Кто такой доватор

ivangoe16

Про моего деда
…Я ни разу не рассказывал о своём дедушке, Григорие Фёдоровиче старшем. Если кто не знает, в нашем роду по отцовской линии принято называть всех новорожденных мужского пола (женского, как правило, не рождаются) либо Григорием, либо Фёдором (в прошлом это были Гершель и Файвуш, но русификация сделала своё дело).
Дед Гриша, как уже наверняка понятно, был ветераном Великой Отечественной.
Мне приходилось слышать утверждения, что на фронте евреев воевало очень мало и что большинство стремилось подальше эвакуироваться. Не знаю, как там было на самом деле, но я точно знаю, что у моего деда было десять братьев, и все они ушли на фронт. С войны вернулся он один, с двумя ранениями, двумя контузиями и ворохом боевых наград. Дед был младшим, одиннадцатым сыном в семье. Младше его (на год) была только сестра Циля.
Дед родился в селе Сосница Черниговской губернии, как раз в ту пору, когда Украина переживала тяжёлые и кровавые времена. Стоял февраль 1919 года. Власть на селе иногда сменялась по нескольку раз за день.
Мимо проносились немцы, красные, белые, зелёные, жовто-блакитные и прочая шпана, коей не удалось сыскать достойного места на страницах истории. Самые страшные были петлюровцы. Чтобы спасти своё семейство от их расправы, прадед Фай со всем выводком просиживал долгие морозные ночи в погребе, в результате чего заработал тяжёлую пневмонию. Файвуш бен-Гершель обладал нехилым здоровьем и десять лет таки боролся с болезнью, но в конце концов она его одолела. К тому времени многие сыновья уже выросли и разъехались по Союзу кто куда. В 1932 году в Соснице оставалась только Цива с дочкой и младшим сыном.Затем грянул голод. Скоро стало до того тяжело, что то тут, то там стали пропадать люди, а потом на улицах из-под полы торговали мясом неизвестного происхождения. Дед, будучи подростком, смекнул, что дальше только два выхода — либо погибнуть вместе с матерью, либо бежать. Обстоятельства его побега неизвестны, однако можно предположить, что прабабка его не особо удерживала. Сама она осталась в Соснице, благоразумно отправив маленькую Цилю к ленинградским родственникам, как только началось голодное время.
…К середине 1942-го до войны добрался и дед. Сначала его направили на кавказское направление, где дед быстро успел отличиться и заработал орден Славы (кажется, он первым въехал на мотоцикле в освобождённый Майкоп). После этого их бросили на южное направление Сталинградской битвы, где как раз начиналось взятие армий Манштейна и Паулюса в клещи с последующим их уничтожением. На исходе битвы дед неожиданно попал в штрафбат. О причинах этого события он распространяться не любил. Известно только, что дед на тот момент состоял, кажется, в звании сержанта, и его солдаты совершили какой-то неординарный по мерзости поступок. Солдат пустили в расход, а деда, поскольку, судя по всему, тот не имел к случившемуся отношения, отправили в часть, откуда если кто выходил живым, то мог считать, что родился второй раз. Дед решил родиться во второй раз….
….Он был награждён за поимку важного чина и переведён из штрафбата не куда-нибудь, а в диверсионную разведку. Там дед тоже смог проявить себя. Благодаря знанию идиша, дед свободно понимал немецкий и не испытывал языковых трудностей. В плане захвата языков дед вскоре стал признанным профи. Как правило, после допроса языка доверяли провожать деду. Нужно сказать, что дед к тому времени был уже хорошо осведомлён о той участи, которая ждала еврейское население, оставшееся по ту линию фронта, узнал он и то, что в Соснице не осталось ни одного еврея. Включая и того самого старшего брата, который по роковой случайности перед самой войной решил отдохнуть с семьёй на малой родине. Расово верные селяне, даже не дожидаясь решения немцев, загнали всех в сарай и там сожгли. Поэтому сердце деда всю войну безостановочно жгла чёрная ненависть и жажда мести. Временами он был более жесток, чем того требовало время и место. Но у меня никогда не хватит духу его осудить. Так вот, с «провожаемыми» пленными у него был короткий разговор. Он заводил их поглубже в лесок и там был им судьёй, прокурором и палачом в одном лице. Больше всего деду нравилось расстреливать эсэсовцев….

.. Однажды, когда войска 2-го Белорусского заняли одну из деревень в всоточной Германии, деду с двумя друзьями (один из них был сыном того самого Доватура с печально известной конной атакой на танки) захотелось немного отдохнуть. Они набрели на какую-то богатую усадьбу, обыскали её и велели хозяйке принести им еды и водки, а сами расположились на верхнем этаже. Перепуганная хозяйка с дочкой принесла им всё, что они требовали, а сами укрылись на кухне. Водка вскоре закончилась, песням не хватало колорита. Боевые товарищи завидели из окна дверь в погреб, и один из них решил туда направиться и поискать ещё чего-нибудь вдохновляющего. Дед крикнул хозяйку и сурово спросил её, есть ли кто в погребе. Хозяйка отвечала отрицательно. Его друг спустился в погреб. Дверь за ним захлопнулась, после чего в погребе прогремел взрыв, и больше оттуда никто не вышел. Дед с другом схватили автоматы; сын Доватура тут же порешил молодуху, а дед погнался за старухой, которая убежала к колодцу. Дед долго гонялся за ней вокруг колодца, пока не настиг и схватил за седые космы. Старуха извернулась и с холодным лицом окатила его проклятием. Дед застрелил её в упор.Подобные истории дед трезвым не рассказывал никогда, только в пьяном угаре, а пил он, вернувшись с фронта, по-чёрному, и только к старости нашёл в себе силы бросить. Дед вообще не очень любил рассказывать о войне, как и многие фронтовики.

