Мечи пророка мухаммеда

Было ли знамя пророка зеленым?

REX LUPUS DEUS
Светлой памяти Льва Николаевича Гумилева
Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!
С выходом на международную арену пророка новой, крайне воинственной, религии, ислама — это слово в переводе с арабского означает «покорность» (Богу) — Магомета, или, точнее, Мухаммеда (буквально: «Достохвального»; так был прозван своими арабскими последователями житель города Мекки Абу аль-Касим бен Абдалла(х) ибн Абд аль-Муталлиб ибн Хашим из древнего рода Хашимитов, или Гашимитов, входившего в племя корейшитов) изменились весь ход истории и весь облик Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока — колыбели христианства.
Ислам наложился на все предшествовавшие ему древние культуры и народности Востока, и, после утверждения своего господства над ними, дал им новый Закон, изложенный в Коране. В 622 г. Христианской эры произошло бегство (арабск.: Хиджра) Мухамммеда из его родного города Мекки (где ему угрожала кара за проповедь нового вероучения) в город Ятриб (Медину), издавна конкурировавший с Меккой (не зря говорят, что «нет пророка в своем отечестве»). А к моменту смерти Магомета в 632 г. Христианской эры (или 10 г. Хиджры, по новому мусульманскому летоисчислению) пророк, окруживший себя необычайно фанатичными и храбрыми людьми, порвавшими ради него и новой веры все семейные и родоплеменные связи, был уже повелителем всего Аравийского полуострова. Его воины (охваченные религиозным пылом «провозвестников нового мира» и уже имевшие многолетний опыт службы в войсках соседних государств, с которыми теперь вознамерились воевать) устремили свои взоры как на зороастрийский Иран, так и на христианский Запад, намереваясь нести на остриях мечей учение своего пророка и туда. Халиф (наместник пророка) Омар, друг и советник Мухаммеда, в 638 г. вступил в Иерусалим.
У нас почему-то принято считать, что мусульмане еще при Мухаммеде сражались под «зеленым знаменем ислама» (или под «зеленым знаменем пророка»). Между тем, никаких вразумительных данных на этот счет не существует. Известно лишь, что зеленым было боевое знамя не Мухаммеда и не его преемников — первых «праведных халифов» (соратников и родственников пророка) — а халифов династии Омейядов (Умайядов), пришедших к власти в лице Моавии (Муавии) ибн Абу Суфьяна и перенесших столицу из Медины в Дамаск (впоследствии зеленое знамя присвоили себе, вместе с титулом «халифа правоверных», султаны-падишахи турок-османов). Сменившие Омейядов на престоле, в результате военного переворота, халифы из династии Аббасидов подняли над своими владениями знамя не зеленого, а черного цвета. А еретики (с точки зрения ортодоксального — суннитского — ислама) — измаилитские халифы из династии Фатимидов, захватившие Северную Африку (Тунис) и Египет (Миср), сражались под знаменем белого цвета. Выделившиеся, в свою очередь, из среды измаилитов новые сектанты — карматы (батиниты) — подняли свое собственное, красное знамя. Впоследствии очередные сектанты — низариты пользовались всеми четырьмя знаменами (зеленым, черным, белым и красным — эти цвета, между прочим, до сих пор встречаются почти на всех флагах арабских государств). Не лишенным интереса представляется в данной связи и принятый в активно противостоявшем мусульманским правителям в Сирии и Палестине, но в то же время поддерживавшем тесные контакты с низаритами, военно-монашеском Ордене храмовников-тамплиеров обычай непременно возжигать на капитулах (орденских собраниях) четыре традиционные свечи (черного, белого, зеленого и красного цвета).
К изложенному выше следует добавить еще один момент. Говоря о знамени пророка Мухаммеда и знаменах его преемников-халифов (да и вообще об арабских боевых знаменах), следует проводить различие между двумя типами знамен, один из которых назывался у арабов «лива», а другой — «райя». Название «лива» носил личный штандарт предводителя (шейха) арабского войска (после принятия ислама — пророка Мухаммеда, а впоследствии — его наместников-халифов), название же «райя» (буквально — «стадо», «паства», чьим «пастырем», или «пастухом», выступал предводитель) — знамя войска, которым он командовал. Так, например, «лива» предводителя арабского племени корейшитов (из которого, как упоминалось выше, происходил сам Магомет) представляла собой два черных прямоугольных вымпела с округлыми концами, прикрепленными к древку на некотором расстоянии один над другим, а «райя» корейшитов — белое прямоугольное полотнище с золотой каймой, усеянной белыми кружками, и двумя черными косицами по краям. «Райя» племени Бену Гассан — прямоугольное трехполосное красно-желто-красное полотнище с белой каймой. «Райя» гадрамаутских арабов — белое прямоугольное полотнище с зеленым полумесяцем, желтой каймой и тремя косицами — двумя черными по краям и одной белой посредине. Если верить некоторым источникам (например, книге Вячеслава Олеговича Шпаковского «Рыцари Востока»), то «лива» (у Шпаковского она почему-то называется «лайва») пророка Мухаммеда представляла собой черное, с белой каймой по краям, прямоугольное полотнище с двумя черными косицами по краям, а его «райя» — два белых прямоугольных вымпела с округлыми концами, прикрепленные к древку на некотором расстоянии один от другого. «Райя» первых сподвижников пророка — «праведных халифов» — представляла собой трехполосное черно-желто-черное прямоугольное полотнище с белой каймой (обрамлявшей не только края знамени, но и отделявшей друг от друга его верхнюю черную, среднюю желтую и нижнюю черную полосы) и с двумя желтыми косицами на конце средней желтой полосы (при этом желтая полоса была на две трети шире верхней черной полосы и на одну треть шире нижней черной полосы). «Лива» халифа Моавии ибн Абу Суфьяна представляла собой древко с прямоугольным красным вымпелом, под которым на некотором расстоянии был укреплен такой же формы и такого же размера белый вымпел (оба вымпела имели на конце две косицы), а его же «райя» — зеленое прямоугольное полотнище (о нем, как о знамени Омейядов, нами уже упоминалось выше). Многие мусульманские знамена были украшены богатой вышивкой и буквально испещрены исламскими религиозными надписями на арабском языке (обычно сурами Корана) и геометрическими узорами. Кстати, по утверждению целого ряда военных историков, знамя в красно-белую или в черно-белую клетку (последнее представляло собой один из вариантов боевого знамени упомянутого выше христианского Ордена тамплиеров — «Босеан»), так называемый «шатранг», «чатранг» или «чатрандж» (букв.: «шахматная доска»), было впервые введено не на христианском Западе, а в мусульманской Испании (Андалузии, или, по-арабски, «стране Аль-Андалус»).
В качестве навершия мусульманских знамен (как и в качестве эмблемы на щитах воинов ислама) часто использовался магический знак-оберег, так называемая «рука Фатимы» (дочери пророка Мухаммеда, супруги «хызрата» Али). Но это так, к слову…
