основу которых составляют невоенные меры. При этом границы между состоянием войны и мира стираются.
Уход от классики
Анализ говорит об изменениях в ведении войн традиционного типа. Последним классическим примером стала операция многонациональных сил НАТО в Ираке в 1991 году, где главной задачей был разгром его вооруженных сил и захват территории. В последующую четверть века таких операций с применением крупных сухопутных группировок войск не осуществлялось.
Сейчас государство-агрессор достигает геополитических целей через комплекс невоенных мер, которые в ряде случаев значительно превосходят по эффективности военные. Основной задачей является не физическое уничтожение противника, а полное подчинение его своей воле.
Югославия, Ирак 2003 года, Ливия, Тунис, Сирия, Украина… Везде мы можем наблюдать почти одинаковый сценарий. Но в сравнении с конфликтами прошлого столетия, где сухопутные группировки агрессора принимали непосредственное участие в наземной операции, акцент сделан в пользу достижения целей с помощью красиво замаскированных интегрированных формирований.
Такие группировки создаются на базе местных ресурсов по принципу оппозиционного, национального и конфессионального разделения, путем организации иррегулярных войск и народного ополчения в подразделения, способные к объединению в более крупные формирования при поддержке и руководстве ССО и ЧВК других государств. А также с привлечением ВС государств, иностранных ВВС, ВМС и других группировок войск (сил), гражданских и неправительственных организаций для выполнения задач на стратегических (операционных) направлениях в едином информационно-разведывательном пространстве.
Примеры – группировки ИГ и «Джебхат-ан-Нусра» (запрещенные в России), курдские отряды самообороны, народное ополчение Ирака, «Ливийская заря» и «Зинтанские бригады», албанская «Армия освобождения Косова» в Югославии, на Украине – подразделения «Правого сектора», крымско-татарский батальон «Аскер», частные военные компании и др. При этом завоевание господства в воздухе и на море, нанесение ударов крылатыми ракетами выполняется регулярными ВМС и авиацией агрессора в созданных бесполетных зонах, как правило, под видом миротворческой деятельности и кризисного урегулирования. В итоге в государстве ставится «послушное» правительство, страна раздроблена, посеяны хаос и беззаконие, установлен контроль над ресурсами, на территории размещены военные базы агрессора.
Современные вооруженные конфликты приобретают самые разнообразные формы, которые в зависимости от региона и конкретной ситуации собираются из отдельных элементов в одно целое. Мы обобщили этот опыт, который крайне поучителен и использовался нами при проведении операции в Сирии.
Опыт специальных операций
Формой применения группировки войск в Сирии была определена специальная операция, которая имела сложную структуру. При этом границы между задачами стратегического, оперативного и тактического уровней стирались, а стратегические (оперативные) цели достигались работой воинских формирований тактического звена.
В основу легли боевые действия в особых условиях: пустынной местности, горах, овладение населенными пунктами (в отдельных случаях с форсированием водных преград), тоннельная война, использование ударов ВКС, ВТО БД в едином разведывательно-ударном информационном пространстве. Значительная часть их проводилась ночью.
Опыт специальной операции позволил определить основные наиболее эффективные формы применения:
боевые действия по разгрому наиболее опасных отрядов террористических формирований;
оборона важных объектов, главных дорожных направлений;
боевые действия по реализации разведывательных данных силами и средствами огневого поражения Вооруженных Сил РФ;
прикрытие государственной границы.
Но при выполнении задач с использованием интегрированных подразделений имеется ряд особенностей:
комплексное применение военной силы с участием воинских формирований заинтересованных государств и отрядов народного ополчения;
нанесение ударов в целях снижения экономического потенциала противника;
активное информационное и психологическое воздействие на боевиков для подрыва их морально-психологического состояния;
ведение высокоманевренных боевых действий автономными группировками войск (сил) на отдельных направлениях;
применение способов партизанской борьбы совместно с классическими формами ведения военных действий;
широкое использование подземных ходов, тоннелей и коммуникаций, строительной техники;
подключение мобильных отрядов на пикапах типа «тачанка» для рейдов, засад и проведения контратак.
Приходилось учитывать и то, что к лету 2015 года Вооруженные Силы Сирии полностью исчерпали себя, личный состав был деморализован, офицерский корпус деградировал, а руководство ВС показывало крайне низкую эффективность в управлении войсками. В этой ситуации мы вынуждены были сделать упор на наиболее боеспособные подразделения народного ополчения, такие как отряды бригадного генерала Сухела, «Соколы пустыни», КСИР, боевые отряды «Хезболлы», «Фатимиды», отряды шейха Турки и Ибрагима, шейха Сулеймана, а в дальнейшем и бригады 5-го дшк, сформированные из добровольцев, которые вошли в состав наиболее боеспособной сухопутной группировки.
По сути речь идет о разрозненных иррегулярных вооруженных формированиях. Но будучи объединенными под управление командующего группировкой войск от ВС РФ и действуя по единому замыслу, они обрели иной статус. И теперь в полной мере могут называться интегрированной группировкой.
Использование новых способов ведения боевых действий позволило на начальном этапе добиться первых успехов в горной Латакии. В ходе операции российских ВКС и ВМФ, а также подразделений Сил специальных операций было обеспечено поражение критически важных объектов противника, инфраструктуры и крупных скоплений террористических формирований в интересах выполнения задач сухопутной группировкой. Главная роль в ней отводилась не регулярным войскам, а вышеназванным отрядам, которые сыграли решающую роль в ключевых операциях в горной Латакии, Пальмире, Квайрисе, Алеппо, освобождении Акербата, Хамы и Дейр эз-Зора.
В горной местности действия велись по выгодным направлениям с захватом и удержанием господствующих высот, перевалов и горных проходов, широким применением обходящих отрядов, при этом важную роль сыграло знание ТВД. Так, в пустынной местности широко использовались результаты применения авиации и артиллерии на всю глубину обороны противника, наступательные действия активно велись в ночное время. На отдельных направлениях для фортификационного оборудования рубежей, позиций задействовались бульдозеры.
Эффективно использовались танки, находившиеся в непосредственном подчинении командиров штурмовых отрядов.
Двумя ударами подразделений генерала Сухела и пяти добровольческих отрядов в конце октября 2017 года был деблокирован Дейр эз-Зор. После массированного огневого удара с применением крылатых ракет «Калибр» с фрегата «Адмирал Эссен» с захватом и последующим расширением плацдарма на левом берегу Ефрата сирийские войска вошли в город, который более трех лет находился в кольце окружения. В дальнейшем группировка террористов была окружена, расчленена и уничтожена по частям.
Самые эффективные ресурсы
Еще одна особенность – тоннельная и контртоннельная борьба. Прорытые ходы использовались как для перемещения внутри городов между своими позициями, так и для скрытного сближения с противником. Особенно в сирийской столице и Хомсе. В Алеппо и Дамаске террористы задействовали тоннели еще и для закладки фугасов, уничтожения подконтрольных правительству государственных объектов.
Одним из ключевых событий сирийской войны стала операция по освобождению Алеппо. Она носила наступательно-оборонительный характер. В целях постоянного огневого воздействия на противника применена тактика наступления в три смены днем и ночью, без перерыва. По внешнему кольцу была создана оборонительная группировка. Авиация наносила удары по объектам и группировкам формирований террористов только по внешнему кольцу, а ракетные войска и артиллерия, тактические огневые средства в составе РУК – по важным целям в черте города и только после подтверждения от трех и более источников.
Кроме того, осуществлялась диверсионная деятельность подразделений СпН в отношении объектов формирований террористов.
Гуманитарная операция проходила параллельно с ведением наступательных действий и ударами авиации по точечным целям и в последующем стала переломным моментом в освобождении Сирии.
Необходимо отдельно сказать о деятельности бригадного генерала Сухела, как наиболее способного командира в сирийской армии. Он командует нерегулярными формированиями. В ходе боевых действий добился значительных успехов, избегал шаблонов, грамотно использовал различные способы ведения специальной операции.
Принципиально новым подходом, внедренным в практику генералом Сухелом, в наступательной тактике стало возведение так называемого сирийского вала для снижения потерь в личном составе и технике. Фортификационное оборудование позиций велось с применением дорожной техники общего назначения, которая после дооборудования бронелистами использовалась и при ведении наступательных действий.
В ходе проведения операции в Сирии мы, как нигде прежде, убедились в практической значимости информационного противоборства. Информационные ресурсы стали по сути одним из самых эффективных видов оружия. Их широкое использование позволяет в считаные дни раскачать ситуацию изнутри. Например, в ходе операции по освобождению Алеппо информационная работа с местным населением помогла освободить целые кварталы без боя, вывести более 130 тысяч мирных жителей.