Это обложка номера немецкого журнала Der Pimpf за октябрь 1939-го. Сюжет картинки на обложке — один из самых популярных мифов, посвящённых началу Второй мировой. Миф гласит, что польские кавалеристы были настолько непроходимо тупы, что пытались заколоть немецкие танки пиками или порубать их в капусту шашками. И, по каким-то непонятным причинам, ничего у них из этой затеи не получалось.

Вообще-то, среди польских кавалеристов, как и среди любых военных любой армии любой страны мира, непроходимо тупые люди, конечно, были. Их не могло не быть согласно теории вероятностей. Но по большей части польские кавалеристы (как и любые военные любой армии мира) были вполне себе адекватными людьми. И о бронетехнике они имели более или менее полное представление — по штатному расписанию в каждой польской кавалерийской бригаде должно было быть 11 танкеток и 8 бронеавтомобилей. А источником знаменитого мифа стала Поморская кавалерийская бригада, которая в конном строю рубила 1 сентября 1939 года вовсе не танки, а немецкую пехоту, не выставившую боевого охранения. Лихие уланы настолько увлеклись рубкой фрицев, что как-то не заметили немецкие броневики, пришедшие на подмогу немецкой пехоте (не танки, а именно бронеавтомобили). Спешиться или отступить у конников ни времени, ни возможности не было и почти всех их скосило пулемётным огнём в упор. А на следующий день на поле, усеянное трупами всадников и коней, привели журналистов и рассказали им красивую сказку об очень храбрых, но очень тупых польских уланах.

Разумеется, мимо этого мифа не мог пройти мимо и журнал Pimpf — официальное издание организации Юнгфольк (Гитлерюгенд для самых маленьких). Художник, рисовавший обложку, в своем мифотворчестве зашёл слишком далеко — польских кавалеристов у него давит трёхбашенный танк NbFz. В Польской кампании эти танки, если честно, участия не принимали. Их всего-то было 5 (пять) штук: 2 прототипа из неброневой стали и три «серийные» машины. Боевая ценность этих танков была если и не равна нулю, то что-то около того — огромные размеры в сочетании с броней в 13-20 мм и никакой маневренностью. Не танк, а заветная мечта наводчика. Повоевать им всё-таки довелось. В Норвегии. Правда, один из трёх танков завяз в болоте и был сгоряча подорван экипажем. Остальные два использовались потом в пропагандистских целях — их фотографировали и снимали на кинопленку, чтобы мир знал, что у Германии полным-полно тяжёлых многобашенных монстров. Своей цели такая пеар-кампания, таки, достигла. Например, этот танк был включён во все советские справочники под названием «Рейнметалл».

Немцы, создавая свой миф об атаке на танки с пиками и саблями, преследовали свои корыстные цели — они, мол, воюют с «недочеловеками», которые от каких-нибудь папуасов отличаются только белым цветом кожи. Но, этот миф восприняли и некоторые поляки — попытка порубать танки шашками воспринималась ими не как дебилизм, а как героизм. В частности польский художник Ежи Коссак (1886-1955) нарисовал на эту тему пару картин. Этот художник, как и его отец и дед, всю жизнь рисовал батальные батальные полотна с кавалерией в главной роли. А тут кавалерия против танков! Ну, как же можно пройти мимо? Да никак. http://tbrus.ucoz.ru/publ/na_tanki_v_konnom_stroju/1-1-0-427

Открытие мемориального памятного знака в Сосницах

Вчера в посёлке Сосница Черниговской области состоялось открытие мемориального памятного знака на месте расстрела евреев.
В 1941-1943 годах здесь был зверски убиты триста еврейских мирных жителей – стариков, женщин, детей.
На митинге выступили председатель сосницкой еврейской общины Авраам Бабушкин,
председатель черниговской областной еврейской Семен Бельман,
директор благотворительного фонда «Хесед Эстер» Ирина Липкина,
координатор фонда Йосеф Миттеров,
председатель Сосницкой районной администрации В. Бородавко.
Поминальную молитву «Кидишь» прочитал главный раввин Чернигова и области Яаков Музыкант.
Ольга Ройтбург АЕН 07.05.2004 13-27 http://jn.com.ua/community/chernigov_705.html

Мемориальный памятный знак в Соснице, на месте расстрела 300 еврейских смирных жителей,
— открыт. Вопрос: а есть ли знак на месте того сарая?
В который «расово верные селяне», не дожидаясь немцев – «загнали и сожгли»?
Входят ли сожжённые в числе тех, расстрелянных, трёхсот?
Или это отдельная история, существующая исключительно в мозгу этого идиота?
Вопрос: как звали сына ДоватУра? Сколько ему лет? Если пишут, что поженился ДоватОр в 1926 г.?
Вопрос: когда и где состоялась та «печальная атака на танки»? почему она печальна?
Потому что брехлива? Как всё, написанное этим недоумком?

Вопрос: если уничтожили дедову родню «расово верные селяне»….
То почему ни одного «расового верного селянина» оный дед не зарезал после войны?
Зачем он расстреливал ни в чём не повинных эсэсовцев?
Не потому ли, что те были безоружные, безопасные и безвредные, а селян дидуля боялся? Скольких пленных он не довёл до штаба? Двух? Трёх? Если больше трёх – то это означает только то, что в штабе сидели такие же неизлечимые идиоты, как и автор побасёнки: никак не могли понять, куда пропадают конвоируемые? Подобные истории дедуля «рассказывал в пьяном угаре»? То есть, побасёнки алкаша, горячечный бред – это вот и есть вся правда? Пил ли дед, рассказывая – один? Или же со внуком? Может, это всё внуку привиделось «в пьяном угаре»? все эти ДоватУры, кавалерийские атаки на танки, расстрелянные эсэсовцы, «расово верные селяне»? вопрос: чей это пьяный бред?

«588-я школа – почти ровесница событий 1941 года. Первые выпускники почти в полном составе ушли на фронт. В годы войны школа не закрывалась ни на один день. Её ученики ходили в госпитали, помогали ухаживать за ранеными, собирали деньги на танковую колонну. Одним из активистов был Александр Доватор – сын легендарного полководца, Героя Советского Союза Льва Доватора,погибшего под Москвой в 1941 году. Вместе со своей младшей сестрой Ритой он учился в 588-й школе. Этих лет не смолкнет слава.

