Народная воля

«НАРО́ДНАЯ ВО́ЛЯ»

«НАРО́ДНАЯ ВО́ЛЯ», пер­вая в Рос­сии по­ли­тич. не­ле­галь­ная пар­тия, круп­ней­шая ор­га­ни­за­ция ре­во­люц. на­род­ни­че­ст­ва. Офор­ми­лась в авг. – окт. 1879 в ре­зуль­та­те рас­ко­ла «Зем­ли и во­ли» 1870-х гг. на «Н. в.» и «Чёр­ный пе­ре­дел». Пред­став­ля­ла со­бой бо­лее со­вер­шен­ный тип ор­га­ни­за­ции по срав­не­нию с пред­ше­ст­вую­щи­ми не­ле­галь­ны­ми об­ще­ст­ва­ми по уров­ню цен­тра­ли­за­ции, кон­спи­ра­ции и дис­ци­п­ли­ны. Пер­вой сре­ди ре­во­люц. ор­га­ни­за­ций в Рос. им­пе­рии име­ла все­рос. мас­штаб, раз­ви­тую идео­ло­гич. плат­фор­му (неск. про­грамм­ных до­ку­мен­тов и зна­чит. чис­ло про­грамм­ных ста­тей) и ор­га­ни­зац. струк­ту­ру. Чис­ло оформ­лен­ных чле­нов «Н. в.» со­став­ля­ло ок. 500 чел. (нач. 1880-х гг.), од­на­ко ко­ли­че­ст­во уча­ст­ни­ков бы­ло зна­чи­тель­но бóльшим. Пар­тию воз­глав­лял Ис­пол­нит. к-т (ИК), ко­то­рый на­счи­ты­вал до 20 чел. (все­го 45 чел. за весь пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния). Наи­бо­лее ав­то­ри­тет­ны­ми сре­ди них бы­ли А. И. Же­ля­бов, А. Д. Ми­хай­лов, С. Л. Пе­ров­ская, В. Н. Фиг­нер, Н. А. Мо­ро­зов, Г. А. Ло­па­тин. Сре­ди «аген­тов» (до­ве­рен­ных лиц) ИК вы­де­ля­лись Н. И. Ки­баль­чич (гл. тех­ник ор­га­ни­за­ции) и Н. В. Кле­точ­ни­ков (ос­ве­дом­лял о пла­нах по­ли­тич. по­ли­ции ру­ко­во­дство пар­тии). ИК под­чи­ня­лись от 80 до 90 от­де­ле­ний и круж­ков, а так­же неск. спец. ор­га­ни­за­ций: Ра­бо­чая – 100–120 от­де­ле­ний прак­ти­че­ски во всех пром. цен­трах стра­ны, Во­ен­ная – до 50 офи­цер­ских круж­ков не ме­нее чем в 41 го­ро­де (пы­та­лась при­влечь в свои ря­ды «лиц выс­шей во­ен­ной ие­рар­хии», в т. ч. М. И. Дра­го­ми­ро­ва), Сту­ден­че­ская – 30–40 соб­ст­вен­но сту­ден­че­ских и 20–25 гим­на­зич. круж­ков (гл. ис­точ­ник по­пол­не­ния кад­ров пар­тии), ре­дак­ци­он­но-из­да­тель­ский центр (11 ти­по­гра­фий в 1879–87). Связь «Н. в.» с рос. по­ли­тич. эмиг­ра­цией и ме­ж­ду­нар. ре­во­люц. дви­же­ни­ем осу­ще­ст­в­ля­ли в Па­ри­же П. Л. Лав­ров, Л. А. Ти­хо­ми­ров, М. Н. Оша­ни­на, в Лон­до­не Л. Н. Гарт­ман, в Же­не­ве, а за­тем в Лон­до­не Н. А. Мо­ро­зов. Впер­вые в ис­то­рии рос. ре­во­люц. дви­же­ния «Н. в.» ор­га­ни­зо­ва­ла Об-во Крас­но­го Кре­ста «Н. в.» (1881), ко­то­рое ока­зы­ва­ло ма­те­ри­аль­ную по­мощь осу­ж­дён­ным ре­во­лю­цио­не­рам и их род­ст­вен­ни­кам.

