Лев рохлин генерал

Лев Рохлин

Биография

Жизнь Льва Рохлина оборвалась слишком рано, но он успел запомниться как талантливый военачальник и политический деятель.

Детство и юность

Лев Яковлевич Рохлин родился 6 июня 1947 года в Аральске, Казахстан. Его отец был евреем по национальности. Вскоре после появления Льва на свет мужчину арестовали. Мать осталась с тремя детьми на руках.

View this post on Instagram

A post shared by ПРАКТИКА АСТРОЛОГА (@astro_practic) on Oct 19, 2019 at 10:06pm PDT

Генерал Лев Рохлин

После переезда в Ташкент парень окончил в школу и вскоре был призван в армию. Когда завершился срок службы, он решил продолжить карьеру военного и занялся образованием.

Поступил в командное училище Ташкента, а затем в академию им. М. В. Фрунзе. За следующие годы Лев неоднократно менял место прохождения службы, побывал в Германии, Туркестане и Заполярье. Получил должность заместителя командующего корпусом в Кутаиси.

Карьера

Военная карьера Льва Яковлевича началась в 1982 году, когда его отправили служить в Афганистан. Мужчину назначали командиром мотострелкового полка в провинции Бадахшан. Уже год спустя его понизили в должности из-за манёвра, при котором Рохлин сохранил своих людей ценой военной техники.

Знаменитости, воевавшие в Афганистане

Продолжил службу мужчина в качестве заместителя командира в Газни. Сумел хорошо показать себя, когда вывел полк из окружения, и вскоре был восстановлен в прежнем звании. За время службы продемонстрировал лидерские качества, провел удачную операцию по захвату базы противников в районе Ургуна.

Тяжелым моментом в биографии военачальника стала катастрофа, которая произошла во время облета места боевых действий. Мятежники сбили вертолет, в котором находился Лев Яковлевич, в результате чего он получил серьезные повреждения и перелом позвоночника. О дальнейшей службе в Афганистане не могло быть и речи. Рохлина отправили в Ташкент.

Последовал долгий период восстановления. После возвращения к службе мужчину отправили в Кызыл-Арват, где назначили заместителем командира мотострелковой дивизии. Там он дослужился до звания полковника.

View this post on Instagram

A post shared by Фотофакт (@postfactumpro) on Feb 27, 2018 at 6:48am PST

Из-за семейных обстоятельств Рохлину пришлось переехать в Грузию. Служил в составе Закавказского округа. В результате успешных военных операций удостоился чина генерал-майора. В этот период получил образование в академии при Генеральном штабе.

В декабре 1994-го Льва Яковлевича отправили в Чечню. Он возглавил гвардейский корпус. Обманным манёвром проник на территорию республики и участвовал в штурме Грозного. Совместно с Иваном Бабичевым вел переговоры с представителями мятежников. Рохлина удостоили звания Героя России, от которого он позже отказался.

6 звезд, которые променяли профессию на политическую трибуну

Вернувшись из Чечни, мужчина подался в политики, стал депутатом Государственной думы от партии «Наш дом — Россия» (НДР). Затем занял пост председателя комитета по обороне.

Однако уже через 2 года покинул ряды НДР и создал собственную партию, которая выступала в качестве оппозиции действующей власти. За это его отстранили от должности главы комитета. По информации из открытых источников, в ряды сторонников генерала пытались попасть многие военные, включая Александра Лебедя.

Личная жизнь

С женой Тамарой Лев познакомился еще в молодости. Вскоре после свадьбы родилась дочь Елена, а затем сын Игорь. Судьба мальчика была трагичной. В детстве он заразился энцефалитом, после чего стал инвалидом. Тамаре Рохлиной пришлось бросить работу, чтобы ухаживать за ребенком.

Лев Рохлин с семьей / «Военная хроника»

Генерал не любил говорить о личной жизни, но часто появлялся на публике с женой, в Сети можно найти их совместные фото.

Смерть

Рохлин умер 3 июля 1998 года на даче в деревне Клоково. По официальной информации, причиной смерти стал выстрел, который сделала его жена после семейной ссоры. Но сторонники придерживаются мнения, что Льва Яковлевича убили из-за его оппозиционной деятельности.

Как гибель Рохлина связана с урановой сделкой!!!

Полторанин: «Решение об убийстве, я знаю точно, принимали на даче в своем узком кругу четыре человека — Ельцин, Волошин, Юмашев и Дьяченко. Хотели сначала поручить Савостьянову, руководителю московского ФСБ, но затем остановились на другом чекисте, способном на все… Фактически сразу же после убийства Рохлина, главу тогдашнего ФСБ Ковалева ночью подняли с постели и в спешном порядке, всего в течение 20 мин., заставили в соответствии с Указом Президента передать свои полномочия вновь назначенному В. Путину. И это касалось мощнейшей спецслужбы в мире! За какие заслуги? И случайно ли все это?»

Напомним, генерал Рохлин был застрелен 3 июля 1998 г. А 25 июля никому не известный Путин был назначен президентом Ельциным директором ФСБ…

Михаил Никифорович Полторанин (род. 22 ноября1939) — российский профессиональный журналист, государственный деятель СССР и РФ, 1986—1988 — главный редактор газеты МГК КПСС «Московская правда». В 1989 году был избран народным депутатом СССР; С июля 1990 г. по ноябрь 1992 г. — министр печати и информации Российской Федерации, В 1992 году одновременно — заместитель Председателя Правительства Российской Федерации, глава межведомственной комиссии по рассекречиванию документов КПСС

… В своём интервью Полторанин также называет существущий режим «неконституционным с 1996 г., когда Ельцин проиграл выборы. «Никто Ельцина не выбирал, они просто узурпировали власть. А теперь уничтожили парламент, из Совета Федерации сделали какую-то сходку, ёлки-палки, вместо партий – организованные преступные группировки чиновников. Всё это антиконституционно. И конституционным путём нечего мечтать поменять власть».

Именно этим он объясняет свою поддержку Рохлина, которого лично водил в банк «Империал» за спонсорской поддержкой и от которого за несколько дней до убийства услышал: «Меня заказали»: «Рохлину позвонил Валя Юмашев и сказал, что Борис Николаевич вам предлагает должность замминистра обороны. Рохлин ответил: «Скажи своему Ельцину, чтоб шёл нах…».

Кстати, Рохлин первым предал гласности махинации на государственном уровне с поставкой вооружения в Армению на сумму около $ 1 млрд., в чём потом признался Сердюков в Азербайджане (по данным WikiLeaks).

В 1998-м в ответ генералу на всю страну прозвучало: «Мы сметём этих Рохлиных!»

По данным закрытых опросов военных социологов в гарнизонах, степень популярности Льва Рохлина у офицеров была самой высокой среди других известных политических лидеров («Независимое военное обозрение», 9. 07. 1998).