Номер телефона: 3792993, установлен по адресу: Жигулёвская ул. д. 5 к. 1 3, ФИО: ДОВАТОР А Л. Адрес: Жигулёвская ул. д. 5 к. 1 3, ФИО/организация: МЕЛЬНИКОВА ЛЮДМИЛА ВЛАДИМИРОВНА ; ДОВАТОР АЛЕКСАНДР ЛЬВОВИЧ ; ДОВАТОР АНТОНИНА АНДРЕЕВНА . Владелец: ДОВАТОР А.Л. , адрес: Москва Жигулёвская ул. д. 5 к. 1 3 , архив по владельцам (1998-2000 г.г.): 3792993 ДОВАТОР АЛ , Полный адрес: населённый пункт: Москва, адрес: Москва Жигулёвская ул. д. 5 к. 1 3, Архив телефонов: номер телефона 3792993, абонент (фамилия и инициалы): ДОВАТОР АЛ, адрес: Жигулёвская ул. д. 5 к. 1 3, архив по телефону (код/телефон): 3792993 ДОВАТОР А Л , ФИО владельца/проживающих: МЕЛЬНИКОВА ЛЮДМИЛА ВЛАДИМИРОВНА ; ДОВАТОР АЛЕКСАНДР ЛЬВОВИЧ ; ДОВАТОР АНТОНИНА АНДРЕЕВНА . http://witlio.info/fam/x9/260.html

…А как же сложилась судьба родных генерал-майора Доватора? Елена Лаврентьевна сейчас на пенсии. Сын, Александр Львович, инженер-технолог, дочь Рита Львовна, работает старшим научным сотрудником в научно-исследовательском институте Академии педагогических наук. Выросли у героя внуки, подрастают правнуки. Родословная Доваторов продолжается. http://www.molodguard.ru/heroes736.htm

Гибель генерала Л. М. Доватора

Биография
Доватор Лев Михайлович — командир 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, 16-й армии Западного фронта, гвардии генерал-майор кавалерии.
Родился 20 февраля 1903 года в селе Хотино Витебской губернии (ныне Витебская область, Республика Беларусь) в крестьянской семье. Белорус. В 1922 году был избран секретарем Хотинского волостного комитета комсомола. Член ВКП(б) с 1928 года.
В ряды Красной Армии вступил добровольно в 1924 года. В 1926 году окончил кавалерийское училище, и проходил службу в кавалерийских частях на должностях командира взвода, политрука и комиссара эскадрона. По окончании в 1939 году Военной академии им. М.В.Фрунзе Л.М. Доватор — начальник штаба кавалерийского полка, кавалерийской бригады.
В первые месяцы Великой Отечественной войны полковник Доватор Л.М. находился при штабе Западного фронта. В июле 1941 года за отличие в оборонительных боях на Соловьевской переправе через Днепр награждён орденом Красного Знамени.
В августе 1941 года ему доверено возглавить Отдельную кавалерийскую группу, сформированную из нескольких казачьих полков.
Под командованием Л.М. Доватора крупное конное соединение впервые совершило рейд во вражеский тыл, нанося удары по коммуникациям, уничтожая штабы, транспорт, склады и живую силу гитлеровцев.
Внезапным мощным броском советские конники прорвали оборону немецко-фашистских войск на нескольких километрах по фронту.
Появление кавалерийской части Красной Армии, углубившейся на 100 км в тыл врага, вызвало панику среди фашистов.
Две недели продолжался этот исключительно трудный рейд по бездорожным лесисто-болотистым районам Смоленщины. За это время доваторцы уничтожили свыше 2500 вражеских солдат и офицеров, 9 танков, более 200 машин, несколько военных складов.
Были захвачены многочисленные трофеи, которые пошли на вооружение партизанских отрядов. Гитлеровское командование назначило за голову Доватора крупную денежную награду и создало специальные отряды для его поимки. Но кавалеристы Доватора были неуловимы.
В сентябре — октябре 1941 года, после присвоения Л.М. Доватору воинского звания «генерал-майор», его воины участвовали в тяжёлых оборонительных боях на дальних подступах к Москве — на реке Меже, по реке Ламе (от Яропольца до Московского моря), геройски отбивая вражеские атаки.
В ноябре 1941 года корпус генерал-майора Доватора вместе с 8-й гвардейской имени генерал-майора И.В. Панфилова дивизией, 1-й гвардейской танковой бригадой генерала М.Е. Катукова и другими войсками 16-й армии вёл упорные оборонительные бои на Волоколамском направлении в районе Крюкова.
Генерал Доватор, без отдыха и покоя, постоянно бывал в действующих частях корпуса, поддерживая боевой дух конников, мужественно сражавшихся на подступах к Москве.
11 декабря 1941 года 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-майора Л.М. Доватора был переброшен в район Кубинки. 150 км он шёл по тылам немецко-фашистских войск, преследуя их отступающие части, и 19 декабря вышел к реке Рузе.
Передовые части корпуса уже были в районе деревни Палашкино (Рузский район Московской области), где находились крупные силы гитлеровцев. Напротив деревни под крутым берегом реки Л.М. Доватор разместил походный штаб корпуса и, решив лично осмотреть перед атакой расположение обороны противника, поднялся на противоположный берег реки. Фашисты, заметив скопление людей, ударили из пулемёта. Генерал-майор Доватор был смертельно ранен… Казаки в упорной и жестокой схватке окружили деревню Палашкино и разгромили важный узел обороны врага.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 декабря 1941 года гвардии генерал-майору кавалерии Доватору Льву Михайловичу за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Л.М. Доватор похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Именем легендарного героя обороны Москвы названа одна из улиц столицы. На месте, где погиб генерал, воздвигнут обелиск.
Награждён орденом Ленина, орденами Красного Знамени и Красной Звезды.
Задача данной статьи — выяснить, как заложена трагическая гибель генерала ЛЬВА МИХАЙЛОВИЧА ДОВАТОРА в его код ПОЛНОГО ИМЕНИ.
Смотреть предварительно «Логикология — о судьбе человека».
Рассмотрим таблицы кода ПОЛНОГО ИМЕНИ. \Если на Вашем экране будет смещение цифр и букв, приведите в соответствие масштаб изображения\.
5 20 23 24 43 58 75 87 93 96 109 119 141 142 152 164 179 182 192 216
Д О В А Т О Р Л Е В М И Х А Й Л О В И Ч
216 211 196 193 192 173 158 141 129 123 120 107 97 75 74 64 52 37 34 24
12 18 21 34 44 66 67 77 89 104 107 117 141 146 161 164 165 184 199 216
Л Е В М И Х А Й Л О В И Ч Д О В А Т О Р
216 204 198 195 182 172 150 149 139 127 112 109 99 75 70 55 52 51 32 17
ДОВАТОР ЛЕВ МИХАЙЛОВИЧ = 216 = 52-РАНЕН + 3-В + 75-СЕРДЦЕ + 86-ПОГИБНЕТ = 161-РАНЯТ В СЕРДЦЕ + 55-ГИБНЕТ.
216 = 146-ПУЛЕВОЕ РАНЕНИЕ + 70-СЕРДЦА.
Проведём прочтение отдельных слов и предложений:
ДОВАТОР = 75 = СУДЬБА, СЕРДЦЕ, КРОВЬ.
ЛЕВ МИХАЙЛОВИЧ = 141 = ПОГУБЛЕННЫЙ, ОТ КРОВОТОКА = ПОГИБ-47 Х 3 = 63-ГИБЕЛЬ + 78-ПУЛЕВОЕ, В СЕРДЦЕ, ВНЕЗАПНО.
141 — 75 = 66 = УБИВАНИЕ, НЕЖИВОЙ.
ДОВАТОР ЛЕВ = 96 = ГИБНУЩИЙ.
МИХАЙЛОВИЧ = 120 = КОНЕЦ ЖИЗНИ, ПРОСТРЕЛ, СМЕРТЕЛЬ \ но \.
120 — 96 = 24 = СЕ \ рдце \.
МИХАЙЛОВИЧ ДОВАТОР = 195 = ПОМЕР ОТ РАНЕНИЯ.
ЛЕВ = 21 = В С \ ердце \.
195 — 21 = 174 = ЛЕТАЛЬНОСТЬ = БЕЗДЫХАННОЕ ТЕЛО.
Из трёх полученных слов составляем предложения, соответствующие «сценарию», заложенному в код ПОЛНОГО ИМЕНИ:
216 = 66-НЕЖИВОЙ — 24-СЕ \ рдце \ + 174-БЕЗДЫХАННОЕ ТЕЛО = 66-НЕЖИВОЙ + 150-\ СЕРДЦЕ-75 Х 2 \, ЖИЗНЬ ЗАКОНЧЕ \ на \ = 165-ЖИЗНЬ ЗАКОНЧЕНА + 51-УБИТ.
216 = 174-БЕЗДЫХАННОЕ ТЕЛО + 42-УБИЙ \ ство \ = 97-УБИЙСТВО + 119-ЛИШЁН ЖИЗНИ.
Код ДАТЫ ГИБЕЛИ: 19.12.1941. Это = 19 + 12 + 19 + 41 = 91 = УМИРАНИЕ.
216 = 91 + 125-ПОГИБАЮЩИЙ.
Код ДНЯ ГИБЕЛИ = 149-ДЕВЯТНАДЦАТОЕ + 74-ДЕКАБРЯ = 223 = СМЕРТЕЛЬНОЕ РАНЕНИЕ.
Код ПОЛНОЙ ДАТЫ ГИБЕЛИ = 223-ДЕВЯТНАДЦАТОЕ ДЕКАБРЯ + 60-ПАЛЬБ \ а \-\ 19 + 41 \-\ код ГОДА ГИБЕЛИ \ = 283 = РАССТРЕЛЯНИЕ ИЗ ПУЛЕМЁТА.
283 — 216-\ код ПОЛНОГО ИМЕНИ \ = 67 = ПОМЕР.
Код числа ПОЛНЫХ ЛЕТ ЖИЗНИ = 123-ТРИДЦАТЬ + 84-ВОСЕМЬ = 207 = ПРОНИКАЮЩАЯ РАНА, СМЕРТЕЛЬНОЕ РАНЕН \ ие \ = 103-ВЫСТРЕЛ, РАНА СЕРДЦА + 104-УБИЕННЫЙ.
216 = 207-ТРИДЦАТЬ ВОСЕМЬ + 9-З \ амертво \. Где… \ амертво \ = СРАЗИТ.
Примечание:
75 = СЕРДЦЕ
————————————
158 = ПРОБИТО ПУЛЕЙ
184 = КРОВОТОК В СЕРДЦЕ = ПОГИБШИЙ ОТ ПУЛИ
51 = УБИТ
146 = ПУЛЕВОЕ РАНЕНИЕ
——————————————
75 = СЕРДЦЕ
179 = УДАР ПУЛИ В СЕРДЦЕ = СРАЖЁННЫЙ НАПОВАЛ
52 = УБИЕН
165 = ЖИЗНЬ ЗАКОНЧЕНА
——————————————
52 = УБИЕН
104 = УБИЕННЫЙ
——————————————
127 = СРАЖЁН НАПОВАЛ
77 = ЧЕЛОВЕК
——————————————
149 = УБИТ МГНОВЕННО
216 = 141-АОРТАЛЬНАЯ + 75-КРОВЬ.

