Кровавое воскресенье кто отдал приказ

Содержание

Кровавое воскресенье 9 января 1905 года

Власть одного человека над другим губит прежде всего властвующего.

Кровавое воскресенье – массовое шествие рабочих 9 января 1905 года к царю, чтобы вручить Грамоту с требованиями. Демонстрация была расстреляна, а ее зачинщик поп Гапон бежал из России. По официальным данным в этот день было убито 130 человек и несколько сотен ранено. О том, насколько эти цифры правдивые, и насколько события кровавого воскресенья оказались важными для России, я кратко расскажу в данном материале.

3 января 1905 года на Путиловском заводе начался мятеж. Это было следствием ухудшения социального положения рабочих в России, а причиной стало увольнение некоторых работников Путиловского завода. Началась стачка, которая всего за несколько дней охватила всю столицу, фактически парализовав ее работу. Мятеж получил массовость во многом благодаря «Собранию русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга». Организацией руководил священник Георгий Гапон. К 8 января, когда в мятеж было вовлечено боле 200 тысяч человек, было решено идти к царю, чтобы доставить ему «требования народа». Документ содержал следующие разделы и требования.

Петиция народа к царю

Группа Требования
Меры против невежества и бесправия народа Освобождение всех, пострадавших от политических убеждений
Объявление свобод и неприкосновенности личности
Общее народное образование за счет государства
Ответственность Министров перед народом
Равенство всех перед законом
Отделение церкви от государства
Меры против народной нищеты Отмена косвенных налогов
Отмена выкупных платежей за землю
Исполнение всех государственных заказов внутри страны, а не за границей
Прекращение войны
Меры против гнета капитала над рублем Отмена фабричных инспекторов
Создание на всех заводах и фабриках рабочих комиссий
Свобода профсоюзов
8-ми часовой рабочий день и нормирование сверхурочной работы
Свобода борьбы труда с капиталом
Увеличение заработной платы

Только меры против гнета капитала над рублем могут быть назваными «рабочими», то есть теми, которые реально волновали восставших фабричных рабочих. Первые же 2 группы никак не связаны с позицией рабочих, и очевидно были внесены при давлении революционных организаций. Более того именно первые 2-е группы требований создали кровавое воскресенье, которое начиналось в виде борьбы за права рабочих, а заканчивалось в виде борьбы с самодержавием. Свобода прессы, свобода политических партий, немедленное окончание войны, отмена косвенных налогов, амнистия политзаключенных, отделение церкви от государства – как все это связано с требованиями рабочих и с их нуждами? Худо-бедно некоторые пункты можно связать с нуждами фабрикантов, но как, например, повседневная жизнь рабочих связана с отделением церкви от государства и амнистией всех политических заключенных? А ведь именно эти 2 пункта перевели митинг в разряд революции…

Ход событий

Хронология событий января 1905 года:

  • 3 января – мятеж на Путиловском заводе в ответ на увольнение работников. Во главе мятежа – поп Гапон, председатель Собрания.
  • 4-5 января – разрастание мятежа по другим заводам и фабрикам. Вовлечено более 150 тысяч человек. Остановлена работа практически всех заводов и фабрик.
  • 6 января – существенных событий не было, поскольку отмечался праздник «Крещение».
  • 7 января – мятежом охвачено 382 предприятия Петербурга, поэтому события можно было назвать всеобщими. В этот же день Гапон озвучивает идею массового шествия к царю, чтобы передать требования.
  • 8 января – Гапон передает копию Обращения к царю министру юстиции – Н.В. Муравьеву. Правительство с утра стягивает армию в город и перекрывает центр, поскольку очевиден революционный характер требований.
  • 9 января – массовое шестое колоннами к Зимнему дворцу. Расстрел демонстрации правительственными войсками.

Хронология кровавого воскресенья позволяет сделать парадоксальный вывод – события были провокацией, причем обоюдной. С одной стороны были полицейские органы России (хотели показать, что могут решить любую проблему и припугнуть народ), а с другой стороны революционные организации (им нужен был повод, чтобы стачка переросла в революцию, и можно было открыто выступать за свержение самодержавия). И эта провокация был успешной. Были выстрелы со стороны рабочих, были выстрелы со стороны армии. В результате началась стрельба. Официальные источники говорят о 130 погибших. В действительности жертв было намного больше. Пресса, например, писала (в дальнейшем эту цифру использовал Ленин) о 4600 погибших.

Гапон и его роль

После начала стачек большое влияние приобрел Гапон, который руководил Собранием русских фабрично-заводских рабочих. Тем не мене говорить, что Гапон был ключевой фигурой кровавого воскресенья нельзя. Сегодня широко распространяется идея, что священник был агентом царской охранки и провокатором. Об этом говорят многие видные историки, но еще ни один из них не привел ни единого факта в доказательство этой теории. Контакты между Гапоном и царской охранкой были в 1904 году и сам Гапон этого не скрывал. Более того об этом знали и люди, входившие в Собрание. Но нет ни одного факта, что на январь 1905 года Гапон был царским агентом. Хотя после революции этим вопросом активно занимались. Если уж большевики не нашли в архивах никаких документов, связывающих Гапона со спец службами, то таковых действительно нет. А значит эта теория несостоятельна.

Гапон выдвинул идею создания петиции к царю, организации шествия, и даже сам возглавил это шествие. Но он не управлял процессом. Если бы он действительно был идейным вдохновителем массового подъема рабочих, то в прошении к царю не было бы тех революционных пунктов.

После событий 9 января Гапон бежал за границу. Он вернулся в Россию в 1906 году. Позже был арестован эсерами и казнен на сотрудничество с царской полицией. Случилось это 26 марта 1906 года.

Действия властей

Действующие лица:

  • Лопухин – директор департамента полиции.
  • Муравьев – министр юстиции.
  • Святополк-Мирский – министр внутренних дел. В результате сменен на Трепова.
  • Фуллон – градоначальник Петербурга. В результате сменен на Дедюлина.
  • Мешетич, Фуллон- генералы царской армии

Что касается стрельбы, то она была неизбежным следствием вызова войск. Ведь не для парада же их вызывали?

До конца дня 7 января власти не рассматривали народный мятеж в качестве реальной угрозы. Вообще не предпринималось никаких шагов для наведения порядка. Но 7 января стало понятно, с какой угрозой столкнулась Россия. Утром обсуждается вопрос введения в Санкт-Петербурге военного положения. Вечером проходит собрание всех действующих лиц и принимается решение о вводе войск в город, но не вводится военное положение. На этом же заседании поднимается вопрос об аресте Гапона, но от этой идеи отказались, не желая еще больше провоцировать народ. В дальнейшем Витте писал: «а заседании было решено, чтобы рабочих манифестантов не допускать далее известных пределов, находящихся на Дворцовой площади».

К 6 часам утра 8 января в город было введен 26,5 пехотных рот (порядка 2,5 тысяч человек), которые начали располагаться с целью «не допустить». К вечеру был утвержден план расположения войск вокруг Дворцовой площади, но конкретного плана действий не было! Была только рекомендация – не допускать людей. Поэтому фактически все отводилось на откуп армейским генералам. Они и решили…

Стихийный характер шествия

Большинство учебников истории говорит, что восстание рабочих в Петрограде было стихийным: рабочие устали от произвола и увольнение 100 человек с Путиловского завода стало последней каплей, которая вынудила рабочих на активные действия. Говорится о том, что рабочих возглавил только священник Георгий Гапон, но никакой организации в этом движении не было. Единственное чего хотели простые люди – донести до царя тяжесть своего положения. Тут есть 2 момента, которые опровергают эту гипотезу:

  1. В требованиях рабочих больше 50% пунктов составляют требования политические, экономические и религиозные. Это никак не связано с повседневными нуждами фабрикантов, и указывает, что за ними были люди, которые использовали недовольство людей для разжигания революции.
  2. Мятеж, который перерос в «кровавое воскресенье» случился за 5 дней. Была парализована работа всех фабрик Петербурга. В движении приняло участие более 200 тысяч человек. Разве может такое произойти стихийно и само собой?

3 января 1905 года вспыхивает восстание на Путиловском заводе. В него вовлечено порядка 10 тысяч человек. 4 января бастовало уже 15 тысяч человек, а 8 января – порядка 180 тысяч человек. Очевидно, что для остановки всей промышленности столицы и начала бунта 180 тысяч человек нужна была организация. Иначе за такой короткий сроки ничего бы не получилось.

Роль Николая 2

Николай 2 очень противоречивая фигура в русской истории. С одной стороны сегодня его оправдывают все (даже канонизировали), но с другой стороны распад Российской Империи, кровавое воскресенье, 2 революции – это прямое следствие его политики. Во все важные для России исторические моменты Никола 2 самоустранялся! Так было и с кровавым воскресеньем. 8 января1908 года уже все понимали, что в стране в столице происходят серьезные события: в стачках принимают участия более 200 тысяч человек, промышленность города остановлена, начали активничать революционные организации, принимается решение ввести армию в город и даже рассматривается вопрос о введении в Петрограде военного положения. И в такой сложной ситуации царя 9 января 1905 года в столице не было! Историки сегодня объясняют это 2-мя причинами:

  1. Опасались покушения на императора. Допустим, но что мешало царю, который отвечает за страну, находиться в столице под усиленной охраной и руководить процессом, принимая решения? Если боялись покушения, то можно было не выходить к людям, но император просто обязан в такие моменты руководить страной и принимать ответственные решения. Равносильно, если бы при обороне Москвы в 1941 году Сталин уехал и даже не интересовался, что там происходит. Такое даже допустить невозможно! Николай 2 именно так и сделал, и его при этом еще пытаются оправдать современные либералы.
  2. Николай 2 заботился о своей семье и устранился, чтобы защитить семью. Аргумент явно высосан из пальца, но допустим. Возникает 1 вопрос – к чему все это привело? Во время февральской революции Николай 2 точно также, как и при кровавом воскресенье, устранился от принятия решений – в итоге потерял страну, и именно из-за этого его семью расстреляли. В любом случае – царь ответственен не только за семью, но и за страну (вернее, прежде всего за страну).

События кровавого воскресенья 9 января 1905 года они наиболее четко выделяют причины, по которым распалась Российская Империя – царю было глубоко наплевать на происходящее. 8 января все знали, что будет шествие к Зимнему дворцу, все знали, что оно будет многочисленным. Готовясь к этому, вводится армия, издаются (хотя и незаметные для масс) указы, запрещающие шествия. В такой важный для страны момент, когда все понимают, что готовится серьезное событие – царя нет в столице! Можно себе такое представить, например, при Иване Грозном, Петре 1, Александре 3? Нет, конечно. Вот и вся разница. Николай 2 был «местным» человеком, который думал только о себе и семье, а не о стране, ответственность за которую он нес перед Богом.

Кто отдал приказ стрелять

Вопрос о том, кто отдал приказ стрелять во время кровавого воскресенья один из самых сложных. Достоверно и точно можно сказать только одно – Николай 2 такого приказа не отдавал, потому что никак не руководил этими событиями (о причинах говорили выше). Версия о том, что стрельба была нужна правительству также не выдерживает проверки фактами. Достаточно сказать, что 9 января со своих постов были снят Святополк-Мирский и Фуллон. Если предположить, что кровавое воскресенье было провокацией правительства, то отставки главных героев, которые знают правду, нелогичны.

Речь скорее может идти о том, что власть не ожидала такого (в том числе и провокаций), но она должна была это ожидать, особенно когда в Петербург были введены регулярные войска. Дальше армейские генералы просто действовали в соответствии с приказом «не допускать». Они и не допускали продвижения людей.

Значение и исторические последствия

События кровавого воскресенья 9 января и расстрел мирной демонстрации рабочих стали страшным ударом по позициям самодержавия в России. Если до 1905 года никто вслух не произносил, что России царь не нужен, а говорили максимум о созыве Учредительного собрания, как средства влияния на политику царя, то после 9 января уже открыто начались провозглашаться лозунги «Долой самодержавие!». Уже 9 и 10 января начали образовываться стихийные митинги, где главным объектом критики был Николай 2.

Второе важно последствие расстрела демонстрации – начало революции. Несмотря на стачки в Петербурге это был всего 1 город, но когда армия расстреляла рабочих – вся страна взбунтовалась и выступила против царя. И именно революция 1905-1907 годов создала тот базис, на котором строились события 1917 года. И все это из-за того, что Николай 2 в критические моменты страной не управлял.

Источники и литература:

  • История России под редакцией А.Н. Сахорова
  • История России, Островский, Уткин.
  • Начало первой русской революции. Документы и материалы. Москва, 1955.
  • Красная летопись 1922-1928.

Кто сделал первый выстрел? Альтернативные версии событий Кровавого воскресенья

Сергей Глезеров Наследие 15 Января 2020

Большинство из нас со школьной скамьи знают одну- единственную версию: мирное шествие рабочих к Зимнему дворцу с петицией царю было расстреляно по его же приказу. Однако сегодня параллельно с «классической» можно услышать и другую трактовку: мол, не войска первыми открыли огонь — они ответили на выстрелы из толпы. Наш разговор о версиях Кровавого воскресенья мы продолжаем с заведующим кафедрой истории Горного университета кандидатом исторических наук Сергеем РУДНИКОМ. По его мнению, что бы ни говорили сегодня о подоплеке тех событий, главная вина за случившееся лежит на власти: она не пожелала идти на диалог с обществом. И в этом, безусловно, важнейший исторический урок.

Художник Владимир Маковский тоже был свидетелем событий Кровавого воскресенья, только на Васильевском острове. РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

— Сергей Николаевич, что вы скажете по поводу того, что первыми начали стрелять демонстранты?

— Согласно этой версии, среди них были агенты полиции, которые намеренно провоцировали беспорядки. Зачем? Властям нужен был повод, чтобы покончить с нараставшим революционным движением.

Чтобы понять происходившее, вспомним о царившей тогда обстановке. В стране было очень тревожно. Крестьянские волнения, рабочие стачки, подпольное террористическое движение: летом 1904 года был убит министр внутренних дел Вячеслав Плеве. Власти, пытаясь удержать ситуацию под контролем, прибегли к созданию легальной сети рабочих организаций, которую, говоря современным языком, «курировал» чиновник департамента полиции Сергей Зубатов.

Бурлит и либеральная интеллигенция. Осенью в 34 городах произошли так называемые банкетные компании — собрания по случаю 50-летия выхода судебных уставов Александра II. Все эти застолья с шампанским неизменно заканчивались принятием петиций с требованием конституции и представительного учреждения. Слово «петиция» в ту пору вообще было очень модным… И все это бурление внутри страны происходит на фоне войны с Японией, в которой русская армия отнюдь не побеждает.

— А есть ли доказательства, что это была полицейская провокация?

— Очень слабые. Обычно речь идет о том, что Гапон был провокатором: и его «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», и сам он лично получали деньги от полиции. Но свидетельств этому нет. В серьезных исторических исследованиях вопрос финансирования гапоновской организации остается непроясненным. Источники подтверждают лишь факт получения Гапоном ста рублей от Зубатова в апреле 1903 года. Все остальное — домыслы.

Конечно, Гапон не мог создать свою организацию без разрешения полиции, и на открытии его общества присутствовал сам петербургский градоначальник Иван Александрович Фуллон. Сейчас не будем вспоминать о том, что уже после событий 9 января, бегства Гапона за границу, потом его возвращения в конце 1905 года он уже вступил в непосредственные отношения с полицейским руководством, чтобы восстановить свою организацию. Чем это закончилось — известно: его соратники-рабочие, узнав об этом, убили его…

Есть и еще одна версия: Кровавое воскресенье было провокацией революционеров, хотевших вызвать власти на жесткие действия и тем самым разжечь пожар народного недовольства.

В канун 1905 года охранка была напугана сведениями о появлении в Петербурге таинственного революционного комитета. Кроме того, 6 января во время водосвятия случилось недоразумение: одна из пушек, дававшая салют, выстрелила не холостым, а боевым зарядом. Осколками ранило одного городового и выбило несколько стекол в Зимнем дворце. В полиции заговорили о несостоявшемся покушении на царя… В тот же день в 16.00 Николай II уехал в свою загородную резиденцию в Царское Село.

Впоследствии на вопрос, на что он и его соратники надеялись, Гапон отвечал: ожидали, что к нам выйдет царь, мы все падем на колени, вручим ему петицию, произойдет единение государя и народа. По всей видимости, он сам не представлял, как действовать дальше, и поступал интуитивно, по ситуации.

Кстати, несмотря на раскол в среде социал-демократов (на меньшевиков и большевиков), все они выступали против гапоновской идеи шествия к царю, считая, что надо не просить царя выполнить требования рабочих, «а сбросить его с престола». Но именно социал-демократы настояли на включении в петицию фактически своей «программы-минимум» — вплоть до созыва Учредительного собрания на основе всеобщего и равного избирательного права. Поэтому обращение начиналось вполне верноподданнически — с мольбы о помощи, а заканчивалось требованием политических свобод.

Перед тем как покинуть Петербург, Николай II поручил своему дяде великому князю Владимиру Александровичу, шефу гвардии, отвечать за порядок в столице. Тот много читал о Великой Французской революции и считал, что «вернейшим средством излечения народа от конституционных увлечений является повешение сотни недовольных на глазах их товарищей». Эти его слова пересказал впоследствии журналисту «Дейли телеграф» один из чиновников.

В предотъездной суматохе, когда царь покидал Петербург, забыли спустить царский штандарт над Зимним дворцом. До сих пор причина этого неизвестна. Может быть, нарочно?..

— А раз штандарт не спущен — значит, государь во дворце?

— Разумеется. В последний момент, 8 января, на улицах были расклеены маленькие объявления о том, что всякие шествия запрещаются. Крупные типографии, которые могли бы напечатать афиши большого размера, бастовали…

Справедливости ради: Николай II не отдавал приказа стрелять в народ — он велел не допустить шествия, но Владимир Александрович проявил рвение: усилил охрану Зимнего дворца, вызвал 18 батальонов пехоты, 23 эскадрона, 8 сотен кавалерии.

Накануне рабочие, организовавшие шествие, договорились: никто с собой никакого оружия не берет, даже перочинных ножей. Личный телохранитель Гапона кузнец Иван Васильев оставил жене прощальное письмо, которое начиналось словами: «Если я не вернусь и не буду жив, то, Нюша, ты не плачь…». Как в воду глядел… Как раз он и прикрыл собой Гапона, когда началась пальба по демонстрантам.

Шествие было назначено на 9 января. Почему именно на этот день? Это было воскресенье, выходной. Накануне многие чувствовали: завтра что-то произойдет.

Группа известных литераторов, в том числе Максим Горький, Иннокентий Анненский, Арнольд Гессен, добилась приема у влиятельного, хотя и отставленного от дел, Сергея Витте. Он сказал, что повлиять ни на что не может, но связался с министром внутренних дел Святополк-Мирским. Однако тот отказался принимать делегацию.

Хроника дальнейших событий хорошо известна. 9 января три колонны демонстрантов были встречены огнем и шашками — на Дворцовой площади, у Нарвских ворот и возле Академии художеств. Да, сегодня можно услышать мнения публицистов, что солдаты и полицейские были обстреляны из толпы, а потому были вынуждены открыть огонь. Однако неизвестно ни об одном раненом или убитом представителе власти в тот день.

Если бы таковые были — об этом, несомненно, сообщили бы в газетах, указав их имена. Они были бы зафиксированы и в других документах. Когда в 1880 году Степан Халтурин устроил взрыв в Зимнем дворце и погибли солдаты Финляндского полка — их похоронили с воинскими почестями, имена всех были названы. А здесь — ни одного!

— А вот об убитых горожанах известно…

— Виталий Старцев, крупнейший специалист по истории российских революций, отмечал, что среди погибших 9 января было много женщин, стариков и детей. Только в Обуховскую больницу было доставлено семь детских трупов. Об этом говорится, в частности, в вузовском учебнике по истории СССР, одним из авторов которого был Виталий Иванович.

Есть сотни воспоминаний о том, как казаки на конях врезались в толпу и рубили шашками направо и налево. Максим Горький вспоминал, что он был в колонне рядом с архитектором Леонтием Бенуа и какой-то «голубоглазый драгун со светлыми усиками» все время пытался попасть тому в голову, когда он пытался поднять с земли раненного в ногу рабочего. Жизнь Леонтия Бенуа спас какой-то рабочий, отвлекший внимание драгуна и принявший удар на себя. Можно ли не доверять словам Горького?

Есть, правда, письмо в редакцию журнала «Вопросы истории», опубликованное в одном из номеров 1996 года. Некая И. А. Исакова ссылалась на москвичку Марию Гавриловну Пластинину, которая под «страшным» секретом рассказывала ей еще в начале 1960-х годов, что она, будучи девятнадцатилетней ткачихой, 9 января «попала в самые первые ряды и оказалась прямо перед цепью солдат, мешающих толпам рабочих подойти к Зимнему дворцу». Вдоль строя ходил красивый молодцеватый офицер, все было тихо и мирно, однако внезапно к нему подошел из толпы «чисто одетый человек». Офицер остановился и поднял голову, ожидая, по-видимому, какого-то вопроса. Но подошедший без всяких слов выхватил револьвер и в упор выстрелил в офицера. Тот упал, после чего солдаты начали стрелять в толпу и в воздух.

«Я случайно уцелела. О том, что случилось, я позже, уже году в 30-м, рассказала Александре Михайловне Коллонтай, с которой была хорошо знакома, — поведала Мария Пластинина. — Она внимательно меня выслушала и сказала: «Маша, никому об этом больше не рассказывай. Это тебе может очень сильно навредить».

Картину «Расстрел народа перед Зимним дворцом 9 января 1905 г.» художник Иван Владимиров создал к 20-летию первой русской революции на основе зарисовок, сделанных непосредственно в дни трагических событий. В 1939 году он повторил это полотно для советского павильон на Всемирной выставке в Нью-Йорке / Репродукция. Фото автора

— Этому свидетельству можно доверять?

— Трудно сказать. Оно ничем не подтверждено.

Говорят, что в солдатских казармах намеренно распространялся слух: мол, среди рабочих, идущих к Зимнему дворцу, будут террористы, мечтающие взорвать дворец, а царя убить. Полицейские утверждали, что, перед тем как открыть огонь по толпе, они требовали от людей разойтись.

Как бы то ни было, но общество и весь мир увидели эти трагические события глазами художников Константина Маковского и Валентина Серова, писателя Максима Горького. Автором же самого словосочетания «Кровавое воскресенье» был английский журналист Гилан из «Дейли телеграф», который сам следил за всем происходившим. Общество негодовало. Активная деятельница либерального «Союза освобождения» Ариадна Тыркова записала после 9 января о Николае II: «Убить его, убрать, чтобы не душил Россию окровавленными цепями».

Искусствовед Николай Врангель вспоминал, что расспрашивал двух своих друзей-генералов, наблюдавших за событиями из одного и того же окна Генштаба. Следовательно, они видели одно и то же, а между тем оценки они дали радикально противоположные. На вопрос, была ли необходимость открыть огонь, один ответил: «Безусловно, а то толпа смела бы войско». «Ни малейшей», — ответил другой…

Художник Иван Владимиров, который был непосредственным свидетелем событий, выстрелов из толпы по стражам порядка не зафиксировал. Но увиденное он оценил как «бесподобное массовое убийство».

Причем, по его словам, власти, по-видимому, предвидели результат своих действий, поскольку не более чем через десять минут после залпов появились кареты «скорой помощи» «и дюжина фельдшеров и санитаров спешно подбирали раненых». И далее: «Сейчас же приехали ломовые подводы, красные сани, в которых возят мясные туши. Убитых «верноподданных царя» свалили на возы, прикрыли брезентами и под усиленным конвоем «героев дня» — конных и пеших городовых — увезли»…

Нет сомнения, что среди противников самодержавия действительно были те, кто мечтал разжечь пожар революции. И она действительно началась: уже вечером 9 января Петербург покрыли баррикады. Рабочие, которые с утра собирались на шествие, вечером, как отмечали очевидцы, говорили: «Царь нам всыпал, но и мы ему всыплем!».

Поэтому мне сегодня кажется странным, когда некоторые историки создают несколько сусальный, лубочный образ Николая II. Да, в народе потом ходили слухи, что царь плачет, раскаивается за содеянное, готов чуть ли не постричься в монахи… В реальности — ничего подобного.

9 января 1905 года царь записал в дневнике: «Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!».

Можно ли принять эти его слова за раскаяние? И найти в них нотки сочувствия по отношению к погибшим? Позже он никогда не возвращался к этой истории и не сожалел о том, что не предотвратил трагедию.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 005 (6603) от 15.01.2020 под заголовком «Первый выстрел».

Поделиться

Материалы рубрики

18 Апреля, 08:00

Зажали «свинью» в клещи. Ледовое побоище на Чудском озере

17 Апреля, 13:25

Бомбы в плетеной корзине. Как в Петербурге у сестры милосердия нашли взрывчатку

Кровавое воскресение. Виноват ли царь в пролитии крови?

Казалось бы, событие произошло давно. До сих пор выходят научные статьи и книги. Появляются новые факты, которые позволяют понять что происходило на самом деле, минуя пропагандистские штампы, преподаваемые нам со школьной скамьи. Большинство читателей изучали историю по советским учебникам, которые весьма тенденциозно оценивали те или иные исторические события. Многие данные были засекречены и оказываются в распоряжении исследователей в наше время.

Но в сознании большинства живут стереотипы прошлого, основанные уже на неактуальных знаниях, а иногда и попросту исторических подлогах и пропагандистских мифах.Сейчас интересующийся той или иной проблематикой человек спокойно может найти большой спектр информации по интересующей его теме.

Но так было не всегда. Раньше существовало очень большое доверие печатному слову (газеты, журналы). Оно ассоциировалось с официальными документами (манифествами, заявления губернаторов, или самого царя).

Большой кредит доверия печатным СМИ продолжилось и в Советском Союзе, где порой обыватель верил разным небылицам и слухам , выходившим в печать различной прессы, которая была ему доступна.

А теперь представьте, что источники различных слухов, агитации пришли к власти. И вполне закономерно, мировоззрение данных людей, агитационные материалы, программные статьи, их видение текущей ситуации становится официальной пропагандой, которая является непреложной истиной, а все остальные позиции и видения маргинализируются и объявляются вне закона.

Именно так и произошло когда сначала случился переворот в Феврале 1917 года, а в октябре страна окончательно погрузилась в хаос, последствия которого мы не можем преодолеть сегодня.

Что коммунистические идеологические штампы, что западные, шедшие в нашу страну через диссидентов, не отличались объективностью. Зачастую они имели один и тот же вектор — скрыть неприглядные страницы за красивой агитационной картинкой, дискредитация исторических деятелей, внесших большой вклад в историю нашей страны.

Шел 1905 год. Идет Русско-японская война. Путиловский завод выполняет важный военный заказ. И вдруг совершенно «случайно» во время войны начинает бастовать один из стратегических промышленных центров. Попробуйте представить себе забастовку на военном заводе в 1943 году в период Великой Отечественной войны. Что же сделали бы с бастующими? Ответ очевиден — расстрел на месте без суда и следствия.

Но почему то в «тюрьме народов» с рабочими ведутся переговоры. Также можно посмотреть на передовой опыт западных стран по решению этой проблемы.

Англичане подавляли Дублинское восстание рабочих.

Здесь можно тоже можно посмотреть на фото масштабы подавления выступлений в цивилизованной Европе

Фигура Георгия Гапона,

Георгий Аполлонович Гапон (5 февраля 1870, село Белики, Кобелякский уезд, Полтавская губерния — 28 марта (10 апреля) 1906, Озерки, Санкт-Петербургская губерния) — священник Русской православной церкви, политический деятель и профсоюзный лидер

священника петербургской пересыльной тюрьмы, возглавившего «мирное шествие», связывается историками одновременно и с Охранным отделением Жандармского корпуса, и с социал-демократическими партиями (в лучших традициях того времени он, вероятнее всего, был двойным агентом). Так или иначе, Гапон создал «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», быстро наращивавшее количество своих членов. Организация, поначалу имевшая вид некоего клуба для проведения досуга, начала постепенно превращаться в политическую, со вполне чётко выраженной позицией. Событиям 9-го января предшествовало увольнение в декабре 1904-го года четырёх рабочих Путиловского завода, состоявших в «Собрании».

Надо сказать, что Путиловский завод был огромным по тем временам, предприятием, работавшим, как теперь принято говорить, на «оборонку». Директор завода пытался уладить конфликт, однако рабочие, под влиянием руководства «Собрания», решили начать забастовку. 2-го января 1905-го года Путиловский завод остановил работу.

К стачке в течение последующих нескольких дней присоединились рабочие других столичных заводов. 3 января 1905 года начинается забастовка.

«Используется принцип цепной передачи: рабочие с одного завода врываются на другой и агитируют за забастовку; к тем, кто отказывается бастовать, применяются угрозы и физический террор». (Романов Б. А. Январская забастовка 1905 г. в Петербурге. (Материалы для календаря) // Красная летопись. — Л., 1929. — № 6 (33). — С. 25—44.)

Об этом министр Юстиции Муравьев писал министру внутренних дел Святополк-Мирскому:

«На некоторых заводах сегодня утром рабочие хотели приступить к работам, но к ним пришли с соседних заводов и убедили прекратить работы. После чего и началась забастовка».

Питерским рабочим руководителями «Собрания» было объявлено, что на воскресенье, 9-го января, назначен молебен за здравие царской семьи и мирное шествие к Зимнему дворцу, с целью передачи государю петиции от рабочих. На самом же деле планировалось под прикрытием невооруженных масс произвести кровавые провокации со стрельбой в полицию и взрывом бомб.

Для нагнетания остроты ситуации революционерами в текст петиции, кроме экономических, были внесены также политические требования о созыве Учредительного собрания, прекращении войны с Японией и отделении Церкви от государства. Разумеется, всё это делалось с расчётом на дестабилизацию Российской империи изнутри, революцию и начало гражданской войны в стране. Накануне шествия на митинге Гапон заявил:

«Если… не пропустят, то мы силой прорвемся. Если войска будут в нас стрелять, мы будем обороняться. Часть войск перейдет на нашу сторону, и тогда мы устроим революцию. Устроим баррикады, разгромим оружейные магазины, разобьем тюрьму, займем телеграф и телефон. Эсеры обещали бомбы… и наша возьмет». (отчет о демонстрации в «Искре» № 86)

Г. Гапон и Градоначальник Петербурга И. А. Фуллон в «Собрании русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга» Однако в целом, изначально, власти смотрели на предстоящее шествие совершенно спокойно, учитывая тот факт, что его, вроде как, организовывал священник.

Такое лояльное отношение продлилось вплоть до 7 января. Итак, через сутки, уже 4 января, к забастовке присоеденились Обуховский и Невский заводы. Начался массовый тираж агитационных материалов от Петербургского комитета РСДРП. Материалы, как правило, распространялись в среде военных заводов, то есть тех заводов, которые выполняли военные заказы для нужд русско-японской войны. Преимущественно среди рабочих франко-русского судостроительного завода. Очень странная закономерность.

Сорвать военные заказы – главная цель забастовок.

Через двое суток, 6 января, произошло ключевое событие во всей этой истории – Николай II покинул Петербург. Это общеизвестный факт, однако немногие знают, почему Царь принял такое решение. Дело в том, что 6 января на него было совершено покушение, которое так описал генерал А.А Мосолов:

«В день Крещения, 6 января, Государь с блестящей свитой, предшествуемый духовенством и митрополитом, вышел из Зимнего Дворца и отправился к беседке, устроенной на Неве, где происходило водосвятие. Началась торжественная служба, и был дан с Петропавловской крепости обычный салют орудийными выстрелами. Во время салюта неожиданно для всех упали — как на павильон, так и на фасад Зимнего Дворца — крупные картечные пули. В беседке было насчитано около 5 пуль, из коих одна упала совсем рядом с Государем. Ни Император и никто другой из свиты не дрогнули… Только пред самым уходом я и еще несколько лиц свиты подняли с пола павильона по одной пуле. Крестный ход возвратился в Зимний Дворец, и, проходя мимо Николаевского зала, мы увидали несколько разбитых оконных стекол. Кто-то из начальствующих лиц Петербургского округа подошел к Государю и объяснил, что в дуле одного из орудий оказался забытый картечный снаряд. Государь молча прошел дальше…»

После этого инцидента, Государь, после запланированного приема иностранных дипломатов уехал с семьей в Царское Село.

По данным фабричной инспекции, к вечеру 7 января забастовали 376 заведений с 99000 рабочих, а всего бастовало 382 заведения с 105000 рабочих. 8 января к забастовке присоединилось ещё 74 предприятия с 6000 рабочих. В этот день забастовали все типографии, и в городе перестали выходить газеты. К вечеру 8 января не работало 456 заведений со 111000 рабочих, а к 10 января забастовали все 625 предприятий города со 125000 рабочих. С учётом же заведений, не подведомственных фабричной инспекции, общее количество забастовавших насчитывало не менее 150000 человек. (Невский В. И. Январские дни в Петербурге 1905 года // Красная Летопись. — 1922. — Т. 1. — С. 13—74.)

Несмотря на отсутсвие Государя в столице, Петербургский комитет РСДРП распространяет информацию о том, что Царь сам зовет народ к себе, чтобы он (народ) помог Царю в борьбе с «барами да дворянами, которые не дают управлять страной», поэтому рабочие готовились к этому дню основательно. Для них это был праздник. Многие собирались взять с собой детей, а к тому же «крестный ход» обещал возглавить священник, которого по традиции всегда почитали в русском обществе. (Ф.2856, 50 ед.хр., 1902-1908, 1916-1917 гг., оп.1-2.)

Тогда и была подготовлена та самая петиция, которую «рабочие» (к составлению приложили руку эсеры) собирались нести Царю.

Один из рукописных списков Рабочей петиции 9 января 1905 года

Примечательно то, что после каждой «просьбы» в скобках писали слово «НЕМЕДЛЕННО». Через сутки, уже 7 января, правительству стало известно содержание петиции. Министерство внутренних дел было шокировано тоном петиции, которая по сути являлась революционной провокацией. Здесь важно подчеркнуть то, что рабочие не были заинтересованы в революции и политических преобразованиях, а собрались к Царю только лишь с экономическими просьбами. Однако это не помешало эсерам на собрании 8 января составить новую, чисто революционную петицию. Данную петицию было решено не оглашать перед рабочими. Под петицией подписались от лица «жителей Санкт-Петербурга разных сословий», а не только лишь рабочих. В тексте петиции появились новые требования :

«Повели немедленно, сейчас же призвать представителей земли русской от всех классов, от всех сословий, представителей и от рабочих… Пусть каждый будет равен и свободен в праве избрания. И для этого повели, чтобы выборы в Учредительное собрание происходили при условии всеобщей, тайной и равной подачи голосов. Это самая главная наша просьба… Но одна мера все же не может залечить наших ран. Необходимы еще и другие: немедленное освобождение и возвращение всех пострадавших за политические… убеждения; немедленное объявление свободы слова, печати, свободы собраний; ответственность министров перед народом и гарантия законности правления; отделение церкви от государства».

Как вообще отделение церкви от государства может заботить простого мужика с завода? Неужели рабочие собрались контролировать действия Царя и министров? Итак, в самый последний момент, вместо принятых и поддерживаемых рабочими экономических требований, появляется петиция, составленная якобы тоже от имени рабочих, но содержащая экстремистские требования общегосударственных реформ, созыва Учредительного собрания, политического изменения государственного строя.

Все пункты, известные рабочим и реально поддерживаемые ими, переносятся в заключение.

Восьмичасовой рабочий день, оплата сверхурочных, индексация заработной платы — таковы были первоначальные требования, изложенные в документе под названием «Петиция о насущных нуждах». Но вскоре документ переписали коренным образом. Экономики там практически не осталось, зато появились требования о «борьбе с капиталом», свободе слова и… прекращении войны.

«Революционные настроения в стране отсутствовали, а рабочие собирались к царю с чисто экономическими требованиями. Но их обманули — на иностранные деньги устроили им кровавую бойню», — говорит историк, профессор Николай Симаков.Николай Кузьмич Симаков, церковный историк, публицист и общественный деятель

Именно с ведома Гапона петиция рабочих трансформировалась в откровенно антироссийский документ, в совершенно невыполнимый политический ультиматум.

Знали ли об этом вышедшие на улицу простые трудяги? Вряд ли.

В исторической литературе указывается, что петиция составлялась с участием питерского отделения эсеров, поучаствовали и «меньшевики». О ВКП (б) нигде не упоминается.

Начальник Петербургской «охранки» Кременецкий 8 января писал:

«По полученным сведениям, предполагаемым на завтра шествием рабочих намерены воспользоваться революционные организации…Социалисты-революционеры намерены воспользоваться беспорядком, чтобы разграбить оружейные магазины. Сегодня во время собрания рабочих в нарвском отделе туда явился агитатор, но был избит рабочими».

Никто не знал, что император уехал из столицы. Более того, над зданием реял личный штандарт императора. Глава МВД князь Петр Святополк-Мирский, который прославился поразительно мягким отношением к революционерам всех мастей, клялся и божился, что все под контролем и никаких беспорядков не случится. Очень неоднозначная личность: англофил, либерал времен Александра  II, именно он косвенным образом виновен в гибели от рук эсеров своего предшественника и начальника — умного, решительного, жесткого и деятельного Вячеслава фон Плеве.

Еще один бесспорный соучастник — градоначальник, генерал-адъютант Иван Фуллон. Князь

Пётр Дмитриевич Святополк-Мирский (1857, Владикавказ — 1914, Санкт-Петербург) — русский государственный деятель из рода Святополк-Мирских, генерал от кавалерии (14 апреля 1913), генерал-адъютант. Занимал должность министра внутренних дел Российской империи (26 августа 1904 — 18 января 1905), с которой был уволен вскоре после начала массовых беспорядков в январе 1905 года. Отец литературоведа Дмитрия Мирского.Иван Александрович Фуллон (21.01.1844—1920, Петроград) — русский военный и государственный деятель, генерал-адъютант (30 июля 1904), генерал от инфантерии (6 декабря 1907).

Тоже либерал, дружил с Георгием Гапоном.

«Мирное» шествие в воскресное утро действительно началось с молебна за здравие царской семьи. С иконами и православными хоругвями празднично одетые рабочие отправились к царю, на улицы вышло около 300 000 человек.Кстати, культовые предметы захватили по дороге — Гапон приказал своим подручным по дороге ограбить церковь и раздать ее имущество демонстрантам (в чем он признался в своей книге «История моей жизни»)

«Видя все это, я подумал, что хорошо было бы придать всей демонстрации религиозный характер, и немедленно послал нескольких рабочих в ближайшую церковь за хоругвями и образами, но там отказались дать нам их. Тогда я послал 100 человек взять их силой, и через несколько минут они принесли их.»

Одновременно, в столице распространялись подстрекательные листовки, в частности с призывами забирать деньги из банков (удар по финансовой системе), валились телефонные столбы, строились баррикады, был разгромлен полицейский участок и разграблены два оружейных магазина (в царской России свободно продавались револьверы и пистолеты, а не только ружья).

Были попытки штурма тюрьмы и захвата телеграфа. Во время самого шествия в какой-то момент из толпы начали стрелять в полицейских и войска. Причем, судя по всему, провокации были организованы очень грамотно, жертвы среди военнослужащих и сотрудников полиции зафиксированы в разных районах.

Сохранилась служебная записка начальника Петербургского охранного отделения Л. Н. Кременецкого директору департамента полиции А. А. Лопухину о расстреле рабочей демонстрации 9 января

Начальник Нарвско-Коломенского района генерал-майор Рудаковский писал в своем донесении:

«Когда все увещевания не привели ни к каким результатам, был послан эскадрон Конно-гренадерского полка, чтобы заставить рабочих возвратиться назад. В этот момент был тяжело ранен рабочим помощник пристава Петергофского участка поручик Жолткевич, а околоточный надзиратель убит. Толпа при приближении эскадрона раздалась по сторонам, а затем с ее стороны были произведены 2 выстрела из револьвера»

Гапон был уведён с площади эсером П. М. Рутенбергом

Пётр (Пинхас) Моисеевич Рутенберг (24 января 1878, Ромны, Полтавская губерния, Российская империя — 3 января 1942 года, Иерусалим, Британская Палестина) — инженер, политический деятель и бизнесмен, активный участник русских революций 1905 и 1917 гг., впоследствии один из руководителей сионистского движения и организаторов Еврейского Легиона и Американского еврейского конгресса (англ.) русск. (1914—1915). В 1920-е годы добился от британских властей концессии на электрификацию подмандатной Палестины, построил первые электростанции, создал и возглавил существующую и поныне в Израиле Электрическую компанию. Организатор и участник убийства Георгия Гапона. Фото департамента полиции 1900-е годы.

и спрятан на квартире Максима Горького (Гапон Г. А. История моей жизни = The Story of My Life. — М.: Книга, 1990. — 64 с.)

Власти не были готовы к борьбе с «мирными» революциями (практика показывает, что в большинстве случаев власти многих государств не готовы к аналогичным действиям по захвату власти и сейчас).

Совершенно очевидно, что никаким мирным шествием с простой передачей петиции императору организаторы революции события завершать не собирались и приказ стрелять по напирающей толпе, очевидно, стал единственным фактором, удержавшим ещё на 12 лет Российскую империю от распада.

Согласно полицейским сводкам, за 9 и 10 января погибло 96 человек и более 333 ранено; окончательные цифры — 130 погибших и 299 человек раненых, в том числе полицейские и военные.

Император Николай II записал тогда в дневнике:

«Тяжелый день! В СПб произошли серьезные безпорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!..».Император Николай II. Дневник. — М.: Захаров, 2007. — 512 с.

Необходимо отметить:

1. Первоначально Николай  II хотел встретиться с выборными представителями рабочих, выслушать их требования.

Однако проанглийское лобби в верхах убедило его не идти к народу. Чтобы не сомневался, была организована инсценировка покушения. 6 января 1905 года сигнальное орудие Петропавловской крепости, которое по сей день салютует холостым залпом каждый полдень, выпалило в сторону Зимнего боевым зарядом — картечью. Никто не пострадал. Ведь царь-мученик, погибший от рук злодеев, был никому не нужен. Требовался «кровавый тиран».

2. На момент событий Николай был в Царском селе, не имел точной информации о происходящем и не отдавал приказа об открытии огня. Последнее обстоятельство не помешало большевикам и либералам назвать его Николаем «Кровавым».

Государю между тем о готовящейся демонстрации стало известно лишь в 23 часа 40 минут 8 января из доклада министра внутренних дел князя Петра Дмитриевича Святополк-Мирского, представившего ситуацию в крайне сжатой и сглаженной форме.

3. В связи с отсутствием царя с семьей в Петербурге вся ответственность за принятие решений легла на правительство, городские власти. Но никто не спешил брать ее на себя.

4. Большевики в своей интерпретации истории, умолчавшей, естественно о провокациях со стороны революционеров, не упоминают о компенсациях пострадавшим и их семьям, выплаченных правительством.

Была создана комиссия сенатора Шидловского для выяснения нужд рабочих при участии выборных из их среды. Однако революционеры сумели провести в эту комиссию своих кандидатов, которые выставили ряд политических требований – комиссия так и не смогла приступить к работе.

Николай Второй из личных средств пожертвовал 50 тыс.рублей в пользу пострадавших 9-го января рабочих, выдал всем семьям погибших крупные денежные компенсации. (Купить хорошую корову тогда можно было за 25 рублей, а семьи получили в среднем по 1500 рублей).

5. Революция в Петрограде захлебнулась не в крови, а в решимости сильной личности, готовой, не считаясь ни с чем, исполнять свой долг перед Родиной и государем. Удивительно, но в действительности «кровавый Трепов» навел порядок без единого выстрела, руководствуясь лишь своими широкими полномочиями.

6. 14-го января представители рабочих крупнейших заводов и фабрик столицы в обращении к митрополиту Петербургскому выразили своё раскаяние:

«Лишь по своей темноте мы допустили, что некоторые чуждые нам лица выразили от нашего имени политические вожделения,»

— и просили донести это покаяние до Государя. Вряд к этим словам можно что-то добавить.

Также понятна технология провокации.

Русская революционная общественность подняла невероятную агитацию во всех странах мира против кровавого царизма.

Отметим, что в 1920 году в демократическо-парламентской Англии при подавлении (пулеметами и танками) рабочих беспорядков в Манчестере было перебито свыше 200 человек, и никто не кричал о зверствах. В феврале 1934 года при расстреле манифестаций бывших участников войны в Париже было убито и ранено около 800 человек, но ни один француз не унизился до агитации против своей страны за границей.Революционеры воспользовались ситуацией и распространили слух, что на самом деле погибло и ранено около пяти тысяч человек.

Что же послужило источником лжи? Утренние петербургские газеты от 10 января

Первоисточником, на который опирались столичные журналисты, была листовка, распространявшаяся в Петербурге уже с 5 часов дня 9 января. Именно в ней сообщилось о «тысячах рабочих, расстрелянных на Дворцовой площади».

Но, позвольте, как же её можно было успеть к этому времени написать, растиражировать, тем более что в воскресенье типографии не работали (многие из-за забастовки), разослать по районам и раздать распространителям?

Вашему вниманию представлена одна из многочисленных копий данной листовки. В нашем случае это копия 1906 года.

Очевидно, что эта провокационная листовка была изготовлена заранее, не позднее 8 января, т.е. когда ни место расстрела, ни количество жертв не было известно авторам.

Революционеры воспользовались ситуацией и распространили слух, что на самом деле погибло и ранено около пяти тысяч человек…

Сбитый с толку народ с подачи левой прессы и агитаторов, мгновенно разнесших новость по городу, уяснил, что царь расстрелял мирную демонстрацию

Хотя многие участники той демонстрации со временем разобрались в сути этой провокации Гапона и эсеров.

Так, известно письмо рабочего Андрея Ивановича Агапова, (участника событий 9 января) в газету «Новое время» (в августе 1905 г), в котором он, обращаясь к зачинщикам этой провокации, писал:

«…Вы обманули нас и сделали рабочих, верноподданных царя — бунтовщиками. Вы подвели нас под пули намеренно, вы знали, что это будет. Вы знали, что написано в петиции якобы от нашего имени изменником Гапоном и его бандой. А мы не знали, а если бы знали, то не только никуда бы не пошли, но разорвали бы вас в клочья вместе с Гапоном, своими руками».(Неопубликованное письмо московского слесаря. (1905)//Источник. Приложение к российскому историко-публицистическому журналу «Родина». 1997. №1. С. 67)

Исключительные события побудили власти принять исключительные меры для подавления беспорядков. Было решено назначить должностное лицо, которое сосредоточило бы в своих руках военную и гражданскую власть в столице. Этим должностным лицом стал генерала Трепов.

Дми́трий Фёдорович Тре́пов (2 (14) декабря 1855, Санкт-Петербург, Россия — 2 (15) сентября 1906, там же) — генерал-майор (9 апреля 1900), генерал-майор Свиты (6 апреля 1903), сын петербургского градоначальника генерала Трепова.

У правительства не было иного выхода, кроме насильственного разгона шествия.

Генерал А. А. Мосолов, который был женат на сестре Трепова, в своих воспоминаниях (начало 1930-х) говорит о нём:

«…Трепов, призванный в разгар народных волнений 11-го января, — их усмирил, не пролив ни одной капли крови, и это исполнил при полной растерянности в верхах» (Ген. А. Мосолов. При дворе императора. Рига, 1938, стр. 123.)

Так же Мосолов замечает:

«Он оказался прав, толпа побоялась войск после этого энергичного приказа, и ни одного выстрела за этот день дано не было. Трепов, безусловно, знал психологию толпы и имел гражданское мужество действовать согласно своим убеждениям» (Ген. А. Мосолов. При дворе императора. Рига, 1938, стр. 124—125)

Мосолов имел ввиду знаменитый приказ Трепова «Патронов не жалеть, холостых залпов не давать».

Историк С. С. Ольденбург писал:

Сергей Сергеевич Ольденбург (1888—1940, Париж) — русский историк и публицист, журналист, профессор истории. Автор фундаментального исторического исследования о жизни и деятельности императора Николая II. «Власти были застигнуты врасплох быстро возникшей опасностью, политический характер движения выявился лишь 7 января. Создалась угроза движения стотысячной толпы к Зимнему дворцу с петицией антиправительственного и революционного содержания. Допустить манифестацию значило капитулировать. Полицейский аппарат в то время был слаб и приспособлен к поимке отдельных лиц. Это стало очевидным ещё в 1903 году во время еврейского погрома в Кишинёве, уличных беспорядков в Киеве и Одессе, что в случае массовых манифестаций или беспорядков русская полиция бессильна. К примеру, власти Третьей республики во Франции, чтобы предотвратить массовую демонстрацию, арестовывали на сутки несколько сот (а то и несколько тысяч) предполагаемых участников и руководителей… Создалась опасность захвата революционизированной толпой центра столицы Империи. Единственным возможным способом помешать этому была установка кордона из войск на главных городских магистралях, ведущих в центр города. Были напечатаны объявления градоначальника, предупреждавшие, что шествие запрещено и участие в нём опасно, но типографии, в солидарность с готовившейся манифестацией, закрылись и в целом предупреждение до тех, кому оно было адресовано, не дошло» (Ольденбург С. С. Царствование Императора Николая II. — М.: «Феникс», 1992. — С. 265—266.)

Историк Петр Валентинович Мультатули так оценивает эти события:

Пётр Валентинович Мультатули (17 ноября 1969, Ленинград) — российский публицист и историк, биограф Николая II. Автор книг и статей о правлении императора Николая II, публикаций о падении российской монархии. Кандидат исторических наук, член Союза писателей России «9 января продемонстрировало отсутствие должного чувства ответственности у высших государственных лиц… Они вели себя не как верноподданные, а как боящиеся ответственности чиновники. Отсутствие единой воли у власти придало революционерам дополнительные силы, еще более убедило их в возможности успешной борьбы». После этого революционные выступления прокатились по всей стране. Бесчинства и дальнейшее кровопролитие в столице были вскоре прекращены. Этого добился человек, принявший непопулярное, но единственно верное решение. Им стал назначенный царем на должность генерал-губернатора Петербурга генерал Дмитрий Федорович Трепов, который издал знаменитый приказ: «Патронов не жалеть! Холостыми не стрелять». Понимая, что не только рискует головой, но и обрекает свое имя на бесславие, он прокомментировал свое решение генералу Александру Александровичу Мосолову так: «Иначе поступить по совести не могу. Войск перестали бояться, и они стали киснуть. Завтра же, вероятно, придется стрелять. А до сих пор я крови не проливал…»

Стрельба по толпе и в стоящих в оцеплении солдат — очень актуальная технология и в сегодняшний день. Она применялась во время переворота на Украине, в цветных революциях на свем протяжении постсоветского пространства, события 91-го в Прибалтике и в Сербии, где тоже фигурировали некие «снайперы». Если технология работает — она будет использоваться. Ведь для того, чтобы начались крупные волнения, нужна кровь, желательно невинных людей. 9 января 1905 года она пролилась. А несколько десятков погибших рабочих революционные СМИ и иностранная пресса тут же превратили в тысячи убитых.

В отечественных медиа по энерции из советской эпохи или направленно продолжается муссироваться версия «мирной» демонстрации шедшая к царю. И о слабом «кровавом» царе, который не захотел разговаривать с народом и дал приказ о расстреле. Но историческая действительность и печальные события нашего времени говорят об обратном.

Январский расстрел. Почему кровавое воскресенье уничтожило веру в царя

Расстрел мирного шествия к царю 9 января 1905 года вошёл в историю как Кровавое воскресенье. Это событие не было ни революцией, ни восстанием, но его влияние на ход русской истории оказалось огромным. Происшедшее изменило сознание людей и навсегда «похоронило» так старательно создаваемую идеологию о единении царя и народа – «Православие, Самодержавие, Народность». В годовщину трагедии SPB.AIF.RU вспомнил, что произошло январским днём в Петербурге 110 лет назад.

Легальные профсоюзы

Ни в чём не повинных людей, ставших жертвами решений представителей государственной власти, в России было много и до 9 января 1905 года. На Сенатской площади в декабре 1825-го погибли сотни случайных зевак, в мае 1896-го тысячами трупов закончилась давка на Ходынском поле. Январская демонстрация 1905 года обернулась расстрелом целых семей, которые шли к царю с просьбой защитить их от произвола чиновников и капиталистов. Приказ стрелять в безоружных людей стал толчком к первой русской революции. Но главным необратимым последствием трагедии стало то, что бессмысленное убийство уничтожило веру в царя и стало прологом для изменения государственного строя России.

Георгий Гапон (1900-е годы) Фото: Commons.wikimedia.org

Главными участниками мирного шествия были члены крупной легальной рабочей организации Санкт-Петербурга «Собрание русских фабрично-заводских рабочих», основанной популярным священником и блестящим оратором Георгием Гапоном. Именно «Собранием» во главе с Гапоном была подготовлена петиция рабочих и жителей Петербурга и организовано шествие к царю.

«Собрание» было одной из ассоциаций, созданных в начале ХХ века для отвлечения рабочих от политической борьбы. У истоков создания подконтрольных рабочих организаций стоял чиновник департамента полиции Сергей Зубатов. Он планировал с помощью легальных организаций отгородить рабочих от влияния революционной пропаганды. В свою очередь, Георгий Гапон считал, что тесная связь организаций с полицией только компрометирует их в глазах общества, и предлагал создавать общества по образцу независимых английских профсоюзов.

Священник написал новый устав общества, резко ограничивающий вмешательство полиции в его внутренние дела. Залогом успеха Гапон считал принцип рабочей самодеятельности. По новому уставу Гапон, а не полиция контролировал всю деятельность общества. Устав был лично одобрен министром внутренних дел Вячеславом Плеве. В итоге Георгий Гапон абсолютно официально стал посредником между рабочими и правительством, и выступил гарантом лояльности рабочего класса к государственной политике.

Забастовки в Петербурге

В начале декабря 1904 года с Путиловского завода Петербурга были незаконно уволены четверо рабочих — членов «Собрания». Быстро распространился слух, что они уволены именно за принадлежность к профсоюзной организации. Члены организации увидели в увольнении вызов, брошенный «Собранию» со стороны капиталистов. Существующие до этого контакты Гапона с правительством и полицией прекратились. В первых числах января 1905 года на заводе началась забастовка. Гапон обратился к руководству завода с просьбой отменить незаконное увольнение рабочих, но получил отказ. 6 января руководство «Собрания» объявило о начале всеобщей забастовки, и к 7 января забастовали все заводы и фабрики Петербурга. Когда стало ясно, что экономические методы борьбы не помогают, члены организации приняли решение выступить с политическими требованиями.

Бастующие рабочие у ворот Путиловского завода. Январь 1905 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Петиция к царю

Идея обратиться к царю с просьбой о помощи через петицию возникла у нескольких радикально настроенных членов «Собрания». Ёе поддержал Гапон и предложил организовать подачу петиции как массовое шествие рабочих к Зимнему дворцу. Лидер организации призвал рабочих, взяв с собой иконы и портреты царя, идти к Зимнему вместе с жёнами и детьми. Гапон был уверен, что царь не сможет не ответить на коллективное прошение.

В петиции говорилось о том, что «рабочие и жители Петербурга разных сословий с женами, детьми и старцами, пришли к нему, к государю, искать правды и защиты».

«Мы обнищали, — писали они, — нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся, как к paбам, которые должны терпеть горькую участь и молчать. Нет больше сил, государь! Настал предел терпению. Для нас пришел тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук. Нам некуда больше идти и незачем. У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу».

Помимо жалоб и эмоций в тексте перечислялись конкретные политические и экономические требования: амнистии, повышения зарплаты, постепенной передачи земли народу, политических свобод и созыва Учредительного собрания.

С самого начала забастовки в министерстве внутренних дел считали, что влияние, которое имеет на рабочих священник Гапон, удержит их от противозаконных действий. Но 7 января правительству стало известно о содержании петиции. Политические требования возмутили чиновников. Никто не ожидал, что движение примет такой серьёзный оборот. Царь спешно покинул Петербург.

На Дворцовой площади, 9 января 1905 года, фото из Музея политической истории России. Фото: Commons.wikimedia.org

Расстрел демонстрации

С самого начала Гапон старался не дать властям повода применить силу и стремился придать шествию максимально мирный характер. Было решено, что народ пойдёт к царю абсолютно безоружным. Но все же в одной из последних речей накануне шествия Гапон говорил: «Здесь может пролиться кровь. Помните — это будет священная кровь. Кровь мучеников никогда не пропадает — она даёт ростки свободы».

Накануне шествия состоялось правительственное совещание, где обсуждались варианты развития событий. Одни чиновники призывали не допускать митингующий народ на Дворцовую площадь, напоминая, чем закончилась трагедия на Ходынке, другие предлагали разрешить подойти к дворцу только избранной депутации. В итоге было решено расставить на окраинах города заставы из воинских подразделений и не пускать людей в центр города, а на случай прорыва — разместить войска на Дворцовой площади.

Организаторы шествия, хотя и были готовы к кровопролитию, в последний момент решили предупредить власть о мирном характере шествия. Присутствовавший на собрании Максим Горький предложил послать депутацию к министру внутренних дел. Но время было упущено, Петр Святополк-Мирский также покинул город, уехав в Царское село к царю.

Утром 9 января больше 100 тысяч человек из нескольких рабочих районов Петербурга — Нарвской и Невской заставы, Выборгской и Петербургской стороны, с Васильевского острова – начали двигаться к Дворцовой площади. По плану Гапона, колонны должны были преодолеть заставы на окраинах города и к двум часам дня соединиться на Дворцовой площади. Для придания шествию характера крестного хода рабочие несли хоругви, кресты, иконы и портреты императора. Во главе одного из потоков шёл священник Гапон.

9 января 1905 г. Кавалеристы у Певческого моста задерживают движение шествия к Зимнему дворцу. Фото: Commons.wikimedia.org

Первая встреча шествия с правительственными войсками произошла у Нарвских триумфальных ворот. Несмотря на оружейные выстрелы, толпа под призывы Гапона продолжала двигаться вперёд. По митингующим стали стрелять прицельным огнём. К 12 часам дня было разогнано шествие на Петроградской стороне. Отдельные рабочие перебирались по льду через Неву и мелкими группами проникали в центр города, где их также встречали вооруженные солдаты. Начались столкновения на Дворцовой площади, на Невском проспекте и в других частях города.

По данным полицейских отчётов, стрельба была вызвана нежеланием толпы разойтись. Погибло около 200 человек, среди них женщины и дети, почти 800 было ранено. Столкновения с полицией продолжались всю неделю. Самому Георгию Гапону удалось скрыться, его спрятал на своей квартире Максим Горький. По воспоминаниям очевидца, поэта Максимилиана Волошина, в Петербурге о тех событиях говорили так: «Последние дни настали. Брат поднялся на брата… Царь отдал приказ стрелять по иконам». По его мнению, январские дни стали мистическим прологом великой народной трагедии.

Могилы жертв «Кровавого воскресенья» на Преображенском кладбище под Петербургом. Фото: Commons.wikimedia.org

Бессмысленное убийство людей послужило толчком к первой русской революции. Она стала самой долгой в истории России и закончилась ограничением самодержавия и серьёзными либеральными реформами. По её итогам Россия, как казалось тогда многим, закономерно и прочно, как и почти все европейские страны, встала на путь парламентаризма. На самом деле, в те дни был запущен маховик революционной энергии, бесповоротно изменивший государственный строй в нечто совершенно далёкое от правового демократического государства.

В начале XX в. в Российской империи ясно обозначились симптомы назревания революционного кризиса. Недовольство существующими порядками с каждым годом охватывало всё более широкие слои населения. Ситуацию усугублял экономический кризис, приводивший к массовому закрытию предприятий и увольнению рабочих, которые вливались в ряды бастующих. В Петрограде в начале января 1905 г. забастовка охватила около 150 тыс. человек, став, фактически, всеобщей. В этих условиях любое неверное действие со стороны властей могло привести к взрыву.

И 9 (22) января 1905 г. взрыв случился. В этот день войска и полиция столицы применили оружие для разгона мирного шествия рабочих, направлявшихся с петицией к царю.

Инициатором демонстрации явилась официально разрешённая организация — «Собрание русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга», действовавшая с начала 1904 г. под руководством священника Георгия Гапона. В связи с остановкой Путиловского завода «Собрание» приняло решение обратиться к царю с петицией, в которой говорилось: «Государь! Мы пришли к тебе искать правды и защиты… Нет больше сил, государь. Настал предел терпению…». Под влиянием эсеров и социал-демократов в текст обращения оказались включены просьбы, на удовлетворение которых рассчитывать было заведомо невозможно: созыв Учредительного собрания, отмена косвенных налогов, провозглашение политических свобод, отделение церкви от государства и другие.

Ранним воскресным утром 9 (22) января 1905 г. со всех районов Петербурга десятки тысяч людей, среди которых были старики, женщины и дети, с иконами и царскими портретами в руках двинулись к Зимнему дворцу. Несмотря на имевшуюся информацию о мирном характере шествия, правительство не считало возможным позволить демонстрантам приблизиться к царской резиденции и объявило город на военном положении, выставив на пути рабочих вооружённые части полиции и регулярной армии. Группы манифестантов были слишком многочисленны и, натолкнувшись на заградительные кордоны, не смогли сразу прервать движение. По напиравшим демонстрантам был открыт огонь, началась паника. В результате, по разным данным, в это воскресенье, получившее в народе название «кровавого», было убито, ранено и задавлено в толпе около 4,6 тыс. человек.

Один из высших начальников войсковых частей гвардии так комментировал сложившуюся ситуацию: «…Дворцовая площадь есть тактический ключ Петербурга. Если бы толпа ею завладела и оказалась вооружённой, то неизвестно, чем бы всё закончилось. А потому на совещании 8 (21) января под председательством Его Императорского Высочества и было решено оказать сопротивление силою, чтобы не допустить скопления народных масс на Дворцовой площади и посоветовать императору не оставаться 9 (22) января в Петербурге. Конечно, если бы мы могли быть уверены, что народ пойдёт на площадь безоружным, то наше решение было бы иное … но что сделано, того не изменишь».

Трагические события 9 (22) января 1905 г. в Петербурге поколебали веру народа в царя и стали началом Первой русской революции, охватившей в 1905-1907 гг. всю Россию.

См. также в Президентской библиотеке:

Бикерман И. М. Российская революция и Государственная Дума. СПб., 1906 (обл. 1907);

Семенников В. П. Политика Романовых накануне революции. М.; Л., 1926.