В российской печати не раз цитировалось заявление белорусского президента Александра Лукашенко 18.11. 2000 г. о том, что он «за два дня предупреждал генерала Рохлина о готовящемся покушении».

За сутки до убийства наружное наблюдение ФСБ за домом Рохлина почему-то внезапно сняли («Новые Известия», 08.07. 1998 г.).

3 июля 1998 г., в 4 часа утра, на собственной даче в посёлке Клоково под Наро-Фоминском председатель Всероссийского движения «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» (ДПА) депутат Госдумы генерал Лев Яковлевич Рохлин был застрелен (см. видео: http://video.yandex.ru/users/rublev-museum/view/8/).

В ту же ночь, когда был убит генерал Рохлин, произошло покушение на его соратника главу юрфирмы «Профит» Юрия Маркина, занимавшегося хищением нефти целым рядом крупных компаний.

Вскоре недалеко от Клокова в лесу, у д. Фоминское были найдены 3 сильно обгоревших трупа мужчин крепкого телосложения 25 – 30 лет с пулевыми ранениями («Независимая газета», 7/07/1998). Скорее всего, уничтожили всю группу захвата этой «операции», устраняя свидетелей.

Замначальника ЦОС ФСБ Б. Неучев сразу же поспешил заявить: «Мы имеем все основания утверждать, что гибель генерала Рохлина не связана с его политической деятельностью» («Аргументы и факты», 13/07/1998).

27 ноября 1999 г. Михаил Полторанин в интервью «Комсомольской правде» сделал сенсационное признание: «Я знаю, кто убил Рохлина. Это не жена сделала…».

В своём последнем слове на суде 15 ноября 2000 г. Тамара Рохлина открыто выступила в поддержку планов супруга «мирным путем сбросить кремлевских временщиков, слезть с шеи замордованного народа». По словам Рохлиной, «огромная сумма денег, собранная со всей России единомышленниками мужа для финансирования акции по освобождению страны, пропала с дачи сразу после убийства».

В 2001 г., когда от имени президента РФ В.В. Путина ей предложили в Можайской колонии помилование, вдова генерала отвергла эту сделку с совестью, считая её предательством дела, за которое боролся и отдал жизнь её муж.

В начале 2000-х гг. в СМИ впервые прозвучали версии о причастности новоизбранного президента Владимира Путина к устранению Льва Рохлина. И вот в своей книге 2010 г. Полторанин впервые назвал всех участников, о чём он и поведал на пресс-конференции:

«Я не мог сказать прямо, что Путин организовал убийство Рохлина, сразу подадут в суд и потребуют доказательств. Однако вся совокупность достоверно установленных событий и фактов вокруг этого убийства показывают, что это отнюдь не моя «догадка» или вольное «предположение».

Решение об убийстве, я знаю точно, принимали на даче в своем узком кругу четыре человека: Ельцин, Волошин, Юмашев и Дьяченко. Хотели сначала поручить Савостьянову, руководителю московского ФСБ, но затем остановились на чекисте «с холодными рыбьими глазами», способному на все…

И вряд ли случайно, что фактически сразу же после убийства Рохлина, главу тогдашнего ФСБ Ковалёва ночью подняли с постели и в спешном порядке, всего в течение 20 мин., заставили в соответствии с Указом Президента передать свои полномочия вновь назначенному В. Путину.

И это касалось мощнейшей спецслужбы в мире! За какие заслуги? И случайно ли все это?». Генерал Рохлин был застрелен 3 июля 1998 г. А 25 июля никому не известный Путин был назначен президентом Ельциным директором ФСБ…

Михаил Полторанин фактически открыто выступил с сенсационными разоблачением нынешнего режима.

По словам Полторанина, реальная власть в стране находится в руках «паханата» во главе с правящим тандемом Медведев-Путин. Тандем, однако, полностью лёг под враждебную России Бнай-Брит и выполняет его установки и волю.

Власть скрывает от народа, что в соответствие с этими установками в России должно остаться не более 35 млн. человек (Маргарет Тэтчер в своем интервью в ноябре 1985 года, вообще, заявляла о… 15 млн. — ред.). «Для обслуживания добычи природных ресурсов». Больше Западу, за исключением отдельных ценных специалистов и учёных, не нужно.

Напомнив, что Ельцин назначил его в 1992 г. первым руководителем государственной комиссии по государственным архивам и секретным документальным материалам, Полторанин отметил, что все его утверждения подкреплены неопровержимыми документальными данными, многие из которых в книге приведены впервые.

Так, согласно этим документам, в конце горбачёвской перестройки СССР должен был Западу $ 35 млрд. Однако Гайдар мошеннически убедил Ельцина в том, что эта задолженность составляла $ 110 млрд (http://expertmus.livejournal.com/47950.html. Россия официально признала эту сумму, набрав у МВФ заёмных средств для выплаты этой колоссальной задолженности и попав в финансовую кабалу к Западу, точнее, к Бнай-Брит.

Между тем, задолженность зарубежных стран, в основном развивающихся, Советскому Союзу составляла более $ 120 млрд (большую часть которой нынешнее «россиянское» правительство уже успешно… списало этим должникам — ред). Ещё в феврале 1989 г. в столице СССР открылась масонская ложа «Б’най Б’рит»: http://expertmus.livejournal.com/42906.html

В своей книге Полторанин коснулся новоявленных российских олигархов, сколотивших баснословные состояния на грабеже общенародной собственности, в частности, ельцинский банкир Абрамович владеет многочисленными предприятиями, рудниками и шахтами, включая самую прибыльную из них в Междуреченске, и даже целым портом Находка.

При этом все компании этого олигарха платят налоги с доходов по месту своей регистрации в Люксембурге.

Путин, хорошо зная об этом, делает вид, что все в порядке. Не удивительно, что точно так поступают и другие российские олигархи, которые давным-давно заготовили себе «посадочные площадки» на Западе, как и высшие правительственные чиновники.

Как считает Полторанин, Путин с Медведевым стали ещё большими, чем Ельцин, прислужниками западной олигархии: «И президент, и премьер держат свои деньги в западных банках… Когда они приезжают на «восьмерки» или на «двадцатки» (из «восьмерки» нас уже унизительно выгнали — ред.), им прямо и бесцеремонно угрожают потерей их денег, если не станут делать то, что выгодно Западу.

Начнут упрямиться, в России все узнают об их банковских счетах. А если и на это люди закроют глаза, то тогда им будет перекрыт выезд за рубеж, весь мир узнает о злоупотреблениях и преступлениях российских руководителей, их привлекут к международному суду. Короче, сделают то, что с Саддамом Хусейном в Ираке»…

В депешах экс-госсекретаря Кондолизы Райс, например, отмечалось, что при выборе Дмитрия Медведева преемником на пост президента Путин руководствовался именно стремлением сохранить незаконные приобретения, боясь оказаться под следствием.