Л. М. Доватор – легендарный предводитель казачьих кавалеристов

Удивительное дело, но даже в век стальной техники и больших неповоротливых военных машин, успешно сражались на фронтах такие войска, практика применения которых, казалось бы, давно уже должна была отойти в прошлое. Так, в годы Великой Отечественной сохранялись кавалерийские войска, и не только сохранялись, но и успешно воевали, предводительствуемые своими героическими командирами. Одним из таких командиров был Лев Михайлович Доватор.
Лев Доватор родился в 1903 году в бедной крестьянской семье, жившей в небольшом селе Витебской губернии.

Кавалеристы 2-го гвардейского кавалерийского корпуса 16-й армии Западного фронта, в центре с картой в руках-командир корпуса гвардии генерал-майор Лев Михайлович Доватор
С самого раннего детства Лев привык к тяжёлой батрацкой работе, чуть повзрослев, работал на витебской фабрике.
Разумеется, как и всякий крестьянин, не видевший с детства ничего кроме бедности и бесконечной однообразной работы, Доватор встретил весть об Октябрьской революции с нескрываемой радостью. Он помогал организовывать комитеты бедноты в родном селе, учился в губернской партийной школе.
В Красную Армию Лев Доватор добровольцем вступает в 1924 году, и некоторое время служит, заведуя складом в 7-й кавалерийской дивизии Западного военного округа, дислоцировавшейся в Минске.
Окончив в 1925 году московские Военно-химические курсы, Доватор проходил службу уже командиром химвзвода в 7-й кавалерийской дивизии.
Упорству Доватора в постижении военного дела, однако, не было пределов: в 1926 году он заканчивает Ленинградско-Борисоглебскую кавалерийскую школу командирского состава РККА.
Все 30-е годы Доватор продвигается по военно-кавалерийской служебной лестнице, однако, продолжает и профессиональное обучение: в 1939 году он с отличием заканчивает Военную Академию им. М. В. Фрунзе и получает назначение в начальники штаба Особой кавалерийской бригады в Москве. Перед самой войной Лев Доватор назначается начальником штаба 36-й кавалерийской дивизии БОВО.
Генерал Доватор. 1947. Масло Моисеенко Евсей Евсеевич
Войну Доватору пришлось встречать в больничном госпитале, и только через неделю после начала войны врачи решились его выписать: Лев Михайлович, едва успев попрощаться с семьёй, отправился в распоряжение штаба Западного фронта (поскольку его родная дивизия попала в окружение, и прорваться к ней не было никакой возможности).
Уже в июле этого первого года войны Доватор был награждён орденом Красного Знамени за отличия в боях на Соловьёвой переправе.
В августе 1941 года Лев Доватор возглавляет Отдельную кавалерийскую группу на Западном фронте, состоявшую из нескольких казачьих полков (в состав входили донские, кубанские и терские казаки). Уже с первых боёв Доватор показал себя отличным командиром, который не только умело организовывал дерзкие по смелости атаки, но и с отеческой любовью относился к своим военным подопечным, стараясь по возможности не рисковать жизнями мужественных казаков. Под командованием Льва Михайловича это конное соединение сумело прорваться в тыл к немцам, поражая вражеские коммуникации, громя штабы, уничтожая склады и военные обозы неприятеля.

Около двух недель продолжался этот поистине фантастический рейд советских кавалеристов в немецкий тыл: углубившиеся на 100 километров казаки уничтожили более чем две тысячи солдат и офицеров, 9 танков, около двухсот машин, ими было захвачено множество трофеев. За боевые подвиги при выполнении этой операции Лев Доватор получил звание генерал-майора и орден Ленина.
Осенью 1941 года на базе доваторской группы формируется 3-й Кавалерийский корпус в составе 16-й армии К. К. Рокоссовского (чуть позже он был переименован во 2-й Гвардейский). Корпус вёл оборонительные бои на линии Белый-Ржев, прикрывая подступы к Москве с волоколамского направления.
11 декабря корпус генерала Доватора был переброшен в район Кубинки и, преследуя отступающие немецкие части, вышел к реке Рузе.
К сожалению, смелость и отвага кавалерийского командира сыграла с Доватором жестокую, роковую «шутку»…
В декабре 1941 года авангард 2-го Гвардейского кавалерийского корпуса находился в районе деревни Палашкино, где в это время располагались крупные силы немецких войск. Лев Доватор решает разместить напротив деревни походный штаб корпуса, при этом он решает осмотреть боевые позиции немецких частей по ту сторону реки лично, и тут немцы открыли по замеченному ими скоплению людей шквальный огонь… Выжить, находившемуся на открытом пространстве Доватору, шансов не было никаких…
В тот же день, 21 декабря 1941 года Лев Михайлович Доватор был награждён «За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками» посмертным званием Героя Советского Союза.
Память об этом советском герое была увековечена памятником в городе Руза, обелиском на берегу Рузского водохранилища (в месте, где он погиб), а простые люди помнят о Доваторе благодаря множеству названных в честь него улиц на большом пространстве бывшего СССР.

Лев Доватор: генерал на коне, сеющий ужас в тылу врага

Семь фактов из биографии самого знаменитого кавалерийского командира Великой Отечественной войны

Имя Льва Доватора стало таким же символом обороны Москвы в октябре-ноябре 1941 года, как имена комдива генерал-майора Ивана Панфилова или летчика младшего лейтенанта Виктора Талалихина. Все трое даже похоронены рядом на московском Новодевичьем кладбище. Лихие кавалерийские рейды по немецким тылам и умение нанести удар там и тогда, когда и где это будет наиболее эффективно, вывели генерал-майора Доватора в число лучших советских военачальников первого, самого тяжелого этапа войны. А это превратило его и в одну из солдатских легенд, и в одного из самых опасных противников вермахта.

«Генерал Доватор в бою». Картина художником братьев Семена и Степана Аладжаловых, 1942 год

Кавалерист по собственной воле

Выходец из крестьянской семьи, уроженец Витебской губернии, Лев Доватор по воле своих родителей получил самое ценное, что можно было получить в первые десятилетия ХХ века — образование. Родившийся 20 февраля 1903 года выпускник церковно-приходской школы, он в пятнадцать лет снова сел за парту только что организованной «школы второй ступени» — аналога современной старшей школы. Этого хватило, чтобы получить возможность продвинуться по комсомольской линии и окончить партийную школу в Минске. А в сентябре 1924 года молодой комсомольский работник круто меняет свою жизнь и идет добровольцем в Красную Армию. Там тоже ценили людей с образованием, и через пять месяцев службы начальником склада молодой кавалерист Доватор отправляется учиться на Военно-химические курсы. И может быть, кавалерия не получила бы своего легендарного генерала, если бы командование 7-й кавдивизии, куда попал служить свежеиспеченный начхим, не отправило Льва Доватора учиться в Борисоглебско-Ленинградскую кавалерийскую школу начсостава РККА.

Лев Доватор в начале своей карьеры профессионального военного, середина 1920-х годов

Испанский опыт капитана Доватора

В строевых частях выпускник кавалерийской школы провел всего семь лет, с 1929-го по 1936-й, после чего уехал в Москву, в академию имени Фрунзе. Много позже будут рассекречены данные о том, что, будучи слушателем академии, Доватор полгода провел в командировке в Испании, осваивая и накапливая опыт действий в тылу противника. Видимо, сыграло роль то, что последний год перед отъездом на учебу он прослужил комиссаром отдельного разведбатальона, и потому на испанской земле Доватор оказался в распоряжении Станислава Ваушпасова — старшего советника по разведывательно-диверсионным операциям при штабе 14-го партизанского корпуса республиканской армии. Именно из Испании, как считают биографы генерала, он и привез представление о тактике мобильных кавалерийских групп, которым позднее воспользовался под Москвой: подобными оперировали франкисты, у которых марокканские конники при поддержке бронемашин выполняли роль ударных кулаков.

Слушатель Военной академии имени Фрунзе капитан Лев Доватор, 1936 год

Начштаба «кремлевских» конников

Вернувшись из Испании и окончив академию, майор Лев Доватор получил назначение в Особый кавалерийский полк при наркомате обороны СССР, дислоцировавшийся в Москве. В январе 1939 года он стал начальником штаба этого соединения, которое уже в ноябре было переформировано в Особую кавалерийскую бригаду. Соединение имело неофициальный статус «кремлевского», и его конников использовали при съемках фильма «Александр Невский». Позднее родилась легенда, что командовал конной группой и даже дублировал в некоторых сценах Николая Черкасова — исполнителя главной роли новгородского князя, сам Доватор. Второе вполне возможно, поскольку Доватора абсолютно заслуженно считали отличным наездником. А вот первое маловероятно: съемки фильма проходили в 1938 году, когда Лев Михайлович еще был слушателем академии и не имел отношения к «кремлевской» коннице. Зато позднее он дважды возглавлял колонну бригады на праздничных парадах в Москве. И именно во время службы в этом соединении получил свою первую награду – 22 февраля 1941 года удостоен ордена Красной Звезды.

Начштаба 1-й Особой кавалерийской бригады полковник Лев Доватор и комиссар бригады полковой комиссар Алексей Нерченко на учениях, лето 1940 года

Опоздавший к началу войны

20 марта 1941 года полковник Лев Доватор получил повышение: он стал начальником штаба 36-й кавалерийской ордена Ленина, Краснознаменной, ордена Красной Звезды дивизии имени товарища Сталина — наследницы легендарной Первой Конной армии. Дивизия дислоцировалась в Белоруссии и одной из первых приняла удар немцев 22 июня 1941 года. Но произошло это без участия начальника штаба: незадолго до начала войны полковник Доватор простудился на учениях и с приступом жестокого радикулита был доставлен в военный госпиталь в Москву. Соединиться со своими подчиненными ему уже не было суждено. К 26 июня от дивизии после четырех суток тяжелейших боев остались только отдельные подразделения и как самостоятельное соединение она перестала существовать, а 19 сентября 1941 года была окончательно расформирована.

Начальник штаба 36-й кавалерийской ордена Ленина, Краснознаменной, ордена Красной Звезды дивизии имени товарища Сталина полковник Доватор, начало 1941 года

Орден за… доставку боеприпасов

Полковник Доватор попал в распоряжение командования Западного фронта и уже в июле 1941 года получил свой первый боевой орден — Красного Знамени. В наградном листе присутствует странная для того времени формулировка: «выполнял ответственные задачи Главнокомандующего по передаче оперативного приказа соединения, а также по доставке боеприпасов на передовые позиции». Много позже стало известно, что Льву Доватору довелось в числе других офицеров обеспечивать безопасность рейда первых советских боевых ракетных установок «Катюша» к Орше, где они 14 июля приняли боевое крещение. А два дня спустя, как следует из того же наградного листа, полковник Доватор «организовал разрозненные части и с ними ударил по врагу», выбив его из только что захваченного населенного пункта.

Полковник Доватор сразу после вручения ему ордена Красного Знамени. Конец июля 1941 года

Пройти за спиной у врага

Самыми серьезными боевыми достижениями Льва Доватора стали два конных рейда по немецким тылам, которые он спланировал и лично возглавил. В первый только что сформированная из двух кавдивизий Отдельная кавалерийская группа Западного фронта, командование которой поручили полковнику Доватору, отправилась 14 августа 1941 года, а вернулась только 2 сентября. Прорываться в тыл к немцам группе пришлось собственными силами, без серьезной поддержки, и тут как никогда пригодились знания и навыки Доватора-разведчика. После нескольких дней тщательного изучения немецкой обороны он нашел единственное место, ударом по которому кавалеристы сумели прорвать позиции противника и уйти в рейд. После его завершения 11 сентября Лев Доватор получил звание генерал-майора, а 3 ноября был награжден орденом Ленина — в числе шести конников группы, удостоенных этой высокой награды. Всего же приказом командующего Западным фронтом генерала армии Георгия Жукова за уникальную операцию орденами и медалями награждены были 207 солдат и командиров группы Доватора. По-своему оценили успехи кавалеристов Доватора и немцы, которые объявили награду в 100 тысяч рейхсмарок за голову неуловимого командира конного подразделения.

Командир 2-го гвардейского кавалерийского корпуса 16-й армии Западного фронта генерал-майор Лев Доватор (в центре с картой в руках) ставит задачу своим кавалеристам. Начало декабря 1941 года

Как погиб Лев Доватор

После участия в оборонительных осенних боях на подступах к Москве, в которых Особая конная группа генерала Доватора сражалась бок о бок с дивизией генерала Панфилова, она была переименована в 3-й кавалерийский корпус, который всего через шесть дней получил почетное звание 2-го гвардейского. Но командовать героической частью Льву Доватору оставалось недолго. Никогда не упускавший возможности своими глазами увидеть противника и оценить, как именно лучше нанести удар, генерал-майор Доватор погиб 19 декабря 1941 года во время очередной рекогносцировки. Произошло это у деревни Палашкино в 12 км от подмосковного города Руза, куда корпус Доватора вышел после своего второго рейда по немецким тылам после начала контрнаступления под Москвой. Как сказано в докладной записке на имя Сталина, подписанной Георгием Жуковым и Николаем Булганиным, легендарный конник погиб «во время атаки после проведенной личной рекогносцировки». Генерал Доватор был смертельно ранен пулеметной очередью, а вынести тело командира со снежного поля кавалеристы смогли лишь под покровом темноты. Два дня спустя генерал-майор Лев Доватор был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Но высшей наградой для боевого генерала, наверное, было то, что его именем стали называть танки и самолеты Красной Армии, — и оно продолжало наводить ужас на противника.

Кавалеристы 2-го гвардейского корпуса генерал-майора Л.М. Доватора под Москвой

Загадки войны: зачем генерал Доватор стер с лица земли Оршу-Товарную

Война не щадит никого, будь то рядовой или генерал, трус или герой. 19 декабря 1941 года пулеметной очередью был убит генерал-лейтенант Лев Михайлович Доватор. Ему было всего 38 лет.

Последний кавалерист

Уже после первого месяца войны Гитлер назначил за голову лихого кавалериста Льва Доватора награду в 100 тысяч рейхсмарок. Гибель любимого командира потрясла казаков, составлявших немалую часть 2-го Гвардейского Кавалерийского корпуса, и месть за него стала своеобразным знаменем доваторцев. Через два дня после гибели Лев Михайлович Доватор был удостоен звания Героя Советского Союза.

Лев Доватор. Фото КП

Жизнь этого отважного человека оказалась быстрой и блестящей, как сабельный клинок. Начав войну в звании полковника, за пять месяцев он стал генерал-лейтенантом – и это в то время, когда генеральские звания чаще снимали, чем присваивали. Казалось бы, кавалерия, в которой он воевал, давно морально устарела: уже в Первую мировую, когда автоматическое оружие, танки и авиация только-только появлялись на полях сражений, она утратила немалую часть своего боевого значения. В 1941 году же танковые и механизированные соединения фашистов рассекали нашу оборону, как ножом, в котлах оказывались целые группы армий – что тут мог какой-то кавалерийский корпус? С саблей на танки?!

Ан нет – отдельная кавалерийская группа Доватора, быстро превратившаяся в корпус, была столь грозной силой, что в бессильной ярости немцы сожгли родное село Льва Михайловича – Хотино в Белоруссии. Никто не может сказать, каких высот мог добиться этот незаурядный человек, когда б не случайная пулеметная очередь в декабре 1941 г.

Но если внимательно приглядеться к боевому пути Льва Михайловича, то возникает ряд вопросов. Очень серьезных вопросов.

«За границей не был…»

Осенью 1936 года командир отдельного разведывательного батальона 93-й стрелковой дивизии капитан Доватор был направлен для учебы в Военную академию имени Фрунзе. Затем вдруг 22 ноября 1938 года в этой самой академии он пишет свою автобиографию, которую заканчивает дежурным: «за границей не был, под судом и следствием не находился». И все бы хорошо, вот только подобные автобиографии обычно пишутся как раз при вступлении в высшие учебные заведения. Уж точно не посреди учебного процесса.

Мелочь? Конечно, мелочь. Вот только, как вспоминает дочь генерала Рита Львовна Доватор, в том самом 1936-м капитан Доватор вдруг обзавелся штатским костюмом и ботинками. Должно быть, обучение завязыванию шнурков было настолько эпично, что врезалось в детскую память. Еще бы – до этого единственной обувью Льва Михайловича были сапоги. Затем бывший командир разведбата отправился в дальнюю командировку. Семья изредка получала от него однообразные письма: «Жив, здоров, много работы, люблю, целую». Никаких деталей, подробностей, даже разговоров о погоде.

Такие письма обычно писались загодя перед отправкой за границу, а затем командование время от времени пересылало их семьям. Когда Доватор вернулся, как вспоминает Рита Львовна, он привез всем заграничные подарки. Но что еще более важно, он вскользь упоминал, что во время возвращения на родину корабль, на котором он плыл, бомбили фашисты. Из таких проговорок совершенно недвусмысленно можно заключить, что все это время Доватор находился в Испании. Именно туда в 1936 году наши военспецы ездили в штатском. Именно возвращаясь оттуда, рисковали угодить под бомбежку. Можно предположить, что капитан-разведчик там на деле изучал тактику марокканской кавалерии франкистов, успешно действовавшей в связке с мотопехотой. Полученный опыт он творчески и весьма умело применял в начале войны, разработав и применив тактику глубоких рейдов по немецким тылам.

