Ложка дорога к обеду

Дорога ложка к обеду: значение пословицы

Фразу «Дорога ложка к обеду» слышали многие, обычно этой пословицей упрекают того, кто сделал что-либо позже назначенного срока.

Каково значение пословицы «Дорога ложка к обеду»

Однако не все знают, что полная форма этой старинной русской пословицы звучит так: «Дорога ложка к обеду, а там хоть под лавку». И если первая ее часть относительно понятна, то вторая требует пояснений.

Дело в том, что в старину в крестьянских семьях ели из одного горшка, подаваемого на стол, зачерпывая еду каждый своей ложкой. Тарелки и вилки можно было увидеть лишь в зажиточных семьях. Без ложки за стол не имело смысла садиться, поесть бы человек все равно не смог. Крупную посуду в избах хранили в так называемой посудной лавке, прообразе современных кухонных гарнитуров. А вот место для тех же ложек, особенно уже стареньких, было на полках, расположенных под посудной лавкой, в так называемом «подлавочье», месте совершенно «непрестижном», поэтому и говорили «Новая ложка с полочки на полочку, а состареется – по подлавочью наваляется».

Таким образом, смысл пословицы более циничен, чем мы привыкли думать. Ценно только то, что необходимо; перестав быть необходимым, предмет (явление, свойство, чувство, человек) теряет всякую ценность.

В русском языке есть масса аналогов этого выражения:

  • Дорого яичко к Христову дню.
  • Добрый совет ко времени хорош.
  • Дорога помощь в пору и др.

В иностранных языках также встречаются созвучные поговорки:

  • A stitch in time saves nine (англ.) – Один стежок, сделанный вовремя, стоит девяти.
  • Zu seiner Zeit gilt ein Glas Wasser ein Glas Wein und ein Heller einen Taler (нем.) — В свое время и стакан воды считается стаканом вина, а геллер – талером (геллер – мелкая разменная монета, талер – крупная серебряная).

Современное звучание этого интернационального выражения наиболее точно выразил французский писатель Ромен Роллан: «Все хорошо лишь в свое время и на своем месте».

Можно сколько угодно рассуждать на тему «лучше поздно, чем никогда», но тем, кто так считает, рано или поздно придется повторить избитый диалог:

– Извини, что я звоню так поздно…
– А ты не поздно, ты зря…

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Есть замечательная пословица – «хороша ложка к обеду».

Смысл ее ясен и прозрачен – любая вещь или идея очень нужны в определенный момент, но после … они теряют актуальность и нужность.

В применении к нашим любимым садам и огородам эту пословицу можно применять практически каждый день. Вовремя необходимо посадить, вовремя опрыскать, урожай собрать и т.д.

И сейчас, в роли такой «ложки к обеду» выступает обрезка деревьев и кустарников, которую во всех случаях проводят рано весной, до начала движения сока.

Хоть у меня в саду еще лежит снег по колено, но настрой уже боевой – цели уже поставлены – малина и смородина (здесь проблем нет), а вот обрезать загущенную абрикосу и ждущую прореживания грушу – тут уже конечно более высокий пилотаж требуется J.

Предлагаю Вам сжатый до странички рассылки, обзор, для чего же нужна обрезка и основные ее принципы.

Цель обрезки молодых плодовых деревьев — обеспечить формирование основных скелетных ветвей и создать компактные кроны. Очень важно не допустить излишнего загущения кроны и неравномерного развития основных скелетных ветвей.

Для формирования кроны выбирают в качестве будущих скелетных ветвей 5—7 побегов, наиболее сильных и направленных в разные стороны, Все остальные побеги, ненужные для образования кроны, или вырезают совсем «на кольцо», или же (что еще лучше) значительно укорачивают.

Побеги, выбранные в качестве будущих основных скелетных ветвей, укорачивают по-разному, в зависимости от породы, Как правило, у яблони и груши побеги укорачивают сильнее, чем у вишни и сливы.

В последующие годы на основных скелетных ветвях формируют разветвления второго, а на них третьего порядка по тем же правилам, что и формирование основных сучьев на стволе. Первые ветви второго порядка оставляют не ближе 40—60 сантиметров от основания сука, чтобы разветвления соседних сучьев не мешали друг другу.