Собственно говоря, непонятно, сколько можно играть с народом в кошки-мышки, если двоюродный брат Путина Игорь Александрович 6/12/2010 г. возглавил ООО «Сургуттрубопроводстрой», тесно связанное с ОАО «Стройтрансгаз», подконтрольным давнему знакомому Владимира Путина Геннадию Тимченко, владеющему Gunvor («Коммерсант» № 231 (4531 от 14/12/2010).

Финансовые аналитики с удивлением отмечают, что родственники Путина почему-то тяготеют не к государственным, а к коммерческим банкам: двоюродному племяннику Путина Михаилу Шеломову принадлежит ок. 4 % банка «Россия» и ок. 12,5 % компании «Согаз», крестному старшей дочери Путина Маши Сергею Ролдугину – 4 % банка «Россия», а его двоюродная племянница Вера Путина облюбовала питерский «Ганзакомбанк». Да и на заседании правительства России сограждане «имеют счастье» лицезреть высших должностных лиц, тесно спаянных семейными и родственными узами)

Спрашивается: доколе? По оценке Полторанина, «70 (!) процентов российской экономики уже находится в руках иностранцев, из страны высасывается и перекачивается за рубеж все ценное и полезное.

Если так пойдёт, в России останутся лишь проржавшие трубы, отходы вредных производств, бедность, нищета и невыносимые условия жизни для большинства людей, которых нагло обманули ограбили и которые давно уже работают на чужого дядю».

Его вывод: «нынешнее всеобщее равнодушие губит страну, если люди не проявят активности и протеста, нам конец». Конечно, самая восприимчивая к царящей лжи в эшелонах власти часть нашего общества, а именно молодое поколение, не в силах больше сдерживаться и открыто заявляет о своих правах на нормальную жизнь для себя и своих детей.

&nbspУбит Рохлин

Смерть генерала

Бытовой версией расследование убийства Рохлина не ограничится
Вчера в своем подмосковном доме был убит депутат Госдумы, лидер Движения в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки (ДПА) генерал Лев Рохлин. Его застрелила из именного пистолета жена Тамара. Впрочем, многочисленных соратников генерала «бытовая» версия явно не устраивает. Одни из них называют убийство чисто политическим, другие уверены, что здесь не обошлось без участия чеченских боевиков, которые обещали отомстить генералу за штурм президентского дворца в Грозном в 1995 году.
День рождения с летальным исходом
Сотрудникам Генпрокуратуры, расследующим убийство генерала, еще предстоит по крупицам восстановить события роковой для него ночи. Пока известно немного.
В четверг супруги Рохлины собирались отпраздновать 14-летие сына Игоря. Заранее позвали родственников и приятелей сына. Близких друзей у Игоря, кстати, не было: в раннем детстве мальчик тяжело болел, и это сказалось на его общем развитии. Он сильно отставал от сверстников, и Рохлиным пришлось нанять для него домашних учителей.
Обычно пунктуальный Рохлин в тот день, как назло, задержался в Госдуме. Когда около 12 часов ночи он после бурных дебатов приехал на дачу, расположенную в деревне Клоково (Наро-Фоминский район Подмосковья), праздника не получилось. Игорь был сильно расстроен, а супруга Тамара закатила главе семейства скандал. Потом все вроде бы успокоились и разошлись по спальням.
Около 4 часов утра Тамара, которая отдыхала с мужем на 2-м этаже, спустилась вниз и разбудила дремавшего на диване охранника. «Я застрелила Льва»,— сказала она чекисту. Тот не поверил. Но через несколько минут поднялся вслед за Тамарой в спальню. На залитой кровью кровати он увидел мертвого генерала, а по полу в совершено невменяемом состоянии ползала его жена и шептала: «Наконец я сделала то, что хотела». В МВД и Госдуму позвонили только через час. Чем была вызвана задержка, до сих пор неизвестно.
Следов борьбы ни на даче, ни в комнате оперативно-следственная бригада не обнаружила. Тамара Рохлина сразу же во всем призналась. «Где пистолет?» — поинтересовались у нее милиционеры. «Как где? Я его выкинула в окно». Наградной ПСМ Льва Рохлина нашли в траве возле дома. На его рукоятке эксперты обнаружили отпечатки пальцев супруги генерала. Когда в комнату принесли пистолет, Тамаре стало плохо. В Москву ее увезли в автомобиле психиатрической «скорой помощи», в который сели несколько здоровенных омоновцев.
Пока шел обыск в доме генерала, все подъезды к деревне были блокированы ОМОНом. За оцепление не пускали даже местных жителей. Но корреспондентам Ъ удалось пробраться в деревню по-партизански, через лес и болото.
Все соседи отзывались о семье Рохлиных одинаково: «С первого дня появления генерала в деревне все поняли, что он — свой мужик. Всегда здоровался первым и очень доброжелательно отвечал на вопросы. Впрочем, говорили мы с ним редко: генерал, гуляя в окрестностях своей дачи, предпочитал уединенные места».
Железный Лев
Лев и Тамара Рохлины прожили вместе почти 30 лет. Познакомились в начале 70-х годов в Ташкенте, где Лев учился в общевойсковом командном училище. Это был типичный «лейтенантский брак». В одном из интервью Тамара говорила, что полюбила своего будущего супруга за силу воли, жесткий мужской характер. У него в училище было прозвище Железный. По ее словам, любимым писателем Рохлина был Джек Лондон, с героев рассказов которого он брал пример. Все это и пробудило романтические чувства в душе Тамары.
Вместе они мотались по дальним гарнизонам и «горячим» точкам. Рохлин, как известно, воевал в Афганистане, командовал одним из лучших мотострелковых полков, служил в Германии, руководил 8-м Волгоградским корпусом, где в 1992-1994 годах велась подготовка боевиков антидудаевской оппозиции. Затем возглавлял группировку федеральных войск в Чечне, бойцы которой участвовали в штурме президентского дворца в Грозном.
За ратные успехи генерала наградили четырьмя орденами и представили к званию Героя Советского Союза, но героем он так и не стал: представление затерялось в кабинетах армейских бюрократов. За бои в Грозном генералу хотели дать Героя России, но он отказался принять эту награду, как и несколько боевых орденов. «Это была гражданская война, а в ней нельзя сыскать славы»,— говорил он.
Лев Рохлин пользовался большой популярностью в армии. Один из сослуживцев так охарактеризовал генерала: «Он относился к тем командирам, которые могут жестко спросить, но, если подчиненный того заслуживает, и наградить. А тех, кто являлся балластом в армии, беспощадно освобождал от службы».
Рохлин стал первым военным, который открыто рассказал СМИ о реальных потерях в чеченской кампании, а также то, что против федеральных сил воюют не разрозненные банды, а хорошо оснащенная и профессиональная армия.
После того как в 1995 году Рохлин вернулся из Чечни в Волгоград, боевики неоднократно угрожали ему расправой. А когда к власти пришел Масхадов, чеченская прокуратура возбудила против Рохлина уголовное дело по факту геноцида и объявила его в розыск. Тогда у Рохлина появились телохранители — сотрудники ФСБ.
Все эти годы Тамара как могла помогала супругу. Например, в Волгограде она занималась благотворительностью: отправляла на Северный Кавказ для солдат и офицеров теплые вещи и еду. Ее часто видели в военных госпиталях, где она устраивала концерты и благотворительные вечера для раненых бойцов.
Многое в семье Рохлиных изменилось в 1995 году, когда генерал решил уйти в политику. Депутатом Госдумы он стал по списку движения «Наш дом — Россия», в котором шел под третьим номером. В думе он стал председателем комитета по обороне и поначалу был весьма лояльно настроен к нынешней власти. Дружил с тогдашними министром обороны и секретарем Совета безопасности Игорем Родионовым и Александром Лебедем. Но когда они были сняты со своих постов, Рохлин изменил позицию и начал с различных трибун требовать «отправить в отставку преступный режим Ельцина», «отдать под суд генералов, разваливших армию», и так далее. Это не нравилось многим: его соратникам, единомышленникам по Движению в поддержку армии и даже членам семьи. Например, зять Абакумов неоднократно просил генерала поумерить свой пыл, так как это вредит его бизнесу. «Ко мне из-за тебя каждый день кто-нибудь с проверкой приходит»,— жаловался он.
В Генпрокуратуре говорят, что, расследуя дело об убийстве Льва Рохлина, они не собираются ограничиваться бытовой версией. В конце прошлого года Рохлин дал пресс-конференцию, на которой заявил журналистам, что некие силы из президентского окружения хотят его дискредитировать и даже физически уничтожить. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов и чеченскую версию преступления — как известно, кавказская месть не имеет временных рамок.
Журналисты не раз задавали генералу вопрос, не боится ли он расправы. На это Рохлин обычно отвечал: «Я не раз смотрел смерти в лицо. Но если меня все же убьют, то всем сразу станет ясно, кто истинный заказчик этого преступления».
ОТДЕЛ ПРЕСТУПНОСТИ

