Конвейер смерти 2004

«Бревна» для победы великой Японии (18+)

Среди обвиняемых на Хабаровском процессе были командующий Квантунской армией генерал Ямада Отозоо, бывший начальник санитарного управления генерал-лейтенант медицинской службы Кадзицука Рюдзи, бывший начальник отдела бактериологического отряда №731 генерал-майор Кавасима Киоси, бывший научный работник бактериологического отряда №100 поручик Хиразакура Дзенсаку, бывший санитар-лаборант филиала №162 отряда №731 Курусима Юдзи.

Почему они? «Для этого процесса специально отбирались военные, находящиеся на разных постах, начиная с командующего Квантунской армией и заканчивая санитаром-лаборантом. Людей отбирали по разным лагерям, где содержались японские военнопленные. За отбор фигурантов для показательного процесса отвечало тогдашнее МВД СССР. Было отобрано 100 человек, и уже из них прокурор выбрал этих 12 человек, которых и судили в Хабаровске», — рассказывает японский журналист Кондо Сёндзи, долгие годы занимающийся расследованием преступлений 731-го отряда.

Центральное подразделение отряда №731 располагалось в двадцати километрах от Харбина. Оно появилось здесь в 1938 году.

Секретное письмо руководства МВД и МИД — Сталину

Официально отряд занимался водоснабжением и профилактикой воинских частей, а на самом деле это был японский центр по подготовке бактериологической войны. Здесь производились возбудители тифа, столбняка, сибирской язвы, оспы, холеры и многих других страшных заболеваний.

Руководил отрядом Исии Сиро — доктор медицины, доктор технических наук, доктор естественных наук, а еще изобретатель фильтров для очистки воды и культиваторов для выращивания бактерий. «Японский народ превосходит все другие народы. И будет вполне справедливо, если японцы станут править миром», — утверждал Исии Сиро, которому удалось избежать советского плена. Главным оружием для завоевания мира Исии считал бактерии чумы.

Исии Сиро. Фото: Wikimedia

Дело двенадцати японских военных преступников рассматривалось в открытом судебном заседании Военным трибуналом Приморского военного округа. По комсомольским организациям и трудовым коллективам распространялись билеты на процесс, проходивший в хабаровском Доме офицеров Советской армии.

Из речи на процессе бывшего командующего Квантунской армией генерала Ямада Отозоо: «Я признаю себя виновным в том, что непосредственно осуществлял руководство подготовкой бактериологической войны против СССР, Китая, Монгольской народной республики, Англии, США и других стран. Я также должен признать, что эта подготовка была направлена прежде всего против Советского Союза. Именно этим и объясняется, что бактериологические отряды 731-й и 100-й и их филиалы были расположены поблизости от границ с Советским Союзом».

Из речи на процессе бывшего генерал-лейтенанта ветеринарной службы Квантунской армии Такахаси Такаацу: «Если преступник приговорен к смерти, то лучше его умертвить для науки».

Из речи на процессе бывшего начальника отдела отряда №731 генерал-майора Кавасима Киоси: «Отряд 731 имел специальную тюрьму, где в условиях строгой изоляции содержались подопытные, именуемые сотрудниками отряда «марута» — «бревнами». Я могу сказать, что в 731-м отряде ежегодно умирало от производства опытов по заражению заключенных острыми инфекционными болезнями не менее 600 человек».

— В общей сложности в здании тюрьмы содержалось около трех тысяч человек. И достоверно известно, что несколько десятков их них были русскими, — рассказывал мне известный японский адвокат Цучия Кокэн, помогающий родственникам подопытных получить компенсацию от японского правительства. — Токийский центральный суд впервые признал, что японская армия на территории Китая путем заражения бактериями чумы, холеры и распространения других инфекционных заболеваний погубила как минимум 10 тысяч человек. Я считаю, что эта цифра еще больше. Сейчас у нас 180 истцов. И каждая семья должна получить по 100 тысяч долларов. Этой суммы совершенно недостаточно. Это символическая компенсация. Японская армия производила преступные действия, запрещенные как Женевским, так и Гаагскими соглашениями. То, что было сделано японскими военными, является преступлением против гуманизма. И несмотря на то, что японское правительство все это признало, оно заявило, что не готово выполнять требования истцов, то есть компенсация так и не выплачена.

Заражение чумой

Как происходило заражение чумой? Подопытных выводили на полигон, раздевали догола, укутывали толстыми одеялами, оголенными оставляли лишь ягодицы, на голову надевали металлические каски и привязывали к столбам. Такая экипировка, по мнению японских «врачей», должна была защитить «бревна» от ранений во время бомбометания.

Самолеты сбрасывали в районе привязанных к столбам «бревен» начиненные чумными блохами керамические бомбы, в каждой — до 30 тысяч блох.

Исии Сиро, руководитель 731-го отряда, очень гордился разработанными им низкотемпературными керамическими бомбами. Коллеги Исии утверждали, что идею сделать бомбы из керамики подала ему одна из гейш, с которыми Исии любил уединяться. Дело в том, что при столкновении обычной бомбы с землей температура металла была очень высокой и чумные блохи гибли. А керамическая бомба при ударе о землю просто разбивалась, и тысячи блох живыми и невредимыми разбегались в разные стороны. Длина такой керамической бомбы была один метр, диаметр — тридцать сантиметров, а вес — около четырех килограммов.

На протяжении пяти часов «бревна» оставляли привязанными наедине с чумными блохами. Затем подопытных возвращали в тюрьму отряда, где экспериментаторы наблюдали, как в течение двух-трех дней люди превращались в черные мумии.

— А мы и не пытались их спасать. Я же вам объясняю: нашей целью было измерение уровня жизнестойкости произведенных нами бактерий, — рассказывал мне бывший сотрудник 731-го отряда Синодзука Ёсио, которому, как и его шефу, удалось избежать наказания за эксперименты над людьми. — То есть чем быстрее человек заболеет, чем быстрее умрет, тем лучше была наша работа. Нам в секционную привозили уже такого больного, который вот-вот должен умереть. Мне первым делом приказывали обмыть тело. Я брал длинный резиновый шланг и поливал человека водой, а потом действовал шваброй, обычной шваброй, которой моют пол. Тяжелее всего было мыть шваброй лицо человека.

Работы по вскрытию зараженного чумой нужно было проводить очень быстро, чтобы спасти бактерии, потому что эти бактерии в шестьдесят раз сильнее первоначальных. Как только человека вскрывали, каждый бросался к своему органу, словно волк на мясо, и начинал работу. Прежде всего нас интересовали легкие. Мы их вынимали, резали ножницами и использовали для размножения новых бактерий.

В ожидании керамической бомбы с зараженными блохами

«Бревна» заражали чумой не только с помощью керамических бомб. Вакцину чумы напрямую вводили в кровь или угощали подопытных пирожками с начинкой из чумных или тифозных бактерий, а «на десерт» могли выдать пропитанные бактериями паратифа арбузы или дыни.

Кроме инфицирования подопытных, члены отряда проводили заражения целых районов. Из показаний генерал-майора медицинской службы Кавасима Киоси на Хабаровском процессе: «В 1941 году, летом, в районе города Чандэ, в Центральном Китае, с самолетов на китайцев были сброшены чумные блохи. В августе 1942 года бактериологическая операция была проведена в районе городов Юйшань, Цзиньхуа и Фуцзянь. Чумные бактерии распространялись при помощи блох, а остальные бактерии рассеивались в чистом виде путем заражения водохранилищ, колодцев, рек. Бактериологическая операция была проведена полностью по плану и полностью удалась».

— Первой и основной причиной для создания такого отряда была идея, которая тогда овладела всей Японией, — это нападение на Советский Союз. Японская армия во все времена считала Советский Союз своим потенциальным противником, — рассказывает профессор истории Центрального университета в Токио Ёсими Ёсиаки. — И для того, чтобы вторгнуться на территорию такого мощного противника, японской армии нужно было новое действенное оружие. В качестве такого рассматривались как раз ядовитый газ и бактериологическое оружие.

Перевозка японского бактериологического оружия. Документальная съемка

В 1939 году 731-й отряд применил бактериологическое оружие против СССР в районе Халхин-Гола. За эту операцию Исии Сиро получил благодарность командующего 6-й отдельной армией. Перевозкой бактерий на Халхин-Гол занималась группа подростков из 731-го отряда.

— Бактерии тифа растворялись в специальном питательном растворе, который заливался в канистры. Эти канистры аккуратно укладывались в деревянные ящики и обкладывались сухим льдом. Мы сели в Харбине на пассажирский поезд вместе с пассажирами, которые и не подозревали, что рядом с ними перевозится бактериологическое оружие, и отправились в сторону Хайлара. Там мы перегрузили ящики с канистрами в грузовики, и груз двинулся в сторону Советского Союза. На границе раствор бактерий тифа был вылит в верхнее течение реки Аргунь, — рассказывает бывший сотрудник 731-го отряда Синодзука Ёсио.

Вскрытие живых

Мало кто из оставшихся в живых членов 731-го отряда готов рассказывать о своих деяниях во время Второй мировой войны. Вот типичные ответы бывших военнослужащих этого отряда на просьбу об интервью: «Ненавижу Россию. Жаль, что мы не успели доделать нашу бомбу и не сбросили ее на вас» (Мидзобути Тосими); «Пошла в ж…! Не хочу ни вспоминать о прошлом, ни слышать о нем вопросы, тем более от русских» (Ямада Сигэдзо). Однако есть и такие, кто готов вспоминать эксперименты над людьми. Например, тот же Синодзука Ёсио, который специализировался на тифе и чуме.

Иваса Кэн, после войны много лет проработавший терапевтом, занимался в 731-м отряде вскрытием живых людей. О своей работе он вспоминает с удовольствием:

— Гораздо лучше тренироваться, оттачивать мастерство не на трупах, а на живых людях. Ты быстрее научишься, быстрее поймешь что к чему, если человек будет живой. Ведь это все, как в действительности, и кровь течет…

Когда я только поступил в 731-й отряд, во мне еще оставалось что-то человеческое: я где-то боялся, где-то чувствовал себя неуверенно, где-то задумывался о происходящем. Но все проходит очень быстро: два-три раза вскрыл живых, а потом уже дальше продолжаешь работать спокойно и перестаешь что-то чувствовать.

У нас в секционной была совершенно особенная атмосфера. Все мило улыбались друг другу, как будто ничего особенного не происходило. Нам же тогда говорили: «Мы все стараемся для победы Японии в войне. Мы должны повышать свое мастерство, чтобы наша страна победила».

Первый раз я вскрыл живого человека в 1941 году. Привезли двоих. Один был солдатом Китайской армии, членом Коммунистической партии Китая. Он был гордый и крепко сложенный. А второй был крестьянин. Он всего боялся и плакал. В операционной было два стола. Около каждого стола стояла молоденькая медсестра. Они, звеня инструментами, раскладывали скальпели, ножницы, пилы. Член компартии Китая, как ни странно, сам подошел и лег на стол, даже не сопротивлялся. Он вел себя сдержано и мужественно. А крестьянин не хотел взбираться на операционный стол. Его подталкивали к столу, а он отскакивал. Это продолжалось довольно долго. Я подумал, что если я ничего не сделаю, то главврач и другие старшие скажут, что я, Иваса, ни на что не годен. Поэтому я силой толкнул крестьянина к столу. Причем я очень четко помню, что в тот момент я думал о том, что если я при этом оступлюсь и упаду, то это будет выглядеть очень смешно. Поэтому я сильно уперся ногами и с силой толкнул крестьянина к столу. Он понял, что сопротивляться уже бесполезно и, опустив голову, поплелся к столу.

Нам было дано задание удалить у этих двух «бревен» аппендицит. В то время в японской армии многие солдаты умирали от приступов аппендицита. Операции эти делались тогда плохо. Со мной в операционной были еще пять моих товарищей. И каждый из нас сделал на теле подопытных свой разрез в поиске аппендицита. Когда аппендицит был удален, нам сказали изымать у «бревен» печень, почки, селезенку… Крестьянин к этому времени уже умер, а молодой коммунист продолжал дышать, несмотря на то, что ему в сердце уже ввели воздух.

Тогда главный врач сказал мне: «Введи ему в большом количестве наркоз в вену». После того, как я стал вводить, примерно через полминуты он захлебнулся своим дыханием и замолк. Вы думаете, что я раскаивался в том, что я делал? Нет, наоборот, я думал, что я смог сделать эту работу, сделал это!

Курихара Тору, председатель совета по расследованию истинных фактов о деятельности отряда №731:

— В отряд часто приезжали с инспекциями представители руководства Квантунской армии и, разумеется, тут же просились полюбоваться на вскрытия людей. Они делали заказы: я хочу увидеть, как из человека вытаскивают внутренности, а я хочу увидеть, как устроена система мужских половых органов, в частности, яичек. А мне, пожалуйста, разрежьте и вытащите матку. И врачи отряда, согласно заказанному, вскрывали людей.

После проведенных экспериментов трупы подопытных за ненадобностью тут же грузились на электротележки и отправлялись в крематорий, находящийся на территории отряда.

Обморожение

Опыты по обморожению были одними из самых важных в 731-м отряде. Эксперименты проводились для того, чтобы во время войны с СССР, продвигаясь на север, на холодные территории, защитить своих солдат и научиться эффективно лечить их в случае обморожения.

Японцы посчитали, что «бревен», привозимых на территорию 731 отряда, не хватает, и поэтом решили использовать в опытах по обморожению русских студентов, обучающихся в университетах Харбина. Вспоминает Алексей Катков, проживавший в Харбине с 1926-го по 1945 год:

— Я учился на втором курсе Северо-Маньчжурского университета. К нам в аудиторию зашел наш инспектор Геннадий Филиппович Родоман и крикнул: «Берите пять самых здоровых ребят и идите в украинский клуб. Мы пошли. А там уже ребята с механического, Боря Усов, рекордсмен в толкании ядра. Нам оголили руки, поставили медицинские датчики и засунули пальцы глубоко в лед. Японцы стоят такие культурные, в белых халатах, из-под халатов выглядывают хромовые сапоги, нашивки всякие просматриваются через воротник. Они стояли и смотрели за датчиками. А ребята через полчаса стали падать в обморок. Японцы быстро приводили их в чувство, извинялись. Все упали в обморок кроме меня. Они записали все мои данные. Потом разморозили мои пальцы. Видимо, на нас они проверяли морозоустойчивость белого русского человека.

Эксперимент, который японцы проводили над русскими студентами, назывался «пробой на холод».

Главный специалист по обморожению отряда №731 Ёсимура Хисато, который также, как и многие члены отряда, так и не был осужден, проводил эксперименты и на детях. Он обмораживал маленьких детей, а потом писал об этом отчеты, рапорты, сопровождал их фотографиями и представлял доклады в медицинских кругах Японии. Кстати, в 1978 году в день рождения императора, министр просвещения Японии вручил Ёсимуре Хисато Орден Восходящего солнца за «новаторскую деятельность в науке».

В материалах Хабаровского процесса есть показания свидетеля Куракадзу: «В тюрьме содержались заключенные, среди которых были китайцы и русские. На всех заключенных были ножные кандалы. У троих китайцев не было пальцев на руках, у других кости пальцев были оголены. Ёсимура объяснял мне, что это результаты экспериментов по обморожению, которые он проводил».

В начале 2000-х, уже будучи очень пожилым человеком, в интервью журналистам Ёсимура сказал: «Это были не столько эксперименты по обморожению, сколько исследования реакции на холод с научно-биологической точки зрения. Это называется — реакция конечностей на испытание холодом. То есть мы всего лишь проверяли, как реагируют сосуды конечностей на холод».

В 731-м отряде проводились и другие страшные эксперименты. Например, человеку вводили кровь лошади и смотрели, что из этого получится. Еще в здании отряда была специальная экспериментальная стеклянная комната для того, чтобы за происходящим там можно было наблюдать со всех сторон. Комната была шестиугольной и абсолютно герметичной.

— «Бревна» помещали в эту комнату и меняли давление. Это делалось для того, чтобы узнать, как организм реагирует на разный уровень разреженности воздуха на разных высотах, скажем, для японских пилотов. Это было страшное зрелище, потому что в конечном счете подопытный раздувался и просто взрывался на мелкие кусочки. Это был один из самых ужасных опытов, — рассказывает журналист Кондо Сёндзи.

Фото с хабаровского процесса над 12 японскими военными

Из допроса обвиняемого бывшего сотрудника отряда №100 старшего унтер-офицера Митомо Кадзуо на Хабаровском процессе: «Эксперименты над живыми людьми проводились в августе-сентябре 1944 года. Содержание этих экспериментов заключалось в том, чтобы незаметно от подопытных лиц давать им снотворные средства и яды. Подопытных было семь-восемь человек, русских и китайцев. В числе медикаментов, использованных на опытах, были корейский вьюнок, героин и зерна касторника. Эти яды примешивались к еде. Все подопытные через две недели ослабевали после проводимых над ними опытов, и больше использовать их было нельзя. С целью конспирации все подопытные умерщвлялись. Один подопытный русский по приказу научного сотрудника Мацуи был умерщвлен путем введения ему одной десятой грамма цианистого калия. Это я ввел ему цианистый калий. После этого я анатомировал труп на скотомогильнике в отряде. А потом зарыл труп прямо там же, на скотомогильнике.

Государственный обвинитель: Вам известны другие случаи убийства подопытных людей?

Митомо Кадзуо: Двое русских подопытных и один китаец из жандармерии были расстреляны на том же месте на скотомогильнике.

Государственный обвинитель: Значит, будет правильно сказать, что все люди, которые попали в отряд №100 для производства над ними опытов, должны были погибнуть?

Митомо Кадзуо: Это будет правильно».

Для бесперебойной работы по экспериментам над людьми постоянно нужны были новые жертвы. В отряде всегда было не меньше 80 «бревен». По мере того, как испытуемые умирали, в отряд доставлялись новые люди.

— Я работал в жандармерии Квантунской армии, — рассказывает унтер-офицер Мотохара Масао. — В то время в Манчжурии было много советских шпионов. Мы их отлавливали и допрашивали. Конечно, все решалось с помощью пыток. Самая распространенная пытка была такая: человека укладывали на лавку, руки связывали под лавкой, открывали насильно рот, на губы клали полотенце и туда постоянно лили воду. То есть человека насильно напаивали огромным количеством воды. В конце концов люди теряли сознание. Когда нам эти люди были уже не нужны, мы отдавали их в 731-й отряд. Передача происходила недалеко от вокзала в Харбине. Самый старший из группы отряда 731, его звали Мисуми Гочо, принимал документы, расписывался, что «бревна» принял, вручал мне подписанные бумаги, а «бревна» заталкивал в кузов грузовика. Эмоций у меня никаких не было. Это примерно такой же процесс, как передача товара. Мы, жандармы, привозили товар, они его принимали по описи, взамен выдавали чек. Только и всего. Тут не может быть эмоций.

Указ о создании 731-го и 100-го отрядов издал император Сёва Хирохито, биолог по профессии, которого историки характеризуют как правителя, который прежде, чем поставить свою печать под документом, всегда разбирался в сути подписываемого документа. Поэтому он не мог не знать, какое разрабатывается оружие, какие и зачем проводятся эксперименты на территории созданного японцами марионеточного государства Маньчжоу-го.

— Сейчас я задумываюсь, почему мы творили эти ужасные преступления и даже не пытались протестовать против того, что делали. И я понимаю, что причиной этому послужило наше воспитание и образование. В то время в школе, начиная с младших классов, всех воспитывали так, что император — это наш живой Бог, — говорил мне бывший член 731-го отряда Синодзука Ёсио.

Роковой день

9 августа 1945 года членам отряда поступил приказ уничтожить все оборудование и все «бревна». Чтобы не оставалось живых свидетелей, людей умерщвляли цианистым калием, отравив им пищу. Трупы перетаскивали во двор и сжигали в специально вырытых больших ямах.

— До подхода советских войск нам предстояло уничтожить трупы, разрушить тюрьму и укрыться в безопасном месте. Поэтому нас ни на минуту не покидала мысль о том, что мы не можем считать себя в безопасности, пока останется несожженным хотя бы один труп, — вспоминал избежавший наказания бывший член 731-го отряда, взявший себе после войны псевдоним Х. Акияма.

Все эксперименты на людях члены отряда фиксировали на фото- и кинопленку, а кроме того этапы проведения опытов зарисовывали и специально нанятые художники. Почти все эти материалы бесследно исчезли. Участники отряда утверждают, что якобы все материалы о деятельности отряда перед эвакуацией в Японию, были сожжены. Хотя адвокаты и японский журналист Кондо Сёндзи, долгие годы занимающиеся проблемой 731-го отряда, считают, что эти материалы не уничтожены, их просто скрывают от общественности.

— В определенном смысле это были практически бесценные материалы, потому что опыты проводились не на животных, а на живых людях. И они, безусловно, были очень нужны Америке, которая предполагала, что в будущем сможет использовать их для войны со своим главным врагом — Советским Союзом. В связи с чем якобы и была заключена сделка, согласно которой Америка спасает жизнь руководителю 731-го отряда Исии Сиро и его ближайшим приспешникам (их не судили ни на Токийском, ни на Хабаровском процессах), а взамен получает все материалы по опытам на людях. Большая часть материалов по исследованиям 731-го отряда были вывезены в Америку. Известно, что США переработали эти материалы с большой пользой для себя и использовали, в частности, в войне с Северной Кореей, — рассказывает профессор истории Центрального университета в Токио Ёсими Ёсиаки. По всей видимости, именно по этой причине США категорически возражали против включения вопроса по разработке и применению Японией бактериологического оружия в повестку Токийского суда.

— После войны те люди, что работали в 731-м отряде, практически все смогли повысить свой статус и положение. Многие из них стали ректорами или деканами в медицинских институтах и университетах. Экспериментируя над людьми, они получили богатую информацию для диссертаций. Это дало им преимущество в научном плане по сравнению с зарубежными коллегами. А в самой Японии скрывалось, чем они на самом деле занимались во время войны. И надо сказать, что эти люди, уже находясь на высоких должностях в Японии, продолжали относиться к пациентам с жестокостью и то и дело использовали их для опытов. Для них пациенты так и оставались марута — «бревнами», — говорит японский журналист Кондо Сёндзи.

Руководитель 731-го отряда Исии Сиро, избежавший наказания за совершенные им преступления, до конца своих дней повторял: «Бактериологическая армия спасла Японию».

— Тогда я думал, что Исии Сиро старается для страны, ради страны готов экспериментировать над людьми. Это человек, который все делает для победы, и для победы Японии он очень важная личность. Я относился к нему с искреннем уважением, — говорит бывший член 731-го отряда Иваса Кэн.

Исии Сиро похоронен на кладбище Гэккэйдзи в Токио. Его могилу тщательно охраняют от посторонних глаз. «Могилы, чтобы поклоняться. Вот вы готовы поклоняться могиле Исии Сиро? А нет, так проваливайте отсюда, да поскорее», — прокричал нам рядом с могилой японского палача служитель синтоистского храма.

Том уголовного дела

Все осужденные по Хабаровскому процессу были отправлены отбывать срок наказания в исправительно-трудовой лагерь в с. Чернцы Ивановской области. Лагерь располагался в бывшей барской усадьбе, после революции ставшей домом отдыха железнодорожников.

Японские военнослужащие были приговорены к различным срокам наказания — от двух до 25 лет. Первого осужденного по Хабаровскому процессу освободили уже в 1951 году. А последние вышли на свободу в 1956-м, накануне подписания Советско-Японской совместной декларации о восстановлении дипломатических и консульских отношений.

Причем перед отправкой в Японию бывшим военнослужащим Квантунской армии устроили пышный банкет, выдали одежду по последней моде и организовали экскурсию в Москву на Красную площадь.

Тайна отряда 731 (особо впечатлительным проходить мимо)

Откуда энциклопедии знают, сколько человек может прожить без воды, еды, воздуха или даже печени? Ответ прост: данные были получены в результате реальных садистских экспериментов. История настолько жуткая, что о ней стараются не вспоминать.

Нынешнее негативное отношение к Японии со стороны Китая, КНДР и Южной Кореи объясняется главным образом тем, что Япония не наказала большую часть своих военных преступников. Многие из них после Второй Мировой войны продолжали жить и работать в Стране восходящего солнца, а также занимать ответственные посты. Даже те, кто производил биологические опыты на людях в печально известном специальном «отряде 731». Это мало чем отличается от опытов доктора Йозефа Менгеля. Жестокость и циничность таких опытов не укладывается в современном человеческом сознании, но они были вполне органичны для японцев того времени. Ведь на кону тогда была «победа императора», и он был уверен, что дать эту победу могла только наука.
Однажды на сопках Манчжурии заработал страшный завод. Его «сырьем» стали тысячи живых людей, а «продукция» могла уничтожить все человечество за несколько месяцев… Китайские крестьяне боялись даже приближаться к странному городу. Что творится внутри, за забором, никто достоверно не знал. Но шепотом рассказывали жуть: мол, японцы похищают или завлекают туда обманом людей, над которыми затем проводят страшные и мучительные для жертв опыты.
Начало этому жутчайшему делу было положено в 1932 году, когда на территории оккупированного Китая тайными службами Японии было принято решение открыть экспериментальный биологический центр. Нечто среднее между концентрационным лагерем, научной лабораторией и пыточным комплексом.
istpravda.ru
Отряд был размещен в 1936 году около деревни Пинфан (на тот момент территория государства Маньчжоу-го). Он состоял из почти 150 зданий. В отряд шли выпускники самых престижных японских университетов, цвет японской науки.
Отряд разместили в Китае, а не в Японии, по нескольким причинам. Во-первых, при дислокации его на территории метрополии очень сложно было соблюсти режим секретности. Во-вторых, в случае утечки материалов, пострадало бы китайское население, а не японское.

Основной задачей «Отряда 731» было исследование вирусов, бактерий, природных ядов и разработка эффективных методов массового умерщвления с их помощью. Для расчистки места под исследовательский центр было сожжено 300 крестьянских домов. Параллельно жандармы и военные занялись поставкой человеческого материала. В основном это были проживавшие неподалеку китайцы и русские. Но «Отряд 731» не брезговал и монголами с корейцами.

Людей (их здесь называли «бревнами») заражали чумой, холерой, сибирской язвой и прочими живописными болезнями, и, естественно, занимались вовсе не лечением, а наблюдениями за ходом процесса. Если человек выздоравливал — его заражали вновь и вновь, пока он не погибал в адовых страданиях. Очень важно было обеспечить разнообразие материала, потому в расход шли и мужчины, и дети, и беременные женщины.
«Мы считали, что “бревна” — не люди, что они даже ниже скотов. Впрочем, среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хоть сколько-нибудь сочувствовал “бревнам”. Все считали, что истребление “бревен” — дело совершенно естественное», — говорил один из служащих «отряда 731».
«Наши опыты показали, что выносливость человека приблизительно равна выносливости голубя. В условиях, в которых погибал голубь, погибал и подопытный человек» — говорил другой служащий.

Но если бы дело ограничилось исключительно бактериально-вирусными экспериментами… Нет, любопытство японских врачей простиралось далеко за грани человеческого разума и морали! Людей замораживали, снимая на камеру процесс трансформации живых тканей и развитие гангрены. Людей вскрывали заживо, постепенно удаляя один орган за другим и наблюдая, как долго это тело продержится в живых. И, естественно, во время вивисекции никакой анестезии!

Помимо хирургической ампутации внутренних органов и конечностей процветали эксперименты по замораживанию рук и ног у живых людей с их последующим отламыванием. Попробуй-ка представить, с каким хрустом отламывается у человека заледеневшая рука. А еще попробуй представить, что тебе отрезали обе ноги, а потом приделали их обратно, только наоборот: правую на место левой, а левую на место правой. Да, и такое тоже регулярно проделывалось в стенах «Отряда 731». А вокруг пациента доктора в белых халатах с секундомером — засекают, когда последняя кровь из «бревна» вытечет.

Женщин-заключенных насиловали, чтобы изучать, как будет проходить беременность, если женщину заразить холерой или сифилисом. Вот что вспоминал сотрудник лаборатории:

«Один из исследователей сообщил мне, что у него намечен эксперимент над человеком, но у него есть еще время кого-нибудь убить. Вместе с коллегой он взял ключи и открыл камеру, где сидела китаянка. Пока сотрудник ее насиловал, другой тоже взял ключи и отпер соседнюю камеру. Там находилась китаянка, над которой недавно был проведен эксперимент с заморозкой. У нее были отломаны несколько пальцев и торчали почерневшие кости с признаками гангрены. Но сотрудник все равно собрался ее изнасиловать. Остановило его лишь то, что он увидел: ее половые органы гнили и из них капал гной на пол. Так что он забросил эту затею и отправился дальше на экспериментальные работы».

Именно из педантично сделанных записей «докторов» мир узнал, сколько времени люди могут прожить без воздуха, воды, сна или на экстремальном морозе.
Так в «отряде 731» было сделано еще одно «открытие»: человеческое тело на 78% состоит из воды. Для этого людей помещали в жарко натопленную комнату с низкой влажностью. Человек обильно потел, но ему не давали пить, пока он полностью не высыхал. Затем тело взвешивали, при этом оказывалось, что весит оно около 22% от первоначальной массы.
Всего в «Отряде 731» насчитывалось три отдела, состоящих из двадцати исследовательских групп. Так что пыточная наука была поставлена с размахом и работала с мощью стремительного конвейера. Общее число жертв составило около трех тысяч человек, из них почти треть — русские.
В июле 1944 года лишь позиция премьер-министра Тодзе спасла Соединенные Штаты от катастрофы. Японцы планировали с помощью воздушных шаров переправить на американскую территорию штаммы различных вирусов — от смертельных для человека до тех, которые будут губить скот и урожай. Но Тодзе понимал, что Япония уже явно проигрывает войну, и при атаке биологическим оружием Америка может ответить тем же, поэтому чудовищный замысел так и не претворился в жизнь.
Конец существованию «отряда 731» положил Советский Союз. 9 августа 1945 года советские войска начали наступление против японской армии, и «отряду» было приказано «действовать по собственному усмотрению». Работы по эвакуации начались в ночь с 10 на 11 августа.
Некоторые материалы сжигали в специально вырытых ямах. Было решено уничтожить и оставшихся в живых подопытных людей. Часть из них отравили газом, а некоторым было благородно позволено покончить жизнь самоубийством. В реку выбросили и экспонаты «выставочной комнаты» — огромного зала, где в колбах хранились отрезанные человеческие органы, конечности, разрубленные разным способом головы. Эта «выставочная комната» могла бы стать самым наглядным доказательством бесчеловечной сущности «отряда 731».
«Недопустимо, чтобы в руки наступающих советских войск попал хотя бы один из этих препаратов», — заявило руководство спецотряда своим подчиненным.
Но часть наиболее важных материалов была сохранена. Их вывезли руководители отряда, передав все это американцам — как своего рода выкуп за свою свободу.
И, как заявили тогда в Пентагоне, «в связи с чрезвычайной важностью информации о бактериологическом оружии японской армии, правительство США решает не обвинять в военных преступлениях ни одного сотрудника отряда по подготовке бактериологической войны японской армии».
Поэтому в ответ на запрос советской стороны о выдаче и наказанию членов «отряда 731» в Москву было передано заключение о том, что «местопребывание руководства “отряда 731” неизвестно, и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований».

Несмотря на то что многие из руководителей и работников «Отряда 731» были осуждены в 1949 году советскими властями на внушительные сроки заключения, они все-таки избежали казни, так как в 1947-м в СССР эта высшая мера наказания была упразднена. Многим мерзавцам удалось вовремя ускользнуть от правосудия, некоторые даже сделали впоследствии славную медицинскую и научную карьеру в Японии и США.
Таким образом, все ученые «отряда смерти» (а это почти три тысячи человек), кроме тех, кто попал в руки СССР, избежали ответственности за свои преступления.

Если кому-то интересно, вот нарезка из китайского художественного фильма 1988 года «Человек за солнцем», где жуткая история «Отряда 731» показана глазами японских курсантов без каких-либо прикрас и утаиваний. Он есть целиком на YouTube.

Информацию использовала из двух источников:

Смотреть фильм « Человек за солнцем » онлайн

6.00
Серьезное кино о серьезных вещах, которые происходили на территории Китая с использованием как китайцев, так и русских, в целях исследования различных процессов, которые влияют на человека. Как биологических, так и различного рода процессов извне. Самое главное, что фильм можно действительно считать документальным, так как то, что показано в фильме было реально в 40-е годы.
В 40-х годах японское командование в оккупированной Манчжурии создало концентрационный «Лагерь 731». Узники, чаще китайцы, были материалом для испытаний переносимости экстремальных условий, например, холод, высота, а также для испытаний бактериологического оружия. Среди японцев кто сразу, а кто постепенно привыкает к мысли, что узники не люди, а исходный материал.
Командование японской армии требует от командующего Эскадроном 731 Сиро Исии скорейшего результата, так как ожесточённые бои на Южном фронте не приносят результатов. Сиро Исии набирает курсантов в молодёжный корпус для обеспечения деятельности всего лагеря и помощи в опытах, где им наглядно показывают опыты над людьми. Подопытных людей называют — Маруто, что в переводе с японского означает «брёвна». Для курсантов — это дико смотреть на то, как над людьми самым жестоким образом издеваются.

Год: 1988
Страна: Гонконг, Китай
Режиссер: Тун Фей Моу
Жанры Фильма: ужасы, драма, военный, история
В ролях снимались: Хсю Гоу Ти Лонг Джин Чжаохуа Мэй Чжэ Квон Чанг Ванг Жуньшэн Ван Даи Йао Ву Эндрю Ю
Занимательные факты о фильме:

  • После первого же сеанса в Японии фильм был снят с показа из-за угроз ультраправых сжечь кинотеатры. Во многих странах часть эпизодов вырезана или фильм запрещен к показу из-за натуралистичности и жестокости.
  • В титрах рассказывается о дальнейшей судьбе Сиро Исии, из информации становится понятным, что Сиро Исии находился на территории Кореи и разрабатывал биологическое оружие для корейцев, позже он умрёт в 1959 году где-то в Японии от какой-то болезни. Служащие в молодёжном корпусе также живут в очень сложных условиях на Родине, их не признают, их знания не пригодны и вообще они никому не нужны.
  • За период с 1940 по 1945 год отрядом 731 было «использовано» более трех тысяч человек. Все трупы сжигались, а кости сбрасывались в яму, которую прозвали «костяным могильником».




«Отряд 731»: конвейер смерти


Нынешнее негативное отношение к Японии со стороны Китая, КНДР и Южной Кореи объясняется главным образом тем, что Япония не наказала большую часть своих военных преступников. Многие из них продолжали жить и работать в Стране восходящего солнца, а также занимать ответственные посты. Даже те, кто производил биологические опыты на людях в печально известном специальном «отряде 731». Это мало чем отличается от опытов доктора Йозефа Менгеля. Жестокость и циничность таких опытов не укладывается в современном человеческом сознании, но они были вполне органичны для японцев того времени. Ведь на кону тогда была «победа императора», и он был уверен, что дать эту победу могла только наука.


Однажды на сопках Манчжурии заработал страшный завод. Его «сырьем» стали тысячи живых людей, а «продукция» могла уничтожить все человечество за несколько месяцев… Китайские крестьяне боялись даже приближаться к странному городу. Что творится внутри, за забором, никто достоверно не знал. Но шепотом рассказывали жуть: мол, японцы похищают или завлекают туда обманом людей, над которыми затем проводят страшные и мучительные для жертв опыты.

«Наука всегда была лучшим другом убийц»
Все началось в далеком 1926 году, когда трон Японии занял император Хирохито. Это он выбрал для периода своего правления девиз «Сёва» («Эпоха просвещенного мира»). Хирохито верил в силу науки: «Наука всегда была лучшим другом убийц. Наука может убить тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы людей за весьма короткий промежуток времени». Император знал, о чем говорил: по образованию он был биологом. И считал, что биологическое оружие поможет Японии завоевать мир, а ему, потомку богини Аматерасу, — исполнить свое божественное предназначение и править этим миром.
Идеи императора о «научном оружии» нашли поддержку в среде агрессивно настроенных японских военных. Они понимали, что на одном самурайском духе и обычных вооружениях затяжную войну против западных держав не выиграешь. Поэтому по поручению японского военного ведомства в начале 30-х годов японский полковник и биолог Сиро Исии совершил вояж по бактериологическим лабораториям Италии, Германии, СССР и Франции. В своем итоговом докладе, представленном на рассмотрение высшим военным чинам Японии, он убеждал всех присутствующих, что биологическое оружие принесет огромную пользу Стране Восходящего Солнца.

«В отличие от артиллерийских снарядов, бактериологическое оружие не способно мгновенно убивать живую силу, зато оно без шума поражает человеческий организм, принося медленную, но мучительную смерть. Производить снаряды не обязательно, можно заражать вполне мирные вещи — одежду, косметику, пищевые продукты и напитки, можно распылять бактерии с воздуха. Пусть первая атака не будет массированной — все равно бактерии будут размножаться и поражать цели», — говорил Исии. Неудивительно, что его «зажигательный» доклад впечатлил руководство японского военного ведомства, и оно выделило средства для создания специального комплекса по разработке биологического оружия. На протяжении всего своего существования этот комплекс имел несколько названий, наиболее известное из них — «отряд 731».
Их называли «бревна»
Отряд был размещен в 1936 году около деревни Пинфан (на тот момент территория государства Маньчжоу-го). Он состоял из почти 150 зданий. В отряд шли выпускники самых престижных японских университетов, цвет японской науки.

Отряд разместили в Китае, а не в Японии, по нескольким причинам. Во-первых, при дислокации его на территории метрополии очень сложно было соблюсти режим секретности. Во-вторых, в случае утечки материалов, пострадало бы китайское население, а не японское. Наконец, в Китае всегда были под рукой «бревна» — так ученые этого спецподразделения называли тех, на ком испытывались смертоносные штаммы.
«Мы считали, что “бревна” — не люди, что они даже ниже скотов. Впрочем, среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хоть сколько-нибудь сочувствовал “бревнам”. Все считали, что истребление “бревен” — дело совершенно естественное», — говорил один из служащих «отряда 731».
Профильными экспериментами, которые ставились над подопытными, были испытания эффективности различных штаммов болезней. «Фавориткой» Исии была чума. Ближе к концу Второй мировой войны он вывел штамм чумной бактерии, в 60 раз превосходящий по вирулентности (способности заражать организм) обычную.
Эксперименты проходили, в основном, следующим образом. В отряде были специальные клетки (куда запирали людей) — они были настолько малы, что пленники не могли в них пошевелиться. Людей заражали инфекцией, а затем днями наблюдали над изменениями состояния их организма. Далее их заживо препарировали, вытаскивая органы и наблюдая, как болезнь распространяется внутри. Людям сохраняли жизнь и не зашивали их целыми днями, дабы доктора могли наблюдать за процессом, не утруждая себя новым вскрытием. При этом никакой анестезии обычно не использовалось — врачи опасались, что она может нарушить естественный ход эксперимента.

Больше «повезло» тем из жертв «экспериментаторов «, на ком испытывали не бактерии, а газы: эти умирали быстрее. «У всех подопытных, погибших от цианистого водорода, лица были багрово-красного цвета, — рассказывал один из служащих «отряда 731″. — У тех, кто умирал от иприта, все тело было обожжено так, что на труп невозможно было смотреть. Наши опыты показали, что выносливость человека приблизительно равна выносливости голубя. В условиях, в которых погибал голубь, погибал и подопытный человек».
Когда японские военные убедились в эффективности работы спецотряда Исии, они стали разрабатывать планы применения бактериологическог о оружия против США и СССР. С боеприпасами проблем не было: по рассказам сотрудников, к концу войны в запасниках «отряда 731» накопилось столько бактерий, что если бы они при идеальных условиях были рассеяны по земному шару, этого оказалось бы достаточно, чтобы уничтожить все человечество.

В июле 1944 года лишь позиция премьер-министра Тодзе спасла Соединенные Штаты от катастрофы. Японцы планировали с помощью воздушных шаров переправить на американскую территорию штаммы различных вирусов — от смертельных для человека до тех, которые будут губить скот и урожай. Но Тодзе понимал, что Япония уже явно проигрывает войну, и при атаке биологическим оружием Америка может ответить тем же, поэтому чудовищный замысел так и не претворился в жизнь.
122 градуса по Фаренгейту
Но «отряд 731» занимался не только биологическим оружием. Японские ученые хотели также знать пределы выносливости человеческого организма, для чего проводили страшные медицинские эксперименты.
Например, доктора из спецотряда выяснили, что лучшим способом лечить обморожение было не растирание пострадавших конечностей, а погружение их в воду с температурой 122 градуса по Фаренгейту. Выясняли опытным путем. «При температуре ниже минус 20 подопытных людей выводили ночью во двор, заставляли опускать оголенные руки или ноги в бочку с холодной водой, а потом ставили под искусственный ветер до тех пор, пока они не получали обморожение, — рассказывал бывший сотрудник спецотряда. — Потом небольшой палочкой стучали по рукам, пока они не издавали звук, как при ударе о деревяшку». Затем обмороженные конечности клали в воду определенной температуры и, изменяя ее, наблюдали за отмиранием мышечной ткани на руках. Среди таких подопытных был и трехдневный ребенок: чтобы он не сжимал руку в кулачок и не нарушил «чистоту» эксперимента, ему воткнули в средний пальчик иголку.
Кого-то из жертв спецотряда постигла другая ужасная участь: их заживо превращали в мумии. Для этого людей помещали в жарко натопленную комнату с низкой влажностью. Человек обильно потел, но ему не давали пить, пока он полностью не высыхал. Затем тело взвешивали, при этом оказывалось, что весит оно около 22% от первоначальной массы. Именно так в «отряде 731» было сделано еще одно «открытие»: человеческое тело на 78% состоит из воды.
Для императорских ВВС проводились эксперименты в барокамерах. «В вакуумную барокамеру поместили подопытного и стали постепенно откачивать воздух, — вспоминал один из стажеров отряда Исии. — По мере того как разница между наружным давлением и давлением во внутренних органах увеличивалась, у него сначала вылезли глаза, потом лицо распухло до размеров большого мяча, кровеносные сосуды вздулись, как змеи, а кишечник, как живой, стал выползать наружу. Наконец, человек просто заживо взорвался». Так японские врачи определяли допустимый высотный потолок для своих летчиков.
Были и эксперименты просто для «любопытства». У подопытных вырезали из живого тела отдельные органы; отрезали руки и ноги и пришивали назад, меняя местами правые и левые конечности; вливали в человеческое тело кровь лошадей или обезьян; ставили под мощнейшее рентгеновское излучение; ошпаривали различные части тела кипятком; тестировали на чувствительность к электротоку. Любопытные ученые заполняли легкие человека большим количеством дыма или газа, вводили в желудок живого человека гниющие куски ткани.
По воспоминаниям сотрудников спецотряда, всего за время его существования в стенах лабораторий погибло около трех тысяч человек. Однако некоторые исследователи утверждают, что реальных жертв кровавых экспериментаторов было гораздо больше.
«Информация чрезвычайной важности»
Конец существованию «отряда 731» положил Советский Союз. 9 августа 1945 года советские войска начали наступление против японской армии, и «отряду» было приказано «действовать по собственному усмотрению». Работы по эвакуации начались в ночь с 10 на 11 августа. Некоторые материалы сжигали в специально вырытых ямах. Было решено уничтожить и оставшихся в живых подопытных людей. Часть из них отравили газом, а некоторым было благородно позволено покончить жизнь самоубийством. В реку выбросили и экспонаты «выставочной комнаты» — огромного зала, где в колбах хранились отрезанные человеческие органы, конечности, разрубленные разным способом головы. Эта «выставочная комната» могла бы стать самым наглядным доказательством бесчеловечной сущности «отряда 731».
«Недопустимо, чтобы в руки наступающих советских войск попал хотя бы один из этих препаратов», — заявило руководство спецотряда своим подчиненным.
Но часть наиболее важных материалов была сохранена. Их вывезли Сиро Исии и некоторые другие руководители отряда, передав все это американцам — как своего рода выкуп за свою свободу. И, как заявили тогда в Пентагоне, «в связи с чрезвычайной важностью информации о бактериологическом оружии японской армии, правительство США решает не обвинять в военных преступлениях ни одного сотрудника отряда по подготовке бактериологической войны японской армии».
Поэтому в ответ на запрос советской стороны о выдаче и наказанию членов «отряда 731» в Москву было передано заключение о том, что «местопребывание руководства “отряда 731”, в том числе, Исии, неизвестно, и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований». Таким образом, все ученые «отряда смерти» (а это почти три тысячи человек), кроме тех, кто попал в руки СССР, избежали ответственности за свои преступления. Многие из тех, кто препарировал живых людей, стали в послевоенной Японии деканами университетов, медучилищ, академиками, бизнесменами. Принц Такеда (двоюродный брат императора Хирохито), который инспектировал спецотряд, тоже не понес наказания и даже возглавил японский Олимпийский комитет в преддверии Игр 1964 года. А сам Сиро Исии, злой гений «отряда 731», безбедно жил в Японии и умер лишь в 1959 году.
Опыты продолжаются
Кстати, как свидетельствуют западные СМИ, после разгрома «отряда 731» США с успехом продолжили серию опытов на живых людях.
Известно, что законодательство абсолютного большинства стран мира запрещает проводить эксперименты на людях, за исключением тех случаев, когда человек добровольно соглашается на опыты. Тем не менее, есть информация, что американцы практиковали медицинские эксперименты над заключенными вплоть до 70-х годов.
А в 2004 году на сайте «Би-Би-Си» появилась статья, в которой утверждалось, что американцы проводили медицинские эксперименты над воспитанниками детских домов в Нью-Йорке. Сообщалось, в частности, что детей с ВИЧ кормили чрезвычайно ядовитыми лекарствами, от которых у малышей возникали судороги, суставы распухали так, что они теряли способность ходить и могли лишь перекатываться по земле.
Статья также приводила слова медсестры одного из детских домов — Жаклин, которая приняла к себе двух детей, желая их усыновить. Администраторы Управления по делам детей забрали у нее малышей силой. Причиной стало то, что женщина перестала давать им предписанные лекарства, и воспитанники немедленно стали чувствовать себя лучше. Но в суде отказ давать лекарства был расценен как жестокое обращение с детьми, и Жаклин лишилась права работать в детских учреждениях.
Оказывается, практика тестирования экспериментальных лекарств на детях была санкционирована федеральным правительством США еще в начале 90-х годов. Но в теории каждому больному СПИДом ребенку должен назначаться адвокат, который мог потребовать, например, чтобы детям назначали только препараты, уже опробованные на взрослых. Как удалось выяснить агентству Associated Press, большинство участвовавших в тестах детей было лишено такой юридической поддержки. Несмотря на то, что расследование вызвало сильнейший резонанс в американской прессе, к какому-либо ощутимому результату оно так и не привело. По данным АР, такие тесты над брошенными детьми идут в США до сих пор.
Таким образом, бесчеловечные опыты на живых людях, которые американцам «передал по наследству» убийца в белом халате Сиро Исии, продолжаются даже в современном обществе.
Настоятельно не рекомендую смотреть людям со слабой психикой, беременным женщинам и детям.

реж. Е. Масюк
Документальный фильм Елены Масюк рассказывает о событиях, которые происходили на территории современного Китая во время Второй Мировой войны.
В 1939 году в Манчжурии был сформирован специальный отряд 731. При нем была организована лаборатория, в которой проводились опыты над живыми людьми.
Что стало с жертвами этих исследований? Как сложилась судьба их палачей? Главный упор фильма сделан на судьбу бывших палачей в послевоенное время.