Народовольцы

Народовольцы С. Перовская и А. Желябов на суде

«Наро́дная во́ля» — революционная народническая организация, возникшая в 1879 году, после раскола партии «Земля и воля» и поставившая основной целью принуждение правительства к демократическим реформам, после которых можно было бы проводить борьбу за социальное преобразование общества. Одним из основных методов политической борьбы «Народной воли» стал террор. В частности, они рассчитывали подтолкнуть политические изменения убийством («казнью») императора Александра II. Наиболее известные участники организации — А. И. Желябов, А. Д. Михайлов, С. Л. Перовская, В. Н. Фигнер, Н. А. Морозов, С. Н. Халтурин, Н. И. Кибальчич, Ю. Н. Богданович, Герман Лопатин, Н. С. Тютчев, Баранников А.И.

Когда политика становится террором. К 140-летию «Народной воли»

Иллюстрация «Покушение на жизнь Александра II» в газете «The Illustrated London News» от 16 апреля 1881 года Фото: Public domain

Начало цикла: К 140-летию «Народной воли». Почему русские радикалы выбрали террор

…кинжал, револьвер, динамит

Создание «Народной воли» — партии, признавшей террор против государственных сановников и возможное убийство императора не чрезвычайной мерой, а важной целью и необходимым и постоянным инструментом своей деятельности, — в 1879 году произошло в результате внутреннего разделения в среде революционной молодежи 1870-х. Отчаявшись в попытках реализовывать прежнюю политику — методичную работу в деревнях — в условиях, когда единицам энтузиастов противостоит вся мощь государственного аппарата империи на всех уровнях, многочисленные запреты и сама вязкая среда деревенской жизни, радикалы выступали за то, чтобы ударить по главным нервным узлам государственной власти. В этих условиях террор стал одним из немногих доступных средств «прямого действия».

Впрочем, с этой позицией были согласны далеко не все. Многие авторитетные деятели народнического движения тех лет — в частности, Георгий Плеханов — выступали резко против террора и настаивали на том, что действовать надо по-прежнему, то есть целенаправленно работать в деревне.

Спор между двумя образовавшимися фракциями велся не с этических позиций — едва ли революционеры тогда задумывались о том, можно ли в принципе для пользы дела, казавшегося им общенародным, убить должностное лицо, стоящее на его пути и вызывающее возмущение своими поступками. Укорененная в европейской и русской культуре, хотя и не всеми разделяемая традиция прославления тираноубийц делала задуманное будущими народовольцами вполне легитимным в их глазах. Как описывала ситуацию в своих воспоминаниях видная народоволка Вера Фигнер, «все негодование обрушивается на выразителя и представителя этой разошедшейся с обществом государственной власти, на монарха, который сам объявляет себя ответственным за жизнь, благосостояние и счастье нации и свой разум, свои силы ставит выше разума и сил миллионов людей; и если все средства к убеждению были испробованы и оказались одинаково бесплодными, то остается физическая сила: кинжал, револьвер, динамит».

Возражения противников террора главным образом сводились к тому, что уже осуществленные теракты нанесли серьезный удар по организации, поскольку полиция успевала выявить и арестовать ценные кадры. «Не слишком ли дорогой ценой этих, можно сказать невознаградимых, утрат покупается то сочувствие и одушевление, которое ослепляет товарищей», — так писала Вера Фигнер.

«Земля и воля» некоторое время пыталась примирить сторонников двух течений, однако в итоге было принято решение распустить прежнюю единую организацию и создать две новых — «Черный передел», отказавшийся от террора и оставшийся верным работе в деревне, и партию «Народная воля». Будущие цареубийцы — как непосредственные организаторы и исполнители, так и оказывавшие содействие покушениям — Александр Михайлов, Софья Перовская, Лев Тихомиров, Николай Кибальчич, Андрей Желябов и другие — оказались связаны с новой радикальной структурой.

Григорий Мясоедов. «Чтение положения 19 февраля 1861 года» Фото: Public domain

Государство — главный враг

Возможно, это покажется не вполне привычным, исходя из современных представлений о терроре, но тогда выбор в пользу террора воспринимался как желание партии заниматься политической деятельностью (именно так формулировали это и оппоненты народовольцев из «Черного передела», считавшие, что следует сосредоточиться на экономической борьбе). Убийства государственных сановников по политическим мотивам считались сильным средством, способным изменить ситуацию, когда средства обычной политической агитации и вообще легальной политической деятельности затруднены или полностью недоступны.