Лев Рохлин — Мятежный генерал

20 июля 1998 года Бориса Ельцина должны были арестовать — власть в стране перешла бы к военным. За две недели до этого организатора заговора генерала Льва Рохлина нашли убитым на собственной даче. Через 13 лет после несостоявшегося переворота «РР» поговорил с участниками и свидетелями заговора и воссоздал картину предполагавшейся смены власти
—Я особо и не конспирировался, если честно. Думал, все «за». А кто мог быть против-то? В Кремлевский полк, блин, прямо через Спасскую башню с двумя чемоданами, полными затворов, перся, еле-еле закрывались — во-от такие чемоданы! — Отставной полковник Николай Баталов вскакивает со стула, разводит в стороны свои ручищи, и понимаешь: чемоданы действительно были огромные, и затворов в них действительно было много. А Кремлевскому полку они понадобились потому, что карабины у них без затворов, не боевые.
Сейчас Баталов работает директором «по общим вопросам» одного из химических заводов Волгоградской области. А в то время был сначала заместителем командира 8-го армейского корпуса, а потом возглавлял региональное отделение Движения в поддержку армии. И был допущен почти ко всем подробностям плана захвата власти. Говорить об этом он может совершенно свободно, потому что никакого уголовного дела по тем событиям не заведено, официально заговора как бы и не было. И что именно он проносил в своих чемоданах через Спасскую башню, уже никакому следователю не интересно.
— И вот, у меня эти чемоданы затворов, а у другого товарища куча патронов, — продолжает Баталов. — Прошли, оставили. Готовились… А оказались мы лохами кончеными! Конспираторы мы были никакие. На этом и погорели.
— К тому моменту за Рохлиным и его ближайшим окружением были установлены тотальная слежка и прослушивание — это вне всякого сомнения. То есть все знали, что он готовит… — рассказывал «РР» бывший командующий ВДВ генерал Владислав Ачалов, интервью с которым мы записали буквально за несколько недель до его неожиданной смерти.

