Наполеон на аркольском мосту

Культ Наполеона. Аркольский мост

Культ Наполеона одна из важных составляющих современной западноевропейской культуры и идеологии. Этот культ является основой одного из многих мифов, образующих достаточно сложную систему «европейской» и «американской мечты». Она создана и постоянно поддерживается для оправдания, существующего в обществе социального, классового неравенства. Красивые привлекательные сказки об успехе простого человека, достигшего богатства и власти своим талантом и трудом должны убедить человека, что в своем униженном состоянии он виноват сам.
Наполеон в этом мифе предстает, как простой бедный лейтенант, который благодаря своим талантам стал великим полководцем и даже Императором, объединившим на некоторое время всю Европу.
Одна из важнейших составляющих мифологизированного описания жизни Наполеона связана с боем за Аркольский мост. Начиная с первых Наполеоновских информационных бюллетеней из Италии и до настоящего времени пропагандистская западная машина, основываясь на этом эпизоде, целенаправленно создает образ смелого, мужественного талантливого генерала Наполеона. Заметим, что Наполеон лично сам несколько раз переписывал описание этого боя. При каждой новой редакции, он все более героизировал свой образ.
Если в описаниях официальных биографий Наполеона, остановится только на фактах, то возникает неожиданная картина.
Наполеон не имел нормального военного образования. Его военная карьера определилась политическими интригами. Он не прошел последовательные стадии роста профессионального военного, то есть он ни когда не командовал ротой (батареей), батальоном, полком, дивизией.
Оказывается, что за всю свою длительную военную карьеру Наполеон реально участвовал в прямых боевых столкновениях с противником всего считанное количество раз. Описаний сражений, в которых присутствует Наполеон, показывает, что он, мягко говоря, был профессионально «осторожен».
Имея, как пишут историки, «капризный», якобы независимый характер, Наполеон даже в молодости ни разу не дрался на дуэли. Хотя дуэли между офицерами были обыденным способом разрешения даже самых пустяковых конфликтов.
Другой «странный» факт в биографии Наполеон. Он, за почти двадцатилетнюю военную деятельность, был легко ранен всего два раза.
Первый раз Наполеон был ранен штыком в бедро при осаде Тулона в ночной стычке с мятежниками. Это ранение не потребовало, ни какого специального лечения, то есть на следующий день Наполеон продолжал строевую службу.
Второе ранение пулей в голень он получил в 1809 году перед штурмом Регенсбурга. Причем и в этом случае госпитализация не потребовалась.
Этому эпизоду так же посвящено множество картин и «героических» рассказов, о том, как раненный Наполеон, мужественно скрывая боль, командовал войсками и принимал капитуляцию города.
Другой фактор, говорящий о том, что Наполеон «умело» выбирал место расположения наблюдательного пункта на поле сражения и маршруты, по которым он перемещался, состоит в том, что под ним не была убито ни одной лошади.
Большинство верховых лошадей из конюшни Наполеона пережили все походы и после его отречения распродавались как трофей на аукционах.
Наполеона прикрываясь фразами о государственной необходимости, не однократно бросал свою армию в критические моменты, когда роль командующего становилась определяющей. Он бросил армию перед разгромом в Египте, в России, в финальной стадии битвы под Лейпцигом, под Ватерлоо.
Все представления о личной смелости и мужестве Наполеона навеяны историографами, основывающимися на редактируемых Наполеоном официальных сообщениях о боевых действиях.
Перерыв весь интернет, просмотрев множество мемуаров современников, я обнаружил всего два описания участия Наполеона непосредственно в боевых действиях. Например, существует описания его мужественного «героического поведения» в битве при Лоди, но этого описания нет в мемуарах современников. Второй бой – это бой на Аркольском мосту, который описан в мемуарах другого участника событий — маршала Мормона. Это описание принципиально отличается от официоза.
Бой за Аркольский мост был одним из боев с австрийской армии в итальянской компании 1796 года. Наполеоновская армия вела тяжелые бои с австрийской армией. Противника совершали различные маневры, пытаясь добиться тактических преимуществ.
