Мина сюрприз мс 3

Инженерные боеприпасы

Российская Армия

Мина-ловушка МЛ-8

Мина предназначена для использования в качестве устройства неизвлекаемости для противопехотных, противотанковых, противотранспортных, объектных и иных мин, не имеющих собственного подобного устройства.
Кроме того, мина может использоваться в качестве мины-ловушки разгрузочного действия, подкладываемой под различные предметы военного обихода ( оружие, военное имущество и т.п.).

При использовании в качестве устройства неизвлекаемости мина МЛ-8 устанавливается под низ противопехотных мин нажимного действия типа ПМН, ПМН-2, ПМН-3, ПМН-4, ПМД-6м, осколочных мин ОЗМ-72, противотанковых мин серии ТМ-62 или аналогичных, и при попытке удаления противопехотной или противотанковой мины с места установки происходит взрыв мины МЛ-8, поражающий деминера противника. При этом происходит и детонация, либо разрушение мины, под которую установлена мина ловушка..

При использовании в качестве мины-ловушки МЛ-8 устанавливается на местности так, чтобы ее не было видно (например, в отрытую лунку), а на нее укладывается предмет, который обязательно вызовет интерес противника и побудит его поднять или воспользоваться им. (оружие, предметы быта и т.п.) В этом случае поражение личному составу наносится за счет силы взрыва (фугасное воздействие).

Корпус мины (11) пластмассовый, прямоугольной формы, служит для размещения взрывателя и заряда ВВ. На корпусе, при помощи двух штифтов закреплена свободно поворачивающаяся крышка датчика цели. Взрыватель предохранительного типа, разгрузочного действия, в корпусе которого (8) размещены: пусковой механизм, пиротехнический замедлитель, взводящий механизм, предохранительно-исполнительный механизм и предохранительно-детонирующий механизм. Пусковой механизм предназначен для обеспечения безопасности взрывателя в транспортном положении и перевода его в боевое положение. Пусковой механизм включает в себя: центральную втулку (1), гайку (18) с капроновой нитью (6) и пластину (7). В центральной втулке установлены ударник (3), пружина (2), шарик (4), накладка (5) и капсюль-воспламенитель (23).
Ударник удерживается в транспортном положении шариком (4), находящимся в отверстии втулки ()1. Отверстие с шариком закрыто накладкой (5), удерживаемой капроновой нитью (6), намотанной на нее и втулку в три ряда и имеющей длину 0,8 м. Посредством капроновой нити, накладки и шарика, подпружиненный ударник удерживается во взведенном положении. Один конец нити жестко закреплен в гайке (18) пускового механизма, другой конец петлей зацеплен за пластину (7).
Пластина закреплена во втулке (1) с возможностью ворота ее на 90 градусов, если потянуть за нить.
В транспортном положении пластина перекрывает канал от капсюля-воспламенителя к воспламенительному составу пиротехнического замедлителя и освобождает канал, поворачиваясь на 90 градусов при удалении нити после установки мины.

Пиротехнический замедлитель обеспечивает в интервале температур от — 40 до +50 градусов взведение взрывателя по истечению 120…150 секунд с момента пуска и выполняет роль механизма дальнего взведения.
Он состоит из кольца (9), в каналах которого запрессованы воспламенительные составы СЦ-1, В-II и замедлительный состав ТМС-06.

Взводящий механизм предназначен для перевода мины в боевое положение по истечении времени дальнего взведения. Он состоит из втулки (10) с двумя цилиндрическими каналами. В центральном канале запрессован состав, являющийся пиротехническим стопором (24), в соседнем канале — состав пиротехнического замедлителя (25) с временем горения 2 с.

Предохранительно-исполнительный механизм обеспечивает срабатывание мины МЛ-8 при попытке снятия установленного на нее предмета (мины). Он состоит из подпружиненного ударника (13), центрального штока (12), пружины (14), подпружиненного штока (26), удерживающего движок (15) в транспортном положении, боевого штока (34), регулировочного винта жестко соединенного со штоком (34), пружины, кольца, крышки датчика цели.

Предохранительно-детонирующий механизм предназначен для обеспечения разрыва огневой цели мины в транспортном положении. Он включает в себя направляющую втулку (28), движок (15) с капсюлем-детонатором КД-Н-10 (16), пружину (27), опорную шайбу (29) с отверстием и детонатором (17) из ТЭН массой 4 г. Заряд ВВ (22) состоит из шашки ПВВ-5А массой 80 г, расположенной в боковом гнезде корпуса мины. Заряд закрыт полиэтиленовой крышкой, имеющий зацепление своими пазами с выступами корпуса.

Принцип действия.
При минировании на крышку датчика цели мины МЛ-8 устанавливается минируемый предмет (мина, заряд ВВ, предмет военного обихода). Для перевода мины из транспортного положения в боевое необходимо отвернуть гайку (18) пускового механизма и извлечь наружу из мины капроновую нить (6) на всю длину. При извлечении нити происходит разворот на 90 градусов пластины (7) и освобождение канала между воспламенителем КВ-Н-1 (23) и кольцом пиротехнического замедлителя (9). Поле удаления нити ударник (3) под действием пружины (2) выталкивает шарик (4) в отверстие втулки (1), смещая накладку (5), и накалывает капсюль-воспламенитель (23). Форс огня от КВ-Н-1 подвигает воспламенительный состав пиротехнического замедлителя в кольце (9), а после его прогорания воспламеняются пиротехнические составы стопора (24) и замедлителя (25).
После прогорания пиротехнического стопора центральный шток (12) под действием пружины (14) перемещаясь, освобождает боевой шток, который упирается регулировочным винтом в крышку датчика цели. После прогорания замедлителя (25) подпружиненный шток (26) перемещаясь, освобождает движок (15) с капсюлем-детонатором (16). Движок под действием пружины (27) перемещается до упора в стенку корпуса, а капсюль-детонатор становится на одной оси с ударником (13), напротив отверстия в шайбе (29) и детонатора (17).
Мина МЛ-8 переводится в боевое положение.

При подъеме минируемого предмета на 8…10 мм над миной-ловушкой боевой шток под действием пружины поднимает крышку датчика цели и, перемещаясь, освобождает ударник (13). Ударник под действием пружины накалывает капсюль-детонатор (16), вызывая взрыв детонатора (17) и заряда ВВ (22) мины. Взрыв заряда ВВ мины МЛ-8, в свою очередь вызывает подрыв мины, с которой была установлена мина-ловушка или поражение человека, перемещающего минируемый предмет.

Тактико-технические характеристики мины МЛ-8

Установка мины достаточно безопасна. С момента выдергивания капроновой нити до момента постановки взрывателя на боевой взвод проходит 2- 2.5 мин, причем это время не зависит от температуры воздуха.

Перед установкой мины МЛ-8 необходимо проверить, нет ли у нее механических повреждений и убедиться в наличии гайки пускового механизма. Для установки мины МЛ-8 с миной ПМН (ПМН-2, ПМН-3, ПМН-4) необходимо:
· открыть в грунте лунку;
· подготовить мину ПМН (ПМН-2, ПМН-3, ПМН-4) к применению в соответствии с руководством по материальной части и применению;
· установить гайку пускового механизма и потянув за нее вытянуть капроновую нить на 20 см за пределы лунки, подсыпать и уплотнить грунт до уровня крышки мины МЛ-8;
· установить на крышку датчика цели мины МЛ-8 мину ПМН (ПМН-2,ПМН-3, ПМН-4) и убедится в плотном прилегании мины ПМН к крышке мины МЛ-8;
· придерживая мину ПМН (МПН-2, ПМН-3, ПМН-4) одной рукой, другой рукой выдернуть ее чеку;
· замаскировать мины;
· потянуть за гайку пускового механизма и выдернуть на всю длину капроновую нить мины МЛ-8, затем удалится с места установки;
· сдать командиру гайку с капроновой нитью мины МЛ-8 и предохранительную чеку мины ПМН (ПМН-2, ПМН-3, ПМН-4).

С момента выдергивания капроновой нити из МЛ-8 обратный перевод ее в безопасное положение невозможен. По истечении времени замедления МЛ-8 обязательно станет на боевой взвод. Если к этому моменту на ней не будет нагрузки, то МЛ-8 самонейтрализуется. Дело в том, что после отработки времени дальнего взведения пиротехнический стопор освобождает боевой шток, который с этого момента удерживает ударник лишь за счет того, что на него давит крышка датчика цели. Если нагрузки нет, то крышка поворачивается и поднимает боевой шток, который высвобождает ударник. Ударник идет вперед и блокирует перемещение движка с капсюлем, которое осуществится только через 2 секунды после того, как пиротехнический стопор освободит боевой шток. Это сделано с целью исключить срабатывание МЛ-8, если она была установлена неверно ( т.е. не была нагружена в момент установки) или если с ней обращались неверно . Т.е. МЛ-8, приведена в боевое положение без нагрузки на нее, неработоспособна.

Минимальная масса груза должна составлять не менее 250гр. Взрыв МЛ-8 происходит, при смещении груза вверх на 8-10 мм.

Мины-ловушки МЛ-8, предварительно уложенные во вкладыши из пенополистирола и герметизирующие полиэтиленовые мешки, упаковываются в деревянные ящики по 32 шт. в ящике. На правой торцевой стенке ящика нанесена маркировка следующего содержания:
*знак опасности груза,
*классификационный шифр — 1.2,
*индекс мины и количество мин в ящике,
*общая масса мин с упаковкой (брутто, кг),
*надпись «Перед авиатранспортированием булавкой проколоть мешки через отверстие»,
*шифр ВВ.

На крышке ящика нанесен в треугольнике условный номер опасного груза — «223».

Для обучения личного состава использованию мин МЛ-8 имеются практические мины-ловушки УИ-МЛ-8. Практическая мина УИ-МЛ-8 имеет аналогичное с миной-ловушкой МЛ-8 устройство за исключением огневой цепи; в предохранительно-детонирующем механизме вместо капсюль-детонатора в движок установлен капсюль-воспламенитель КВ-Н-1, а вместо детонатора и заряда ВВ — инертное вещество — имитатор. Все операции по подготовке и установке мины УИ-МЛ-8 аналогичны операциям по установке мин-ловушек МЛ-8. При срабатывании мины УИ-МЛ-8 слышен только хлопок капсюля-воспламенителя КВ-Н-1. На упаковке для практических мин-ловушек УИ-МЛ-8 нанесен в треугольнике условный номер опасного груза «430», класс 1.

Если машина или танк наезжает на взрыватель мины — происходит взрыв. От легковых машин часто не остается даже запчастей, пригодных к использованию. Разведка любит использовать легковые машины из-за их скорости, маневренности и низкого силуэта. Для таких машин противотанковые мины представляют наибольшую опасность. В «Уралах» есть шанс выжить, в меньшей мере — в «Камазах», в еще меньшей мере — в «ЗИЛах». Видел место, где на ТМ-62 налетела машина с разведчиками: мы снимали там оставшиеся мины. Воронка глубиной полметра, диаметром — метра полтора. Спросил у командира:
— Сколько?
— 7
— Все?
— Нет: 3 погибло, 4 спаслось.
Считается, что противотанковые мины не взрываются, если на них наступит человек. Чаще всего это так и есть. Но сослуживцы рассказывали случай, когда подорвался солдат, который побежал по полю с противотанковыми минами (другие пошли в обход и не пострадали). Пусть вес солдата — 90 кг. Бронежилет, каска, берцы, одежда, автомат, БК (боекомплект) и вещмешок могут весить до 50 кг. Итого, 90+50 = 140. Плюс, если человек не стоит, а бежит, динамическое давление на грунт может быть существенно больше, чем вес человека.
Следует также учитывать, что далеко не все, сделанное в СССР, имело удовлетворительное качество. Бракованные изделия были в порядке вещей. Это относится не только к расческам, телевизорам и буханками хлеба, но и к боеприпасам. Конечно, на военных заводах контроль был гораздо строже, чем при производстве телевизоров, но брак все равно был. Даже если бы мина была новой, не факт, что ее характеристики соответствуют нормам. А прошло уже много лет.
Был случай, когда сапер извлек ТМ-62, выкрутил взрыватель и просто понес мину и взрыватель в руках. Без видимых причин произошел взрыв.
В другой раз саперы минировали местность с помощью минного заградителя (напоминает сеялку: сапер переводят взрыватель в боевое положение, после чего мина падает с заградителя в грунт). Когда мина упала на землю, она остановилась «на ребре», как монетка. Нужно было проигнорировать, но сапер подошел и перевернул ее. Произошел взрыв. Погибло 6 человек. По всем правилам мина не должна была взорваться, но она взорвалась.
Рассказывали и еще более невероятный случай. Не уверен, что это правда, но правдоподобно. Инструктор наглядно показывал бойцам, что противотанковая мина не взрывается от веса человека. Для этого он демонстративно наступал на боевую мину со взрывателем, переведенным в боевое положение. Один раз произошел взрыв. (Кстати, достаточно было вкрутить боевой взрыватель в учебную мину: 10 г тетрила могли сильно травмировать ноги, но тогда хотя бы жив остался).
Про еще один — клинический — случай рассказал его непосредственный участник. К счастью, обошлось, хотя парни явно просились на тот свет. Во время «срочки» им вздумалось рубить топором противотанковую мину с вкрученным взрывателем. Когда прапорщик увидел, у него глаза на лоб полезли. Он послал их подальше, взял мину и принес командиру.
— Там д@билы рубали мину топором! Рядом у меня склад, где ЭТОГО лежит несколько тысяч штук!

Мина-сюрприз МС-3 (Советские и Российские мины)

Мина предназначена для использования в качестве устройства неизвлекаемости для противотанковых и иных мин, не имеющих собственного подобного устройства.

Кроме того, мина может использоваться в качестве мины-ловушки разгрузочного действия.

При использовании в качестве устройства неизвлекаемости мина МС-3 устанавливается так, что при попытке удаления противотанковой (или иной) мины с места установки происходит взрыв мины МС-3, который в свою очередь приводит к детонации основной мины.

При использовании в качестве мины-ловушки МС-3 устанавливается на местности так, чтобы ее не было видно (например, в отрытую лунку), а на нее укладывается предмет, который обязательно вызовет интерес противника и побудит его поднять (оружие, коробка, ящик и т.п.) или воспользоваться им (транспортное средство, телефон, переносная лестница и т.п.). В этом случае поражение личному составу наносится за счет силы взрыва (фугасное воздействие).

Конструктивно, по взрыво-техническим характеристикам, внешнему виду МС-3 ничем не отличается от противопехотной мины ПМН, за исключением выступа в центре верхней плоскости мины и принципа срабатывания. Если ПМН взрывается при наступании на ее крышку, то МС-3 наоборот, взрывается при снятии с нее нагрузки (мина в боевом положении должна быть постоянно нагружена)

Мина может устанавливаться как на грунт, так и в грунт, в снег, вручную

Срок боевой работы мины не ограничивается. Самоликвидатором мина не оснащается. Мина неизвлекаемая и необезвреживаемая.

Мина имеет взрыватель, являющийся частью конструкции мины. Запал типа МД-9.

Тактико-технические характеристики мины
Тип мины………………………………………………………ловушка фугасная разгрузочного действия
Корпус…………………………………………………………пластмасса.
Масса……………………………………………………………550 гр.
Масса взрывчатого вещества (тротил)……200 гр.
Диаметр…………………………………………………………11 см.
Высота …………………………………………………………5.3 см.
Чувствительность…………………………………………менее 3 кг.
Температурный диапазон применения……-40 —+50 град.

Установка мины достаточно безопасна. С момента выдергивания боевой чеки до момента постановки взрывателя на боевой взвод в зависимости от температуры окружающей среды проходит от 3 мин. (при +40 град.) до 59 часов (при -40 град.).

При установке противотанковой мины совместно с МС-3 следует в лунке сделать углубление для МС-3 с таким расчетом, чтобы основная мина, при ее опускании в лунку надавила бы на выступ МС-3 и легла бы своей нижней плоскостью плотно на верхнюю плоскость МС-3. На рисунке показана противотанковая мина ТМ-62П3, установленная на неизвлекаемость с помощью мины МС-3.

После выполнения всех действий приведения основной мины в боевое положение из МС-3 удаляется боевая чека и осуществляется маскировка мин. С момента выдергивания чеки из МС-3 обратный перевод ее в безопасное положение невозможен. По истечении времени замедления МС-3 обязательно станет на боевой взвод. Если к этому моменту на ней не будет нагрузки, то МС-3 взорвется.

Минимальная масса груза должна составлять не менее 3 кг. Взрыв МС-3 происходит, при смещении груза вверх на 3-5 мм.

Мины упаковываются в ящики по 25 шт. (масса брутто 22 кг.) не окончательно снаряженными. Запалы МД-9 перевозятся отдельно. В боевой остановке мины можно комплектовать запалами и перевозить в штатной укупорке окончательно снаряженными.

Пример боевой практики. В 1982 году в Афганистане душманы постоянно беспокоили один из блок-постов Советской Армии недалеко от перевала Саланг. По горной тропинке в ночное время они подбирались близко к посту, обстреливали его. Создавалась угроза захвата поста. Минирование тропы обычными противопехотными минами эффекта не давало, т.к. душманы применяли весьма простой, но безотказный способ разминирования — перед сумерками направляли на тропу отару овец. Командир поста применил мину МС-3. Он установил ее на тропу в лунке, усилив двумя килограммами пластита, а на мину уложил крупный валун, который овцы обходили, но который создавал неудобство для движения людей. В первую же ночь душманы при попытке удалить камень потеряли убитыми двух человек, еще один сорвался в пропасть и погиб. Нестандартный способ минирования, примененный командиром поста и не разгаданный душманами (ранее с минами МС-3 они не сталкивались) позволил достичь успеха и в две последующие ночи. После этого душманы отказались от попыток приближения к посту с этого направления. Позднее агентурная разведка сообщила, что душманы предположили применение советскими солдатами управляемых мин, но им неясно как ведется наблюдение за этим местом и где проложен кабель управления (радиовзрывателей на вооружении СА тогда в Афганистане не было).

Заметки на полях. Любопытно, что МС-3 никак не подпадает под юрисдикцию Оттавской Конвенции, ст.2 п.1 которой гласит: «Противопехотная мина» означает мину, которая предназначена для взрыва от присутствия, близости или непосредственного воздействия человека и при этом выводит из строя, калечит или убивает одного или нескольких человек. Мины, предназначенные для детонации от присутствия, близости или непосредственного воздействия движущегося средства, а не человека и оснащенные при этом элементом неизвлекаемости, не могут быть отнесены к категории противопехотных мин лишь на том основании, что они так оснащены.

Вот так-то! Это не противопехотная мина, а элемент неизвлекаемости. И в тоже время не требуется иметь семь пядей во лбу, чтобы приспособить МС-3 именно в качестве противопехотной мины, не нарушая Конвенции.

Веремеев Ю.Г.

АХТУНГ «МИНЕН» -2

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СТАТЬИ)

Продолжение статьи — начало в номере 29.

История развития минного оружия имеет три этапа — XVIII век – период изобретения мин, как средства вооруженной борьбы, XIX век — время накопления знаний, опыта, технических средств и приемов использования. XX век – век современного развития и расцвета минных технологий. В 20-м веке родилась и была полностью сформулирована классическая тактика минной войны, а конструкция мин, достигшая совершенства в войнах 20-го века в последствии, уже в 21 веке не только не изменилась, но и часть разновидностей мин было запрещено использовать и производить специальной конвенцией ООН.

Собственно 20-й век стал веком совершенства всех видов оружия, включая артиллерийского, огнестрельного, танкового и даже авиационного. При этом минное оружие хоть в начале 20-го века и не особо бралось в расчет с точки зрения совершенствования средств эффективной обороны, но с развитием таких технологий как артиллерийские и танковые, такова необходимость стала острой и первоочередной. И в первую очередь причиной этому послужило то, что некогда эффективное средство обороны как крепость, в условиях современной войны, потеряла свое стратегическое значение. Любая, даже самая непреступная цитадель, превратились в легкую мишень современных артиллерийских систем, когда как минные поля стали непреодолимой преградой, как для пехоты, так и для танков, заменив, по сути, собой на поле боя ушедшие в небытие мировой военной истории многометровые крепостные стены. В общем-то к началу XX века можно достаточно отчетливо выделить две тенденции в использовании мин. Первая тенденция укладывается в тезис о том, что к минам стараются прибегать тогда, когда все иные средства вооруженной борьбы исчерпаны и не дали желаемого результата. Можно сказать, что мины — последняя соломинка, за которую цепляется утопающий.

Вторая тенденция вытекала частично из первой — мины оружие более слабой стороны (не обязательно слабой вообще, в масштабах войны, скорее более слабой стороны здесь, на этом участке, в данное время). Обе тенденции проистекают вероятно из самого характера минного оружия, имеющего по своей сути явно оборонительный принцип своего применения. Сами по себе минные поля заменили крепостные стены как раз на срезе 20-го века. В 1901 году во время боксерской войны Великобритании в Китае, англичане впервые в истории современных войн, приступили к созданию минных полей, для прикрытия подступов к железным дорогам.

Но, пожалуй, самыми крупными боевыми действиями первого десятилетия XX века, где впервые мины сыграли свою стратегическую оборонную роль, является русско-японская война 1904-05 годов, которая опять же, велась на территории Китая. Уже тогда в русской армии существовали специализированные минные подразделения. Правда, на всю царскую армию их имелось всего 13 минных рот. Недостаток специалистов минеров был дополнен расширением функций саперных подразделений, которых в армии было достаточное количество.

Поначалу минные заграждения применялись исключительно для усиления крепостей, например тотальное минирование подходов к Порт-Артурской крепости, как со стороны суши, так и со стороны моря, так и не дали возможность японцам взять ее силой. Причем это были как управляемые фугасы, так и мины нажимного действия. Очень широко применялись так называемые «каменные фугасы» — прародитель будущих мин типа «клеймор», имеющих направленный шрапнельный взрыв. Причем впервые в боевых действиях такого масштаба было применено дистанционное управление мин с помощью электрических проводов.

Собственно японцы понесли от мин самые серьезные потери в этой войне, нежели от других видов оружия применяемого русскими. Помимо закопанных фугасов, русская армия занималась прокладкой старых добрых туннельных мин – рытьем тоннелей в направлении артиллерийских редутов противника с последующим их подрывом. Ответные действия японцев с рытьем тоннелей в направлении крепости таких успехов не имели. Кстати тогда, впервые в истории минной войны, было замечено применение морских мин на суше, причем достаточно успешное!

В период боев за господствующие горы Длинная, Высокая и Угловая русские матросы во время атак японцев стали применять морские гальваноударные мины, скатывая их по деревянным желобам вниз с горы на головы наступающего неприятеля. В ряде случаев это давало неплохой результат. Особенно если удавалось «закатить» морскую мину прямо на артиллерийскую позицию японских войск. Можно было бы сказать, что в эти дни родился еще один вид сухопутных мин — подвижные мины. Однако это, тогда так и осталось импровизацией, и лишь в середине 20-го века этот вид мин, нашел свое применение — уже фашисткой Германией были разработаны самодвижущиеся мины-фугасы на гусеничном ходу типа «Голиаф», целью которых были танки и долговременные огневые точки противника.

Только поражение русской армии в войне с японцами, не дало России возможность и дальше так же стремительно развивать минное вооружение. Военные как то сразу забыли про мины и вспомнили о них лишь через десятилетие. Не вынесли уроков из Русско-Японской войны и другие страны. Во всех армиях Европы основной приоритет отдавался артиллерии, пулеметам и новинке военной техники — аэропланам. В русской же армии минные роты были оставлены лишь в крепостных инженерных частях, т.к. предполагалось, что в будущей маневренной войне мины будет возможно применять лишь при обороне крепостей, для полевых войск минированием вполне справятся саперные подразделения.

Военное ведомство холодно относилось к дальнейшим разработкам минного оружия – именно поэтому о современных минах вспомнили уже в разгар Первой мировой войны, отрыв из архивов проект противопехотной мины 1905 года разработанной штабс-капитаном Карсаевым, который не только создал несколько вариантов этой мины, но и разработал технологический процесс их заводского изготовления. Кстати еще один революционный проект примерно тех же годов, на этот раз унтер-офицера Семенова, разработавшего специальную гибкую взрывную трубу для проделывания в инженерных заграждениях и минных полях проходы для пехоты, использовали лишь во второй мировой войне и то не наши, а англичане и американцы. Эту разработку, незаслуженно зарытую в пыльных архивах русскими инженерами и не отрытую в свое время вовремя советскими военными, уже в доработанном варианте вспомнили и стали изготавливать в Англии в 1941 году под названием Snake. Если кто помнит фильм «Спасение рядового Раена», то там, действие этого заряда во время штурма фашистских проволочных заграждений, американскими пехотинцами, на Омаха-бич, показано очень кинематографично красочно.

Кстати о немцах – немецкая армия единственная армия из всех армий мировых держав, которая вынесла уроки из чужой войны. Изучив опыт оборонительных боев при Порт-Артуре, немцы вступили в первую мировую войну с современным минным вооружением. Разработанная ими Tretmine имела динамитный заряд и несколько видов исполнения, включая модели с поражающим элементами в виде шрапнели.

Что реально немцы не имели в начале войны, так это средств обнаружения мин и их разминирования, что сильно замедляло продвижение немецкой армии на русском направлении, где даже один установленный фугас на дороге или на мосту, заставлял немцев чуть ли не прокладывать новую дорогу или строить новый мост. При этом минирование дорог могло остановить продвижение немецкой армии на несколько суток. К сожалению, царская армия была не в состоянии воспользоваться этим преимуществом в полной мере. Мины не помогли предотвратить крупное поражение в 1914 году, однако это помогло без особых потерь и достаточно организованно отступить ей из Польши, Восточной Пруссии и Буковины. Немцы и австро-венгры, просто боялись преследовать русские войска по заминированным дорогам, а авиация тогда была слишком слаба, что бы сковать отступление русской армии вглубь своей территории.

Если с фугасами, и противопехотными минами все ясно, и тут можно выделить ряд схожих конструктивных особенностей минного противо-пехотного оружия всех противопоборствующх сторон того периуда, то с появлением новых видов оружия, «противопехотное направление», перестало быть преоритетным — на театрах военных действия появилось нове грозное оружие — танки.

Знаменательным годом в развитии минного оружия явился 1916 год, когда 15 сентября 32 английских танка впервые атаковали позиции немцев на реке Сомма. Успех был потрясающим — немецкий фронт был прорван на ширине 5 км и в глубину до 40 км. Новому оружию было противопоставить нечего. Пулеметы были бессильны против брони, полевые пушки бороться с танками не могли, на разработку противотанковых пушек требовалось время.

Единственным средством в тот момент, способным остановить танки, оказались мины. Сначала немцы поступали просто — устанавливали самодельный фугас, зарывая в землю вертикально артиллерийские снаряд, взрыватель которого возвышался над поверхностью земли. Что бы подорваться, танку нужно было наехать на взрыватель. Это были первые противотанковые противогусеничные мины. Уже позже немцы разработали и создали много типов мин, включая деревянную ящичную мину. Мины взрывались от нажатия гусеницы танка или по средствам дистанционного подрыва по проводам. Опыт борьбы с танками в полевых условиях, позволил начать фабричное производство противотанковых уже в декабре 1916-го. Причем как подсчитали сами немцы после войны, потери союзнических танков от мин были выше, чем от прочих видов вооружений. Так в прямых атаках на немецкие позиции после 1916 года, англичане теряли на минах до 15-28% своих танков. Остальные танки, были потеряны из за частых поломок, или огня других видов оружия. Кстати очень большое количество трофейных танков оставшихся у немцев и используемых ими против Антанты, побудило англичан срочно начать разработку своих противотанковых мин.

Ожидая ответного появления немецких танков, англичане выпустили два образца мин — первый в виде отрезка трубы, второй из артснаряда. В свою очередь, русская армия, ожидая на своем участке фронта немецкие танки, принялась за создание своих противотанковых мин. Русские мины оказались более совершенными, нежели английские. Все они были самовзрывного типа. Мина конструкции Ревенского была противогусеничная, со взрывателем нажимного действия.

Мины Драгомирова и Саляева имели взрыватель наклонного типа и взрывались как под гусеницами, так и под корпусом танка, уничтожая и экипаж, и машину. Правда эти мины в первой мировой так и не понадобились, так как немецкие танки до русского фронта просто не доехали.

Чем воюют бармалеи

Кустарные мортиры, джип-тачанки, броневики и даже тактические ракеты — вот далеко не полный перечень самодельного оружия, которым воюют сейчас на Ближнем Востоке. Боевики Сирии и Ирака дополняют разработки бойцов ИРА, «Хезболлы» и республиканцев времен Гражданской войны в Испании собственными ноу-хау. «Лента.ру» рассказывает о самых ходовых стреляющих самоделках.

Голубая бомба

Самодельный голубой снаряд-бомба из бытового газового баллона — одна из визитных карточек вооруженной сирийской оппозиции, а также террористов запрещенных в России организаций «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра». Баллон начиняется кустарной (на основе аммиачной селитры) или заводской взрывчаткой (ее извлекают из неиспользованных артиллерийских снарядов). Иногда кладут дополнительные поражающие элементы — мелкие болты и гайки, куски металла, тонкие стальные пластины. Затем к баллону крепится взрыватель, а еще снизу приваривается хвостовик со стабилизаторами, чтобы обеспечить хоть какую-то точность стрельбы. Все, тяжелый чудо-снаряд готов к бою. Боеприпасы калибром поменьше делают из обрезков труб, примерно по той же технологии.

Стреляют с помощью импровизированного миномета из стальной трубы большого диаметра, заваренной с одного конца и прикрепленной к стальной опоре.

Конструкция может устанавливаться на шасси. Перед стрельбой миномет обкладывается камнями для большей устойчивости. Пороховой заряд поджигается, как в старинном орудии, с помощью фитиля через отверстие в казенной части ствола. Дальность стрельбы зависит от прочности трубы и количества целлофановых пакетов с самодельным порохом, которые боевики загружают в ствол. Говорят, что снаряд-баллон способен пролететь до трех километров. Обслуживают такое орудие обычно несколько человек, ведь таскать самодельные бомбы и загружать их в ствол — дело нелегкое.

Боевики ведут огонь самодельными бомбами

Есть варианты, где снаряд не опускается в ствол, а насаживается на него, как на бомбометах времен Первой мировой войны.

На видео — боевики стреляют из такого бомбомета, сделанного, по всей видимости, из обрезанного ствола настоящей пушки. В качестве снаряда — уже знакомый нам голубой баллон.

Самодельный миномет

В ХХ веке самодельные минометы из труб применяли бойцы Временной ирландской республиканской армии (Provisional Irish Republican Army, ИРА) для обстрела британских казарм. Их так и называли: «разрушители казарм» (barrack buster). Миномет привозили в грузовике или микроавтобусе и сразу после обстрела покидали позицию. Иногда огонь велся с ходу. Упоминаются также минометы, где в качестве снаряда использовался бочонок с бензином.

Из эрзац-минометов боевики делают даже системы залпового огня: блок из нескольких стальных труб приваривается к основанию ковша фронтального погрузчика. Такая самоходка может вести беглый огонь по противнику и при необходимости быстро менять позицию.