Необходимость борьбы с государственной властью «Народная воля» в своих программных документах и публикациях объясняла тем, что государство в России — самодовлеющая сила, не представляющая какие-то общественные группы, а противостоящая всему обществу. «Наше государство — не комиссия уполномоченных господствующих классов, как в Европе, — писала “Народная воля” в передовице своего нелегального печатного органа, — а есть самостоятельная для самой себя существующая организация, иерархическая, дисциплинированная ассоциация, которая держала бы народ в экономическом и политическом рабстве даже в том случае, если бы у нас не существовало никаких эксплуататорских классов».

В первые десятилетия после отмены крепостного права народовольцы не видели у существующей государственной власти существенных опор в обществе — дворянство представлялось им лишь «вытащенным на свет божий правительством» и существующим за счет преференций государства, а не представляющим самостоятельную силу. То же мнение они имели о буржуазии. Русские предприниматели в конце 1870-х годов, согласно другой передовице «Народной воли», представляли собой «не более, как ничем не сплоченную толпу хищников», не выработавшую ни сословного мировоззрения, ни чувства солидарности. «Буржуа западный действительно убежден в святости разных основ, на которых зиждется его сословие, и за эти основы положит голову свою. У нас нигде не встретишь более циничного неуважения к тем же основам, как в тех же буржуа. Наш буржуа — не член сословия, а просто отдельный умный, неразборчивый в средствах хищник, который в душе сам сознает, что действует не по совести и правде».

Соответственно, народовольцы считали, что физическая борьба с правительством, стоящим на пути у всего общества и не имеющим поддержки, кроме тех самых сакраментальных союзников в виде армии и флота (а также полиции), — оправданная и необходимая мера. Террор, согласно партийной программе «Народной воли», призван был «подорвать обаяние правительственной силы, давать непрерывное доказательство возможности борьбы против правительства».

Вера Фигнер Фото: Public domain

Вся власть учредительному собранию

Важный вопрос: ради чего «Народная воля» объявила войну правительству и царю?

При определенной утопичности своих целей народовольцы все же не горели желанием стать диктаторами. Главной задачей партии провозглашался политический переворот, но не захват власти. После того как действующее правительство принудят «ликвидировать свои дела» и после учреждения временной власти в России должно быть созвано Учредительное собрание на основе всеобщего избирательного права. С учетом того, что подавляющее большинство в таком собрании представляли бы крестьянские депутаты, народовольцы предполагали, что в России будет провозглашено нечто вроде федерации свободных общин: «Мы знаем, как устраивался наш народ всюду, где был свободен от давления государства. Мы знаем принципы, которые развивал в своей жизни народ на Дону, на Яике, на Кубани на Тереке, в сибирских раскольничьих поселениях, везде, где устраивался свободно, сообразуясь только с собственными наклонностями (…) Право народа на землю, автономия, федерация — вот постоянные принципы народного миросозерцания (…) Устраните государство, и народ устроится, может быть, лучше, чем мы даже можем надеяться».
Можно видеть горькую насмешку истории в том, что спустя почти 40 лет большевики осуществили государственный переворот, следуя похожей программе. Из того, чем обернулась их власть, а также какая судьба постигла Учредительное собрание, кто-то может сделать вывод, что похожим стал бы и успех «Народной воли». Впрочем, стоит задуматься и о том, на что власти потратили 40 лет, если другая революционная группа смогла добиться популярности и захватить власть под теми же лозунгами. Вера Фигнер в своих воспоминаниях утверждала, что большинство видных деятелей «Народной воли» были крайне далеки от «якобинства»: «Никогда у нас не было речи о навязывании большинству воли меньшинства, о декретировании революционных, социалистических и политических преобразований, что составляет ядро якобинской теории (…) Самый вопрос о временном правительстве при наличном составе партии был у нас вопросом скорее академическим, без мысли, что мы увидим его, а тем более войдем в него (…) А если доживем и увидим, то, скорее всего, жар загребут нашими руками либералы: земские и городские деятели, адвокаты, профессора и литераторы, как это было до сих пор во Франции XIX века».
Иными словами, если верить Фигнер, народовольцы нисколько не желали быть протобольшевиками (большой вопрос, впрочем, желали или нет сами большевики быть большевиками до 1917 года).