Мятежный генерал
Лев Рохлин действительно готовил военный переворот. Это был, пожалуй, единственный за всю постсоветскую историю прецедент того, что можно было бы назвать «настоящим военным заговором». А если брать шире, то и за всю российскую историю после восстания декабристов. Ведь за прошедшие с тех пор два века во всех революциях, переворотах, мятежах армия если и играла какую-то роль, то это была роль статиста.
12 декабря 1995 года. Волгоград, Мамаев Курган. Генерал Лев Рохлин награждает офицеров и солдат, прошедших первую чеченскую кампанию
Генерал-лейтенант и депутат Госдумы Лев Рохлин, отказавшийся в свое время от звания Героя России за «гражданскую войну в Чечне», развил в 1997–1998 годах настолько бурную оппозиционную деятельность, что испугал этим и Кремль, и других оппозиционеров. «Мы сметем этих Рохлиных!» — бросил в сердцах Борис Ельцин, а депутаты от КПРФ поспособствовали смещению мятежника с поста главы парламентского комитета по обороне.
В Госдуму боевой генерал, штурмовавший Грозный в первую чеченскую кампанию, попал по спискам вполне официозного движения «Наш дом — Россия». Но быстро разошелся со слабой партией власти во взглядах (главу НДР Черномырдина Рохлин в кругу своих соратников называл не иначе как «пауком»), покинул фракцию и создал Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки (ДПА).
Лев Рохлин навещает раненого солдата в госпитале
В оргкомитет движения вошли бывший министр обороны Игорь Родионов, бывший командующий ВДВ Владислав Ачалов, экс-глава КГБ Владимир Крючков и еще ряд не менее примечательных отставников, обладающих заметным влиянием и связями в среде силовиков.
Потом были поездки по регионам, персональный самолет, услужливо предоставленный кем-то из руководителей военно-промышленного комплекса, встречи с губернаторами, забитые до отказа залы в крупных городах и самых отдаленных воинских гарнизонах.
— Я с Рохлиным был в нескольких командировках — в Казани, других местах, — вспоминал генерал Ачалов, — слышал выступления, видел, как его воспринимают. Выражался он предельно жестко. Услышать такое сегодня от федерального депутата немыслимо. И все его тогда испугались — не только Кремль, но и КПРФ, ЛДПР…
Бывший командующий ВДВ СССР генерал-полковник Владислав Ачалов (в центре)
— Бывали моменты, что мы очень узким кругом собирались у него на даче, нас было буквально пять-шесть человек, — продолжал Ачалов. — Конечно, первоначально не было планов вооруженного захвата власти, вооруженного восстания. Но потом жизненная обстановка к этому подтолкнула. Потому что чехарда в государстве набирала темпы, росла просто катастрофически быстро. Вы же помните 1998 год? С весны премьером был мальчик Кириенко, а в августе случился дефолт. Вот и представьте себе, что случилось бы, если б Рохлина не убили в июле. Вариант привлечения армии был вовсе не исключен.
С сослуживцами по 8-му армейскому корпусу
О каких-то дополнительных подробностях Ачалов рассказывать не стал. Обронив, однако, что Рохлин «в любых вопросах мог опереться на волгоградский 8-й корпус». Этим корпусом Рохлин командовал с 1993 года. С ним он прошел «первую чеченскую». И даже когда стал депутатом, уделял ему совершенно особое внимание: регулярно встречался с офицерами, лично курировал вопросы перевооружения и оснащения корпуса, превратив его в одно из наиболее боеспособных соединений.
— Года через два после смерти Рохлина я разговаривал с офицерами этого волгоградского корпуса, они мне кое-что рассказывали, и, исходя из этих рассказов, там действительно могло что-то получиться, — уверяет нас и глава «Союза офицеров» Станислав Терехов, тоже одно время входивший в окружение Рохлина.
План переворота: армия
— Деталей, значит, хочешь, — задумчиво глядит на меня полковник Баталов.
Раннее утро, мы сидим в баре волгоградской гостиницы. Я напираю на то, что прошло почти полтора десятка лет, все сроки давности вышли, и о многом можно рассказывать открыто. Наконец полковник соглашается:
— Хорошо. Как вообще это мероприятие планировалось? Хотели силовой захват власти. Силовой! Вот даже разговора не было о каких-то там «протестных мероприятиях». Это так, несерьезно. Вот сюда, в центр Волгограда, на площадь Павших Борцов и площадь Возрождения, планировалось вывести силы корпуса.
— Буквально как декабристы на Сенатскую? — уточняю я.
— Верно. Но Ельцин здесь не имел тех сил, которые были в Санкт-Петербурге у Николая I, расстрелявшего восставших картечью. Кроме корпуса здесь вообще никаких сил не было. Ну, бригада внутренних войск в Калаче. Еще конвойный батальон. И остановить нас, если бы мы действительно вышли, было бы некому.
— А что дальше?
Командующий и солдаты корпуса
— После выступления корпуса происходит оповещение по другим армейским частям. Нас поддержали бы в самых разных местах. Всю схему я не знаю. Говорю за то, что знаю. Вот Кремлевский полк, полк охраны, он был пополам: часть командования за Рохлина, часть — за президента. Этот полк не смог бы нам помешать, хотя бы мы прямо в Кремль пришли. Главный запасной командный пункт вооруженных сил был просто куплен — дали деньги кому надо, хорошие бабки, и он говорит: «Все, в это время будет снята охрана. Я уйду, и вот вам связь со всем миром». А уж со страной — там и говорить нечего, со всеми армейскими структурами. У нас два самолета транспортных, допустим, на Тихоокеанском флоте стояли, морпехи, два батальона, двое или трое суток на аэродроме прожили.
— Зачем? Чтобы лететь в Москву?
— Да! И то же самое на Черноморском флоте. В Севастополе стояла в готовности бригада морских пехотинцев. Естественно, Рязанское высшее училище ВДВ. Курсантам стажировку отменили. Они где-то на полигонах были, но к определенному моменту их вернули в Рязань. Потому что Рязань — это двести километров от Москвы. Училище было на сто процентов за нас. И договоренность была с руководством Таманской и Кантемировской дивизий, что они как минимум не выступают против нас.
План переворота: гражданка
— Это был добротный системный проект, отвечающий всем требованиям того, что в науке называется «системная инженерия проектов», — подводит научный базис под несостоявшийся переворот бывший советник Рохлина Петр Хомяков. — Есть классические работы на этот счет. Того же Дженкинса. Ядро проекта в данном случае — это силовые акции армии. А среда осуществления — массовые протестные акции, информационные акции, политическая поддержка на местах, экономическая поддержка. И даже внешняя поддержка. Исходя из этого, мы проанализировали товарные потоки в столице. И наличие мощных, активных стачкомов в населенных пунктах вдоль этих маршрутов. Планировалось, что накануне выступления армии стачечники якобы стихийно перекрывают трассы, по которым в Москву доставлялись некоторые товары, отсутствие которых вызвало бы социальную напряженность. Например, сигареты. Отсутствие курева накалило бы обстановку в Москве, шел бы рост негативных настроений.
— А откуда вам были известны все эти маршруты?
— Да из московской мэрии! Лужков был непосредственным участником проекта Рохлина. Кстати, в день убийства генерала на 11 часов утра была запланирована встреча Рохлина и Лужкова для уточнения некоторых деталей. Московские СМИ по команде Лужкова обвинили бы в табачном кризисе Кремль.
В команде Рохлина Хомяков отвечал за разработку механизмов социально-экономической поддержки армейских выступлений. Одновременно был политическим обозревателем РИА «Новости», а еще доктором технических наук, профессором Института системного анализа РАН. «РР» нашел его в Грузии: в 2006 году он присоединился к российской карликовой ультранационалистической организации «Северное братство», а после того как руководителя «Братства» Антона Мухачева арестовали, бежал на Украину, где просил политического убежища, а оттуда — в Грузию.
Параллельно с созданием товарного дефицита планировались массовые выступления.
Полковник Николай Баталов, бывший глава волгоградского отделения ДПА и бывший замкомандира 8-го корпуса
— Все было расписано. Кто из какого региона за что отвечает после прибытия в Москву. Мосты, вокзалы, телеграфы. Парализовать работу аппарата несложно, — рассуждает Николай Баталов. — Пришли десять человек и выключили подстанцию — вот и все, нет связи. И остальное так же. Пришли, по телевизору объявили: «Ельцин низвергнут, отправлен на пенсию — вот его отречение». А чего? Ему паяльник в ж… — он бы точно подписал отречение. А ГКЧП — придурки, прости за выражение, которые тряслись и не знали, чего хотят. Мы-то четко знали, чего мы хотим и что надо делать. Тысяч пятнадцать — двадцать человек в один день в Москву бы приехали только из Волгограда. Этого было бы достаточно, чтобы парализовать деятельность всех властных институтов. Лично я должен был привезти полторы тысячи. У меня уже было расписано: кто поездами, кто автобусами.
— А откуда на это были деньги?
— Рохлин давал. Вот однажды говорит: «На 24 тысячи долларов — это на расходы, связанные с выдвижением народа». Хотя многие помогали от чистого сердца. Например, начальник железнодорожного депо, когда я к нему пришел просить помощи — переправить людей в Москву, — говорит: «Пару вагонов подцепим к пассажирскому поезду, набьешь туда народу». Автобусы стояли, рефрижераторы с продуктами. Директор одного из заводов мне говорил: «Вот стоит подключенный рефрижератор, забит полностью тушенкой. Это все от моего завода, все куплено. Второй рефрижератор — еда разная вам». А, допустим, мэр Волжского говорил: «Дам сорок автобусов». Ну, сорок не получилось — где-то штук пятнадцать автобусов он должен был дать. Евгений Ищенко у нас одно время мэром был, потом его посадили под надуманным предлогом. Я в 1998 году с ним встретился, говорю: «Надо немножко помочь — людей переодеть одинаково». Он на свои деньги купил, не знаю, тысяч пять комплектов обмундирования. Я ездил на машине — у меня восьмерка, жигуль — рекогносцировку маршрута проводил: где стоять, где заправляться. По дороге смотрел, где заправки, нефтебазы. Даже заготовил специальные расписки — что когда власть возьмем, деньги вернем — столько, на сколько солярки налили…
Откуда была финансовая поддержка у Льва Рохлина? Судя по всему, действительно от близких ему предприятий военно-промышленного комплекса, которые страдали тогда от сворачивания гособоронзаказа.
— Рохлин имел очень четкую программу поддержки производственного бизнеса, в разработке которой принимали участие я и мои коллеги из Института системного анализа РАН — я с ними активно консультировался, — рассказывает Петр Хомяков. — Так что бизнесмены-производственники поддерживали генерала и всячески тайно ему содействовали. Так, большинство забастовок того периода организовывали они сами, разумеется, не афишируя это, и согласовывали с генералом время и место этих забастовок. На майские праздники 1998 года прошла серия выступлений под флагами Движения в поддержку армии. Это был еще и зондаж армейской среды — как поддерживают мероприятия действующие офицеры разных частей, как относится к этому командование этих частей. Все было проверено. В итоге марш армейских частей на Москву был бы политически триумфальным. И каждый выдвинувшийся полк у Москвы развернулся бы в дивизию при поддержке колонн буквально сотен тысяч стачечников.
Внешняя поддержка должна была прийти с Запада. Конечно, не от НАТО, а от Александра Лукашенко.
— Я сам не участвовал в организации этого мероприятия, но от других членов команды знаю, что была тайная встреча генерала Рохлина и Лукашенко в лесу на границе с Белоруссией, — говорит Хомяков. — Знаете, интересно: когда Лукашенко давал пресс-конференцию в РИА «Новости» и шел в зал, Рохлин стоял в проходе, пропуская Александра Григорьевича. Они не поздоровались. Но обменялись такими многозначительными взглядами! Это было понятно только для них самих и для тех, кто был в теме и стоял рядом. Потом, когда некоторые настырные журналисты говорили, что они поздоровались, генерал улыбался и отвечал: «Что вы?! Мы же не знакомы. Мы в двух метрах стояли друг от друга и ни слова друг другу не сказали».
Неудачная репетиция
Первая попытка выступления была назначена на двадцатые числа июня. Лев Рохлин тогда в очередной раз приехал в Волгоград.
— После баньки мы это все дело обсудили, утром командиры разъехались, а в четыре утра все здесь загудело: нас блокировала бригада внутренних войск. Та самая, из Калача, — вспоминает Николай Баталов. — Я ко Льву Яковлевичу мчусь, говорю: «Так и так, что делать? Нас накрыли». Но они не знали, где командный пункт. КП уже вышел в поле, машин двадцать, связь и все остальное. Рохлин говорит: «Давай все в исходное возвращать. А я еду в Москву. Ничего не получится — повяжут всех». Мероприятие пришлось отложить. Две недели он не прожил… Я на восьмерке — посадил Льва Яковлевича и погнал в Москву, прямо до Госдумы. Он успел на заседание и там говорит: «Ничего, мол, не знаю». Пока был жив, нас прикрывал. А потом меня в ФСБ вызывали. Но я с должности замкомандира корпуса к тому времени ушел и только отделение ДПА возглавлял. А офицеров пошугали. Кого-то сразу уволили, кого-то перевели. Мне давали слушать весь наш разговор в этой бане.

