Кто победил в русско японской войне

Почему Россия проиграла в русско-японской войне?

Впервые в истории Россия вышла в океан.

Протянув во Владивосток Транссибирскую магистраль, Российская империя почувствовала себя транснациональной тихоокеанской державой. Русские вытеснили арендаторов-японцев с китайского Ляодунского полуострова и на 25 лет заключили с китайцами договор аренды. Ляодунский полуостров стал административным центром вновь образованной Квантунской области российского дальнего Востока. На Ляодуне русские основывали два города – Порт-Артур и Дальний. Сюда провели железнодорожную ветку Транссибирской магистрали, построили большой глубоководный порт.

Неожиданность – главная японская
стратегия.

В ночь на 27 января 1904 года русские моряки в лучах прожекторов увидели японские корабли, но приняли их за своих. Благодаря этому, японцы подкрались на 600 метров. Ночная торпедная атака японцев поразила три русских корабля. В Порт-Артуре слышали взрывы с моря, но подумали, что это идут учения.

Боевые командиры гибнут в начале войны.

Вице-адмирал Степан Макаров прославился еще в войне с турками. Его посылают на русско-японскую войну. Он вывел эскадру в море, провел разведку, приказал расставить мины. Это все, что ему удалось сделать. Командующий русской эскадрой вице-адмирал Степан Макаров погиб в первые дни войны на броненосце «Петропавловск», который подорвался на мине.

Внутри России зреет бунт против войны.

В России следили за ходом войны с помощью недавно изобретенного синематографа. Проходят антивоенные демонстрации. После очередной победы японцев, петербургские студенты открыто шлют с телеграфа поздравления японскому императору. От рук террористов в Петербурге погибает министр внутренних дел Вячеслав Плеве, которому принадлежит фраза: «Нам нужна маленькая, но победоносная война, чтобы удержать Россию от революции»

Война на суше проиграна.

Японцы стремительно высадились на материк. К войне на суше русские тоже не готовы. Город Дальний они оставили без боя, подарив противнику целым и невредимым порт, 50 судов, 100 складов и 400 вагонов. Русские отступили после главного сражения войны в районе крупнейшего китайского города Мукден, потеряв более восьми тысяч человек убитых. Несмотря на то, что японские потери – более 15 000 убитых – почти вдвое больше, русские сдали один за другим гарнизоны с месячным запасом боеприпасов и провиантов.

РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1904‒1905 гг.

Крупнейший вооруженный конфликт конца XIX – начала ХХ в. Являлась результатом борьбы великих держав – Российской империи, Великобритании, Германии, Франции и стремившейся к роли доминирующей региональной державы Японии за колониальный раздел Китая и Кореи.

Причины войны

Причиной возникновения русско-японской войны следует признать столкновение интересов России, проводившей экспансионистскую политику на Дальнем Востоке, и Японии, предпринимавшей попытки утвердить свое влияние в Азии. Японская империя, осуществившая модернизацию общественного строя и вооруженных сил в ходе «революции Мэйдзи», стремилась превратить в свою колонию экономически отсталую Корею и принять участие в разделе Китая. В результате японо-китайской войны 1894–1895 гг. китайские армия и флот были быстро разгромлены, Япония заняла остров Тайвань (Формозу) и часть Южной Маньчжурии. По заключенному мирному договору в Симоносеки Япония приобрела острова Тайвань, Пэнхуледао (Пескадорские) и Ляодунский полуостров.

В ответ на агрессивные действия Японии в Китае русское правительство во главе с взошедшим на престол в 1894 г. императором Николаем II, сторонником экспансии в этой части Азии, активизировало собственную дальневосточную политику. В мае 1895 г. Россия вынудила Японию пересмотреть условия Симоносекского мирного договора и отказаться от приобретения Ляодунского полуострова. С этого момента вооруженная конфронтация между Российской империей и Японией стала неизбежной: последняя стала осуществлять планомерную подготовку новой войны на континенте, приняв в 1896 г. 7-летнюю программу реорганизации сухопутной армии. При участии Великобритании стал создаваться современный военно-морской флот. В 1902 г. Великобритания и Япония заключили союзный договор.

С целью экономического проникновения в Маньчжурию в 1895 г. был учрежден Русско-китайский банк, а в следующем году началось строительство Китайско-Восточной железной дороги, проложенной через китайскую провинцию Хэйлунцзян и призванной соединить Читу с Владивостоком по кратчайшему пути. Эти мероприятия проводились в ущерб освоению слабо заселенного и экономически развитого русского Приамурского края. В 1898 г. Россия получила в аренду у Китая на 25 лет южную часть Ляодунского полуострова с Порт-Артуром, где было решено создать военно-морскую базу и крепость. В 1900 г. под предлогом подавления «восстания ихэтуаней» русские войска оккупировали всю Маньчжурию.

Дальневосточная политика России в начале XX века

С начала ХХ в. дальневосточную политику Российской империи стала определять авантюристическая придворная группа во главе со статс-секретарем А.М. Безобразовым. Она стремилась распространить влияние России в Корее, используя для этого лесозаготовительную концессию на реке Ялу, и не допустить экономическое и политическое проникновение Японии в Маньчжурию. Летом 1903 г. на Дальнем Востоке было учреждено наместничество во главе с адмиралом Е.И. Алексеевым. Проведенные в том же году переговоры между Россией и Японией о разграничении сфер интересов в регионе не дали результатов. 24 января (5 февраля) 1904 г. японская сторона заявила о прекращении переговоров и разорвала дипломатические отношения с Российской империей, взяв курс на развязывание войны.