У молодых, хорошо растущих деревьев основным способом обрезки служит прореживание, то есть удаление побега у его основания. Побеги в этом возрасте, как правило, не укорачивают, за исключением тех случаев, когда боковой побег развивается одинаково мощно с побегом продолжения.

Обрезка плодоносящих деревьев.

У деревьев, вступающих в пору плодоношения, с правильно сформированными кронами обрезка сводится к прореживанию — удалению ветвей, загущающих крону. Небольшое прореживание делается ежегодно. В первую очередь удаляют сухие, больные, слаборазвитые, переплетающиеся и растущие внутрь кроны ветви, вырезая их «на кольцо».

У более старых деревьев, кроме того, укорачивают концы скелетных ветвей до 2-3-летней древесины, удаляя ветви толщиной до 1 сантиметра, Обрезку делают над боковой веткой, не допуская оставления пеньков.

У деревьев со слабым или совсем прекратившимся приростом, когда началось уже усыхание концов скелетных ветвей, производят более сильное укорачивание — до 5—7-летией древесины, срезая верхушки ветвей толщиной 2—3 сантиметра.

Обрезку во всех случаях проводят рано весной, до начала движения сока.

Ручной инвентарь, необходимый для обрезки, должен быть хорошо наточенным, острым. Толстые ветви спиливают пилками, а затем рану зачищают острым ножом. Все раны более 1 сантиметра, нанесенные в результате обрезки, замазывают садовым варом или масляной краской.

Обрезка малины.

Обрезка малины сводится к подготовке хороших побегов замещения и удалению побегов, прекративших плодоношение. Подготовку побегов замещения начинают с весны. Когда у кустов малины появляются новые отпрыски, из них отбирают наиболее сильные. В зависимости от особенностей сорта в кусте оставляют от 8 до 12 основных побегов и 2-3 резервных. Все остальные побеги (отпрыски) удаляют по мере их появления, так как они снижают урожай и ослабляют рост оставшихся побегов. При затяжном росте рекомендуется осенью в конце вегетации проводить легкое укорачивание побегов на 10-15 сантиметров для предохранения их от подмерзания зимой.

Весной следующего года, до начала вегетации, вырезают лишние резервные побеги, а побеги, поврежденные зимними морозами, укорачивают до здоровой древесины с неповрежденной почкой. Прекратившие плодоношение побеги малины вырезают после уборки урожая, когда они начинают засыхать. Их срезают у самого основания куста без оставления пеньков, являющихся убежищем для вредителей. Срезанные ветки малины немедленно удаляют с участка и сжигают.

Обрезка черной смородины.

При обрезке черной смородины ставят следующие задачи: разредить кусты и создать хорошие условия для роста основных плодоносящих ветвей и прикорневых побегов замещения; сменить стареющие малопродуктивные ветви на более ценные молодые; создать разновозрастный состав ветвей для обеспечения равномерного плодоношения куста по годам, не допуская перегрузки урожаем в один год и недогрузки в другой.

Хорошо сформированный куст черной смородины должен иметь 15—20 ветвей, в том числе примерно 4—6 однолетних прикорневых, 3—4 двулетних, по 2—3 трехлетних, четырехлетних и пятилетних.

В первую очередь вырезают сухие, больные и поломанные ветви, пораженные грибными болезнями и вредителями (стеклянницей и клещом), а также лежащие на земле. Все старые ветви со слабым молодым приростом (короче 10 сантиметров) также удаляют. Затем удаляют все менее ценные ветви, мешающие свободному доступу воздуха и света в середину куста.

При обрезке молодых и вновь посаженных кустов смородины все побеги укорачивают, оставляя прирост с 2—3 почками. На 2-й и 3-й год обрезка молодых растений смородины заключается в прореживании загущенных ветвей, при этом стремятся сформировать в кусте ветви разного возраста.

Обрезают смородину ежегодно осенью, до наступления сильных морозов и выпадения снега, а также рано весной, до начала распухания почек. Вырезают ветви у их основания, не оставляя при этом пеньков.

Обрезка красной смородины и крыжовника.

Красную смородину и крыжовник в основном обрезают так же, как и черную смородину. При обрезке требуется разредить куст и сменить стареющие малопродуктивные ветви. В кусте оставляют от 15 до 25 ветвей. Разница в обрезке только та, что для красной смородины и крыжовника требуется больше времени для смены возрастного состава ветвей. Предельный возраст ветвей должен определяться наличием на них прироста. Если прирост слабый и ветви имеют признаки угнетения, их удаляют в более раннем возрасте. Наоборот, если на ветвях имеется сильный прирост, их оставляют на кустах более продолжительный срок, независимо от возраста. Побеги замещения у красной смородины и крыжовника оставляются в меньшем количестве, чем у черной смородины, — ежегодно не более 1—2 побегов на кусте.

Преамбула.

На выходных случилась забавная ситуация. Проходя по парковке крупного торгового центра увидел жену хорошего знакомого, которая пыталась съехать со снежной кучи на которую она, возомнив свою «кросовку» на переднем приводе джипом, «запарковалась». Женщина с ребенком… Сходу поздоровался и поинтересовался о наличии лопаты, которая, кстати, была и нормальная). Она мне предлагает толкнуть, но ведущие колеса крутятся и я уже надавил на капот и т.к. машинка даже не шевельнулась стало ясно, что машинка лежит на пузике.

Я в свое время в трофи-рейдах поучаствовал и что такое сдернуть полторы тонны лежащие на пузе это ещё то занятие… Иногда, без грузовых или трактора нерешаемая, можно динамичной стропой и рывками или лебедью(лебедкой)но на парковке и места для рывка нет и лебедь, даже если бы она была заякорить некуда. Начал подкапывать, а куча состоит из спрессованного снега. Такие твердые немаленькие куски. Тут бы, наверное, лом больше помог их разбивать, но его нет, а есть лопата. Хожу вокруг машины делаю подкопы, машина иногда просаживается вниз всем корпусом ещё и снегом забавно хрустит. И вот одно колесо из ведущих уперлось в землю…

Амбула

К нам подходят пара человек с прокачанной алкоголем социальной активностью и желанием помочь.

— дружище, давай толкнем, чё ты там роешь?

— рано, мужики, она на брюхе лежит.

— да нехер делать, сейчас вытолкаем.

— мы её не сдернем.

— да ну ты брось хернёй заниматься.

Далее чувак в течение пары минут такого разговора цепляет несколько прохожих, с целью толкнуть. Ну и распаляет новоявеный социум, мол, смотрите мы его тут ждём толкать, а он там копает. А у нас между прочим свои дела есть. Мне эта нагрузка быстро надоедает и я соглашаюсь, кладу лопату, впрягаюсь вместе с ними. Всего нас около 10. Девушка за руль, инструктирую сильно не газовать и не долго. И…

Тут, наверное, надо рассказать, что мы быстро выехали, а мне потом все долго рассказывали что хреновый я джипер и понтовался зря, уже бы давно толкнули и столько времени терять на подкоп смысла не было. И это был бы неплохой вариант развития событий. Но это был не он. Мы поталкали машинку, машинка покрутила колёсиком которое висело в воздухе. Второе колёсико, подчиняясь расппеделению момента дифференциалом, касалось земли и не дергалось. Секунд через семь — десять толкания, народ успокоился. И я продолжил копать. Спустя ещё минут 7 последние снежные подпорки рухнули и машина полностью нагрузила колеса. Люди ждали, спасибо им за отзывчивость. На всякий случай толкали. Вытолкали и разошлись. Спасибо людям за помощь, конечно, морали особой нет. Кроме, того, что ложка хороша к обеду. Да и помощь нужна такая которая нужна, а не такая которую вы решили оказать.

Совет читателям. Если уж сели на пузо, лучше домкратить и копать, чем просто дергать. Сколько всего было повреждено корявыми попытками неправильной эвакуации техники мама не горюй.

Если захотите распишу пару случаев.

1969-1972 гг. Дорога ложка к обеду

1969-1972 гг. Дорога ложка к обеду
Я вырос в семье, в которой не было любви. Нет, я не хочу сказать, что меня не любили, хотя чувство матери к сыну, каким бы оно искренним не было, любовью не назовешь. Как я уже неоднократно писал – после развода, мать жила в полнейшем одиночестве никогда и не с кем не встречаясь. Как сама она говорила: «всю жизнь посвящая сыну». О мужчинах она отзывалась с иронией, пренебрежением и явным отвращением. «Идиоты» и «дураки» – было стандартной характеристикой лиц мужского пола. Пока я был мал – меня это веселило (наверное помните, что в детстве нет ничего смешнее, чем назвать приятеля дураком), но, войдя в свое второе десятилетие, я стал вздрагивать от подобных мамкиных слов, поскольку начинал уже ощущать себя не ребенком, не мальчиком, а почти-почти мужчиной. Мне стало казаться, что мать не захочет, чтобы я из мальчика превращался в «дурака» и «идиота». Как, в общем-то, и случилось.
Наверное по этим причинам в нашем доме не говорилось о любви и табу налагалось на все те слова, которые связаны с ней. Если мать хотела показать свое расположение, свою привязанность ко мне, то обнимала меня крепко-накрепко и говорила «сынулечка-роднулечка». Для нее это было самое главное выражение материнского чувства. Существовали еще два слова: «мой» и «родной», причем первым она сыпала настолько часто, что я стал сомневаться в том – принадлежу ли я самому себе или я просто какой-то мамкин предмет, вроде ее портфеля. Но Колька Пилясов успокоил меня, рассказав, что его мать про его отца только так и говорит: «мой пришел», «мой пошел», «мой сделал». И мы совместно решили, что это такая их бабская особенность называть близкого человека в предметно-принадлежном наклонении. На чем я и успокоился.
И только потом, через много лет, я понял этому причину – мать пыталась выказать тот факт, что мой отец ко мне не имеет никакого отношения. Я – родной, я – ее, а ему – не родной и чужой.
Повторю, что рос толстым и болезненным ребенком, поэтому много времени проводил дома, не оттого, что не хотел бегать и играть, а оттого, что вечно числился в больных и выпускать меня строго-настрого запрещалось. Поэтому я прочел много книг (все равно заняться нечем) и книги эти, часто, мне были не по возрасту. Считается, что детям интереснее «про войну», чем «про любовь», но мне было как раз наоборот. Видимо потому, что, как я ранее отметил, в нашем доме не было любви.
И пусть я не знал еще чувства плотской любви, но читая книги, внутренним инстинктом, прекрасно разбирался в написанном. Поэтому, когда я, будучи уже взрослым, попробовал их перечитать, то не нашел для себя ничего нового.
Бабка моя была не стара, но до удивления дряхла. В свои шестьдесят лет она выглядела древней старухой. Дни ее были сочтены. И она, как все умирающие люди, любила лечится. А поскольку была еще и грамотной, то читала много медицинских книг и журналов, среди которых самым любимым был «Здоровье». Чувствуя приближение смерти и будучи атеисткой, она увлеклась книгами о вселенной, тем более, что тогда только что началось освоение космоса – Гагарин, Титов, Леонов – эти имена не сходили с уст. И, соответственно, все связанное с космосом и астрономией бабка читала запоем.
Поэтому у нас в доме появилась книга Якова Щура «Когда», где рассказывалось о различных календарных системах, календарях и летоисчислениях. Благодаря ей я узнал очень много для себя нового, что вред ли мне рассказала мать и уж тем более – в школе. Были там статьи, о библейском календаре, о рукописях Кумрана и одна глава называлась «Дорога ложка к обеду». Для тебя, дорогой читатель, в этой фразе нет ничего таинственного. Тебе понятен ее смысл. А мне, восьмилетнему мальчику, может нередко и слышавшего слово «дорогой», но только в смысле антонима к «дешевый» эта фраза была очень загадочной.
Впоследствии я много раз вспоминал – говорила ли моя мать про что-нибудь или про кого-нибудь, что она ей «дорогА» или, что он мне «дОрог» и никак не мог вспомнить. Зато я неоднократно слышал от нее о «дорОгах». О «грунтовых дорогах», об «асфальтированных дорогах», о «проселочных дорогах» и даже о «лесных дорогах». Ведь мать, как раз тогда, стала работать проектировщиком и вся ее деятельность была связана с дорогами, хотя и проектировала она кабельные линии, но при этом все равно пользовалась дорогами. Поэтому в моем уме было только «дорОга». «дорОга» и еще раз «дорОга»… и ничего более другого.
Я ломал голову над названием силясь понять его смысл, но ничего не получалось. «Дорога ложка к обеду» – как это понимать? Мне казалось, что дорога ведет к обеду, поэтому она – как ложка. Пойдешь по дороге – придешь к обеду. Но, учась только во втором классе, я понимал, что в этом случае должно присутствовать смысловое тире, а его здесь не было. Так как же это понять?
«ДорОга ложка к обеду»???
Был еще вариант – «дорогА», следовательно за нее надо дорого заплатить! Но, в тексте не было ни слова о торговле. Опять я встал в пень!
И как не крутил я своими детскими мозгами, ничего другого придумать не мог. Как бабочку иголкой, так меня этой «дорОгой» прикололо к месту с которого я никак не мог сдвинуться. Не понимаю!!!
Думая я думал, а потом решил – ну это все к черту – вырасту разберусь. И как-то незаметно эта фраза вылетела из моей головы, поскольку, подрастя, я стал меньше болеть, а следовательно меньше читать. А тут и бабка померла и ее любимые книги уже больше не лежали на видных местах.
Сам не понимаю, почему я не попросил мать разъяснить мне смысл этого заголовка. Наверное сказалось и то, что матери вечно не было дома. Она работала в центре города и тратила на дорогу около полутора часов. Могло сказаться еще и то, что мать со мной только и делала, что сюсюкала «сынулечка-роднулечка» и больше ничего толкового не говорила. С другой стороны, я замечал, что мать очень мало знает и часто говорит, что не попадя, лишь бы не осрамиться незнанием. А после того, как я обнаружил ее диплом, набитый тройками, я вообще перестал ей верить. Ведь она мне врала, что училась превосходно. А может мне самому хотелось разобраться в этой проблеме. Не знаю…
Прошло несколько лет. Я уже учился в пятом классе, как вдруг, разговаривая с милой девочкой Надей Лисициной, я услышал от нее, что эта тетрадка ей очень «дорогА», поскольку она принадлежала ее любимому парню, который тогда уже ушел в армию. Она прижимала ее к сердцу и говорила – «ты не представляешь, как она мне «дорогА», как я люблю эту тетрадь». Слышать мне это было совсем неприятно, поскольку Надя мне нравилась. И наверное поэтому слова «она мне дорога» ревностью стучали в моей голове. Я стал успокаивать себя тем, что Надя старше меня на целых два года (эту бедную девочку два раза оставляли на второй год) и, конечно, на нас, сопляков, она и не смотрит. Мне надо было забыть о ней и искать подружек-ровесниц. Я вроде бы и перестал ревновать (у юнцов, и любовь, и ревность быстро проходят, равно как и ненависть), но что-то еще мне не давало покоя.
Я задумался… и понял, что меня будоражит слово «дорогА». Но почему? Почему это «мне дорогА» никак не давало мне покоя. Я ломал голову, время от времени повторяя «мне дорогА», «мне дорогА» и вдруг понял – конечно – глава из книги «Когда». И тут все встало на свои места! «ДорогА ложка к обеду» – правильно – перед обедом ложкой надо дорожить! А то чем щи хлебать будешь. Так и с голода сдохнешь! И пускай там разговор шел о евреях, у которых не было щей, а была чечевичная похлебка. Но ее тоже хлебали ложкой (в те годы я совершенно не представлял, что вилка – вошла в привычный обиход очень и очень недавно).
Вот как закончилась эта история. Это было последнее «бытовое» слово, смысла которого я долгое время не мог понять. В жизни мне еще много раз приходилось сталкиваться с непонятными словами, но все они были терминами и в обычной человеческой речи не употреблялись.
А Надю я все равно продолжал любить своей незатейливой детской любовью. И даже сейчас, через много-много лет, я сохраняю о ней самые теплые воспоминания. Тем более, что она раскрыла мне секрет женского тела. Но об этом – другая история.

Смысл пословицы «Дорога ложка к обеду»

***

В живой речи к народным афоризмам обращаются чаще всего не из-за их эстетической функции, а в качестве прагматичной составляющей, как бы подкрепляя свою мысль авторитетом народной мудрости. Прибегая к подобному приему, очень важно использовать пословицу к месту и точно понимать её значение.

Известно, что некоторые народные выражение сегодня намного короче своих оригинальных версий. Как правило, без изменений остаётся основная часть пословицы, и оба варианта, полный и краткий, имеют одинаковое значение. Вместе с тем «утерянное» продолжение пословиц иногда настолько неожиданно, что может служить контраргументом на более современную версию.

Руководствуясь извечным стремлением вместить как можно больше информации в как можно меньший объём, в живой речи со временем предпочтение чаще всего отдаётся усечённым выражениям, что, в свою очередь, не является поводом для забвения исходных вариантов народных изречений. Они представляют интерес не только в качестве объекта лингвистических исследований, но и как неотъемлемая часть культурно-исторического наследия.

Например, выражение «Дорога ложка к обеду», часто употребляемое сегодня в виде одночленной композиции, имеет продолжение: «Дорога ложка к обеду, а там хоть под лавку». В чём же смысл пословицы?

Выражение появилось в то время, когда ложка была, по сути, единственным столовым прибором, используемым простым народом при каждом приёме горячей пищи — еда подавалась к столу в одной большой посуде (котелке, горшке или на деревянном блюде), а вилки и персональные тарелки оставались пока привилегией богатых людей. Естественно, что без ложки получить свою порцию и не обжечься было довольно проблематично. Прямое значение первой части языкового афоризма понятно, а что же значит «а там хоть под лавку»?

В русских избах габаритную посуду (горшки, чугунки) хранили в специальной судной лавке, шедшей от печи вдоль боковой стены. От остальных лавок в доме «посудная» лавка отличалась высотой и наличием полок, прикрываемых дверцами или занавеской.

Более мелкую кухонную утварь, в основном ту, которой пользовались каждый день, в том числе ложки, складывали в посуднике — полках, расположенных над судной лавкой. Пространство под лавками в избе называлось подлавником или подлавочьем. И хотя полезная функция у подлавника была, например, под «мужской» лавкой, так называемым «коником», хозяин хранил инструменты (пилы, топоры и т.п), но в силу своего расположения, подлавочье, естественно, не могло считаться престижным местом в доме — там скапливался весь мусор. О статусе подлавника в избе можно судить по следующей пословице: «Новая ложа с полочки на полочку, а состареется — по подлавочью наваляется».

Примечательно, что на Руси, подметая пол, весь мусор сметали под лавку в «печной угол», он же «бабий кут» — пространство в доме возле печи, где женщины проводили большую часть времени, занимаясь домашним хозяйством. После того как мусор был собран, его сжигали в печи. Интересно, что из традиции оставлять сор в доме для того, чтобы после сжечь его, родилась пословица-указание — «Из избы сор не выноси, а под лавкой копи», что означает: «не сплетничай!». Возвращаясь к выражению «Дорога ложка…», вторая часть афоризма в нарочито утрировано-грубоватой форме выражает бытовое наблюдение – надобность в ложках после обеда невелика, выполнив свою функцию, они становятся бесполезны, следовательно, их можно бросить под лавку, то есть забыть о них.

Переносное значение пословицы следующее – ценность чего-либо, не только вещи, но также идеи, действия, осознаётся в момент, когда в них (вещь, услуга, мысль и т.п) нуждаются и заинтересованы. Иными словами – ценно то, что получено вовремя.

Афоризм употребляется не только в отношении людей, но также предметов, явлений. Сверхценность своевременной помощи особенно остро осознаётся, когда речь идёт о здоровье и жизни человека. Довольно часто изречение употребляется в осуждение запоздалых действий или бездействия кого-либо. Например, когда человек, к которому обратились за помощью, отказал, а затем всё-же изъявил желание помочь, но его услуги уже не понадобились. У известного изречения есть как русские, так и иностранные аналоги. В частности, у англичан популярно выражение, которое в переводе на русский язык звучит так: «Один стежок, сделанный вовремя, стоит девяти».

Пословицы – это прекрасные специи к речи. Но, как излишек приправ заглушает вкус основного блюда, так и чрезмерно пересыпанная пословицами речь вызывает только раздражение. В таких случаях создаётся впечатление, что собеседник не в силах выразить своё личное отношение к предмету разговора, прячась за готовые жизненные формулы.

Убедить при помощи народной мудрости можно лишь тогда, когда она отображает не только типичную ситуацию, но и собственные мысли и чувства говорящего.

***

См. также:

Полное прочтение некоторых известных русских пословиц и поговорок

*** Внимание! Авторский материал — копирование запрещено

На этой странице: смысл (значение) пословицы «Дорога ложка к обеду».