Крейсер Дзержинский черноморского флота

Корабельное братство крейсера «Дзержинский»: есть что вспомнить, есть чем гордиться!

30 августа исполнилось 65 лет со дня подъема Военно-морского флага на советском крейсере «Дзержинский». В этот день торжественное мероприятие с участием офицеров и ветеранов Черноморского флота состоялось на причале у Минной стенки. Но мало кто знает о том, что днем раньше на улице Волнистой, в доме командира БЧ-5 капитана 2 ранга Анатолия Михайловича Муленко собравшиеся в честь этой знаменательной даты ветераны, служившие на крейсере «Дзержинский», осуществили свой собственный ритуал поднятия флага.

В память о флагмане Средиземноморской эскадры

—Здравствуйте, товарищи «дзержинцы»!
—Здравия желаем!..
—Благодарю за службу!
—Служу Советскому Союзу!
После обмена приветствиями и троекратного «Ура!» каждый из стоящих в шеренге ветеранов называет должность, фамилию и годы службы на «Дзержинском». Обменявшись крепкими рукопожатиями, мужчины отправляются в комнату, переоборудованную хозяином дома под музей крейсера.
—Для меня «Дзержинский»—знаковый корабль, это моя судьба,—вспоминает события минувших дней контр-адмирал в отставке Евгений Кобцев.—Я с Севера пришел, был подводником, стал первым флагманским инженером-механиком. Крейсер «Дзержинский» для меня был настоящей школой, на нем мы ходили в боевые походы.
Когда 5-я эскадра пришла в Средиземное море, ее никто не воспринимал всерьез. Но когда через полгода мы уходили из Порт-Саида, американцы признали, что кончилось безраздельное господство Америки в Средиземном море. 6-й флот США реально признал нашу силу, а потом и Великобритания, и все остальные.
Семьдесят процентов 5-й эскадры надводных кораблей составлял Черноморский флот. Находились мы там с июля по ноябрь 1967 года. Вокруг, бывало, горело, дымило, взрывалось. Нести службу в тех условиях было нелегко. Чтобы вы уловили: по техническим условиям крейсер был создан для плавания при температуре забортной воды плюс 28ОС, а вода в Суэцком канале была плюс 30,5ОС.
У меня и сейчас буквально мороз по коже от этих воспоминаний: температура в каютах плюс 42ОС, на боевых постах—плюс 45-47ОС, в машинном отделении, особенно в котельных отделениях,—плюс 64ОС, а находиться там надо было по 12-14 часов в сутки, задраенными. Поэтому, несмотря на то, что была объявлена готовность
№ 1, мы были вынуждены вахту на котлах менять через каждые 30 минут, потому что 80% матросов уже через 40 минут получали тепловой удар и теряли сознание.
Когда мы зашли в Порт-Саид, пришлось взаимодействовать с десантниками при высадке. Случилось так, что шли по траншее, куда залетела мина… Мы смотрели на этот кошмар на песке, я видел куски мяса, а циничные медики говорили, что это «фрагменты человеческих тел»…
На память о тех днях Евгений Кобцев вручил всем присутствующим фотографию, сделанную в далеком 1967 году при входе в Порт-Саид: в Суэцком канале советских моряков встречает катер с представителями советского посольства, на фоне советского и арабских флагов—крейсер «Дзержинский» с ракетным комплексом.

«Старых» кораблей не бывает

—Мы встречались с матросами и старшинами вчера и позавчера, обменялись первыми впечатлениями—никто и никогда еще так БЧ-5 не поздравлял!—говорит Анатолий Муленко.—Евгений Андреевич Кобцев после 5-й эскадры стал начальником технического управления флота, и мы служили под его началом.
Поздравить нас пришел также председатель совета ветеранов крейсера «Дзержинский» капитан 1 ранга Александр Николаевич Егин.
Я благодарю их от нас всех и хочу вспомнить, что на крейсере «Дзержинский» мы стреляли практически каждый день. И работу всех обеспечивали своим трудом, своими вахтами матросы, старшины, мичманы и офицеры БЧ-5. И не только работу, но и праздники. Помню, на боевом дежурстве на Новый год поставили на шпиле елку, повесили гирлянды, включили шпиль на первую скорость, и елочка вращалась. Матросы пели песни, играли на гитаре—так отмечали праздник. Тогда же за борт смыло двух американцев с корабля, который мы «нянчили». Они запросили у нас помощь, мы вошли в контакт. Сработал «закон моря»—пошли спасать терпящих бедствие. Пять часов три корабля ходили «уступом» и искали моряков. Это было наше совместное плавание с американцами.
«Дзержинский» был уникальным кораблем, и нам повезло на нем служить. Во-первых, он был головным в постройке, то есть вся оснастка делалась под «Дзержинский», а потом ее применяли на других кораблях, которые строились в Николаеве. Во-вторых, он первый стал ракетным, его везде посылали как визитную карточку. И, несмотря на то, что он уже был стареньким, нареканий особых не было, служилось на нем хорошо.
—Анатолий Михайлович сказал «старенький», но я категорически с этим не согласен,—снова взял слово Евгений Кобцев.—Однажды во время доклада главкому (я был главным инженером, начальником техупра, начальником вооружения и судоремонта и не раз докладывал главкому о планах судоремонта, боевой службы и т.д.) я сказал: «Корабли 50-х годов постройки». Он переспросил: «Что вы сказали?» Я повторил, и он обратился ко всем, кто там сидел: «Вы слышали, что он сказал? Он не сказал «старые», он сказал «корабли 50-х годов постройки»! Я тоже старенький, за 19 секунд сто метров не пробегу. Но служу, и, по-моему, неплохо!» В ответ на это собравшиеся сказали хором: «Так точно!», а главком им: «А я и не сомневался!» Поэтому старых кораблей не бывает. Бывает корабль возрастной, но соответствующий своему предназначению.
Возьмем, к примеру, «Коммуну» (спасательное судно «Коммуна» является старейшим судном российского Военно-Морского Флота, но, несмотря на свой возраст, активно участвует в различных мерпоприятиях аварийно-спасательной службы флота с выходами в море.—Авт.). 15 июля ей исполнилось 102 года, а она по сей день с поисковой аппаратурой работает! Там стоят механизмы 1905 года, корпус до сих пор сохранился, потому что его делали из «низкокипящей стали, сваренной на его императорского величества Путиловском заводе» (так написано в формуляре).
…Я испытываю определенное чувство гордости за нашу встречу. Эта встреча знаковая. Не хочу никого обидеть, но в соответствии с Корабельным уставом корабль создан для боя, боевые задачи решают и БЧ-2 (артиллеристы, ракетчики), и БЧ-3 (минеры, торпедисты), и БЧ-6 (вертолетчики, авиаторы). Но до тех пор, пока БЧ-5 не даст электричество, гидравлику, холод и не даст ход, то корабль—или плавказарма, или просто склад оружия и металлолома. Как только корабль на воду спустили, самый первый пост, который начинает работать еще на заводе, это пост энергетики и живучести (ПЭЖ).

Вернуть нельзя, забыть невозможно

Ветераны долго делились своими воспоминаниями. Говорили о том, что их крейсер отличался от других прежде всего тем, что экипаж был очень дружным и любил свой корабль. Правда, офицеры иногда «перегибали палку», воспитывая подчиненных («один удар в «бубен» заменяет десять политинформаций»—это о суровых буднях флотской службы).

—Я всегда был против мата на корабле,—говорит Анатолий Муленко.—За это меня офицеры прозвали демократом. Однажды услышал, как один из командиров ругает матроса, вызвал его к себе в каюту и… обматерил. Он обиделся: «Анатолий Михайлович, за что такое обращение?» «А это я тебя так проучил. Ты зачем матроса материл? Сам больше так не делай и другим передай, чтобы мата на корабле не было».
Крейсер «Дзержинский» продали «на иголки» почти 30 лет назад. Вслед за ним уходят в небытие служившие на нем люди. Однако память о них продолжает жить.
—В нашей организации осталось всего 23 севастопольца,—отметил Александр Егин.—К сожалению, мы теряем наших ветеранов. Тем не менее все, кто еще может, обязательно каждый год приходят на торжество. «Дзержинский» первым из крейсеров пошел «на расстрел» (металлолом), «в живых» из серии 68 БИС остался только «Кутузов», который сейчас стоит в Новороссийске. И наши «крейсеристы» должны объединить всех остальных служивших на Черноморском флоте. Это будет здорово!
Не обошлось и без политики.
—Когда 9 мая 2014 года севастопольцы встречали Путина, я ему представился, и он сказал: «Подводник? Как мой папа!»—рассказывает Евгений Кобцев.—Семь лет назад я написал стихотворение с просьбой вернуть Севастополь России, которое и вручил президенту. И каково же было мое удивление, когда в 2015 году за это стихотворение («Услышьте нас!») в Самаре на международном конкурсе военных писателей и журналистов «Свет великой Победы» мне был присужден почетный диплом.
Для меня матросы и старшины—не пустой звук. Я благодарен вам за нашу сегодняшнюю встречу и желаю всем не удачи (вы не пираты), а успехов, здоровья и благополучия. С высоты своего жизненного и служебного опыта (в апреле
Е.А. Кобцеву исполнилось 85 лет.—Авт.) утверждаю: нам всем есть что вспомнить, есть чем гордиться. Нам своей службы стыдиться нечего, так как мы никому не давали повода усомниться в нашей порядочности.

P.S. Присутствующие на встрече ветераны крейсера «Дзержинский» были награждены памятными знаками и благодарностями «от корабельного братства». 11 из них приехали в Севастополь из разных городов России. Поблагодарив Анатолия Муленко за то, что помог организовать клуб ветеранов крейсера «Дзержинский», бывшие матросы и старшины пообещали вернуться в Севастополь 30 августа следующего года. Потому что место их встречи отныне изменить нельзя.

* * *

Краткая справка:

Легкий артиллерийский крейсер проекта 68-бис «Дзержинский» 3 декабря 1947 года зачислен в списки кораблей ВМФ и 21 декабря 1948 года заложен на заводе № 444 в Николаеве. Спущен на воду 31 августа 1950 года, вступил в строй 18 августа 1952 года и 30 августа 1952 года, подняв Военно-морской флаг, вошел в состав ЧФ. Был переоборудован под ракетный крейсер, нес боевую службу в Средиземном море и Атлантике.
В 1955 году крейсер «Дзержинский» являлся флагманским кораблем эскадры ЧФ. В период с апреля по ноябрь 1967 года нес боевую службу в восточном Средиземноморье. С 10 по 14 июля 1967 года в Александрию и Порт-Саид (Египет) одновременно вошли две группы советских кораблей во главе с учебным крейсером «Дзержинский». 23 июля 1967 года был развернут КП вновь созданной 5-й (Средиземноморской) оперативной эскадры (ОПЭСК), и крейсер «Дзержинский» стал ее первым флагманским кораблем. Участвовал в боевых действиях по оказанию помощи вооруженным силам Египта в период с 5 по 24 октября 1967 года. 19 февраля 1980 года был выведен из боевого состава, «законсервирован» и поставлен в Севастополе на отстой, 9 февраля 1988 года расформирован, а 12 октября 1988 года разоружен, исключен из состава ВМФ в связи с передачей в ОФИ для демонтажа и реализации.

Как действовал Черноморский флот ВМФ СССР во время войны?

Начальный этап войны на Черноморском театре военных действий (ТВД), по сравнению с другими морскими театрами имеет определенные особенности. Главным противником Черноморского флота в это время стал не морской, как предполагалось, а воздушный и сухопутный.

Предвоенными планами на Черноморский флот (ЧФ) возлагались следующие задачи: активными минными постановками и действиями подводных лодок усложнить проход судам противника в Черное море, создание препятствий для перевозок через Черное море войск и военных грузов в порты враждебных государств; недопущения высадки морских десантов противника на советское побережье; содействие приморскому флангу войск Красной армии в ее наступательных операциях; защиту своих морских коммуникаций.

Здесь сказались предвоенные стратегические просчеты. Основными объектами уничтожения считались крупные надводные корабли. Оборона баз с суши не была разработана в теоретическом плане и недостаточно подготовлена практически, поскольку считалось, что противник им грозит главным образом с моря и не сможет продвинуться на значительную глубину советской территории. То есть, все нацелилось на борьбу с противником на морском направлении.

Однако уже в первые дни войны внесла свои коррективы. Так, в оперативных планах Германии, в частности группы армий «Юг», море определялось только пределом зоны ее действия, поэтому в Черном море она не имела своих надводных кораблей и рассчитывала на использование румынских. Но румынский флот, несмотря на оказанную Германией помощь, был слишком слабым по сравнению с Черноморским флотом ВМФ СССР. В целом он насчитывал лишь 4 эскадренные миноносцы, 3 миноносца, подводная лодка, 3 торпедных катера, 3 канонерские лодки, 2 минных заградители, 12 переоборудованных тральщиков, 10 катеров-тральщиков и малые вспомогательные суда, которые базировались в Констанце и Сулине, 7 мониторов, 3 плавучих батареи и 13 сторожевых катеров на Дунае.

Советский Черноморский флот (командующий флотом вице-адмирал Ф.С. Октябрьский, начальник штаба контр-адмирал И. Д. Елисеев, член Военного совета дивизионный комиссар Н.Н. Кулаков) на начало войны был достаточно мощным оперативно-стратегическим объединением, корабельный состав которого насчитывал 1 линейный корабль, 6 крейсеров, 3 лидера и 14 эсминцев, 2 сторожевых корабля, 12 тральщиков, 24 малых охотников за подводными лодками и другие. Основную ударную группу составляли 47 (44 боеготовых) подводных лодок, 78 торпедных катеров и военно-воздушные силы (625 самолетов различных типов) и довольно сильная береговая оборона. В состав сил флота входили Дунайская (до ноября 1941) и Азовская (с июля 1941) военные флотилии. К началу войны Черноморский флот располагал развитой системой базирования (главная база Севастополь, военно-морские базы (ВМБ) Одесса, Николаев, Новороссийск, Батуми). В то же время одним из катастрофических недостатков системы базирования флота, проявившиеся в первые месяцы войны, стало отсутствие подготовленных опорных пунктов на Кавказском побережье. В целом же, к началу войны Черноморский флот обладал значительным преимуществом над флотом противника, что обеспечивало его полное господство на море.

Готовясь к войне, военно-политическое руководство Германии, учло это обстоятельство и решило противодействовать превосходящему противнику силами своей авиации, еще накануне войны сосредоточив на румынских аэродромах (1135 самолетов, в том числе 420 бомбардировщиков).

С началом войны характерным особым и важным заданием немецкой авиации на Черноморском ТВД было ведение блокадных действий с целью «закупоривания» сил советского флота в военно-морськихбазах, пунктах базирования и портах путям минировании донными неконтактными морскими минами стратегических фарватеров, узостей, маневренных плес флота, акваторий портов, гаваней с последующим его уничтожением. Это должно обеспечить беспрепятственное продвижение приморских флангов немецких армий в Одессу, Николаев и Севастополь и прекратить подвоз к ним вооружения, боеприпасов и продовольствия, а в дальнейшем – обеспечить благоприятный оперативный режим для действий немецких сил на черноморских морских коммуникациях, предотвратить возможные операциям советского флота против румынских портов прежде Констанцы, откуда поставляли нефть для немецкой армии и итальянского флота.

Боевые действия на Черном море начались в 03.15 ч 22 июня 1941 внезапным групповым налетом немецкой авиации на главную базу советского Черноморского флота – Севастополь, на Одессу и Измаил, а также артиллерийским обстрелом населенных пунктов и кораблей на Дунае.

Черноморский флот с началом войны не успел полностью рассредоточиться и развернуться. Но заблаговременное и быстрый перевод всех сил флота в боевую готовность № 1 (Директива наркома ВМФ СССР Н.Г. Кузнецова от 21.06.41р. № зн / 87 о переходе на повышенную боевую готовность и директива от 22.06.41р. № зн / 88 о возможность внезапного нападения немцев) обеспечило успешное отражение первого налета немецких самолетов, который продолжался до 03.50 ч. Еще 3:06 ч. начальник штаба флота И.Д. Елисеев приказал открыть огонь по немецким самолетам, вторгшимся в воздушное пространство СССР и шли курсом на Севастополь: фактически это был первый боевой приказ на отпор агрессии. Тогда в результате принятых мер флот не потерял ни одного боевого корабля и самолета.

Но в первые дни войны немецкие минные постановки создали чрезвычайное напряжение для судоходства в районе Главной базы Черноморского флота и вызвали серьезные потери в боевых кораблях и вспомогательных судах: 22 июня на внешнем рейде Севастополя на мине подорвался и затонул морской буксир «СП-12» (это была первая потеря советского Черноморского флота в войне) 24 июня – 20-тонный плавучий кран 30 июня – паровая шаланда «Днепр»; 1 июля – эсминец «Быстрый».

В условиях начального периода войны главными задачами Черноморского флота стало содействие приморскому флангу сухопутных войск в оборонительных и наступательных операциях, нарушение морских коммуникаций противника, защита собственных коммуникаций и обеспечения перевозок, оборона ВМБ, нанесения ударов (силами надводных кораблей и авиации) по объектам противника на его территории и побережье. Это позволило сдержать первый натиск немецко-румынских войск, не допустив форсирование ими пограничных рек.

В первые дни войны командование Черноморского флота допустило ряд недопустимых ошибок с трагическими последствиями. Так, с 23 июня до 21 июля Черноморский флот в соответствии с планами первых операций без учета обстановки в районе Севастополя, Одессы, Новороссийска, Туапсе, Батуми, Керченском проливе и у оз. Устричное, в оборонительных минных заграждениях выставил более 7300 мин и 1378 минных защитников, что составляло соответственно 61% и 50% всего имеющегося на флоте минного запаса. Эти заграждения создали прежде всего угрозу советскому судоходству и вызвали потери собственных кораблей и судов. Ошибки в оценке обстановки обусловили расход неоправданно больших усилий флота на подготовку отражения высадки морских десантов сначала на Крымское, а впоследствии и Кавказское побережье. Значительные силы предназначались для ведения разведки и несения дозорной службы, содержание в течение длительного времени на высоком уровне готовности значительных группировок авиации, надводных кораблей и подводных лодок.

С первых дней войны одной из главных задач Черноморского флота считались действия по нарушению морских коммуникаций противника, для него имели важное значение. Враг осуществлял ними перевозки стратегического сырья (румынской нефти) и военных грузов. Черноморский флот наносил удары по нефтепромыслах в районе Плоешти, нефтяной коммуникации Плоешти – Констанца и нарушал морские перевозки по линии Констанца – Босфор. Эта задача выполнялась надводными кораблями, подводными лодками и авиацией.

Первый удар по Констанце нанесла авиация флота (2-й минно-торпедный авиационный полк и 40-й бомбардировочный авиационный полк) уже в ночь на 23 июня. Всего за первый месяц войны только на Констанцу было совершено 25 налетов с участием 191 самолета.

Показательной и трагической оказалась набеговой операция на Констанцу, что выполнялась с целью обстрела нефтехранилищ 25-26 июня отрядом легких сил в составе лидеров «Харьков» и «Москва» при поддержке крейсера «Ворошилов», эсминцев «Сообразительный» и «Смышленый». Корабли с расстояния 100140 кабельтовых смогли выпустить всего 350 снарядов 130-мм калибра и сами попали под огонь 280-мм береговой батареи противника. Во время операции погиб лидер «Москва», который подорвался на минном заграждении противника. Результаты операции обнаружили множество недостатков – прежде всего в вопросах планирования, разведки и взаимодействия разнородных сил флота.

В 1942 г.. Корабли Черноморского флота срывали поставки и пополнения приморского группировки врага на прибрежных коммуникациях (Севастополь – Феодосия – Керчь – порты Азовского моря).

Одной из основных задач Черноморского флота была оборона военно-морских баз, приморских городов и отдельных плацдармов, как важная составляющая стратегической обороны в целом. Наиболее показательными были оборона Одессы и Севастополя.

Действия в районе Одессы, продолжались в период с 5 августа по 16 октября 1941 против войск 4-й румынской армии, была оборонительной операцией войск Отдельной Приморской армии (генерал-лейтенант П. Софронов, с 5 октября – генерал-майор И.Е. Петров), проводилась силами и средствами Одесской ВМБ (контр-адмирал В. Жуков) и Черноморского флота (вице-адмирал Ф.С. Октябрьский). Несмотря на пятикратное превосходство, противнику не удалось овладеть городом с ходу. 19 августа был создан Одесский оборонительный район (ООР), что подчинялся Черноморскому флоту, организовано взаимодействие сухопутных войск с силами флота. Снабжение города осуществлялось транспортными судами и боевыми кораблями Черноморского флота. Последние, кроме того, поддерживали оборону огнем своих орудий. Однако продвижение немецких войск в Перекопского перешейка и растущая угроза Крыму сказались и на обороне Одессы. К концу сентября 1941 город оставался в глубоком вражеском тылу и дальнейшая его оборона в этих условиях становилась нецелесообразной. Ставка ВГК приняла решение эвакуировать ООР и за счет его войск усилить оборону Крымского полуострова.

Эвакуация ООР началась 1 октября и прошла скрыто для противника, который лишь через некоторое время понял об уходе войск из Одессы. К вечера 16 октября его передовые части вошли в Одессу. За это время было вывезено до 86 тыс. Защитников Одессы и 15 тыс. Человек гражданского населения, 462 орудия, 14 танков, 1400 автомобилей, 25 тыс. Т грузов. Только в ночь на 16 октября из Одессы эвакуировали 35 тыс. Советских воинов.

Не менее героической и одновременно трагической, страницей истории Черноморского флота является оборона Главной базы флота – г.. Севастополя, длившаяся 250 дней (с 30 октября 1941 по 4 июля 1942).

До войны Севастополь был подготовлен для обороны только с моря и воздуха. Система сухопутной обороны начала создаваться в июле 1941

Город был блокирован с воздуха и моря. К блокадного Севастополя из кавказских портов непрерывно доставляли продовольствие, боеприпасы, вооружение и пополнение человеческих потерь. Морские перевозки осуществлялись в условиях господства противника в воздухе, а с весны 1942 при противодействии его торпедных катеров и подводных лодок.

К середине июня 1942 начали испытывать недостаток боеприпасов, силы защитников Севастополя истощались. Командующий обороной города вице-адмирал Ф.С. Октябрьский получил разрешение Ставки ВГК на эвакуацию. Позорным планом эвакуации предполагалось вывоз только командного состава армии и флота, эвакуация же остальной части военнослужащих, в том числе раненых, не предусматривалась … Они были обречены.

С 25 июля 1942 началась «Битва за Кавказ», включающей совокупность оборонительных (25 июля – 31 декабря 1942) и наступательных (1 января – 9 октября 1943) операций советских войск, проведенных с целью обороны Кавказа и разгрома немецких войск, вторгшихся в его пределы.

Силы Черноморского флота совместно с Азовской военной флотилией поддерживали войска трех советских фронтов и действовали на морских коммуникациях противника вдоль западного и северо-восточного черноморского побережья, значительно усложнили противнику организацию перевозок, увеличили напряжение его сил, обеспечивавших движение транспортов.

На Черном море в период конца 1941-1943 гг. Были проведены крупнейшие морские десантные операции Великой Отечественной войны, которые имели не только тактическое, но и оперативное и стратегическое значение. В указанный период Черноморский флот (не считая действия флотилий, входивших в его состав) высадил 13 морских десантов. Яркими страницами в истории Черноморского флота стали десанты в районе Южной Озерейки и станички (район Мысхако) в феврале 1943, оборона «Малой земли», Новороссийска десантная операция 1943, Керченско-Эльтигенского десантная операция 1943

Важное место занимает крупнейшая в истории войны Керченско-Феодосийская стратегическая десантная операция войск Закавказского (с 30 декабря Кавказского) фронта сил Черноморского флота и Азовской военной флотилии, (25 декабря 1941 в 2 января 1942), проводимая с целью овладения Керченским полуостровом , отвлечение сил противника от Севастополя и создания условий для освобождения Крыма. В результате этой операции удалось предотвратить вторжение противника на Северный Кавказ, очистить от врага весь полуостров, а на захваченном плацдарме развернуть войска Крымского фронта и сорвать второй штурм Севастополя.

Овладение плацдармом в районе станички лишило противника возможности использовать Новороссийский порт и создало благоприятные условия для изгнания врага из Новороссийска.

В сентябре 1943 г.. Войска Северо-Кавказского фронта совместно с Черноморским флотом провели Новороссийско-Таманскую наступательную операцию. Во взаимодействии с войсками восемнадцатого армии флот осуществил Новороссийске десантную операцию (9-16 сентября), которая завершилась освобождением города-порта.

В результате Керченско-Эльтигенского десантной операции (31 октября – 11 декабря 1943), силы Северо-Кавказского фронта, Черноморского флота и Азовской военной флотилии захватили важный плацдарм на Керченском полуострове, который удерживали до начала Крымской наступательной операции 1944

К апрелю 1944 для советских войск на южном участке советско-германского фронта сложилась благоприятная ситуация для освобождения Одессы и Крыма.

Одесская наступательная операция проводилась войсками 3-го Украинского фронта в период с 26 марта по 14 апреля 1944 при содействии сил Черноморского флота и взаимодействия с военными 2-го Украинского фронта с целью освобождения Одессы и выходом на государственную границу с Румынией.

Ее следствием стал разгром одесского группировки противника и освобождения всей северо-западной части Черноморского побережья с портами Одесса, Очаков, Херсон, Николаев. Черноморский флот получил возможность перебазировать в северо-западный район Черного моря легкие силы флота и авиации. Это еще больше изолировало с моря крымскую группировку противника.

В период с 8 апреля по 12 мая 1944 войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией провели Крымскую стратегическую наступательную операцию с целью. В результате этой операции противника вытеснены из Крыма и созданы благоприятные условия для дальнейшего наступления на Балканы.

9 мая врага выбили из Севастополя, а 12 мая – разгромлены остатки немецких войск, отошли на мыс Херсонес. Черноморский флот вернулся в свою главную базу – Севастополь.

Во время боевых действий на море противник полностью потерял 102, были повреждены более 60 различных судов и боевых кораблей, а во время эвакуации немецких войск из Крыма с более 200 судов, участвовавших в эвакуации, 160 были затоплены, или получили повреждения. По данным противника, с 3 по 13 мая было потеряно на переходе морем до 42 тыс. Солдат и офицеров.

Летом 1944 Черноморскому флоту и Дунайской военной флотилии (создана в апреле 1944) была поставлена задача совместно с войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов окружить и уничтожить Ясско-Кишиневская группировки противника (Ясско-Кишиневская стратегическая наступательная операция с 20 до 29 августа) и в дальнейшем, развивая успех, вывести Румынию из войны. Черноморский флот силами авиации, подводных лодок и надводных кораблей прикрывал фланги советских войск от ударов с моря, поддерживал огнем части, действовавшие на приморских участках фронта, нарушал прибрежные морские сообщения противника, высаживал морские десанты в тыл и на фланги противника и оказывал помощь при форсировании Днестровского лимана и Дуная.

К концу дня 23 августа главные силы 3-й румынской армии, действовавшие на приморском направлении, оказались окруженными и прижатыми к морю. В связи с прорывом кораблей к Дунаю и высадкой десанта в село Жебрияны противник лишился последних путей отступления и сложил оружие. 26 августа показалась румынский речная флотилия.

ПОДІЛИТИСЯ:

ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ

Оперативно-стратегическое объединение Военно-морского флота Российской империи, СССР и Российской Федерации.

XVIII – начало XX века

Присоединение к России Крыма в 1783 году по итогам русско-турецкой войны поставило перед ней задачи обеспечить безопасность своих новых территорий от желающей взять реванш за своё поражение Османской империи. К тому времени на Чёрном море у России имелись суда Азовской и Днепровской флотилии, которые и стали костяком новосозданного объединения. 13 мая 1783 года была заложена главная база на юго-западном берегу полуострова — Севастополь.

Тревожная обстановка, сложившаяся на южных рубежах России, заставила формировать флот в ускоренном режиме. Большой вклад в его создание и укрепление внёс его первый командующий, князь Г. А. Потёмкин. Уже в 1787 году молодой флот принял боевое крещение во время очередной русско-турецкой войны. Турецкий флот превосходил его по численности, но моряки-черноморцы нанесли ему тяжёлые поражения в сражениях у острова Фидониси и в Днепровском лимане, у Керчи, Тендры и Калиакрии. С началом войны против Франции при Павле I эскадра Черноморского флота, которой командовал адмирал Ф. Ф. Ушаков, вышла в Средиземное море, захватив Ионические острова и основав базу на острове Корфу.

В начале XIX века южное направление продолжало оставаться для России одним из наиболее важных, и Черноморский флот продолжал активно развиваться. Во время русско-турецкой войны 1806-1812 годов эскадра под командованием Д. Н. Сенявина дошла до Эгейского моря и нанесла туркам два тяжёлых поражения — у Дарданелл и Афона. Во время новой войны с Османской империей, проходившей в 1828-1829 годах, флот оказал значительную поддержку наземным силам, сражавшимся с османами на Балканах и Кавказе.

Расцвет парусного Черноморского флота пришёлся на 1830-е — начало 1850-х годов, когда его командующим был выдающийся русский флотоводец, адмирал М. П. Лазарев. При нём он достиг пика своего могущества, став лучший парусным флотом во всём мире. В него входили 14 линкоров, 6 фрегатов, 4 корвета, 12 бригов и большое количество других судов.

Начало очередной войны на Чёрном море — Крымской — поначалу было для русского Черноморского флота удачным. 18 (по новому стилю — 30) ноября 1853 года эскадра П. С. Нахимова нанесла турецкому флоту тяжёлое поражение в порту Синоп. Однако вступившие в войну Англия и Франция ввели в Чёрное море свои эскадры пароходов, которые технически превосходили парусный русский флот. С началом обороны Севастополя большая часть судов была затоплена на входе в Севастопольскую бухту, чтобы закрыть проход вражеским кораблям в неё. Команды кораблей перешли на сушу и приняли активное участие в героической Севастопольской обороне. Их действиями успешно руководили адмиралы В. А. Корнилов, П. С. Нахимов и В. И. Истомин, погибшие во время 349-дневной обороны. В итоге Севастополь всё же был взят врагом. Согласно подписанному в 1856 году Парижскому мирному договору, Россия лишалась права держать военные корабли на Чёрном море, но сохраняла Крым в качестве своей территории.

В 1871 году ограничения были сняты, и Россия ускоренными темпами стала восстанавливать Черноморский флот. Уже к концу XIX века в его составе имелось 7 броненосцев, 1 крейсер, 3 минных крейсера, 6 канонерок, 22 эсминца и большое количество других судов.

Тяжёлые условия службы на флоте и начавшаяся в 1905 году Первая русская революция спровоцировали брожения на всём флоте. Особенно ярко они проявились на Черноморском флоте. Летом 1905 года восстала команда броненосца «Князь Потёмкин-Таврический», уведшая его в Румынию и сдавшаяся местным властям. Осенью того же года вспыхнуло восстание уже в самом Севастопольском гарнизоне, центром которого стал крейсер «Очаков». Руководителем восстания был лейтенант П. П. Шмидт, Мятежный крейсер поддержали ещё 11 кораблей Черноморского флота, однако восстание было подавлено. Шмидт и трое его помощников были казнены, многие участники осуждены.

В последующие годы флот продолжал активно развиваться. К началу Первой мировой войны в его составе насчитывалось: 6 броненосцев, 2 крейсера, 17 эсминцев, 12 миноносцев, 4 подлодки, значительное количество других кораблей. Несколько современных кораблей, в том числе линкоров дредноутного типа, было построено уже во время боевых действий. Тем не менее, значительных успехов во время борьбы с германо-турецким флотом достичь не удалось — более того, противнику удалось бомбардировать все крупные порты. В 1916 году Николай II снял с должности командующего флотом адмирала А. А. Эбергарда, заменив его А. В. Колчаком. Ему удалось организовать блокаду района добычи угля в Анатолии, лишив Османскую империю ценного топлива и тем самым снизив активность турецкого флота в акватории Чёрного моря.

1917-1941 годы

Февральская революция спровоцировала новые брожения на всём флоте, и Черноморский не стал исключением. Разложение воинской дисциплины и образование судовых комитетов сыграло пагубную роль в организации управления им. Окончательно довершила падение флота Октябрьская революция, уничтожившая структуры централизованного управления ВМФ. В первые месяцы после неё прошли два Общечерноморских съезда, были образованы Военно-революционный комитет, Севастопольский совет, Черноморский Центрофлот. До тысячи офицеров были убиты восставшими матросами. Сложившаяся в Крыму, Одессе и Новороссийске обстановка подтолкнула новую власть начать массовую демобилизацию.

Заключённый с Германией мирный договор не предусматривал передачу ей всех кораблей российского Черноморского флота, однако весной 1918 года она вторглась в Крым, объявив его сферой своих интересов. Часть кораблей была передана немцам в Севастополе, а после поражения Германии перешла к руки Антанты и была передана Белому движению. Ряд кораблей, команды которых поддерживали Советскую власть, был затоплен у Новороссийска, в Цемесской бухте, некоторые из них в последующие годы были подняты и восстановлены.

На протяжении практически всей Гражданской войны Чёрное море находилось под контролем Вооружённых Сил Юга России и иностранных интервентов. В 1920 году в распоряжении П. Н. Врангеля уже было более 130 судов. После поражения Белого движения на этих кораблях уходили в эмиграцию остатки белогвардейских частей и прочие не пожелавшие оставаться в Советской России люди. Суда были интернированы в порту Бизерта в Тунисе, бывшем в те годы французской колонией. Франция предложила вернуть их Советской России в обмен на признание долгов царской России, но Москва отказалась, в результате корабли были разобраны.

В мае 1920 года были созданы Морские силы Чёрного и Азовского морей, ставшие структурной частью Рабоче-Крестьянского Красного Флота. Восстановление флота было практически закончено к 1928 году, ряд кораблей был переведён сюда с Балтийского моря. В последующие годы Черноморский флот получил мощнейший толчок развития — к началу Великой Отечественной войны в его составе имелось более 500 боевых кораблей, более 600 самолётов военно-морской авиации, мощная береговая оборона и система противовоздушной обороны. Кроме того, на Чёрном море имелась Морская пограничная охрана НКВД СССР — более 100 катеров. С марта 1939 года флотом командовал Ф. С. Октябрьский.

Великая Отечественная война

Гитлеровский план нападения на СССР предусматривал выведение из строя советского ВМФ в первые дни войны. Однако флот встретил противника в полной боевой готовности. Уже в ночь с 21 на 22 июня 1941 года черноморской ПВО был отражён налёт на Севастополь немецких бомбардировщиков. ВВС Черноморского флота в первые дни войны нанесла удары по портам и промышленным центрам союзницы Германии — Румынии.

Германский и итальянский флоты появились в Чёрном море несколько позже, на первых порах основным противником Черноморского флота был румынский флот. Также имелись стычки с болгарскими судами, несмотря на то, что Болгария официально не находилась в состоянии войны с СССР. На суше моряки принимали активное участие в обороне Одессы, Севастополя и Керченского полуострова.

Во время битвы за Кавказ основная тяжесть боёв на море легла на подлодки, дислоцированные в закавказских портах Батуми и Поти. На суше моряки также продолжали сражаться — они обороняли Новороссийск и Туапсе, перебрасывали десанты на «Малую землю» в районе Мысхако, в Новороссийск, на Керченский полуостров, в районе Констанцы.

Черноморский флот, оправившийся от тяжёлых поражений 1942 года, проявил себя во время освобождения Крыма, Николаева, Одессы, Молдавской ССР и Румынии. Во время освобождения Восточной Европы особенно отличилась входившая в его состав Дунайская военная флотилия, освобождавшая вместе с сухопутными частями Белград, Будапешт и Вену.

В общей сложности за время войны более 200 моряков-черноморцев были удостоены звания Героя Советского Союза. Ряд кораблей, частей и соединений стали гвардейскими или были награждены орденами.

После войны

В послевоенные годы Черноморский флот был полностью перевооружён на новую технику, обзавёлся реактивными самолётами. Он стал одним из ведущих оперативно-стратегических объединений ВМФ СССР, способным выполнять боевые и учебные задачи в различных частях планеты, что доказали многочисленные морские и океанские походы в Средиземноморском и Атлантическом регионах.

Распад СССР тяжело ударил по Черноморскому флоту. Значительная часть его береговой инфраструктуры оказалась на территории обретших независимость Грузии и Украины. В 1991 году Верховный Совет Украины распорядился все воинские части, дислоцированные на её территории, переподчинить новой украинской власти. Это касалось и Черноморского флота, статус которого стал причиной кризиса в российско-украинских отношениях начала 1990-х годов. Длительные переговоры между Л. М. Кравчуком и Б. Н. Ельциным привели к тому, что сначала Черноморский флот получил статус Объединённого флота России и Украины, а затем за несколько лет был разделён. Большую роль в сохранении российского флота на Чёрном море сыграл адмирал Э. Д. Балтин, сумевший сохранить все вверенные ему корабли и части в состоянии боевой готовности. В 1993 году Черноморский флот под его командованием успешно провёл операцию по эвакуации из Абхазии мирного населения в условиях грузино-абхазского вооружённого конфликта.

Процесс раздела был завершён к началу 2000-х годов, Севастополь оставался базой одновременно российского и украинского ВМФ вплоть до 2014 года, когда в результате референдума Крым возвратился в состав России. Украинские корабли частью покинули Крым, уйдя в Одессу, частью остались и были интернированы. Все соглашения о статусе Черноморского флота, подписанные до того, были денонсированы Россией.

В настоящее время Черноморский флот продолжает оставаться одним из важнейших оперативно-стратегических объединений ВМФ России. Среди его задач — обеспечение российского военного присутствия на Чёрном море, обеспечение безопасности судоходства в его акватории, защита экономических и политических интересов России в регионе. Во время военной операции в Сирии ряд кораблей принимал участие в боевых действиях.