Обер-Офицер. Иллюстрированное описание перемен в обмундировании и снаряжении войск Императорской Российской армии за 1881–1900 гг Фото: Public domain

Есть такая партия

Учитывая непростые условия деятельности и необходимость конспирации, «Народная воля» была немалочисленной организацией. Ее организационно оформленными членами к 1881 году было около 500 человек в разных городах России — всего же в разное время через ее ряды прошло около 2 тысяч человек, это не считая тех, кто мог в разной степени сочувствовать делу народовольцев.

В политической программе партии ставилась отдельная задача заводить знакомства в разных слоях общества. Это должно было сыграть свою роль в случае возможного переворота. «Так как мы задавались целью, ставили единственной задачей и занятием своим проникновение во все слои, во все сферы, так как мы имели сообщников не только по губернским городам, но и по провинциальным закоулкам (и все эти сообщники имели друзей и близких) и были окружены целым слоем так называемых сочувствующих, за которыми обыкновенно следуют еще люди, любящие просто полиберальничать, то и выходило в конце концов, что мы встречали повсюду одобрение и нигде не находили нравственного отпора и противодействия», — писала Вера Фигнер.

Партия имела и неожиданно сильные позиции в военной среде: по данным ряда исследователей, в кружках, связанных с «Народной волей», состояло в разные годы около 400 офицеров — офицерство в пореформенной России не было столь надежной опорой трона, как это иногда кажется. Подполковник Михаил Ашенбреннер, один из видных деятелей военной организации, в поздних воспоминаниях излагал свои взгляды по поводу того, что армия никогда не оказывается вне политики, а опыт России с ее стрелецкими бунтами, дворцовыми переворотами и выступлением декабристов подтверждает это как нельзя лучше.

Впрочем, военные не были орудием партийного террора, не имело отношение к террористической деятельности и громадное большинство членов партии. Кажется несколько парадоксальным, но в осуществление главного террористического предприятия «Народной воли» — убийства Александра II — с 1879-го по 1881 год было вовлечено всего 12 человек. Этим занимался строго законспирированный Исполнительный комитет партии и несколько человек, в случае необходимости привлекаемых в помощники. О том, как «Народная воля» вела террористическую войну против императора и какие последствия это имело, — в следующем материале цикла.

  • Народная Воля. Статья в Энциклопедическом Словаре Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона.
  • Братья, вперед! Не теряйте… «Народовольческий гимн»
  • Сайт, посвященный «Народной воле»
  • Документы «Народной воли»
  • Речь А. Желябова на процессе первомартовцев
  • Инсаров М. Народная воля
  • Троицкий Н. А. «Народная воля»//Россия в XIX веке: Курс лекций
  • Троицкий Н. А. «Народная воля» и её «красный террор»
  • Троицкий Н. А. «Подвиг Николая Клеточникова»
  • Троицкий Н. А. «Безумство храбрых. Русские революционеры и карательная политика царизма 1866—1882 гг.» (монография)
  • Иохельсон В. «Первые дни „Народной воли“»
  • Царская тюрьма в воспоминаниях народовольца М. П. Орлова: «Об Акатуе времен Мельшина»
  • Народная воля (организация) на Хроносе

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Вестник «Народной воли». Революционное социально-политическое обозрение — журнал, издавался в Женеве эмигрировавшими членами исполнительного комитета народнической организации «Народная воля» в 1883—1886. Вышло 5 номеров. Ред. — Л. А. Тихомиров, М. Н. Ошанина и отчасти П. Л. Лавров. Г. В. Плеханов дал согласие участвовать в журнале, рассчитывая на возможность превращения «В. Н. в.» в орган, близкий к марксизму.

Осуществить этот замысел Плеханову не удалось. Его работа «Социализм и политическая борьба» была отрицательно встречена редакцией «Вестника».

Журнал пропагандировал взгляды народников-террористов. В издании освещалась общественно-политическая жизнь в России, социалистическое движение в Западной Европе. В т. 2 «Вестника» (1884) в статье П. Лаврова «За пределами России» дастся обозрение деятельности рабочих и революционных организаций в различных странах. В этой же статье сообщается о подготовке Энгельсом издания собрания сочинений Маркса, в частности т. II «Капитала».