Эффект от такого рода воздействия может быть сопоставим с результатами крупномасштабной операции с применением войск и сил. При этом необходимо отметить, что информационная война шла с обеих сторон. Ее результаты напрямую отражались в мировом общественном мнении. Скажу так: без проведения информационных операций у нас не было бы успеха в Алеппо, Дейр эз-Зоре и Гуте.
Таким образом, современная военная наука показывает гибкость, возможность адаптироваться к конкретной обстановке и способность достигать геополитических, стратегических целей без широкого применения военной силы – мерами невоенного характера, применением интегрированных группировок войск.
Особенности управления
Отдельный вопрос – организация управления интегрированными группировками в Сирийской Арабской Республике.
С начала специальной операции общее планирование применения войск осуществлялось ГШ ВС РФ, а детальное – командующим группировкой. Общее руководство действиями войск было возложено на командующего группировкой войск (сил) непосредственно через Генеральный штаб вооруженных сил Сирии.
Вместе с тем с началом первых операций по стабилизации обстановки организация управления потребовала серьезной корректировки. Ввиду низкой эффективности Генерального штаба ВС Сирии вся работа по подготовке операций легла на наших офицеров. Для непосредственного управления группировками на командном пункте в Хмеймиме были размещены оперативные группы от всех формирований, а также от Мухабарат, боевых отрядов КСИР, «Хезболлы», «Аль-Кудс», народной обороны и др.
В целях дальнейшей оптимизации нами было принято решение о направлении оперативных групп ВС РФ на тактические направления в соответствии с делением территории Сирии на зоны ответственности. На начальном этапе такие группы были малочисленны и включали до пяти офицеров, но ими уже обеспечивалось эффективное управление. В дальнейшем в их состав были дополнительно включены офицеры-операторы, разведчики, артиллеристы, инженеры, связисты и переводчики. В зависимости от выполняемых задач и в наиболее активные фазы операции количество офицеров оперативных групп доходило до 15–20 человек.
Симметрично резко меняющейся обстановке мы оптимизировали и оперативный состав командного пункта Хмеймим. В состав дежурной смены ЦСУ вошли представители ГСП, группы управления разведывательно-ударными действиями, информационно-аналитического центра, совмещенного командного пункта ПВО и истребительной авиации, группы планирования огневого поражения противника, центра примирения враждующих сторон и группы переговоров с представителями коалиции, Израиля и Турции.
Выстроенная таким образом работа объединенного КП группировки войск (сил) позволила обеспечить непрерывность управления, сократить цикл принятия решений и повысить оперативность выполнения поставленных задач.
Состав группы боевого управления КП изменялся в зависимости от возникающих задач. Например, перед развертыванием в Средиземном море корабельной авианесущей группы для организации применения палубной авиации по наземным объектам вооруженных формирований была создана оперативная группа ВМФ в составе 12 человек от штабов Северного и Черноморского флотов.
В феврале 2016 года по решению министра обороны РФ образован принципиально новый элемент системы управления – центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС) для контроля соблюдения режима прекращения боевых действий.
Комплекс данных мер позволил не только обеспечить устойчивость, непрерывность и оперативность управления, но и увязал все элементы в единое разведывательно-ударное информационное поле. Во всех оперативных группах установлена видеоконференцсвязь с КП группировки войск.
Одним из существенных усовершенствований стали меры по противодействию ударным БЛА противника. В состав центра комплексной безопасности КП была введена группа борьбы с БЛА, возглавляемая старшим дежурной смены. Основная ее задача – организация взаимодействия сил и средств РЭБ, авиации, БЛА, огневого поражения и связи (данная практика актуальна при проведении мероприятий оперативной и боевой подготовки в повседневной деятельности войск).
Созданная система обеспечила управление группировками войск на оперативно-тактических направлениях. А также перспективное и ежесуточное планирование боевых действий (удары ВТО большой дальности по критически и экономически важным объектам), что позволило в режиме реального времени оценивать обстановку, планировать огневое поражение, корректировать результаты нанесения ударов одновременно на всех направлениях.
Современное военное искусство и опыт ведения боевых действий в локальных конфликтах последней четверти века показывают, что создание и применение интегрированных группировок в войнах нового типа приобретает все большую актуальность. А проблематика их развертывания и управления включает аспекты, требующие вдумчивой, детальной проработки. Необходимо выработать единое понимание теории применения таких группировок в практике боевых действий Вооруженных Сил РФ.
Александр Дворников,
командующий войсками Южного военного округа, генерал-полковник