— Вас писали?
— Да. Все они, в общем, знали. Вот когда Рохлин в парилке непосредственно с кем-то разговаривал — этих записей у них не было. Мы по одному туда ходили. Жарко — аппаратура, видимо, и не работала. А в зале они все слышали…
После случившегося прославленный корпус расформировали. Так же демонстративно, как его офицеры собирались угрожать столице. В музее Сталинградской битвы мы не смогли найти знамя корпуса, первоначально там выставленное. Оказалось, что его запросили в Москву, в Центральный музей Вооруженных сил, и сдали в знаменный архив. Чтобы уже ничего в Волгограде о корпусе не напоминало.
— Мне Казанцев (Виктор Казанцев, в то время командующий войсками Северо-Кавказского военного округа. — «РР») тогда лично сказал: «Путчист, ты у меня служить не будешь, езжай в Забайкалье», — вспоминает бывший начальник связи 8-го корпуса Виктор Никифоров.
Полковник Виктор Никифоров, бывший начальник связи 8-го корпуса
Он один из тех, кого подозревали в причастности к подготовке мятежа. Хотя сам Никифоров это и сейчас отрицает.
— Прилетал как-то Лев Яковлевич сюда, устроили они, как обычно, офицерские посиделки, — рассказывает он. — Выпили. Я там не был, к сожалению. А потом горячие головы начали: «Да что там Москва, мы ее раздавим, народ поднимется!» Настроение боевое после Чечни. И было там неосторожное заявление Рохлина, что «дивизии все с нами, и авиация поддержит». Люди просто за столом сидели на кухне, выпивали. А ребята из КГБ-ФСБ их слушали. И Рохлин тогда обронил: «У Никифорова все есть, у него склады, оборудование». А у меня действительно хорошее зональное оборудование, мастерская, склад. Не для того чтобы Москву брать, а чтобы родину защищать. Меня на той встрече не было! И все равно в ФСБ таскали, а через год из армии вытурили. Только потому, что мою фамилию один раз Рохлин произнес.
Слова Виктора Никифорова можно интерпретировать по-разному. Можно посчитать, что он все-таки участвовал в заговоре, но даже сейчас, по прошествии 13 лет, боится в этом признаться. А можно поверить ему, и тогда окажется, что генерал Рохлин не до конца понимал, чьей поддержкой он располагает, а чьей — нет, и стал заложником собственного ближайшего окружения, которое уверяло его в том, что армия его действия поддерживает безоговорочно. В любом случае шансы заговорщиков уже не представляются такими очевидными.
— К сожалению, Рохлин подставился сам — как неопытный политик. Будем прямо говорить, несколько прямолинейный, — вспоминает лидер «Союза офицеров» Станислав Терехов. — Я тоже прямолинейный, но я чувствую, где есть предатель, вот нутром чувствую. Рохлин то ли чувствовал, то ли нет, но вокруг него было слишком много чужих людей.
После провала первой попытки переворота второе, решающее выступление наметили на 20 июля. А 3 июля Льва Рохлина застрелили.
Комитет спасения России
Был ли у заговорщиков реальный план действий в случае победы? И да и нет. Но первые организационные шаги они себе представляли.
— С точки зрения политических реалий предполагался некий переходный период. Военно-революционная диктатура! — предельно откровенен Петр Хомяков. — Но Лев Яковлевич совершенно не хотел этот период затягивать. Планировался немедленный созыв Учредительного собрания. И потом полноценные конкурентные выборы. В том, что он и его команда совершенно честно эти выборы выиграли бы, сомнений не было и нет.
— В переходном правительстве должно было быть пять человек, — утверждает Николай Баталов. — Я военный, и для меня это сверхдемократично. Но кто эти пятеро — не знаю.
— Ну, Рохлин-то среди них должен был быть?
— Нет, нет, сто процентов! Он не хотел быть в верховной власти. Ни диктатором, ни правителем. Никем. Он инструмент, выполняет задачу — низвергает Ельцина и его клику.
А у власти становятся пять человек — Комитет спасения России. Все равны. Председателя нет. В регионах же через структуры ДПА создаются институты «смотрящих за властью». На них замыкаются и исполнительная власть, и законодательная, и армия, и милиция, и все остальное. Вот, допустим, я должен был быть таким «смотрящим» в Волгоградской области. Сразу же генерал-лейтенанта получил бы: своя власть! Захотел бы — генерал-полковника себе повесил. Так что было за что биться. Но это я так, образно.
Если верить Баталову, заговорщики были обеспокоены даже таким, казалось бы, второстепенным вопросом, как воспрепятствование анархии и хаосу уже после переворота:
— Мы думали даже, как бы беспорядков не было — как нам этого не допустить. Мало ли что? Ты где-то чего-то разгромил, а толпа пойдет громить дальше. Кому это надо? Мы этого ничего не хотели.
Выстрел в заговор
3 июля 1998 года Рохлин был убит на собственной даче в деревне Клоково Московской области. Прокуратура утверждала, что в спящего генерала из наградного пистолета стреляла его супруга Тамара. Причина — семейная ссора.
Сторонники генерала уверены: это месть Кремля и попытка предотвратитить армейские выступления. Владислав Ачалов прямо называет убийство «политическим», рассказывает, что после смерти Рохлина в лесу нашли «обгоревшие трупы» — так были «ликвидированы ликвидаторы или те люди, которые участвовали в этой операции». О том же самом свидетельствует и Петр Хомяков:
— Охрана была подкуплена. На чердаке спрятались трое убийц. Они убили генерала и покинули дачу. Потом их самих ликвидировали тут же в находящейся в 800 метрах лесопосадке. Трупы облили бензином и подожгли. На улице стояла 29-градусная жара. Потом на полном серьезе говорили, что трупы лежали там две недели. Версия для идиотов!
Полковник Баталов — он был на даче накануне убийства и вернулся туда утром после него — более сдержан и уверен, что «Тамара Павловна, скорее всего, и убила», но при этом оговаривается, что «она не убийца, просто орудие убийства. Она три месяца в больнице лежала зомбированная. Ей могли что-то вколоть, обработать, вот она и выстрелила в мужа».
В конце концов дело Рохлиной спустили на тормозах. В 2005 году Европейский суд по правам человека удовлетворил жалобу вдовы генерала на долгое рассмотрение дела в суде, отметив, что протяженность судебного процесса, составляющая более шести лет, представляет собой нарушение Европейской конвенции по правам человека в части «права на справедливый процесс в разумные сроки». После этого Наро-Фоминский суд приговорил Рохлину к четырем годам заключения, но зачел в этот срок содержание в следственном изоляторе. Рохлина оказалась на свободе и приговор не оспаривала. Таким образом, был зафиксирован удобный для всех и сохраняющийся поныне статус-кво. Вдову генерала правоохранители больше не преследуют, но и других убийц не ищут.
Вдова генерала Тамара Рохлина и адвокат Анатолий Кучерена на могиле Льва Рохлина на Троекуровском кладбище
— Для меня главное, что Тамара Павловна на свободе, — объясняет «РР» адвокат Рохлиной Анатолий Кучерена. — Все остальное теперь не так уж и важно…
Следствие по делу о несостоявшемся перевороте тоже ничем не закончилось. Обвинения никому предъявлены не были. Все ограничилось чисткой в офицерских рядах и расформированием 8-го армейского корпуса.
Список городов, которые посетил Рохлин летом-осенью 1997 года
Владимир. 21.07.1997
Нижний Новгород. 24.07.1997
Рязань. 28.07.1997
Псков. 31.07.1997
Тула. 03.08.1997
«Нашей ближайшей задачей ставится смена политического курса государства»
Майкоп. 08.08.1997
Волгоград. 15.08.1997
Киров. 22.08.1997
Ижевск. 23.08.1997
Мурманск. 25.08.1997
Пермь. 25.08.1997
Челябинск. 27.08.1997
Саранск. 31.08.1997
«Нужна бархатная революция, мы должны подготовить народ к тому, чтобы не было крови»
Брянск. 31.08.1997
Йошкар-Ола. 01.09.1997
«В этой стране ничего поправить нельзя при тех людях, которые сейчас у власти, которые разворовывают страну»
Чебоксары. 01.09.1997

