Литва в СССР

Содержание

Вошла в состав СССР с сохой, вышла с передовыми заводами: Литва в советское время

Известный российский социолог Ренальд Хикарович Симонян пишет:

«В соответствии с Законом о бюджете СССР ещё в первое послевоенное десятилетие Россия оставляла у себя 50% полученных ею доходов, Украина и Белоруссия — по 55%, а все остальные республики — по 100 %, и сверх того получали субсидии из Центра. Следует подчеркнуть, что эта политика проводилась в то время, когда республики-доноры, понёсшие наибольший урон во время Великой Отечественной войны, восстанавливали свою экономику.

Промышленное и аграрное развитие РСФСР и республик Прибалтики в Советский период / © Инфографика RuBaltic.Ru

Можно выделить несколько причин такой линии центра в отношении как Прибалтики в целом, так и Литвы в частности.

Во-первых, в системе преференций для прибалтийских республик в качестве дополнительного принципа использовалось их особое положение в Советском Союзе.

Центр исходил из того, что жители этих республик должны были почувствовать преимущества вхождения в состав СССР по сравнению с периодом независимости. Экономическая политика стала частью общей стратегии по повышению лояльности населения этого региона.

На территории Литвы и других республик Прибалтики реализовывались масштабные союзные инвестиционные проекты, такие, как сооружение электростанций, строительство объектов химической промышленности, развитие наукоёмких производств и опытных разработок, реконструкция и строительство морских портов, мелиорация в сельском хозяйстве и т.д.

Помимо политических и идеологических существовал ещё один фактор льготного инвестирования Прибалтики — чисто экономический. После того, как в послевоенные годы была восстановлена промышленность и построены новые предприятия, созданы новые отрасли, прибалтийские республики стали в СССР своеобразной лабораторией промышленных нововведений, полигоном проведения целого ряда экономических экспериментов, опробования новых технологических решений и методов управления хозяйственным механизмом.

Материальная база промышленного и сельскохозяйственного производства отличалась от общесоюзной новыми, менее изношенными основными фондами. Приграничное положение Прибалтики способствовало созданию здесь широкой сети высококлассных коммуникаций, аэродромов, морских портов, складского и ремонтного хозяйства.

Так, если величина капитальных вложений на душу населения в 1989 году в СССР в целом составляла 763,5 руб., то в республиках Прибалтики она была существенно выше: непосредственно в Литве показатель составил 856,2 руб.

В молодежном кафе «Два петушка» в Клайпеде, 1974 год.
Факты свидетельствуют, что Литва и другие прибалтийские республики имели в СССР существенные преимущества перед Российской Федерацией в финансировании социально-экономического развития.Улица Тайкос в курортном городе Неринга в Клайпедском уезде на Куршской косе, 1984 год.

Несмотря на донорский статус РСФСР, уровень благосостояния жителей РСФСР был ниже, чем в других союзных республиках. В 1987 г. первый секретарь ЦК Компартии Литвы А.Бразаускас на одном из совещаний сообщил, что Литва в период 1970–1985 гг. на мелиорацию и строительство дорог получила из союзного бюджета практически столько же средств (более одного миллиарда рублей), сколько соседняя Белоруссия, территория которой в 3,3 раза больше территории Литвы.

Одна из улиц курортного литовского поселка Нида, 1971 год.

Этот советский парадокс в отношениях метрополия — провинция находит отражение и у зарубежных специалистов. Так, известный немецкий социолог Я.Экберт отмечает: «В глазах многих русских именно нерусские были привилегированными в системе национальных республик, в то же время многие из них называли советскую систему русской империей».

Если Советский Союз и был империей, то это была «империя наоборот», в которой провинции питались соками метрополии.

К моменту вступления в СССР Литва являлась аграрной страной, в которой 74,8% населения занималось сельским хозяйством, и только 7,5% было занято в промышленности, выпускавшей несложное сельскохозяйственное оборудование и некоторые потребительские товары.

Литва в 30-е года ХХ в.
В июле 1940 года по производству промышленной продукции Литва в 3,5 раза отставала от среднесоюзного уровня и занимала одно из последних мест в Европе по уровню жизни.

Низкий уровень жизни литовцев заставлял их покидать страну. В 1920–1930 гг. из Литвы в Америку, Европу и Австралию эмигрировало более 200 тыс. человек.

Литва в 30-е года ХХ в.

После войны, уже в составе СССР, восстановление народного хозяйства Литвы сопровождалось не только его реконструкцией, но и созданием целых отраслей с нуля. На это из союзного бюджета выделялись большие капиталовложения в такие отрасли, как станкостроение, турбостроение, приборостроение, электронная промышленность, электромашиностроение, сельскохозяйственное машиностроение, цементная промышленность.

В 1970-е гг. были построены флагманы литовской индустрии — Мажекяйский нефтеперерабатывающий комбинат, снабжавший своей продукцией всю Прибалтику, производственное объединение «Азот» — крупнейшее в СССР предприятие по производству удобрений, Кедайняйский химический завод и другие.Производственное объединение «Азот», 1984 г.

Помимо создания целого ряда отраслей народного хозяйства в Литве в советское время был построен крупный рыбопромысловый флот. Литовские сейнеры вели лов рыбы не только в Балтийском, но и в Баренцевом морях, а с 1971 г. — в Атлантическом океане. В Клайпеде базировался мощный торговый и рыболовный флот, этот город стал всесоюзным центром рыбной промышленности. В 1955 г. в Клайпеде был построен современный судостроительный завод, начавший серийный выпуск средних рыболовных траулеров.

