МРК мираж август 2008

Загадки морского боя 10 августа 2008 года

Малый ракетный корабль «Мираж». Фото с сайта www.nr2.ru

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года из Севастопольской бухты вышел в море «отряд дежурных сил» Черноморского флота и направился к берегам Абхазии. В состав отряда были включены большой десантный корабль «Цезарь Куников» проекта 775 с усиленной ротой морпехов на борту, малый противолодочный корабль «Муромец» и малый ракетный корабль «Мираж». Уже в походе к ним присоединился большой десантный корабль «Саратов», отправившийся из Новороссийска.

КРАСИВО, НО НЕПОНЯТНО

А вскоре произошел первый в истории морской бой между кораблями ВМФ России и ВМС Грузии. Его описал тележурналист Аркадий Мамонтов – один из авторов известной программы «Специальный корреспондент». Ему каким-то (каким — он не называет) образом «удалось выяснить неизвестные подробности боя».

Далее придется привести весьма обширную цитату.

«Это случилось вечером 10 августа. Первый морской бой между русскими и грузинскими моряками уже произошел. На третий день после начала бомбардировки спящего Цхинвали по приказу Саакашвили. Подробности этого сражения знают не все┘

В тот день рано утром группа кораблей Черноморского флота вышла из порта Новороссийска и взяла курс на Сухуми (Абхазия). На борту двух больших десантных кораблей находилось 500 миротворцев с боевой техникой и оборудованием. Их перебрасывали в Абхазию для того, чтобы обеспечить безопасность местного населения и предотвратить нападение грузинской армии на эту республику. Их сопровождали два корабля охранения, в том числе малый ракетный корабль «Мираж».

В это же время из порта Поти навстречу им вышли пять быстроходных грузинских катеров. Их задача – атаковать и потопить наши корабли. Тактику этого нападения разработали американские военные спецы: быстроходные малые катера, оснащенные мощными противокорабельными ракетами, внезапно наносят удар по большому десантному кораблю и уходят. При удачном раскладе результат – шок и трепет. Сотни погибших десантников, сгоревший корабль и победные реляции Саакашвили: «Мы предотвратили интервенцию», «У русских нет флота, они ни на что не способны». Но получилось все наоборот. «Вестям» удалось собрать подробную информацию от участников этого сражения:

18 часов 39 минут. Российской радиолокационной разведкой было обнаружено несколько морских быстроходных целей, идущих боевым курсом на строй наших кораблей.

18.40. Катера противника приблизились на критическое расстояние. Тогда с флагманского корабля «Цезарь Куников» была дана команда открыть предупредительный огонь. С одного из кораблей выпущена зенитная ракета (комплекса «Оса». – А.Ш.), которая падает между грузинскими катерами. Но это их не останавливает, они прибавляют скорость и пытаются достичь так называемой «мертвой зоны», где ракетное оружие бесполезно. И вот тогда малый ракетный катер «Мираж» получает приказ уничтожить противника. Расстояние до цели – 35 километров. Подготовка к удару, расчеты – все было сделано буквально за несколько минут. Морской бой всегда скоротечен.

18.41. Командир «Миража» дает команду «Залп!». У грузинских моряков преимущество было в скорости, у наших – в реакции. Первая ракета пошла к цели. Через несколько секунд – вторая. Подлетное время до грузинского катера «Тбилиси» – всего 1 минута 20 секунд. Расстояние между противниками – около 25 километров.

Попадание первой ракеты в машинное отделение катера «Тбилиси». Через секунду – еще один доклад – попадание второй в ходовую рубку. На радаре нашего корабля в течение 30 секунд была сильная засветка, что означает полное уничтожение цели, сопровождаемое большим выбросом тепловой энергии.

18.50. Командир «Миража» отдает команду на смену позиции. Корабль на большой скорости уходит в сторону берега, совершая разворот и вновь ложится на боевой курс. Радар показывает только 4 цели. Одна из них – грузинский катер, увеличив скорость, идет на сближение с нашим кораблем. «Мираж» открывает огонь. Залп зенитным комплексом «Оса».

В это время расстояние сократилось до 15 километров. Первая ракета попадает в борт грузинского катера, который сразу же задымил, сбавил скорость и попытался уйти с линии огня. Остальные грузинские суда выходят из боя, резко разворачиваясь в обратную сторону. Как отмечали наши моряки, этот маневр был выполнен очень грамотно. «Мираж» не преследует подбитого противника, приказа на добивание нет.

В 19.28 после проверки морского пространства «Мираж» занимает свое место в строе наших кораблей, идущих в Сухуми. Из доклада флагману: «Из пяти целей одна уничтожена, одна повреждена, три вышли из боя. Расход ракет: противокорабельных – две, зенитных – одна, потерь среди личного состава нет. Повреждений корабля нет».

Официальных комментариев к сообщению Аркадия Мамонтова не было. Зато в интернете на форумах появилось множество вопросов.

Почему грузинские ракетные катера при обнаружении противника не нанесли удар крылатыми ракетами? Ведь противник мог выпустить одновременно 16 таких ракет и утопить все наши корабли. По какой причине грузины не обстреляли МРК «Мираж» даже после того, как он сблизился на дистанцию 13 км (дальность действия зенитных ракет комплекса «ОСА-МА») явно с недружественными намерениями? Отчего «Мираж» не применил артустановку АК-176, имеющую соразмерную с «Осой» дальность действия и скорострельность 90 выстрелов в минуту?

МОГЛО БЫТЬ И ТАК

Автор этих строк попробовал реконструировать августовский бой в Черном море, используя данные интернета и информацию нескольких независимых историков флота.

Наши корабли шли у берегов Абхазии, то есть в ее 12-мильных территориальных водах или у их кромки, когда были обнаружены четыре или шесть грузинских катеров. Задача грузин до сих пор не ясна. Может быть, они действительно хотели нанести ракетный удар по российским кораблям, но скорее всего противник намеревался высадить десант или обстрелять побережье Абхазии и не подозревал о подходе отряда Черноморского флота РФ.

С дистанции в 38 км «Цезарь Куников» из пусковой установки А-215 (морской вариант «Града») дал «предупредительный» залп по грузинским катерами 122-мм реактивными снарядами «увеличенной дальности». Естественно, он не попал. (Система предназначена для стрельбы по площадным береговым целям). При этом грузинские катера не остановились и продолжали двигаться встречным курсом. Вполне возможно, что они еще не обнаружили российские корабли и решили, что залп произведен абхазами с берега или с какого-нибудь рыболовецкого сейнера (и грузины, и абхазы оснащали обычные гражданские суда ПУ для снарядов «Града» еще в 1992 году).

Минут через 10–15 с МРК «Мираж» (проекта 1234.1) по грузинским катерам были выпущены две ракеты П-120 «Малахит». К этому времени расстояние между противниками составило 20–24 км, а минимальная дальность стрельбы «Малахитом» – около 20 км, максимальная – 110–120 км.

Мотив, почему нельзя было стрелять сразу «Малахитом», а не «Градом», предназначенным совсем для других целей, – мне неясен.

Один из «Малахитов» то ли попал в катер грузин, а скорей всего – не попал. Другой вообще пролетел мимо. Противокорабельная ракета П-120 имеет две головки самонаведения – радиолокационную и инфракрасную (тепловую). Перед пуском ракет задается режим включения головок, то есть они включатся или сразу, или с какой-то задержкой — в зависимости от дальности стрельбы. Предполагаю, что на «Мираже» включили не тот режим, и головки попросту не успели захватить грузинские катера (то ли у обеих П-120, то ли у одной).

Обе ракеты (или одна) ушли в «свободную охоту». И на пределе дальности их головки захватили цель. Ею оказался молдавский теплоход Lotos 1, перевозивший 1475 тонн пшеницы из Ейска в Поти. В тот момент данное судно находилось в 30 милях к северо-западу от грузинского порта Поти и в 25 милях от берега.

Одна из ракет пролетела мимо сухогруза (она могла и привидится экипажу). Зато осколки второй ракеты, разорвавшейся в 50–100 м от левого борта, на высоте примерно 20–30 м, нанесли незначительные повреждения надстройке. Все члены экипажа остались живы. Судно при этом не потеряло хода и, выйдя через некоторое время из зоны боевых действий, благополучно дошло до Керчи. На палубе сухогруза были сфотографированы обломки ракеты. Следует заметить, что у Молдовы ни ВМС, ни торгового флота нет, поскольку она не имеет выхода к морю. Зато республика предоставляет «дешевый флаг», которым и пользуются 215 судов разных национальностей.

Почему же «Малахит» с мощной боевой частью не потопил Lotos? Если верить сообщениям интернета, ракета была на излете, ее радиолокационная головка самонаведения за 30 км захватила сухогруз. Но твердотопливный двигатель «Малахита» уже отработал, и ракета не могла маневрировать. В конце концов она взорвалась вследствие срабатывания или контактного радиолокационного взрывателя, или самоликвидатора.

После пусков «Малахитов» российские корабли открыли огонь по грузинским катерам зенитными ракетами «Оса-МА». Было выпущено до десяти ракет. Следует заметить, что в течение последней четверти века комплекс «Оса» постоянно совершенствовался для стрельбы по противокорабельным ракетам, летящим на высоте от 5 до 25 м над волнами. Любопытно, что еще в 1973 году во время противостояния советского и американского флотов в Средиземном море первыми должны были поражать корабли ВМС США именно зенитные ракеты «Волна» и «Оса». Хотя их боевые части существенно меньше, чем у ПКР, но и время реакции в 5–10 раз меньше.

Ракетами «Оса» были потоплены от одного до трех грузинских катеров. Остальные катера ушли на юго-восток, видимо, в Поти.

Между тем, по данным интернета, «Мираж» попал под огонь грузинских береговых батарей и получил по крайней мере одно попадание. На мой взгляд, могли палить как грузины, так и абхазы (последние могли принять «Мираж» за грузинский корабль). И те, и другие имели на вооружении береговой обороны 100-мм зенитные пушки КС-19, управляемые с помощью РЛС СОН-4. Дальность стрельбы этих орудий около 19 км.

После боя «Мираж» отправился в Новороссийск, а затем в Севастополь. Там встречавшие его увидели, что надстройка одного борта здорово закрашена свежей краской.

Во всяком случае, командира малого ракетного корабля «Мираж» капитана 3 ранга Ивана Дубика наградили орденом Мужества.

«Грузинских катеров было пять: два ракетных и три патрульных, – рассказал сотрудникам одной из московских газет по телефону Иван Дубик. – На хорошем ходу они попытались атаковать нас. Мы предупреждали грузин, но они продолжили атаку. Все 60 человек нашего экипажа сработали как единый механизм, и мы им ответили залпом. Один из грузинских кораблей моментально пошел на дно». «Не имею права говорить, с какой дистанции мы их подбили, – по-военному строго сказал Иван Дубик. – Остальные четыре сразу после залпа развернулись и стали от нас уходить».

Но и это свидетельство участника первого морского боя Российского флота в XXI веке не дает ответов на множество вопросов, интересующих и профессиональных исследователей, и экспертов-любителей.

Грузино-югоосетинский конфликт 2008 года: хроника событий

Противостояние Грузии и Южной Осетии длилось не одно десятилетие. Грузия считала Южную Осетию своей, осетины мечтали о независимости. В 1993 году после кровопролитной войны гарантом мира выступила Россия.

К лету 2008-го ситуация на границе с Южной Осетией накаляется. 8 августа глубокой ночью по спящему Цхинвалу начинают стрелять «Грады». Обстрел начался под предлогом нарушения перемирия со стороны Осетии.

Через три часа после залпов к Цхинвалу выдвигается танковая колонна. На подступах к городу уничтожен пост миротворцев — сожжены три БТР, убиты пять российских военнослужащих. План грузинских войск был прост: с запада город обходила 4-я пехотная бригада, с востока — 3-я пехотная бригада, затем «клещи» сжимались. Формирования встречались в районе стратегического моста у села Гуфта и могли двигаться дальше на север, чтобы отрезать Южную Осетию от России.

Цхинвал оказывался окруженным, а грузинские силы планировали заблокировать Рокский тоннель — единственный путь, по которому Россия может помочь.

К 10 часам утра грузины заняли Хетагурово, Присские высоты и село Дменис. Войскам удалось сомкнуть «клещи» вокруг Цхинвала, но взять город они не смогли — быстро ответила российская сторона.

Два батальона 58-й армии Северо-Кавказского военного округа взяли под охрану Рокский тоннель. Через переход начали продвигаться остальные части армии. Передовые части достигли Цхинвала. Параллельно контрудар нанесли российские ВВС. На рассвете бомбардировщики атаковали военную базу в Гори, аэродромы Вазиани и Марнеули.

К концу дня кольцо грузинских войск вокруг Цхинвала было разорвано. 10 августа российские войска полностью освободили Цхинвал. Грузины отходили, оставляя раненых и убитых.

11 августа российские военные с двух сторон — из Абхазии и Южной Осетии — перешли границу с Грузией. Противник и не думал сопротивляться. Без боя заняты Джвари, Зугдиди, Хурча, Сенаки, и по суше войска подошли к Поти. Со стороны Южной Осетии также без боев взят город Гори и окрестности.

12 августа президент России заявляет об успешном завершении операции. 14 августа Михаил Саакашвили подписал соглашение об урегулировании конфликта. В тот же день ВС РФ вышли из грузинских городов, передав контроль полиции. 26 августа Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии.

Российско-грузинское военно-морское столкновение (2008)

10 августа 2008

побережье Абхазии, Чёрное море

отражено проникновение грузинских катеров в зону конфликта

Российско-грузинский морской бой
Грузино-южноосетинский конфликт (2008)

МРК «Мираж»
Дата Место Итог
Противники
Черноморский флот России Военно-морские силы Грузии
Силы сторон
БДК «Цезарь Куников»
БДК «Саратов»
МРК «Мираж»
МПК «Суздалец»
2 ракетных катера
3 сторожевых катера
Военные потери
нет 3 катера потоплены
1 катер повреждён

Росси́йско-грузи́нское вое́нно-морское столкнове́ние — морской бой между ВМФ России и Грузии, который состоялся 10 августа 2008 года около побережья Абхазии в ходе войны в Южной Осетии.

  • 1 Столкновение
  • 2 Неясности в репортаже «Вестей»
  • 3 Бой МПК «Суздалец»
  • 4 Примечания

Столкновение

10 августа 2008 года группировка Черноморского флота РФ, состоящая из 2 больших десантных кораблей (флагман «Цезарь Куников» и «Саратов») и 2 кораблей охранения (МРК «Мираж» и МПК «Суздалец») находилась у берегов Абхазии, в районе, объявленном Россией зоной безопасности. Флагман Черноморского флота ГРКР «Москва» находился в этот день в районе Новороссийска и не принимал участия в столкновении.

В районе патрулирования российских кораблей были обнаружены 5 быстро идущих катеров (2 ракетных и 3 патрульных), которые нарушили границу объявленной Россией зоны безопасности и не реагировали на предупреждения. Цели шли на сближение с кораблями Черноморского флота. В 18.39 один из российских кораблей произвёл предупредительный выстрел зенитной ракетой, упавшей между катерами. При этом, по сведениям И. Матвеева, был подожжен шрапнелью сторожевой катер Р-204 (проект 1400М, «Гриф»), но остался в строю. Цели продолжали двигаться прежним курсом на сближение и увеличили скорость.

Тогда в 18.41 МРК «Мираж» с дистанции 25 км выпустил по сторожевому катеру ВМС Грузии «Георгий Торели» (или, по другим сведениям, по большому гидрографическому катеру «Гантиади», или, по версии журналистов, по ракетному катеру «Тбилиси») 2 крылатые ракеты «Малахит». В результате попадания обеих ракет цель быстро затонула (исчезла с экрана радара после большой кратковременной засветки).

Оставшиеся 4 катера развернулись назад, но в 18.50 один из них снова пошёл на сближение с кораблями ЧФ. МРК «Мираж» с дистанции 15 км выпустил по нему ракету из ЗРК «Оса-М». После попадания ракеты в борт катера DHK-82 типа «Ярославец», тот потерял скорость и вышел с линии огня; после снятия экипажа другим катером выгорел и затонул.

Из доклада командира МРК «Мираж» флагману: «Из пяти целей одна уничтожена, одна повреждена, три вышли из боя. Расход ракет: противокорабельных — две, зенитных — одна, потерь среди личного состава нет. Повреждений корабля нет».

Картина боя восстановлена по репортажу программы «Вестей» и не всегда согласуется со сведениями из других источников. В частности не отражено использование артиллерии кораблями ЧФ, о чём было заявлено в первоначальном сообщении официальных лиц о произошедшем морском бое. Грузинская сторона не раскрывает подробностей о данном бое. Неизвестно точно, какой именно грузинский катер был потоплен ракетной атакой. Его идентификация базируется на предположениях военных и опознанным катерам Грузии, подорванным в порту Поти российскими военными 13 августа 2008.

Неясности в репортаже «Вестей»

В «Независимой газете» обозревателем А. Широкорадом а также в публикациях на форуме отмечают ряд неясностей в репортаже программы «Вести». В основном, эти неясности касаются идентификации участвовавших в бою и потопленных грузинских кораблей, а также некоторые незначительные детали боя. В частности, упоминаются следующие пункты:

  • На любительской видеосъёмке потопленных российским десантом в порту Поти военных катеров заметен катер «Тбилиси». Это свидетельствует о том, что в ходе боя был потоплен другой катер.
  • Если в составе грузинских катеров были ракетные катера, имеющие ПКР, почему ПКР не были ими использованы? В репортаже говорится, что катера, наоборот, пытались достичь так называемой «мертвой зоны», где ракетное оружие бесполезно.
  • Упоминается, что катер Тбилиси был поражен попаданием двух ПКР П-120 Малахит, одной в машинное отделение и второй — в рубку. Как это было определено на расстоянии 25 км, особенно после первого попадания ПКР с массой боевой части 840 кг?

Часть критики основана на непонимании технических деталей. В частности, критики указывают на то обстоятельство, что в технических характеристиках ЗРК «Оса» максимальная дальность поражения воздушных целей указывается равной 10 км, а в репортаже сказано об обстреле грузинских катеров со значительно больших дистанций. При этом критики не различают понятия «максимальная дальность поражения целей ЗРК» и «максимальная дальность полёта ракеты» полагая их равными, что ошибочно. Комплекс «Оса» согласно техническим характеристикам на дистанции 10 км поражает воздушные цели с заданными характеристиками (высоты до 5 км и скорости до 500 м/с). Расчёты показывают, что максимальная дальность полёта до падения в воду пущенных по оптимальной траектории ракет ЗРК «Оса» составляет чуть менее 40 км, что полностью соответствует данным, указанным в репортаже.

Альтернативная реконструкция картины боя была опубликована в разделе НВО Независимой газеты историком А. Широкорадом, которого, впрочем, ранее критиковали за неточности в приводимых им сведениях.

Время за которое затонуло пораженое судно и вызвало мнение о том что это был достаточно крупный ракетный катер «Тбилиси», однако при том что потом появились кадры с изображением ракетного катера «Тбилиси» затопленного в порту Поти возникло недоумение, так как мелкий катер затонул бы от поражения из ПРК «Малахит» мгновенно. Однако в ВМФ Грузии был и второй подобного размера корабль. Переданный Грузии в 2004 году Грецией «Диоскуриа», самый мощный корабль ВМФ Грузии, к 19 августа был уже потоплен, но не сообщалось, где.

Бой МПК «Суздалец»

Также были упоминания о боевом столкновении, произошедшем утром (вечером?) того же дня 10 августа 2008 г. Стоявший на рейде Очамчыры МПК «Суздалец», обстрелял три грузинских катера. Катера уходили в Батуми и их не преследовали. Один из катеров, головной катер типа Dountless 01 (Р-208 или Р-209), получил в борт «Осу-М». Погибли все пять моряков, катер затонул.

Примечания

  1. 1 2 3 4 http://www.proza.ru/2008/08/14/229
  2. Катер ВМС Грузии «Георгий Торели» представлял собой поисково-спасательный вариант ракетного катера проекта 205 (бывший ПСКР 629 Балаклавской пограничной бригады), то есть ракетное вооружение было снято: . См. вид катера:
  3. Проект 206МР «Вихрь», передан Грузии Украиной 30.06.1999 года, в прошлом — U-150 «Конотоп». С ним было передано 4 пусковых установки ПКР П-15М «Термит». Вооружение: две пусковых установки комплекса «Термит», одна 76-мм артиллерийская установка АУ-176, одна 30-мм шестиствольная артиллерийская установка АК-630М. Катер «Тбилиси» был идентифицирован (согласно опубликованным фото- и видеоматериалам) среди взорванных российскими десантниками в порту Поти 13 августа 2008. Возможно он был повреждён зенитной ракетой с «Миража»
  4. Интервью командира МРК «Мираж» капитана 3-го ранга Ивана Дубика в КП
  5. Итоговая программа «Вести» телеканала «Россия» от 31 августа: Неизвестные подробности боя в Черном море
  6. В апреле 2009 потопленные в порту Поти катера «Тбилиси», «Диоскурия» и «Цкалтубо» были куплены на аукционе за 61 тыс.$.
  7. 1 2 Загадки морского боя 10 августа 2008 года, Александр Борисович Широкорад, историк. Независимая Газета 2008-10-29
  8. atrinaflot.narod.ru: МОРСКОЙ БОЙ У БЕРЕГОВ АБХАЗИИ — ПО-ПРЕЖНЕМУ МНОГО НЕЯСНОГО
  9. ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ

Ссылки

  • ВМС Грузии — flot.com (21.05.2008)

Грузино-южноосетинский конфликт (2008)

Общая информация

Версии повода к началу конфликта · Хронология · Информационная война · Последствия · Международная реакция · Признание независимости Абхазии и Южной Осетии · Военные преступления · Гуманитарная катастрофа · Протесты

Боевые действия

Снайперская война · Цхинвал · Кодорское ущелье · Чёрное море · Поти · Гори · Боржоми

См. также

ООН и война в Южной Осетии (2008)

Морская мощь и крылатые ракеты. Как флоту использовать «Калибры»?


Боевое применение КР 3М14 «Калибр» против террористов в Сирии с борта фрегата «Адмирал Эссен»
Россия – единственная страна в мире, размещающая крылатые ракеты большой дальности на маленьких кораблях с водоизмещением менее 1000 тонн. Это положение дел во многом стало реальностью случайно. Сначала у президента возникли вопросы на тему того, почему мы поставляем в Индию оружие, которого наш флот не имеет, потом был мощный «импульс» ВМФ, который заставил флот обзавестись универсальной пусковой установкой 3С-14 входящей в УКСК – универсальный корабельный стрельбовой комплекс на ракетном корабле Каспийской флотилии «Дагестан».