Был ли причастен Путин к убийству генерала Рохлина? Александр Головенко

Суд нескорый и неправый

Ровно 12 лет назад пуля наемного киллера оборвала жизнь замечательного человека, депутата Государственной думы окопного генерала Льва Рохлина. Он прошел Афганистан, все «горячие точки» кровоточащего Союза, первую чеченскую войну, был тяжело ранен, контужен, но выжил. А был застрелен в собственной постели в ночь на 3 июля 1998 г. на даче в подмосковной деревне Клоково, куда приехал после встречи с шахтерами на Горбатом мосту, собираясь рано утром вылететь в Белоруссию.

Лев Яковлевич любил простого человека и стремился, чтобы он стал хозяином своей жизни, своей страны и будущего своих детей. Потому и пользовался фантастической популярностью на «гражданке» и в войсках, где его любовно называли Батя. Он организовал Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки (ДПА), открыто призвав Ельцина добровольно уйти с поста президента. В ответ на всю страну прозвучало: «Мы сметем этих Рохлиных…»

В убийстве мятежного генерала сразу обвинили жену Тамару Павловну. На долгих полтора года ее упрятали в СИЗО. Зачем? Если есть доказательства — передавайте дело в суд. Но больную женщину гноили в переполненных душных камерах, в то время как дома без ласки и ухода страдал больной сын Игорь — пожизненный инвалид I группы.

Хочешь к нему? Пиши «признательные показания», и мы тебя пощадим.

Но она стояла на своем: «Не убивала». 18-месячный тюремный прессинг не сломил ее духа.

Кто спрятал киллеров? Кто же нажал курок пистолета у виска генерала в то роковое утро? Боясь правды и разоблачений, власти сделали «бытовой процесс» закрытым от общественности и прессы.

В своем последнем слове на суде 15 ноября 2000 г. эта истерзанная женщина сделала сенсационное заявление о своей поддержке стремления супруга «мирным путем сбросить кремлевских временщиков слезть с шеи замордованного народа».

— Лева считал, — говорила она, — что подобные действия согласуются с уставом ООН, который одобряет даже восстание народа против тиранического государства. Прав был мой муж или нет, считая Ельцина и его правительство тираническим, антинародным, пусть судит народ российский. Я лично его поддерживала. Перед лицом неминуемой своей смерти заявляю сейчас еще раз — считаю, что мой муж, генерал Лев Рохлин, был прав.

И дальше:

— Мой муж был убит, — говорила она, — но не службами и людьми Ельцина, а собственными охранниками. Теперь это для меня очевидно. Огромная сумма денег, собранная со всей России единомышленниками Левы для финансирования акции по освобождению страны, пропала с дачи сразу после убийства мужа. А его охранник Александр Плескачев вскоре объявляется в новом качестве «нового русского» с московской пропиской, должностью начальника экономической охраны и даже учится в высшем учебном заведении и не скрывает от суда, что во всем ему помогла Генеральная прокуратура. Случай помог врагам моего мужа: обыкновенный уголовник Плескачев и его сообщники сделали «за них» гнусное дело…».

Для подобных утверждений фактов предостаточно. Трое «телохранителей» (охранник генерала, солдат — сторож дачи и водитель) так и не смогли ответить на элементарные вопросы адвокатов. Например, «Чем вы занимались в ночь убийства, и как могло случиться, что вы не слышали двух выстрелов, прогремевших в комнатах дачи?».

Все трое изворачивались, путались и врали так, что их причастность к убийству лидера ДПА становилась все более очевидной. Доводы подсудимой о том, что спящего мужа убили трое неизвестных в масках, а потом избили ее и пригрозили убить, если она не «возьмет вину на себя», остались неопровергнутыми.

Я следил за этим процессом от начала и до конца, был на судебных заседаниях и раз писал, что «Семья», и без того не ожидавшая раскаяний державной подсудимой, опешила и расценила ее выступление как мятеж. Для меня несомненно, что именно по ее приказу судья Наро-фоминского горсуда Жилина приговорила Тамару Павловну к 8 годам колонии. При этом так не представила ни одного доказательства ее причастности к убийству супруга.

Уже находясь в «зоне», эта несломленная женщина с помощью адвоката подала жалобу в Страсбургский суд по правам человека, чем вызвала поток язвительных комментариев в СМИ. Однако тот, рассмотрев дело «Рохлина против России» признал правоту ее жалобы и постановил взыскать с российских властей в пользу истицы 8 тысяч евро в качестве компенсации за моральный вред за незаконное уголовное преследование.

После всех протестов 7 июня 2001 г. Верховный суд РФ вынес вердикт: приговор в отношении осужденной Т.П.Рохлиной отменить как незаконный, необоснованный и несправедливый, а ее выпустить на свободу под подписку о невыезде. Все материалы дела возвратить в Наро-фоминский суд для повторного рассмотрения другим составом.

Это решение можно было истолковать однозначно: вдова генерала невиновна, надо искать его настоящих убийц.

Повторное рассмотрение состряпанного «дела» началось в декабре 2001 г. и с перерывами длилось до ноября 2005 г. На основании все тех же «материалов» судья Матвиевская на этот раз приговорила подсудимую к 4 годам лишения свободы, на сей раз — «условно». Такова цена «уликам», добытым пинкертонами генпрокурора Устинова.

Точку ставить рано

Есть ли сегодня основания для пересмотра «дела Рохлиной» для установления истины? Конечно. Любому непредвзятому юристу беглого взгляда достаточно, чтобы убедиться: «дело Рохлиной» шито белыми нитками. В нем нет ни единого доказательства ее причастности к убийству мужа.

Так и остались без ответа вопросы, которые поставил в своем определении Верховный суд, освобождая Т.Рохлину из неволи и возвращая дело Наро-фоминской Фемиде. Кто и зачем сделал выстрел на первом этаже дачи (в стену) после того, как первым выстрелом спящий Лев Рохлин был застрелен в своей постели на втором этаже?

Кто все-таки избил его жену до кровавых синяков, с которыми ее доставили после ареста в СИЗО?

Наконец, каковы мотивы, по которым эта неработающая женщина, занимавшая воспитанием сына-инвалида, стала бы лишать жизни единственного в семье кормильца?

В любом правовом государстве автоматически к пересмотру подобного дела привело бы заявление, которое сделал бывший вице-премьер правительства М.Полторанин на страницах «Комсомольской правде» 27 ноября 1999 г. (то есть когда формально следствие еще шло): «Я знаю, кто убил Рохлина. Это не жена сделала…». Потом повторил свои слова в передаче «Момент истины».

И что же? «Меня даже не допросили», — усмехнулся Михаил Никифорович в ответ на мой вопрос.

Другой, еще большей сенсацией стало признание белорусского президента Александра Лукашенко 18 ноября 2000 года — через сутки после вынесения подсудимой обвинительного приговора.

— Я за два дня предупреждал Льва Рохлина о готовящемся покушении, — сообщил батька на встрече журналистами в Минске. При этом глава Высшего Совета Союзного государства выразил готовность дать более подробные показания в «соответствующей обстановке».

Его заявление облетело десяток информагентств, Интернет, попало во многие российские и зарубежные газеты, однако генпрокуратура и от желания батьки помочь российскому правосудию отмахнулась.

В начале 2000-х годов СМИ наводнили версии о причастности новоизбранного президента Владимира Путина к устранению ельцинского противника Льва Рохлина. О причастности спецслужб сказали дочь генерала Елена и зять Сергей Абакумов в интервью еженедельнику «Версия». Но прямых доказательств не назвали. Только аналитики обратили внимание на одно странное обстоятельство: Лев Яковлевич был застрелен в ночь 3 июля 1998-го. А 25 июля никому не известный В.Путин был назначен президентом Ельциным директором ФСБ…

Его оперативники тоже вели расследование. Вот почему так важно послушать его версию. Два года назад только одна постановка такого вопроса на ФОРУМе.мск автоматически привела бы к его закрытию. Однако сегодня, когда портал получил убежище на Украине, самое время поставить вопрос о причастности Путина к обстоятельствам, связанным с убийством генерала Рохлина. Его особая информированность об этом деле, у меня, например, сомнений не вызывает…