«Участник Ледового побоища»

После окончания академии с красным дипломом Доватор получил новую должность, о которой, пожалуй, мог только мечтать всякий выпускник — в Москву начальником штаба особого отдельного кавполка. Стоит ли говорить, что абы кого в такую часть, а уж тем более на такую должность не ставили. Чуть позже он стал начальником штаба всей 36-й Особой кавалеристской Краснознаменной ордена Ленина бригады имени Сталина. Эта воинская часть считалась настоящей кузницей кадров для всей советской кавалерии. Сформированная на базе подразделений 1-й Конной армии, она была под особым вниманием и опекой наркома Ворошилова, маршала Буденного и многих других видных деятелей советской власти. Так, частым гостем располагавшихся в Хамовниках конюшен стал Василий Иосифович Сталин, который был не только отчаянным летчиком, но и лихим наездником.

Советская марка 1942 года. wikimedia

Чаще всего принимать сына вождя народов приводилось именно Доватору – великолепный наездник и рубака даже в своей бригаде уже стал живой легендой. Недаром же именно его пригласили дублировать известного актера Черкасова в фильме «Александр Невский». Возможно, эта близость обусловила особое доверие Кремля к будущему генералу, что сыграет потом свою роль.

22 февраля 1941 года Лев Михайлович получает орден Красной Звезды – высокую и довольно редкую в ту пору боевую награду. Со времени его возвращения из Испании уже прошло несколько лет, в войне с Финляндией или же в действиях на Халхин-Голе Доватор участия не принимал. За красивые глаза в ту пору орденов не давали… За что же? Известно лишь, что незадолго перед награждением он активно перемещался «по делам службы» по территории Западного Военного округа. Но в чем была суть его командировки? Этого никто сегодня не знает. Быть может, тонкую ниточку дает его первое награждение после начала Отечественной Войны. Хотя и оно порождает больше вопросов, чем ответов на них.

Орша-Товарная: засекреченный подвиг

Войну полковник Доватор встретил… в госпитале с острым радикулитом. Однако уже 7 июля он пишет семье из Смоленска – из тех самых мест, где «путешествовал» прошедшей зимой. А совсем скоро, 24 июля, его награждают орденом Красного Знамени с формулировкой, на вид довольно блеклой: «В период боев с германским фашизмом с 11 июля полковник Доватор выполнял ответственные задачи Главнокомандующего по передаче оперативного приказа соединениям, также по доставке боеприпасов на передовые позиции. 16 июля, выполняя приказ Главнокомандующего, обнаружил мотомех. отряд противника, двигающийся к Красному (Смол. обл.) половник Доватор организовал разрозненные части и с ними ударил по врагу и выбил его из Красного. Несмотря на сложную боевую обстановку, полковник Доватор все задачи Главнокомандующего выполнил полностью и в срок».

Из этого документа становится понятно несколько важных моментов ‒ Лев Михайлович в это время выполнял непосредственно приказ командующего (маршала Тимошенко, знакомого еще по отдельному особому кавполку), некое особое поручение, которое нельзя было доверить никому другому.

Памятная доска на улице Доватора в Москве

Обычно считается, что свой орден полковник Доватор получил за помощь отряду полковника Лизюкова, удерживавшего переправу через Днепр. Однако в этом районе Доватор появился несколько позже. Так, маршал Рокоссовский вспоминал, как прибыв в штаб Тимошенко 17 июля, узнал, что переправа держится крепко, что сам комфронта недавно посылал туда полковника Доватора… Но, как известно из наградных документов, еще 16 июля Лев Михайлович вел бой в Красном, более чем в 100 км от Соловьевской переправы! Даже для мастера стремительных рейдов немалое расстояние. Но все же реальное, если предположить, что как раз в это время Доватор как раз возвращался с выполнения того самого особого задания, ради которого был срочно вызван в Смоленск.

По имеющимся зацепкам можно выстроить вполне непротиворечивую версию. 10 июля немцы начали наступление на Смоленск, и уже на следующий день специалист по рейдовой войне полковник Доватор получает особое задание ‒ добраться до штаба 57-й танковой дивизии и совершить бросок к Орше. Нелишне упомянуть, что командир этой дивизии, полковник Мишулин, в тот же день 24 июля, когда Доватор получил орден, минуя звание генерал–майора, сразу стал генерал-лейтенантом. Немалое продвижение по службе, и уж точно не на пустом месте!

Что же такого необычного произошло в это время в этом месте? Всякий специалист по Великой Отечественной ответит без минуты на размышление: удар БМ-13 «Катюш» батареи капитана Флерова. До этого батарея находилась около г. Борисова. Затем вдруг по приказу развернулась и устремилась к Орше. В ту пору БМ-13 были секретным оружием, распоряжаться ими могли только главкомы, и уничтожить их в случае возможности захвата врагом необходимо было даже в случае гибели экипажа. Итак, 153 км по занятой невесть кем территории – крайне рискованное предприятие. К тому же семь БМ-13 и 170 машин сопровождения плюс части прикрытия – прекрасная мишень для авиаударов. Однако рейд был проведен без сучка и задоринки. 14 июля по станции Орша-Товарная был нанесен удар невиданной дотоле силы. По воспоминаниям, немцы опасались войти в город еще целую неделю. Стремительно атаковав, рейдовая группа столь же быстро направилась к своим. Дорога же от Орши к Соловьевской переправе как раз идет через Красный.

Остается лишь гадать, что именно находилось на этой станции. Известно лишь, что появившееся в эти же дни распоряжение ГКО №67сс «О переадресовке транспорта с вооружением и боеприпасами в распоряжение вновь формируемых дивизий НКВД и резервных армий», среди прочего, требовало: срочно разыскать между Смоленском и Оршей среди отходящих на восток составов какие-то очень важные грузы, которые ни в коем случае не должны попасть к немцам.

Вероятно, именно полковник Доватор, учитывая его предвоенные «командировки» и рейдовый опыт, знал, чтó именно необходимо было найти и уничтожить, и смог это сделать. Не зря же именно по этому неведомому объекту был нанесен первый удар «Катюш»! Именно это задание Главнокомандующего и было блестяще выполнено полковниками Доватором, Мишулиным и капитаном Флеровым.

Однако что же за груз находился на станции Орша, так доподлинно и неизвестно. Ответ на эту загадку генерал Доватор унес с собой в могилу.