Клайпедский порт

Настоящими воротами Литвы в Европу стала паромная переправа Клайпеда — Мукран, также построенная в советское время. Ее строительство обошлось союзному бюджету в сотни миллионов рублей.

О темпах индустриализации сельского хозяйства свидетельствует такой факт:

к концу 1957 г. в сельхозартелях Литвы имелось 1219 тракторов. Через 15 лет, в 1972 г., в Литве было 44,7 тысяч тракторов, 9,8 тыс. зерноуборочных комбайнов, 28 тыс. грузовых автомобилей, а механизация полевых сельскохозяйственных работ достигла 86%.

Поголовье крупного рогатого скота увеличилось с довоенного периода в 1,8 раза, поголовье свиней — в 2,3 раза, птицы — в 2,8 раза.

Уже к декабрю 1964 г. в Литве завершилась полная электрификация всех колхозных и совхозных населённых пунктов. Для сравнения отметим, что в Московской области это произошло только к середине 1980-х гг.

О том факте, что из слаборазвитой аграрной страны Литва превратилась в индустриальную, свидетельствуют коренные изменения в социальной структуре населения республики. Увеличился удельный вес занятых в промышленном производстве. Если в 1945 г. в промышленности было занято 38,3 тыс. работающих, то в 1951 г. — уже 86,4 тыс., а в 1985 г. — 392,6″.

Студент профессионально-технического училища Каунаса на занятиях,1984 год.

Источник: Аналитическая записка Р.Х.Симоняна «Анализ вклада республик Союза ССР в социально-экономическое и культурное развитие республик Прибалтики в период их нахождения в составе единого государства». — М., октябрь 2016 г.

Мертвые заводы. Что из советского наследия потеряла Литва?

В Литве готовятся объявить конкурс на демонтаж двух энергоблоков Игналинской атомной электростанции — АЭС, построенной во времена Советского союза и являвшейся самой мощной в мире. В восьмидесятых и девяностых годах станция обеспечивала электричеством Литву, Латвию, Эстонию и Белоруссию. Около 90% произведенной в республике электроэнергии приходилось на нее.

Пятнадцать лет назад Литву приняли в Европейский союз. Одним из требований этого членства была остановка работы Игналинской электростанции. Теперь Вильнюс вынужден закупать энергоресурсы у других государств. А еще заплатить 20 миллионов евро за вывод энергоблоков АЭС из эксплуатации — первый демонтируют в 2027 году, второй — в 2029.

Игналинская станция — не единственное предприятие, построенное в Литве в советский период и прекратившее свое существование после развала СССР. Рассказываем, что еще из советского наследия потеряла республика.

ТЭС «Электренай»

Когда литовские власти остановили работу Игналинской АЭС, главным электрогенератором республики стала ТЭС «Электренай», расположенная в одноименном поселке, что в 50 километрах от Вильнюса. Строительство станции началось в 1960-х годах, а в 2015 году владеющая «Электренаем» компания Lietuvos Energijos Gamyba призналась, что денег на обслуживание и ремонт ТЭС у нее нет, и вывела из эксплуатации два блока.

«Энергоблоки 1 и 2 ТЭС «Электренай», введенные в эксплуатацию в 1962 и 1965 годах соответственно, неконкурентоспособны, требуют значительных инвестиций в ремонт и в основном используются для производства тепловой энергии», — говорится в сообщении Lietuvos Energijos Gamyba.

Останется на «Электренае» только один энергоблок. А на месте демонтированных планируют построить один новый, который будет генерировать электричество из биотоплива.

Текстильная фабрика «Алитус»

Текстильная компания «Алитус» была построена в конце 1960-х на юге Литвы в одноименном городе. В свои лучшие годы комбинат был крупнейшим предприятием легкой промышленности страны, он обеспечивал работой более 4 тысяч человек.

После распада Советского союза «Алитус» была куплена и приватизирована сингапурцами из Tolaram Group. Но сингапурского чуда не вышло — новым собственникам не удалось полноценно настроить работу фабрики, работникам не выплачивались зарплаты, встал вопрос о банкротстве. В ситуацию вмешалось правительство Литвы, которое национализировало «Алитус», вложив в него несколько миллионов евро. Но и этот шаг оказался бесполезным: фирма накопила долги, вдвое превышающие сумму государственных инвестиций. Тогда предприятие продали частным предпринимателям, но и им не удалось спасти «Алитус».

В 2007 году были объявлено о банкротстве фабрики. Когда об этом узнали рабочие, они даже взяли в заложники генерального директора предприятия Альгиду Жюкявичене. Люди требовали компенсировать невыплаченные за три месяца зарплаты, а еще возмущались тем, что руководство распродает оборудование комбината на металлолом.

Через год в ситуацию вмешался Европарламент. Политики удовлетворили просьбу работников «Алитуса», выделив 290 тысяч евро оставшимся без работы литовцам. В советском «плену». Какое наследство СССР оставил Латвии? Подробнее

Электротехнический завод «Эльфа»

Прибалтийские республики в Советском Союзе называли «витриной социализма» и шутили, что «Литва, Латвия и Эстония уже живут при коммунизме». Прилавки местных магазинов ломились от продовольствия, электротехники, одежды… После войны в Литве начали делать советский аналог «Силиконовой долины» — центр по производство теле- и радиоаппаратуры. Так, на электротехнический завод «Эльфа» в Вильнюс выписывали лучших специалистов Союза, которые разрабатывали и производили бытовые и военные электродвигатели, а также электропроигрыватели (известные всем магнитофоны «Спалис», «Дайна», «Эльфа», «Гинтарис»).