Готовность стран к войне

К началу военных действий Япония в основном завершила программу модернизации вооруженных сил. После мобилизации японская армия насчитывала 13 пехотных дивизий и 13 резервных бригад (323 батальона, 99 эскадронов, свыше 375 тыс. человек и 1140 полевых орудий). Японский Соединенный флот состоял из 6 новых и 1 старого эскадренного броненосца, 8 броненосных крейсеров (два из них, приобретенные у Аргентины, вошли в строй после начала войны), 12 легких крейсеров, 27 эскадренных и 19 малых миноносцев. План войны Японии предусматривал борьбу за господство на море, высадку войск в Корее и Южной Маньчжурии, захват Порт-Артура и разгром главных сил русской армии в районе Ляояна. Общее руководство японскими войсками осуществлял начальник Генерального штаба, впоследствии ­– главнокомандующий сухопутными войсками, маршал И. Ояма. Соединенным флотом командовал адмирал Х. Того.

В начале ХХ в. Российская империя обладала крупнейшей сухопутной армией в мире, но на Дальнем Востоке в составе Приамурского военного округа и войск Квантунской области располагала крайне незначительными силами, разбросанными на огромной территории. Они состояли из I и II Сибирских армейских корпусов, 8 Восточно-Сибирских стрелковых бригад, с началом войны развернутых в дивизии, 68 батальонов пехоты, 35 эскадронов и сотен кавалерии, всего около 98 тыс. человек, 148 полевых орудий. К войне с Японией Россия не была готова. Малая пропускная способность Сибирской и Восточно-Китайской железных дорог (по состоянию на февраль 1904 г. – 5 и 4 пары воинских поездов соответственно) не позволяла рассчитывать на быстрое усиление войск в Маньчжурии подкреплениями из Европейской России. Русский военно-морской флот на Дальнем Востоке имел 7 эскадренных броненосцев, 4 броненосных крейсера, 7 легких крейсеров, 2 минных крейсера, 37 эскадренных миноносцев. Главные силы составляли Тихоокеанскую эскадру и базировалось на Порт-Артур, 4 крейсера и 10 миноносцев находились во Владивостоке.

План военных действий

Русский план войны был подготовлен во временном штабе наместника Его Императорского Величества на Дальнем Востоке адмирала Е.И. Алексеева в сентябре-октябре 1903 г. на базе планов, разработанных независимо друг от друга в штабе Приамурского военного округа и в штабе Квантунской области, и утвержден Николем II 14 (27) января 1904 г. Он предполагал сосредоточение главных сил русских войск на линии Мукден–Ляоян–Хайчен и оборону Порт-Артура. С началом мобилизации на помощь вооруженным силам на Дальнем Востоке из Европейской России предполагалось отправить крупные подкрепления – Х и XVII армейские корпуса и четыре резервные пехотные дивизии. До подхода подкреплений русские войска должны были придерживаться оборонительного образа действий и только после создания численного превосходства могли перейти в наступление. От флота требовалось вести борьбу за господство на море и помешать высадке японских десантов. Главнокомандование вооруженными силами на Дальнем Востоке с началом войны было возложено на наместника адмирала Е.И. Алексеева. Ему подчинялись командующий Маньчжурской армией, которым стал военный министр генерал от инфантерии А.Н. Куропаткин (назначен 8 (21) февраля 1904 г.), и командующий Тихоокеанской эскадрой вице-адмирал С.О. Макаров, сменивший 24 февраля (8 марта) безынициативного вице-адмирала О.В. Старка.

Начало войны. Военные действия на море

Военные действия открылись 27 января (9 февраля) 1904 г. внезапным нападением японских миноносцев на русскую Тихоокеанскую эскадру, стоявшую без надлежащих мер охранения на внешнем рейде Порт-Артура. В результате атаки из строя вышли два эскадренных броненосца и один крейсер. В тот же день японский отряд контр-адмирала С. Уриу (6 крейсеров и 8 миноносцев) атаковал находившиеся в корейском порту Чемульпо в качестве стационеров русский крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец». Получивший тяжелые повреждения «Варяг» был затоплен экипажем, а «Кореец» взорван. 28 января (10 февраля) Япония объявила войну России.

После атаки японских миноносцев ослабленная Тихоокеанская эскадра ограничилась оборонительными действиями. Прибывший в Порт-Артур вице-адмирал С.О. Макаров начал готовить эскадру к активным действиям, но 31 марта (13 апреля) погиб на эскадренном броненосце «Петропавловск», подорвавшемся на минах. Принявший командование морскими силами контр-адмирал В.К. Витгефт отказался от борьбы за господство на море, сосредоточившись на обороне Порт-Артура и поддержке сухопутных войск. В ходе боевых действий под Порт-Артуром значительные потери понесли и японцы: 2 (15) мая на минах погибли эскадренные броненосцы «Хацусэ» и «Ясима».

Военные операции на суше

В феврале­–марте 1904 г. в Корее высадилась 1-я японская армия генерала Т. Куроки (около 35 тыс. штыков и сабель, 128 орудий), которая к середине апреля подошла к границе с Китаем на реке Ялу. К началу марта русская Маньчжурская армия закончила свое развертывание. Она состояла из двух авангардов – Южного (18 батальонов пехоты, 6 эскадронов и 54 орудия, район Инкоу–Гайчжоу–Сеньючен) и Восточного (8 батальонов, 38 орудий, река Ялу) и общего резерва (28,5 батальона пехоты, 10 сотен, 60 орудий, район Ляоян–Мукден). В Северной Корее действовал конный отряд под командованием генерал-майора П.И. Мищенко (22 сотни) с задачей вести разведку за рекой Ялу. 28 февраля (12 марта) на основе Восточного авангарда, усиленного 6-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизией, был сформирован Восточный отряд во главе с генерал-лейтенантом М.И. Засуличем. Перед ним стояла задача затруднить противнику переход через Ялу, но ни в коем случае не вступать с японцами в решительное столкновение.

18 апреля (1 мая) в бою у Тюренчена 1-я японская армия нанесла поражение Восточному отряду, отбросила его от Ялу и, продвинувшись до Фынхуанчэна, вышла во фланг русской Маньчжурской армии. Благодаря успеху у Тюренчена противник овладел стратегической инициативой и 22 апреля (5 мая) смог начать на Ляодунском полуострове у Бицзыво высадку 2-й армии генерала Я. Оку (около 35 тыс. штыков и сабель, 216 орудий). Южная ветвь Китайско-Восточной железной дороги, ведущая из Ляояна в Порт-Артур, оказалась перерезанной врагом. Вслед за 2-й армией должна была высадиться 3-я армия генерала М. Ноги, предназначавшаяся для осады Порт-Артура. С севера ее развертывание обеспечивалось 2-й армией. В районе Дагушаня велась подготовка к высадке 4-й армии генерала М. Нодзу. Она имела задачу совместно с 1-й и 2-й армиями действовать против главных сил Маньчжурской армии и обеспечить успех 3-й армии в борьбе за Порт-Артур.

12 (25) мая 1904 г. армия Оку вышла к позициям русского 5-го Восточно-Сибирского стрелкового полка на перешейке в районе Цзиньчжоу, прикрывавшего дальние подступы к Порт-Артуру. На следующий день японцам ценой огромных потерь удалось отбросить русские войска с занимаемых позиций, после чего путь к крепости был открыт. 14 (27) мая противник без боя занял порт Дальний, ставший базой дальнейших действий японских армии и флота против Порт-Артура. В Дальнем незамедлительно началась высадка частей 3-й армии. В порту Такушан стала высаживаться 4-я армия. Две дивизии 2-й армии, выполнившей поставленную задачу, были направлены на север против главных сил Маньчжурской армии.

23 мая (5 июня) под впечатлением от результатов неудачного Цзиньчжоуского боя Е.И. Алексеев приказал А.Н. Куропаткину отправить на выручку Порт-Артура отряд силой не меньше четырех дивизий. Командующий Маньчжурской армией, считавший переход в наступление преждевременным, направил против армии Оку (48 батальонов, 216 орудий) только один усиленный I Сибирский армейский корпус генерал-лейтенанта Г.К. фон Штакельберга (32 батальона, 98 орудий). 1–2 июня (14–15) 1904 г. в бою у Вафангоу войска фон Штакельберга потерпели поражение и были вынуждены отойти на север. После неудач у Цзиньчжоу и Вафангоу Порт-Артур оказался отрезанным.

К 17 (30) мая японцы сломили сопротивление русских войск, занимавших промежуточные позиции на дальних подступах к Порт-Артуру, и подошли к стенам крепости, начав ее осаду. Перед началом войны крепость была завершена только на 50 %. По состоянию на середину июля 1904 г. сухопутный фронт крепости состоял из 5 фортов, 3 укреплений и 5 отдельных батарей. В промежутках между долговременными укреплениями защитники крепости оборудовали стрелковые окопы. На приморском фронте находились 22 долговременные батареи. Гарнизон крепости насчитывал 42 тыс. человек при 646 орудиях (из них 514 – на сухопутном фронте) и 62 пулеметов (из них 47 – на сухопутном фронте). Общее руководство обороной Порт-Артура осуществлял начальник Квантунского укрепленного района генерал-лейтенант А.М. Стессель. Сухопутную оборону крепости возглавлял начальник 7-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии генерал-майор Р.И. Кондратенко. В 3-й японской армии числились 80 тыс. человек, 474 орудия, 72 пулемета.

В связи с началом осады Порт-Артура русское командование приняло решение спасти Тихоокеанскую эскадру и увести ее во Владивосток, но в бою в Желтом море 28 июля (10 августа) русский флот потерпел неудачу и был вынужден вернуться обратно. В этом бою погиб командующий эскадрой контр-адмирал В.К. Витгефт. 6–11 (19–24) августа японцы провели штурм Порт-Артура, отбитый с большими потерями для атаковавших. Важную роль в начале обороны крепости играл владивостокский отряд крейсеров, действовавший на морских коммуникациях противника и уничтоживший 15 пароходов, в том числе 4 военных транспорта.

В это время русская Маньчжурская армия (149 тыс. человек, 673 орудия), усилившаяся войсками X и XVII армейских корпусов, в начале августа 1904 г. заняла оборонительные позиции на дальних подступах к Ляояну. В Ляоянском сражении 13–21 августа (26 августа – 3 сентября) русское командование не смогло использовать численное превосходство над 1-й, 2-й и 4-й японскими армиями (109 тыс. человек, 484 орудия) и, несмотря на то, что все атаки противника были отбиты с большими для него потерями, распорядилось отвести войска на север.

Судьба Порт-Артура

6–9 (19–22) сентября противник предпринял очередную попытку овладеть Порт-Артуром, которая вновь провалилась. В середине сентября с целью помочь осажденной крепости А.Н. Куропаткин принял решение перейти в наступление. С 22 сентября (5 октября) по 4 (17) октября 1904 г. Маньчжурская армия (213 тыс. человек, 758 орудий и 32 пулемета) провела против японских армий (по данным русской разведки – свыше 150 тыс. человек, 648 орудий) операцию на реке Шахэ, окончившуюся безрезультатно. В октябре вместо одной Маньчжурской армии были развернуты 1-я, 2-я и 3-я Маньчжурские армии. Новым главнокомандующим на Дальнем Востоке стал А.Н. Куропаткин, заменивший Е.И. Алексеева.

Бесплодные попытки русских войск разгромить японцев в Южной Маньчжурии и прорваться к Порт-Артуру решили судьбу крепости. 17–20 октября (30 октября – 2 ноября) и 13–23 ноября (26 ноября – 6 декабря) состоялись третий и четвертый штурмы Порт-Артура, вновь отраженные защитниками. Во время последнего штурма противник овладел господствующей над местностью горой Высокой, благодаря чему получил возможность корректировать огонь осадной артиллерии, представленной в т.ч. 11-дюймовыми гаубицами, снаряды которой прицельно поражали корабли Тихоокеанской эскадры, стоявшие на внутреннем рейде, и оборонительные сооружения Порт-Артура. 2 (15) декабря при обстреле погиб начальник сухопутной обороны генерал-майор Р.И. Кондратенко. С падением фортов №№ II и III положение крепости стало критическим. 20 декабря 1904 г. (2 января 1905 г.) генерал-лейтенант А.М. Стессель отдал распоряжение о сдаче крепости. К моменту капитуляции Порт-Артура в его гарнизоне числились 32 тыс. человек (из них 6 тыс. раненых и больных), 610 исправных орудий и 9 пулеметов.

Несмотря на падение Порт-Артура, русское командование продолжало попытки разгромить противника. В сражение при Сандепу 12–15 (25–28) января 1905 г. А.Н. Куропаткин провел повторное наступление силами 2-й Маньчжурской армии между реками Хуньхэ и Шахэ, которое вновь окончилось неудачей.

Сражение под Мукденом

6 (19) февраля – 25 февраля (10 марта) 1905 г. состоялось самое крупное сражение русско-японской войны, предопределившее исход борьбы на суше – Мукденское. В его ходе японцы (1-я, 2-я, 3-я, 4-я и 5-я армии, 270 тыс. че­ловек, 1062 орудия, 200 пулеметов) предприняли попытку обойти оба фланга русских войск (1-я, 2-я и 3-я Маньчжурские армии, 300 тыс. человек, 1386 орудий, 56 пулеметов). Несмотря на то, что замысел японского командования оказался сорванным, русская сторона потерпела тяжелое поражение. Маньчжурские армии отошли на Сыпингайские позиции (160 км севернее Мукдена), где оставались до заключения мира. После Мукденского сражения А.Н. Куропаткин был смещен с поста главнокомандующего и заменен генералом от инфантерии Н.П. Линевичем. К концу войны численность русских войск на Дальнем Востоке достигла 942 тыс. человек, а японских, по данным русской разведки, – 750 тыс. В июле 1905 г. японский десант захватил остров Сахалин.

Цусимский бой

Последним крупным событием русско-японской войны стало Цусимское морское сражение 14–15 (27–28) мая 1905 г., в котором японский флот полностью уничтожил соединенные русские 2-ю и 3-ю Тихоокеанские эскадры под командованием вице-адмирала З.П. Рожественского, отправленные из Балтийского моря на помощь порт-артурской эскадре.

Портсмутский мирный договор

Летом 1905 г. в североамериканском Портсмуте при посредничестве президента США Т. Рузвельта начались переговоры между Российской империей и Японией. Обе стороны были заинтересованы в скорейшем заключении мира: несмотря на военные успехи, Япония полностью исчерпала финансовые, материальные и людские ресурсы и больше не могла вести дальнейшую борьбу, а в России началась Революция 1905–1907 гг. 23 августа (5 сентября) 1905 г. был подписан Портсмутский мирный договор, завершивший русско-японскую войну. Согласно его условиям Россия признала Корею сферой японского влияния, передала Японии арендные права России на Квантунскую область с Порт-Артуром и южную ветку Китайско-Восточной железной дороги, а также южную часть Сахалина.

Итоги

Русско-японская война стоила странам-участницам больших человеческих и материальных потерь. Россия потеряла убитыми, умершими от ран и болезней около 52 тыс. человек, Япония – более 80 тыс. человек. Ведение военных действий обошлось Российской империи в 6,554 млрд. рублей, Японии – 1,7 млрд. иен. Поражение на Дальнем Востоке подорвало международный авторитет России и привело к прекращению русской экспансии в Азии. Англо-русское соглашение 1907 г., установившее разграничение сфер интересов в Персии (Иране), Афганистане и Тибете, фактически означало поражение восточной политики правительства Николая II. Япония в результате войны утвердилась в качестве ведущей региональной державы на Дальнем Востоке, укрепившись в Северном Китае и присоединив в 1910 г. Корею.

Русско-японская война оказала большое влияние на развитие военного искусства. Она продемонстрировала возросшее значение артиллерийского, ружейного и пулеметного огня. Во время боевых действий доминирующую роль приобрела борьба за огневое господство. Действия сомкнутыми массами и штыковой удар потеряли свое прежнее значение, основным боевым строем стала стрелковая цепь. Во время русско-японской войны возникли новые позиционные формы борьбы. По сравнению с войнами XIX в. выросли продолжительность и масштаб сражений, которые стали распадаться на отдельные армейские операции. Получила распространение артиллерийская стрельба с закрытых позиций. Осадная артиллерия стала применяться не только для борьбы под крепостями, но и в полевом бою. На море в русско-японскую войну широкое применение нашли торпеды, также активно использовались морские мины. Для обороны Владивостока русское командование впервые привлекло подводные лодки. Опыт войны был активно использован военно-политическим руководством Российской империи при проведении военных реформ 1905–1912 гг.

7 июля 1905 года граф С.Ю. Витте выехал в США для ведения мирных переговоров с Японией, имея четкий приказ императора Николая II: не принимать никаких унизительных для чести России условий. Однако итоги печально известной Портсмутской мирной конференции оказались прямо противоположными, а за Витте на всю оставшуюся жизнь закрепилось презрительное прозвище «графа Полусахалинского».

Доминировавшее в то время в русском обществе настроение лучше всего передавалось знаменитым четверостишием: «О, Русь, забудь былую славу/ Орел двуглавый посрамлен/ И желтым детям на забаву/ Даны клочки твоих знамен».

Излишне говорить о взаимосвязи трагических итогов русско-японской войны с трагедией 1917 года. Долгое время в отечественной исторической науке принято было считать, что эти события являлись неизбежными, и никакой иной альтернативы быть не могло.

В течение многих десятилетий незыблемыми оставались две версии о мотивах принятия Николаем II рокового решения отказаться от продолжения боевых действий и пойти на Портсмутский мир:

1. Поражение России в войне было окончательным и бесповоротным, поэтому ее продолжение могло привести к еще большей по масштабам катастрофе.

2. В России началась революция, поэтому царскому режиму понадобилось любой ценой заключить мир с врагом внешним, чтобы бросить все силы против врага внутреннего.

Тем не менее, в приведенную выше, внешне исчерпывающе аргументированную теорию, не укладывается целый ряд исторических фактов.

Принято считать, что окончательная точка в русско-японской войне была поставлена на высочайшем совещании в Царском Селе 24 мая 1905 года. Самые влиятельные члены царской семьи настаивали на немедленном заключении мира. В протоколах совещания сохранилось высказывание великого князя Владимира Александровича: «Мы зарвались в поспешном движении к Порт-Артуру и на Квантун. Мы должны остановиться!» Еще дальше пошел великий князь Алексей Александрович: «Пока нам не нанесен решительный удар, надо зондировать почву в отношении условий мира, пусть даже придется пойти на территориальные уступки». Это его мнение поддержали бывший наместник на Дальнем Востоке Е.И. Алексеев, министр двора граф В.Б. Фредерикс и другие чиновники.

Интересно отметить, что в том же духе на Николая II воздействовала западная дипломатия. 23 мая 1905 года президент США Теодор Рузвельт направил по телеграфу американскому послу в Петербурге Мейеру следующее распоряжение: срочно просить аудиенцию у царя и, заявив, что он «действует по личному указанию президента», убедить Николая II «в желательности его согласия на просьбу президента о встрече представителей России с представителями Японии на предмет заключения мира». При этом американский дипломат должен был особо подчеркнуть, что продолжение войны «абсолютно безнадежно и может привести к потере всех русских восточноазиатских владений». Наконец, Рузвельт устами своего посла выбрасывал главную козырную карту: мир необходим России, чтобы предотвратить революцию.

В этой связи отметим один весьма любопытный факт из воспоминаний лидера террористического крыла (так называемой Боевой организации) партии эсеров Бориса Савинкова: «В центральный комитет (партии) поступило на русскую революцию пожертвование от американских миллионеров в размере миллиона швейцарских франков».

Таким образом, когда 25 мая, на следующий день после царскосельского совещания, Николай II дал аудиенцию американскому послу, тот знал, о чем говорил.

Столь же энергичное давление оказывала на российскую власть союзная Франция. Как свидетельствовал в своих воспоминаниях граф Витте, по пути в Портсмут он заехал в Париж, где у него состоялась встреча с президентом кабинета министров Рувье. Тот с «предельной откровенностью» заявил, что России необходимо скорее заключить мир, поскольку, воюя на Востоке, она является для Франции «бессильной союзницей на случай каких-либо осложнений в Европе». Это был явный намек на Германию и желание Парижа иметь русскую армию «под рукой», пусть даже ценой унизительного для русских мира с Японией.

Безнадежность военного положения, окончательное поражение русской армии – таков был неизменный аргумент, который приводили Николаю II со всех сторон. Существует опять же общепринятая точка зрения, что Тюречен, Ляоян, Мукден, сдача Порт-Артура и Цусима предопределили исход войны, а также полностью деморализовали личный состав армии и флота. Наиболее ярко эту точку зрения выразил в романе «Цусима» писатель А.С. Новиков-Прибой. Вот в каких выражениях он описывал момент своего назначения на один из кораблей Второй Тихоокеанской эскадры — броненосец «Орел»: «У меня не было никакого желания воевать. Другие идеи бродили в моей голове. Я был весь в ожидании больших политических перемен внутри страны… Командир, выждав момент, добавил:

— Я полагаю, ты должен быть доволен своим новым назначением.

В мозгу моем крутилась мысль, что я так же этим доволен, как бывает, вероятно, доволен бык, которого ведут на бойню, но вслух сказал по-казенному:

— Очень рад, ваше высокоблагородие.

Я покрылся потом, мои губы подергивались» и т.д. и т.п. (к сожалению, в 1954 году, на знаменитом приеме в Кремле в честь 50-летия героического боя крейсера «Варяг», нескольким оставшимся в живых его участникам не был задан вопрос, что они думают о подобных словоизлияниях «пролетарского писателя»).

Словом, Цусимская катастрофа стала исчерпывающим доказательством безнадежности военного положения: японский флот господствовал в дальневосточных водах, мог свободно оперировать в любом направлении обширного, ничем не защищенного побережья русского Дальнего Востока, а также без помех перебрасывать подкрепления своим сухопутным войскам на континенте, что ставило под угрозу полного уничтожения нашу Маньчжурскую армию. Итак, с военной точки зрения, вроде бы выхода не было…

Однако на царскосельском совещании 24 мая все присутствовавшие военные твердо высказались за продолжение войны.

Главнокомандующий Маньчжурской армией генерал Н.П. Линевич направил царю письмо, в котором уверял в готовности войск к дальнейшей борьбе до победы. 30 июня 1905 года граф Витте встретился с председателем Совета государственной обороны великим князем Николаем Николаевичем для получения детальной информации об обстановке на театре военных действий. Великий князь передал ему специальный доклад Генерального штаба.

В Центральном государственном историческом архиве Москвы (ЦГИАМ) сохранился документ под названием «Копия с докладной записки С.Ю. Витте о разговоре с великим князем Николаем Николаевичем по поводу состояния армии Линевича на Дальнем Востоке». Приведем наиболее интересный фрагмент этого документа: «Обсудив положение дел, мы пришли к таким заключениям:

1) наша армия ныне находится в таком состоянии, что ожидать тех отступлений и поражений, которые мы претерпевали с самого начала войны, невозможно;

2) теперь мы сможем отбросить японскую армию за Ялу и Квантунский полуостров;

3) на это потребуется около года времени, миллиард рублей и понести урон в двести тысяч человек убитыми и ранеными;

4) дальнейших успехов без флота мы иметь не можем».

Таким образом, Генеральный штаб предложил царю и Совету государственной обороны единственно возможную в создавшейся обстановке стратегию: навязать Японии войну на истощение.

При таком сценарии господство на море не давало японцам никаких решительных преимуществ. Даже после Мукдена российская военная мощь была еще далеко не исчерпана, напротив – Маньчжурская армия постоянно усиливалась за счет прибывавших из внутренних округов подкреплений. Русская армия обладала более значительными резервами, нежели противник, что и должно было решить исход войны.

Впрочем, еще до подхода резервов наши дальневосточные войска не могли быть разгромлены по той простой причине, что назначенный вместо Куропаткина более компетентный командующий генерал Линевич сосредоточил армию на неприступных Сыпингайских высотах. Едва ли японский командующий маршал Ивао Ояма мог бросить свои войска в наступление на эти превосходно укрепленные позиции. То есть, инициатива уже начинала переходить к русским.

Следует упомянуть еще одно существенное обстоятельство: ясно видимые симптомы военной усталости начали проявляться прежде у японцев, а не у русских, о чем свидетельствовал тот факт, что японское правительство дважды – в январе и мае 1905 года – предпринимало попытки склонить Россию к заключению мира. С.Ю. Витте в мемуарах совершенно справедливо писал об ухудшении финансово-экономического положения Российской империи в ходе войны.

Тем не менее, российская финансовая система еще располагала внутренними резервами, в то время как японцы вели войну исключительно на кредиты, предоставленные банками США и Великобритании.

Западные державы посредством финансовой поддержки Японии вели собственную геополитическую игру, смысл которой состоял в том, чтобы максимально ослабить обе воюющие стороны. Поэтому Японии дали денег ровно столько, чтобы можно было вести боевые действия не более 16-18 месяцев. И это было очевидно не только для хорошо знавших предел возможностей противника российских генштабистов. Журнал «Русское товарищество» в одном из номеров за первую половину 1905 года опубликовал сатирическое стихотворение «В погоню за деньгами (песня японцев): «»Дядя Сэм» богат деньгами/ И считает нас друзьями/ Но не хочет нам помочь/ А без денег нам не в мочь/ Мы сожрали все, что было/ Вместо риса жрем уж мыло/ В долг корейцы не дают/ Так что нам пришел капут». Затяжная война, вне всякого сомнения, обернулась бы для микадо и его империи финансовым крахом. Увы, Николай II не принял рекомендаций Генерального штаба заставить противника воевать еще один год и тем самым довести его до экономического коллапса.

После 1917 года в широкий исторический обиход вошла теория, согласно которой царское правительство начало крайне непопулярную в народе войну ради наживы и поспешно заключило мир с Японией, чтобы развязать себе руки для подавления начавшейся революции. Действительно, разного рода либеральные и леворадикальные партии стремились в полной мере использовать поражения русской армии в своих политических интересах. Более того, левые экстремисты путем террора пытались взорвать страну изнутри.

Жертвами эсеровских террористов стали трое министров правительства России – Боголепов, Сипягин, Плеве, московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович, уфимский губернатор Богданович и многие другие. Как свидетельствовал в своих воспоминаниях один из лидеров эсеров В.М. Чернов, радикальным крылом партии вынашивались амбициозные, «максималистские» планы организации так называемого «массового аграрного террора».

Кроме того, на съезде в Женеве в декабре 1904 года ЦК ПСР принял резолюцию, смысл которой сводился к прямому подрыву военной мощи России. Слово В.М. Чернову: «В чем заключалась сущность нашей резолюции? Необходимо повсеместное выставление крестьянами политических требований и поддержание их отказом от исполнения правительственных распоряжений, в особенности отказом от дачи рекрутов и запасных».

От своих единомышленников слева не отставали либералы. П.Н. Милюков с гордостью вспоминал о том, как в мае 1905 года написал воззвание «к обществу и народу»: «Мое воззвание было проникнуто откликами на события момента. Закулисная сторона японской войны была мне хорошо известна, с ее высочайше одобренными рыцарями наживы, всеми этими Безобразовыми и Алексеевыми, по отношению к которым выражение «разбойничья шайка» не было риторикой». При этом Милюкову как-то не приходило в голову, что война началась с вероломного нападения японского флота на русские корабли в Порт-Артуре и Чемульпо, что правительство Кореи еще в 1885 году обращалось к России с просьбой о защите от внешнего агрессора, что тысячи павших солдат и офицеров сражались не за «Безобразовых и Алексеевых», а за Отечество.

Как ни парадоксально, но при анализе реальных исторических фактов можно прийти к выводу о том, что не революция подтолкнула Портсмутский мир, а, наоборот, Портсмутский мир подтолкнул революцию.

Несмотря на все старания либералов и левых экстремистов, вызвать действительно массовое революционное движение в военное время им не удалось. Вот примечательный фрагмент из воспоминаний Милюкова: «Я был в Петербурге и получил от имени Союза освобождения предложение участвовать в первом общественном протесте по поводу поражения при Цусиме. Но демонстрация плачевно провалилась. Часть публики разбежалась, как только поняла, что ее втягивают в политику. Подоспевшая полиция принялась за работу, и нам едва удалось скрыть в нашей маленькой кучке оратора, слишком выдававшегося своим костюмом, взъерошенной шевелюрой и громадной папахой». Столь же скептические оценки перспектив революции исходили от эсеров: Чернов в своей автобиографической книге «Перед бурей» писал об этом вполне определенно.

Таким образом, продолжение войны в соответствии с приведенными выше планами Генерального штаба и потенциальные военные успехи исключали возможность крупномасштабного революционного взрыва. Факт в том, что именно после заключения Портсмутского мира революция стала стремительно набирать обороты, достигнув эскалации в декабре 1905 года. Причины очевидны: унизительный мир стал демонстрацией слабости государственной власти, чем не преминули воспользоваться ее внутренние враги.

Председатель Совета государственной обороны великий князь Николай Николаевич, военный министр А.Ф. Редигер, начальник Генерального штаба Ф.Ф. Палицын, главнокомандующий Маньчжурской армией Н.П. Линевич настойчиво рекомендовали царю продолжать войну. Так отчего Николай II все же склонился к роковому решению заключить Портсмутский мир?

Подчеркнем, что настрой на прекращение войны планомерно создавался у главы государства усилиями заинтересованных лиц как внутри России, так и за ее рубежами. О соответствующем давлении со стороны западной дипломатии было достаточно сказано выше. Среди российских чиновников наиболее активное влияние на царя в пораженческом духе оказывал граф Витте. В этом смысле показательно отправленное им 28 февраля 1905 года Николаю II «всеподданнейшее письмо», в котором он откровенно запугивал его «страшными катастрофами», «расстройством финансового положения империи», «озлоблением и помрачением народного духа» и, конечно же, революцией: «По теперешнему времени войско нужно в самой России».

«Точечные» террористические акты эсеровских боевиков создали настоящую панику среди императорской свиты.

Советский военный историк Н.А. Левицкий, анализируя поражения русской армии в Маньчжурии, подчеркивал: «Основная причина – отсутствие твердого руководства боевыми действиями». Вероятно, данное утверждение вполне применимо и к государственной власти в целом.

Именно в переосмыслении трагического опыта прежних эпох есть настоятельная необходимость с точки зрения будущего русской цивилизации и государственности. Сегодня, когда внутреннее положение России все более напоминает эпоху Николая II, когда усиливающееся в обществе революционное брожение опасно совмещается с ясно слышимым грохотом барабанов надвигающейся мировой войны и потенциальной угрозой российским дальневосточным рубежам, уроки истории периода 1905, 1914 и 1917 годов заставляют глубоко задуматься каждого, кому небезразлична судьба нашей страны.

Русско-японская война. Казнь шпиона. 1905г.

Эксперт рассказал, кто победит в случае войны России с Японией

Доктор военных наук, генерал-полковник Анатолий Зайцев в статье для «Военно-промышленного курьера» рассказал, какие последствия могут наступить в случае войны России и Японии. По мнению эксперта, при сравнении сил двух стран, японская сторона имеет определенное превосходство — как в вооруженных силах, так и в личном составе.

Реклама

«Проведя сравнение сил и средств на Дальнем Востоке, мы видим явное превосходство Японии. По материалам открытой печати, на Дальневосточном ТВД у нас 25 подводных лодок, 10 боевых кораблей океанской морской зоны и 32 прибрежной. У Японии 66 кораблей, в том числе пять эсминцев-вертолетоносцев со сплошной полетной палубой и ангаром для самолетов типа F-35B, 18 подводных лодок, из них треть — новые. В наличии 7 ракетных, 8 десантных, 25 минно-тральных катеров, 5 морских танкеров, 2 корабля управления, 2 поисково-спасательных судна, 1 минный заградитель, 3 БДК и 2 малых десантных, порядка 180 самолетов и 140 вертолетов», — привел свои данный Зайцев.

При этом, по мнению автора материала, Токио не отказался от своих амбиций и «план Великая Япония до Урала» не отменялся. В связи с этим японская сторона может нанести внезапный удар по Сахалину и Южным Курилам в любой момент, потребовав отдать их обратно со ссылкой на Трактат о торговле в границах 1855 года.

США в то же время будут находиться в стороне и уговаривать Россию не применять ядерное оружие, не скрывая, однако, свой интерес к островам. В конечном итоге, считает эксперт, Токио учтет интересы Вашингтона, и «уже на следующий день» на Курильских островах появятся американские военные базы.

«В Японии постоянно внедряется мысль, что ядерная война страшна, но не так опасна и для государства в целом не смертельна. Необходимо помнить главное — очень многое зависит от правящей партии и лидера. Кто завтра будет у власти в Японии и какие планы он вынашивает — совершенно непредсказуемо», — заключил Зайцев.

Несмотря на обоснованность заявлений генерал-полковника, в социальных сетях на его статью среагировали очень неоднозначно. По мнению россиян, Японии изначально не стоит провоцировать Москву, иначе это может привести к печальным последствиям, сообщает ФАН, приводя конкретные цитаты пользователей.

«Пикнуть не успеют — камня на камне от Японии не останется. Даже нашему солдату высаживаться не нужно будет туда!» — пишет пользователь Александр Сухинин.

Некоторые даже продумали плюсы нынешней ситуации и подготовки нашей страны и приписали территорию Японии к России. «Вот тут России и пригодится выход США из договора по РСМД, а так же проводившиеся учения «Восток 2018″, после чего у России появится новая японская автономная республика (ЯАР)», — пишет один из комментаторов статьи.

Ранее глава Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов в эфире НСН также рассуждал на тему, почему власти Японии торопятся решить вопрос принадлежности спорной территории островов. По мнению эксперта, все дело в могилах и рыбном богатстве.

«Эта проблема существует потому, что еще есть бывшие жители этих островов, которые были маленькими детьми, когда их оттуда переселили.

У них там могилы родственников, они надеются в случае возврата островов Японии получить какую-то компенсацию от России за незаконную оккупацию. Об этом была утечка в японской газете. Кроме того, японские рыбаки, которые проживают на севере Японии, на острове Хоккайдо, хотят получить доступ к рыбным богатствам этих островов.

И они их получат, даже если два меньших острова будут переданы Японии. Это главное для простых жителей Японии, но их уже немного. Шесть тысяч человек осталось таких», — считает Кистанов.

Эксперт добавил, что на данный момент эта тема больше волнует политиков, нежели основную массу японцев. Больше всех старается премьер-министр Абэ, который хочет войти в историю как человек, который решил проблему, которую до него никто в Японии решить не мог. Именно поэтому он делает проблему возвращения островов и подписания мирного договора своим главным внешнеполитическим приоритетом.

Согласно опросам, проведенным газетой Nikkei, 42% японцев одобряет подписание мирного договора с Россией до решения вопроса о дальнейшей судьбе Южных Курил, в то время как 46% его отвергли. Более того, 10% жителей страны вообще не заинтересованы в островах — они выступают за заключение договора без передачи территорий или с передачей меньшей части юга Курил.

Согласно опросу ВЦИОМ, в России позиции «за» и «против» распределились несколько иначе — большинство настроены не отдавать Японии Курилы. Так, 77% россиян выступает против передачи островов. Отметим, что 29% считает, что законность принадлежности островов России не подлежит сомнению, так как наша страна отвоевала эти территории.

Япония против России: Чем закончится конфликт из-за Курил? (ВИДЕО)

США издавна вынашивают планы установления полного контроля над Азиатско-Тихоокеанским регионом, рассматривая его как трамплин для обеспечения своего мирового господства.

Южная Корея и Япония — два государства, которые, как и европейские страны, зависят от своего «большого брата». И еще более зависимыми они становятся на фоне действий официальных лиц США по нагнетанию ситуации вокруг КНДР.

И если с Южной Кореей в данном контексте все более-менее ясно — в случае удара США по КНДР она будет играть роль живого щита и примет на себя всю тяжесть ответного удара своих северных братьев, то в случае с Японией далеко не все так однозначно.

Милитаризация Страны восходящего солнца — длительный и целенаправленный процесс, который никак не мог и не может проходить без молчаливого согласия Америки. Ведь именно США сначала запретили иметь Японии собственную армию и, по сути, оккупировали ее острова, а теперь продают ей высокотехнологичное оружие.

На вооружении сил самообороны Японии стоят современные самолеты (пресловутые F-22 и F-35), противокорабельные ракетные комплексы, целые системы ПВО и ПРО (радары, которые, кстати, сканируют значительную часть территории России и Китая).

В 2014 году, как известно, японское правительство добилось разрешения для своих сил самообороны действовать за рубежом, превратив их, де-факто, в полноценную армию. А военный бюджет Японии в 2017 году достиг рекордной отметки — 43,5 млрд долларов. И это без учета финансовой помощи от США, которая выделяется на японские силы самообороны ежегодно с 1951-го года.

Более того, многие в правящих структурах Страны восходящего солнца так или иначе заявляют о своих реваншистских взглядах.

Только вот направлена обида от поражения во Второй мировой войне не на тех, кто впервые сбросил на головы их предков ядерную бомбу, а на Россию, как хозяина Курильских островов.

Проблема Курил, или как говорят в Японии, «Северных территорий», не дает покоя японским политикам, и, как следствие, практически всем жителям страны.

Плюс к этому японские СМИ регулярно публикуют материалы, в которых говорится о невозможности мирно договориться с Россией о передаче всех четырех островов Курильской гряды (на меньшее восточные соседи не согласны), неэффективности соглашения об экономическом сотрудничестве между Россией и Японией на территории Курил, размещении российского военного контингента на Сахалине. Стоит напомнить, что США давно научились вести войны чужими руками.

Ирак, Сирия, Ливия, Южная Осетия, Украина — значительная часть этих конфликтов являются фронтами в гибридной войне с Россией. Действия США по «координации» политического и военного курса Японии (ведь никто не думает, что оккупированная страна может самостоятельно принимать такие решения?) напоминают подготовку хозяином очередного исполнителя для грязной работы.

Ведь не просто так японская армия активно вооружается, а среди жителей страны нагнетаются антироссийские настроения и желание во что бы то ни стало заполучить Курильские острова.

Если это действительно так, то Японии следует отказаться от идеи стать «верным псом» США, спущенным с цепи ради эфемерных целей вернуть былое величие путем военного конфликта с Россией.

Сиюминутные амбиции потомков самураев, на которых играет американское правительство, явно не стоят сотен тысяч, а, возможно, и миллионов жертв среди японской армии и населения. Ведь защита суверенитета Российской Федерации гораздо важнее, чем отстаивание собственных интересов в других регионах вдали от государственных границ.

В случае прямого посягательства на российскую территорию ответ будет незамедлительный, и, скорее всего, «слегка» асимметричный.

Такой конфликт, в перспективе, перерастет в полноценную войну, где не будет времени разбираться в гуманитарных нормах и женевских конвенциях, а у России на одних Курилах достаточно средств, чтобы потопить весь японский флот и сбить значительную часть самолетов. Что будет в случае полноценного вступления в войну против государства-агрессора (чего не случалось с 1945-го года), думаю, и так всем понятно.

Поэтому Японии стоит задуматься о способах выхода из зоны влияния США и отказаться от своих нереализованных имперских амбиций.

А еще воинственным сынам Ямато стоит вспомнить, например, иракских курдов, которых «американские друзья» бросили, как состарившегося пса, отслужившего свое.

К тому же, руководству Японии стоит осознавать, какой трагедией для их подданных станет участие в настоящей войне. Речь идет не только о боевых и сопутствующих потерях.

Огромное давление будет оказано на японскую экономику, неспособную в кратчайшие сроки встать на военные «рельсы». Это, в свою очередь, может привести к резкому снижению уровня жизни японского народа и даже гуманитарной катастрофе на территории всех островов.

Готово ли правительство Японии рискнуть жизнями своих граждан ради иллюзии «былого величия» и геополитических целей США? Думаю, все здравомыслящие жители стран Азиатско-Тихоокеанского региона надеются на отрицательный ответ.

Читайте также: Сирия: Страх перед Армией России остановил наступление боевиков США