Для того чтобы отрезать австрийскую армию от линий снабжения Наполеон принял решение обойти ее с юга. Для осуществления этого маневра надо было переправиться через реку Адидже в 25 км к востоку от Вероны, по Аркольскому мосту. Боевые столкновения в окрестностях Арколя происходили с 15 по 17 ноября 1796 года.
В Википедии в качестве истинного исторического описания сражения приводится описание из мемуаров Наполеона. Остановимся непосредственно на бое, в котором Наполеон принимал личное участие.
Утром 15 ноября французская армия вышла к мосту у Арколе.
Предмостное укрепление занимали два батальона хорватов с двумя пушками. Бивак хорватов опирался правым флангом на селение, левым — на устье ручья и имел впереди фронта дамбу, от которой был отделён только ручьём. (см. иллюстрацию перед статьей)
Авангардом французской армии командовал дивизионный генерал Пьер Ожеро.
П. Ожеро в семнадцать лет поступил солдатом в королевскую армию Франции. Воинская дисциплина была ему не по душе. Вскоре он дезертировал из нее. Затем нанимался в армии Пруссии, России, Испании, Португалии и Неаполя и везде самовольно покидал службу. В 1790 году П. Ожеро вступил рядовым в Национальную гвардию. Он отличился при подавлении контрреволюционного восстания шуанов в Вандее. За эти бои с крестьянскими отрядами в 1793 году он был произведен в капитаны, в том же году получил чины подполковника, полковника, и дивизионного генерала.
Его биография типична для биографий народных героев гражданских войн всех исторических периодов. Эти народные «герои» испытывают непреодолимую тягу к высоким титулам и званиям. Громкими титулами они пытаются повысить свой авторитет, а по сути, они остаются полуграмотными полевыми командирами.
Отсутствие военных знаний и образования проявлялась во всех боевых действиях Ожеро. Особенную известность приобрел случай в сражении при Прейс-Эйшлау. Ожеро заблудился со своей колонной и вывел ее прямо под картечный огонь русской артиллерии.
Интересно отметить, что, что-то подобное событие имело место и при Арколе.
Авангардная походная колонна французских войск двигалась к Арколю, нарушая все элементарные правила движения вблизи неприятеля. П. Ожеро не выслал разведку, колонна двигалась без боевого охранения. На подходе к Аркольскому мосту дорога проходила по насыпной дамбе над болотистой местностью вдоль правого берега реки. На левом берегу возле моста располагались хорватские батальоны. Непосредственно мост через реку прикрывали два орудия.
Ничего не подозревающие французы попали под плотный фланговый ружейный огонь и огонь пушек. Плотная походная колонна на насыпе дороги была отличной мишенью. Окружающие болота не позволяли французам развернуться. Теряя убитых и раненных, толпа в панике отступили за поворот шоссе, выйдя из зоны действенного огня хорватов.
П. Ожеро формирует из двух гренадерских батальонов штурмовую колонну и, не придумав ничего лучшего, ведет ее в лобовую атаку на мост. Атакующая колонна, выйдя на открытый участок дороги, вновь попадает под сильным ружейный огонь с фланга и залпы пушек. Передние ряды подались назад, а задние пытались двигаться вперед. Управление было утрачено. Ругань и беснования Ожеро в бегущей толпе ничего не могли изменить. Хорваты, окрыленные успехом, контратаковали французов и, прогнав их за поворот дороги, вернулись на свою позицию.
К авангарду подтягивается вся армия и прибывает Наполеон со всем штабом.
Далее приведу дословное описание боя, которое пронизано лживым пафосом и приводится в мемуарах Наполеона. (Еще раз замечу именно оно, и приводится в Википедии) О себе Наполеон пишет в третьем лице.
«Наполеон решил лично возглавить атаку: он схватил знамя, бросился на мост и водрузил его там. Колонна, которой он командовал, прошла уже половину моста; фланкирующий огонь и прибытие новой дивизии к противнику обрекли и эту атаку на неудачу. Гренадеры головных рядов, покинутые задними, заколебались. Однако, увлечённые беглецами, они не хотели бросить своего генерала; они взяли его за руки, за платье и поволокли с собой среди трупов, умирающих и порохового дыма. Он был сброшен в болото и погрузился в него до пояса. Вокруг него сновали солдаты противника. Гренадеры увидели, что их генерал в опасности. Раздался крик: «Солдаты, вперёд, на выручку генерала!» Эти храбрецы тотчас же повернули беглым шагом на противника, отбросили его за мост, и Наполеон был спасён.