В № 5 «Вестника» (1886) было напечатано письмо в редакцию «Отечественных записок», написанное Марксом в ноябре 1877 и выражавшее его мнение о возможных путях исторического развития России. Это была первая публикация «Письма», которое до того обращалось в России в рукописных копиях. Интерес народников к произведениям Маркса объяснялся их стремлением извлечь из критики капитализма аргументы для народнической пропаганды. Разобравшись в теоретической сущности и политических выводах марксизма, либеральные народники в 90-х годах вступили с ним в ожесточенную борьбу.

История России XIX–XX вв.

В условиях революционной ситуации особое место занимала деятельность революционного народничества. Своей борьбой оно способствовало усилению активности народных масс, углубляло кризис «верхов». Революционное народничество было одним из факторов революционной ситуации. С другой стороны, народничество само испытывало влияние революционной ситуации.

Наиболее активной народнической организацией была «Народная воля», возникшая в августе 1879 г. Образование «Народной воли» означало преодоление кризиса, который переживал освободительное движение после неудач революционной пропаганды среди крестьянства.

Народовольцы отошли от многих прежних идейных установок. Общественно-экономический строй 70-х – начала 80-х гг. они рассматривали как переходный, когда «все начато, ничего не кончено». Основное направление борьбы народников вытекало из их определения расстановки общественных сил. Дворянство революционеры считали отживающим сословием, не требующим с их стороны усилий для его окончательной ликвидации. Буржуазия представлялась как узкий и слабый общественный слой, состоящий из «отдельных умных и неразборчивых в средствах хищников», которые со временем могут обрести силу. Капитализм, считали народники, – результат правительственной политики, которая искусственно вырастила буржуазию, привела к росту городов и городского населения. На рубеже 70-80-х гг. народовольцы уже не могли игнорировать разложение деревни. Оно, по их мнению, было тоже результатом правительственной политики, породившей в ходе реформы 1861 г. крестьянскую нищету. В таких условиях община не могла противостоять эксплуатации и капитализму. Ожидать ее возрождения можно было только в результате революции. Пролетариат, по мнению народовольцев, был частью крестьянства и не имел своих отдельных целей. В этих рассуждениях заключены положительные изменения во взглядах народников и, одновременно, их заблуждения.

Сдвиги в идеологии народничества вызвали поиски новых путей борьбы за достижения социалистического идеала. В программных документах «Народная воля» выдвигала задачи освобождения народа от «гнета современного государства», осуществления «политического переворота с целью передачи власти народу» и провозглашения «традиционных принципов: права народа на землю, общинное и местное самоуправление, зачатки федеративного устройства, свободу совести и слова». Это означало отказ от прежнего анархизма и переход к политической борьбе. Народовольцы предполагали осуществить революцию через Государственную власть. Ближайшей целью они ставили свержение самодержавия и передачу власти Учредительному собранию, избранному на основе всеобщих выборов.

«Народная воля» провозгласила себя революционной партией, отстаивающей следующие принципы:

1) народное представительство, располагающее всей полнотой власти;

2) широкое самоуправление;

3) экономическая независимость народа;

4) самостоятельность крестьянского мира;

5) предоставление земли народу, а фабрик и заводов – рабочим;

6) демократические свободы;

7) всеобщее избирательное право;

8) замена постоянной армии территориальными формированиями.

Эта программа ставила в один ряд социалистические и демократические преобразования. Главным препятствием для реализации своих положений народовольцы считали политический строй самодержавия. По сравнению со своими предшественниками народовольцы сделали шаг вперед, переходя к политической борьбе.

«Народная воля» была создана как партия революционного действия. Большое место в практике народовольцев занимала пропаганда политической борьбы с самодержавием, идей демократического переворота в стране. Вскоре после создания партии стала выходить нелегальная газета «Народная воля», которая с первых номеров опровергала доводы бакунизма об анархии, доказывая необходимость политической борьбы против правительства.

Народовольцы придавали большое значение пропаганде среди рабочих, которые в годы революционной ситуации выступали как активная сила. Считая пролетариат составной частью крестьянства, народники рассматривали пропаганду среди рабочих как одно из направлений подготовки крестьянского восстания. Осознавая значение рабочих в революционной борьбе, народовольцы не смогли подняться до понимания пролетарского пути борьбы и выдвинуть специфические пролетарские лозунги. Это не позволило народникам возглавить рабочее движение. В обстановке, когда и рабочие, и крестьяне не воспринимали народнических лозунгов, «Народная воля» оказалась изолированной от поддержки народных масс.