По авторитетному мнению Л.Н. Гумилева (оценку которым Ордена тамплиеров мы — при всем уважении к трудам и к памяти покойного — все-таки не можем не признать пристрастной и несправедливой), мусульманская религия представляет собой, в сущности, вариант раннего, дособорного христианства, почерпнутого мекканцем (и, соответственно, провинциалом) Мухаммедом из разговоров с караванщиками и купцами, приходившими в торговые города Аравии и, в том числе, в его родную Мекку, из богатых мегаполисов тогдашнего средиземноморского мира — метрополий Восточной Римской (Ромейской, или Византийской) империи — Пальмиры, Антиохии и Иерусалима. То христианство, которое они проповедовали, было особой христианской ересью — савеллианством, или учением Павла Самосатского (проповедью строгого единобожия, согласно которому Иисус был человеком, пророком, но не Богом Сыном, единосущным Богу Отцу) и модализмом (учением о проявлении Единого Бога в разных лицах — в отличие от утвержденного Никейским Вселенским собором христианской церкви учения о Hераздельной и Неслиянной Божественной Троице). Это лжеучение было отвергнуто еще Никейским собором, но сохранилось и после Никейского Собора в Сирии и Аравии). Приняв эту христианскую ересь за подлинное христианство, Мухаммед и вообразил себя проповедником истинной веры в Бога Ибрагима (Авраама), Иcхака (Исаака) и Якуба (Иакова), искаженной как современными ему талмудистами-иудеями, так и христианами господствующей у ромеев-византийцев православной церкви (в ту эпоху православную веру исповедовали христиане не только Востока, но и Запада; разделение христианской церкви на римско-католическую и греко-кафолическую, или греко-православную, произошло лишь в 1054 г., да и после этого официального акта взаимного отлучения от церкви папы римского и Патриарха Константинопольского, еще долго носило формальный характер).
Говоря об исламе как религии и об изначально присущем этой религии стремлению к экспансии, необходимо учитывать следующее обстоятельство.
С точки зрения ислама весь обитаемый мир подразделяется на три «области»:
1)»Дар-уль-Ислам»;
2)»Дар-уль-Харб»;
3)»Дар-уль-Сульф».
Это три «области», модель которых определяет три «подобласти», особый правовой, морально-нравственный и гуманитарный режим действий.
«Дар-уль-Ислам» — это область, в которой проживает мусульманская община («умма»). В этой области все устроено в соответствии с Божественными установлениями («волей Аллаха», т.е. единого Бога, чье имя означает «Единственный»).
«Дар-уль-Харб» — это область, в которой мусульмане живут под властью немусульман («кяфиров» или «гяуров», то есть «неверных»). Там (выражаясь современным языком) «не действует обычное международное гуманитарное право». Война в этой области ведется по особым законам. Пленных не берут. Дозволено брать в заложники женщин, детей и стариков и торговать ими.
«Дар-уль-Сульф» — область, в которой (пока) нет мусульман. В отношении этой области следует в течение десяти лет соблюдать перемирие, после чего необходимо рассмотреть, что делать с данной территорией, как ее захватить и освоить.
В эпоху, предшествовавшую периоду Крестовых походов, христианская Европа стояла перед крайне опасной (для всякого верующего христианина, озабоченного не только земным существованием своей бренной телесной оболочки, но и спасением своей души) перспективой постепенного освоения и захвата мусульманскими завоевателями.
К 700 г. вся Северная Африка (принадлежавшая православной Восточной Римской, или Византийской, империи) оказалась под властью арабов-мусульман. Через одиннадцать лет арабы и обращенные в ислам берберы («мавры») захватили обширные территории в Испании, а в 20-е гг. того же VIII в. мировая мусульманская держава — Халифат — уже простиралась от Пиренеев и Луары до Индии и Китая.
В 732 г. Христианской эры домоправитель (майордомус или майордом) франкского короля Карл Мартелл с величайшим напряжением сил разгромил в битве при Пуатье войско арабского вали (правителя) Испании Абд ар-Рахмана. Хотя мусульмане еще долгое время после этого нанесенного им поражения продолжали терроризировать своими набегами христианскую Европу, шок от неудачи при Пуатье настолько врезался им в память (вероятно, даже на генетическом уровне), что они впредь стали называть всех западных христиан (именовавшихся «латинянами», поскольку богослужение у них велось на латыни — разговорном языке западной части некогда единой Римской империи), противостоявших им на полях сражений, «франками» (со временем на развалинах распавшейся Франкской державы образовались Франция, Германия и ряд других европейских государств, некоторые из которых существуют и поныне).
Почти одновременно, в 751 г., экспедиционному корпусу арабского полководца Зияда ибн Салиха удалось, при поддержке тюркского племени карлуков (обратившихся в ислам), нанести поражение армии китайской империи Тан и положить конец претензиям китайцев на Среднюю Азию, превратившуюся в мусульманский регион (хотя и не сразу).
В результате всех этих завоеваний и побед адептов веры Мухаммеда, западная граница «державы правоверных» — арабского Халифата — в VIII в. от Рождества Христова отстояла от ее восточной границы на более чем десять тысяч миль, значительно превышая по своим размерам все предшествующие ей в мировой истории великие державы — Древнеперсидское царство Ахеменидов, государство Александра Македонского, Сирийское царство Селевкидов, Парфянское и Кушанское царства, Римскую империю и Новоперсидскую державу Сасанидов (Эраншахр, или Иран).
В завоеванных и исламизированных ими в первую очередь силой меча (и уж во вторую очередь — силой проповеди) странах мусульманские завоеватели столкнулись с высокоразвитыми культурами, которые были ими сохранены и использованы себе на потребу. Речь шла о древнейших в мире культурах, слившихся воедино благодаря влиянию древних греков и римлян, и позднее заложивших основу всей христианско-европейской культуры и цивилизации. Один из крупнейших культурных центров Древнего Мира и раннего Средневековья располагался в Междуречье (между реками Тигром и Евфратом), другой — в Египте. Территории, расположенные между ними, являлись желанным яблоком раздора между господствовавшими в Леванте державами. Это состояние могло оказаться для них чрезвычайно опасным в случае, если бы Междуречье (Месопотамия) и Египет оказались под властью одной державы, проводящей единую политику.
Во все времена, как тогда, так и ныне, Палестина в такой ситуации оказывалась как бы между двумя жерновами. Сегодня мы даже не можем представить себе, насколько богатой и процветающей была эта неоднократно перемалываемая беспощадными жерновами истории страна, некогда текшая, по выражению папы римского Урбана II, «млеком и медом», поскольку ее хозяйство, вследствие многочисленных войн, не прекращающихся и поныне, пришло за последние столетия в глубокий упадок, причем оказалась практически уничтоженной древняя оросительная система, а население было поставлено на грань вымирания. В эпоху поздней Римской империи в этой нынешней «священной пустыне» располагалось бесчисленное множество древних городов с сотнями тысяч жителей.
Уже тогда в Сирии и Палестине существовали блестящие университеты — центры утонченного образования, в полной унаследовавшие культуру и науку поздней Античности. В византийскую эпоху даже земли вокруг нынешнего Багдада были населены христианами — как православными, так и верующими, принадлежавшими к другим древним христианским церквям. Армения, Месопотамия (Двуречье, или Междуречье), Палестина, Сирия и Египет были землями, на которых раньше всего утвердилось христианство.
Хотя исламское завоевание не обошлось без неизбежных в таких случаях жестокостей, новые владыки Леванта очень скоро приспособились к изменившейся ситуации и всего через несколько поколений полностью растворились в местном населении. До самого начала эпохи Крестовых походов в Леванте существовало бесчисленное множество мелких государств, не имевших между собой ничего общего, кроме магометанской веры и арабского языка. Этот официальный государственный и священный язык, на котором велось судопроизводство и был записан Коран, объединял все исповедовавшие ислам народы от Индии до Испании и превращал их всех в «арабов» — членов единой мусульманской общины (упомянутой выше «уммы»), независимо от происхождения и даже разговорного языка.
На Западе всех мусульман именовали «магометанами» (по основателю их религии Мухаммеду-Магомету), «сарацинами» (по названию одного из мелких арабских племен, известного еще древним римлянам и игравшего определенную роль в бесконечных войнах между Римом, с одной, и аршакидской Парфией, а позднее – сасанидской Персией, с другой стороны), «агарянами» (в честь Агари — наложницы библейского патриарха Авраама, или Ибрагима, родившей ему сына Измаила) или же «измаильтянами» (в честь вышеупомянутого Измаила, считавшегося прародителем всех кочевых племен Аравийского полуострова).
У мусульман было то, чего тогда так не хватало христианскому Западу — чувство единства и относительно спокойного существования. На протяжении столетий мирной жизни во многих мусульманских, или сарацинских, землях культура достигла высочайшего расцвета. Жители мусульманских городов — потомки арабских завоевателей, слившиеся с насильственно исламизированным местным населением — стали настолько изнеженными, что предпочитали вести военные действия руками наемных воинов (преимущественно тюркского происхождения).
В эти издревле густо населенные земли постоянно совершали вторжения все новые чужеземные завоеватели, приходившие чаще всего из глубин Азии. Однако, осев на завоеванных территориях, они, как уже было сказано выше, в скором времени утрачивали свой воинственный дух. «Знамя пророка» (какого бы оно ни было цвета), выпав из ослабевших рук арабов, удивительно быстро давших развратить себя благами цивилизации, было подхвачено руками омусульманившихся персов, берберов, тюрок, курдов и других народов, утвердивших его «у стен недвижного Китая», на жарком полуострове Малакка и островах Индонезии, на берегах древней реки Ра-Итиль среди волжских булгар и в других, весьма отдаленных от Мекки, местах. Жители мусульманского Востока обладали превосходным вооружением, что не удивительно, ибо они были знакомы со всеми видами металлов и металлообработки. Им давно был известен и порох (через китайцев), хотя они еще не использовали его для стрельбы.
Подобно франкским рыцарям, сарацинские «фарисы» носили панцирные рубашки, под которые поддевали двухслойные стеганые войлочные куртки. Огромной популярностью пользовались спортивные состязания всех видов, упражнения с оружием, скачки и поединки между всадниками, покрытыми броней. По мнению некоторых исследователей, турниры были переняты западным рыцарством именно от сарацинских «фарисов» в эпоху Крестовых походов (так же, как сами арабы в свое время переняли их у персидских витязей Сасанидской эпохи), в то время, как в предшествующую эпоху под словом «турнэ» на Западе понимали не воинские ристания, не поединки с оружием, а обычные конные состязания, вроде скачек.
К Х в. п.Р.Х. политический распад некогда единой духовно-светской державы мусульман — Арабского Халифата — стал свершившимся фактом (то же самое фактически произошло и на христианском Западе с основанной Карлом Великим и возобновленной Оттоном Великим Священной Римской империей). За халифами осталась, главным образом, духовная власть над формально по-прежнему считавшейся единой «нацией ислама» — «уммой», реальная же политическая власть перешла в руки султанов.
Слово «султан» — арабского происхождения и означает «единство власти». В священной книге мусульман Коране слово «султан» используется для обозначения отвлеченного понятия власти как таковой. Именно в этом смысле следует понимать приписываемое пророку Мухаммеду изречение (хадис): «Султан есть тень Бога на земле, и у него ищет убежища всякий обиженный».
Впоследствии однако султаном стал именоваться в мусульманском мире всякий представитель светской власти, в противоположность имаму (религиозному авторитету). Хотя в дальнейшем имамы не раз объединяли в своих руках как духовную, так и светскую власть (например, имамы низаритов, имам Шамиль в эпоху Кавказских войн первой половины XIX в. и т.д.)
Впервые слово «султан» в этом новом, персонифицированном, смысле, было употреблено историком Табари по отношению к Муваффаку, брату халифа аль-Мутамида (876).
После 946 г. Христианской эры, когда мусульманские военачальники-шииты иранского происхождения — Буиды — лишили багдадских халифов из Аббасидской династии светской власти, сделавшись при них наследственными верховными главнокомандующими всех войск Халифата, «султанами» стали именовать всех светских правителей, независимо от размеров контролируемой ими территории. Сами Буиды, фактически превратившие арабский халифат Аббасидов, от которого откололись Египет (с Северной Африкой) и Испания (там образовались собственные халифаты — упоминавшийся выше Фатимидский халифат измаилитов в Египте и Северной Африке под белым знаменем и Кордовский халифат наследников прежней династии Омейядов в Испании под зеленым знаменем), в возрожденную (на мусульманской основе) Иранскую державу, присвоили себе старинный титул персидских владык из зороастрийской (маздеистской или, точнее, маздаяснийской) династии Сасанидов — «шахиншах ал азам» (по-арабски: «малик ал-мулук»), то есть «царь царей» (что соответствует римскому титулу «император»).
С середины XI в. п.Р.Х., когда туркменские племена-огузы (ставшие известными под именем турок-сельджуков), свергнув власть Буидов и заняв их место светских владык при бессильных аббасидских халифах Багдада, установили свою власть на большей части Арабского Халифата (после чего, в свою очередь, достаточно быстро иранизировались), «султанами» стали называть себя только главы независимых династий (например, династии Сельджукидов), в то время как их родственники и вассалы должны были довольствоваться более скромным титулом «царь» (по-арабски: «малик», по-персидски: «шах»).
Здесь конец и Господу нашему слава!

Флаг Игил

ИГИЛ – это Исламское государство Ирака и Леванта, однако в настоящее время данное название носит террористическая группировка, целью которой является создание исламской цивилизации, действующей полностью по законам Шариата. Появилась эта организация в 2006 году, и с тех пор проводит акции по устранению западных цивилизаций, по последним данным, базируется данная группировка в Сирии.

Что означает флаг ИГИЛ

Флаг данной террористической группы представляет собой квадрат черного цвета, в котором отображены стилизованные надписи и круг неправильной овальной формы. На самом деле флаг представлен не просто как атрибут организации, он несет в себе религиозную символику.

Черный цвет выбран на флаге в связи с глубокой исторической ценностью для культуры исламских стран. Дело в том, что первый раз использование черного цвета было произведено Абу Муслимом во время аббасидской революции 747 года. Революция привела к победе Аббасидов и сделала его национальным героем своей страны. Аббасиды, в глазах исламского народа, даже в настоящее время, считаются оплотом мусульманской общности и веры в идеалы своей религии.

Стилизованная надпись в верхней части полотна – это шахада – обозначение того, что использующие эту надпись верят в единого Бога Аллаха и в то, что Мухаммед был настоящим пророком, несущим мысли Аллаха простому народу. Так же шахада может обозначать веру своим идеалам, причем веру до самой смерти, особенно ценится в планах мученической смерти и самопожертвования. Конкретно на флаге ИГИЛ написано – «Нет Бога, кроме Аллаха».

Вторым значимым символом в нижней части флага, является круг неправильной формы, с надписью внутри. Этот круг, по верованиям исламского народа, является личной печатью пророка Мухаммеда, которой он заверял документы и свитки. До нашего времени не дошла реликвия самой печати, однако в Стамбуле, наравне с другими реликвиями от великого пророка, представлен и оттиск его печати. Значение фразы в «печати Мухаммеда» можно перевести дословно «Бог Посланник Мухаммад».

В совокупности черный флаг ИГИЛ несет в себе смысл, что только верующие в Аллаха люди, могут свободно жить на Земле, а остальные должны умереть. Столь радикальные верования произошли от толкования жизнеописаний пророка Мухаммеда, якобы он призывал к вере не только исламские страны, но и христиан и иудеев, они должны были уверовать и встать под знамена шахада.

Страна:Исламское государство

Столица:Хаджин

Дата образования:15. 10. 2006

Валюта:динар (TND)

Цвета:черный, белый

Фигуры:шахада, овал

Континент:Азия,

Бадр – великая битва в истории Ислама

Ночь семнадцатого числа месяца Рамадан была названа «ночью различения» (лайлат аль-фурк`ан). Это ночь, в которой Всевышний Аллах возвысил слова веры над словами неверия и отделил истину от лжи, ночь, в которой Всевышний Аллах показал свою религию и отличил дурное от благого. В эту ночь произошли и два важных события в истории Ислама.

Первое важное событие заключается в том, что 17-я ночь месяца Рамадан, согласно достоверным мнениям, является ночью, в которой был ниспослан Коран.

شهر رمضان الذي انزل فيه القران هدي للناس وبينات من الهدي والفرقان. سورة البقرة {الآية-185}.

Второе важное событие заключается в том, что в ночь 17-го Рамадана произошло сражение при Бадре.

Причины сражения при Бадре

Сражение при Бадре – это первое большое сражение мусульман. До него Посланник Аллаха тоже выходил сражаться, но не было битвы. Теперь же Пророк (да благословит его Аллах и приветствует), выступил с целью арестовать караван курайшитов взамен тому, что эти курайшиты забрали у них дома, имущество, и лишили всего. Для ареста каравана вышел отряд из 313 человек, в котором было восемьдесят два мухаджира, шестьдесят один из племени Авс и сто семьдесят из племени Хазрадж. Не было ни одного дома торговцев Мекки, доля имущества которых не была бы в этом караване, куда знатные курайшиты собрали свое лучшее имущество.

Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) выступил из Медины по направлению к Бадру, месту, расположенному в ста пятидесяти пяти километрах к юго-западу от Медины. Для успеха подобной операции было абсолютно необходимо сохранить втайне от людей, идущих с этим караваном, факт выхода отряда мусульман из Медины. Для этого Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сначала двинулся в путь совсем в другом направлении и только потом свернул к Бадру.

Во главе каравана курейшитов из тысячи верблюдов стоял Абу Суфьян. Абу Суфьян был очень умным человеком. Он услышал, что Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) с группой людей в пути, поэтому решил свернуть с обычного пути и добраться до Мекки дорогой, идущей вдоль берега моря. Кроме того, он отправил человека, которого звали Дамдам в Мекку, с наказом: «Если ты доберешься до Мекки, то разорви на себе одежду так, чтобы оголился твой аврат, сбрей голову и покрой себя грязью. Потом зайди на собрание знатных людей – курайшитов и крикни громко при них: “Мухаммад захватил караван!”».

Абу Суфьян знал, что Пророку (мир ему и благословение) и его сподвижникам нельзя давать повод. Курайшиты поднялись в гневе, хотя все они боялись, потому что Пророк (мир ему и благословение) сказал им – и Абу Джахлу, Абу Лахабу, Убай ибн Халафу, Утба и Укба, сыновьям Раби’а, что он убьёт всех их. Каждый сомневался, никто не хотел пойти на помощь, даже Абу Джахль. Но некоторые курайшиты заставили его, сказав: «Если ты сегодня не выйдешь, арабы начнут про тебя плохо говорить». Они так привели его в ярость, что он сказал: «Купите мне самого сильного, самого лучшего верблюда во всей Мекке». Курейшиты быстро подготовились к походу и вышли из города. Когда их войско достигло Джухфы, они получили послание Абу Суфьяна, в котором он извещал о том, что ему удалось избежать опасности столкновения, и предлагал им вернуться в Мекку. Многие участники похода стали собираться в обратный путь, однако Абу Джахль из гордости и высокомерия отверг это предложение, в результате чего назад вернулись только люди из рода бану Зухра в количестве трёхсот человек.

Поддержка ансаров и мухаджиров

Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), узнав о возвращении части мекканцев назад, созвал сподвижников на совет и сказал: «Советуйте мне, о люди». Тогда встал Абу Бакр (да будет доволен им Аллах) и сказал: О, Посланник Аллаха, делай то, что делал, а мы последуем за тобой». То есть, мы с тобой и в горести, и тягости. Посланник Аллаха, (да благословит его Аллах и приветствует), обрадовался и ничего не ответил ему, а снова повторил: «Советуйте мне, о люди». Умар (да будет доволен им Аллах) вставал и говорил хорошую речь, а после него со своего места поднялся аль-Микдад, сказавший следующее: «О посланник Аллаха, клянемся Аллахом, что не станем мы говорить того, что сказали Мусе (мир ему) сыны Исраила, сказавшие: «Иди и сражайся вместе со своим Господом, а мы будем сидеть здесь!» Нет, мы будем сражаться справа и слева от тебя, впереди и позади тебя!» Услышавшего эти слова лицо Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) засияло от радости, он повторил эту речь аль-Микдада. В ответ встал молодой парень в возрасте 25 лет, господин племени Авс Саад ибн Му’аз и уточнил: «О, Посланник Аллаха, ты, наверно, имеешь ввиду нас, ансаров?» Он произнёс: «Да».

Ансары присягнули Посланнику Аллаха (мир ему и благословение) в местности Акаба, в Мине, что будут помогать ему, и это было первым испытанием для ансаров (жителей Медины).

Саад ибн Му’аз сказал: «О, Посланник Аллаха, отправляйся туда, куда хочешь, поистине, если даже отправишься до местности Барк аль-Гимад, мы пойдём за тобой. Клянусь Тем, Кто послал тебя с истиной, если ты отправишься по морю, то мы тоже отправимся с тобой и не отстал бы от тебя ни один! Мы не имеем ничего против того, чтобы завтра ты повёл нас на врага, ведь мы привыкли к войне и никогда не дрогнем, и, может быть, Аллах даст тебе увидеть в нас то, что порадует тебя! Веди же нас с благословения Аллаха!» Ещё он сказал: «О Посланник Аллаха, бери, что хочешь из нашего имущества, а что хочешь, оставь. Клянусь Аллахом, то, что ты возьмешь, лучше для нас, чем то, что оставишь нам». Потом он сказал: «О, Посланник Аллаха, позволь нам построить тебе паланкин позади нас. Пусть будет у тебя паланкин позади войска, вдруг, если случится что-нибудь, чтобы ты мог вернуться в Медину, поистине там есть люди, которые любят тебя не меньше, чем мы». Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), был рад услышать это и сказал: «Тогда ступайте и радуйтесь, ибо Всевышний Аллах обещал мне либо то, либо другое, и я, как будто воочию, вижу гибель этих людей!»

Путь к Бадру

После этого мусульмане продолжили свой путь к Бадру, и, подойдя к нему в ту же ночь, что и многобожники, остановились около северного горного прохода. На это место указал Хаббаб ибн аль-Мунзир, сказавший, что следует подойти к воде ближе и быстрее мекканцев, чтобы самим запастись водой, а потом засыпать колодцы и заставить врага мучиться от жажды, что и было сделано. Заняв свои позиции, мусульмане поставили паланкин, который должен был служить для Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) командным пунктом, и выставили вокруг него охрану из молодых ансаров под командованием Саада ибн аль-Мунзира.

Ночью Аллах послал на землю дождь, и всё было так, как Сам Он сказал об этом:
«И по воле Его охватила вас дремота, принесшая с собой уверенность, и ниспослал Он с неба воду, чтобы очистить вас ею, удалить от вас скверну Шайтана, вселить в ваши сердца мужество и укрепить этим ваши стопы».

Дождь укрепил землю под ногами мусульман там, где они остановились. А земля, где остановились неверные, была унавоженной, а когда пошел дождь, она стала скользкой. Всевышний Аллах показал верующим количество неверных малым. Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) видел во сне, что их — малое количество. Также количество мусульман Он показал неверным маленьким. Увидев их, верующие посчитали их ничтожными, они были уверены, что с помощью Всевышнего выиграют бой. В их сердца не вселилось ничего из страха, и это добавило храбрости. Неверные также предполагали, что мусульман мало, и они себе говорили, что проглотят их одним разом, и уверенные в своём превосходстве, расслабились. Они установили котлы, разложили еду, напитки, вина, и привели с собой певиц, танцовщиц. Это пренебрежение, которое охватило их сердца, стало причиной их поражения. А тот душевный подъём, поселившийся в сердца сподвижников, у которых не было страха перед большим количеством противников, также стал причиной их победы.

Подготовка к бою и помощь ангелов

Наутро, в пятницу семнадцатого Рамадана 2 года Хиджры (624 г.) противники стали сходиться. Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) перед боем обратился к Аллаху с мольбой. Увидев это, Абу Бакр (да будет доволен им Аллах), который сидел в паланкине, пожалел его, подошёл к нему, обнял его, и плача, сказал: «О, Посланник Аллаха, достаточно умолять Своего Господа. Клянусь Аллахом, Аллах исполнит Свое обещание тебе».

Во время сражения Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сначала забылся коротким сном, а потом поднял голову и сказал: «Радуйся, о Абу Бакр, ибо пришла к тебе помощь Аллаха! Вот Джибриль ведет под уздцы своего коня, и пыль клубится по сторонам, ибо Аллах сегодня послал на помощь мусульманам тысячу ангелов, следующих за Джибрилем!»

Это были ангелы с чалмами из шерсти, обмотанными вокруг головы. Они снизошли и сражались вместе с Посланником Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует). После того, как поддержал его ангелами, количество которых было тысяча, Аллах сказал: «И нет победы, кроме как от Аллаха. Даже те ангелы, которыми Мы тебя поддержали, о, мой любимец, они не помогут тебе никак. Истинная победа исходит только от Меня». «И нет победы, кроме как от Аллаха. Если вы поможете Аллаху, то и Он поможет вам».

Начало битвы при Бадре

А затем Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) двинулся вперед, повторяя слова Всевышнего Аллаха: «Разбито будет это сборище, и будут они обращены вспять!», набрал горсть мелких камешков и стал бросать их в лица многобожников со словами: «Да исказятся ваши лица!», и не было такого многобожника, которому эти камешки не попали бы в глаза или в ноздри! И об этом Всевышний Аллах сказал так: «Не ты бросал, бросая, это Аллах бросал…».

После этого Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) велел мусульманам атаковать многобожников, скомандовав: «Вперед!» и побуждая их к бою. И мусульмане бросились в атаку, сминая ряды многобожников, воодушевлённые тем, что вместе с ними сражается и сам Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует). При этом им помогали ангелы. Часто многобожники не могли понять, кто же наносит им удары. В конце концов, мекканцы потерпели полное поражение и обратились в бегство, а мусульмане стали преследовать их, убив часть беглецов и захватив часть их в плен. Во время этого сражения в образе Сураки ибн Малика на поле присутствовал Иблис, оказывавший помощь мекканцам и побуждавший их к сражению с мусульманами, однако, когда он увидел сражающихся ангелов, то повернул вспять, побежал в сторону Красного моря и бросился в его воды.

Сподвижники, участвовавшие в битве при Бадре

У Посланника Аллаха в битве при Бадре была только одна лошадь. Из 313 человек было меньше десяти, у которых были мечи. Бывало так, что Посланник Аллаха давал некоторым палку, и как только тот брал её, она в его руках превращалась в меч. Известному сподвижнику Укашат Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) дал свой посох, и он превратился в меч в его руках. Он сражался этим мечом, пока не умер, после чего его дети хранили и передавали по наследству этот меч как ценную реликвию.

Когда Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) выстраивал, сплачивал ряды, держа одну веточку в руках, сподвижник Савад немного вышел вперед. Пророк (да благословит его Аллах и приветствует), ткнув в его живот, причинил ему боль, и говорил: «Встань в ряд, встань в ряд». Тогда сподвижник сказал: «О Посланник Аллаха, ты причинил мне боль!». Он спросил его: «Что ты хочешь?» Сподвижник ответил: «Хочу отплатить тем же. Ты ударил меня, и я ударю тебя». Посланник Аллаха (мир ему и благословение) отдал ему эту палочку со словами: «Возьми, получи свое». Тот говорит: «О Посланник Аллаха, ты ударил меня в живот, когда он был открыт». Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) поднял одежду и обнажил своё тело, которое сияло. Тогда сподвижник Савад подошел к нему и поцеловал взнак уважения. Удивлённый Посланник Аллаха, (да благословит его Аллах и приветствует) спросил его: «Что подвигло тебя на это, о Савад? Почему ты это сделал?» Он ответил: «О, Посланник Аллаха, ты знаешь, что нас ожидает. Я же хотел, чтобы последним моментом, связанным с этим миром, было прикосновение к тебе». Тогда Посланник Аллаха обрадовал его: «Огонь не коснётся тех, кто коснулся тела пророков».

Смерть Абу Джахля

Абдуррахман ибн Авф (да будет доволен им Аллах) рассказывает о двух мальчиках, которые были воспитаны на любви к Посланнику Аллаха: «Когда Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) выстроил их перед боем, я посмотрел направо и увидел паренька в возрасте 13-14 лет, а посмотрев налево, увидел такого же, и сказал: “Ла хавла ва ла куввата илла билах”. Посланник Аллаха (мир ему и благословение) поставил меня между двумя мальчиками. Что ж, мне придется испытать всё. Что могут стоить эти дети рядом со мной!? И вдруг парень справа от меня позвал меня и спросил: «Ты знаешь Абу Джахла?» Я ответил: «Да знаю, но тебе какое дело до него?» Юноша воскликнул: «Если ты увидишь его во время сражения, то укажи мне на него!» «Зачем?», – удивился я, на что был ответ: «Я слышал, что он обижал Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует). Я же поклялся, что если я его увижу, то обязательно убью его или погибну на поле боя!». Через некоторое время с левой стороны тоже слышу: “Дядя, дядя, если ты знаешь Абу Джахля, покажи мне его!”, – он повторил те же самые слова. Это были два брата – Муаз и Муаввиз, сыновья Афра.» Абдуррахман ибн Авф говорит: «В пике сражения я увидел Абу Джахла, и сказал им: “Вон там ваш товарищ”. Я всего лишь указал им, а они полетели, как два орла, и начали его бить и бить, пока не свалили его на землю. Он мычал, как мычит бык». Пришёл великий сподвижник Абдуллах ибн Мас`уд, ростом примерно в два локтя. Во время сражения он нашёл Абу Джахла лежащим. Абу Джахль был огромным, крупного тела, большой головы человек. Он залез на грудь Абу Джахла, и вытащив свой меч, начал резать горло Абу Джахлу, но не смог, меч был маленьким. Абу Джахль говорит ему: «Эй, пастушок (Абдуллах ибн Мас`уд был пастухом в Мекке), ты пустился в трудное дело!», — будучи и при смерти высокомерен,- «возьми мой меч из ножен и отрежь мою голову с основания шеи, чтобы Мухаммад знал, что у меня длинная шея, что у меня большая голова»,– сказал он. Ибн Мас`уд отрезал его голову, но не может нести. Связал веревкой, потащил за собой и принес её Посланнику Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), который сказал: «Аллах Превелик! Хвала Аллаху, Который выполнил Свое обещание, оказал помощь Своему рабу, и Один нанёс поражение союзным племенам!» Когда же до Посланника Аллаха, (да благословит его Аллах и приветствует) дошла весть о последних словах Абу Джахла, он сказал: «Мой фараон, фараон моей уммы хуже, чем фараон Мусы». Фараон Мусы, когда тонул, хотел сказать: «Я уверовал в Того, в Кого уверовали бану Исраиль», но ему закрыли рот. А Абу Джахль, когда умирал, сказал: «Передай Мухаммаду: я враг его живой или мертвый».

Потери при Бадре

В битве при Бадре погибло четырнадцать мусульман — шесть мухаджиров и восемь ансаров. Этих людей похоронили близ Бадра, и могилы их сохранились до сих пор.

Что же касается многобожников, то они потеряли семьдесят человек убитыми и ещё семьдесят было захвачено в плен, причём большинство из них славились своей доблестью. Трупы двадцати четырёх убитых были сброшены в высохший колодец.
После битвы Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) пробыл в Бадре ещё три дня, а перед отъездом он подошёл к краю этого колодца и обратился к лежавшим там трупам, называя каждого из погибших по имени и говоря: «О такой-то, сын такого-то! Поистине, мы убедились в том, что обещанное Господом нашим — истина, а убедились ли в этом вы?!» Умар (да будет доволен им Аллах) спросил его: «О Посланник Аллаха, как же обращаешься ты к телам, в которых нет духа?!», на что тот ответил ему так: «Они не хуже вас слышат мои слова, только не могут ответить!»

Достоинства участников сражения при Бадре

Джибриль спросил Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) после сражения: «О, Мухаммад, какими вы считаете участников битвы при Бадре, то есть, каково их положение среди вас?» Он сказал: «Они лучшие из нас». «Также и мы»,– ответил Джибриль,- «участники сражения при Бадре считаются самыми лучшими из нас». Те люди, которые сражались с ним, также являются лучшими людьми Земли. Этой ночью небеса и земля объединились для выполнения миссии. Ангелы никогда не воевали и не брали в руки мечи, кроме как в эту ночь. А в другие ночи они приходят и помогают верующим.

По истечению многих лет возникла тяжёлая проблема с одним из участников битвы при Бадре Хатыбом ибн Аби Бальтаъ. Решением относительно этого человека должна была стать его казнь за то, что он предал Посланника Аллаха (мир ему и благословение) в восьмом году хиджры, то есть, через шесть лет после той битвы. Люди сказали: «О Посланник Аллаха, это предатель, и необходимо его убить». Пророк (мир ему и благословение) ответил: «Он участвовал в битве при Бадре. Откуда вы знаете, может Аллах посмотрел на участников битвы при Бадре и сказал: «Делайте, что хотите, ибо Я вам простил все»? Есть разные виды неприкосновенности. Этот человек заработал неприкосновенность только лишь тем, что он является участником битвы при Бадре».

Уступайте место участникам сражения при Бадре

После сражения Ухуд Посланник Аллаха (мир ему и благословение) молился в одной маленькой мечети, а она была полна сподвижниками, и вошел один из ветеранов Бадра. Он не нашел место в мечети, никто не уступил ему место. Он огляделся и сел где-то далеко. Всевышний Аллах ниспослал аят на этот счет: «О те, которые уверовали! Когда вас просят на собраниях сесть пошире, то садитесь пошире, и Аллах одарит вас местом просторным». Этот аят ниспослан в отношении участников битвы при Бадре. Если один участник битвы при Бадре придёт на маджлис Посланника Аллаха, то непременно должны ему уступить место. Если даже опоздает, он должен сесть впереди.

Слова учёных о сражении при Бадре

Эта ночь – «ночь различения» (лайлат аль-фурк`ан) и это событие настолько велики, что их результат имел огромное значение не только для сподвижников, но и для последующих поколений и для всей уммы в целом.

Учёные упоминают другой вопрос, касающийся битвы при Бадре и его участников:

Имам ас-Суюти и многие другие говорят, что «каждая эпоха нуждается в людях, у которых сердца подобны сердцам участников битвы при Бадре.

Хасан ал-Басри говорил табиинам: «Я застал 70 участников битвы при Бадре, если бы вы их увидели, то вы б подумали, что они сумасшедшие. А если бы они увидели вас, то подумали бы, что вам не нужно благо». То есть, подумали бы, что у этих людей нет религии. Увидевшие приняли бы их за сумасшедших из-за их непоколебимости, из-за их великодушия, из-за их поразительного упования на Аллаха. Это и есть невиданная обращённость к Аллаху, которая заставила их забыть всё, кроме Аллаха. Это и есть искренность, которую Аллах даровал им.

313 особое число

Количество воинов Посланника Аллаха (мир ему и благословение) в битве при Бадре было 313. Такое же количество было вместе с Талутом, когда Давуд воевал с Джалутом (Голиафом). В некоторых рассказах передаётся, что первыми, кто присягнёт Имаму Махди, который выйдет ближе к концу света, и о котором Посланник Аллаха (мир ему и благословение) рассказал нам в достоверном хадисе, будут 313 человек.

Учёные говорят, что в каждое время должно быть 313 человек, сердца и качества которых подобны сердцам участников битвы при Бадре, ради которых Аллах отвращает бедствия от мира и людей.