В этот день многие показали свою храбрость. Ланн, лечившийся от прежних ран и ещё больной, примчался к бою из Милана. Став между неприятелем и Бонапартом, он прикрывал его своим телом, получил три ранения, но ни на минуту не хотел отойти. Мюирон, адъютант главнокомандующего, был убит, прикрывая телом своего генерала.
Генералы Бельяр, Виньоль были ранены среди солдат, которых они увлекли в атаку. Храбрый генерал Робер, закаленный в боях солдат, был убит.
Главнокомандующий австрийских войск Альвинци, ознакомившись с действительным положением вещей, осознал всю опасность своей позиции. Он покинул Кальдиеро, разрушив свои батареи, переправил через мост все обозы и резервы.
Около 4 часов селение Арколе было взято без выстрела, да теперь оно и не имело значения. С его взятием французы опоздали на шесть часов: противник занял уже свою естественную позицию. Арколе было теперь не больше как промежуточный пост между фронтами обеих армий».
В мемуарах Мормона все происходило несколько иначе. Основываясь на его описании и на описаниях подобных эпизодов в мемуарах участников реальных боев, можно реконструировать ход событий.
Наполеон, как это принято в армейской среде, в грубой форме обвинил в неудаче атаки Ожеро и всех его офицеров. После публичного скандала и выдвинутых против Ожеро обвинений, для поднятия своего авторитета Наполеон был вынужден взять на себя прямое командование атакой.
Вместо того чтобы организовать правильный бой за мост, например, организовать переправу части войск ниже моста и атаковать противника с двух сторон он принимает решение повторить лобовую атаку Ожеро.
Новая атакующая колонна вновь попадает под ружейный и артиллерийский огонь. Передние расстроенные ряды колонны бросаются назад, а задние ряды напирают вперед. До моста они не дошли около двухсот метров (мемуары Мормона).
Немного сарказма. Если верить наполеоновским мемуарам, то он, расталкивая в панике бегущих солдат, водрузил знамя на Аркольском мосту.
Часть бегущих солдат бросается с дороги в стороны и вязнет в придорожном болоте. Наполеон. Так же попадает в болото. Вряд ли в этой ситуации, кто-то обращает на него внимание.
Австрийцы наносят короткий контрудар. Они выходят из укрепления и гонят французов за поворот, очищая дорогу. После этого вновь отходят на исходную позицию. Почему атакующие не обратили внимание на барахтающегося в болоте Наполеон?
Можно предположить, что он притворился убитым. После отступления хорватов все уцелевшие французы выбрались на дорогу.
Французская армия стоит перед мостом. Наполеон и его штаб не представляют, что делать дальше.
Командующий австрийской армии узнав о маневре войск Наполеона предпринимает шаги для того чтобы не попасть в окружение. Австрийская армия оставляет Арколь. Вечером французская армия без боя занимает мост.
Примером правильного действия при аналогичной ситуации может служить взятие Чертового моста русской армией под командованием Суворова при переходе через Альпы.
Позиция, занятая французами, находилась в узком горном ущелье Шеленен, ограниченная с одной стороны Урнерлохом – узким тоннелем шириной около 2 м и длиной около 65 м, а с другой – Чертовым мостом, который был переброшен между кручами над бурным потоком Рейсса. Дорога, ведущая к мосту, проходила по узкому серпантину. Непосредственно к выходу из Урнерлоха было выдвинуто одно орудие и две роты. За мостом в цепях развернулись два взвода пехоты.
14 сентября, около 6 часов утра Орловский пехотный полк генерал-майора Мансурова атаковал позиции французов. Французы позволили русским углубиться в тоннель и, как только первые шеренги мушкетеров показались из него, открыли огонь из ружей и пушки. Орловцы откатились на исходные позиции.
Было ясно, что лобовая атака не принесет успеха. Суворов приказал двумстам егерям 13-го егерского полка под командованием майора Тревогина спуститься в ущелье, форсировать Рейссу и выйти во фланг французам у Чертова моста. Одновременно триста солдат полка Мансурова во главе с полковником Свищовым полезли наверх, в обход Урнерлоха.
Для французов подобный маневр был полной неожиданностью. Страшась окружения, они подались назад к мосту.
Воспользовавшаяся их замешательством русская пехота ударила в штыки и отбросила французские заградительные роты от выхода из Урнерлоха. Пушка перегородившая дорогу, вызвала давку на узкой дороге. В ходе схватки большая часть французских солдат, защищавших выход из Урнерлоха, была перебита, и лишь небольшой горстке оборонявшихся удалось отступить к мосту.