Самоходный четырехствольный миномет на базе фронтального погрузчика

Более простой и дешевый вариант — катапульта или большая рогатка с тягами из резиновых жгутов. Снарядами служат ручные гранаты либо самодельные взрывные устройства. Оружие легко монтируется и переносится, его удобно применять в уличных боях. На видео четыре бойца растягивают жгут рогатки, пятый поджигает фитиль самодельной гранаты. Еще один руководит действиями товарищей.

Боевики натягивают рогатку

Тяжелые арбалеты для метания гранат довольно активно использовали французы во время Первой мировой.

Буксируемая грузовичком катапульта, напоминающая средневековый требушет, применяется сирийской оппозицией в городских боях для метания самодельных бомб.

Катапульта для метания бомб

«Джихад-мобиль»

Пикап с крупнокалиберным пулеметом или легким орудием стал символом ближневосточных конфликтов еще со времен войны в Афганистане. Больше всего боевики любят проверенные и надежные японские внедорожники Toyota, куда ставят не менее проверенные советские ДШК, зенитные установки ЗПУ-1, ЗПУ-4, а если повезет — ЗУ-23-2. По данным Пентагона, американцы передали сирийской оппозиции несколько тысяч пикапов Toyota HiLux и Land Rover Defender.

Если в кузов Toyota поставить блок УБ-32 для запуска 57-миллиметровых авиационных неуправляемых ракет, то внедорожник превратится в сверхлегкую РСЗО с дальностью стрельбы до 1,8 километра. Кстати, подобную систему в 1990-х годах разрабатывали для украинской армии.

По сообщениям СМИ, для борьбы с «джихад-мобилями» боевиков из Москвы в Дамаск были переброшены русские «джип-тачанки» — пикапы УАЗ «Патриот». Им в кузов ставят 12,7-миллиметровые пулеметы «Корд» и автоматические гранатометы АГС-17. При необходимости «Патриоты» можно вооружить противотанковыми ракетными комплексами «Конкурс» или «Корнет», поражающими бронированные цели на расстоянии до 5 километров, или 120 миллиметровым минометом с дальностью полета мины 9 километров.

Все четыре колеса

Кустарные броневики, танкетки и бронебульдозеры, переделанные из обычных тракторов, автобусов, грузовиков и простых легковушек, впервые массово применялись в Гражданской войне в Испании (1936-1939 годы) — так республиканцы пытались компенсировать дефицит бронетехники. Для самоделок даже придумали специальный термин los tiznaos («тизнаос»), а некоторые образцы производились мелкими сериями на заводах Барселоны и Бильбао.

С тех пор бронированные чудики кочуют с одной гражданской войны на другую. Дизайну современных «тизнаос» наверняка позавидовали бы герои «Безумного Макса». Сегодня эрзац-броневики применяются всеми сторонами сирийского конфликта, противоборствующими группировками в Ираке, ополченцами ДНР и Вооруженными силами Украины.

Сирийский самодельный броневик «Шам-2»

Двухместный бронеавтомобиль сирийских повстанцев «Шам-2» похож на перевернутый контейнер для мусора. Только на колесах и с пулеметом. Это в некотором роде инновационная техника — управление оружием осуществляется с помощью мониторов и джойстиков, вроде тех, что у видеоигр. «Шам-2» оснащен пятью видеокамерами: три спереди, одна сзади и одна на стволе пулемета.

Военные отряды шиитской организации «Бадра» применяют в качестве подвижной огневой точки гибрид танка и зенитки — башня советского танка Т-55 смонтирована на четырехколесном шасси зенитного орудия. Судя по видео, перед стрельбой лучше покинуть танк-тачанку и вообще держаться от нее подальше.

Подвижная огневая точка из башни танка Т-55

Арабская ракета целится в зенит

Самодельные ракетные установки хорошо освоили палестинские боевики, ведущие перманентную войну с Израилем. Считается, что первая ракета «Кассам» класса «земля-земля» была запущена в разгар Второй интифады осенью 2001 года. «Кассам» изготавливался из обрезка трубы длиной около метра, в который забивалось несколько килограммов взрывчатки. В хвостовой части оборудовался твердотопливный двигатель (в качестве горючего — смесь из сахара и калийной селитры).

Иногда запуски осуществлялись при помощи оригинальных устройств, вроде небольшого грузовичка-мусоровоза, переоборудованного в РСЗО, — такую установку в 2010 году захватили израильские военные в секторе Газа.

Опыт палестинских фон-браунов перенимают ракетостроители из военизированных группировок Сирии и Ирака. Но малыми калибрами они уже не ограничиваются — сообщается, что шиитская группировка «Катаиб-Хезболла» в боях под Алеппо применила подобие самодельных тактических ракет. Предположительно, в них используются стартовые части старых советских зенитных ракет С-75 или их китайских копий.