Морская охрана Украины

Борьба на Азовском море

Малозначительный, но примечательный эпизод произошёл 4 марта 2017 года на южном фронте ДНР.

Пара украинских катеров, курсируя по акватории Азовского моря вдоль берега Донецкой Народной Республики, произвела обстрел территории ДНР из установленного на катерах артиллерийского и пулеметного вооружения. После того, как защитниками Донбасса был открыт ответный огонь, украинские катера спешно удалились в направлении Мариуполя.

Первое морское сражение Украины

Это не единственный эпизод боевого противостояния на море между Украиной и ДНР. Самое серьезное боестолкновение имело место 31 августа 2014 года в районе освобожденного ополченцами населённого пункта Безыменное. Тогда тактическая группа катеров Госпогранслужбы Украины в составе сторожевого катера проекта «Гриф» BG 119 и малого пограничного катера типа «Калкан» пыталась атаковать с моря силы защитников Донбасса. В результате непродолжительного боя военнослужащие ДНР выстрелом ПТУР с берега накрыли «Гриф», который загорелся и затем затонул, став первой боевой морской потерей Украины. Из 10 членов экипажа погибли двое, включая командира катера. Остальные восемь человек получили ранения различной степени тяжести и были эвакуированы в Мариуполь подоспевшими на помощь судами.

Повреждения от огня ополченцев получил и «Калкан». После этого эпизода украинские пограничные катера больше не рисковали появляться вблизи береговой линии Азовского моря, контролируемой ополченцами.

Морская охрана Мариуполя: силы и средства

Отметим, что в Мариуполе в настоящее время базируется 23-й отряд морской охраны, который до марта 2014 года дислоцировался в Керчи. В его состав летом 2014 года входили 18 кораблей (в том числе 1 сторожевой катер проекта 205П «Тарантул» с собственным названием BG-32 «Донбасс», некогда реквизированная турецкая шхуна BG-58 «Оникс», шесть катеров проекта «Гриф», пять малых катеров «Калкан» и пять малых катеров других типов). За период с марта 2014 по февраль 2017 года было потеряно два катера: потопленный 31 августа 2014 года ополченцами BG 119 проекта «Гриф» и подорвавшийся на собственных минах 7 июня 2015 года скоростной катер BG-22 проекта UMS-1000. Примечательно, что новейший BG-22 успел прослужить менее года. В июле 2014 года он был помпезно передан мариупольским пограничникам донецким губернатором Сергеем Тарутой, а уже через одиннадцать месяцев пал жертвой разгильдяйства своих же военных. Передача ещё одного катера типа UMS-1000 состоялась в канун нового 2017 года при личном участии президента Петра Порошенко. Годом ранее, 9 октября 2015 года главой Донецкой военно-гражданской администрации Павлом Жебривским 23-му Мариупольскому отряду морской охраны был передан еще один малый пограничный катер «Калкан».

В целом, в настоящее время в Мариуполе дислоцируется до 20 украинских катеров морской охраны. Основное их вооружение состоит из крупнокалиберных пулемётов. Предназначены они в первую очередь для противодействия ведущим незаконный промысел браконьерам. Однако, с учетом характера вооруженного противостояния в Донбассе, где борьба на море имеет третьестепенное значение, они теоретически могут быть использованы в качестве вспомогательных средств огневой поддержки.


Фото: Максим Войтенко/ТАСС

«Боевое крещение» украинских «москитов»

Не секрет, что Украина, потерявшая в марте 2014 года в Крыму почти весь свои боеспособные корабли ВМС, доставшиеся ей в наследство от Черноморского флота СССР, в настоящее время с завидным постоянством декларирует грандиозные планы по восстановлению морских сил. Однако, как ранее уже писал Царьград, в нынешних условиях это совершенно бесперспективно, бессмысленно, да и невозможно в силу отсутствия средств.

Вместе с тем украинскими морскими стратегами активно педалируется концепция «москитного флота», суть которой сводится к тому, что якобы Украина способна противостоять России в Чёрном море, имея на вооружении небольшие, скоростные, маневренные и хорошо вооружённые катера. В настоящее время на принадлежащем президенту Петру Порошенко киевском судостроительном заводе «Ленинская кузница» (украинский президент, несмотря на требования ярых антисоветчиков из различных «институтов национальной памяти», активно противится его декоммунизации, ибо тратить на это средства и платить неустойки по уже заключенным контрактам ему явно не хочется — прим.автора) строятся артиллерийские катера проектов «Гюрза-М», «Кентавр» и «Лань», которые должны стать основой обновленного украинского флота.

Как отметил в интервью украинскому изданию Сегодня.ua директор информационно-консалтинговой компании Defence Express Сергей Згурец, 8 «Ланей» и 20 «Гюрз» и «Кентавров» будет достаточно для сдерживания «агрессора» в Чёрном и Азовском морях.

С ним, очевидно, согласен и сухопутный главком ВМСУ Игорь Воронченко (ранее служил в танковых войсках). В августе 2016 года он посетил Бердянск, где пообещал «прекратить безнаказанность Черноморского флота России на Азове». Также Воронченко заявил, что в скором времени на Азовском море появится один-два дивизиона новейших катеров «Гюрза-М».

Добавим, что в 2016 году в состав ВМСУ вступили две «Гюрзы» с собственными наименованиями «Бердянск» и «Аккерман». 9 сентября 2016 года они «приняли боевое крещение», вокруг которого украинскими пропагандистами уже создан целый героический миф, который якобы доказывает их эффективность. «Подвиг» катеров заключался в следующем: выдвинувшись из Одессы вместе с украинским флагманом «Гетманом Сагайдачным» и в сопровождении вертолёта морской авиации Ка-27, они приблизились к российскому сторожевому кораблю «Сметливый», который осуществлял патрулирование в районе крымских газовых месторождений в акватории Чёрного моря, и якобы вытеснили его из исключительной (морской) экономической зоны Украины.

«Не предпринимая усилий по запугиванию и демонстрации железных мышц, российский “великан”, который оказался в цепких лапах украинского москитного флота, был вынужден сдаться и, прибавив ходу, отправиться в обратном направлении», — говорилось в сообщении украинских пропагандистских СМИ.

На самом деле, все обстояло совершенно иным образом. Экипаж «Сметливого» даже не придал значение крутящимся неподалеку украинским катеркам, потопить которые в случае реального боевого столкновения было бы делом нескольких минут. Те же, отрапортовав вышестоящему командованию о «перемоге» и выполнении боевого задания, убрались обратно в Одессу.

Решающая схватка впереди

Но как изменится расклад сил на Азовском море в случае переброски в Бердянск или Мариуполь хотя бы нескольких катеров типа «Гюрза-М»?

Ровным счетом, никак. Пугать Россию плавсредствами, вооружение каждого из которых состоит из двух боевых модулей «Катран-М», что равносильно огневой мощи двух бронетранспортеров, как минимум, наивно и чревато последствиями. Другое дело — использовать их в противостоянии с ополченцами Донбасса.

Не секрет, что Киев с лета 2014 года опасается наступления армии ДНР на Мариуполь и предпринимает все усилия для создания прочной обороны вокруг второго по величине и значению города бывшей Донецкой области. Потеря Мариуполя, где сосредоточены такие крупнейшие промышленные предприятия, как «Азовсталь», Металлургический комбинат имени Ильича, Мариупольский морской торговый порт, станет катастрофой для Украины. При этом морское направление является одним из наиболее угрожающих. Ещё весной 2015 года ДНР сформировала собственную «москитную» Азовскую флотилию (спецподразделение «Тайфун»), которая состоит из некоторого количества гражданских рыбацких катеров c установленными на них крупнокалиберными пулемётами «Утёс», автоматическими гранатомётами АГС-17 и даже ПТРК «Фагот» или «Метис». Базируются они в Седово и Новоазовске. В Новоазовске также дислоцируется 9-й отдельный Мариупольско-Хинганский полк морской пехоты, костяк которого составляют бойцы бывшего Семеновского батальона, героически оборонявшего Славянск летом 2014 года.

«Вот этот самый 9-й штурмовой полк “черных беретов” с частями усиления и поддержки, а вовсе не Черноморский флот России, и станет, видимо, главной головной болью Азовского морского района ВМСУ. Против этого полка вице-адмирал Воронченко и собирается, видимо, волочить на Азовское море по рельсам свои бронекатера», — полагает военный эксперт издания «Свободная пресса» Сергей Ищенко.

Добавим, что по многочисленным сообщениям жителей Мариуполя и прилегающих к нему прибрежных поселков, подконтрольных ВСУ, значительная часть пляжей и водной акватории заминирована украинскими карателями на случай возможной десантной операции армии ДНР.

В случае окончательного срыва Минских соглашений и полномасштабного возобновления боевых действий такой сценарий является вполне возможным. И тогда, вероятно, на Азовском море схлестнутся две «москитных» флотилии. Однако исход противостояния все равно будет решен в сухопутных схватках.

Корабли ЧФ помешали украинскому катеру устроить провокацию в Черном море

Украинская сторона обвинила российских военных моряков и морских пограничников в попытке провокации против катера ВМСУ «Прилуки».

Обозреватель Федерального агентства новостей разобрался в обстоятельствах инцидента и пришел к выводу, что на провокационные действия шел сам украинский корабль.

«Укатанный» катер

«Ни дня без перемоги!» — таким, похоже, давно стал главный лозунг ВМСУ. Чем бы украинские военные моряки после 2014 года ни тешились, они с фатальной неизбежностью побеждали все и всех: Россию, силы природы и даже здравый смысл. По крайней мере, именно так действия ВМСУ регулярно описываются собственным командованием и украинскими СМИ. Минувшая неделя не стала исключением…

Есть в ВМСУ такая легендарная боевая единица, как ракетный катер «Прилуки». Почему легендарная? Потому что по состоянию на март 2020 года боевые корабли ВМСУ, находящиеся в ходовом состоянии, можно пересчитать по пальцам одной руки — включая и «Прилуки».

Введенный в строй в 1980 году катер, в девичестве Р-262 (полное водоизмещение 257 тонн, 76,2-мм артустановка, 30-мм артавтомат, две пусковые установки с дозвуковыми противокорабельными ракетами комплекса П-15М «Термит»), в середине 1990-х годов был передан из ЧФ в состав ВМСУ и тогда же переименован. Умевший на полном ходу эффектно «вставать на крыло», он стал настоящей рабочей лошадкой украинского флота.

В отличие от других вымпелов ВМСУ, «героически» ржавевших у причалов, «Прилуки» неоднократно выходил в полигоны, бахал там из своей артустановки, а в 1999 году даже разок отстрелялся «Термитом». Катер регулярно принимал участие в сбор-походах, парадах и учениях Sea Breeze, BLACKSEAFOR и «Фарватер мира». В общем, украинские адмиралы нещадно гоняли «Прилуки» до тех пор, пока не укатали его. К 2014 году бывший Р-262 явно стал сдавать, из-за чего и встретил события Русской весны у севастопольского причала.

Дальнейшее было вполне ожидаемо: 20 марта 2014 года на корабле без особой ажитации спустили флаг ВМСУ и подняли Андреевский флаг.

Спички детям не игрушка

Надо полагать, последующее освидетельствование «Прилук» привело специалистов ЧФ к выводу, что этот далеко не новый катер реальной боевой ценности в современных условиях не представляет. «Прилуки» решено было вернуть украинцам. Правда — без противокорабельных ракет, поскольку «спички детям не игрушка».

11 апреля 2014 года российские буксиры вытащили из Севастополя лишенный флагов опознавания «Прилуки» за пределы российских территориальных вод, где передали катер украинскому буксиру «Бакай» для буксировки в Одессу.

Благополучно приведенный «за ноздрю» к новой причальной стенке и вновь поставленный на ход «Прилуки» стал в составе посткрымских ВМСУ вторым по мощи (точнее — по немощи) кораблем после другого украинского корабля-легенды — с рождения лишенного ударного вооружения фрегата «Гетман Сагайдачный». Иными словами, «Прилуки» тоже оказался без ударного вооружения, так как в одесском арсенале противокорабельных ракет не нашлось — все они остались в Севастополе.

Таким образом, начиная со своего появления в Одессе, «Прилуки» из ракетного катера превратился в безракетный. Тем не менее, чтобы поддержать престиж ВМСУ (другая версия — из-за того, что среди имущества «Прилук» числились две сигнальные ракетницы), украинцы продолжали в официальных документах упрямо именовать катер ракетным.

Последующая карьера «Прилук» оказалась довольно насыщенной. Периодически «выныривая» из ремонта, катер принимал участие в совместных учениях с кораблями стран НАТО, а также, компенсируя пустоту своих пусковых установок титаническими размерами вздернутого на гюйсштоке жовто-блакитного флага, воинственно бороздил акваторию одесского порта.

Правда, тут «Прилукам» следовало проявлять известную осторожность. На параде в честь 23-й годовщины независимости Украины погодка случилась почти штормовая — с берега казалось, что зарывающийся носом в волны катер вот-вот уйдет под воду с концами. Однако, судьба в тот день хранила «Прилуки» — катер закончил парадное прохождение в надводном, а не подводном положении.

В очередной раз «Прилуки» отличился ночью 31 декабря 2017 года, когда ВМСУ внезапно решили задержать мирно чапавший мимо Одессы танзанийский сухогруз. Правда, в лихом абордаже безоружного каботажника условно ракетный катер принять участия не успел — другие участники экшена оттерли его в сторону. Тогда командир «Прилук» решил пару раз садануть из 76,2-мм орудия под нос танзанийцам. К счастью, попасть в судно кэпу не получилось. Но, как позже шушукались на одесском Привозе, от перформанса «Прилук» обделались не только танзанийцы…

В декабре 2018 года командование ВМСУ постановило вооружить катер украинским противокорабельным ракетным комплексом «Нептун», который, по официальной информации, разрабатывался прям-таки бешеными темпами. Пусковые контейнеры «Термита» на «Прилуках» открутили и стали ждать пусковые контейнеры «Нептуна».

Но с доведением до ума первой украинской ПКР у киевских разработчиков что-то пошло не так — «Нептун» до «Прилук» так и не доехал. Продолжать именовать ракетным лишенный пусковых установок катер было уже как-то совсем за гранью. Поэтому в ВМСУ, вплоть до принятия «Нептуна» на вооружение, переквалифицировали условно ракетный катер во временно патрульный.

Прибывая в этом странном статусе, «Прилуки» и встретили свой подлинный час славы, грянувший на прошлой неделе.

Полные шаровары саспенса

Отдав швартовы, катер под командованием капитана 3 ранга Владимира Углинского выбрался из Практической гавани Одессы и направился в открытое море. Предполагалось, что за последующие пять дней экипаж «Прилук» отработает элементы тактики ведения боевых действий одиночным кораблем в рамках сдачи курсовой задачи К-2. Однако в полной мере осуществить эти «творческие планы» украинским морякам помешало резкое ухудшение погодных условий.

Надвигающийся шторм заставил Углинского отказаться от идеи провести учебные стрельбы и выгнал катер из учебного полигона. Помятуя, что «Прилуки» неважно себя чувствует при сильном волнении, «кап-три» увел свой корабль к Тендровской косе. Пережидая там шторм, бравый украинский экипаж устроил стихийный «чемпионат по гранатометанию за борт». В вахтенный журнал катера это мероприятие занесли как «учение по отработке противоподводно-диверсионной обороны корабля при стоянке на незащищенном рейде»…

Когда погода улучшилась, Углинский — то ли по собственному наитию, то ли выполняя приказ командования — от Тендровской косы двинулся мористее. Вскоре «Прилуки» оказался близ Голицинского газоконденсатного месторождения (ГГМ), расположенного в северо-западной части шельфа Черного моря, где и бросил якорь.

Следует отметить, что ГГМ является точкой конфликта интересов Москвы и Киева. После воссоединения с Крымом Россия считает месторождение своей исключительной экономической зоной. Украина с этим не согласна. В результате возникла коллизия, которую урегулировать путем межгосударственных переговоров ни Москве, ни Киеву пока не удалось.

Все это время на ГГМ находились морские буровые установки крымского «Черноморнефтегаза», национализированные в 2014 году властями Крыма. Украина была совсем не прочь силой вернуть эти платформы под свою юрисдикцию. Чтобы избежать этого, а также минимизировать вероятность украинских провокаций на месторождении, установки «Черноморнефтегаза» были взяты под охрану кораблями Черноморского флота и Береговой охраны Пограничной службы ФСБ России.

Против лома, как известно, нет приема. Попытаться захватить буровые установки ВМСУ так и не решились, однако подозрительное маневрирование возле ГГМ украинские вымпелы осуществляли постоянно. Российским военным морякам и морским пограничникам приходилось все время быть начеку. Так что появление у ГГМ «Прилук» немедленно вызвало ответную реакцию — к месту якорной стоянки нежданного визитера подтянулся сначала российский ПСКР проекта 22460 (шифр «Охотник») «Безупречный», а затем и наш большой ракетный катер проекта 12417 (шифр «Молния») «Шуя».

Дальше наступила ночь, после которой украинский катер вернулся в Одессу, а по «самостийным» пабликам поскакал текст с совершенно фантасмагорическим заголовком «Ракетный катер ВМС Украины «Прилуки» мог вступить в бой с российским крейсером, которого спасло бегство».

Вот он, час славы!

Прочитаешь такой заголовок, и перед мысленным взором немедленно встает эпическая картина маслом и салом. На ней посреди ГГМ сходятся флагман ЧФ — Гвардейский ордена Нахимова ракетный крейсер «Москва» (других крейсеров у РФ на Черном море просто нет) водоизмещением 11 490 тонн и свирепо ощетинившийся сигнальными ракетницами 257-тонный «Прилуки».

После чего «Москва» со стоящими дыбом от испуга антеннами бросается наутек, а за ней пыхтит временно патрульный катер ВМСУ. В его ходовой рубке плотоядно улыбается пан Углинский и кричит: «Дивитесь, люди, что деется! И это ведь я, Углинский, еще даже в бой не вступил. А ведь могу. Тогда тут вообще клочки по закоулочкам полетят. Эй, хлопцы, наддай на веслах — крейсер утикает!..»

Фанфары, гимн Украины и полные шаровары саспенса. Голливудские продюсеры дерутся за право экранизировать этот трафальгар. Но чу, господа, не порите горячку!.. Потому что если прочитать то, что написано под вышепроцитированным заголовком, то степень эпичности украинской перемоги стремительно пойдет на убыль.

Какая страна, такие и победы

Оказывается, не было никакого российского крейсера, а были уже знакомые нам «Безупречный» и «Шуя» — кстати, безоговорочно превосходящие «Прилуки» как по водоизмещению, так и по комплексу вооружения.

Так вот, по версии Углинского, ночью, в нарушение положений Международных правил предупреждения столкновений судов в море, к его заякоренному катеру с полностью потушенными ходовыми огнями на расстояние менее 200 метров решил подкрасться российский ПСКР. Но поднятый по боевой тревоге экипаж «Прилук» в непроницаемом мраке ночи сумел углядеть супостата — провокация не удалась!

Тогда русские якобы окончательно обнаглели и решили подло пожужжать рядом с катером ВМСУ квадрокоптером, а также ослепить украинцев (в трактовке киевских СМИ — «совершить нападение прожектором»). Но и тут экипаж временно патрульного катер выстоял, а не сиганул в ужасе за борт. Более того, по словам Углицкого, своими слаженными действиями украинцы «заставили корабль изменить свои намерения и на полном ходу бежать».

Так что же, перемога? Наверное, она таковой бы и была, если бы телерадиостудия министерства обороны Украины не решила опубликовать видеосюжет, посвященный грандиозной ночной баталии при ГГМ. В этот видеосюжет оказались включены фрагменты оперативной съемки, которую во время инцидента вел экипаж «Прилук».

Так вот, на записи прекрасно видны не только ходовые огни российского ПСКР, но и включенное на его палубе освещение. Хоть тресни, но не похож «Безупречный» на ниндзю, подкрадывающегося к пану Углинскому. Зато очень похоже, что катер ВМСУ не стоял на якоре, а, под прикрытием темноты, попытался устроить провокацию — проскользнуть мимо российских кораблей к буровым вышкам. Однако встретил отпор и был вынужден убраться восвояси.

Как затем случившийся близ ГГМ инцидент стараниями украинской стороны превратился в оглушающую «победу» — вопрос риторический. В общем, какая страна, такие и перемоги.