Появление русских егерей на кручах левого берега Рейсса вынудило генерала Дама отдать приказ взорвать Чертов мост. Заряд был заложен не умело и взрыв повредил только одну арку, которая была перекинута не над руслом реки, а примыкала к отвесной скале на левом же берегу.
Рассредоточившись на противоположных берегах, неприятели вели ожесточенную перестрелку через реку с расстояния в 50-70 м. Подошедшие солдаты Азовского полка разобрали стоявший рядом с мостом сарай и, связав бревна офицерскими шарфами, сделали щит-настил через провал в арке моста и ринулись в атаку на другой берег. Французы бежали, бросая по дороге шинели и ранцы, патронные сумки и оружие.
Сочиненная биография Наполеона оказывала глубокое влияние на всю русскую интеллигенцию. Его «романтический» образа широко представлен в русской поэзии. Жуковский, Пушки, Лермонтов отдали дань увлечения Наполеону.
Реалистичный образ Наполеона без романтического флера впервые в русской литературе был дан в романе «Война и Мир» Л. Толстого. Наполеон описывается как бесчеловечный, жестокий эгоистичный лицемер, интриган, позер.
Лев Толстой дважды косвенно обращается к наполеоновскому мифу о бое у Аркольского моста, показывая полную его не состоятельность с нравственной и военной точки зрения.
Первый раз — это описание подвига Андрея Болконского на поле боя под Аустерлицем.
Болконский, как большинство российского дворянства той эпохи находится под впечатлением наполеоновского мифа. В возникшей критической ситуации на поле боя, он видит себя вторым Наполеоном спасителем армии союзников от разгрома.
Андрей Болконский схватил знамя, и возглавил атаку Апшеронского полка. Но его подвиг носит локальный характер и фактически ни как не влияет на исход сражения.
Тяжелораненый, как сейчас сказали бы, переживший клиническую смерть, Андрей Болконский лежит на поле боя. Происходит внутренне перерождение Болконского, он приходит к осознанию величайшей ценности человеческой жизни, как своей, так и жизни любого человека. А пустые, напыщенные фразы кумира (Наполеона) на поле боя обращенные к нему, только что пережившему встречу со смертью, вызывают у него презренье.
Второе полемизирующее с наполеоновским мифом об Аркольском бое описание приводится в романе после Смоленского сражения.
“Офицер с двойными усами, Здржинский, рассказывал напыщенно о том, как Салтановская плотина была Фермопилами русских, как на этой плотине был совершен генералом Раевским поступок, достойный древности. Здржинский рассказывал поступок Раевского, который вывел на плотину своих двух сыновей под страшный огонь и с ними рядом пошел в атаку. Ростов слушал рассказ и не только ничего не говорил в подтверждение восторга Здржинского, но, напротив, имел вид человека, который стыдился того, что ему рассказывают, хотя и не намерен возражать. Ростов после Аустерлицкой и 1807 года кампаний знал по своему собственному опыту, что, рассказывая военные происшествия, всегда врут, как и сам он врал, рассказывая; во-вторых, он имел настолько опытности, что знал, как все происходит на войне совсем не так, как мы можем воображать и рассказывать. И потому ему не нравился рассказ Здржинского, не нравился и сам Здржинский, который, с своими усами от щек, по своей привычке низко нагибался над лицом того, кому он рассказывал, и теснил его в тесном шалаше. Ростов молча смотрел на него. «Во-первых, на плотине, которую атаковали, должна была быть, верно, такая путаница и теснота, что ежели Раевский и вывел своих сыновей, то это ни на кого не могло подействовать, кроме как человек на десять, которые были около самого его, — думал Ростов, — остальные и не могли видеть, как и с кем шел Раевский по плотине. Но и те, которые видели это, не могли очень воодушевиться, потому что что им было за дело до нежных родительских чувств Раевского, когда тут дело шло о собственной шкуре? Потом оттого, что возьмут или не возьмут Салтановскую плотину, не зависела судьба отечества, как нам описывают это про Фермопилы. И стало быть, зачем же было приносить такую жертву? И потом, зачем тут, на войне, мешать своих детей? Я бы не только Петю-брата не повел бы, даже и Ильина, даже этого чужого мне, но доброго мальчика, постарался бы поставить куда-нибудь под защиту», — продолжал думать Ростов, слушая Здржинского. Но он не сказал своих мыслей: он и на это уже имел опыт. Он знал, что этот рассказ содействовал к прославлению нашего оружия, и потому надо было делать вид, что не сомневаешься в нем. Так он и делал.”