В советские годы «Эльфа» лидировала по производству электродвигателей. После распада СССР — банкротство. Сейчас на его территории находятся бар, концертный зал и предприятие по производству насосов и вентиляторов.

Вильнюсский завод электроизмерительной техники

Вильнюсский завод электроизмерительной техники (ВЗЭТ) — еще одно градообразующее предприятие литовской столицы, построенное в советский период (1949 год). Именно здесь впервые в СССР были произведены однофазные индукционные электросчетчики. Производство счетчиков исчислялось миллионами (рекорд был зафиксирован в 1960 году — 4,1 миллиона штук). Они активно экспортировались в другие страны.

Сегодня большая часть цехов ВЗЭТ стоят заброшенными. Вот что пишет блогер, пробравшийся на территорию завода: «Неработающая часть предприятия производит достаточно удручающее впечатление — окна разбиты, стены изрисованы граффити. Но при этом, несмотря на то, что место достаточно уединенное и тихое, я не встретил здесь ни одной пустой бутылки из-под спиртного». О том, что теперь находится в «работающей части предприятия», история умалчивает.

Присоединение Прибалтики к СССР в 1940 году в фотографиях

Активные темы

  • «Я хочу, чтобы руководство одумалось». Курсант ВМА о сокрытии вс… (6)

    ValeDer Инкубатор 00:33

  • Привет друзья! Много новеньких, будем знакомы-я Пашкетт (231)

    БизонХиггса Инкубатор 00:33

  • Разница в фактах. (68)

    Uzbeck Инкубатор 00:33

  • Цена на WTI упала ниже 0.1$ (349)

    tank0grad События 00:33

  • Густая похлёбка из сушёных грибов с простоквашей (9)

    Felistar Кулинария 00:33

  • Мила Йовович. Пасха (69)

    revun666 Видео 00:33

  • Академик Александр Чучалин на совещании по коронавирусу у Владим… (60)

    ButсhCoolige Инкубатор 00:33

  • В школу! (18)

    СамурайДжек Инкубатор 00:33

  • Водитель скорой помощи из Старого Оскола рассказал как на самом … (26)

    sden77 Инкубатор 00:33

  • Под маской (4)

    Семьянин Инкубатор 00:33

  • Война за дома или чего стоит наше право на собственность (138)

    TpaTaTa92 События 00:33

  • Фокус с медузой на сельской дискотеке. (91)

    armor2 Видео 00:32

  • Цена нефти WTI опустилась до $1 (481)

    бнопня События 00:32

  • Конкурс Короткого Креатива № 22 «Кот в Мешке» (1123)

    витян Креативы 00:32

  • Когда жена сказала: давай заедем к маме на дачу, там забор почис… (84)

    Uglurk Видео 00:32

Входила ли Литва в СССР?

Вновь обратиться к литовской теме меня заставила информация о том, что два прокурора Роландас Станкявичюс и Саулюс Версяцкас, представляющие Генпрокуратуру Литвы в деле российского гражданина Константина Михайлова, якобы причастного к расстрелу в июле 1991 г. литовских таможенников и полицейских на погранично-таможенном КПП «Медининкай», выступили в Апелляционном суде с завершающими речами, в которых потребовали переквалифицировать обвинение Михайлова, уже приговоренного в 2011 г. Вильнюсским окружным судом к пожизненному заключению, на совершение им преступления против человечности.
Заявления, озвученные литовскими прокурорами в Апелляционном суде, для России представляют особый интерес. Дело в том, что в Литве готовится заочный уголовный процесс над 69 бывшими советскими, а ныне российскими гражданами, обвиняемыми в совершении преступлений против человечности у вильнюсской телебашни в январе 1991 г.
Этот процесс позиционируется в Литве как «Нюрнберг-2». Его главной целью будут не только россияне, но и Россия, которую Литва по итогам процесса попытается объявить правопреемником «преступного» СССР. 700 томов уголовного дела, по которому должны заочно осудить россиян, уже готовы. Прокурорам осталось сформировать 10-томное обвинительное заключение, которое должно обосновать обвинение в совершении преступлений против человечности.
Остроты ситуации добавляет то, что три недели назад, 4 июня, судейская коллегия Вильнюсского окружного суда оправдала руководителей Вильнюсского ОМОН Болеслава Макутыновича и Владимира Разводова, которых прокуратура также пыталась обвинить в совершении преступлений против человечности. Судейская коллегия, ссылаясь на серьезные недоработки в формулировках обвинительного обвинения, подготовленного прокурорами, приняла решение в пользу обвиняемых.
Естественно, заключительная речь представителей Генпрокуратуры в Апелляционном суде вызвала в Литве большой интерес. Чем же удивили прокуроры литовскую общественность?
Они на заседания Суда без тени смущения манипулировали псевдоправовыми понятиями и доказывали, что: «С точки зрения международного права в 1940–1990 гг. Литовская Республика была оккупированным государством. Согласно принципу общего права «ex injuria jus non oritur», что означает «право не может возникнуть из правонарушения» – СССР не мог приобрести суверенные права на захваченную территорию Литвы, поэтому Литва, с точки зрения международного права, никогда не была частью СССР».
По мнению прокуроров, «Литва, как субъект международного права, не исчезла, оккупация её территории не была признана международным сообществом, поэтому Литовская ССР считалась марионеточным изделием СССР, не способным иметь больше прав, чем её создатель государство-агрессор».
Силовую акцию по восстановлению на территории Литовской ССР действия Конституции СССР, предпринятую в январе 1991 г. по указанию Президента СССР М. Горбачева, прокуроры представили следующим образом: «В 1990–1991 гг. находившиеся в Литве силы бывшего Союза осуществляли военную операцию против Литовской Республики. Иначе говоря, такое пребывание вооруженных сил СССР в Литве было продолжением актом агрессии согласно пункту «е» статьи 3 Резолюции Ассамблеи Организации Объединенных Наций 1974 г., характеризующего понятие агрессии».