«Народная воля» представляла собой сплоченную, боеспособную организацию. Во главе нее находился Исполнительный комитет, которому подчинялись кружки и группы местного и специального назначения. Первый состав Исполнительного комитета включал группу профессиональных революционеров, каждый из которых был олицетворением высоких духовных и нравственных качеств. Ведущую роль играли такие пламенные революционеры, как А.И. Желябов, А.Д. Михайлов, М.Ф. Фроленко, Н.Н. Колодкевич, А.И. Баранников, А.А. Квятковский, С.Л. Перовская, В.Н. Фигнер и др.

Развертывая политическую борьбу в условиях отсутствия поддержки со стороны народных масс, народовольцы все больше внимания стали уделять заговорщической тактике, террору. Они не могли себе представить политическую борьбу иначе как в форме политического заговора.

Поначалу намечался ряд террористических актов против видных царских деятелей: одесского генерал-губернатора Э.И. Тотлебена, петербургского временного генерал-губернатора И.В. Гурко, командующего Киевским военным округом П.С. Ванновского и др. Однако народовольцев все больше захватывал план убийства царя. С идеей цареубийства связывалась возможность народного восстания, политического переворота и, в конечном итоге, захвата власти.

С осени 1879 г. подготовка казни царя поглощала основные силы Исполнительного комитета «Народной воли». В ноябре 1879 г. неподалеку от Москвы был осуществлен взрыв поезда с царской свитой, который вопреки обычаю был пущен впереди царского. Резонанс от этого покушения был значительным. Народовольцы еще больше уверовали, что царский трон держится непрочно. В феврале 1880 г. С.Н. Халтурин организовал взрыв в Зимнем дворце. Лишь случайное опоздание к обеду спасло жизнь Александру II. Одновременно местными организациями «Народной воли» были произведены террористические акты против наиболее ненавистных представителей администрации и жандармских офицеров.

В период с февраля 1880 по март 1881 г. народовольцы временно прекратили террористическую деятельность, готовясь к решающему удару против самодержавия. В это время народовольцы перешли к подготовке восстания: создавались кружки в провинциальных центрах, в национальных районах; возникла сеть рабочих, студенческих организаций. С целью завоевания влияния в армии народовольцы вовлекли в свои ряды офицеров, которые объединялись в военную организацию «Народная воля». Местные кружки народовольцев распространяли лозунги политической борьбы. С декабря 1880 г. издавалась «Рабочая газета».

Народовольцы намечали восстание, которое должно было сломить сопротивление правительства и привести к захвату власти. Главным звеном их плана была казнь царя, которая, по их мнению, парализует правительство, и в обстановке замешательства выступят все оппозиционные силы, что и явится началом восстания.

1 марта 1881 г. Александр II был смертельно ранен взрывом бомбы, брошенной народовольцем И.И. Гриневицким. Весь Петербург был потрясен этим событием, но толпа, собравшаяся на Дворцовой площади, не выразила даже попыток противоправительственных выступлений. Обстановка была напряженной, но народовольцы тоже не воспользовались ею, чтобы призвать рабочих к стачкам или демонстрациям. В неведении находились и местные организации «Народной воли». Затратив огромные усилия на подготовку и осуществление цареубийства, народовольцы оказались неподготовленными ко всяким иным действиям. Оказалось, что террор был заговором интеллигентских групп. Террор был совершенно не связан с настроением масс. Террор не подготавливал боевых руководителей масс. Террор был результатом неверия народников в восстание, отсутствия реальных условий для народных выступлений.

События 1 марта 1881 г. не означали конец революционной ситуации, так как основные факторы продолжали действовать. Однако роль «Народной воли» в революционной борьбе начинает падать. Исполнительный комитет выступил с рядом призывов о справедливом распределении земли, созыве представителей народа, амнистии политических заключенных. По-прежнему делалась ставка на террор по отношению к наиболее одиозным фигурам царской администрации. Старая тактика оставалась неэффективной, а новых установок с учетом опыта борьбы Исполнительный комитет не выдвинул. В результате в движении начался идейный разброд, стали угасать революционные черты. Участились случаи провалов. Разрозненные силы народовольцев продолжали действовать еще долго, но основной костяк организации прекратил свое существование в 1884 г. после ареста Г.А. Лопатина.