Антуан Жан Гро

(1771–1835)

Сопровождая Наполеона в его военных походах, Гро написал множество картин, однако не все они являются удачными. Художник был вынужден льстить знаменитому полководцу и изображать только то, что тот хотел видеть, даже если это шло вразрез с реальными событиями. Например, Наполеон высказывал настойчивые пожелания, чтобы на полотне «Битва при Абукире» был изображен он, хотя на самом деле сражением командовал Мюрат. Для разрешения спора художник был вынужден обратиться к императрице, которая повелела показать достоверное событие, что и было выполнено, несмотря на неудовольствие генерала Наполеона.

Французский художник Антуан Жан Гро родился в Париже в семье художника-миниатюриста. Отец постарался привить мальчику любовь к живописи и дал первые уроки. Когда Антуану исполнилось четырнадцать лет, он поступил в мастерскую Давида.

Гро оказался способным и талантливым и очень скоро стал любимым учеником Давида. Он посещал его мастерскую в течение восьми лет, одновременно обучаясь в Академии художеств (с 1787 по 1792 год). К этому времени относятся его первые картины на исторические сюжеты («Елизар и Антиох», 1792, Музей, Сен-Ло).

В 1793 году Антуан, которому исполнилось двадцать два года, покинул своего наставника и уехал в Италию, где изучал шедевры в музеях Генуи, Милана и Флоренции. Известно, что его интересовали античные скульптуры, а также работы Мазаччо, Понтормо и Рубенса.

Начинающий художник приехал в Италию как раз в то время, когда там находился Наполеон с Жозефиной. Гро использовал представившуюся ему возможность и выполнил этюд к портрету «Бонапарт на Аркольском мосту» (ок. 1797, Лувр, Париж). Вскоре он написал и сам портрет, хранящийся в версальском Музее (повторение — в Эрмитаже, Санкт-Петербург).

На создание этой работы Гро вдохновило событие, произошедшее 17 ноября 1796 года: после трехдневного тяжелого и кровопролитного боя при Арколе Наполеон взял в руки знамя и, несмотря на огонь, открытый австрийцами, смело бросился вперед, ведя за собой французские войска.

Именно этот момент художник и запечатлел на полотне: Наполеон предстает перед зрителями уверенным, решительным полководцем, ведущим воинов к победе. Его лицо художник, по всей вероятности, писал с натуры, благодаря чему работа становится еще более достоверной. Находясь к зрителю в профиль и двигаясь вперед со знаменем в левой руке и с саблей в правой, Наполеон повернул голову, стремясь взглядом подбодрить воинов. Его волосы развеваются, брови слегка нахмурены, губы сжаты.

А. Ж. Гро. «Наполеон Бонапарт на Аркольском мосту», 1796–1797, Эрмитаж, Санкт-Петербург

В 1801 году Гро вернулся в Париж и выставил полотно в Салоне. Несмотря на неоклассицистические традиции, привитые им Давидом, Гро выполнил эту работу в стиле романтизма.

В Париже Гро создал несколько произведений на сюжеты, взятые из античной истории. Через некоторое время художник принял участие в конкурсе на создание картины «Сражение при Назарете», посвященной победе генерала Жюно, одержанной им 8 апреля 1799 года. Мастер представил эскиз, который был признан комиссией лучшим. Он начал работу над картиной, но вскоре был вынужден прекратить ее по настоянию Наполеона, который хотел, чтобы Гро отправился с ним в военный поход и запечатлел на полотне самые значительные его моменты.

А. Ж. Гро. «Бонапарт посещает зачумленных в Яффе 11 марта 1799». Фрагмент, 1804, Лувр, Париж

Во время похода мастер создал множество произведений. В некоторых он идеализировал Наполеона, другие отличались исторической достоверно-стью. Среди наиболее удачных работ можно отметить следующие: «Бонапарт посещает зачумленных в Яффе, 11 марта 1799» (1804, Лувр, Париж), «Битва при Абукире» (1806, Музей, Версаль), «Наполеон на поле битвы при Эйлау» (1808, Лувр, Париж). Особенно сильное впечатление на зрителей и художников произвела последняя работа. Делакруа, например, говорил, что Гро отказался от условных поз, которые все изучали в Академии, и написал «настоящих мертвецов и настоящих больных».

А. Ж. Гро. «Битва при Назарете», 1801, Музей изящных искусств, Нант

А. Ж. Гро. «Битва при Абукире», 1806, Музей, Версаль

Как уже было сказано выше, Гро увлекся идеями романтизма. Кроме того, в отличие от своего учителя, Давида, который намечал общую композицию, а затем выполнял по отдельности каждую ее часть, Гро трудился одновременно над всем полотном. Его интересовала не композиция, а колорит он смог добиться оригинальных цветовых сочетаний. К сожалению, краски на картинах Гро изменили свои цвета, приобрели желтый оттенок, и сегодня нет возможности достоверно определить, как выглядели его работы.

В 1820-е годы Гро постарался отказаться от романтических традиций и начал создавать картины в неоклассицистическом стиле. Однако эти работы по мастерству и выразительности значительно уступали его предыдущим произведениям. Его популярность упала, он перестал получать заказы, и через некоторое время о художнике забыли. В возрасте шестидесяти четырех лет Антуан Жан Гро покончил с собой в Ба-Медоне, неподалеку от Парижа.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Осада Мантуи (1799) — Siege of Mantua (1799)