Первая ласточка ВМФ — УВП 3С-14 ракетного корабля «Дагестан» Каспийской флотилии
Далее в игру вступил всемогущий Генштаб, управляемый в основном выходцами из сухопутных войск, которые с одной стороны не до конца представляют как можно по-максимуму реализовать потенциал флота, как вида ВС, с другой считают себя достаточно компетентными, чтобы определять направления развития ВМФ – и имеют для этого достаточную власть. После «Дагестана» была генштабовская директива обеспечить применение крылатых ракет большой дальности «со специализированных ракетных кораблей». После чего в дело вступили бюджетные ограничения и случайный фактор с незапуском дизеля от «Звезды» во время учений на одном из МАКов проекта 21630 в присутствии Главкома Высоцкого и других высокопоставленных лиц.
Синергетический эффект всех этих вещей породил специализированный ракетный корабль проекта 21631 «Буян-М» с немецким дизелем МТУ, а его высокая цена, наличие незаменимых импортных узлов, попавших под санкции и желание другого главкома – Королёва, иметь «свой» корабль, породило «Каракурт». В целом, интересующиеся вопросом могут обратиться к статье «Нужны ли флоту малые ракетные корабли», где вопрос о значении МРК для ВМФ раскрыт.
Но, так или иначе, эти корабли реально были задействованы в боевых операциях. Президент Путин в одном из интервью прямо сказал, что нам незачем нарушать Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, так как такие ракеты у нас базируются на кораблях. Добавим, что базируются под берегом, почти там же, где могли бы быть наземные пусковые. «Буяны-М» это, условно говоря, армейские корабли – заменители наземных пусковых установок, которые очень хотелось бы иметь армейским офицерам из Генштаба, но было нельзя. Так продолжалось до тех пор, пока американцы не развалили Договор РСМД.

2 августа 2019 года США окончательно вышли из него и почти сразу провели испытательный пуск КР «Томагавк» с импровизированной наземной пусковой установки. За внешним эффектом от этого пуска остался «в тени» факт существования огромной по масштабам ракетной программы Армии США, начатой задолго до того, как американская пропагандистская машина стала выдвигать к России претензии в нарушении Договора. Приведём только один пример из линейки создаваемого для американских сухопутных войск ракетного оружия — Long Range Hypersonic Weapon (LRHW), по-русски – «гиперзвуковое оружие большой дальности». Это гиперзвуковой глайдер, смонтированный на запускаемой с мобильного шасси ракеты. Оружие обещает быть очень опасным и трудносбиваемым.
Выход США из Договора создаёт в развитии ракетного оружия несколько новую ситуацию. С одной стороны, теперь наши руки тоже развязаны. С другой, встаёт вопрос в количестве ракет, вернее даже в том, чтобы получить максимальный залп за минимальные деньги. И, в-третьих, встают вопросы о том, являются ли осмысленными те способны развёртывания крылатых ракет, которыми пользуется ВМФ. И не упускает ли флот какие-то возможности. Для того, чтобы понять всю глубину проблемы, обратимся к тому, какие возможности открывает перед ВС РФ ликвидация Договора РСМД.

Наземные пусковые

Как известно, семейство ракет «Калибр» появилось на базе советских крылатых ракет семейства «Гранат» — очень похожей на «Калибр» 3М14 ракеты дальнего радиуса действия, которая должна была запускаться через торпедные аппараты подводных лодок. Характерным отличием «Граната» от «Калибра» было наличие только ядерной боевой части. Противокорабельный вариант ракеты, который сегодня, после многолетней эволюции, известен как 3М54, тоже впервые «полетел» в СССР. А вместе с комплексом для ВМФ был создан и его сухопутный, армейский вариант – РК-55 «Рельеф», в состав которого входила мобильная пусковая установка на автомобильном шасси, обеспечивающая пуск шести крылатых ракет.

ПУ КР РК-55 «Рельеф». Шесть крылатых ракет на автомобильном шасси, почти МРК
Невозможно не отметить то, что такие установки априори имеют большую боевую устойчивость, нежели МРК. МРК привязан к водоёмам. Наземная пусковая установка может находиться где угодно на территории России, в лесах, в зданиях и сооружения в городской черте, как угодно хорошо замаскированная. МРК неделим и всегда представляет собой одиночную цель. Наземная батарея может быть рассредоточена на местности. Поражение даже одной ракетой МРК как минимум выводит его из строя и делает небоеспособным или же уничтожает. Поражение одной из пусковых приводит к сокращению залпа, а поражение какой-то из машин управления требует только замены машины управления. Наземный РК может находиться внутри хорошо защищённого района ПВО в глубине обороны, а МРК имеет и другие уязвимости, помимо удара с воздуха – например, ему угрожают подлодки, надводные корабли, при переходах – морские мины. Исключение только у МРК Каспийской флотилии, но в случае с ними начинают работать экономические факторы.
Наземные установки несоизмеримо более эффективны экономически. Сравним слегка модернизированный РК «Искандер» и МРК по экономической эффективности.
МРК обеспечивает залп в восемь крылатых ракет. Модернизированная ПУ комплекса Искандер обеспечивает пуск двух крылатых ракет. Двухбатарейный дивизион (в каждой батарее две ПУ) обеспечивает, таким образом, эквивалент МРК по ракетному залпу, но ценой несоизмеримо большей боевой устойчивости. Сколько стоит дивизион?

ПУ РК «Искандер» двумя крылатыми ракетами. На их месте могут быть чуть-чуть другие ракеты с совсем другой дальностью
В те годы, в которые в открытые источники попадали данные о стоимости МРК, и комплексов «Искандер», выходило, что дивизион РК «Искандер» стоит примерно на треть меньше, нежели МРК «Буян-М» или «Каракурт» с «Панцирем», или почти столько же, сколько «Каракурт» без «Панциря», который вообще беззащитен от ударов с воздуха, и которые больше не будут строить.
Таким образом, мы вправе сравнивать МРК за 9-10 миллиардов и дивизион наземных пусковых за 6-7 миллиардов, которые обеспечивают одинаковый залп одинаковых ракет. C поправкой на инфляцию пропорции между ценами и сегодня будут такие же.
Но тут начинаются детали. Залп, он не просто так – он в единицу времени. МРК перезаряжается ракетами в течение дня, плюс нужно время на выход из базы и возвращение в неё. Если пренебречь тем, что военно-морские базы будут атакованы сильным противником в первые же часы конфликта, и тем, что во время нахождения корабля в базе, он подвергается максимальной опасности то можно принять что корабль способен отстреливать до восьми ракет в сутки (реально кораблю будут поставлены задачи, исключающие такую частую перезарядку, но сделаем допущение).
А наземный дивизион? А наземный дивизион, отстреляв свои восемь ракет, уже через два часа будет готов снова стрелять. А ещё через два часа – ещё раз. И так далее. В состав дивизиона входит транспортно-заряжающая машина, а в соединении, в состав которого входит дивизион, работает подвоз, по крайней мере, в тыловых районах. Разместить же ракетную бригаду в тыловых районах можно без проблем – дальность ракет позволяет. Таким образом, примерный предельный суточный залп дивизиона можно оценить в те же восемь ракет, но в каждые два часа времени (при наличии самих ракет и целей для них). Что даёт в итоге В ДВЕНАДЦАТЬ РАЗ больший залп в сутки, чем может обеспечить МРК. За меньшие (не считая стоимости расходуемых ракет) деньги.
Мы, однако, можем пойти несколько дальше. До этого момента мы рассматривали в качестве базовой ПУ почти стандартную ПУ «Искандера», с парой крылатых ракет.
Но у России «в загашнике» есть ещё кое-что. Смотрим на пусковую установку экспортного варианта «Калибра» — комплекса «Клаб». Вместо пары ракет применены четыре. На похожем четырёхосном шасси от того же производителя — МЗКТ.

ПУ РК «Клаб» — четыре ракеты на машине, половина МРК
Насколько такая установка будет дороже, нежели стандартная ПУ комплекса «Искандер»? Да практически ни на сколько, на фоне миллиардов стоимости одного дивизиона несколько переусложнённая ПУ просто потеряется. Возможно, речь пойдёт о том, что весь дивизион с такими установками обойдётся на полмиллиарда дороже, и это потолок. Но эти деньги не просто так тратятся, они тратятся в обмен на УДВОЕНИЕ залпа. Было восемь ракет каждые два часа, стало шестнадцать. При наличии ракет, подвоза и целей один дивизион сможет в предельном темпе поражать до 192 целей. И это будет по-прежнему дешевле МРК. Который может поразить восемь целей в сутки (в абсолютном пределе и идеальных условиях, вплоть до стрельбы из базы). Неплохая разница, не так ли?
А если потратить деньги на ОКР по новой пусковой и воспроизвести ПУ «Рельефа»? Тогда у нас не удвоение залпа за почти те же деньги, а его утроение, ведь, повторимся, «рельефовская» ПУ несёт 6 ракет. А транспортно-заряжающие машины установят и такое количество транспортно-пусковых контейнеров, если будет необходимо.
Тут, конечно, можно начать спорить. Так, например, обычная двухракетная ПУ РК «Искандер» позволяет применять не только крылатые ракеты, но и ракеты с квазибаллистической траекторией полёта. При меньшей (пока) дальности, они намного быстрее достигают цели за счёт скорости. При ударе по не успевшей выйти из-под атаки авиации противника или по какой-то мобильной цели (остановившаяся батарея ЗРК на марше, например) эти ракеты могут оказаться безальтернативны – крылатым вариантам «Калибра» довольно долго лететь. Цель может уйти – это не факт, но это возможно.

Пример универсальности — две разных ракеты на одной ПУ
А «многоракетные» ПУ, оптимизированные для крылатых ракет, применять ракеты других типов, видимо, не смогут.
Дискуссия о преимуществах разных видов ракет заведёт нас слишком далеко. Важно другое – при выборе типа пусковых установок у России полностью развязаны руки. На своей технологической базе она может сформировать любые комбинации пусковых установок – просто производить «Искандер», оснащая его всё более и более совершенными ракетами или же наращивать залп в ущерб каким-то другим преимуществам.
Вспомнив несостоявшиеся контейнерные ПУ для надводных кораблей, скажем, что на автомобильном ходу такие установки как раз могли бы себя проявить, и тогда четыре «наземных «Калибра» мог бы нести на своём полуприцепе обыкновенный тягач КАМАЗ – в дополнение к «Искандерам» или же вместо них.

Раз

Два. Скинуть борта с полуприцепа, тягач взять той же модели, но военного образца и всё покрасить в камуфляж. Получится намного дешевле «Искандера» и трудноотличимо от простого автопоезда
В конце концов, у французов был ракетный комплекс HADES в габаритах обычного тягача с полуприцепом.
HADES. Тягач обычный с неведущим передним мостом, даже не вездеход, просто шины внедорожные. Издалека комплекс не отличим от простого автопоезда
У нас это тоже возможно.
Теперь сформулируем первое важнейшее следствие краха Договора РСМД – на евростратегических дальностях, наземные пусковые установки несоизмеримо более эффективны, нежели малые ракетные корабли. Их ракетный залп в единицу времени больше корабельного в разы или десятки раз при меньших затратах и большей боевой устойчивости.
Значит ли это, что строительство МРК — напрасная трата денег? Да, значит. Значит ли, что корабли бессмысленно вооружать крылатыми ракетами? Нет, но надо делать это правильно, используя сильные стороны такого вида ВС, как военно-морской флот.

Военно-морской способ

При применении ракетного оружия против наземных целей, флот, будучи дорогим по сравнению с армейскими ракетными бригадами, средством, обладает колоссальным преимуществом над сухопутными войсками – недостижимым для последних уровнем мобильности. Корабль способен на экономическом ходу пройти за сутки более 600 километров. Для громоздких вездеходных шасси ракетных установок это недостижимая величина сама по себе. Но дело ещё и в том, что им, чтобы сравниться с кораблём, надо иметь возможность и линию фронта с противником пересечь, либо, если войны на границах нет, то госграницу, а иногда и не одну. А это уже даже необсуждаемо.
К тому же корабль может увеличить ход и пройти за сутки более 1000 километров. Сформулируем, таким образом, принципиальное различие боевых кораблей с ракетными частями сухопутных войск.
Боевые корабли и соединения ВМФ способны в короткие сроки отодвинуть рубеж пуска крылатых ракет на многие сотни или тысячи километров, что абсолютно недоступно для наземных ракетных частей.
По этому параметру корабли превосходят даже авиацию – последняя не всегда сможет обеспечить наличие крылатых ракет где-то в Южной Атлантике, а корабли смогут. Авиации в некоторых случаях нужны будут согласования с иностранными правительствами на предмет пролёта через воздушные пространства третьих стран – и не факт, что это получится. Авиации в любом случае нужна будет дозаправка в воздухе, и она серьёзно ограничит её возможности.
Также корабли, которые уже развёрнуты в назначенном районе банально быстрее авиации. Это звучит непривычно, но это так. Корабль с ракетами, после получения приказа на удар, отправит свои ракеты на цель самое большее в течение часа, даже если всё происходит в Карибском море. Бомбардировщику нужно будет многие часы лететь к рубежу пуска с российской территории.
Кроме того, есть и ещё один фактор.
Сформулируем ещё одно специфическое качество кораблей как боевого средства.
Корабли, вооружённые крылатыми ракетами, могут находиться в удалённом от территории РФ районе, из которого возможен пуск ракет по цели чрезвычайно длительное время – месяцы. При обеспечении ротации кораблей, возможно иметь в нужном районе мира крылатые ракеты практически вечно.
Допустим, мы имеем дело с каким-то военно-политическим кризисом вокруг Венесуэлы. Легко представить себе развёртывание корабельной ударной группы в Западной Атлантике, с сотней крылатых ракет – будь мы поумнее, у нас уже были бы такие возможности на старых кораблях и подлодках, но мы ни разу не поумнее, поэтому они у нас будут во второй половине 2020-х годов на новых кораблях и подлодках. Но будут в любом случае. Десятки ракет мы уже можем развернуть на фрегатах проектов 22350 и 11356 и ПЛА «Северодвинск», которая недавно отстрелялась «Калибром». И такая группировка, при обеспечении сменяемости кораблей в ней, будет там, при необходимости, всегда.
Приведём пример из реальности – в период недавнего обострения обстановки в сирийской провинции Идлиб, и возможных боестолкновений между ВС РФ и ВС Турции на сирийской территории, в восточной части Средиземного моря были развёрнуты три фрегата проекта 11356 с КР «Калибр». Надо сказать, что они там были крайне уязвимы – Россия безумно легкомысленно допустила утрату флотом противолодочных сил, а у Турции есть хорошие подлодки с хорошими торпедами, и в надводных силах у Турции на тот момент было и сейчас остаётся подавляющее численное превосходство. Будь даже вся турецкая авиация занята борьбой с ВКС РФ и ВВС Сирии на двух фронтах – в самой Сирии и над Чёрным морем, туркам всё равно хватило бы кораблей и подлодок, чтобы уничтожить нашу слабую группировку без своих самолётов.
Но перед этим к ним пришёл бы залп из 24 крылатых ракет, которые, в силу нахождения рядом с турецкой территорией, очень быстро поразили бы назначенные цели, не давая Турции многочасовой форы, как дал бы пуск ракет с Каспийских МРК. Это развёртывание сил, в целом ущербное, всё же хорошо демонстрирует нам то, как надо правильно использовать флотские ракеты, и какими «в минимуме» должны быть их носители. Туркам пришлось бы дорого заплатить за уничтожение фрегатов, каждый из которых имеет 24 ЗУР (72 в группе), не современный, но вполне боеспособный РЛК, отличную пушку калибром 100 миллиметров. Не факт даже, что внезапный турецкий удар по ним, потом, после боя, не дал бы отстреляться «Калибрами» хотя бы части кораблей. И это одно из их кардинальных преимуществ перед МРК даже в такой задаче, как пуск КР по береговым целям.

Какими ещё особенностями и преимуществами обладают корабли перед другими носителями КР – наземными пусковыми и авиацией? Важным преимуществом флота является возможность обеспечения массированного залпа.
Каждый отдельный корабль может иметь не очень много ракет. Например, для фрегата проекта 22350 с парой установок 3С-14 логичным выглядит занимать под такие ракеты не более восьми ячеек в пусковых, ведь нужно иметь ещё ПЛУР для самообороны от подлодок и ПКР для защиты от надводных кораблей или их атаки. Но три таких фрегата с такой загрузкой это уже 24 крылатых ракеты, при сохранении всех прочих возможностей корабля, а действующие в том же районе две банальных «Варшавянки» добавят ещё восемь ракет без ущерба наличию на борту торпедного оружия. Ещё один 22350 нового типа, с 24 ракетами уже добавит соединению не менее 10 ракет, доведя его суммарный залп до 44 ракет. Подход модернизированного «Нахимова» на соединение с этой группой и смена «Варшавянок» «Ясенем» уже поднимут численность одновременного залпа далеко за сотню ракет. Причём там, куда ракеты с территории России или не дотянутся вообще, или будут лететь многие часы.
Вот они преимущества развёртывания КР на кораблях – возможность выноса рубежа пуска куда угодно далеко, возможность формирования очень мощного (особенно совместно с наличными бомбардировщиками) залпа с малым размахом (сжатого по времени, массированного) и возможность длительного дежурства в назначенном районе в постоянной готовности к нанесению немедленного удара.
Отдельно стоит упомянуть подводные лодки как носители. В настоящее время, скрытность подводных лодок уже несравнима с тем, какой она была сорок или пятьдесят лет назад. Полное использование США и НАТО своего противолодочного потенциала, драматически снизит возможности подлодок по скрытному развёртыванию где бы то ни было. Но даже в таких условиях, при должных мерах обеспечения, оно, всё же, окажется иногда возможным. И тогда, плюсом к имеющимся у надводных сил преимуществам, добавится ещё одно – возможность сосредоточить большое количество ракет СКРЫТНО для противника. Это будет получаться далеко не всегда, но иногда будет. И это может иметь большую ценность.
Увы, но тот путь, который ВМФ избрал для размещения на кораблях крылатых ракет, весьма слабо позволяет использовать преимущества кораблей как носителей. МРК в силу малой мореходности и околонулевых возможностей в части самообороны, а также в силу малой автономности, просто не могут выполнять такие задачи в условиях, когда противник может их атаковать. МРК – инструмент сугубо мирного времени, если противник оказывает сопротивление, они становятся почти бесполезны, так как могут только дублировать наземные пусковые, о преимуществах которых перед МРК сказано выше. Будучи частью корабельной группы, они не могут во всех случаях маневрировать совместно с большими кораблями либо из-за в принципе малой скорости (проект 21631) либо из за быстрой её потери на волнении (проект 22800). Да и в принципе им недостаёт мореходности.

Не лишне напомнить. МРК «Великий Устюг» проекта 21631 в шторм. В аннотации указано, что семь баллов, но даже визуально видно, что не больше четырёх. Ни о каком боевом применении или отрыве от противника в таких условиях и речи быть не может — в реальной войне корабль обречён
В последнее время ситуация, однако, если не начала исправляться, то перестала искривляться. «Варшавянки» сходят со стапелей, имея возможность применения крылатых ракет, регулярно закладываются фрегаты проекта 22350 – спасение наших сил для дальней морской зоны и в каком-то смысле последняя надежда не утратить флот как эффективный инструмент международной политики и гипотетической «большой» войны. Строятся ПЛА типа «Ясень» — при всех тщательно скрываемых Минобороны и командованием ВМФ недостатках этих подлодок (см. например статью М. Климова «АПКР «Северодвинск сдан с критическими для ВМФ недоделками» или его же статью «Что спросить у «Ясеня») они всё же несут существенный ракетный арсенал, причём в универсальных пусковых установках. А недостатки отчасти можно устранить и на уже построенных кораблях, если, во-первых, признать их, а во-вторых, реально заняться устранением. А об увеличении серий МРК сверх объявленных ранее кораблей ничего не слышно, что тоже хорошо.
За этими плюсами не стоит терять из вида минусы – вместо быстрого переоснащения старых кораблей «Калибрами» в наклонных пусковых установках, разработка которых заняла бы максимум шесть лет, с момента открытия ОКР до получения изделием серийной «литеры», выбран дорогой и затратный по времени вариант замены 100 мм арт.установки на пару пусковых установок 3С-14 для БПК, а другие большие надводные корабли с наклонным пуском ракет – эсминцы проекта 956 и крейсера 1164 остаются со своим старым оружием. Подробнее – см. статью «Под углом к горизонту. «Калибрам» нужны установки для наклонного пуска».
По какой-то невероятной причине не стартовало массовое оснащение «Калибрами» атомных подлодок проектов 971, 945, 945А и имеющихся в строю ДЭПЛ проекта 877 – по крайней мере тех, списание которых не планируется в обозримом будущем. Это тем более непонятно потому, что 971-й проект и проект 945А предназначались для применения КР «Гранат», и их торпедные аппараты приспособлены для пуска ракеты. Объёмы модернизации этих лодок для применения КРО «Калибр» были бы не велики. Но пока ясно только то, что как минимум часть этих лодок никаких «Калибров» не получит, а возможно, не получит ни одна. Это странно, плохо и непонятно.
Казалось, лодки проектов 971 и 945А обречены на то, чтобы первыми получить «Калибры». но что-то пошло не так… На фото — ПЛА проекта 971 «Барс»
Ну и прекращение серии корветов 20385, способных применять это оружие, тоже стоит упомянуть. С точки зрения восстановления противолодочных сил, жизненно необходимых для ВМФ, был бы рационален упрощённый и удешевлённый вариант такого корвета, рассмотренный в статье «Лёгкие силы ВМФ. Их значение, задачи и корабельный состав». И он обеспечивал бы те же возможности по применению ракет, которые даёт их размещение на больших кораблях, с поправкой на худшую (но не такую плохую как у МРК) мореходность.
Пример того, каким мог бы быть упрощённый вариант 20385. РЛК мог бы быть взят аналогичный тому, что устанавливается на МРК «Каракурт» — и было бы даже лучше
Так или иначе, а выбор того, на каких носителях должны размещаться именно флотские крылатые ракеты, должен учитывать сильные стороны флота как вида ВС – мобильность, способность к длительному боевому дежурству в удалённых районах, возможность формирования мощных и плотных ракетных залпов, способность к немедленному нанесению удара сразу после получения приказа, в случае с подлодками – возможность скрытого развёртывания, и нанесения удара не просто массированного, но ещё и предельно внезапного для противника.
А вот задачи «ракетных канонерок» лучше передать сухопутным войскам, тем более, что теперь нет никаких сдерживающих это политических факторов. Мысль о том, что если мы не будем размещать в европейской части России ракеты средней и малой дальности, ранее запрещённые Договором с США, то и американцы этого не сделают, просто смехотворна. Американцы это сделают в любом случае, просто сейчас у них ещё нет подходящих для этого ракет. Как только они окажутся на вооружении в более-менее массовом количестве, последует какая-то внешнеполитическая провокация, вроде сбитого «Боинга», которая станет поводом для развёртывания этого оружия в Европе.
Ещё раз – это абсолютно неизбежно, это просто предрешено, США не для того устраивали танцы с бубном вокруг выхода из этого договора и не для того создают новое ракетное оружие сейчас, чтобы оно стояло на Североамериканском континенте, и оно там стоять не будет. А значит, нам можно не сдерживаться особо уже сейчас.
Ракетные части сухопутных войск – самое дешёвое и простое средство для нанесения ударов на дальность в полторы-две тысячи километров от наших границ, и менее. А флот должен использовать крылатые ракеты не просто для «замены» сухопутных войск, а с использованием своих сильных качеств или в тех условиях, когда армейские части окажутся неприменимы. Для этого ему нужны «правильные» носители и их должно быть много.
Такой подход оказывается важен и ещё по одной причине.

Крылатые ракеты в задачах ВМФ

В случае войны с противником, имеющим ВМС, наш флот должен будет поддерживать благоприятный оперативный режим (ссылка Минобороны РФ) в назначенных районах в течение заданного командованием времени. Одним из необходимых условий для поддержания благоприятного оперативного режима, является установление господства на море в заданных районах, хотя бы временное. Подробнее эти вопросы разобраны в статье «Строим флот. Теория и предназначение».
Одним из условий, необходимых для обеспечения господства на море может стать уничтожение ВМС противника, или же недопущение использования противником ВМС.
В современном мире в состав ВМС почти всех более-менее значимых в военном отношении стран входит авиация, как специализированная морская (противолодочная, патрульная), так и иная.
Кроме того, ВВС многих стран, особенно островных, специализируются именно на морской войне, на ударах по надводным целям.
В таких условиях ВМФ нужна своя «длинная рука», которой можно нанести удар по берегу с большого расстояния, не теряя время на согласование такого удара через не-флотские штабы. При нынешней системе командования, это, правда, априори невозможно, так как флоты, кроме Северного по сути срослись с военными округами, а у командующих различными соединениями и оперативными группами ВМФ (например, постоянного соединения ВМФ в Средиземном море) почти нет носителей КР. Подробнее о командовании в статье «Разрушенное управление. Единого командования флотом давно нет».
Если предположить, что эта проблема решена, то становятся ясны и чисто флотские задачи для кораблей вооружённых КР, в условиях, когда свои ракеты подобной дальности есть и у сухопутных войск. Флот должен и может применять свои ракеты в интересах установления господства на море – для ударов по военно-морским базам противника, по его аэродромам, особенно-важно — по выявленным скоплениям противолодочной авиации, уничтожение которой будет для нашего флота иметь просто критически важный характер, ведь наши основные ударные корабли это подлодки, а для них авиация представляет собой страшную угрозу.
Такие операции потребуют и большого запаса ракет, и мощных и многочисленных залпов и заблаговременного развёртывания носителей вне боевого радиуса базовой ударной авиации, то есть всего того, что флот и должен делать.

Окончательный вывод

Резюмируем. Задачи ударов по наземным целям в пределах дальности полёта крылатой ракет с территории РФ лучше отдать сухопутным войскам – это самый дешёвый способ и он же одновременно обеспечивает и максимальную огневую производительность, и максимальную боевую устойчивость ракетных частей.
Флоту обязательно нужны крылатые ракеты и в большом количестве, но они должны применяться так, чтобы сильные стороны флота как вида ВС использовались в максимальной степени, а не для «подмены» армейских ракетных частей. Сильными сторонами флота являются мобильность, а именно способность вынести рубеж пуска как угодно далеко от территории РФ, возможность обеспечить длительное боевое дежурство сил с ракетами на большом удалении от территории РФ, способность по команде немедленно нанести ракетный удар максимальной силы, способность формировать мощные ракетные залпы.
В ходе гипотетической «большой» войны, за вычетом ситуаций, когда нет иного выбора, кроме как использовать флотские ракеты вместо армейских или вместе с ними, крылатые ракеты должны использоваться флотом для решения своих оперативно-тактических задач, в рамках борьбы за господство на море. Это намного полезнее, чем израсходовать весь флотский запас ракет на малозначимые в отдельности цели, типа капонира с самолётом-истребителем или выявленной стационарной радиостанции сухопутных войск противника.
Такой подход максимально выгоден для страны экономически, а для ВМФ — с точки зрения его собственной боевой эффективности. Но он требует резкого увеличения числа носителей КР во флоте, причём это не могут быть МРК в силу их крайне ограниченной применимости. В условиях, когда кораблестроительные возможности страны ограничены, необходимо массовое оснащение кораблей и подлодок старых проектов крылатыми ракетами «Калибр». Также, когда наконец-то ВМФ одумается и возьмётся за противолодочные силы, то строящиеся корветы или иные противолодочные корабли также должны будут иметь возможность использовать крылатые ракеты, тем более что это легко реализуемо технически. Ведь, как было сказано ранее, лёгкие силы — не обязательно оборонительные и необязательно прибрежные.

Нам пора наконец-то начать принимать рациональные здоровые решения.

Ракетный «Мираж»: подробности отбитой атаки

На минувшей неделе открывались все новые и новые детали грузинского вторжения в Южную Осетию. Автору программы «Специальный корреспондент» Аркадию Мамонтову удалось выяснить неизвестные подробности боя, который произошел в Чёрном море между российскими и грузинскими судами.

Это случилось вечером 10 августа. Первый морской бой между русскими и грузинскими моряками уже произошёл. На третий день после начала бомбардировки спящего Цхинвали по приказу Саакашвили. Подробности этого сражения знают не все.

В тот день рано утром группа кораблей Черноморского флота вышла из порта Новороссийска и взяла курс на Сухуми (Абхазия). На борту двух больших десантных кораблей находилось 500 миротворцев с боевой техникой и оборудованием. Их перебрасывали в Абхазию для того, чтобы обеспечить безопасность местного населения и предотвратить нападение грузинской армии на эту республику. Их сопровождали два корабля охранения, в том числе малый ракетный корабль «Мираж».

В это же время из порта Поти навстречу им вышли пять быстроходных грузинских катеров. Их задача — атаковать и потопить наши корабли. Тактику этого нападения разработали американские военные спецы: быстроходные малые катера, оснащённые мощными противокорабельными ракетами, внезапно наносят удар по большому десантному кораблю и уходят. При удачном раскладе результат — шок и трепет. Сотни погибших десантников, сгоревший корабль и победные реляции Саакашвили: «Мы предотвратили интервенцию», «У русских нет флота, они ни на что не способны». Но получилось всё наоборот. «Вестям» удалось собрать подробную информацию от участников этого сражения.

18 часов 39 минут. Российской радиолокационной разведкой было обнаружено несколько морских быстроходных целей, идущих боевым курсом на строй наших кораблей.

18:40. Катера противника приблизились на критическое расстояние. Тогда с флагманского корабля «Цезарь Куников» была дана команда открыть предупредительный огонь. С одного из кораблей выпущена зенитная ракета, которая падает между грузинскими катерами. Но это их не останавливает, они прибавляют скорость и пытаются достичь так называемой «мёртвой зоны», где ракетное оружие бесполезно. И вот тогда малый ракетный катер «Мираж» получает приказ уничтожить противника. Расстояние до цели — 35 километров. Подготовка к удару, расчёты — всё было сделано буквально за несколько минут. Морской бой всегда скоротечен.

18:41. Командир «Миража» даёт команду «Залп!» У грузинских моряков преимущество было в скорости, у наших — в реакции. Первая ракета пошла к цели. Через несколько секунд — вторая. Подлётное время до грузинского катера «Тбилиси» — всего 1 минута 20 секунд. Расстояние между противниками — около 25 километров.

Попадание первой ракеты в машинное отделение катера «Тбилиси». Через секунду — ещё один доклад — попадание второй в ходовую рубку. На радаре нашего корабля в течение 30 секунд была сильная засветка, что означает полное уничтожение цели, сопровождаемое большим выбросом тепловой энергии.

18:50. Командир «Миража» отдаёт команду на смену позиции. Корабль на большой скорости уходит в сторону берега, совершая разворот и вновь ложится на боевой курс. Радар показывает только 4 цели. Одна из них — грузинский катер, увеличив скорость, идёт на сближение с нашим кораблём. «Мираж» открывает огонь. Залп зенитным комплексом «Оса».

В это время расстояние сократилось до 15 километров. Первая ракета попадает в борт грузинского катера, который сразу же задымил, сбавил скорость и попытался уйти с линии огня. Остальные грузинские суда выходят из боя, резко разворачиваясь в обратную сторону. Как отмечали наши моряки, этот манёвр был выполнен очень грамотно. «Мираж» не преследует подбитого противника, приказа на добивание нет.
В 19:28 после проверки морского пространства «Мираж» занимает своё место в строе наших кораблей, идущих в Сухуми. Из доклада флагману: «Из пяти целей одна уничтожена, одна повреждена, три вышли из боя. Расход ракет: противокорабельных — две, зенитных — одна, потерь среди личного состава нет. Повреждений корабля нет».

«Мираж» одним из первых возвращался от берегов Кавказа в свою родную гавань Севастополь. Его встречали горожане салютом и криками «Ура!», но на входе в бухту с утра демонстративно пришёл катер военно-морских сил Украины. Надо сказать, что точно такой же катер грузинских военно-морских сил был потоплен «Миражом» 10 августа. Из источников в штабе украинских ВМС стало известно, что они получили приказ из Киева демонстративно выставить на рейде боевой корабль и буксир украинских ВМС для того, чтобы показать русским морякам своё неудовольствие, и кто контролирует бухту Севастополя.

На борту украинского ракетного катера были замечены люди в штатском, которые руководили этой операцией. Выглядело всё это очень неприятно. И только восторженный приём севастопольцев не дал разгореться крупному скандалу. Моряки «Миража» с борта своего корабля видели, как встречает их Севастополь. Российский корабль аккуратно вошёл в створ бухты и с сознанием своей мощи и силы, совершил манёвр, обойдя украинский катер и буксир, как будто не замечая их.

Тем временем, командование НАТО приняло решение отправить к берегам Грузии усиленную группировку своих военных кораблей. Сейчас их около порта Батуми и Поти — 18 штук. Якобы американские военные корабли пришли в Грузию с гуманитарной помощью. На палубе демонстративно выложены коробки с минеральной водой, памперсами, туалетной бумагой.

Американцы должны были зайти в Поти и там разгрузиться. Но, по одной из версий, они отказались от этого, поскольку у причалов Поти находятся взорванные и затопленные грузинские катера. И натовцы решили не рисковать, ушли в Батуми. «Они не зашли в Поти. Все спрашивают, волнуются, почему изменили порт на Батуми, — рассказывает герой Советского Союза, адмирал Эдуард Балтин. — Вот этот амфибийщик, флагман — у него осадка 9 метров, в порт Поти он не зайдёт: Только наши командиры могут так швартоваться. Ни один американский командир не ошвартуется к плавпричалу типа ПМ-61, который имеет только три секции, и то длина — 108 метров всего, рабочая длина причала, он низкий, он никогда там не ошвартуется. Там тяжелейшие условия, американский флот не привык находиться в таких условиях базирования. Они арендуют причалы в Неаполе. Там поставят 1-2 эсминца, они иллюминацию поднимут и обозначают присутствие. И праздник, вот и всё. Они к таким условиям не привыкли. А наши сразу — или мордой в причал — или рядом, своим ходом, своими турбинами, как положено».

Сейчас в Чёрном море появились несколько кораблей НАТО. На вопрос — насколько это серьёзно, и каковы последствия их пребывания в Чёрном море – адмирал Балтин ответил следующее: «Грузия рассматривалась Вашингтоном, имея таких две стратегических цели. Первая цель — постоянно поддерживать конфликтные ситуации на Кавказе. И вторая задача — это площадка — Грузия рассматривалась как плацдарм для развязывания войны с Ираном. Если с аэродрома в Грузии поднять авиацию, и она будет лететь над этими хребтами, то средства наблюдения ПВО за воздушным пространством её из-за этих хребтов не обнаружат, и подлётное время к рубежу применения пуска ракет с авиации в пределах видимости, как я прикинул, средств ПВО Ирана будет не более двух минут. И эта бомбёжка может быть успешной, потому что за 2 минуты среагировать, да ещё с применением радиоэлектронного противодействия, практически невозможно. И таким образом две стратегические крупные задачи. Саакашвили это сорвал. Он ведь сорвал план.

То, что он развязал это побоище мирного населения, он раскрыл этот план. Теперь он не может состояться, по крайней мере, в назначенное ими время, он сорван. С точки зрения военной глупости — большей не придумаешь. Группировка, которая там собралась — посмотрел я на их кораблики, там как в ковчеге — каждой твари по паре: эсминцы, фрегаты США. Ну, хорошо, несёт он гарпуны, у одного — 16, у второго — 8. Эсминец и фрегат. Как я понимаю, сейчас десанта на нём нет: Эта группировка не готова и не способна, это раз. И, во-вторых, куда высаживать десант? И зачем? Смысла никакого нет. Я не думаю, и уверен, что никогда Америка против России не развяжет в этой обстановке с участием своих людей какие-то боевые действия из-за Саакашвили. Это сейчас надо показать, что они не бросают Грузию. Полноценную какую-то ударную группировку чтобы слепить со всей этой компанией не получится. Полноценная ударная группа эффективная — это крейсер «Москва» и 3-4 наших ракетных катера. И в течение 20 минут, если посчитать, от этой группировки, что вошла, ничего не останется. Единственное, что надо сделать в тактическом отношении, — правильно построить эту ударную группу по месту».

Военные корабли США, Польши, Испании, Германии. Они могут вести стратегическую электронную разведку и управлять различными операциями. На их борту имеются крылатые ракеты, радиус действия которых — не только весь Кавказ, но они могут дострелять и до Москвы. Они создают реальную угрозу нашей безопасности.

По словам военных моряков, средства поражения Черноморского флота — ракеты «Вулкан», «Малахит», «Москит» и другие — превосходят западные аналоги. Но мы отстаём в средствах радиоэлектронной защиты и в постановке помех. Над этим надо думать. Этот конфликт ещё раз показал, как важно сохранить российское присутствие в Севастополе, потому что именно эта база Черноморского флота имеет выход к Болгарии, Турции, Грузии, и обеспечивает контроль над Чёрным морем. Недаром князь Григорий Потёмкин говорил: «Кто владеет Севастополем, тот владеет Чёрным морем».