Характеризуя взаимоотношения Литвы и СССР в советский период, прокуроры договорились до абсурда.
Они утверждают, что «в период 1940–1990 гг. Литовская Республика и СССР были различными государствами и субъектами международного права». Этот период прокуроры охарактеризовали, как «продолжавшуюся во времени агрессию СССР против Литовской Республики».
Желаемое за действительное
Что можно сказать по поводу сказанного литовскими прокурорами? Аргументы, приведенные ими, за исключением нескольких аспектов, являются повторением официальной версии, которую вот уже четверть века отстаивают власти Литвы. В правовом плане они являются ничтожными, так как их не подтверждают исторические реалии событий 1940–1991 гг.
Начну с того, что в июне 1940 г. переход власти от бежавшего в Германию тогдашнего президента Литвы Антанаса Сметоны к Народному правительству журналиста Юстаса Палецкиса произошел в полном соответствии с Конституцией ЛР 1938 г. Дополнительный контингент советских войск 14 июня 1940 г. вошел в Литву без единого выстрела, дружески приветствуемый литовскими воинскими частями, что подтверждают многочисленные кино и фотодокументы.
Это разрушает довод о советской оккупации Литвы в 1940 г., так как оккупация наступает лишь вследствие военных действий. Литва же с СССР в 1940 г. не воевала. Прокурорам следовало бы более внимательно читать специальные международные соглашения, принятые на 4­й Гаагской конференции в 1907 г., а также Женевские конвенции 1949 г. и протоколы к ним 1977 г. В них предельно четко определены режим и правовые нормы «оккупации».
Прокурорам также не мешало бы, используя те или иные термины, выяснить их трактовку в официальных документах. Например, в Договоре об основах межгосударственных отношений между РСФСР и ЛР от 29 июля 1991 г., которым часто козыряют литовские политики, речь также идет не об оккупации, а об аннексии Литвы.
То, что термин «оккупация» не может быть применен в отношении вхождения Литвы в состав СССР в 1940 г. доказано в ряде солидных исследованиях. Например, в фундаментальном историческом исследовании директора Института истории Таллинского университета Магнуса Ильмъярва «Тихое подчинение. Формирование внешней политики Латвии, Литвы и Эстонии с середины 1920­х гг. до аннексии 1940 г.». О научной значимости этого исследования говорит то, что оно было издано при содействии Хельсинкского и Стокгольмского университетов (2004 г.).
Видимо, не случайно в апреле 2010 г. влиятельный английский еженедельник «The Economist» оценил факт вхождения Литвы в состав СССР не как «оккупацию», а как «инкорпорацию». Хотя, по мнению ряда исследователей, термины «оккупация», «аннексия» или «инкорпорация» не отражают сути тех политических событий, которые произошли в Литве летом 1940 г.
Не вызывает сомнений, что к 1940 г. власть фашиствующего президента Сметоны потерпела фиаско и значительная часть населения Литвы свои надежды на лучшую жизнь связывала с СССР. Это факт. Другое дело, что в 1940–1941 гг. советская власть не оправдала надежд многих литовцев. Но это к оккупации не имеет никакого отношения.
Фактом является также то, что Народный Сейм Литвы, 21 июля 1940 г. провозгласивший Литовскую Советскую Социалистическую Республику и обратившийся к советскому руководству с просьбой принять республику в состав Союза ССР, был избран в результате всенародного голосования. В ходе выборов не было зафиксировано антисоветских выступлений.
Если это был орган, навязанный, по утверждению современных литовских историков, советскими «оккупационными» властями, то почему в июне 1940 г. не было такого массового выступления против советской власти, как это случилось в июне 1941 г.?
Заявления о том, что выборы в Народный Сейм Литвы происходили на «штыках советских солдат» и поэтому не могут считаться легитимными, несостоятельны. Если исходить из этих заявлений, то следует поставить под сомнение лигитимность Верховного Совета Литвы, провозгласившего 11 марта 1990 г. восстановление независимого Литовского государства. Ведь выборы этого Верховного Совета в феврале–марте 1990 г. проходили в условиях нахождения на территории Литовской ССР более многочисленного и мощного, нежели в 1940 г., советского военного контингента.
Дополнительно напомню, что в 1940 г. в выборах Народного Сейма приняло участие 1.386.569 человек или 95,1% всех избирателей Литвы. Абсолютное большинство 1.375.349 избирателей или 99,19% проголосовали за кандидатов, поддерживающих вхождение Литвы в СССР. При этом отмечу, что за 116 депутатов, избранных в Верховный Совет Лит. ССР и принявших решение о выходе из СССР, голосовало всего 948.585 избирателей из 2.581.359, т.е. 36,7%. Эти данные легко проверяются.
Добавлю, что весь советский период в Литве действовали национальные органы власти, которые избирались всенародным голосованием. Почти полмиллиона литовских юношей прошли службу в Советской армии. Компартия Литвы насчитывала свыше 200 тысяч членов, Комсомол – около 500 тысяч. Если принять во внимание, что каждый коммунист или комсомолец жил в семье, то получается, что политически ориентированными на советскую власть в республике были свыше двух миллионов человек из 3,7 млн общего населения. Это неопровержимый факт.
Советский период был характерен не только созданием в республике мощной материально-технической базы, но расцветом науки, культуры и образования. Кто, где, когда в оккупированной стране создавал столь благоприятные условия для развития населения?
Не выдерживают критики утверждения прокуроров о том, что Литовское государство уже с 11 марта 1990 г. обладало «всей мощью государственного суверенитета» и тогдашнее мировое сообщество воспринимало Литву, как полноценного субъекта международного права.
Но ведь известно, что 19 ноября 1990 г. министр иностранных дел провозглашенной Литовской Республики А. Саударгас не был допущен к участию в Совещании по вопросам безопасности и сотрудничества глав 34 европейских государств, как представитель страны, не имеющей международного статуса.
Да и о каком полноценном суверенитете Литвы в 1990–1991 гг. могла идти речь, если литовские власти в этот период не контролировали ни территорию республики, ни её границы? Граждане Литвы вплоть до 1992 г. имели на руках паспорта граждан СССР. До 5 августа 1991 г. единственным средством денежного обращения в Литве являлся советский рубль. Регулярные вооружённые силы ЛР появились лишь осенью 1991 г. Членом ООН Литовская Республика стала 17 сентября 1991 г. Таковы факты.

Неопровержимым свидетельством того, что Литва после провозглашения в марте 1990 г. независимости была частью Союза ССР, является объявление Верховным Советом Литвы 29 июня 1990 г., по требованию союзных властей, 100­дневного моратория на действие Акта о независимости.
Вышеизложенное позволяет утверждать, что заявления прокуроров Р. Станкявичюса и С. Версяцкаса на заседании Апелляционного суда об оккупированной Литве, подвергшейся советской военной агрессии, обосновывающие требование переквалифицировать обвинение К. Михайлова в совершении им преступлений против человечности, являются попыткой выдать желаемое за действительное.
Не вызывает сомнений, что такие же сомнительные аргументы, якобы подтверждающие право литовских судов применять статью о преступлениях против человечности, прокуроры изложат на заочных процессах, пытаясь обвинить 69 российских граждан в совершении таких преступлений.
Поэтому непонятно, почему Россия медлит с официальной оценкой псевдоправовых измышлений литовских прокуроров. Только это позволит обеспечить менее политизированный и предсказуемый ход запланированных в Литве заочных уголовных процессов.
По некоторым сведениям, поступившим из Литвы, после завершающих выступлений прокуроров Р. Станкявичюса и С. Версяцкаса по делу К. Михайлова на заседании Апелляционного суда, помощница судьи сразу же приступила к написанию приговора. Это явное свидетельство того что Суд не интересует мнение других участников процесса, прежде всего, адвокатов. Ведь заслушать их завершающие выступления намечено в сентябре 2015 г. Оказывается, в Литве приговор можно написать «досрочно»!
Все это позволяет утверждать, что Михайлов будет повторно осужден Апелляционным судом, уже как совершивший преступление против человечности. Не вызывает сомнений, что и будущие заочные уголовные процессы против 69 россиян станут очередной профанацией, имитирующей отправление «правосудия» в Литве.
Спекуляция на политических скелетах
Особо выскажусь по поводу заявления прокуроров о том, что первая Литовская Республика (1920–1940 гг.) весь советский период продолжала существовать, как субъект международного права. Это очередное псевдоправовое измышление литовских правоведов.
Известно, что так называемое правительство, а точнее, Дипломатическая служба Литвы в изгнании (в Риме), возглавляемая бывшим министром иностранных дел ЛР Стасисом Лозорайтисом, в послевоенный период не являлась участником ни одной международной конференции или переговоров, где рассматривались вопросы, связанные с Литвой. Это вызывает вопрос, в каком же правовом поле продолжала своё существование довоенная Литовская Республика? Ответа на этот вопрос нет и не может быть.
Провалились попытки литовских властей создать исторические конструкции, связывающие современную ЛР с довоенной. Так, в сентябре 2000 г. Сейму ЛР не удалось признать Временное правительство Литвы Юозаса Амбразявичюса правопреемником государственных структур довоенной Литовской Республики.
Это правительство, скомпрометировавшее себя организацией массовых расправ с еврейским населением, действовало в Литве с 23 июня по 5 августа 1941 г. Оно было и остается политическим скелетом в историческом шкафу Литвы. Доказывать, что правительство Ю. Амбразявичюса в период Второй мировой войны представляло «продолжавшуюся» Литовскую Республику, оказалось просто преступным.
Не изменил состоявшейся послевоенной исторической ситуации Закон № VIII­1021, принятый Сеймом ЛР 12 января 1999 г. Согласно этому закону, партизанский «Совет Саюдиса Борьбы за Свободу Литвы», созданный 16 февраля 1949 г. в подпольных условиях, был признан «единственной законной властью на территории оккупированной Литвы».
Такое признание просто абсурдно. Ведь в 1949 г., по данным Центра исследования геноцида и сопротивления жителей Литвы, литовские «партизаны» насчитывали всего 2–3 тысячи человек, их социальная база была крайне невелика, территориальная сфера влияния была ограничена.
О какой государственной деятельности партизанского «правительства», базирующегося в лесу, можно вести речь?
Материальных свидетельств государственной деятельности этого «правительства», помимо нескольких напыщенных деклараций, не существует. Разве что такими свидетельствами следует считать безжалостное уничтожение «партизанами» 25 108 мирных жителей Литвы, включая 993 ребенка до 10 лет и 52 – до 2 лет. Кстати, абсолютное большинство этих жертв были литовцами.
Также замечу, что необходимым следствием исполнения вышеназванного Закона должно было бы стать признание незаконными всех материальных атрибутов Советской власти, до сих пор имеющих хождение в Литовской Республике. Имеются в виду документы советского периода: свидетельства о браке, рождении, аттестаты, дипломы и т. п.
Но проделать такое практически невозможно. Это позволяет утверждать, что Закон № VIII­1021 оказался не более чем пропагандистским заявлением, а партизанский «Совет Саюдиса Борьбы за Свободу Литвы» стал очередным политическим скелетом в историческом шкафу литовских властей.
Мина под Литву
Особое внимание хочу обратить на заявление литовских прокуроров о том, что «в период 1940–1990 гг. Литовская Республика и СССР были различными государствами и субъектами международного права». Не вызывает сомнений, что это утверждение является плодом коллективных размышлений литовских ученых-юристов, собравшихся в Генпрокуратуре Литвы на помощь прокурорам после вынесения знаменательного оправдательного приговора по делу Б. Макутыновича и В. Разводова.
Однако этим утверждением литовские правоведы заложили под территориальную целостность Литвы мину замедленного действия, которая рано или поздно взорвется. Что имеется в виду?
Известно, что Литва вышла из СССР с территорией на треть большей, нежели она обладала в 1939 г. (65,2 против 50,0 тыс. кв. км.) Причем прирост территорий произошел благодаря доброй воле руководства Союза ССР. О том, как по распоряжению И. Сталина Литва обрела Мемельский–Клайпедский край, я уже рассказал в статье «Литва претендует на Калининград».
Абсолютно ясно, что основная часть территорий была присоединена к Литовской ССР, как части Союза СССР.
Если же СССР и Литва в период 1940–1990 гг. были различными государствами, то какое право имеет современная Литовская Республика претендовать на территории, предоставленные Союзом ССР Литовской ССР?
Известно, что это Клайпедский край с городом Клайпеда, Вильнюсский край с городом Вильнюс и территории Белорусской ССР, переданные Литовской ССР при её вступлении в СССР.