Апрель-июль 1799

Мантуя , современная Италия

австрийская победа

Битва Мантуе
Часть войны Второй коалиции
Дата Место нахождения Результат
Воюющие
Франция Австрия
Командующие
Франсуа-Филипп де Фуассак-Латур Пал фон край
Прочность
10000
657 артиллерийских орудий
40000
~ 150 артиллерийских орудий
Потери и убытки
1700 умерших
1 400 или более раненые

Осада Мантуи (1799) была четыре месяца усилия по австрийской армии , чтобы восстановить свое присутствие в северной Италии после исключения из этого региона от Наполеона Бонапарта через успешную французскую Осаду Мантуи в 1797 году В апреле 1799 года австрийцы размещены военная блокада вокруг Мантуев как часть войны второй коалиции с намерением увядания французов, истиранием . В то время как уменьшающиеся запасы и потери продуктов питания ослабли французскую армию, австрийцы получили подкрепление и напали на 4 июля 1799. К концу месяца, французы согласились сдаться .

прелюдия

К 1799 году крепость в Мантуе на реке Минчо на севере Италии был в плохой форме. Он командовал виконта генерал — лейтенант Франсуа-Филипп де Фуассак-Латур (1750-1804) и гарнизоны разнообразной силой 10000, включая французский, польский ( польских легионеров под общим Юзеф Виельгорский ), итальянский ( Республика Альба и Цизальпинской Республики ) швейцарские и немецкие части. С самого начала своего назначения, Фуассак-Латура, инженер, был убежден , что крепость будет непростительно в любой серьезной осаде .

осада

В апреле австрийские войска подошли Мантуют и начали осаду. Во-первых, австрийцы довольствовались просто блокаде крепости, но с артиллерийскими дуэлей и случайными стычками, истирание начал брать свои потери на защитников. Защитники были ослаблены за счет уменьшения поставок продовольствия, и их боевой дух был подорван из-за отсутствия оплаты.

18 июня французы потерпели поражение в битве при Треббии , и , следовательно , австрийцы были в состоянии двигаться более решительно против Мантуи. 4 июля осада вступила в новом этапе, с австрийскими подкреплениями прибывают, и осада растут от 8000 до 40000. Австрийцы командовал венгерский генерал барон Пал фон края , эксперт артиллерии. Артобстрела была постоянной. 24-25 июля нападение началось; и австрийцы медленно продвинулись в течение ближайших нескольких дней. 27 июля Фуассак-Латур начал переговоры условия капитуляции.

капитуляция

Австрийцы согласились освободить большую часть французского гарнизона, держа сотрудник в течение трех месяцев, и с солдатами по объявлению взносов не взять в руки оружия , пока заключенные не были обменены на боевых сторонах. В секретном протоколе, однако, австрийцы потребовали полный суверенитет над «перебежчиками из австрийской армии». После протестов со стороны польских офицеров — которые боялись , что из — за последние разделы Польши , в которой Австрия получила контроль над частями Польши , что австрийцы могут хотеть взять опеку над польскими легионерами — австрийский переговорщик выяснены официально , что они имели ввиду каких — либо дезертиров из в настоящее время австрийской армии или бывшие австрийские солдаты , служащие в Цизальпинской Республике армии.

30 июля французские и союзнические войска покинули крепость. Гарнизонные войска были разделены на французские и не-французские единица (из которых поляки все еще составляли 1,800); Австрийские солдаты наблюдающих шагающие без французских войск гарнизона получили разрешение на физическое нападение тех «признали» дезертиры , и большинство из них были в конечном итоге арестованы. Польские офицеры — особенно те из австрийского раздела — были вынуждены поступить на службу в австрийской армии или депортированы разделили Польшу, и такая же участь постигла польские сержант и регулярные солдат, многие из которых были вынуждены страдать физические наказаниями, избивают розги , Это положило конец Второй Легион польских легионов. Позже Фуассак-Латур был подвергнут критике со стороны поляков за то , что они считали «предательство», но и по — французски: для его передачи, сам Наполеон приказал Фуассак-Латур вычеркнуто из списка генералов и запретил ему носить военную форму.

Рекомендации

  • (на польском языке) Анджей Nieuważny, Obrona Mantui , Chwała Oręża Polskiego 14 (35), Rzeczpospolita, 23 октября 2006 года (издание содержит карту). Интернет — версия

внешняя ссылка

  • (на польском языке) Карта осады
  • Текст документа капитуляции (без секретного протокола)

«Наполеон Бонапарт на Аркольском мосту» — картина французского художника Антуана-Жана Гро.
На картине изображён эпизод трёхдневного сражения при Арколе, который произошёл 15 ноября 1796 года, когда Наполеон под жесточайшим огнём итальянских войск лично возглавил атаку на мост. На сабле Наполеона сделана надпись «G1. Bonaparte. Armée D’Italie», на пряжке ремня имеется монограмма «BLP» — переплетение начальных букв фамилий Наполеона Бонапарта и его жены Ла Пажери (девичья фамилия Жозефины Богарне). Сам Антуан-Жан Гро сопровождал Наполеона на протяжении всей Итальянской кампании и также принимал участие в этом сражении, поэтому картина написана по личным впечатлениям художника.
Картина написана в конце 1796 — начале 1797 года в Милане по заказу самого Наполеона и тогда же Гро исполнил с неё две копии.
Первый вариант имеет размеры 130 × 94 см, подпись отсутствует, принадлежала лично Наполеону и далее от Наполеона III картина перешла к императрице Евгении, которая в 1879 году подарила её Лувру, с 1901 года выставлялась в Компьенском замке, а с 1938 года хранится в Версальском дворце.
Второй вариант имеет размеры 134 × 104 см и вероятно принадлежал пасынку Наполеона Евгению Богарне, который во время Итальянской кампании 1796–1797 годов был личным адъютантом Наполеона; в конце XIX века эта картина числилась в коллекции правнука Евгения Богарне герцога Н. Н. Лейхтенбергского и находилась в Санкт-Петербурге; после Октябрьской революции была национализирована и в 1924 году через Государственный музейный фонд была передана в Эрмитаж; с конца 2014 года выставляется в здании Главного Штаба в зале 303.
Третий вариант, размером 132 × 95 см, некогда принадлежал падчерице Наполеона Гортензии Богарне и ныне хранится в её бывшем замке Арененберг в Швейцарии, где, после перехода замка в государственную собственность в 1906 году, был образован музей Наполеона.
Все варианты картины, кроме отличающихся размеров, имеют расхождения и в мелких деталях.
Сохранилось два предварительных эскиза картины. Основной эскиз маслом по холсту (73 × 59) был исполнен Гро в 1796 году, на нём Наполеон дан в том же повороте и так же со знаменем в руках, однако он изображен по пояс и правая рука изображена лишь краешком; этот эскиз хранится в Лувре. Следующим этапом работы над картиной был карандашный рисунок, на котором композиция картины была уже полностью разработана; этот рисунок находится в Милане в частной коллекции.
В 1798 году итальянский художник Джузеппе Лонги выполнил известную гравюру с картины, причем основой для гравюры послужило эрмитажное полотно.
В 1826 году французский художник Орас Верне написал картину «Бой на Аркольском мосту», где общим планом изобразил Наполеона во главе колонны французских гренадер и противостоящих им итальянцев.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →

ещё …

Из-за чего свел счеты с жизнью официальный живописец наполеоновских побед: Антуан-Жан Гро



В июне 1835 года из реки Сены в окрестностях городка Медон выловили тело мужчины. Проведенное расследование установило личность и обстоятельства, которые привели к этому печальному происшествию. Погибший оказался художником Антуаном-Жаном Гро, официальным живописцем Наполеона I. Пережив своего главного заказчика и работодателя на четырнадцать лет, Гро свел счеты с жизнью – когда осознал, что изменил делу своей жизни.

Карьера вопреки Революции


А.-Ж. Гро. Автопортрет

На момент смерти ему было 64 года. Жизненный путь Антуана-Жана Гро пришелся на драматичные и трудные для Франции времена. Он достиг в своей профессии многого – оказаться в милости у одного из величайших европейских правителей, заручиться его доверием и создавать на протяжении десятков лет его образ для современников и потомков, образ героический и идеализированный — все это нельзя было не считать настоящим успехом.

Портрет Гро работы Ф.-П-.С. Жерара

Родился Антуан-Жан 16 марта 1771 года в Париже в семье художника-миниатюриста. Это были времена абсолютной монархии, а в искусстве царил стиль рококо, и младшему Гро жизнь готовила поначалу то же будущее, что и его отцу. Гро-старший первым дал Антуану навыки рисования и живописи, а уже в этот способный и трудолюбивый мальчишка оказался в обучении у Жака-Луи Давида – будущего художника Революции, а пока – педагога и члена главной французской художественной академии. Антуан-Жан Гро стал любимым учеником мастера.

Жак-Луи Давид. Автопортрет

В шестнадцать Антуан-Жан поступил в школу при Королевской академии живописи и скульптуры, где проучился до 1792 года, когда Франция была уже три года как была охвачена революционными волнениями. Оставаться в стране дальше было опасно, и в 1793 году с помощью Жака-Луи Давида молодой художник смог отправиться в Италию, где заодно выполнял обязательную для выпускников Академии программу по изучению искусства итальянского Возрождения. Гро посетил Геную, Милан, Флоренцию, посещал музеи, выполнял зарисовки с шедевров живописи и античных статуй, а помимо этого – писал и свои произведения, в том числе и портреты, которые быстро принесли ему славу. В Генуе художнику посчастливилось познакомиться с Жозефиной Богарне, женой Наполеона. Она пожелала, чтобы Гро сопровождал ее в поездках по Италии, и представила живописца своему мужу.