Мы знаем, что самым ценным в человеке является душа, жизнь. А их души были самыми бесценными, но они с лёгкостью отдавали свои души на пути служения своему Любимцу (да благословит его Аллах и приветствует). Этими высокими чувствами были преисполнены они, а также их отцы, матери и жёны, находившиеся дома. Если Всевышний создал что-то в каком-то месте, это явление повторяется каждый раз, когда повторяется время. Мы нуждаемся в том, чтобы глубоко прочувствовать происходившее в битве при Бадре, и тайну, которую открыл Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) после битвы для будущих поколений.

Местность в Йемене. То есть он имел ввиду с этим, что они готовы пойти за Пророком даже в такую даль.

Божественные клинки — мечи пророка Мухаммеда

Опубликовано:09 Марта 2015
Когда речь заходит об исламе в уме сразу всплывают знакомые по многочисленным фильмам: «Аллах Акбар!» и «Нет бога кроме аллаха, а Мухаммед – пророк его!». Однако на арабских клинках часто можно встретить другое изречение: «Нет героя кроме Али, нет меча кроме Зульфикара!». Что же это за меч?

Мечи пророка Мухаммеда

В продолжение статьи «Библейские клинки – Копье Судьбы».

Когда речь заходит об исламе в уме сразу всплывают знакомые по многочисленным фильмам: «Аллах Акбар!» и «Нет бога кроме аллаха, а Мухаммед – пророк его!». Однако на арабских клинках часто можно встретить другое изречение: «Нет героя кроме Али, нет меча кроме Зульфикара!». Что же это за меч?

Одно из центральных мест в исламе занимает пророк Мухаммед. В отличие от христианского пророка Иисуса Христа, не бравшего в руки оружия, Мухаммед согласно преданиям неплохо владел холодным оружием. Правда, своим умением он стал пользоваться уже на последнем десятилетии своей жизни, когда он уже разменял 5-й десяток. Арсенал Мухаммеда состоял из девяти мечей, семи кольчуг, шести самострелов (лук со стрелами), трех щитов, двух копей и двух пик. В соответствии с арабскими военными традициями каждый из этих предметов имел свое имя.

Мусульмане считают, что из 9 мечей Мухаммеда сохранилось 8. Из них 7 мечей хранятся в турецком Стамбуле в оружейной палате дворцового комплекса Топкапы, а один меч в Каире. Фотографировать эти клинки запрещено, поэтому их изображения в хорошем качестве отсутствуют.

Большинство клинков пророка имеют длину около одного метра. Исключение составляет меч «Аль-Расуд» с длиной клинка 140 см. Хотя это оружие называют мечами пророка, но в действительности из 8-и этих образцов холодного оружия только 5 –мечи, а остальные два – сабли.

Как уже отмечалось, единственный из мечей пророка хранится вне Турции — в мечети Аль-Хуссейн, расположенной в Каире (во всяком случае, так было до начала известных событий в Египте).

Мечеть Аль-Хуссейн, Каир, Египет

«Аль-Адб» — название этого меча в переводе с арабского означает «острый, разрезающий». Этот меч с прямым клинком не отличается богатством отделки.

Согласно легенде, этот меч был передан Мухаммеду, когда ему было уже 57 лет, одним из его сподвижников перед первым крупным сражением мусульман — битвой при Бадре (627 г.). Целью этого сражения был захват каравана курайшитов (правящее племя древней Мекки).

Дворцовый комплекс Топкапы, Стамбул, Турция

Музей Топкапы – одна из достопримечательностей Стамбула. В оружейной палате этого дворцового комплекса наряду с другим оружием хранятся 7 мечей пророка.

«Аль-Маасур» (аль-Маатур, аль-Матхур, Маъсур). Мечь имеет обоюдоострый клинок длиной 99 см. Гарда выполнена в форме двух змеек. Рукоять изготовлена из золота и инкрустирована изумрудами и бирюзой. На клинке около гарды арабской вязью выгравировано имя отца пророка Мухаммеда «Абдулла ибн аль Мутталиб».

По преданию Мухаммед получил этот меч в возрасте 15 лет.

«Аль-Батар» (в переводе с арабского «Задира» или «Вояка») меч с широким прямым клинком длиной 101 см. Второе название меча – «Меч пророков». Согласно легенде первоначально принадлежал Голиафу, затем — царю Давиду и нескольким пророкам. По преданию это один из трех мечей (Аль-Баттар, Кали и Хатф) захваченных во время осады армией Мухаммеда еврейского племени Бану-Кайнука в Медине в 624 году (пророку было 54 года).

На клинке выгравированы имена пророков — Давид, Соломон, Моисей, Аарон, Юсуф, Захарий, Иисус и Мухаммед и изображение Давида с отрубленной головой Голиафа.

Аль-Баттар использовался турецкими султанами при обряде вхождения на престол.

Гравировки на клинке меча Аль-Батар

Более полное представление об этом мече дают его современные сувенирные реплики:

«Кали» (Кулай, Кальи) меч с прямым широким клинком длиной 100 см. Считается, что название этого меча связано с названием местечка в Сирии. Поперек клинка около гарды выгравирована надпись на арабском языке – «Это благородный меч дома пророка Мухаммеда, апостола Аллаха». По одной из версий этот меч нашел дед пророка около священного источника Земзам в Мекке, по другой – он был захвачен во время осады еврейского племени Бану-Кайнука.

«Хатф» (Халеф) в переводе с арабского – «Смертная погибель» имеет прямой клинок длиной 112 см и шириной 8 см. По преданию этот меч был выкован царем Давидом по образцу меча Аль-Баттар, но по сравнению с ним имеет более длинный клинок. Долгое время хранился у еврейских священников левитов после чего попал к племени Бану-Кайнука.

«Аль-Кадыб» (аль-Кадиб, Къазиб) – «Брусок, прут» сабля со слабоизогнутым, почти прямым клинком длиной 100 см. На клинке — гравировка «Нет Бога, кроме Аллаха и Мухаммед пророк Его». По преданиям – это не боевое оружие, а оружие самозащиты путешественников и паломников. Прежде чем попасть к пророку Меч долгое время принадлежал египетским правителям из династии Фатимидов.

Интересно, что некоторые реплики этого оружия могут прямой клинок, без изгиба.

«Аль-Михзам» (Аль-Микдам, Аль Куляйый, Мухзим) – «Изогнутый, дугообразный» — сабля с клинком длиной 97 см. Считается, что надпись на клинке «Аль-Дин Зайн аль-Абидин» — это имя мастера, его изготовившего.

«Аль-Расуб» (Повергающий), клинок 140 см. Это самый длинный из мечей пророка является фамильным мечом семьи Мухаммеда. На клинке инкрустированный золотом орнамент с именем Джафара аль-Садыка.

Зульфакар

Однако самым известным из мечей пророка и самым знаменитым в исламе является легендарный Зульфикар. В арабском мире он известен также под именами Золфагар, Тульфикар, Дуальфикар, Дульфикар, Дульфагар. Переводится название этого меча по разному: «Ломающий позвонки», «Имеющий позвонки», «Бороздчатый», «Решительный», «Обладатель метки» и др.