Сегодня речь пойдет о Виленском крае и городе Вильно-Вильнюсе. Они были переданы Литовской Республике в октябре 1939 г., то есть в период, когда Литва не являлась частью Союза СССР. Однако эта передача имела ряд правовых нюансов, о которых следует напомнить забывчивым литовским властям.
Яблоко раздора: Вильнюс и Вильнюсский край
Город Вильно и Виленский край издавна являлись территорией Великого княжества Литовского. В XVII–XIX веках культурная и этническая польская экспансия превратили город и край в территорию с преимущественно польским населением.
После Первой мировой войны Вильно и Виленский край стали ареной польско-литовских конфликтов, в которые волею случая несколько раз вмешивалась РККА (Рабоче-крестьянская Красная армия). Так, в январе 1919 г. Красная армия выбила из Вильно польские войска самообороны, взявшие город под контроль после ухода немецких оккупационных войск. Но в апреле 1919 г. поляки вновь овладели городом.
В июле 1920 г. Красная армия отбила Вильно и передала его молодой Литовской Республике. В октябре 1920 г. Польша, подписав Сувалкский договор, признала суверенитет Литвы над Вильно и Виленским краем. Однако через два дня после подписания этого договора случился так называемый путч дивизии польского генерала Л. Желиговского, в результате которого Вильно и край оказались в составе Польши, где пребывали до сентября 1939 г.
В этот период у Литвы на Западе не оказалось защитников. 15 марта 1923 г. конференция послов Англии, Франции, Италии и Японии признала право Польши на Вильно и Виленский край. Лишь Советский Союз заявил о правах Литвы на Вильно. Напомню, что в период 1920–1938 гг. Литва не поддерживала дипотношений с Польшей, так как считала себя находящейся с ней в состоянии войны.
В марте 1938 г. на польско-­литовской границе погиб польский солдат. Польша, воспользовавшись ситуацией, 17 марта предъявила Литве ультиматум с требованием установления в течение 48 часов дипломатических отношений и отмены параграфа литовской конституции, провозглашавшей Вильно столицей Литвы. Замечу, что восстановление дипотношений между Литвой и Польшей автоматически приводило бы к признанию де-­факто существующей границы двух стран, то есть признанию Вильно польским городом.
19 марта Литовская Республика приняла условия польского ультиматума, признав тем самым право Польши на Вильно и Виленский край. Ситуацию спасло советское руководство. Москва заявила Варшаве, что Союз ССР заинтересован в сохранении независимости Литвы. В итоге Польша ограничила свой ультиматум одним пунктом – установлением дипломатических отношений.
1 сентября 1939 г. нацистский вермахт вторгся в Польшу. Через две недели ситуация стала предельно ясна. Польские войска терпели поражение. 16 сентября 1939 г. польское правительство покинуло пределы страны. Немцы неуклонно приближались к границам СССР. В этой связи советское руководство приняло решение взять под контроль территории Западной Белоруссии и Западной Украины, отторгнутые поляками от РСФСР в войне 1920 г.
17 сентября 1939 г. части РККА начали движение на Запад. 18 сентября они вошли в Вильно.

10 октября 1939 г. СССР, пытаясь остановить дрейф Литвы под германский протекторат, предложил литовским властям подписать «Договор о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой». Литва согласилась. Так Вильно и Виленский край стали литовскими.
Помимо этого, напомню, что по дополнительному протоколу между СССР и ЛР от 27 октября 1939 г. Литве были переданы северо-­западные территории Белорусской ССР. Общие размеры переданной Литве в октябре 1939 г. территории составили 6.655,5 кв. км. Эти действия советского руководства с большим удовлетворением встретил президент Литвы Антанас Сметона, не говоря уже о литовской общественности и армии.
Председатель Совнаркома СССР и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, выступая на 5­й сессии Верховного Совета СССР, отмечал: «Литовское государство с его населением в 2,5 млн чел. значительно расширяет свою территорию, увеличивает на 550 тыс. чел. своё население и получает город Вильно, число жителей которого почти в 2 раза превышает население теперешней столицы Литовской Республики».
Для сведения сообщу, что в городе Вильно в 1939 г. литовцы составляли лишь 1,2% населения, поляки — 53,6%, евреи — 41,0%. В Виленском сельском округе польское население составляло 87,3%, литовское – 3,6%.
Особо отмечу, что по договору от 10 октября 1939 г. Советский Союз получал «право держать в установленных по взаимному соглашению пунктах Литовской Республики за свой счёт строго ограниченное количество советских наземных и воздушных вооружённых сил». Это было главным условием передачи Литве Вильно и края, так как советский воинский контингент должен был стать в случае начала военных действий передовым боевым заслоном против сил вермахта, развернутых в Клайпедском крае и Восточной Пруссии.
Известно, что договор 10 октября 1939 г. до сих пор не дезавуирован. В правовом плане получается, что пока Вильнюс и Вильнюсский край находятся в составе Литвы, а вышеназванный договор остается в силе, право держать на территории Литвы ограниченный воинский контингент остается за Россией, правопреемником СССР.
Также напомню, что договор о передаче Литве Вильно и Виленского края являлся прямым следствием реализации положений секретного протокола к пакту Молотова–Риббентропа, заключенного 23 августа 1939 г., в пункте 1-м которого сказано: «…При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами».
В Литве пакт Молотова–Риббентропа клянут на все лады, утверждая, что его подписание стало «спусковым крючком» для начала Второй мировой войны, а пакт послужил основанием для начала советской военной экспансии в Литву. Напомню, что именно этот пакт литовские сепаратисты в 1988–1990 гг. сделали главным инструментом для обоснования ультимативного выхода из СССР.
Что же касается роковой роли пакта Молотова–Риббентропа в развязывании Второй мировой войны, то утверждать это могут лишь дилетанты, не знакомые с историческими документами предвоенной поры. Как известно, Гитлер, после неудавшихся попыток решить с польскими властями проблему Данцигского коридора путем дипломатических переговоров, уже в апреле 1939 г. денонсировал германо-польский договор о ненападении, заключенный в 1934 г.
После этого фюрер приказал форсировать подготовку плана операции «Вайс» (нем. «Fall Weiß»), являвшимся планом войны с Польшей. 11 апреля 1939 г. он утвердил этот план, а в середине мая 1939 г. согласился с программой боевого развертывания вермахта на границе с Польшей.
Как видим, ещё за полгода до заключения пакта Молотова–Риббентропа, Гитлер принял окончательное решение о нападении на Польшу. Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что утверждение о роковом значении пакта в развязывании Второй мировой войны, равносильно попытке доказать, что библейское убийство Каином Авеля, предопределило все последующие войны человечества.
Что же касается советской военной экспансии в Литву, то она была обусловлена реальной угрозой перехода этой республики под протекторат Германии. Известно и документально подтверждено, что 20 сентября 1939 г. в Берлине, c участием посла ЛР полковника Казиса Шкирпы, выполнявшего указания президента А. Сметоны, был подготовлен проект германо­литовского договора, согласно которому Литва становилась протекторатом Германии со всеми вытекающими последствиями, в том числе и размещением на её территории частей вермахта. Для СССР это означало, что нацисты, начиная военные действия против СССР, получали бы фору более чем в 300 км.
По поводу же многолетних причитаний литовских политиков о том, пакт Молотова–Риббентропа преступен и следует ликвидировать все его правовые последствия, должен сообщить им следующее. Если следовать букве закона, то ликвидация последствий пакта неизбежно приведет к возврату Вильнюса и Вильнюсского края Польше.
Таковы неопровержимые исторические факты. Поэтому властям и правоведам современной Литовской Республики, нещадно проклинающим пакт Молотова–Риббентропа и щедрость СССР, следует быть более осмотрительными в своих заявлениях. Ведь может настать время, когда эти заявления бумерангом вернутся к ним. Видимо, правду говорят люди, несколько переиначившие известную русскую поговорку: «дурная голова языку покоя не дает».
Не случайно известный литовский историк Людас Труска 7 марта 2011 г. в интервью информационному порталу «Delfi.lt» заявил: «как знать, может это снова возобновится, и Вильнюс, Клайпеда станут спорным вопросом? Мы на 100 % не можем сказать, что прежние территориальные проблемы не повторятся в будущем».

Когда Латвия вошла в состав СССР?

В начале двадцатых годов XX столетия в результате распада бывшей Российской империи Прибалтийские государства обрели суверенитет. Несколько последующих десятилетий территория стран Латвии, Литвы и Эстонии стала местом политической борьбы главенствующих европейских стран: Великобритании, Франции, Германии и СССР.

Когда Латвия вошла в состав СССР

Известно, что 23 августа 1939 года между главами государств СССР и Германии был подписан договор о ненападении. В секретным протоколе этого документа шла речь о разделении областей влияния в Восточной Европе.

Согласно договору Советский Союз претендовал на территорию Прибалтийских стран. Это стало возможным благодаря территориальным изменениям в Государственной границе, так как часть Белоруссии присоединилась к СССР.

Включение Прибалтики в состав СССР в то время расценивается как важная политическая задача. Для ее положительного решения был организован целый комплекс дипломатических и военных мероприятий.

Официально любые обвинения в советско — германском сговоре были опровергнуты дипломатическими сторонами обеих стран.

Пакты о взаимопомощи и Договор о дружбе и границе

В Прибалтийских странах ситуация накалялась и была крайне тревожной: распространялись слухи о готовящемся разделе территорий, принадлежавших Литве, Эстонии и Латвии, и никакой официальной информации от правительств государств не было. Но движение военных не осталась незамеченным для местных жителей, и внесло дополнительное беспокойство.

В правительстве Прибалтийских государств произошел раскол: одни были готовы пожертвовать властью ради Германии, принять эту страну в качестве дружественной, другие высказали мнение о продолжении отношений с СССР с условием сохранения суверенитета своего народа, третьи — надеялись на присоединение к Советскому Союзу.

Последовательность развития событий:

  • 28.09.1939 года подписан пакт о взаимной помощи между Эстонией и СССР. В соглашении оговаривалось появление советских военных баз на территории прибалтийской страны с размещением на них солдат.
  • Одновременно с этим был подписан договор между СССР и Германией «О дружбе и границе». Секретный протокол изменил условия разделения сфер влияния: Литва перешла под влияние СССР, Германии «досталась» часть польских земель.
  • 02.10.1939 года — начало диалога с Латвией. Основное предъявляемое требование: выход к морю через несколько удобных морских портов.
  • 05.10.1939 года достигнуто соглашение о взаимной помощи сроком на одно десятилетие, оно так же предусматривало ввод советских войск .
  • В тот же день Финляндия получила предложение Советского Союза о рассмотрении подобного договора. Через 6 дней начался диалог, но к компромиссу прийти не удалось, от Финляндии получили отказа. Это стало негласной причиной, приведшей к Советско — финской войне.
  • 10.10.1939 года подписан договор между СССР и Литвой (сроком на 15 лет с обязательным вводом двадцатитысячного войска солдат).

После заключения соглашений со странами Прибалтики советское правительство стало предъявлять требования к деятельности союза Прибалтийских стран, настаивать на роспуске политической коалиции как имеющей антисоветскую направленность.

Ввод советских войск

В соответствии с пактом, заключенным между странами, Латвия обязалась предоставить возможность размещения на своей территории советских солдат в количестве, сопоставимом численности своей армии, что составило 25 тысяч человек.

Ультиматумы лета 1940 г. и смещение прибалтийских правительств

В первых числах лета 1940 года в правительство Москвы поступает проверенная информация о стремлении Прибалтийских глав государств «отдаться в руки Германии», вступить с ней в сговор и, выждав удобный момент, разгромить военные базы СССР.

На следующий же день под видом учений все армии были подняты по тревоге и перебазировались к границам Прибалтийских стран.

В середине июня 1940 года советское правительство выдвинуло ультиматумы Литве, Эстонии и Латвии. Основной смысл документов был схожим: действующее правительство обвинялось в грубом нарушении двусторонних соглашений, выдвигалось требование внести изменения в кадровый состав руководителей, а также ввести дополнительные войска. Условия были приняты.

Вхождение прибалтийских государств в СССР

Избранные правительства Прибалтийских стран разрешили проведение демонстраций, деятельность коммунистических партий, освободили большинство политических заключенных, определили дату внеочередных выборов.

Выборы состоялись 14 июля 1940 года. В избирательных списках, допущенных к выборам, значились только прокоммунистические Союзы трудового народа. По мнению историков, процедура голосования прошла с серьезными нарушениями, замечен в том числе с фальсификацией.

Через неделю вновь избранные парламенты приняли Декларацию о вхождении в СССР. С третьего по шестое августа этого же года в соответствии с решениями Верховного Совета республики были приняты в состав Советского Союза.

Последствия

Момент присоединения стран Прибалтики к Советскому Союзу ознаменовался началом экономической перестройки: ростом цен за счет перехода от одной валюты к другой, национализацией, коллективизацией республик. Но одной из самых страшных трагедий, затрагивающих Прибалтику, является время репрессий.

Гонения охватили интеллигенцию, духовенство, зажиточных крестьян, бывших политиков. Перед началом Отечественной войны из республики изгнали ненадежное население, большинство из которого погибло.

Перед началом Великой Отечественной войны отношения между СССР и республиками Прибалтики были неоднозначными. Беспокойство добавили карательные меры, обострив сложную обстановку.