Лт 35 танк

Содержание

Чехословацкая альтернатива для «тридцатьчетвёрки»

Для большинства любителей истории бронетанковой техники развитие чехословацких танков заканчивается в годы Второй мировой войны. Отчасти это справедливо: лёгкие Škoda T-15 и Pz.Kpfw.38(t) n.A. стали последними по-настоящему оригинальными чехословацкими танками, которые были изготовлены в металле. Но в реальности проектная работа на предприятиях не останавливалась ни на минуту. При этом помогать немцам прорывными проектами ни на Škoda, ни на BMM не торопились. Тем не менее, опыт, приобретённый в годы немецкой оккупации, был учтён при разработке первых послевоенных чехословацких танков. Хотя ни один из них не был изготовлен в металле, оригинальность задумки этих боевых машин вызывает к ним большой интерес.

Немецкое наследство

К концу Второй мировой находившиеся чуть ли не в её эпицентре Чехия и Словакия подошли с минимально возможными потерями. Промышленность региона в годы войны относительно слабо пострадала от массированных бомбардировок союзной авиацией, и воссозданная в 1945 году Чехословакия оказалась в неплохих условиях. Škoda и BMM (так во время немецкой оккупации называлась ČKD) за счёт немецких заказов получили бесценный опыт. По состоянию на конец войны BMM занималась выпуском истребителей танков Jagdpanzer 38(t). Эту же машину выпускали и на заводе Škoda.

Установка 75-мм пушки KwK 42 L/70 с орудийной маской от башни Schmalturm разработки Krupp. Фото сделано американскими специалистами на заводе Škoda в 1945 году

У Škoda, впрочем, уровень взаимодействия с немецкими заказчиками оказался намного выше. Помимо Jagdpanzer 38(t), под конец войны на заводе в Пльзене освоили производство корпусов для немецких тяжёлых танков Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B. Помимо этого, Škoda активно участвовала в работах по сверхтяжёлому танку Pz.Kpfw.Maus: чешская фирма выпускала его ходовую часть, включая траки. Не стоит забывать и про артиллерийское производство Škoda: за годы войны здесь был разработан целый ряд орудийных систем самого разного класса. К примеру, танковую версию 149-мм орудия sIG 33, которое устанавливалась на штурмовой САУ Sturmpanzer IV, создали и выпускали именно в Чехии. Одним словом, опыт, полученный при выполнении немецких заказов, позволял чехословацким оружейникам с оптимизмом смотреть в завтрашний день.

По окончанию Второй мировой войны чехословацкая армия получила самую разную технику: советские Т-34–85 и ИС-2, английские Cromwell и Challenger, немецкие Pz.Kpfw.IV. Эти машины были неплохими, но с одной существенной оговоркой – все они были разработаны и выпущены не в Чехословакии. Учитывая богатый опыт предвоенного чехословацкого танкостроения, такое положение дел вполне справедливо считалось временным. Не стоит забывать, что до войны Чехословакия была одним из крупнейших европейских экспортёров бронетанковой техники. Чехословацкие танки поставлялись в Румынию, Швецию, Швейцарию, Эфиопию, Перу. Это были вполне современные машины, не уступавшие аналогичным иностранным разработкам тех лет. Застой, вызванный немецкой оккупацией, считался быстро преодолимым, тем более что танковые производственные мощности в годы войны, как уже говорилось выше, пострадали относительно слабо.

Траки, изготовлявшиеся на заводе Škoda. Этот опыт позже был использован при разработке Škoda T-40

Танковое импортозамещение

Уже осенью 1945 года в возрождённой Чехословакии была инициирована работа по разработке нового среднего танка, которому предстояло заменить аналогичные боевые машины зарубежного производства. Зелёный свет новому танку дало совещание в Генеральном штабе, состоявшееся 17 октября 1945 года. Технические требования на новую машину утвердил начальник Генерального штаба дивизионный генерал Богумил Бочек (Bohumil Boček). Проект получил обозначение Tank všeobecného použití (TVP), то есть основной боевой танк.

Местом разработки TVP стал Военно-технический институт (Vojenský technický ústav, или VTU), находящийся в Праге. Следует сразу отметить, что VTU занимался в основном концептуальной разработкой. Задачей сотрудников института стало определение общей концепции нового танка, а дальше в дело вступали уже конструкторские бюро заводов-изготовителей.

Эскизный проект среднего танка TVP, начало марта 1946 года

В качестве ориентира при разработке TVP чехословацкие военные выбрали советский средний танк Т-34–85. В первые послевоенные годы эта машина была самой массовой в чехословацкой армии. Несмотря на то что в СССР этот танк считался устаревшим, детище КБ завода №183 в середине 40-х по-прежнему являлось одним из лучших средних танков мира. В нём сочетались хорошее вооружение, мощный двигатель, благодаря которому танк обладал неплохими динамическими характеристиками, и удовлетворительное бронирование, которое, впрочем, к середине 40-х было уже явно недостаточным.

То, что в качестве ориентира чешские инженеры и военные выбрали Т-34–85, не означает что его просто копировали. Единственным элементом советского танка, который изначально присутствовал в проекте TVP, являлась 85-мм пушка ЗИС-С-53. Впрочем, это орудие фигурировало лишь в самом начале проектных работ. Согласно первым требованиям, датированным 17 октября 1945 года, в качестве вооружения предлагалось использовать пушки калибра 85 или 100 мм (второй была также советская 100-мм пушка Д-10Т). С пушкой предполагалось спарить пулемёт ZB vz.37. Боекомплект предполагался в 80 снарядов и 3600 патронов.

Об ориентации на Т-34–85 говорит и требование чехословацких военных установить листы корпуса под наклоном, причём советский танк прямо указывается как ориентир. Правда, уже на этом этапе бронирование отличается: толщина лобового листа предполагалась в 60 мм, а борта в 40 мм. При массе от 30 до 33 тонн максимальная скорость TVP оценивалась в 50 км/ч. Какой именно двигатель должен был использоваться, не указывалось, но подчёркивалось, что он должен быть дизельным, а удельная мощность танка должна составлять 20 л.с. на тонну.

Проект TVP VTU

Реконструкция TVP разработки VTU

Советские пушки продержались в проекте TVP очень недолго – богатое немецкое наследство давало о себе знать. В итоге эскизный проект, представленный 2 марта 1946 года, радикально отличался от Т-34–85. О советском танке напоминали лишь бронелисты под рациональными углами наклона, дизельный двигатель и размещение трансмиссии в кормовой части. На получившийся эскиз стоит смотреть с изрядной долей скептицизма, поскольку ходовая часть, например, показана крайне схематично. Особенно это касается ведущего колеса и ленивца. Тем не менее, хорошо видно, что Военно-технический институт разработал оригинальную машину, в которой узлов и технических решений немецкого происхождения оказалось явно больше, чем советских.

Никаких данных о силовой установке, боевой массе и скоростных характеристиках TVP к эскизу представлено не было. Вероятнее всего, инженеры VTU постарались вписаться в заданные Генеральным штабом тактико-технические требования. В боевую массу 33 тонны проект вписаться вполне мог. Несмотря на то, что по длине корпуса TVP превышал Т-34–85 на полметра, толщина брони получилась примерно та же. Толщина брони башни, достигавшая 65 мм в лобовой части и 40 мм по бортам, оказалась меньше, чем у Т-34–85. При этом и её размеры оказались меньшими, чем у советского танка.

Огнемёт разработки VTU, который планировалось ставить в спарке с курсовым пулемётом. Позже этот огнемёт использовался на огнемётном танке PM-1

Корпус TVP, а также его ходовая часть оказались сплавом чешских, немецких и советских решений. С одной стороны, требования Генштаба явно ориентировали конструкторов на использование идей Т-34–85. С другой стороны, форма лобовой части оказалась не похожей ни на что. Верх лобового листа сделали ступенчатым, что было продиктовано соображениями удобства установки смотрового прибора механика-водителя и комплекса курсового вооружения. Именно комплекса – вместе с пулемётом ZB vz.37 был спарен огнемёт конструкции VTU. Для питания огнемёта в лобовой части корпуса предполагалось разместить бак ёмкостью 100 литров.

Для выхода и входа в отделение управления предполагалось использовать двустворчатые люки. Для питания двигателя имелся топливный бак ёмкостью 1500 литров, размещавшийся в кормовой части корпуса. Это делало более безопасным размещение экипажа в боевом отделении. Впрочем, не будем забывать о баке для огнемёта, находящемся в обитаемом отделении управления.

Орудийная маска проекта установки 88-мм пушки KwK 43 L/71 в башне Schmalturm разработки Krupp. Орудийная маска TVP разработки VTU имела практически ту же конфигурацию, и вряд ли это случайность

Весьма оригинально выглядела ходовая часть проектируемого танка. Как уже говорилось выше, конструкция ленивца и ведущего колеса показаны весьма условно. Зато в подвеске явно прослеживается чешское происхождение. Предлагавшаяся VTU конструкция являлась развитием идеи инженера Алексея Сурина, применявшейся на боевых машинах фирмы ČKD. Разница была в том, что опорные катки не блокировались в тележки, а находились на независимых балансирах. Что же касается гусеничных лент, то в них однозначно угадывается немецкая школа. Ширина трака, судя по эскизу, составляла чуть менее 800 мм – это ненамного меньше, чем ширина трака Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B. К слову, траки для тяжёлого танка Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E выпускались на заводе Škoda.

Если в конструкции корпуса и ходовой части немецкое влияние выражено не очень сильно, то происхождение башни и особенно орудия сомнений не вызывают. Пушка так и называется – 88 mm N. Vz.36, где «N» означает «немецкая». Фактически это немецкая 8.8. cm KwK 36 L/56, которая стояла на тяжёлом танке Pz.Kpfw. Tiger Ausf.E. Башня имеет оригинальную форму, но сильно напоминает башню Pz.Kpfw. Panther. Её лобовой лист сделан гнутым. Решение довольно спорное, поскольку от нижней его части могли случаться рикошеты в крышу корпуса. Орудийная маска, в отличие от созданной «по мотивам» башни, явно совсем немецкая: очень похожую конструкцию имела маска проектной установки 8.8. cm KwK 43 L/71 в «узкую» башню Pz.Kpfw.Panther.

Немецкая 88-мм зенитная пушка Flak 41. Танковая версия этого орудия рассматривалась как более мощная альтернатива 8.8 cm KwK 36

В представленном на эскизе виде TVP разработки VTU просуществовал считанные недели. Ещё 21 декабря 1945 года в адрес VTU пришло письмо, согласно которому чехословацкие военные пожелали иметь в перспективном танке пушку, способную пробивать броню толщиной 100 мм на дистанции 3000 метров. Ни ЗИС-С-53, ни Д-10Т, ни 8.8 cm KwK 36 L/56 на такое не были способны. Зато на это была способна 88-мм зенитная пушка Flak 41, танковая версия которой известна как 8.8 cm KwK 43 L/71. Именно эта зенитная пушка, проходящая в чехословацких документах как 8.8 cm kan.pr.let. vz.41 (88-мм зенитная пушка обр.1941 года), стала считаться подходящей для нового танка. Ещё одной пушкой, которую рассматривали в качестве вооружения для TVP, была немецкая же 105-мм зенитная пушка Flak 39 L/63. На обе этим пушки конструкторы обратили внимание 13 февраля 1946 года, всего за две недели до рассмотрения проекта.

За дело берётся Škoda

Проект Škoda T-40, декабрь 1946 года

Эскизные работы по TVP передали из VHU на заводы ČKD и Škoda. Реакция ČKD неизвестна, никаких документов о дальнейшем развитии TVP по этой линии неизвестно. А вот Škoda проектом заинтересовалась, и в первых числах декабря 1946 года заводское КБ представило своё видение основного боевого танка. Машина, получившая индекс Škoda T-40, внешне напоминала разработку VTU, но была куда лучше проработана.

Трезво оценив задание, инженеры предприятия из Пльзени сделали неутешительный вывод: в заданную тактико-техническими требованиями массу в 30–33 тонны уложиться не удастся. Реально танк должен будет весить порядка 40 тонн. Ещё ряд предложений VTU также оказался либо нереальными, либо сомнительными.

В качестве силовой установки Т-40 предполагался X-образный дизель воздушного охлаждения Škoda 16ADH140

Конфигурация корпуса, по сравнению с TVP, осталась в основном той же. От идеи разместить спаренную установку пулемёта с огнемётом благоразумно отказались, убрав курсовой пулемёт вообще. В запасе остался лёгкий пулемёт, который, в случае необходимости, использовался и как курсовой.

Отказались инженеры Škoda и от рессорной подвески, разумно посчитав, что торсионная подвеска лучше. Конструкция поддерживающих катков сильно напоминала аналогичные катки со средних танков Škoda предвоенного периода. Ширину траков снизили до 700 мм, что высвободило в корпусе место, которое явно не было лишним. В отличие от TVP, для танка Т-40 у инженеров Škoda нашлась силовая установка в виде X-образного дизеля воздушного охлаждения Škoda 16ADH140 мощностью 700 л.с. при 2000 об/мин. Хотя до планировавшейся удельной мощности в 20 л.с. на тонну дотянуть не удалось, Škoda T-40 имел бы более высокую удельную мощность, чем Т-34–85 и Pz.Kpfw.Panther. Его максимальная скорость оценивалась в 50 км/ч, что и требовалось по заданию.

Установка вооружения Škoda T-40. Она практически один в один повторяла установку вооружения башни Schmalturm разработки Krupp

Более ответственно подошли в КБ Škoda и к вопросу проектирования башни. В ней также угадывались немецкие корни, но к вопросу размещения экипажа подход конструкторов оказался более серьёзным. Башня Т-40 получилась больше, чем у TVP, так что вопросов с размещением в ней как штатного, так и перспективного вооружения не возникло.

Впрочем, других вариантов вооружения, кроме пушки 88 mm N. Vz.37, для этого танка не рассматривалось. С пушкой должен был быть спарен пулемёт ZB vz.37. Кроме того, в крыше башни был предусмотрен дымовой гранатомёт, аналогичный немецкому. Форма орудийной маски практически полностью повторяла маску башни Schmalturm разработки Krupp.

Реконструкция Škoda T-40

Трезво оценивая разработку Škoda, можно говорить о том, что в Пльзени создали вполне современный танк. Существенным недостатком Škoda T-40 было явно недостаточное бронирование и неудачная конструкция лобового листа корпуса. С другой стороны, вооружение чехословацкого танка делало недостаточным бронирование практически всех тогдашних средних танков. Лишь Т-54 в лобовой проекции оказался бы не по зубам для Pak 43.

Танк Škoda T-40 вполне мог бы иметь экспортный потенциал. Но вторая половина 40-х годов стала временем стремительного роста аппетитов военных во многих странах. Не стала исключением и Чехословакия. Уже в 1947 году танк Škoda T-40 перестал соответствовать требованиям, предъявляемым к современному танку. Машина так и осталась на страницах заводской документации.

Автор выражает признательность Юрию Тинтере (Jiri Tintera) и Франтишеку Роцкоту (František Rozkot), Чехия, за помощь в подготовке материала.

Броня крепка и танки быстры

Перед Второй мировой войной Чехословакия была одной из ведущих танковых держав, что обеспечивалось, в частности, конкуренцией между компаниями Škoda и ČKD. Бронетехника производства последней поступала на вооружение не только в чехословацкую армию, но и в Румынию, Иран, Швецию.

В октябре 1937 года министерство обороны Чехословакии объявило конкурс на создание нового лёгкого танка взамен LT vz.35, вызывавшего так много нареканий, что госзаказ на эти машины снизили в два раза — до 300 машин. Škoda предоставила слегка модифицированный вариант всё того же LT vz.35, тогда как ČKD вышла на испытания с новым лёгким танком, с увеличенной мощностью двигателя, возросшей до 25 мм толщиной брони (на тот момент это было вполне серьёзное бронирование в силу отсутствия противотанковой артиллерии) и усовершенствованной башней. Танк прошёл без малого 6 000 километров без нареканий, тогда как образец Škoda при вдвое меньшем пробеге неоднократно ломался и отказывался работать. Доработанный прототип ČKD предстал перед высокой комиссией 1 июля 1938 года. Танк был принят на вооружение как Lehký tank vz.38, сокращенно LT vz.38. Первая партия состояла из 150 машин, заказ должен был быть закончен в феврале 1939 года. LT vz.38 представлял из себя шедевр инженерной мысли, был прост в эксплуатации и ремонтопригоден в полевых условиях. 37-мм орудие пробивало броню толщиной 38 мм на расстоянии до полукилометра. Вооружение дополняли два тяжёлых пулемёта калибра 7,92 мм. Разве что броня была клёпаная, а не сварная, но варить броню тогда мало кто умел.

Единственное, что не устраивало чехословацких военных — цена нового танка, на треть превышавшая стоимость LT vz.35: 640 180 чешских крон ($25 600). Для сравнения, на экспорт советские Т-26 поставлялись по цене $20 000, а БТ-5 — $30 000. При этом LT vz.38 по всем параметрам превосходил предшественника, что и обусловило высокую цену. Переговоры шли два месяца, в результате производитель заключил контракт на поставку 100 танков за 620 146 крон за штуку и 50 — за 619 570 крон.

К сожалению, к моменту вторжения Германии в Чехословакию были готовы всего 10 танков без вооружения, так что военная судьба LT vz.38 началась уже в составе бронетанковых сил вермахта.

Танки «второстепенных» стран участников Второй Мировой

Активные темы

  • Надвигается жопа. Привет от “Клуба 47″ (269)

    SBrute Тексты 23:53

  • Моделистам и не только. Бюсты (64)

    yrasiks Инкубатор 23:53

  • Академик Александр Чучалин на совещании по коронавирусу у Владим… (33)

    an25wall Инкубатор 23:53

  • В школу! (1)

    Shams Инкубатор 23:53

  • В России планируют продлить режим самоизоляции (216)

    Geodesist События 23:53

  • Война за дома или чего стоит наше право на собственность (118)

    Durua События 23:53

  • Как патрулирует Росгвардия. (57)

    Разрывной Инкубатор 23:53

  • Цена на WTI упала ниже 0.1$ (324)

    kostiksimb75 События 23:52

  • Ребята, меня «опостановили»))) (0)

    Mihalich1980 Инкубатор 23:52

  • поддержите плешивую мразь (18)

    leksussob Инкубатор 23:52

  • Привет друзья! Много новеньких, будем знакомы-я Пашкетт (175)

    ЗлойПрапор Инкубатор 23:52

  • Щекотно, наверное… (36)

    ВесеннийСон Инкубатор 23:52

  • «Яндекс» объяснил удаление меток участников виртуальных митингов (24)

    VMaximI Инкубатор 23:52

  • Тюменец стал свидетелем избиения пенсионерки-инвалида (0)

    pavlo225 Инкубатор 23:52

  • В мае ожидается комета ATLAS (38)

    Chykotkasila Инкубатор 23:52

Škoda T 50 — проект среднего танка компаний «Škoda». Прототип построен не был. Существовал только в чертежах.

История создания

Проект Škoda T-40 стал основой для дальнейшего развития перспективного универсального танка TVP. Из-за постоянно растущих аппетитов чехословацких военных машину пришлось серьёзно переделывать, так что по ходу правок она изменилась до неузнаваемости. Фактически от исходного танка остались только габаритные размеры и ходовая часть с шестью опорными катками на борт. По имеющейся информации, танк этого проекта носил индекс Škoda T-50 или просто TVP.

О самом проекте известно очень мало. Чешские историки предполагают, что на него оказал определённое влияние советский тяжёлый танк ИС-3. Косвенным подтверждением тому служит чешский лёгкий танк Škoda T-17. Форма его башни очень напоминала ИС-3, а у корпуса был «щучий нос». TVP, по мнению историков, должен был напоминать увеличенный T-17, однако точных данных о том, что именно происходило с проектом в тот период, практически нет.

Информация о возможном вооружении TVP также очень скудная. Но известно, что с 1949 года в качестве варианта разработчики рассматривали либо зенитку R 11, либо 100-мм противотанковую пушку А 20 — прорабатывалась их переделка в танковый вариант.

О том, что происходило с проектом TVP в 1948 — 1949 годах, известно немного. Неизвестен даже внешний вид танка, и о нём можно судить лишь по известным сторонним проектам на его базе. Впрочем, уверенно можно утверждать, что концепцию танка серьёзно пересмотрели, и от проектов, предлагавшихся в 1946 году, в ней осталось очень немногое.

В ходе консультаций, проходивших в конце 1948 – начале 1949 годов, было принято решение запустить работу по TVP на конкурсной основе. Как и в 30-е годы, конкурентов оказалось двое. Индекс T 50 был закреплён за проектом «Škoda», а детище «ČKD» получило обозначение T 51. Боевую массу для обеих машин определили в 35-40 тонн. Бронирование должно было составить 60 мм лобовой части и 40 мм по бортам. Помимо пушки AK 1, в качестве вооружения на танки предполагалось установить спаренный пулемёт калибра 7,62 мм, а также зенитный пулемёт ZK 477 калибра 12,7 мм.

Внешний вид шасси подтверждает предположения чешского историка Иво Пейчоха о внешнем виде TVP конфигурации 1948-49 года. Оно представляет собой фактически увеличенный в размерах лёгкий танк T-17. Общая конфигурация корпуса осталась без изменений, включая некое подобие «щучьего носа». Длину корпуса увеличили до 7000 мм, ширину до 3150 мм, а число опорных катков – до 6 на борт. Вполне логично предположить, что и башня Škoda T 50 представляла собой увеличенную в размерах башню T 17, хотя этому факту подтверждения нет. Аргументом в пользу этого предположения является башня более позднего T 50, где даже укладка боеприпасов выглядит так же, как и в башне T 17.

К лету 1949 года работы по TVP вошли в практическую фазу. Согласно предварительным планам, работы над концепцией TVP предполагалось завершить к 21 августа 1949 года, а концу марта 1950 года подготавливалась рабочая документация. К сентябрю 1949 года «Škoda» должна была изготовить деревянный макет танка в масштабе 1:1.

Проблемы начались на стадии приёма макетной комиссии деревянной модели. Когда «Škoda» в сентябре 1949 года представила полноразмерный макет нового танка, его так и не утвердили. Следующие макеты, имевшие уже масштаб 1:10, были продемонстрированы 24 ноября и 12 декабря 1949 года, но их снова не утвердили. Это были машины с «шевронной» носовой частью по типу ИС-3, на базе которых проектировались самоходные установки.

Увы, дальше бумаги все эти проекты не пошли. Пока шло обсуждение предложенных «Škoda» проектов, работа по TVP продолжалась. Впрочем, появились факторы, с которыми «Škoda» уже ничего не могла сделать. Окончательный вид проект среднего танка Tank všeobecného použití (TVP) обрёл 18 февраля 1950 года.

Описание конструкции

Корпус и бронирование

Корпус представляет собой фактически увеличенный в размерах лёгкий танк T-17. Общая конфигурация корпуса осталась без изменений, включая некое подобие «щучьего носа». Длину корпуса увеличили до 7000 мм, ширину до 3150 мм. Бронирование должно было составить 60 мм лобовой части и 40 мм по бортам. Башня Škoda T 50 представляла собой увеличенную в размерах башню T 17, хотя этому факту подтверждения нет.

Тип брони стальная катаная
Лоб корпуса 60 мм
Борт корпуса 40 мм
Корма корпуса 30 мм
Лоб башни 100 мм
Борт башни 60 мм
Корма башни 60 мм

Вооружение

В башню устанавливалось 100-мм орудие AK 1. Как вариант рассматривали зенитку R 11, либо 100-мм противотанковую пушку А 20. Вместе с пушкой устанавливался спаренный 7,62-мм пулемёт, и 12,7-мм зенитный пулемёт ZK 477 на башне. Боекомплект орудия составлял 46-48 выстрелов. Стоит отметить, что пушка предлагалась в двух вариантах, отличавшихся длиной ствола (55 и 53 калибра), начальной скоростью (890 и 850 м/с) и массой (14,5 кг и 16 кг) снарядов. Бронепробиваемость, впрочем, для обоих образцов предполагалась одинаковая – 140 мм на дистанции в километр и под углом наклона 30 градусов.

Двигатель и трансмиссия

В задней части корпуса устанавливался H-образный 16-циллиндровый дизельный двигатель Škoda AHK, мощностью 987 л.с., благодаря чему 40-тонный танк мог бы развивать скорость до 50-60 км/ч. Удельная мощность достигала почти 25 лошадиных сил на тонну. Трансмиссия механического типа.

Ходовая часть

Ходовая часть на один борт состояла из 6 опорных катков малого диаметра, 3 поддерживающих роликов, направляющего колеса, и ведущего колеса заднего расположения. Подвеска индивидуальная торсионная.

Операторы

  • Чехия (Чехословакия) — проектирование.

Свой среди чужих. Бравый чешский солдат. Часть 1


В данной статье мы немного поменяем вектор повествования. Речь по-прежнему будет идти про трофейные танки на службе в Панцерваффе Вермахта. Но мы временно отойдем от французской тематики, и обратим свой взор на Чехословакию, а конкретно на фирму ČKD (Ceskoslovensko-Kolben-Danek), которая знаменита своим легким танком LT vz.38. Именно об этой машине и пойдет сегодня речь.
Фирма ЧКД (она же “Прага”) ведет свою историю с 1927 года. Помимо танков, она знакома отечественному обывателю по трамваям марки «Tatra» (не путать с автомобильной маркой). А самое непосредственное участие в разработке танка принимал эмигрант из России, выдающийся инженер Алексей Михайлович Сурин.
Для начала стоит отметить, что продукция ЧКД пользовалась на оружейном рынке 1930-х годов порядочным спросом. А сотрудничество c мировыми предприятиями, например, «Rolls-Royce», позволило приобрести КПП типа “Wilson”. Данная 5-ступенчатая коробка передач «Praga-Wilson» впоследствии стала стандартной фактически для всех танков ЧКД.
Танки заказывали такие страны, как Иран (на вооружении до 1956 г.), Перу (участвовали в войне с Эквадором в 1941 г., а с вооружения сняты только в 1988 г.), Литва (не успели доставить из-за вхождения Литвы в состав СССР, а в дальнейшем машины проданы немцами Словакии), Швейцария (сняты с вооружения в 1950) и Швеция (заказ из-за оккупации не был выполнен, все собранные танки перекупили немцы, а шведам досталась лицензия на производство).
Для Швеции, к слову, должны были поставить фактически полный аналог танк LT vz.38.

Столь активная игра компании ЧКД на внешних рынках объясняется еще и тем, что на внутреннем рынке правила бал компания “Шкода”, с танком LT vz.35. Даже при том, что 298 танков были построены “Прагой”. Создание новой машины, в разы лучшей, чем танк конкурента, еще не гарантировало успешное заключение сделки. Немаловажным оставался и вопрос цены: стоимость одного танка составляла примерно 640 000 крон, что было примерно на 30% выше, чем стоимость танка LT vz.35.
В связи с этим была некоторая неопределенность с разрабатываемым танком LT vz.38, поэтому танк после снятия завесы секретности решили предложить англичанам. Минобороны Чехословакии потребовало 3% от любого экспортного контракта. На туманный Альбион отправили прототип под названием TNH-P. Во второй половине марта 1939 года танк прибыл в Англию.
Машина прошла полевые испытания без единой поломки, но англичане вынесли вердикт, что танк им не подходит. Вот так военно-промышленное лобби расправилось с конкурентами. Мало кто мог подумать, что буквально через год, танки “конкурента” возьмут реванш на полях Бельгии и Франции. Вернулся опытный экземпляр уже в оккупированную страну.
Немногим ранее чешское правительство все же выдало заказ на 150 танков. Однако выполнить его не успели, до момента немецкой оккупации выпустили всего 10 танков. Несмотря на то, что к конфискации вооружения и техники чешской армии немцы приступили фактически незамедлительно, к заводам ЧКД они добрались только в начале мая 1939 года.
Представителям 6-го отдела Управления вооружений показали десять имевшихся LT vz.38 разной степени готовности, машины настолько впечатлили немцев, что сразу был поставлен вопрос о приобретении уже выпущенных танков и размещение нового заказа. Заказ чешского правительства фактически был аннулирован, предоплата в размере более 30 млн. крон возвращена правительству, а обратно вернули миллион налогов. В кратчайшие сроки был налажен выпуск танков, подготовка техников и экипажей. В немецкой системе вооружения танк получил обозначение Pz.38(t).

Pz.38(t) Ausf. F

К началу польской кампании успели сдать 78 танков, 57 из которых поступили в 67-й танковый батальон (55 “линейных” и 2 “командирских”) 3-й легкой дивизии.
В результате серийного выпуска выделяют следующие производственные серии танка, перечислять, чем каждая отличалась от другой не имеет смысла, это займет достаточно много места, но прочитать о них более подробно можно в книге Алексея Калинина “PANZERKAMPFWAGEN 38 (t). Конструирование и производство” (издательство «Тактикал Пресс», 2013 год). Хотя некоторые особенности все же выделим:
1) Pz.38(t) Ausf. A (номера шасси с 1 по 150).
2) Pz.38(t) Ausf. B (номера шасси с 151 по 260).
3) Pz.38(t) Ausf. C (номера шасси с 261 по 370).
4) Pz.38(t) Ausf. D (номера шасси с 371 по 475).
5) Pz.38(t) Ausf. Е (номера шасси с 476 по 750) — запущена в серию в ноябре 1940 г., первая модификация с 50 мм лобовой броней (пакет плит 25+25 мм). И. в отличие от предыдущих моделей, лобовой вертикальный бронелист был выпрямлен.
6) Pz.38(t) Ausf. F (номера шасси с 751 по 1000).
7) Pz.38(t) Ausf. S (номера шасси с 1001 по 1090) — данные машины делались по заказу Швеции, но были реквизированы ОКН 18 июля 1940 года. И впоследствии попали в Вермахт. Лобовое бронирование тоже 50 мм (25 мм корпус плюс 25 мм накладка).
8) Pz.38(t) Ausf. G (номера шасси с 1091 по 1359, с 1480 по 1526, резерв номеров шасси до 1600) — в серии с октября 1941 года, одно из главных отличий: монолитный 50 мм лобовой лист. Самая массовая модификация, и как следствие последняя.
В подразделениях танки проходили некоторую модернизацию, так, например, в 7-й ТД была переделана укладка ЗИП на корпусе танка, и часто модификацию машины на фото сложно определить как раз из-за таких вот не заводских улучшений.
Немаловажными для Вермахта были и командирские машины, на базе Lt vz.38, получившей обозначение Pz.Bef.Wg.38(t), были сделаны следующие модификации:
Sd.kfz. 266 — машина штаба батальона. Оснащена радиостанциями Fu-2 и Fu-5 с одной штыревой антенной.
Sd.kfz. 267 — машина штаба полка или радиороты. Рации Fu-5 и Fu-8 с размещением рамочной антенны на корме танка. С модификации Ausf. B вместо орудия устанавливался муляж со смотровым окошком на месте окна прицела.
Pz.bef.wg.38
Sd.kfz. 268 — машина радиороты. Рации Fu-5 и Fu-7 с двумя штыревыми антеннами.
Помимо этого, был выпущен ряд специализированных машин на базе танка, но о них речь пойдет во второй части статьи.
Вооружение танка состояло из достаточно мощной 37-мм пушки А9 (немецкое обозначение KwK 38(t), чешское Škoda 37 mm A7) и двух 7.92 мм пулеметов ZB-53 (нем. MG37 (t)).
Итак, как писалось выше, в польской кампании приняло участие как минимум 57 танков данного типа. После этого 3-я лёгкая дивизия стала 8-й танковой (также будет участвовать в нападении на СССР). Во французской кампании приняло участие уже более 200 танков Pz.38 (t), 91 машина в составе 7-й ТД находившейся под командованием Э. Роммеля, части которой действовали весьма успешно и особенно на первых порах операции. 8-я ТД так же участвовала в операции “Марита” весной 1941 года на Балканах.
Перед вторжением в СССР части Панцерваффе имели порядка 625 танков Pz. 38 (t). Их распределение по танковым дивизиям выглядит так:
— 7-я танковая дивизия (7. Panzer Division) — 167 Pz.38(t);
— 8-я танковая дивизия (8. Panzer Division) — 118 Pz.38(t);
— 12-я танковая дивизия (12. Panzer Division) — 109 Pz.38(t);
— 19-я танковая дивизия (19. Panzer Division) — 110 Pz.38(t);
— 20-я танковая дивизия (20. Panzer Division) — 121 Pz.38(t).
8-я танковая дивизия входила в состав Четвертой танковой группы. Остальные четыре дивизии входили в состав Третьей танковой группы генерала Гота. 8-я ТД 22 июня 1941 г. вышла к городу Алитус, позже к ней присоединилась 7-я ТД. Тут им противостояли части 5-й танковой дивизии 3-го мехкорпуса РККА. Примерно 30% танков дивизии составляли машины Т-34-76, КВ-1 и КВ-2, остальной парк был представлен танками Т-28, БТ-7, Т-26. И если с последними тремя 37-мм пушка А7 могла бороться достаточно уверенно, то с тяжеловесами марки КВ орудие было не более чем декорацией.

Как писалось выше, 37-мм снаряд был снаряжен достаточно большим количеством пороха, что позволяло ему хоть и с предельно малых дистанций, но поражать Т-34-76 в борт. Танкистам Красной Армии удалось замедлить движение противника на сутки, но лишенные поддержки артиллерии и авиации, снабжения и связи, дольше противостоять не смогли. Немцы заявили, что уничтожили порядка 70 танков, при потерянных 11 своих, но есть мнение, что это только безвозвратные потери, общие же составили от 40 до 60 танков. 23 июня 7-я ТД продолжила наступление в направлении шоссе Вильно-Лида, и совместно с 12-й ТД взяла город.

Pz.38(t) Ausf.C из состава 3-го батальона 10 танкового полка 8-й танковой дивизии. Восточный фронт, август 1941 года.
19-я танковая дивизия переправилась через реку Неман 24 июня, и тут же подверглась контратакам со стороны Красной Армии, и была вынуждена перейти к обороне совместно с 18-й моторизованной дивизией. Но, тем не менее, уже 26 июня вышла к Минску с северного направления, 100-я стрелковая дивизия, оборонявшая Минск, танков не имела, а фактически всю артиллерию направила к границе, и теперь ее подразделения возвращались по частям.
Тем не менее, был организована контратака с применением тяжелых танков КВ (из чьего состава выяснить не удалось), но она была отбита и кольцо окружения вокруг столицы БССР в скором времени замкнулось. После этого немецкие части развернулись для удара в направлении Витебск, Могилев и Смоленск.
Несмотря на кажущуюся лёгкость, танкам Pz.38(t) приходилось несладко, а общие успехи были невелики, т.к. они постоянно наступали при поддержке авиации и артиллерии. Общее число танков за период июнь-август 1941 года сократилось. После боев с окруженными частями Красной Армии под Смоленском 7-я, 12-я и 19-я танковые дивизии понесли существенные потери. На 26 августа составе 12-й ТД осталось в строю 42 из 89 Pz.38(t), в 19-й ТД — 57 из 78, а в 20-й ТД — 52 из 89.
Наступление на Москву продолжили только осенью, после ликвидации окруженных под Киевом советских частей. На 10 сентября 1941 г. в 14 танковых дивизиях насчитывалось 2304 танка из них 312 Pz.38(t). Эта цифра включает общее число танков, включая находившиеся в ремонте. 12 сентября в качестве пополнения были направлены из резерва ОКХ 35 Pz.38(t), помимо прочей техники. Еще 56 Pz.38(t) поступили в течение сентября-октября 1941 года.
Участвовавшие в наступлении на Тихвин части были уже далеко не такими, как 22 июня 1941, 12-я танковая имела в наличии 58 танков, 8-я танковая и того меньше, 38 машин (из них 21 Pz.38(t)).
Ожесточенные бои шли в районе канала Москва-Волга, где в одном из боев в Яхроме немецким легким танкам противостоял бронепоезд №73 войск НКВД (бронепаровоз и два мотоброневагона Д-2). По разным оценкам было подбито от 3 до 12 танков. Несмотря на численный перевес Pz.38(t), действия бронепоезда были весьма успешны.
30 ноября 1941 года немцы на московском направлении перешли к обороне, несмотря на то, что погода и сильные морозы мешали обеим сторонам, эксплуатировать чешские танки оказалось весьма проблематично. А в ходе отступления 7-я танковая дивизия потеряла в боях или бросила практически все Pz.38(t). Всего же к концу 1941 года потери танков данного типа составили 796 машин, а это примерно 80% от всего выпущенного на тот момент парка танков Pz.38(t). После этого на центральном участке советско-германского фронта эти танки почти не использовались. Чего не скажешь о северном и южном участках.
Весной 1942 года в Крым, в район Керчи перебрасывается новая 22-я танковая дивизия. Дивизия понесла серьезные потери в боях у села Парпач 20 марта 1942 года. Однако спустя два месяца ее действия по прорыву обороны Красной Армии на Керченском полуострове решили судьбу 10 советских дивизий.
Далее были бои на Донбассе, за Ростов-на-Дону. На 15 июня 1942 года из 95 танков дивизии 63 были Pz.38(t). Осенью в составе группы армий “Б” использовалась для поддержки 8-й итальянской, а затем 3-й румынской армий. В ноябре месяце, войска Красной Армии опрокинули румынскую армию и 22-я танковая фактически в одиночку пыталась удержать фронт в 200 км и пыталась предотвратить окружение 6-й армии, вполне закономерно понеся тяжелые потери.

Pz.38(t) Ausf.C, 204-й танковый полк, 22 танковой дивизии, Восточный фронт.
В этот же период танками Pz.38(t) произошел интересный случай. Танкисты утепляли танки соломой, и жившие в соломе мыши съели всю изоляцию на электропроводке. Фактически мелкие грызуны оказались такими же эффективными, как противотанковые орудия.
Впоследствии 22-й танковой дивизии с большим трудом удалось избежать окружения, и она фактически сократилась до боевой группы. А 3 марта 1943 года был отдан приказ о расформировании дивизии.
Стоит отметить, что в июне-июле 1942 года в Вермахте числилось еще 332 танка Pz.38(t) всех вариантов:
1-я танковая дивизия (1. Panzer Division) — 10 танков Pz.38(t) из 39.
2-я танковая дивизия (2. Panzer Division) — 33 танков Pz.38(t) из 82.
8-я танковая дивизия (8. Panzer Division) — 65 танков Pz.38(t) из 68.
19-я танковая дивизия (19. Panzer Division) — 35 танков Pz.38(t) из 57.
20-я танковая дивизия (20. Panzer Division) — 39 танков Pz.38(t) из 87.
22-я танковая дивизия (22. Panzer Division) — 114 танков Pz.38(t) из 176 (о ней подробно писалось выше).
22-я танковая бригада (22. Panzer Brigade) — 26 танков Pz.38(t) из 46.
Но уже к началу Курской битвы они оставались только в составе 8-й и 20-й танковых дивизий, всего 204 танка. Шасси танков, выведенных с первой линии, в основном переделывались в САУ, часть машин отправили на слом, а их башни использовались для фортификационных сооружений на Атлантическом валу. На момент высадки союзников в Нормандии была оборудована 351 такая огневая точка.
По данным на октябрь 1943 года, в вермахте еще оставалось 229 танков Pz.38(t). Часть из них использовалась на бронепоездах, на специальных платформах, аналогичных тем, о которых было написано в статье про S35 «Somua». Более поздние данные о наличии в Панцерваффе танков данного типа отсутствуют.
Помимо немцев, танки данного типа на Восточном фронте использовали и ее союзники. Словакия, Румыния, Венгрия и Болгария (Болгария не применяла данные танки на Восточном фронте).
Для нападения на СССР Словакией был сформирован отдельный корпус, который получил название “Rychla Divizia” («Быстрая дивизия»). В её составе было 47 танков чешского производства, из них 10 — LT.38. Боевые успехи были более чем скромными, продвижение словацких частей обусловливалось в основном успехами Вермахта. Дивизия вела бои у Мариуполя и Таганрога и в районе реки Миус. К концу года было потеряно 6 танков, из них 2 LT.38.

Осенью 1942 года на восточный фронт прибыла еще одна танковая рота из 12 машин (шесть LT.38). Все это время “быстрая дивизия” по сути бездействовала. После начала операции “Уран”, у станицы Кутайская, где словаки столкнулись с частями Красной Армии, в бою было потеряно 2 танка, еще 9 бросили. Спасти удалось только одну машину.
На Украине в 1942 году действовала словацкая охранная дивизия, все шесть танков LT.38 были потеряны в ходе советского контрнаступления. Также танки данного типа действовали в Беларуси.
29 декабря 1942 года для противодействия партизанам прислали шесть LT.38, и другую бронетехнику. Откровенно говоря, воевать с партизанами, да на стороне немцев, словаки не горели желанием, а в комплексе с плохим состоянием техники это привело к тому, что часть бронетехники (два бронеавтомобиля) потеряли 8 ноября у города Лоева, а один танк LT.38 (номер V-3009) подорвался на мине между городами Овруч и Мозырь. Большая я же часть техники была отправлена обратно в Словакию.
Апогеем использования танков против партизан стал случай, произошедший 8 июля 1943 года, когда Мартин Корбела угнал танк LT.38 (номер V-3024) и убыл к партизанам. Доехать правда не удалось, танк застрял в пойме реки, но сам Мартин успешно добрался до партизан и после войны сделал хорошую карьеру в чехословацкой армии. В ноябре того же 1943 года всю охранную дивизию отправили восвояси.
Чешские танки, но уже в большем количестве использовала Венгрия. От Германии она получила 111 танков (105 линейных, 6 командирских) данного типа. В составе 30-го танкового полка, действовавшего на Южном участке Восточного фронта, было 89 Pz.38(t). Все они были потеряны в боях под Сталинградом.
LT vz.38 венгерской армии, 1942 год
Оставшиеся машины в составе 1-й бронетанковой дивизии пытались противостоять советским войскам в Восточной Польше летом 1944 года, где были потеряны последние танки данного типа, а сама дивизия выведена на переформирование.
Румынские танковые части, сильно поредевшие после Сталинградской битвы, нуждались в пополнении. В связи с этим Германия передала ей 50 танков Pz.38(t). Машины были распределены по тыловым частям. Об участии танков в боях на передовой, автору не известно.
Танк Pz.38(t) был достаточно сложным противником для пехоты и для лёгких танков в 1941-1942 годах. В 1943 году его использование уже представлялось проблематичным. И немецкие части, вооруженные этим танком, постепенно перевооружались на машины немецкого производства.
Но на начальном этапе Второй мировой войны танк сыграл свою заметную роль. Дело в том, что большой навес пороха в 37-мм снарядах стал тем весомым аргументом, который позволил бороться с S35 и B1 bis во Франции и Т-34-76 в СССР.
В отличие от танков Pz III, вопрос о перевооружении машины даже не ставился. Большое количество приборов наблюдения позволяло контролировать ситуацию на поле боя. Повышала шансы танка на успех и хорошая проходимость, танк благодаря трансмиссии и механизмам поворота легко проходил участки со слабым грунтом, там, где вязли даже Т-34-76. Машина обладала хорошей маневренностью. При всем этом броня чешских танков была достаточно хрупкой, попадания вызывали отколы с внутренней стороны. Танк могли поразить даже полковые орудия осколочно-фугасным снарядом. Пехотинцам же бороться с данной машиной было весьма сложно. Большие углы наведения пулеметов, а также раздельное управление, позволяли отсекать прорвавшихся пехотинцев. Уплотнение люков кожей делало машину весьма сложной целью для “Коктейлей Молотова”, а маневренность танка помогала избежать закинутых под днище гранат.
На ИКК “Линия Сталина” на основе чертежей и базы ГТ-МУ была сделана ходовая реплика танка Pz.38(t), ее можно увидеть на многочисленных реконструкциях, проводимых на территории комплекса.
ТТХ.
Боевая масса, т — 9,7.
Экипаж, чел. — 4.
Количество выпущенных, шт. — 1406.
Размеры:
Длина корпуса, мм — 4619.
Ширина корпуса, мм — 2135.
Высота, мм — 2252.
Клиренс, мм — 400.
Бронирование:
Тип брони: стальная катаная.
Лоб корпуса (верх), мм — 25.
Лоб корпуса (середина), мм — 12.
Борт корпуса, мм — 15.
Корма корпуса, мм — 15.
Днище, мм — 8.
Лоб башни, маска орудия, мм — 25.
Борт башни, мм — 15.
Вооружение:
Калибр и марка пушки — 37-мм A7.
Боекомплект пушки, шт. — 72.
Пулемёты: 2 × 7,92-мм ZB vz.37.
Подвижность:
Тип двигателя: рядный, 6-цилиндровый, карбюраторный жидкостного охлаждения.
Мощность двигателя, л. с. — 125.
Скорость по шоссе, км/ч — 48.
Скорость по пересечённой местности, км/ч — 15.
Запас хода по шоссе, км — 230.
Запас хода по пересечённой местности, км — 160.
Преодолеваемый подъём, град. — 29.
Преодолеваемая стенка, м — 0,8.
Преодолеваемый ров, м — 2,1.
Преодолеваемый брод, м — 0,8.
В целом, LT.38 ряд экспертов называют лучшим танком начала Второй мировой войны. Согласимся с этим мнением, поскольку танк реально был хорош. До появления на полях сражений Т-34.
Об огромном количестве машин, созданных на базе этого танка, мы расскажем во второй части повествования.

Калинин А. PANZERKAMPFWAGEN 38 (t). Конструирование и производство. Тактикал Пресс, 2013.
Барятинский М.Б. Лёгкие танки Второй мировой. М.: Коллекция, Яуза, 2007.
Барятинский М.Б. Славянская броня Гитлера. Pz.35(t), Pz.38(t), “Хетцер”, “Мардер”.
Легкий танк Pz. 38(t) // Бронеколлекция. 2004. №4.
Легкий танк Pz.Kpfw. 38(t) “Прага” // Фронтовая иллюстрация. 2004. №2.