История его происхождения его и сам меч окружены многочисленными легендами, мифами и преданиями:

  • Якобы Зульфикар принадлежал Адаму, который захватил его на землю из рая.
  • Этим мечом нельзя было убить невиновного.
  • Одна сторона клинка Зульфикара – убивала, а другая исцеляла людей.
  • Он охраняет границы мусульманского мира, но как только где-либо умерший мусульман не был погребен – меч распадался на куски и его магическая сила охраны границ пропадает. Именно поэтому каждого умершего мусульманина нужно как можно быстрее предать земле, чтобы начавшиеся распадаться куски меча срослись.
  • Между сражениями стоило подбросить меч, и он оставался на небе, но как только владелец протягивал руку — меч сразу, же оказывался в руке.

По одной из легенд Мухаммед передал этот клинок своему зятю, отважному воину Али во время одного из сражений, поскольку тот сломал все свои мечи. С Зульфакаром в руке Али бросился в саму гущу схватки и зарубил вражеского предводителя, отличавшегося громадной силой и жестокостью. После этого пророк воскликнул «Нет героя кроме Али, нет меча кроме Зульфикара!». Впоследствии этому высказыванию суждено было стать боевым кличем исламских воинов и эта фраза часто гравировалась на боевых клинках.

Однако описания меча не сохранилось. Имеются лишь какие то смутные упоминания о двух остриях или двух лезвиях, или двух линиях-полосах на его клинке.

Поэтому в Азии можно встретить самые разные формы этого легендарного оружия: в форме меча или сабли с раздвоенным по горизонтали или вертикали острием меча, либо просто с изображением на клинке двух прямых или волнистых линий. Лезвие клинка может иметь волнистую или зубчатую форму.

Так, например, вариант Зульфикара без раздвоенного клинка, но с гравировкой на нем двух прямых линий (долов?) хранится в уже упоминавшемся музее Топкапы.

И наоборот, иногда вариации оружейников на тему Зульфикара принимали довольно затейливую форму (А).

Возможно, раздвоенность конца клинка имеет и довольно прозаическое объяснение. По одной из легенд кончик меча был сломан, когда Али неосторожно выдернул меч из ножен. Поэтому в старых вариациях Зульфикара конец клинка имеет «треугольный» вырез на конце (Б).

Двухклинковая тематика встречается и в современной ножевой индустрии. Возможно, такая форма ножей навеяна легендарным Зульфикаром.

На Востоке тема Зульфикара очень популярна у ювелиров, создающих на медальоны, кулоны и серьги с изображение легендарного оружия.

Спасибо за внимание. Прошу извинить за несколько пространную статью.

Похожие новости

Все новости Новая винтовка Sig Sauer 200PHOENIX 10 Апреля 2020

Модельный ряд Sig Sauer Inc. постепенно продолжает…

Crosman Benjamin Akela — новинка на рынке пневматический винтовок. 09 Апреля 2020

Компания Crosman продолжает радовать всех неравно…

Известному ижевскому конструктору стрелкового оружия Владимиру Ярыгину — 70 08 Апреля 2020

1 апреля отметил 70-летний юбилей Владимир Ярыгин,…

Новая всепогодная винтовка от Ceska Zbrojovka 07 Апреля 2020

Ceska Zbrojovka предложила любителям оружия новую …

Исламский флаг

Исторически сложилось мнение, что Флаг Ислама (Alam al-Islam) или Исламский Флаг, который еще называют Флагом Шахада (Alam al-Shahada), являлся флагом первого Халифата, и сейчас используется широко мусульманами: он был белого цвета с черной надписью или черного цвета с белой надписью.

Приводятся также данные, что во времена Пророка Мухаммада ﷺ исламский флаг вообще не имел никаких надписей, а был просто полотном черного цвета или полотном белого цвета.

Черные и белые исламские флаги

Ливаъ или исламские флаги, а также Раъя или исламские знамена взяты из Исламского государства, которое было построено в Медине Пророком Мухаммадом ﷺ. Лексическое значение у этих понятий одно, но по шариату значения эти различаются и трактуются следующим образом.

Под понятием «Ливаъ» подразумевают белую ткань, на которой нанесены черной краской слова «Ля иляха илляллах мухаммад-ур-расулюллах». Его вручают командующему войском или амиру, и Ливаъ, вручаемый амиру лагеря, служит опознавательным знаком для военной базы. Подтверждением такого порядка вручения служит факт, переданный от Джабира Ибн Маджа, что Пророк Мухаммад ﷺ в день завоевания Мекки вошел с белым знаменем в город. Также передан факт от Анаса ан-Насаи о том, что Пророк Мухаммад ﷺ вручил его Усаме ибн Зайду, которого сделал амиром войска перед тем, как случилось сражение с Римом.

Под понятием «Раъя» подразумевается исламское знамя на черной ткани, на которую та же надпись нанесена белым цветом. Оно должно находиться у командующего дивизии, полка, подразделения войска. В подтверждение этого порядка приводятся слова Пророка Мухаммадаﷺ , который, будучи в Хайбаре руководителем мусульманских войск, говорил, что вручит это знамя тому, кто любит Аллаха и Его Посланника ﷺ, и которого Аллах и Его Посланник любят, и после этих слов вручил его Али, который в тот год являлся командующим отряда или полка. Об этом факте передано Муслимом и Бухари.

Упоминается в хадисе Хариса ибн Хассана Бакрия, где сказано, что по прибытии в Медину Пророк Мухаммад ﷺ стоял на минбаре, а перед ним стоял Билял, вооруженный мечом. Увидев много мусульманских черных знамен перед ним, Бакрия спросил о них, и люди ответили, что Амр ибн Ас вернулся с поля сражения. Это говорит о том, что черных знамен было много, а амир был один, из чего следует, что у командиров полков и отрядов может быть несколько раъя. В этом и заключается главное различие этих двух понятий: раъя или исламских знамен может быть много в одном войске, а ливаъ или исламский флаг только один.

Исламский флаг Ливаъ вручают амиру, чтобы обозначить его местонахождение, поэтому амир войска должен был носить его всегда при себе. Но на полях сражений командующему вручали раъя, и его он носил с собой на поле боя, и поэтому раъя еще называют «мать войны» или «уммуль-харб». При военном положении один раъя должен быть у каждого командующего. Согласно обычаям проведения боевых действий такого порядка придерживаются и сегодня.

В год сражения, когда в качестве командующего выступал халиф, он мог поднять вместе с раъя и ливаъ. Такой случай упоминается в повествовании о битве при Бадре в «Истории Ибн Хишама», на том сражении на поле боя присутствовали и раъя и ливаъ.

Зеленое знамя ислама

В современно обществе существует расхожее мнение, что при Мухаммаде ﷺ мусульмане сражались под исламским флагом зеленого цвета, который называют «зеленым знаменем ислама» или «зеленым знаменем пророка». Но нет никаких подтверждений этому факту помимо того, что зеленое не было знаменем Пророка Мухаммада ﷺ и его преемников, первых праведных халифов. Зеленым было знамя омейядских халифов, Муавии ибн Абу Суфьяна, которые перенесли столицу халифата в Дамаск из Медины. Но после Омейядов Аббасиды в год свержения власти подняли уже флаги черного цвета. Зеленые флаги позже использовали султаны-падишахи и турки-османы, перенявшие также и титул «халифа правоверных».