Портрет мадам Пастер, написанный в Италии, привлек внимание к художнику

Служба Наполеону Бонапарту

Легенда гласит, что во время сражения при Арколе во время Итальянского похода Бонапарт бросился со знаменем в руках прямо на противника, невзирая на огонь с австрийской стороны. По другой легенде, при этом сражении присутствовал и Антуан-Жан Гро. Он написал героический портрет Наполеона – «Бонапарт на Аркольском мосту», который принес славу обоим, и полководцу в романтическом и даже героическом образе, и художнику, благодаря которому этот образ воплотился в картине.


«Бонапарт на мосту д’Арколь»

После этого Гро получил офицерское звание и был принят на службу к корсиканцу, помимо основной своей работы – создания живописных изображений Наполеона – выполняя и другие его поручения. Художник был назначен членом комиссии, которая отбирала трофеи — шедевры итальянского искусства для их переправки во Францию.

«Наполеон у пирамид»

В 1800 году Гро вернулся в Париж, где принял участие в Салоне, самой престижной французской художественной выставке Его произведения одно за другим завоевывали признание. Гро было доверено изобразить на своих холстах такого Наполеона, который бы воплощал отвагу, решительность, и у художника это получалось: ведь и сам он был вдохновлен личностью Бонапарта. К тому же, Гро был из тех немногих, кто имел возможность писать портреты правителя с натуры; он сопровождал полководца и в его военных походах, и это увлечение личностью Наполеона в сочетании с талантом и мастерством художника позволяло создавать действительно значимые произведения.

«Битва при Абукире»

Разумеется, не обходилось без значительной доли лести – образ первого консула, а потом императора надлежало окружить ореолом величия и славы, напоминающим о героях античных мифов. Излишнее восхваление порой плохо сказывалось на конечном результате, а потому не все картины Гро периода службы Наполеону были удачными. В 1802 году Гро получил национальную премию живописи за холст «Битва при Назарете», а в 1804 написал одну из самых успешных своих работ – «Наполеон возле больных чумой в Яффе». Здесь Бонапарт предстал в образе, напоминающем Христа.

«Битва при Назарете»


«Наполеон возле больных чумой в Яффе»

Кроме Наполеона, на картинах Гро появлялись и другие персонажи – члены семьи императора и его полководцы. За выполнение заказов на портреты художник получал щедрые гонорары, а однажды император снял с себя Орден Почетного легиона и собственноручно вручил его Гро.
В 1811 году Антуану-Жану была поручена роспись купола Пантеона – гигантский плафон следовало, по задумке императора, украсить изображениями великих франкских и французских правителей: Хлодвига, Карла Великого, Людовика Святого и, разумеется, самого Бонапарта. Однако закончить работу при жизни Наполеона Гро не успел.

Первоначальный эскиз плафона Пантеона работы Гро

Реставрация и упадок

Реставрация Бурбонов, начавшись в 1815 году, изменила судьбу Гро – в каком-то смысле роковым образом. Жак-Луи Давид навсегда покинул Париж, спасаясь от возмездия за свое содействие Революции, а Антуан-Жан Гро принял от него мастерскую и учеников. От романтизма в искусстве он отошел, вернувшись к академизму. Новые картины, теперь уже написанные в стиле неоклассицизма, отличались теперь сухостью и сдержанностью. Портреты перестали привлекать новых заказчиков.


Поздние картины Гро уже не пользовались успехом

Роспись купола Наполеона была завершена в 1824 году, спустя тринадцать лет после получения заказа. Образ Наполеона был заменен фигурой Людовика XVIII Бурбона, и за такой вот отказ от прежних убеждений Гро получил от короля баронский титул.


Роспись плафона после прихода к власти Бурбонов

Творчество Гро уже не получало тех восторженных отзывов, что сопровождали его карьеру в молодости. Утрата идеалов, измена своим профессиональным принципам сказались и на работе, и на жизни художника. Постепенно спрос на его картины сошел на нет, заказов на портреты больше не поступало.

Краски на картинах Гро со временем дают желтый оттенок — реставраторы пока бессильны

В июне 1735 года художник покончил с собой, бросившись в Сену. Последней картиной, написанной в его мастерской, стала работа «Геркулес и Диомед», весьма прохладно принятая критиками.
Читайте также: четыре дамы, покорившие сердце Наполеона Бонапарта.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми: