Колчак первая мировая война

Содержание

Александр Колчак: «Война прекрасна…»

Александр Васильевич Колчак не мыслил жизнь без моря, а военная служба была его стихией.
Вернувшись после русско-японской кампании из японского плена в Петербург, он сразу же с другими офицерами порт-артурцами взялся за создание Генерального морского штаба – органа, планирующего военно-морскую стратегию страны, чтоб впредь не допускать поражений. Он горячо отстаивал в Государственной Думе план усиления российского флота и, в частности, требование о выделении денег на постройку четырех броненосцев.
Колчак внес большой вклад в восстановление отечественного флота. И флот встретил новую, Первую мировую войну во всеоружии. В первые же часы после нападения Германии на Россию Балтийский флот, по плану Колчака, закрыл вход немецким кораблям в Финский залив, устроив минно-артиллерийскую позицию Порккала-удд – остров Нарген. Колчак в начале войны воевал в должности флаг-капитана, разрабатывал оперативные задания и планы. Он обладал редким талантом подлинного военного стратега и разрабатывал неожиданные для врага, нестандартные операции. Командующий Балтийским флотом адмирал Эссен уважал Колчака и полностью доверял ему. Обладая своенравным характером, Колчак не признавал никакого начальства и все разработанные планы давал на утверждение лично Эссену. Это ссорило Колчака со старшими офицерами, но давало ему возможность решительно контролировать выполнение плана на всех его стадиях, тем более что он сам старался возглавлять операции. Авторитет его рос как среди начальства, так и офицеров и матросов.
Его любили за честность, за беззаветную преданность делу, мужество. «Ох и строгий у нас командир! Нам-то еще ничего, а вот бедные офицеры!», — говорили матросы.
В Первую мировую война на море усложнилась. Огромное значение приобрела оборонительная тактика, а именно постановка минных заграждений и устройство минных полей против кораблей противника. Осенью 1914 г. в штабе Балтийского флота был составлен план наступательной операции. Колчак отправился утверждать его в Ставку. Великий князь Николай Николаевич, Главковерх Ставки, план не одобрил. Колчак вернулся в штаб злой, нервно доложил Эссену о провале. Он заметил, что в Ставке недолюбливают Эссена, да и сам Колчак не понравился великому князю своей горячностью. И все-таки моряки решили атаковать немцев, постоянными операциями миноносцев стали «заваливать» минами германские берега. Колчак быстро прославился как лучший специалист по минному делу. Но штабная работа не удовлетворяла капитана первого ранга, его горячая целеустремленная натура стремилась в море, в бой.
Под его непосредственным руководством были поставлены минные поля близ острова Рюген, банки Штольпе, в Данцигской бухте. На минных полях подорвались четыре немецких крейсера, восемь миноносцев, двадцать три транспорта. Командующий Балтийским флотом Германии запретил выход в море своим кораблям, пока не разминируют поля. За результативные действия Колчак был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами.
В 1915 г. он уже начальник Минной дивизии. Штаб его находится на эсминце «Сибирский стрелок». Он не дает засиживаться своим кораблям в гавани, они все время в походе. И победы становятся заслуженным результатом его деятельности. Огнем со своих кораблей Колчак подавляет огневые точки и живую силу противника на берегах Балтийского моря, помогает отражать атаки немцев 12-й армии Радко-Дмитриева.

Затем он начал ставить мины на мелководье у берегов, занятых германскими войсками. Это исключало прорыв немецких подводных лодок и преграждало путь транспортам, снабжающим германскую армию. Дивизия под командованием Колчака занималась не только постановкой минных заграждений, но и отыскивала и уничтожала суда противника, как боевые, так и транспорты. Дерзость и удаль Колчака не знали предела.
На одном миноносце он ворвался в Либавский порт. Потопил там миноносец «Кронпринц», транспорт «Карлсбад» и, пока потрясенные бесстрашием русских немцы приходили в себя, развернулся и на полных парах выскочил из вражеской гавани.
Русские корабли практически перекрыли канал снабжения Германии железной рудой из Швеции, из-за постоянной гибели транспортов немцы от него отказались.
Колчак был рыцарем войны. Вот выдержки из его писем своей возлюбленной Анне Васильевне Тимиревой.
«Вечный мир есть сон, и даже не прекрасный, но зато на войне можно видеть прекрасные сны, оставляющие при пробуждении сожаление, что они более не продолжатся»…
«Война прекрасна, хотя она связана со многими отрицательными явлениями, но она везде и всегда хороша. Не знаю, как Она отнесется к моему единственному и основному желанию служить Ей всеми силами, знаниями, всем сердцем и всеми своими помышлениями»…
Война для Колчака — естественное явление природы, она очищает мир, землю от мерзостей человеческого бытия, от скверны общества. Он счтал, что война – «одно из неизменных проявлений общественной жизни, наиболее частых форм человеческой деятельности, в которой агенты разрушения и уничтожения переплетаются и сливаются с агентами творчества и развития, с прогрессом, культурой и цивилизацией». Что касается своей возлюбленной, то он считал, что Анна Васильевна была божеством, данным ему свыше за суровые военные лишения…
В апреле 1916 г. Колчак указом императора Николая II, ставшего Верховным главнокомандующим Русской армией, удостаивается звания контр-адмирал. А уже через два месяца, в июне этого же года, он был досрочно произведен в вице-адмиралы. В Ставке Верховного главнокомандующего оценили недюжинные способности сорокадвухлетнего адмирала и назначили его командующим Черноморским флотом. Колчак стал самым молодым командующим флотом в мире.
Перед отъездом адмирала в Севастополь Николай II назначил ему аудиенцию и тепло напутствовал перед новой боевой службой.
Военная обстановка там была плачевна, на море властвовали германские крейсеры и подводные лодки.
Колчак, как только поднял свой флаг и вступил в командование, сразу вышел в море на линейном корабле «Императрица Мария» навстречу германскому крейсеру «Бреслау» и обратил того в бегство. Колчак активизировал деятельность флота, выходы кораблей в море стали постоянными. Перевес наших сил над германским и турецким флотами стал очевиден. А когда Колчак установил возле Босфора минное заграждение, и на нем подорвался германский крейсер «Гебен», русский флот утвердился в качестве полновластного хозяина Черного моря. Движение транспортов обезопасилось, снабжение нашей Кавказской армии улучшилось.
Но главная цель была впереди! Ради этой стратегической задачи и был послан на Черное море Александр Колчак. Он, и только он, мог воплотить этот план в реальность, так считало Верховное командование в Ставке и сам Николай II. Цель эта – прибить щит на ворота Царьграда, овладеть Константинополем, этой столицей древней Византии, захваченной турками. Турки перекрестили Константинополь в Стамбул, и с тех пор русские люди горячо желали освобождения православной святыни от мусульманского владычества.
В 1878 г. император Александр II почти достиг заветной цели, но интриги «англичанки» остановили русскую армию у самых предместий Константинополя. Генерал Скобелев со своим войском стоял в виду города. Все турецкие армии были разбиты, мелкие отряды без боя сдались «белому генералу». Турция была побеждена. Но русские в Константинополь не вошли. Европейские державы вступились за разбитую Турцию, настояли, чтобы Россия смягчила требования, предъявленные ею для заключения мира. В противном случае, Англия угрожала войной и уже ввела сильный флот в Мраморное море. Англию поддержала Австрия и Германия. России пришлось уступить…
И вот сейчас Россия снова была близка к осуществлению своей мечты. В случае успеха, Россия овладевала стратегическими проливами Босфор и Дарданеллы, точно пробка закупорившими выход из Черного моря. Колчак со свойственной ему решимостью и напористостью взялся за дело. Он готовил Босфорскую операцию, готовил суда и войска к высадке десанта на турецкий берег. В непосредственное подчинение Колчака поступила специально сформированная пехотная дивизия из обстрелянных надежных воинов под командованием генерала Свечина. Эта дивизия должна была первой высадиться на вражескую территорию, закрепить и расширить плацдарм для наступления следующих за ней войск.
Подготовка к штурму турецких укреплений и взятию Константинополя близилась к завершению. Операция намечалась на весну 1917 г. Но начавшаяся Февральская революция перечеркнула все планы.
Адмирал Колчак сделал все, чтобы революционная анархия не коснулась флота, чтобы он оставался единым целым организмом, а его корабли, как и прежде, несли боевую вахту. Колчак считал: он присягал царю и Отечеству. Царь отрекся от престола и повелел служить новому правительству. Царя не стало, но осталось Отечество. Значит, нужно служить Отечеству! Эту линию он твердо проводил в отношении подчиненных. Он верил, что со сменой власти курс России не изменится, и она, верная союзническому долгу, будет сражаться против Германии и ее сателлитов. Он всеми силами старался удержать дисциплину в частях и на кораблях.
И это ему удалось. Черноморский флот, на удивление всей стране, сохранил свою боеспособность, был управляем Колчаком уверенно, как всегда. Занятия, подготовка, оперативная работа ничем не были нарушены, и обычный режим не прерывался ни на один час. Офицеры, командиры, рабочие, население Севастополя и Крымского полуострова доверяли ему безусловно. Прежде всего Колчаку удалось объединить около себя сильных и решительных людей, и это явилось залогом стабильности. Флот нес обычную службу.
Но социалисты вкупе с большевиками продолжали разваливать вооруженные силы. Революционная зараза начала разъедать Черноморский флот. Хотя внешний порядок соблюдался, но чувствовалось, что все может сокрушиться. Колчак боролся. Будучи прекрасным оратором, он не упускал возможности выступить перед офицерами и матросами. Потрясающей была его речь в помещении цирка перед представителями команд. Говорил вдохновенно, сжато, ярко. Слова адмирала произвели громадное впечатление, вызвали в слушавших патриотический подъем. Многие рыдали. Тут же команды выбрали из своей среды 750 лучших матросов для посылки на фронт, чтобы воздействовать на солдат, поддавшихся пораженческой агитации большевиков. Словом и личным примером звали посланцы Севастополя солдат фронта на бой с немецкими захватчиками, большинство матросов черноморской делегации пали смертью храбрых в сражениях на суше. Это ослабило матросские комитеты и отразилось на состоянии флота. Уехали и погибли лучшие…
Верный своей присяге Черноморский флот не давал покоя комиссарам. В Севастополь для «социализации» частей посылается группа матросов-балтийцев с «мандатами» от Центрального комитета Балтийского флота. Того флота, который практически перестал существовать, бросил фронт, матросы которого, пораженные «вирусом» революции, зверски убили своего командующего вице-адмирала Непенина. Они стали собирать митинги, стыдить и укорять севастопольцев: «Товарищи черноморцы, что вы сделали для революции? У вас всюду старый режим, вами командует командующий флотом, бывший еще при царе! Вы слушаетесь офицеров? Ваши корабли ходят в море и подходят к неприятельским берегам, чтобы их аннексировать. Народ решил заключить мир без аннексий, а ваш командующий флотом посылает вас завоевывать неприятельские берега! У нас на Балтике не так…».
Пропаганда мало-помалу разъедала матросские ряды. Матросы начали арестовывать офицеров, отбирать у них оружие. Адмирал разослал на суда радиотелеграмму: «Мятежные матросы потребовали отбирания у офицеров оружия. Этим наносится оскорбление верным и доблестным сынам Родины, три года сражавшимся с грозным врагом. Сопротивление невозможно, поэтому во избежание кровопролития предлагаю офицерам не сопротивляться».
Группа мятежников вошла в каюту к Колчаку, чтоб забрать у него оружие. Колчак прогнал их. «Зачем ему сабля? Висит в шкафу! – недоумевали матросы, — надевает ее только на парадах. Для парадов мы будем ее отдавать». Адмирал поднялся на палубу, подошел к борту около трапа. Вся команда флагманского корабля «Георгий Победоносец» замерла.
В полной тишине Колчак снял с себя золотую Георгиевскую саблю с гравировкой «За храбрость», высоко поднял над головой, пронзительно глянул в синюю морскую даль, произнес дрогнувшим голосом: «Это оружие храбрых дало мне море, пусть оно его и получит», и с широким размахом бросил саблю за борт.
Колчак трепетно, как к божеству относился к холодному оружию. Он привез из Японии два старинных сабельных клинка и бережно хранил их. Вот, что писал он Анне Васильевне: «Я, кажется, писал Вам о японских клинках. Японская сабля – это высокохудожественное произведение, не уступающее шедеврам Дамаска и Индии. Вероятно, ни в одной стране холодное оружие не получило такого значения, как в Японии, где существовало и существует до сих пор то, что англичане называют культ холодной стали. Это действительно культ холодной стали, символизирующий душу воина, и воплощением этого культа является клинок, сваренный из мягкого сталеватого магнитного железа с лезвием поразительной по свойствам стали, принимающим остроту хирургического инструмента или бритвы. В этих клинках находится часть «живой души» воина, и они обладают свойством оказывать особое влияние на тех, кто относится к ним соответствующим образом».

Матросы были обескуражены поступком адмирала. Они знали его как честного мужественного военачальника, не раз ходившего с ними в боевые походы, смотревшего смерти в глаза, уважали его. Они знали, что Колчак получил золотое оружие за храбрость еще в русско-японскую войну. Морские водолазы, опустившись на дно, подняли из пучины Георгиевскую саблю. Делегация корабля вручила ее адмиралу.
Колчак послал правительству телеграмму, что после происшедшего бунта он не имеет возможности командовать флотом. Адмирал Колчак уезжал из Севастополя. Моряки, жители города пришли проводить его. Когда он поднялся в вагон, один из офицеров громким голосом, разнесшимся по всему вокзалу, напутствовал адмирала: «Мужество и доблесть, сознание долга и чести во все времена служили украшением народов. Ура!». Могучее «Ур-ра-а» и паровозный гудок слились в одной прощальной симфонии.
У нас были офицеры преимущественно в гвардейских полках, Генеральном штабе, — считал Александр Васильевич о развале на фронтах и агонии России. – но их было мало и численно не хватало на такую войну; два с половиной года они спасали Родину, отдавая ей свою жизнь, а на смену им пришел новый тип офицера «военного времени»… Разве дисциплина могла существовать в такой среде, с такими руководителями – но без дисциплины нет прежде всего смелости участвовать в войне, не говоря уже о храбрости…
Прибыв в Петроград, Колчак выступил с докладом о современной обстановке на Черноморском флоте на заседании Временного правительства.
Он в открытую заявил Керенскому, что это по его вине и его правительства разлагаются армия и флот, оголяются фронты, и Россия без боя сдает свои позиции.
Он требовал, чтобы в войсках отменили преступную агитацию, запретили солдатские и матросские комитеты и снова ввели единоначалие. Настаивал вернуть смертную казнь, чтоб восстановить в частях дисциплину. Но Временное правительство не прислушалось к адмиралу. Керенский, которого Колчак называл «болтливым гимназистом», остался верен себе и продолжал способствовать разрушению России. И понятно, что после этого адмиралу не было предложено никакой должности. Патриот России, четверть века верой и правдой служивший Отчизне, оказался не нужен новой власти…Колчак Александр Васильевич 4 ноября 1874 – 7 февраля 1920

Сражения и победы

Военный и политический деятель, вождь Белого движения в России – Верховный правитель России, адмирал (1918 г.), русский ученый-океанограф, один из крупнейших полярных исследователей конца XIX — начала XX веков, действительный член Императорского русского географического общества (1906 г.).

Герой русско-японской и Первой мировой войн, лидер Белого движения, одна из наиболее ярких, спорных и трагических фигур русской истории начала XX века.

Колчака мы знаем как Верховного Правителя России в годы Гражданской войны, человека, неудачно попытавшегося стать тем самым диктатором, который железной рукой приведет Белые армии к победе. В зависимости от политических воззрений одни любят и восхваляют его, другие считают лютым врагом. Но если бы не братоубийственная гражданская война, кем бы остался в нашей памяти Колчак? Тогда мы видели бы в нем героя нескольких войн с врагом «внешним», известного полярного исследователя и, возможно, даже военного философа и теоретика.

А.В. Колчак. Омск, 1919 г.

Александр Васильевич родился в семье потомственных военных. Учебу он начинал в 6-й Петербургской гимназии (где среди его однокашников был, кстати, будущий глава ОГПУ В.Менжинский), однако уже вскоре по собственному желанию поступил в Морское училище (Морской кадетский корпус). Здесь он показал весьма обширные способности к учебе, преуспев, прежде всего, в математике и географии. Был выпущен в чине мичмана в 1894 г., при этом по успеваемости оказался вторым в выпуске, и то лишь потому, что сам отказался от первенства в пользу друга Филиппова, считая его более способным. По иронии судьбы во время экзаменов единственную «четверку» Колчак получил по минному делу, в котором он отличится в годы русско-японской и Первой мировой войн.

После окончания учебы Александр Васильевич служил на различных кораблях на Тихоокеанском и Балтийском флотах, был произведен в чин лейтенанта. Однако молодой и энергичный офицер стремился к большему. Конец XIX века ознаменовался повышенным интересом к географическим открытиям, которые должны были явить цивилизованному миру последние неисследованные уголки нашей планеты. И здесь особое внимание публики оказалось приковано к полярным исследованиям. Неудивительно, что пылкий и талантливый А.В. Колчак также захотел исследовать арктические просторы. По разным причинам первые две попытки обернулись неудачей, однако на третий раз ему повезло: он попал в состав полярной экспедиции барона Э.Толя, который заинтересовался молодым лейтенантом, ознакомившись с его статьями в «Морском сборнике». Помогло и особое ходатайство президента Императорской Академии наук вл. кн. Константина Константиновича. В ходе экспедиции (1900-1902 гг.) Колчак руководил гидравлическими работами, собрав ряд ценнейших сведений о прибрежных районах Северного Ледовитого океана. В 1902 г. барон Толь вместе с небольшой группой решил отделиться от основной экспедиции и самостоятельно найти легендарную Землю Санникова, а также исследовать остров Беннетта. В ходе этого рискованного похода группа Толя пропала. В 1903 г. Колчак возглавил спасательную экспедицию, которой удалось установить фактическую гибель товарищей (сами трупы не были найдены), а кроме того исследовать острова Новосибирской группы. По итогам Колчак был награжден высшей наградой Русского географического общества — золотой Константиновской медалью.

Участники полярной экспедиции

Завершение экспедиции совпало с началом русско-японской войны. Колчак, будучи, прежде всего, морским офицером, проникнутым долгом перед Отечеством, подал ходатайство об отправке на фронт. Однако по прибытии на театр военных действий в Порт-Артур его ждало разочарование: адмирал С.О. Макаров отказался давать ему в командование миноносец. Доподлинно не известно, чем это решение было мотивировано: то ли он хотел, чтобы лейтенант отдохнул после полярных экспедиций, то ли полагал преждевременным назначать его на боевую должность (тем более в военных условиях!) после четырехлетнего отсутствия на флоте, то ли хотел поубавить темперамент ретивого лейтенанта. В итоге Колчак стал вахтенным начальником на крейсере «Аскольд», и только после трагической гибели адмирала смог перевестись на минный заградитель «Амур», а через четыре дня получил эскадренный миноносец «Сердитый». Так Колчак стал одним из участников легендарной обороны крепости Порт-Артур, ставшей славной страницей в истории России.

Основная задача заключалась в протраливании внешнего рейда. В начале мая Колчак принял участие в постановке минных заграждений в непосредственной близости от японского флота: в результате подорвались два японских броненосца. На расставленных им минах в конце ноября подорвался японский крейсер, что стало громким успехом русского флота на Тихом Океане в годы войны. В целом, молодой лейтенант зарекомендовал себя в качестве отважного и инициативного командира, выгодно отличаясь от многих сослуживцев. Правда, уже тогда проявилась и его излишняя импульсивность: во время кратковременных вспышек гнева не чурался он и рукоприкладства.

В середине октября по состоянию здоровья Колчак был переведен на сухопутный фронт и принял командование 75-мм артиллерийской батареей. Вплоть до самой сдачи крепости он находился непосредственно на передовой, ведя артиллерийскую дуэль с врагом. За заслуги и проявленную храбрость Колчак по итогам кампании был награжден Георгиевским оружием.

После возвращения из непродолжительного плена Александр Васильевич с головой окунулся в военную и научную деятельность. Так, он стал членом неформального кружка молодых морских офицеров, которые стремились исправить недостатки русского флота, выявленные в годы русско-японской войны, и способствовать его обновлению. В 1906 г. на основе этого кружка был образован Морской генеральный штаб, в котором Колчак занял должность начальника оперативной части. В это время по долгу службы он часто выступал в качестве военного эксперта в Государственной думе, убеждая депутатов (остававшихся по большей части глухими к нуждам флота) в необходимости выделить требуемое финансирование.

Как вспоминал адмирал Пилкин:

Говорил он очень хорошо, всегда с большим знанием дела, всегда думая то, что он говорил, и всегда чувствуя то, что думал… Речей своих не писал, образ и мысли рождались в самом процессе его речи, и потому он никогда не повторялся.

К сожалению, в начале 1908 г. ввиду серьезного конфликта между морским ведомством и Государственной думой получить требуемые ассигнования не удалось.

Одновременно Александр Васильев занимался наукой. Сначала он обрабатывал материалы полярных экспедиций, затем составлял специальные гидрографические карты, а в 1909 г. вышла фундаментальная работа «Лед Карского и Сибирского морей», которая заложила основы изучения морского льда. Любопытно то, что она была переиздана в 1928 г. Американским географическим обществом в сборнике, в который вошли труды 30 наиболее видных мировых полярников.

В мае 1908 г. Колчак покинул Морской генштаб с тем, чтобы стать участником очередной полярной экспедиции, однако в конце 1909 г. (когда корабли уже находились во Владивостоке) он был отозван обратно в столицу в военно-морское ведомство на прежнюю должность.

Здесь Александр Васильевич занимался разработкой программ судостроения, написал ряд общетеоретических работ, в которых, в частности, высказывался за развитие всех видов кораблей, однако предлагал в первую очередь уделять внимание линейному флоту. Писал он и о необходимости усилить Балтийский флот ввиду опасения серьезного конфликта с Германией. А в 1912 г. для внутреннего пользования вышла книга «Служба Генерального штаба», в которой анализировался соответствующий опыт других стран.

Тогда же окончательно складываются взгляды А.В. Колчака на философию войны. Они были сформированы под влиянием идей немецкого фельдмаршала Мольтке-старшего, а также японских, китайских и буддистских философских учений. Судя по имеющимся свидетельствам, для него весь мир представлялся сквозь призму метафоры войны, под которой он понимал в первую очередь естественное («природное») для человеческого общества явление, печальную необходимость, которую необходимо принимать с честью и достоинством: «Война есть одно из неизменных проявлений общественной жизни в широком смысле этого понятия. Подчиняясь, как таковая, законам и нормам, которые управляют сознанием, жизнью и развитием общества, война является одной из наиболее частых форм человеческой деятельности, в которой агенты разрушения и уничтожения переплетаются и сливаются с агентами творчества и развития, с прогрессом, культурой и цивилизацией».

Война дает мне силу относиться ко всему «хорошо и спокойно», я верю, что она выше всего происходящего, она выше личности и собственных интересов, в ней лежит долг и обязательство перед Родиной, в ней все надежды на будущее, наконец, в ней единственное моральное удовлетворение.

Заметим, что подобные представления о мировом историческом процессе (как о вечной войне между народами, идеями, ценностями), который управляется объективными закономерностями, были широко распространены в интеллектуальных кругах как России, так и Европы, а потому воззрения Колчака в целом мало отличались от них, хотя и обладали определенной спецификой, связанной с его военной службой и беззаветным патриотизмом.

В 1912 г. он был переведен командиром на эскадренный миноносец «Уссуриец», а в мае 1913 г. назначен командовать миноносцем «Пограничник». В декабре состоялось его производство в капитаны 1-го ранга, а также перевод в штаб Балтийского флота на должность начальника оперативного управления. Командующим тогда был выдающийся русский адмирал Н.О. Эссен, который благоволил ему. Уже летом 1914 г. незадолго до начала войны Колчак становится флаг-капитаном по оперативной части. На этой должности он и встретил Первую мировую войну.

Именно Колчак становится идейным вдохновителем и активнейшим участником разработки практически всех планов и операций Балтийского флота в это время. Как вспоминал адмирал Тимирев: «А.В.Колчак, обладавший изумительной способностью составлять самые неожиданные и всегда остроумные, а подчас и гениальные планы операций, — не признавал никакого начальника, кроме Эссена, которому он всегда непосредственно докладывал». Старший лейтенант Г.К.Граф, служивший на крейсере «Новик», когда Колчак командовал Минной дивизией, оставил следующее описание своего командира: «Небольшого роста, худощавый, стройный, с движениями гибкими и точными. Лицо с острым, четким, тонко вырезанным профилем; гордый, с горбинкой, нос; твердый овал бритого подбородка; тонкие губы; глаза то вспыхивающие, то потухающие под тяжелыми веками. Весь его облик — олицетворение силы, ума, благородства и решимости. Ничего фальшивого, придуманного, неискреннего; все естественно и просто. В нем есть что-то, приковывающее взоры и сердца; он с первого же взгляда располагает к себе и внушает обаяние и веру».

Учитывая превосходство германского флота над нашим Балтийским, не удивительно, что и Колчак, и Эссен ориентировались на ведение минной войны. Если первые месяцы Балтийский флот находился в пассивной обороне, то с осени все чаще высказывались идеи о необходимости перейти к более решительным действиям, в частности, к постановке минных заграждений непосредственно у германских берегов. Александр Васильевич стал одним из тех офицеров, которые активно отстаивали эти воззрения, а в дальнейшем именно он разрабатывал соответствующие операции. В октябре первые мины появились близ военно-морской базы Мемель, а в ноябре – у о. Борнхольм. А в конце 1914 г., накануне Нового года (по старому стилю) была предпринята дерзкая операция по постановке мин в Данцигской бухте. Хотя А.В.Колчак был ее инициатором и идейным вдохновителем, непосредственное командование было поручено контр-адмиралу В.А.Канину. Отметим, что в этих событиях Александр Васильевич сыграл ключевую роль: не доходя 50 миль до места назначения, Канин получил тревожный доклад о том, что противник находится в непосредственной близости, а потому решил прекратить выполнение операции. Согласно свидетельствам очевидцев, именно Колчак настоял на необходимости довести дело до конца. В феврале Александр Васильевич командовал полудивизионом особого назначения (4 миноносца), который расставил мины в Данцигской бухте, на которых подорвалось 4 крейсера, 8 миноносцев и 23 транспорта.

Отметим и то искусство, с каким минные заграждения были расставлены непосредственно у наших берегов: они позволили надежно защитить столицу, а также побережье Финского залива от нападения противника. Более того, в августе 1915 г. именно минные заграждения помешали германскому флоту прорваться в Рижскую бухту, что стало одной из причин срыва германских планов захвата Риги.

«Имя Победы»: Колчак Александр Васильевич

К середине 1915 г. Александр Васильевич начал тяготиться штабной работой, он стремился непосредственно в бой, а в частности, выказывал желание стать командиром Минной дивизии, что и произошло в сентябре 1915 г. ввиду болезни ее командира адмирала Трухачева.

В то время русские сухопутные войска Северного фронта вели активные боевые действия в Прибалтике, а потому основной целью Колчака было содействовать правому флангу нашего фронта в районе Рижского залива. Так, 12 сентября линейный корабль «Слава» был направлен к мысу Рагоцем с целью обстрела неприятельской позиции. В ходе завязавшегося артиллерийского боя был убит командир корабля, на который сразу же прибыл А.В. Колчак и вступил в командование. Как вспоминал офицер «Славы» К.И.Мазуренко: «Под его руководством «Слава», подойдя снова близко к берегу, но не становясь на якорь, открывает огонь по стреляющим батареям, которые теперь достаточно ясно видны с марса, быстро пристреливается к ним, забрасывает градом снарядов и уничтожает. Мы отомстили врагу за гибель нашего доблестного командира и других воинов. Во время этой операции мы подверглись безрезультативной атаке аэропланов».

В дальнейшем Минная дивизия предприняла ряд других мероприятий по оказанию помощи сухопутным частям с моря. Так, 23 сентября были обстреляны неприятельские позиции у м. Шмарден, а 9 октября А.В. Колчак предпринял смелую операцию по высадке десанта (две морские роты, эскадрон кавалерии и подрывная партия) на побережье Рижского залива с целью содействовать армиям Северного фронта. Десант был высажен у селения Домеснес, при этом противник даже не заметил активность русских. Этот район патрулировался небольшими отрядами ландштурма, которые оказались быстро сметены, потеряв 1 офицера и 42 солдата убитыми, 7 человек попало в плен. Потери десанта составили всего четыре тяжелораненных матроса. Как потом вспоминал старший лейтенант Г.К.Граф: «Теперь же, что ни говори, а налицо блестящая победа. Значение ее, правда, только моральное, но все же это победа и неприятность противнику».

Активная поддержка сухопутных частей оказала свое влияние на положение 12-й армии Радко-Дмитриева под Ригой, более того благодаря Колчаку была усилена оборона Рижского залива. За все эти подвиги он был награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. Служивший под начальством Колчака офицер Н. Г. Фомин вспоминал об этом следующим образом: «Вечером флот оставался на якоре, когда из Ставки Верховного Главнокомандования была мною принята телефонограмма приблизительно такого содержания: «Передается по повелению Государя Императора: капитану 1 ранга Колчаку. Мне приятно было узнать из донесений командарма XII о блестящей поддержке, оказанной армии кораблями под вашим командованием, приведших к победе наших войск и захвату важных позиций неприятеля. Я давно был осведомлен о доблестной вашей службе и многих подвигах… награждаю вас Св. Георгием 4-ой степени. Николай. Представьте достойных к награде».

Конечно, были и отдельные неудачи. Например, в конце декабря сорвалась операция по постановке мин у Мемеля и Либавы, т.к. один из миноносцев сам подорвался на мине. Однако в целом, мы должны высоко оценить деятельность Колчака как командира Минной дивизии.

Зимой 1916 г., когда Балтийский флот скованный льдами стоял в портах, происходило активное перевооружение многих кораблей. Так, к открытию навигации ввиду установки новых более мощных артиллерийских орудий крейсера Минной дивизии оказались вдвое сильнее.

С открытием навигации возобновилась и активная деятельность Балтийского флота. В частности, в конце мая Минная дивизия совершила «молниеносный налет» на германские торговые суда у берегов Швеции. Операцией руководил Трухачев, а Колчак командовал тремя эскадренными миноносцами. В результате вражеские пароходы были рассеяны, одно из конвоирующих судов потоплено. В дальнейшем историки предъявляли претензии Колчаку, что он не воспользовался внезапностью, дав предупредительный выстрел и тем самым позволив противнику уйти. Однако как потом признавался сам Александр Васильевич: «Я, имея в виду возможность встречи со шведскими судами… решил пожертвовать выгодой внезапности нападения и вызвать со стороны идущих судов какой-нибудь поступок, который дал бы мне право считать эти суда неприятельскими».

В июне 1916 г. А.В. Колчак был произведен в вице-адмиралы и назначен командующим Черноморским флотом. Как вспоминал Г.К.Граф: «Конечно, расставаться с ним было очень тяжело, так как вся дивизия его очень любила, преклоняясь перед его колоссальной энергией, умом и храбростью». На встрече с Верховным главнокомандующим Николаем II и его начальником штаба генералом М.В. Алексеевым были получены указания: весною 1917 г. должна быть произведена десантная операция по захвату Босфорского пролива и турецкой столицы Стамбула.

А.В. Колчак на Черноморском флоте

Принятие Колчаком командования Черноморским флотом совпало с получением известия о том, что мощнейший немецкий крейсер «Бреслау» вышел в Черное море. Колчак лично возглавил операцию по его поимке, однако, к сожалению, она окончилась неудачно. Можно, конечно, говорить, об ошибках самого Александра Васильевича, можно указывать и на то, что он еще не успел освоиться с врученными ему кораблями, однако важно подчеркнуть одно: личную готовность идти в бой и стремление к самым активным действиям.

Основную задачу Колчак видел в необходимости прекратить вражескую активность на Черном море. Для этого уже в конце июля 1916 г. он предпринял операцию по минированию Босфорского пролива, тем самым лишив противника возможности активно действовать на Черном море. Причем для поддержания минных заграждений в непосредственной близости постоянно дежурил специальный отряд. Одновременно Черноморский флот занимался конвоированием наших транспортных судов: за все время противнику удалось потопить лишь одно судно.

Конец 1916 г. прошел в планировании дерзкой операции по захвату Стамбула и проливов. К сожалению, Февральская революция и начавшаяся после нее вакханалия сорвали эти планы.

Колчак до последнего оставался верен императору и далеко не сразу признал Временное правительство. Однако в новых условиях ему пришлось по-другому организовывать свою работу, в частности, по поддержанию дисциплины на флоте. Постоянные выступления перед матросами, заигрывание с комитетами позволили относительно долгое время сохранять остатки порядка и не допустить тех трагических событий, которые произошли в это время на Балтийском флоте. Однако ввиду общего развала страны ситуация не могла не ухудшиться. 5 июня революционизированные матросы постановили, что офицеры обязаны сдать огнестрельное и холодное оружие.

Колчак взял свою георгиевскую саблю, полученную за Порт-Артур, и выбросил ее за борт, сказав матросам:

Японцы, наши враги — и те оставили мне оружие. Не достанется оно и вам!

Уже вскоре он сдал командование (в сложившихся условиях — номинальное) и уехал в Петроград.

Конечно, волевой офицер, государственник Александр Васильевич Колчак не мог нравиться все более левеющим политикам в столице, а потому он был отправлен фактически в политическую ссылку: стал военно-морским консультантом при американском флоте.

Символика Верховного правителя России

За границей Колчак провел более года. За это время произошла Октябрьская революция, на Юге России была создана Добровольческая армия, а на Востоке образовался ряд правительств, которые в сентябре 1918 г. создали Директорию. В это время А.В. Колчак и вернулся в Россию. Надо понимать, что позиции Директории были очень слабы: ее мягкостью, политиканством и непоследовательностью было недовольно офицерство и широкие деловые круги, выступавшие за «крепкую руку». Колчак в результате ноябрьского переворота стал Верховным правителем России.

На этой должности он старался восстановить закон и порядок на подконтрольных ему территориях. Колчак провел ряд административных, военных, финансовых и социальных реформ. Так, были предприняты меры по восстановления промышленности, снабжению крестьян сельскохозяйственной техникой, освоению Северного морского пути. Более того, с конца 1918 г. Александр Васильевич начал готовить Восточный фронт к решающему весеннему наступлению 1919 г. Однако к этому времени и большевики сумели подтянуть крупные силы. Ввиду ряда серьезных причин уже к концу апреля наступление белых выдохлось, а потом они попали под мощнейший контрудар. Началось отступление, которое так и не удалось остановить.

По мере ухудшения положения на фронте начала падать дисциплина в войсках, а общество и высшие сферы оказались деморализованы. Уже к осени стало ясно, что белая борьба на востоке проиграна. Не снимая ответственности с Верховного правителя, все же отметим, что в сложившейся ситуации с ним рядом не оказалось практически никого, кто был способен помочь решить системные проблемы.

В январе 1920 г. в Иркутске Колчак был выдан чехословаками (которые больше не собирались участвовать в Гражданской войне в России и пытались максимально быстрее покинуть страну) местному революционному совету. До этого Александр Васильевич отказался бежать и спасти жизнь, заявив: «Я буду разделять судьбу армии». В ночь на 7 февраля он был расстрелян по приказу военно-революционного комитета большевиков.

Генерал А. Нокс (английский представитель при Колчаке):

Я признаю, что всем сердцем симпатизирую Колчаку, более мужественному и искренне патриотичному, чем кто-либо другой в Сибири. Его трудная миссия почти невыполнима из-за эгоизма японцев, тщеславия французов и безразличия остальных союзников.

Пахалюк К., руководитель интернет-проекта «Герои Первой мировой», член Российской ассоциации историков Первой мировой войны

Литература

Кручинин А.С. Адмирал Колчак. Жизнь, подвиг, память. М., 2011 Черкашин Н.А. Адмирал Колчак. Диктатор поневоле. М.: Вече, 2005 Граф Г.К. На «Новике». Балтийский флот в войну и революцию. СПб., 1997 Мазуренко К.И. На «Славе» в Рижском заливе // Морские записки. Нью-Йорк, 1946. Т.4. № 2., 3/4

Интернет

Иркутск — город его судьбы. Через Иркутск лежал путь флотского лейтенанта Александра Колчака в полярную экспедицию, в Иркутске он венчался. В Иркутске в январе 1920 года бывший верховный правитель Российского правительства адмирал Александр Васильевич Колчак был выдан новым городским властям, а 7 февраля 1920-го расстрелян без суда. За минувшее столетие личность Колчака обросла множеством легенд: о его любви, о его смерти и о «его» золоте.

В поисках Земли Санникова

Исторический центр Иркутска на удивление хорошо сохранился. Последней войной в этих краях была Гражданская, в которой адмирал Александр Колчак оказался на проигравшей стороне. Мест, связанных с именем Колчака, в городе тоже сохранилось много.

На набережной Ангары, она же бульвар Гагарина, в районе пересечения с улицей Карла Маркса (бывшей Большой) стоит памятник императору Александру III. Он был заложен в 1902 году в честь завершения работ по постройке Транссибирской железной дороги и открыт в 1908-м. В честь Первомая 1920 года, через три месяца после расстрела Колчака, с пьедестала сняли бронзовую статую и бронзовые надписи «Императору Александру III» и «Благодарная Сибирь». Согласно популярной версии, впоследствии из этой бронзы отлили очередной памятник Ленину. В 1963 году на пьедестал установили бетонный шпиль, названный «Первопроходцам Сибири». Шпиль простоял 40 лет, после чего был демонтирован, а новый бронзовый император встал на пьедестал. В конце прошлого года пьяный иркутянин на Mercedes-Benz протаранил ограду памятника и повредил пьедестал. Когда потеплеет, памятник отремонтируют. До паники с коронавирусом на фоне Александра III постоянно фотографировались китайские туристы.

По левую руку от государя императора — замок красного кирпича в псевдомавританском стиле, который был построен для ВСОИРГО (Восточно-Сибирское отделение Императорского Русского географического общества). В 1900–1902 годах Императорская академия наук снарядила экспедицию по исследованию Северного Ледовитого океана к северу от Новосибирских островов с целью поиска легендарной Земли Санникова. Возглавивший экспедицию барон Эдуард Толль верил в существование этой земли, северного полярного континента, Арктиды. Лейтенант Колчак участвовал в экспедиции в качестве магнитолога и гидролога.

В этом здании несколько раз выступал с лекциями об исследованиях Северного Ледовитого океана гидролог и магнитолог Колчак

Фото: Алексей Алексеев, Коммерсантъ

Барон Толль писал в своем дневнике: «Наш гидрограф Колчак — прекрасный специалист, преданный интересам экспедиции». Именем гидрографа барон назвал мыс на открытом во время экспедиции острове в Таймырском заливе Карского моря. Впоследствии и весь остров стал называться остров Колчак. В 1930-е годы он был переименован в остров Расторгуева (в честь другого участника экспедиции Толля), в 2005-м снова переименован — в остров Колчака (не остров Колчак, как первоначально).

В ходе поисков таинственной земли небольшая исследовательская партия во главе с бароном Толлем отправилась на остров Беннетта и пропала без вести. В 1903 году на поиски этой группы была направлена полярная спасательная экспедиция во главе с лейтенантом Колчаком. Перед экспедицией Колчак выступил с докладом в здании ВСОИРГО.

Полярная спасательная экспедиция Колчака продлилась семь месяцев, три из которых пришлось на санно-шлюпочный переход по Арктике. Ее участникам удалось найти только следы пребывания партии барона Толля на острове Беннетта, но не самого барона и его спутников, которые, судя по всему, погибли. В ходе экспедиции было сделано множество географических открытий. По ее итогам Колчак был впоследствии избран действительным членом Императорского Русского географического общества, награжден высшей наградой общества — Большой Константиновской золотой медалью, а также орденом Святого Владимира IV степени.

Поискам экспедиции Толля и Земли Санникова был посвящен вышедшей уже в советское время (1926 год) роман Владимира Обручева «Земля Санникова». По идеологическим причинам имя Колчака называть было нельзя. Можно было писать так: «На кафедре, у стены, украшенной большими портретами сановных покровителей и председателей общества, находился морской офицер, совершивший смелое плавание в вельботе через Ледовитое море с Новосибирских островов на остров Беннетта, на который высадился барон Толль, оттуда не вернувшийся. Мужественное лицо докладчика, обветренное полярными непогодами, оставалось в полутени зеленого абажура лампы, освещавшей рукопись его доклада на кафедре и его флотский мундир с золотыми пуговицами и орденами».

В 1973 году по мотивам романа был снят фильм «Земля Санникова», пользовавшийся огромной популярностью. Фамилии «морского офицера с мужественным лицом» в фильме, разумеется, тоже не было. Заслуги Колчака в исследовании Северного Ледовитого океана в СССР не упоминались. С идеологической точки зрения мог существовать только один Колчак — ярый враг советской власти.

Сейчас в бывшем здании ВСОИРГО находится Иркутский областной краеведческий музей. На фризе высечены имена выдающихся исследователей Азии: Беринга, Крашенинникова, Миллера, Паласа, Норденшельда, Пржевальского и других. В 2007 году к ним добавилось имя Колчака.

Имя Колчака на бывшем здании ВСОИРГО появилось через столетие после того, как он здесь читал лекции

Фото: Алексей Алексеев, Коммерсантъ

Рядом с музеем находится несколько зданий Иркутского государственного университета. По одной из легенд, связанных с именем Колчака, именно он основал в Иркутске университет. Это не совсем так. Университет в городе предполагалось открыть еще при царе, потом это пыталась сделать советская власть, а после ее падения летом 1918 года идею поддержало Сибирское временное правительство. Университет в составе историко-филологического и юридического факультетов официально открылся то ли в сентябре, то ли в октябре. Александр Колчак пришел к власти и стал верховным правителем 18 ноября 1918 года. Поэтому основать университет он никак не мог, но в период своего правления способствовал его развитию.

Между Арктикой и Японией

По стечению обстоятельств столичному жителю Колчаку пришлось венчаться не в Санкт-Петербурге, а в Иркутске.

Первоначально планировалось, что свадьба Колчака с Софьей Федоровной Омировой состоится после возвращения жениха из экспедиции барона Толля. В ходе экспедиции один из островов Литке в Карском море получил имя невесты — остров Софии. А во время спасательной экспедиции Колчак назвал именем невесты еще и мыс на острове Беннетта.

Морской офицер Колчак венчался в храме, который в Иркутске называли Морским

Фото: Иркутская епархия

Венчание состоялось после возвращения из второй экспедиции. Софья Омирова срочно вернулась с острова Капри в Санкт-Петербург, а оттуда вместе с отцом направилась в Иркутск. Свадьбу нельзя было откладывать: жених собирался отправиться на начавшуюся Русско-японскую войну.

Венчание состоялось в марте 1904 года в Михаило-Архангельском Харлампиевском храме. В народе эту церковь называли Морской, так как ее прихожанами были местные купцы-мореплаватели, военные и гражданские моряки. В 1930-е годы храм был закрыт и превращен в студенческое общежитие. В 1998-м здание было возвращено Иркутской епархии, церковь восстановлена. К 100-летию со дня гибели Колчака иркутские общественники планировали установить на церкви памятную доску, посвященную венчанию Колчака и Омировой, но по бюрократическим и финансовым причинам сделать это не удалось.

У Колчаков было трое детей. Две девочки умерли в раннем возрасте. Сын Ростислав родился в 1910 году. Последний раз Софья Колчак виделась с мужем в мае 1917 года, провожая его из Севастополя в Петроград. Ей удалось отправить на Запад сына, а в апреле 1919 года она сама уплыла из Крыма на английском военном корабле.

Пленник

С 18 ноября 1918 года до 4 января 1920 года адмирал Колчак занимал должность верховного правителя России, признанную всеми лидерами Белого движения

Фото: Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

В конце 1919 года в Центральной Сибири произошло антиколчаковское восстание организации «Политический центр» («Политцентр»), главную роль в которой играли сибирские эсеры. 24 декабря Чехословацкий корпус взял под негласный арест поезд с верховным правителем Колчаком под предлогом его защиты от восставших. 4 января в Нижнеудинске Колчак сложил полномочия верховного правителя, передав их генералу Антону Деникину. «Политцентр» пришел к власти 5 января 1920 года. 15 января чехи с санкции представителя союзников французского генерала Мориса Жанена выдали Колчака представителям «Политцентра». Вместе с Колчаком был выдан председатель Всероссийского правительства Виктор Пепеляев.

По этому случаю был составлен «Акт приемки бывшего Верховного правителя адмирала А. В. Колчака и бывшего председателя Совета министров В. Н. Пепеляева комиссией Иркутского Политического центра у чехословацкого командования»: «15 января 1920 года мы, нижеподписавшиеся, составили настоящий акт в том, что сего числа в 9 часов 55 минут по уполномочию Политического центра приняли от командира 1-го батальона 6-го полка майора Кравака в присутствии дежурного офицера поручика Боровички бывшего Верховного правителя адмирала Колчака и бывшего председателя Совета министров Пепеляева». Под актом подписи: член «Политического центра» Моисей Фельдман, помощник командующего Народно-Революционной армией капитан Александр Нестеров, уполномоченный «Политического центра» при штабе Народно-Революционной армии Владимир Мерхалев, начальник гарнизона города Иркутска есаул Михаил Петелин.

Как сложились судьбы тех, кто поставил подписи под «актом приемки Колчака и Пепеляева»

Похожую бумагу составил для себя и чешский подпоручик Боровичка (по ошибке названный в русском документе поручиком). Колчака и Пепеляева на двух автомобилях отправили под вооруженным конвоем в Иркутский тюремный замок.

21 января «Политцентр» передал всю полноту власти в городе Иркутске и губернии Иркутскому большевистскому Военно-революционному комитету (РВК). Вместе с властью большевикам были переданы Колчак и Пепеляев.

В тот же день состоялся первый допрос Колчака чрезвычайной следственной комиссией, созданной еще «Политцентром». Последнее, девятое заседание чрезвычайной комиссии (девятый допрос) состоялось 6 февраля. Колчака и Пепеляева расстреляли рано утром 7 февраля.

Заседания суда в промежутке не было. Тем более что 17 января 1920 года советское правительство отменило смертную казнь. Судьбу Колчака определил не суд, а записка Ленина, направленная заместителю председателя Реввоенсовета Эфраиму Склянскому для передачи шифром члену РВС 5-й армии председателю Сибревкома Ивану Смирнову: «Шифром. Склянскому: Пошлите Смирнову (РВС 5) шифровку: Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму с разъяснением, что местные власти до нашего прихода поступали так и так под влиянием угрозы Каппеля и опасности белогвардейских заговоров в Иркутске. Ленин. Подпись тоже шифром… Беретесь ли сделать архи-надежно?»

Кроме памятника Колчаку в Иркутске есть несколько памятников тому, кто принял решение казнить его без суда

Фото: Алексей Алексеев, Коммерсантъ

Получивший шифровку из Москвы Смирнов дал указание председателю Иркутского военно-революционного комитета (ВРК) Александру Ширямову расстрелять Колчака и Пепеляева.

Сложно сказать, насколько архинадежно получилось, но существует «постановление Иркутского ВРК», написанное и подписанное якобы до расстрела. В этом документе необходимость расстрела объясняется как раз опасностью белогвардейского заговора. Заканчивается постановление корявым с точки зрения русского языка предложением: «Лучше казнить двух преступников, давно достойных смерти, чем сотни невинных жертв».

Пишут как очевидцы

С 15 января до ночи с 6 на 7 февраля 1920 года бывший верховный правитель Александр Колчак содержался в камере №5 Иркутского тюремного замка

В СИЗО-1 Иркутска действует Музей истории тюремного замка с мемориальной камерой Колчака. Сайт музея сообщает: «Историки утверждают, согласно архивам и дошедшим до нашего времени преданиям, именно в пятой камере в 1920 году содержался адмирал Александр Васильевич Колчак». В камере представлены предметы, полагавшиеся арестанту: нары, скамейка, умывальник, керосиновая лампа, миска, кружка, ложка. Арестант представлен восковой фигурой.

Поскольку музей находится на территории тюрьмы, просто войти в него с улицы и купить билет нельзя. Требуется подавать заявку за несколько дней и договариваться о времени посещения. Проще всего попасть в музей, купив билет на готовую экскурсию в краеведческом музее — том самом здании, в котором гидрограф Колчак читал лекции о полярных экспедициях.

От музея можно пешком дойти до Знаменского женского монастыря. В сквере перед ним стоит единственный в России памятник Колчаку. Он был установлен в 2004 году, вызвав много споров, как и другие попытки увековечить память бывшего верховного правителя.

В 2018-м Кировский районный суд Иркутска отказал в иске группе жителей города, требовавших демонтировать памятник, памятную доску на иркутском железнодорожном вокзале и надпись на фризе краеведческого музея.

Казнь Колчака и Пепеляева напоминает арест Берии: существует множество воспоминаний непосредственных участников, противоречащих друг другу.

Противоречия касаются места расстрела, точного времени расстрела, размеров и расположения проруби, в которую были спущены трупы убитых. Но больше всего расходятся показания о личности непосредственных участников расстрела и об их числе.

Расстрельная команда состояла то ли из 7–8 человек, то ли из 15 — смотря какого мемуариста слушать. Общее руководство казнью осуществлял председатель следственной комиссии по делу Колчака Самуил Чудновский, а расстрельной командой руководил начальник гарнизона и комендант Иркутска Иван Бурсак. Оба (и только они) поставили подписи под записью о приведении приговора в исполнение.

Как сложились судьбы участников расстрела Колчака

При расстреле также могли присутствовать: глава ВРК Александр Ширямов, члены РВК Михей Ербанов и Михаил Левенсон, комендант тюрьмы поручик В. Ишаев, врач Федор Гусаров. О своем участии в расстрельной команде вспоминал красногвардеец Ваганов. Ваганов называл фамилию Касаткин, более нигде не встречающуюся. Также известны фамилии еще нескольких красногвардейцев — Ботов, Силуянов и Припузов.

Путаясь в показаниях, мемуаристы сходятся в одном: адмирал Колчак принял смерть мужественно и спокойно. Перед уходом из тюремной камеры на смерть он сказал: «Передайте жене в Париж, что я благословляю сына».

Поклонный крест в Иркутске установлен рядом с тем местом, где трупы Колчака и Пепеляева опустили в прорубь

Фото: Поморцев Владимир / PhotoXpress

От памятника адмиралу совсем близко до поклонного креста, установленного на берегу напротив того места, где трупы Колчака и Пепеляева были спущены под воду.

Последний подвиг адмирала

Множество слухов и легенд связано с «золотым эшелоном» — поездом, в котором находился золотой запас России, так называемым золотом Колчака.

В день гибели адмирала Колчака 7 февраля в Иркутске состоялась презентация фильма «Последний подвиг адмирала. Правда о золотом запасе Колчака». Фильм содержит сенсационные подробности о судьбе золота. Автор фильма журналист и кинодраматург Александр Голованов дал интервью “Ъ”.

Александр Голованов, автор фильма «Последний подвиг адмирала. Правда о золотом запасе Колчака», на месте расстрела Колчака и Пепеляева

— Тайна золота Колчака наконец раскрыта?

— Многочисленные легенды про спрятанное или потерянное золото Колчака ходят уже давно. Например, было такое произведение соцреализма — фильм «Золотой эшелон» (1959 год.— “Ъ”). Еще было множество самозванцев. Всевозможные герои-подпольщики, герои-партизаны, из которых никто и близко не был возле золотого запаса и возле Колчака, заявляли, что это они освобождали, захватывали и спасали золото. Все это делалось ради субсидий, пособий, путевок в санатории, льгот на жилплощадь. А уже в наше время по телевизору показывали какой-то вагон, якобы лежащий на дне Байкала, какие-то шахты в тайге, где может быть золото Колчака. Так вот интереснее всего в этом вранье, как говорил Воланд, то, что это вранье от первого до последнего слова. Ни в Байкале, ни в тайге ничего нет.

— А где есть?

— Я просто обалдел, когда в государственном архиве Иркутской области впервые увидел документы, о которых говорится в моем фильме: рутинные, без всякой революционной романтики документы. Переписка Иркутского ревкома с чешским командованием о допуске к «золотому эшелону».

«Золотой эшелон» стоял на станции Иркутск-Пассажирский. Колчак был уже убит, а золотой эшелон стоял под непробиваемой охраной: станцию сторожил батальон чешского легиона плюс два бронепоезда. Даже теоретически ни у кого не было возможности что-то из него украсть. Чехи сначала письма игнорировали, но потом допустили Ревком к эшелону. Большевики привлекли банковских специалистов. Была создана совместная чешско-советская комиссия. Эта комиссия села считать золото, платину и серебро.

— Сколько насчитали?

— Всего было 317 тонн золота в слитках, дисках и монетах, а еще были вагоны с платиной и серебром. Комиссия считала содержимое эшелона долго — примерно месяц. Объем работы был большой, а люди в комиссии были скрупулезные, все делали очень старательно: сосчитали, перегрузили, что отражено в документах. На самом деле золото перегрузили «из больных вагонов» — так написано в советско-чешском акте — в исправные вагоны, купленные еще омским правительством Колчака, и 20 мая 1920 года они были в Москве. Золото пополнило баланс ленинского Совета народных комиссаров. Вот и вся история.

— И вообще ничего не пропало?

— Пропало, но относительно мало. Еще до выдачи Колчака, когда эшелон стоял на станции Тыреть, кто-то вскрыл один вагон и украл 13 ящиков. Следствие не смогло обнаружить виновных. С точки зрения общего объема эти 13 ящиков — так, мелкая кража. Это меньше 100 кг. Остальное золото прибыло в Иркутск, было благополучно пересчитано и проследовало в Москву.

Частично пропало и золото, предназначавшееся для оплаты военных поставок для колчаковского правительства. Часть одного транша захватил атаман Семенов. Также Япония и другие союзники фактически присвоили часть предоплаты за военные поставки, когда у Колчака ситуация стала совсем плохой. Ничего не прислали, а деньги оставили себе.

Тем не менее большая часть золота досталась большевикам. Морис Жанен, главнокомандующий войсками союзников в Сибири и на Дальнем Востоке, предлагал Колчаку взять золото под охрану и перевезти во Владивосток. Но Колчак, что свидетельствует о его мощном аналитическом уме, уже тогда знал цену так называемым союзникам.

Он справедливо решил, что из двух зол — союзников и большевиков — нужно выбирать меньшее. Пусть лучше золото получат большевики, потому что так оно останется в России, большевики могут переродиться, с ними что-то может произойти.

И этим решением адмирал Колчак окончательно подписал себе смертный приговор.

Давнишняя хорошая знакомая

Телесериал «Адмирал» (в роли Александра Колчака — Константин Хабенский, в роли Анны Тимиревой — Елизавета Боярская) появился уже после двух спектаклей о последней любви Колчака в Иркутском драмтеатре

Фото: Компания «Каро Фильм» / ТАСС

В нескольких домах от краеведческого музея все на той же улице Карла Маркса (бывшая Большая) находится Иркутский академический драматический театр им. Н. П. Охлопкова. В 1998 году на его сцене состоялась премьера спектакля «Звезда адмирала» по пьесе иркутского журналиста и писателя Сергея Остроумова. В 2005-м театр впервые показал новую постановку по пьесе этого же автора «Встречи с адмиралом Колчаком». Роль адмирала Колчака в этой постановке играл народный артист РСФСР Георгий Тараторкин, специально приезжавший на спектакли из Москвы. А в 2006 году спектакль показали в Москве на сцене Театра имени Моссовета, в труппе которого состоял Тараторкин. Московские газетчики получили возможность развлечься заголовками вроде «Колчак идет на Москву», а иркутские — помечтать. «Спектакль о Колчаке, возможно, увидит Путин». Путин спектакль не увидел, но Колчак Москву взял. В 2008-м был выпущен в прокат кинофильм «Адмирал» с Константином Хабенским в главной роли, а годом позже была показана телевизионная десятисерийная версия «Адмирала».

Как сложились судьбы членов Чрезвычайной следственной комиссии по делу Колчака

Во всех этих произведениях сильная любовная линия, основанная на настоящих событиях и чувствах. В 1915 году в Гельсингфорсе (сейчас — Хельсинки) Колчак познакомился с Анной Тимиревой, женой контр-адмирала Сергея Тимирева. В 1918 году Тимирева развелась с мужем и стала гражданской женой Колчака. В Омске у нее была должность переводчицы отдела печати при управлении делами Совета министров и верховного правителя. Также она работала в мастерской по шитью белья. Во время ареста Колчака Тимирева добровольно пошла под арест вместе с ним.

Ростислав Александрович Колчак, сын адмирала, говорил об этой истории так: «Их роман красив для романистов. Но когда двое людей, обвенчанные с другими в церкви, считающие себя православными, на глазах у всех предаются своим порывам, это выглядело странно!»

Анна Тимирева, какой ее знал Александр Колчак

Фото: скан книги «Адмирал Колчак: жизнь, подвиг, память»

Из протокола первого допроса адмирала Колчака:

«Колчак: Я женат формально законным браком, имею одного сына в возрасте 9 лет… Моя жена Софья Федоровна раньше была в Севастополе, а теперь находится во Франции. Переписку с ней вел через посольство. При ней находится мой сын Ростислав.

Попов: Здесь добровольно арестовалась г-жа Тимирева. Какое она имеет отношение к вам?

Колчак: Она моя давнишняя хорошая знакомая; она находилась в Омске, где работала в моей мастерской по шитью белья и по раздаче его воинским чинам — больным и раненым… Она оставалась в Омске до последних дней, и затем, когда я должен был уехать по военным обстоятельствам, она поехала со мной в поезде. В этом поезде она доехала сюда до того времени, когда я был задержан чехами. Когда я ехал сюда, она захотела разделить участь со мною.

Попов: Скажите, адмирал, она не является вашей гражданской женой? Мы не имеем права зафиксировать этого?

Колчак: Нет».

На следующий день после ареста Тимирева пишет тюремному начальству записку:

«16 января 1920 г. Прошу разрешить мне свидание с адмиралом Колчаком». Следующая сохранившаяся записка Тимиревой выглядит так: «Прошу передать мою записку в вагон адмирала Колчака. Прошу прислать адмиралу: 1) сапоги; 2) смены 2 белья; 3) кружку для чая; 4) кувшин для рук и таз; 5) одеколону; 6) папирос; 7) чаю и сахару; 8) какой-нибудь еды; 9) второе одеяло; 10) подушку; 11) бумаги и конвертов; 12) карандаш.

Мне: 1) чаю и сахару; 2) еды; 3) пару простынь; 4) серое платье; 5) карты; 6) бумаги и конверты; 7) свечей и спичек.

Всем Вам привет, мои милые друзья. Может быть, найдется свободный человек, который мне принесет все это, из храбрых женщин.

Анна Тимирева. P.S. Сидим в тюрьме порознь».

Дом в Иркутске, в котором жила Анна Тимирева после того, как ее в первый, но далеко не в последний раз выпустили на свободу

Фото: Алексей Алексеев, Коммерсантъ

Сохранилась и записка Колчака Тимиревой, которую тюремщики не передали по назначению, но подшили в личное дело адмирала:

«Дорогая голубка моя, я получил твою записку, спасибо за твою ласку и заботы обо мне… Не понимаю, что значит «в субботу наши прогулки окончательно невозможны».

Не беспокойся обо мне. Я чувствую себя лучше, мои простуды проходят. Думаю, что перевод в другую камеру невозможен. Я думаю только о тебе и твоей участи, единственное, что меня тревожит. О себе не беспокоюсь — все известно заранее. За каждым моим шагом следят, и мне очень трудно писать… Пиши мне. Твои записки — единственная радость, какую я могу иметь. Я молюсь за тебя и преклоняюсь перед твоим самопожертвованием. Милая, обожаемая моя, не беспокойся за меня и сохрани себя… До свидания, целую твои руки».

В мемуарах Самуила Чудновского сообщается, что перед расстрелом Колчак попросил о свидании с Тимиревой (которую чекист Чудновский почему-то называет «княжной Темиревой»). В последней просьбе смертнику было отказано.

Анна Тимирева пережила Колчака на 55 лет, из них более 20 лет провела в тюрьмах, лагерях и ссылках

Фото: Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

14 февраля 1920 года Анна Тимирева пишет очередное заявление: «Прошу Чрезвычайную следственную комиссию мне сообщить, где и в силу какого приговора был расстрелян адмирал Колчак и будет ли мне, как самому ему близкому человеку, выдано его тело для предания земле по обрядам православной церкви…» Резолюция на письме: «Ответить, что тело Колчака погребено и никому не будет выдано».

После расстрела Колчака Чрезвычайная следственная комиссия приняла решение оставить Тимиреву под стражей, чтобы закончить ее допрос.

Анну Тимиреву выпустили на волю в честь третьей годовщины Октябрьской революции. Она жила на улице Карла Маркса (бывшая Большая) в доме 39. Дом сохранился. В мае 1921-го ее арестовали снова. Тюрьмы, ссылки, высылки, аресты. После ареста в 1938 году она была осуждена на восемь лет лагерей.

В том же году расстреляли ее сына от брака с Сергеем Тимиревым. Одним из пунктов обвинения было то, что он «пасынок Колчака».

В 1949-м Тимирева была арестована повторно, после года в тюрьме была выслана в Енисейск. Ее реабилитировали только в 1960 году, после чего она поселилась в Москве. Умерла в 1975 году.

Софья Колчак (Омирова) с сыном Ростиславом и внуком Александром

Фото: Wikipedia

Вдова адмирала Софья Колчак умерла в Париже в 1956 году. Ростислав Колчак, умерший в 1965-м, похоронен рядом с матерью на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Внук адмирала Александр Ростиславович Колчак, карикатурист и джазмен, умер в Париже в прошлом году. После его смерти архив Колчака был выставлен на аукцион, продан за €3 млн и вернулся в Россию. Документы будут храниться в Доме русского зарубежья, Государственном архиве Российской Федерации и у частных коллекционеров.

Александр Филипп Джордж Колчак III, правнук, живет в Бруклине.

Алексей Алексеев, Иркутск

Ранней весной 1919 года из Владивостока в Пермь скорым поездом выехали 63 англичанина. Артиллеристы броненосного крейсера «Саффолк» должны были вооружить корабли Камской речной флотилии армии Колчака. Серьезно повлиять на ход войны они уже не смогли. В конце июня того же года короткая история флотилии завершилась затоплением 200 судов и грандиознейшим полыханием 200 тысяч тонн керосина.

Боевые действия на реках и озерах многие историки считают наиболее интересным элементом Гражданской войны в России. Речные флотилии играли весьма заметную роль в боевых действиях, вдоль берегов рек с фронтом в сотни километров. Буксирные пароходы становились канонерскими лодками, а наливные шхуны и пассажирские пароходы – крейсерами. За годы Гражданской войны белые и красные речные флотилии выпустили на порядок больше снарядов, чем все корабли флота Российской империи за годы Первой мировой войны. Камская флотилия Колчака просуществовала всего несколько месяцев 1919 года.

Пермь перешла в руки к белым в конце декабря 1918 года. В городе, в то время, находилось огромное количество судов, ранее курсировавших по Каме и Волге. Суда переоборудуют. Андреевский флаг поднимается над пароходами, принадлежавшими обществу «Русь», пароходчикам Любимовым, Каменским, Мешкову.

Пароход “Пермь” до переоборудования

Командующим флотилией был назначен морской министр правительства Колчака контр-адмирал Михаил Иванович Смирнов, давний друг и соратник адмирала Колчака. Двое других создателей Камской флотилии также служили на Черноморском флоте под началом Колчака: Михаил Федорович был начальником флотской гидроавиации, а Николай Фомин – флаг-капитаном по оперативной части штаба командующего.

А весной, к флотилии присоединяются те самые англичане, которые везли орудия крейсера «Саффолк», чтобы поставить их на местные корабли. Среди добровольцев оказался и Томас Джеймсон, который опишет участие в Камских речных баталиях в мемуарах:

«… мы ехали с комфортом в спальных вагонах и питались в вагоне-ресторане. 28 апреля мы прибыли в Пермь, большой город на Каме… Мне сказали, что нам будет выделен камский буксир, а также баржа, на которой мы должны установить шестидюймовое орудие. Мы назвали буксир «Кент», а баржу — «Саффолк» в честь родных кораблей, оставшихся во Владивостоке. Подготовка всех этих кораблей к бою была нелегким делом из-за нехватки материалов, и приходилось проявлять немалую изобретательность во всем, особенно когда полевые орудия надо было превратить в корабельные».

К началу мая основные работы по переоборудованию гражданского завершились, и корабли прибыли на основную базу в Елабуге. Вот как описывает это путешествие Джеймсон:

«Все в России казалось нам огромным. Река, вздувшаяся от паводка, иногда достигала двух миль в ширину, мосты были громадны… Многочисленные мели делали русло небезопасным даже при нашей осадке в 4 фута 6 дюймов, но, к счастью, наш капитан хорошо знал Каму.»

Канонерская лодка Камской флотилии Колчака. Фото: https://history.wikireading.ru/269849

Основные речные сражения весной-летом 1919 года происходили на территории нынешней республики Удмуртии и продолжались недолго, чуть больше месяца. Зато бои между кораблями были частными, практически ежедневными. Например, вот обычный эпизод тех дней:

«Противник занял выгодную позицию на фоне темного берега (его суда были выкрашены в темно-серый цвет) в восьми верстах от Елабуги и начал обстрел нашей базы. Флотилия, не теряя ни минуты, шла на сближение, и уже с дистанции 8100 ярдов «Кент» открыл огонь по головному судну красных. Наши снаряды, в отличие от русских, были начинены лиддитом, и по характерному желтому цвету их разрывов мы могли корректировать стрельбу. Первые снаряды упали с недолетом, но по мере продвижения дистанция сокращалась, и противник оказался в зоне нашей досягаемости. Мы наводили по вспышкам орудий, и через некоторое время «Терек», его головной корабль, загорелся и выбросился на берег».

Бронекатер колчаковской флотилии. Фото: https://dom-knig.com/read_185856-96

Уже 28 мая 1919 произошло последнее сражение между речными флотилиями. Бой в районе устья реки Белой продолжался почти сутки. Джеймсон писал:

«С каждым днем красные становились все сильнее и увереннее в себе. Сибирская армия отступала почти ежедневно. Дисциплина явно падала, большую часть раненых составляли самострелы, дезертирство участилось, временами становясь повальным. Солдаты бежали из окопов еще до атаки противника. Большевики быстро приближались к хлебным районам Урала, захват которых был целью их наступления в то лето. Урожай впервые за много лет был хорошим и как раз поспел, когда попал в руки красных…» В конце июня белые отступают к Перми. Флотилия вновь собирается на стыке Камы и Чусовой. Среди них были и бывшие флагманы Камского-Волжского бассейна «Россия», «Мефодий», «Пермь», «Екатеринбург», «И. Ф. Любимов», «Карамзин», «Петроград», «Наталья», «Александр», «Вера», «Ревель».

В преддверии захвата города красными в акватории адмирал Смирнов отдал приказ корабли уничтожить. У порта Левшино из Нобелевских береговых резервуаров в реку выпустили около 200 тысяч пудов керосина, а затем подожгли его.

Через несколько дней на место гибели камского флота прибыл специальный уполномоченный Совнаркома и Главода товарищ Зайцев. В отчете он написал:

«Что пришлось увидеть, превзошло всякие предположения. Всюду, насколько хватало поля зрения, виднелись остовы догоравших и плавающих судов. Ужасная огненная вакханалия витала, видимо, здесь широко. То тут, то там из воды торчали головни от полузатонувших днищ барж, пристаней и подчалков. Описать все, что открылось пред глазами, нет никакой возможности, – это было что-то невероятное… Весь фарватер р. Чусовой представлял собою какой-то музей старых, ломанных, исковерканных железных изделий. Дать о каждом судне отдельную характеристику невозможно, ибо это была сплошная груда железа и ничто иное. В некоторых местах, первоначально думаешь, 2–3 судна, станешь же рассматривать более тщательнее – оказывается 7–8… По всей длине этой части реки Чусовой стлался едкий, густой дым от горящих еще корпусов барж и зданий береговых сооружений».

Разбирали остовы кораблей в Перми вплоть до конца Великой Отечественной войны, заводы крайне нуждались в ломе метала, а здесь его было много. Так закончилась история речных боев на Каме и Волге которые продолжались в течении весны и начала лета 1919 года, сто лет тому назад.

Поиск Пермские легенды

kaminec

Говоря о знамёнах, под которыми в 20-м веке русские люди сражались против инородной оккупации, под которой, в первую очередь, следует иметь ввиду антинародный коммунистический режим, установленный «троцким» и «лениным» после переворота 1917-го года, мы видим, что и в годы Гражданской войны в России и во время советско-германской войны Русские вооружённые силы сражались против красной заразы под русским национальным бело-сине-красным флагом. Под этим флагом поднимались национальные антибольшевистские восстания в 1918-м году (напр. Ярославское восстание), под ним же вели свою борьбу национальные армии, сражавшиеся за освобождение России от ига джугашвили и кагановичей (РОНА, РННА, РОА, Русский корпус). Этот флаг, государственный флаг Российской Империи — последнего легитимного государства русского народа, хоть сейчас вновь является официальным государственным символом нашей страны, но проводимая под ним политика прямо противоположна тем идеалам, за которые под этим флагом сражались русские люди, противостоя политике красных узурпаторов, преемниками и продолжателями деятельности которых являются нынешние власти РФ.
И не потому ли в наши дни, хотя надругательство над Государственным флагом Российской Федерации является преступлением и карается ограничением свободы на срок до двух лет, не так уж и редко можно лицезреть такие картины:
… Даже история БСК изначально связана с ратным делом: очень интересно описывается история зарождения трехцветного российского флага в книге А. Я. Дегтярева «История Российского флага»: «В конце 60-х годов XVII века по указу царя Алексея Михайловича, прозванного Тишайшим, в подмосковном селе Дединове начали строить «воинский корабль», названный гордо и грозно – «Орел». Это была первая ласточка будущего российского военного флота. В документах о строительстве и оснащении «Орла», педантичным капитаном Бутлером, упомянуты материалы, необходимые для изготовления морских знамен и вымпелов. Упомянуто «большое знамя, что живет на корме», «узкое долгое знамя, что живет на среднем большом дереве», «знамя, что живет не переднем лежачем дереве». О цветах этих морских знамен Бутлер оставил в одном из документов следующее замечание: «Флаги те цветами, как Великий Государь укажет, но такое бывает, какого государства корабль, того государства и знамя». О том, какие цвета указал Тишайший для флага, говорят древние документы. Царь приказал отпустить «на знамена и яловчики к корабельному строению в селе Дединове киндяки и тафту (сорта материи) червчатую, белую и лазоревую». То есть красную, белую и синюю».

Данное документальное свидетельство разрушает один из аргументов позднейших критиков бело-сине-красного флага. Они не упускали случая утверждать, что этот флаг был учрежден Петром I именно для торгового, частного флота и поэтому государственным флагом признан быть не может. Однако бело-сине-красная расцветка флага возникла в связи со строительством корабля «воинского». Тем более первого боевого корабля России, легендарного «Орла», родоначальника русского военного флота. Расположение цветов на флаге «Орла» было, конечно, не таким, какое позднее собственноручно начертал Петр Великий. Флаг имел синий прямой крест, разделяющий полотнище на четыре равные части-крыжи. Первый и четвертый были белые, второй и третий – красные. В последней трети XVII века флаг такого рисунка довольно прочно закрепился на мачтах больших и малых русских судов. Доказательством тому служит то, что в конце века, когда уже появились петровские геральдические новации, временно под этим флагом русские корабли ходили на Азов.

В основном бело-сине-красную символику имела сухопутная армия России в Петровскую эпоху. Армейские офицеры носили отличительный знак – широкий бело-сине-красный офицерский шарф, который являлся как бы малым подобием национального флага.
Почти десятилетие на рубеже XVII – XVIII вв. трехцветный бело-сине-красный флаг служил боевым знаменем России как на суше, так и на море. С ним Русская армия и флот совершали Азовский поход 1696 г. Он развевался на корме корабля «Крепость», совершившем в 1700 г. переход из Азова в Стамбул, доставившем в Турцию русского посла для заключения перемирия с Османской Империей. Под этим знаменем русская гвардия в 1700 г. героически защищалась под Нарвой. Бело-сине-красные знамена несли русские войска в 1701 – 1704 гг. в сражениях при Эрестфоре, при штурме Нотебурга и взятии Нарвы. В 1716 г. этот флаг реял на флагмане «Ингерманланд», когда Петр I командовал соединенным флотом России, Голландии, Дании и Англии, готовившим военную операцию против Швеции.
7 мая 1883 г. было объявлено повеление императора Александра III, последовательного русского националиста, «О флагах для украшения зданий в торжественных случаях», в котором прямо указывалось: «…когда признается возможным дозволить украшение зданий флагами, был употребляем исключительно русский флаг, состоящий из трех полос, верхней – белого, средней – синего и нижней – красного цветов».

  • Русский бело-сине-красный флаг над Императорской ставкой в годы ПМВ (Могилев, 1915 год)
  • Белогвардейские плакаты времён Русско-советской войны

  • Знамя Ижевской стрелковой дивизии армии адмирала Колчака, сформированной из добровольцев-рабочих Ижевского, Воткинского и других заводов Урала

«Русский триколор», получивший боевое крещение, перестал быть только обывательским и торговым — теперь он украшал боевую технику. Флаг развевался даже над танками — надеждой Белой армии под Екатеринодаром. «Погибнуть за Национальный Флаг — дело чести русского солдата». Бело-сине-красными полотнищами накрывали гробы героев, погибших за белую идею, при торжественных похоронах. Белый с бело-сине-красным крыжем флаг с черным крылатым колесом, летящим по рельсу, развивался над бронепоездом «На Москву!» в то время, когда Русские войска стремились к оккупированной красными Первопрестольной…
Мы видим триколор и на пропагандистских плакатах Белых армий, и на фотографиях с парадов антибольшевистских сил. В “Дроздовском марше” (на его мотив исполнялась знаменитая песня советских времен “По долинам и по взгорьям”), сочиненном в честь дивизии М.Г. Дроздовского, одного из самых известных генералов Белого движения, есть следующие строки:
“Из Румынии походом шел Дроздовский
славный полк,
Для спасения народа выполняя
тяжкий долг.
Шли дроздовцы твердым шагом, враг
под натиском бежал.
И с Трехцветным Русским Флагом славу
полк себе стяжал”.
Да и все основные силы Белого Движения — будь то корниловцы, марковцы, дроздовцы, алексевцы на форме носили Трехцветный бело-сине-красный шеврон на левый рукав. Размеры и угол не регламентировались. Вначале шеврон появился у корниловцев, но вскоре стал отличительным признаком всей Добровольческой Армии, а затем и многих формирований Белого Движения. Бело-сине-красный флаг, ставший символом сопротивления большевизму, унаследовало Русское Зарубежье.
Наряду с партийными флагами, триколор использовался Русской Фашистской Партией К.В.Родзаевского

  • Члены Шанхайского очага РФС им. П.Н. Краснова

Тут всё ясно — Белое движение, как национальное движения русского сопротивления использовало свой флаг, как символ борьбы против богоборческой власти интернациональных преступников-коммунистов.
В годы второй мировой Русский стяг вновь был поднят национальными русскими армиями, ведь большинством русских людей эта война воспринималась как продолжение гражданской: Из истории Второй мировой войны мы знаем, что когда в июне 1941 года началось стремительное наступление вермахта, комиссары и партийные функционеры ВКП (б) вместе с семьями бежали из городов и посёлков впереди отступающей красной армии. В Орловской области несколько дней не было вообще никакой власти. Нашлись люди, которые, воспользовавшись ситуацией, занялись разбоем и грабежами. Местное население не растерялось, и, подобрав оружие, оставшееся от сбежавших красных, организовалось в отряды народной самообороны. После наведения порядка участники отрядов самообороны организовали местное народное самоуправление. «Вечевой сход» представителей всех населенных пунктов Брасовского района Брянской области и сопредельных районов Орловской области избрал губернатором Локотя и сопредельной земли Константина Павловича Воскобойника. Была образована Локотьская республика. Народное самоуправление было создано за две недели до прихода в край немецких войск.
Вошедшие в Локоть передовые подразделения 17-ой танковой дивизии вермахта увидели не красный флаг, а бело-сине-красный национальный русский флаг с нашитым в центре флага щитком красного цвета с изображением Георгия Победоносца, поражающего змея, о чём свидетельствуют многие немецкие мемуаристы.
Командующий 2-ой танковой армией вермахта генерал-полковних Хайнц Гудериан пошел на самый настоящий беспрецедентный шаг, полностью доверив внутреннее самоуправление созданному русскими органу власти. На землях Локотьщины не было немцев в органах власти, германских судов, полиции, тюрем, оккупационных войск (за исключением нескольких гарнизонов немцев и венгров, помогавших локотьчанам в борьбе с красными партизанами), не действовали законы Германии. За порядком здесь следили местные силы правопорядка. В республике действовал отряд местной сомообороны (который уже был создан ранее). Уже через полтора года Русская освободительная народная армия (РОНА), выросшая из этого отряда имела численность к середине 1943 года более 20 000 человек, и это только в частях и подразделениях регулярных войск.
РННА В мемуарах Константина Кромиади в повествовании, посвящённом формированию одной из первых антибольшевистских русских частей — Русской Народной Национальной Армии в посёлке Осинторф (1942 г.), подчёркивается:
«Для кокарды головного убора были взяты цвета русского национального флага — бело-сине-красный. За неимением подходящего материала они делались из материи и картона. Конечно, и флаг наш был бело-сине-красный. Этим флагом не по принуждению, а добровольно обзавелись все наши роты и команды.

Когда рота с русским национальным трехцветным флагом и с песней вышла на главную улицу города, ее мигом обступила сначала детвора, а потом и взрослые. Толпы народа сопровождали маршировавшую роту до конца улицы и обратно. А когда роту распустили и солдаты разбрелись по магазинам за покупками, в русских магазинах мало того, что отказывались брать с них деньги, но и совали им в руки товары, которые они и не намеревались купить.

В ознаменование нашего появления в Стремутке с первого же дня нашего прибытия перед казармой на высокой мачте был поднят русский национальный бело-сине-красный флаг, и на обмундировании солдат и офицеров эмблемы ЭСД были заменены русскими (бело-сине-красная кокарда и нарукавный знак РОА). Солдаты воспрянули духом!
Утром и вечером при церемонии подъема и спуска флага люди приходили не только из окружающих деревень, но и из города наблюдать за церемонией».

  • Строй РННА под русским флагом в Осинторфе

Первая Русская национальная армия генерала Смысловского, не вошедшая в состав РОА, имела статус союзной вермахту армии и также ходила в бой под старым российским флагом (бело-сине-красным).

  • Нарукавный шеврон 1-й Русской Национальной Армии (1-й РНА) генерала Б.А.Смысловского

Русский корпус.

«Русский Корпус — это легендарная страница русской истории и не только русской, но и мировой истории, ибо до него не было ещё случая, чтобы после двадцати лет эмиграции деды, отцы и внуки взялись за оружие для продолжения той борьбы, которую они начали много лет назад, в 1917 г.

Высоко неся трёхцветный российский флаг в непроходимых горах Сербии и Боснии, окруженный со все.х сторон врагами, Русский Корпус с большими потерями, делая сверхчеловеческие усилия, доблестно и самоотверженно отбиваясь от коммунистов, не только вывез свои семьи, жён, детей и стариков, но и спас ВСЮ русскую эмиграцию в Сербии, предоставив ей свои эшелоны, без которых она бы погибла так же, как погибла во всех остальных странах Восточной Европы.

Русский Корпус показал всему миру не только свою, военную доблесть, но и политическую дальновидность, ибо еще в 1941 г. предвидел и понял, что лишь потом, после войны, начали понимать государственные деятели всего мира».
— напишет в августе 1948 году основатель и первый командир Русского корпуса М.Ф.Скородумов.
«Приказ о формировании Русского Корпуса вызвал сильный патриотический подъем и нашел отклик в сердцах русских патриотов и идейных антибольшевиков, которые спешили встать в ряды Корпуса, чтобы в будущем вступить в борьбу с лютым врагом России — интернациональным коммунизмом.
Русский Корпус в продолжение четырех лет вёл тяжелую борьбу с сербскими, хорватскими, словенскими и русскими коммунистами, нанося им сокрушительные удары, так как немцы не имели понятия о ведении партизанской войны с красными. Корпус пополнялся не только проживавшими в Сербии эмигрантами, но и русскими добровольцами из одиннадцати других стран Европы: Болгарии, Венгрии, Германии, Греции, Италии, Латвии, Польши, Румынии, Франции, Хорватии и, наконец, из России. При этом ряды Русского Корпуса пополнялись не только белыми эмигрантами, но и добровольцами из числа бывших подсоветских граждан, а также бывшими советскими военнопленными. В феврале 1944 г. Корпус уже выставил пятый полк!
Доблесть чинов Русского Корпуса, верность долгу, беспримерная храбрость и непримиримость к большевикам будут оценены историей».

  • Присяга в Русском корпусе. На левом орудии — Триколор, на правом — союзный флаг.

Про повсеместное использование в Русской Освободительной Армии славного Андреевского флага известно всем, но часто приходится слышать, что, мол, Адольф Гитлер был якобы против использования в частях русских добровольцев национального триколора. Однако факты говорят об обратном:
На видео парада РОА в Пскове прекрасно виден развивающийся над головами русских добровольцев национальный флаг:
Триколор использовался и в молодёжных русских антибольшевистских организациях, таких, например, как Русские воспитанники СС. Почитать об этой структуре можно .
Как видно на примере немецких пропагандистских плакатов командование СС с уважением относилось и к своим русским союзникам, и к их национальной символике:
На протяжении всего трагичного для русского народа 20-го века бело-сине-красный флаг являлся символом национально-освободительной борьбы Русского народа против абсолютного зла, которым, несомненно, является режим красных фараонов, оккупировавших Россию в 1917-м году. Сейчас вчерашние чекисты и активисты комсомольских организаций, прикрывшись гордым русским знаменем продолжают дело своих предшественников — свердловых, троцких и лениных, разрушая Россию. Но долг нынешнего поколения русских националистов — не только освободить Родину от оккупантов, но и знать правду и чтить свои, национальные, символы.
Русский флаг, как и многие другие наши святыни украден и опошлен бандой инородцев, жуликов и воров, захвативших власть. Однако в том, что справедливость восторжествует, сомневаться не приходится.
Точкой в данном посте будет фото ещё одного флага времён советско-германской войны, Знамя 1-го Синегорского казачьего Атаманского полка, на котором вместе с сочетанием Имперского орла, Коловрата и изображения Св. Михаила Архангела на белом коне, трубящего в золотую трубу и поражающего копьем дракона, по казачьи прямо и открыто провозглашено за что и против кого, в обе гражданские войны сражались Белые воины: