Когда будет мировой финансовый кризис

Некоторые аналитики уверяют, что до планетарного экономического кризиса осталось всего пара месяцев.

Тучи в мировой экономике сгущаются. Дела в ней и так шли под откос, а излишняя активность Дональда Трампа только ускоряет этот «раковый процесс». Госдолг США раздут до астрономических размеров. А торговая война Америки с Китаем грозит и вовсе затормозить экономический рост на всей планете.

Правда ли, что кризиса не миновать? Если да, то когда он начнется? И как сберечь свои пожитки на этот раз?

ВЕСТНИКИ АПОКАЛИПСИСА

— Стараниями господина Трампа кризис может произойти в ближайшие два-три месяца. Упадут рынки акций, нефть и валюты развивающихся стран, — кошмарит Александр Разуваев из «Альпари». — Всю мировую экономику в случае американского дефолта ждет коллапс. Ценные бумаги в наших и не только наших резервах превратятся в бесполезные единички и нули на дисках компьютеров. Привычный нам мир глобальных финансов будет разрушен.

Стилистика, достойная позднего Мавроди, который долгие годы предрекал крах мировой финансовой системы, призывая вкладывать деньги в свою пирамиду. Рухнула, как известно, она. А мировая финансовая система почему-то выстояла. Правда, если абстрагироваться от «вестников апокалипсиса», картинка все равно будет не очень красивая.

— В случае полномасштабной торговой войны мировая торговля рухнет на 17%, — предупреждает Всемирная торговая организация (ВТО).

«МЫ НЕ ЗНАЕМ, ЧТО ВЫТВОРИТ СТРАННЫЙ ПРЕЗИДЕНТ»

Сложность ситуации в том, что в глобальной экономике возникла глобальная неопределенность. Обычно за это ругают российскую экономику. Мол, у нас в стране невозможно ничего планировать наперед. Но и в странах Запада теперь ничего нельзя просчитать. И это тормозит экономический рост.

«Никто не знает, как далеко зайдет Трамп, — пишет в колонке для New York Times нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман. — Представьте дилемму, которая встала перед американскими производителями. Некоторые из них зависят от импортных деталей. Теперь они вряд ли будут вкладывать деньги в развитие, потому что не знают, как высоко поднимутся пошлины. Другие и рады бы производить все внутри страны, но им нужна уверенность, что тарифы действительно будут высокими и они получат преимущество перед иностранными конкурентами. В итоге все сидят на мешках с деньгами и ждут, что еще сотворит странный президент».

— Никто не понимает, какие дальнейшие шаги будут со стороны США и Китая. С одной стороны — импульсивный переговорщик, склонный к эпатажу и психологическим маневрам. А с другой — закрытая коммунистическая диктатура. Конфликт уже привел к тому, что некоторые важные цепочки в мировой торговле разорвались, — говорит Олег Буклемишев, директор Центра исследований экономической политики МГУ.

Некоторые аналитики уверяют, что до планетарного экономического кризиса осталось всего пара месяцев.Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

КОГДА ПРИДЕТ ЧАС ИКС

Средний цикл от кризиса до кризиса — 10 — 12 лет. С момента прошлого провала (спусковым крючком стал крах американского инвестбанка Lehman Brothers в сентябре 2008-го) прошло 11 лет. Событие, которое запустит необратимую цепочку, может произойти в любой момент. Вполне возможно, на этот раз рванет в Китае.

— Деревья не растут до небес, а китайская экономика больше 30 лет развивается темпами, которые иначе как фантастическими назвать нельзя, — говорит Олег Буклемишев. — Когда-то это должно закончиться. Законы развития китайской экономики ничем не отличаются от законов развития экономик других стран. И у них те же самые болезни: перекредитованность населения, накопление внутренних долгов, плохие активы и так далее.

И хотя о проблемах в мировой экономике знают давно, для начала кризиса этого недостаточно. Недостающий ингредиент — психология.

— Кризис наступает, когда люди начинают верить, что завтра будет хуже, чем вчера, — поясняет Буклемишев. — В экономике много ожиданий. Кризис приближает то, что люди о нем все больше говорят. Чувствуют, что что-то не так, и меняют поведение. Все это сказывается и на объеме потребления, и на характере инвестиций.

Простой пример. Допустим, семья Ивановых (или чета Смит, или супруги Ли) собиралась купить квартиру в ипотеку. А потом глава семьи прочитал, что скоро кризис, и решил покупку отложить. Если таких Ивановых много, застройщик не сможет продать квартиры и обанкротится. Строители останутся без работы и не смогут отдать кредиты банкам. Те тоже обанкротятся и не вернут деньги, лежащие на счетах у их клиентов — юрлиц. Тем придется закрыть бизнес и распустить сотрудников. И так далее — по цепочке.

МОЖЕТ, СПАСЕМСЯ?

«А вы кризиса ждете?» — на днях спрашиваю главу Минэкономразвития Максима Орешкина.

«Что вы считаете кризисом?» — в привычной манере отвечает министр.

В ведомстве опубликовали прогноз на пять лет вперед, и в нем заложили снижение роста мировой экономики. Если недавно она росла на 4% в год, то сейчас — всего на 3%, а в будущем рост упадет до 2,5%. Важный индикатор. Когда рост в глобальной экономике падает, рано или поздно перерастает в кризис, который должен дать толчок к следующему циклу роста.

— Предыдущий кризис был настолько тяжелым и болезненным, что мы из него толком и не вышли. Мировые правительства до сих пор стимулируют свои экономики. У них нулевые ставки, их некуда снижать. Плюс развитые экономики сидят на больших дефицитах и крупных долгах. Здесь тоже нет запаса прочности, — констатирует Олег Буклемишев.

Прошлый кризис удалось загасить большим вливанием денег. Но жар удалось снять, а причину болезни так никто и не вылечил…

ВОПРОС — РЕБРОМ

Россию тоже зацепит?

Если проблемы возникнут в США или Китае, Россия в стороне не останется. Основной доход мы получаем от нефти и газа. Цены на сырье неизбежно обрушатся.

— У России в этом плане есть запас. С точки зрения цен на сырьевые товары гораздо более уязвима Саудовская Аравия, — поясняет Максим Орешкин.

В последние годы мы внедрили несколько важных реформ в финансовой сфере. Во-первых, бюджетное правило. По нему в резервы откладываются сверхдоходы от продажи нефти. Кубышка позволит компенсировать потери в течение двух лет. Во-вторых, довольно низкая инфляция. Она опустилась до 4%. И в-третьих, плавающий валютный курс. При снижении стоимости нефти доллар будет дорожать. И это позволит не так сильно упасть доходам бюджета.

Кризис на нас перекинется, но его последствия будут сглажены. Другое дело, что мы не знаем, какой силы будет следующий кризис и какое цунами поднимется после очередного землетрясения в мировой экономике…

СОВЕТЫ «КП»

Что делать, если скоро кризис

Конечно, хочется быть ответственным гражданином и поддерживать совокупный спрос в экономике. Но риск оказаться без работы и сбережений гораздо хуже. Чтобы подготовиться к возможным тяжелым временам, лучше придерживаться нехитрых правил:

— Живите по средствам. Не набирайте кредиты. А если долги уже есть, постарайтесь их побыстрее отдать.

— Сократите расходы. Посмотрите, на что вы тратите деньги и исключите все лишнее. Жирок в 10 — 20% есть у семьи с любыми доходами.

— Накопите кубышку. Пускай у вас будет запас денег на всякий пожарный. В идеале несколько ваших месячных доходов.

— Держите деньги в разных валютах. Рубль сейчас относительно устойчив, но при резком падении цен на нефть он все равно не удержится. Пусть треть накоплений будет в долларах или евро.

— Ищите подработку. В кризис многие компании сокращают сотрудников. Если у вас будет альтернативный источник доходов, он сможет вас поддержать.

— Следите за здоровьем. Пройдите диспансеризацию, подлечите старые болячки, правильно питайтесь. Кризис всегда связан со стрессом, который обостряет все хронические заболевания.

— Учитесь, повышайте квалификацию. Работа будет всегда, но конкуренция за нее в кризис обостряется. При прочих равных компании всегда оставляют на работе самых компетентных сотрудников. Станьте именно таким.

Россию от глобального кризиса спасут золото и самозанятые

Аналитики предупреждают: в ближайшие год-два на планете может начаться новый экономический Армагеддон

В последние месяцы все больше разговоров о скором глобальном экономическом кризисе, который потрясет мир. Насколько можно этому верить? (подробности)

Торговый конфликт Америки и Китая может привести к мировому кризису. Заденет ли Россию?

Разногласия двух крупнейших экономик получили новый оборот

Настроения на мировых биржах постепенно ухудшаются. Инвесторы пристально следят за тем, как идут очередные торговые переговоры между США и Китаем. Америка снова поставила Поднебесной ультиматум. Она в одностороннем порядке подняла пошлины на китайские товары общей стоимостью $250 млрд с 10 до 25%. Пекин уже заявил, что примет ответные меры — зеркально поднимет пошлины на 2500 американских товаров. Чем эскалация торгового конфликта между двумя странами грозит всей мировой экономике и России в частности? (подробности)

ЕЩЕ

Экономический кризис: как пережить плохие времена с минимальными потерями

Экономисты часто пугают экономическими кризисами и потрясениями. Но все ли так плохо? «Комсомолка» с экспертами разбиралась как подготовится и стоит ли вообще прислушиваться к таким неблагоприятным прогнозам

На прошлой неделе эксперты из Высшей школы экономики напугали: в воздухе снова запахло кризисом. Он может произойти уже через год-полтора. Экономисты, конечно, сделали ремарку: будущее предсказать сложно и кризис нам грозит только при самом худшем сценарии. Но, как говорит народная мудрость, лучше перебдеть. Как привести в порядок свои финансовые дела и пережить плохие времена с минимальными потерями? (подробности)

Темное будущее

Фото: jukai5/.com

Новый глобальный экономический кризис может начаться уже в следующем году. Почему он грозит стать тяжелее предыдущего и как себя защитить?

Пришло время

Уже в 2020 году мировую экономику ждет очередной спад — такие прогнозы все чаще можно слышать от экономистов всех мастей. Что их заставляет ожидать кризиса?

Главная причина — пришло время. Слишком долго в американской экономике все было относительно гладко. «Экономика США на данном этапе развития является крупнейшей и во многом самой успешной в мире, — говорит главный экономист ACCA Майкл Тейлор. — Уже почти на протяжении десяти лет наблюдается ее непрерывный рост — это самый продолжительный период роста за последние 150 лет».

Между тем существует теория среднесрочных экономических циклов, согласно которой раз в 7—11 лет происходят кризисы, сопровождающиеся падением фондовых рынков. А фондовый рынок США растет уже слишком долго и слишком сильно. «Индекс S&P находится на историческом максимуме и вырос в четыре раза начиная с 2009 года, Dow Jones — в 3,7 раза, — приводит пример глава люксембургского офиса консалтинговой компании KRK Group Никита Рябинин. — Технический анализ показывает возможность серьезной коррекции в будущем. Значительные вложения в золото также указывают на желание диверсифицировать риски со стороны правительств стран и больших хедж-фондов».

Экономические кризисы происходят раз в 7—11 лет.

«Мы привыкли к экономическому кризису примерно один раз в десять лет, — рассказывает управляющий директор ИК «Алго Капитал» Михаил Ханов. — Поэтому текущие разговоры о будущем экономическом кризисе связаны с подсознательным ощущением скорого завершения десятилетнего экономического цикла. К слову, в России помимо кризиса 2008 года случился и достаточно острый кризис 1998 года».

Неудивительно, что экономисты внимательно смотрят на ситуацию в экономике — американской и глобальной, — пытаясь увидеть в ней признаки приближающегося обвала. И они их находят. К сожалению, в немалом количестве.

Пациент скорее мертв?

«В отличие от кризиса доткомов в 2000 году или ипотечных пузырей в 2008-м, ожидаемый кризис имеет в своей основе перегрев экономики», — полагает генеральный директор компании «Иволга Капитал» Андрей Хохрин.

Во-первых, на приближающийся кризис указывают рекордные показатели капиталоемкости ВВП. Этот индикатор, разработанный Институтом стратегического анализа ФБК, означает отношение совокупной капитализации национальных компаний к объему номинального ВВП. «Необходимость рассчитывать данный показатель исходила из предположения, что существует некий пороговый уровень, при превышении которого финансовые рынки переходят к падению. Это означает сдутие пузырей, — поясняет директор института Игорь Николаев. — Последний мировой экономический кризис был в 2008—2009 годах. Накануне, в 2007 году, показатель капиталоемкости ВВП мира превысил 115%, а показатель капиталоемкости ВВП США — почти 140%. В 2018 году данные показатели составили 93% и более 148% соответственно. Перекапитализация рынка в США уже налицо».

Перекапитализация рынка в США уже налицо.

Во-вторых, внешний долг во многих странах вырос до уровня ВВП и выше. Особенно тревожна ситуация с госдолгом США, который достиг 22 трлн долларов, что в этом году составит 80% ВВП. «Сейчас главным двигателем кризиса, который может начаться, является государственный долг США: его уровень постепенно приближается к самой высокой отметке, зафиксированной в 1946 году», — обращает внимание Майкл Тейлор.

Например, в случае с Китаем колоссальный экономический успех длиной в 30 лет скрывает долг в 300% ВВП, говорит Андрей Хохрин.

В-третьих, рост капитализации и рост госдолга происходит на фоне спада производства. «Многие опережающие индикаторы говорят о том, что мы находимся в первой фазе кризиса: глобальный промышленный индекс PMI упал ниже критической черты в 50 пунктов», — комментирует ведущий аналитик QBF Олег Богданов. И есть основание полагать, что индекс будет падать дальше. Это глобальная дефляция.

«Во всех развитых странах уровень инфляции или близок к нулевым значениям, или не превышает 2%, — рассказывает Олег Богданов. — Это говорит о том, что потребительский спрос очень низок и имеет дальнейшую тенденцию к деградации. Причин много. Это и смена поколений (новые поколения беднее предыдущих), и закредитованность населения».

Проблема бедности новых поколений — отдельная и болезненная тема. Отчасти она формируется текущей политикой на рынке труда. «За последние десять лет, с тех пор как экономика вышла из Великой рецессии 2008—2009 годов, США создали более 21 миллиона рабочих мест, — говорит Майкл Тейлор. — Уровень безработицы в настоящее время снизился, но при этом рост заработных плат остается скромным».

В-четвертых, падение доходов американцев побуждает их выбирать более дешевые импортные товары. Желая поддержать американских производителей, Дональд Трамп развязал торговую войну с Китаем.

«Торговые отношения между США и Китаем становятся все напряженнее, — продолжает Тейлор. — Недавно США повысили налоговые тарифы для китайского импорта вплоть до 25%». Торговая война с Китаем способна нанести существенный ущерб экономикам обеих стран и, самое главное, нарушить сложнейшие логистические цепи, сформировавшиеся за последние десятилетия во множестве отраслей — от легкой промышленности до производства полупроводников, говорит аналитик платформы CryptoEYE от Zichain Арсений Бессмертных.

В-пятых, многолетнее торможение экономики Китая вызывает опасения: слишком велика она по размеру, чтобы ее проблемы остались незамеченными для глобальной экономики. «В 2010 году темпы роста его ВВП в постоянных ценах составили 10,6%, а к 2019 году они снизились до 6,6%, — поясняет директор по развитию DeltaClick, преподаватель кафедры мировой экономики Уральского государственного экономического университета Руслан Кодачигов. — Но здесь важно даже не это, а накапливающиеся структурные проблемы банковского сектора, которые, по прогнозам экономистов, могут существенно обвалить китайскую экономику и, как следствие, мировую».

Всего за один день и из-за одного твита Трампа цена нефти упала больше чем на 5%.

И наконец, в-шестых, на приближающийся кризис указывает растущая глобальная нестабильность и все большая вероятность появления «черных лебедей». «Всего за один день и один твит Трампа нефть в моменте показывала падение больше чем на 5%», — приводит пример глава люксембургского офиса консалтинговой компании KRK Group Никита Рябинин. Точек напряжения в мире становится все больше: помимо набирающей обороты торговой войны между США и Китаем, это строительство стены на границе США и Мексики, Brexit и другие геополитические процессы. Рвануть может где угодно.

Факторы риска

«Кризис может начаться в 2020—2021 годах, но мировая экономика уже сейчас начинает потихоньку в него «вползать», — предполагает Игорь Николаев. Что станет спусковым механизмом?

«Сегодня на роль спускового крючка кризиса лучше всего подходит торговая война между США и Китаем», — продолжает Николаев. Трампу не следует недооценивать мощь Китая. «Если Китай, ЕС и другие страны начнут принимать ответные меры и закрывать свои рынки для американских производителей, а также ограничивать их в сырье, ситуация начнет стремительно меняться в худшую сторону», — считает старший аналитик компании Coface, специализирующейся на кредитном страховании, Анна Кокорева. Китай может, например, лишить американские компании редкоземельных металлов, которые нужны в том числе в оборонке, либо закроет свой рынок для американских транснациональных компаний типа Apple, приводит пример старший трейдер торгового деска хедж-фонда KHRSV Павел Зеленский.

Кроме того, Трампу не стоит забывать, что Китай держит 20% американского долга. «В случае принципиальной неудачи в торговой войне он может резко выбросить на рынки трежерис, чем спровоцирует панику и запустит механизм кризиса», — говорит Андрей Хохрин.

Америка может спровоцировать кризис, обострив отношения и с Ираном. «Нестабильность на Ближнем Востоке, скорее всего, поднимет мировые цены на нефть, что в сочетании с неопределенностью приведет к снижению мировых инвестиций. И это еще один удар под дых глобальной экономике», — уверен Руслан Кодачигов. «Иранский фактор» приведет не только к экономическому кризису, но и к политическому, предполагает Анна Кокарева.

Китай или Иран — на самом деле, не так уж и важно. «Подбор кандидата на роль спускового крючка — дело непродолжительного времени, — считает Игорь Николаев. — Кстати, Brexit — тоже вполне подходящий кандидат». А возможно, кризис начнется в неожиданном месте.

Долг ЮАР, Турции, Бразилии и России видится очень рискованным.

«Я думаю, он начнется с рынков наподобие Турции, России, Бразилии, Индии или, может быть, даже ЮАР, после чего сработает эффект домино, и этот эффект уже будет сказываться на всей глобальной экономике, — выдвигает свою теорию начальник отдела инвестидей «БКС Брокер» Нарек Авакян. — Спусковым крючком этого кризиса может быть любое сколько-нибудь значимое событие — обвал рыночных пузырей, ужесточение денежно-кредитной политики мировых или даже местных ЦБ, резкая девальвация национальной валюты… На мой взгляд, кризис начнется, как и в 2008 году, с долгового рынка, но на сей раз с долгового рынка развивающихся стран. Долг, например, ЮАР, Турции, Бразилии и России мне видится очень рискованным».

Хуже, чем в прошлый раз

Каким будет новый кризис? С большой долей уверенности можно сказать, что он будет отличаться от предыдущих. В худшую сторону.

«Никогда мировая экономика не входила в кризис с нулевыми ставками, госдолгом ведущих экономик свыше 100% ВВП и глобальным средним экономическим ростом менее 3%, — обращает внимание управляющий партнер Exante Алексей Кириенко. — У центральных банков не остается ни ресурсов, ни инструментов, чтобы смягчить резкое замедление экономики по аналогии с кризисом 2008 года». При этом «тихих гаваней» в мировой экономике на этот раз точно не осталось. «Коэффициент корреляции между ВВП ведущих стран находится в пределах 0,9—1, что свидетельствует о максимальной взаимозависимости стран мира», — говорит Руслан Кодачигов.

Стандартные механизмы стимулирования экономики уже не работают. «У действующего председателя ФРС Джерома Пауэлла нет возможности сильно снижать ставку, как это делали предшественники, — отмечает Кириенко. — В 2007 году Бен Бернанке начал снижение ставки с уровня 5,25% и дошел до отметки 0,25%, в то время как Алан Гринспен в 2001-м снижал с 6,5% до 1%». Сейчас же ставка, напомним, 2—2,25%. Что делать в такой ситуации? Вероятно, придется начинать очередную программу количественного смягчения.

Стандартные механизмы стимулирования экономики уже не работают.

Что же ожидает экономику в таких условиях? Для ответа на этот вопрос можно посмотреть на опыт Японии. «Эта страна, истощив свой запас снижения ставок и бюджетного стимулирования, два десятилетия страдала от низкого роста экономики и то и дело скатывалась в рецессию, несмотря на нулевые ставки и обильную программу выкупа активов со стороны ЦБ», — приводит пример Алексей Кириенко.

В том, что кризис затянется надолго, можно не сомневаться. Помните, в 2008 году эксперты долго рассуждали, на какую букву латинского алфавита будет похож кризис: L, V, W, U…? Тогда он прошел по сценарию V — рынки резко упали, но быстро восстановились. «На мой взгляд, на этот раз мы увидим кризис по сценарию L, слишком большие пузыри созданы монетарными властями за последние десятилетия, должна будет меняться глобальная модель — на это потребуется время», — говорит Никита Рябинин.

Но как отразится этот кризис на России?

Россия: кризис на букву Ж

«Наша буква — Ж, — расширяет «кризисный алфавит» Игорь Николаев. — Линия слева сверху и вниз направо — это вхождение в кризис; потом линия посередине сверху вниз — это острая фаза кризиса, когда еще и новые санкции введут; а вот линия слева снизу вверх направо — это выход из кризиса».

«Несмотря на импортозамещение и желание стать более автономной, наша экономика остается зависимой от ряда внешних факторов, — говорит Анна Кокорева. — В условиях санкций, а значит, в условиях ограниченного доступа к финансовым ресурсам, стране будет не просто преодолеть новый кризис. Да, мы обладаем значительными резервами, но, как показала практика, они быстро проедаются».

Серьезным вызовом для нашей страны станет снижение цен на природные ресурсы. Впрочем, тут кризис лишь ускорит и усилит ту проблему, которая все больше угрожает России. «Европа переходит на возобновляемые источники энергии — в энергобалансе ЕС возобновляемая энергия на данный момент составляет серьезную долю и каждый год увеличивается», — поясняет Никита Рябинин. Российская же экономика продолжает оставаться сырьевой.

Внешний шок может выступить катализатором для еще одной зреющей проблемы — закредитованности российского населения. «Уровень закредитованности домохозяйств в регионах с низким уровнем доходов населения (например, Иркутская область, Калмыкия, Тыва) уже превысил 40%, — рассказывает Арсений Бессмертных. — Такую ситуацию нельзя считать устойчивой». Долговой кризис, если он случится, затронет все отрасли российской экономики, уверен эксперт.

Что же делать россиянам, пока кризис еще не настал? «Для защиты ничего лучше диверсификации вложений в разные классы активов не придумали», — говорит Никита Рябинин. Тут главное — чтобы было что диверсифицировать. «В кризис выигрывает тот, у кого есть свободные денежные средства, — заявляет Анна Кокорева. — Ведь стоит помнить, что в кризис все дешевеет и многое можно приобрести по привлекательной цене, например недвижимость, землю, то, что в будущем, рано или поздно, поднимется в цене». При этом свободные средства эксперт советует держать в иностранной валюте. «Конечно, в случае кризиса в США доллар не самый привлекательный вариант, поэтому можно остановиться на евро, швейцарском франке, канадском долларе — в общем, выбор сейчас довольно большой», — уточняет Кокорева.

А если кризиса не будет?

Впрочем, есть и другой взгляд на текущее состояние экономики: в ближайшие годы глобального кризиса не будет, или же он окажется гораздо слабее предыдущих. На чем основана эта позиция?

«Действительно, продолжительность текущего экономического цикла — предмет обсуждения как в научной среде, так и в бизнес-сообществе, — говорит Арсений Бессмертных. — С одной стороны, мы наблюдаем беспрецедентно долгий период экономического роста (в случае США уже установлен новый исторический рекорд). С другой стороны, признаки надвигающейся рецессии, которая обычно следует за фазой экономического подъема, до сих пор не проявились. Большинство пессимистических прогнозов сегодня основываются на мысли о том, что «так не может продолжаться вечно».

«Если не считать того, что запущенные США торговые войны приведут к непредсказуемым результатам, то ничего переломного в американской экономике сейчас не наблюдается, — комментирует гендиректор ГК «Альт-Инвест» Дмитрий Рябых. — Фондовый рынок оценен пугающе дорого, на уровне примерно 22 годовых прибылей, но это так же, как год назад, и даже немного меньше, чем в 2017 году. Государственный долг на уровне 22 триллионов поражает воображение, но и в этом мало нового».

Но чем обусловлен запас прочности текущего экономического цикла? «Один из признаков надвигающейся рецессии — спад инвестиционной активности, — объясняет Арсений Бессмертных. — Однако рост важности технологического сектора в экономиках развитых стран в последние годы обусловил тектонические сдвиги в структуре корпоративных инвестиций, где более 30% от общего объема теперь приходится на вложения в интеллектуальную собственность. Этот тип инвестиций менее чувствителен к внешним потрясениям, чем, скажем, вложения в оборудование и прочие материальные активы».

Еще одна особенность современной ситуации — тот факт, что рост большинства развитых экономик сопровождается низкой инфляцией. «Это освобождает руководителей центробанков от необходимости постоянно решать дилемму, обычно возникающую на поздних этапах экономических циклов, выбирая между поддержанием ставок на низком уровне для стимуляции роста и их повышением для сдерживания инфляционных рисков, — продолжает Бессмертных. — В текущих условиях они готовы понизить ставки при первых же тревожных сигналах, не опасаясь увеличения уровня инфляции. Ярким примером подобного подхода является недавнее решение ФРС США о снижении процентных ставок».

Если же кризис начнет приближаться, то в распоряжении финансовых властей США все же есть инструменты для борьбы с ним, основной из которых — наращивание долга. И не важно, что его уровень и так уже очень высок. «Поскольку нынешние резервные валюты не обеспечены золотом или иными реальными активами, долговую нагрузку домохозяйств, предприятий и даже стран можно наращивать очень долго, — поясняет Михаил Ханов. — Даже развязка подобной тенденции может быть не слишком болезненной. Примером этого может служить случившееся несколько лет назад «спасение» Греции от дефолта. Более того, низкие процентные ставки позволяют должникам избежать краха, несмотря на накопившиеся долги».

Кроме того, не надо забывать, что в экономике США помимо негативных явлений есть и позитивные. «За последний год США вернули нефтяную промышленность на прежний уровень и благодаря этому стали одним из ведущих нетто-экспортеров нефти, что способствует укреплению экономики, — говорит Майкл Тейлор. — Международная энергетическая ассоциация прогнозирует, что экспорт сырой нефти из США к 2024 году почти удвоится (до 9 миллионов баррелей в день), превысит российский экспорт и приблизится к уровню Саудовской Аравии».

Есть и еще один момент, правда, политический, который должен гарантировать устойчивость американской экономике. «Неожиданный экономический кризис не должен стать препятствием для переизбрания Дональда Трампа на второй президентский срок», — указывает Михаил Ханов.

Существует альтернативное мнение и по поводу того, насколько глобальным окажется будущий кризис, если негативные тенденции в той или иной стране возьмут верх. Ряд экспертов видят пользу в намечающемся экономическом и политическом размежевании между тремя крупнейшими экономиками мира — США, Китаем и Евросоюзом. Это означает, что вероятность одновременного спада в них уменьшается и ситуация 2008 года, когда от кризиса проиграли все, на этот раз не повторится. Например, экономика объединенной Европы вполне самодостаточна и способна выжить за счет работы на внутренний рынок и на рынки соседних стран.

«Что до Китая, то он может пострадать от торговой войны с Соединенными Штатами намного сильнее, чем сами США, — говорит Михаил Ханов. — А для США сокращение товарооборота с Китаем станет стимулом для развития реального сектора экономики». Вполне вероятные экономические проблемы Китая, скорее всего, будут иметь региональный характер, полагает Ханов, и вряд ли породят кризис планетарного масштаба.

Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru

Пугающие прогнозы: Мировой кризис грянет в 2020 году и смоет Россию

В мире ждут очередного экономического кризиса. Он, как предсказывают многие специалисты, наступит в будущем году и по длительности и мощи превзойдет кризис 2008–2009.

Вчера управляющая МВФ заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики. Прогноз Всемирного банка говорит о той же тенденции. Мы попытались разобраться в причинах и возможных последствиях нового кризиса для России. Самый жесткий прогноз — резкое падение рубля и рост цен, массовые увольнения и глобальная разбалансировка экономической системы.

«Идеальный шторм» сложится из нескольких объективных факторов. К ним эксперты относят повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торговой войны, замедление роста глобального ВВП до 0,8%, резкое падение спроса и цен на углеводороды, «пузыри» на крупнейших фондовых рынках.

Новая управляющая Международного валютного фонда Кристалина Георгиева в программной речи заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики: «Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Это превышает уровни, наблюдавшиеся во время финансового кризиса». Особый акцент она делает именно на торговых войнах: «В торговой войне проигрывают все. Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно 700 миллиардов долларов к 2020 году».

Нынешний стремительный подъем экономики США чреват биржевым крахом, по масштабу сопоставимым с Великой депрессией 30-х годов прошлого века — и тогда человечеству не избежать затяжной рецессии, предупреждает американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс.

Его соотечественник и коллега Нуриэль Рубини по прозвищу Dr. Doom, точно предсказавший драматические события 2008–2009 годов, подбрасывает дровишек в огонь: с тех пор долгов на планете стало только больше, а инструментов для борьбы с этим бременем у развитых государств Запада — меньше. Слишком много денег напечатано центробанками, слишком много активов выкуплено ими у проблемных банков. Новые «смягчения» могут быть опасны.

Кризис назрел еще и в силу циклического развития рыночной экономики: именно двенадцать лет считаются тем классическим средним сроком, что отделяет одну рецессию от другой.

Если прогноз по поводу всемирного кризиса сбудется, волна накроет и Россию. Наша страна, несмотря на декларируемые властями устойчивость экономики и статус «тихой гавани», вновь столкнется с необходимостью обрушить рубль — ради наполнения бюджета. Усилится фискальное давление на бизнес и граждан. Армия бедных получит внушительное пополнение.

В 2009-м падение российского ВВП составило 7,8%, напоминает Центр конъюнктурных исследований ВШЭ, не исключая, что в ближайшие год-полтора страна вновь окажется в яме — прежде всего из-за снижения спроса и цен на нефть и газ.

К тому же выводу приходит рейтинговое агентство АКРА, отмечая: более 20% отечественных поставок за рубеж приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в обозримом будущем. Среднегодовой курс доллара для 2020 года аналитики из АКРА определили в 73,8 рубля.

Российские оптимисты

Вспомним, что в октябре 2018 года премьер Дмитрий Медведев в статье для журнала «Вопросы экономики» воздвиг настоящую концептуальную цитадель, призванную развеять все сомнения в неуязвимости российской экономической системы.

Сегодня у нас устойчивый бездефицитный бюджет и низкий госдолг (особенно в иностранной валюте), а инфляция такова, что обеспечивает макроэкономическую стабильность, отметил глава кабмина. Более того, заявил Медведев, впереди новая цель — создание «прочной основы» для обеспечения устойчивого роста благосостояния как каждого человека и семьи, так и общества в целом.

В российской экспертной среде эта позиция обрела своих сторонников. Наша страна с ее международными резервами, превышающими $500 млрд, «пересидит» любой мировой кризис, считает, например, руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев. Действительно, в 2019 и 2020 годах темпы роста ВВП составят явно невысокие 1–2%, однако на этом негатив и заканчивается, говорит он.

«Резервы государства превышают его долговые обязательства. То есть Кремль может погасить свои долги в один „клик“. Бюджет в профиците. Фондовые индексы слабо связаны с уверенностью потребителей. За счет политики умеренно слабого рубля объем несырьевого экспорта достигнет в этом году $140–150 млрд. Завершаются масштабные проекты „Газпрома“ — „Северный поток-2“, „Сила Сибири“, „Турецкий поток“. Инфляция по итогам года составит 4,2%, ключевая ставка ЦБ — 6,75%», — перечисляет эксперт составные элементы «охранной грамоты» для России.

Что касается глобальных рисков, то Разуваев называет два. Во-первых, это гипотетический вооруженный конфликт на Ближнем Востоке: c одной стороны США, Саудовская Аравия и их союзники, с другой — Иран, также весьма серьезный противник в военном плане. Исход такого противостояния прогнозировать сложно, но цена нефти легко может превысить $100. Однако Трамп уже заявил, что в отношении Тегерана удовлетворится санкциями.

Во-вторых, это глобальная рецессия, которая обрушит нефтяные котировки и биржевые индексы. Но до президентских выборов в США в ноябре 2020 года обвала, вероятно, не будет: Трампу надо избраться. По мнению собеседника «МК», существует прямая взаимосвязь между недавним снижением базовой ставки ФРС до 1,75–2% годовых (а по кредитам «овернайт» — до 1,7% годовых) и апокалиптическими прогнозами уже на текущую осень со стороны международных финансовых институтов. Судя по всему, резюмирует аналитик, не за горами запуск Штатами новой программы количественного смягчения, размеры которой оцениваются в диапазоне $10–15 трлн. Это значит, мировая экономика опять наводнится ничем не обеспеченными долларами.

Ахилессова пята

У любого кризиса своя внутренняя логика развития. Причинно-следственные связи в экономике удивительно разнообразны и сложны, а конечный результат, как правило, непредсказуем. При этом есть важнейшие и многократно проверенные индикаторы, игнорировать которые невозможно.

Например, в США доходность краткосрочных казначейских облигаций превысила за последние месяцы доходность долгосрочных. В XX и XXI веках этот момент проявлялся несколько раз и практически всегда предвосхищал рецессию. Падение ВВП начиналось минимум через 6, максимум — через 20 месяцев после появления этого предвестника, отмечает Андрей Нечаев, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, экс-министр экономики.

«Мировая рецессия надвигается, и подтверждений более чем достаточно — как прямых, так и косвенных, — говорит он. — Темпы роста всех ведущих экономик снижаются, а в Германии этот рост почти нулевой. Ситуация с американскими гособлигациями означает, что в ожидании кризиса инвесторы сбрасывают „короткие“ бумаги. Кроме того, никто не отменял циклического характера рыночной экономики: в соответствии с давно сложившимися временными интервалами глобальный спад наступит достаточно скоро».

Для России, по словам Нечаева, жизненно важно, будет ли этот спад сравнительно непродолжительным или затянется надолго. В первом случае финансовой «подушки безопасности» может хватить, чтобы нивелировать последствия. Во втором — резко обострится проблема наполнения федерального бюджета, параметры которого придется коренным образом пересматривать.

Ахиллесова пята отечественной экономики — ее сырьевой характер. И нет никаких гарантий, что если цены на нефть, газ, металлы резко просядут, правительство не «залезет» в Фонд национального благосостояния (сейчас его объем составляет 8,17 трлн рублей, или $122,8 млрд).

Как показывает опыт предыдущего кризиса, любая государственная кубышка может быть опустошена буквально в считаные месяцы. К концу 2008 года объем Резервного фонда достиг 4,9 трлн рублей, но для стабилизации бюджета, пострадавшего от удешевления марки Brent, из него в последующие два года пришлось потратить более 4,6 трлн.

А ведь еще летом 2008 года, напоминает Нечаев, все официальные экономисты, включая тогдашнего вице-премьера Алексея Кудрина, уверяли, что Россия будет островом стабильности в бушующем финансовом море Запада и что нам ничто не грозит. В итоге падение ключевых макроэкономических показателей оказалось намного более серьезным, чем в Европе, США, Китае: накануне кризиса бюджет имел профицит в 1,8 трлн рублей, а год спустя — дефицит в 2,3 трлн рублей; рост ВВП в 2008-м составил 5,6%, а в 2009-м экономика рухнула на 7,8% (!). Вместе с ней рухнули и надежды на становление классического среднего класса, на снижение уровня бедности, на рост инвестиций в образование, здравоохранение и человеческий капитал.

С 2013 года реальные доходы населения падают, хотя в прошлом году Росстат их искусственно «натянул» до нулевой отметки. Население от всего этого смертельно устало, и, предполагает Нечаев, если страна впадет в очередной кризис, не исключены социальные потрясения.

«Массовые увольнения и рост цен»

В ближайшие год-два планетарного финансового коллапса едва ли удастся избежать, считает доктор экономических наук Игорь Николаев. И дело не только в том, что подошел срок: с начала 1960-х в мире было семь экономических кризисов, происходивших с интервалом в семь-десять лет. Главное, что сформировались «пузыри», накопилась критическая масса быстрорастущих рисковых долгов.

Если посмотреть на фондовый рынок США, на отношение общей капитализации к ВВП, эти показатели сегодня примерно на том же уровне, что в 2008 году. Капитализация выросла достаточно существенно. Да, попытки избежать схлопывания предпринимаются, но потенциал таких эффективных и испытанных инструментов, как количественное смягчение, как снижение ставки ФРС, в целом уже исчерпан. Что касается России, ее положение усугубляется рядом факторов, которых 11 лет назад страна не знала.

«Прежде всего это санкции, из-за которых наши крупные компании лишились доступа к западным рынкам капитала и теперь не могут перекредитовываться. Также это невысокие цены на нефть, низкие темпы роста ВВП, падающие доходы населения, которые прежде росли по 10–15% в год. Люди массово залезли в кредиты, им еще отдавать и отдавать долги», — перечисляет Николаев.

При этом неизменной остается структура российской экономики, давно и полностью себя изжившая. Все нынешние нефте- и газопроводы представляются эксперту неким шатким скелетом устаревшей модели. Чтобы их чем-то заполнять, надо постоянно разрабатывать новые, все более труднодоступные месторождения, тратить колоссальные деньги, брать для этого новые кредиты. Но что дальше с этими трубами делать?

Весь мир переходит на альтернативные источники энергии, на экологически чистые возобновляемые ресурсы. Спрос на углеводороды неумолимо снижается, рассуждает собеседник «МК». При этом, по его словам, утверждения властей, что рубль «отвязался от нефти» благодаря бюджетному правилу и цене отсечения в $41,6 за баррель, справедливы не в полной мере. Конечно, сегодня национальная валюта не так сильно реагирует на колебания на топливном рынке, как раньше, но если цена на нефть надолго упадет ниже $40, рубль уже ничто не спасет. И если мы войдем в рецессию, то застрянем там надолго. Не стоит переоценивать такие факторы, как низкий госдолг (около 16 трлн рублей) и крупные золотовалютные резервы РФ ($532,6 млрд).

«Да, хорошо, что эта „соломка“ есть. Но, чтобы поддержать национальную финансовую систему, Центробанку вновь придется распродавать валюту в больших количествах. А людей ждут задержки и замораживание зарплат, массовые увольнения, взрывной рост потребительских цен», — предупреждает Игорь Николаев.

Все улетит в тартарары

Судя по всему, последствия ожидаемого кризиса будут во многом сходны с теми, что принес России предыдущий финансовый тайфун.

Кроме удешевления основной экспортной продукции это еще и резкий спад промышленного производства. Это неминуемая девальвация рубля: для сравнения с ноября 2008-го по январь 2009-го его курс ослаб по отношению к доллару на 20%.

Продолжительное падение цены на нефть приведет среди прочего к разбалансировке бюджетной системы и снижению инвестиций. А все то, что правительство представляет как свои неоспоримые достижения — профицитный бюджет, низкая инфляция, мощный неприкосновенный ФНБ, — все улетит в тартараты, уверяет директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

«Ничего другого, кроме как обрушить рубль ради наполнения скудеющей госказны, наши монетарные власти не придумают. Будут обваливать, как делали это в декабре 2014 года, когда нефть просела за год со $107 до $57. Или как в декабре 2015-го, когда Brent стоил уже $37.

Бремя преодоления кризиса государство переложит на плечи простых граждан и на малый бизнес. Нас ждет дальнейшее ухудшение качества жизни и усиление налоговой нагрузки», — рассуждает аналитик.

У противников этой точки зрения, отстаивающих официальный взгляд на текущее состояние и перспективы отечественной экономики, есть еще один довод в свою пользу. Он заключается в том, что сегодня из-за санкций и внутренней стратегии импортозамещения Россия не столь тесно интегрирована в международное разделение труда и производственные цепочки, как в 2008 году.

Да, это так, однако об экономической самодостаточности нашей страны говорить не приходится. Россия по-прежнему зависит от внешних поставщиков. Если, скажем, в сельском хозяйстве мы чуть-чуть импортозаместились, то в сфере технологий это остается задачей на десятилетия вперед, напоминает профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

По его словам, той же текстильной промышленности остро не хватает новейшего импортного оборудования, закупки которого обходятся в сотни миллионов долларов ежегодно. А глобальная рецессия окончательно развеет миф о России как о «тихой гавани». Кстати, сообщил Портанский, на недавней презентации в Москве ежегодного доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), тема мирового кризиса буквально висела в воздухе и звучала в дискуссиях.

Так, значит, кризису точно быть? Вообще предугадывать и обосновывать такого рода вещи — дело в высшей степени неблагодарное. Спровоцировать катаклизм может любой, внешне ничтожный и абсолютно случайный фактор — хоть геополитический, хоть чисто финансовый. Откуда именно прилетит этот «черный лебедь» (термин, введенный в международный обиход американским экономистом Насимом Талебом для обозначения редких и неожиданных событий со значительными последствиями), сейчас не знает никто.

Главный вопрос, которым сейчас задаются россияне, ждет ли их обвал экономики и дефолт, подобный тому, что случился в 1998 году. На самом деле ситуация может быть куда хуже, чем 22 года назад в силу объективных факторов и неумелых действий правительства.

Большинство экспертов говорят, что как таковой дефолт, то есть отказ государства платить по долгам, в ближайшее время маловероятен. Во-первых, нет той самой системы ГКО, которая накануне кризиса работала как финансовая пирамида. Во-вторых, внешние заимствования России невелики. В-третьих, накоплены немалые резервы, которые еще называют «подушкой безопасности».

Но важно понимать, что резервы, небольшой госдолг относятся к категории выполнения государством своих обязательств. Для граждан важнее, как они будут жить в новых условиях.

Современное положение дел характеризуется такими вещами, как падение цен на нефть и, как следствие, падение курса рубля. На эти серьезные и объективные трудности наложилась пандемия коронавируса, приведшая к закрытию многих предприятий как в России, так и в других странах.

Это значит, что многие предприниматели сейчас разорятся. Дальше — эффект домино. Миллионы человек лишатся работы, рухнет потребительский спрос, а с ним и надежда на восстановление производства и сферы услуг.

Но самое интересное, что правительство будет иметь возможность не пересматривать свою прежнюю политику. То есть люди будут сидеть дома без работы, перебиваясь случайными мелкими заработками. С другой стороны, много ли нужно в режиме изоляции? В конце концов, можно и про огороды вспомнить.

Государство же продолжит обесценивать рубль, но всё-таки будет выполнять социальные обязательства. Пенсии будут платить, бюджетники будут получать зарплату. Пусть на эти деньги купить можно будет всё меньше и меньше, но ничего критического не произойдет. Проще говоря, народ будет предоставлен сам себе, а государство продолжит прежнюю политику, продавая за рубеж нефть, газ и металлы.

Ситуация может выйти из-под контроля, если пандемия коронавируса затянется. Недавно достигнутое соглашение в рамках ОПЕК+ дает некоторую надежду на восстановление мирового рынка нефти. Однако спрос на сырье упал, и даже когда экономики крупнейших стран начнут восстановление, заполненные резервуары с нефтью еще долго будут обуславливать низкую потребность в топливе.

Хотя и тут теоретически правительство может найти выход. Просто резко сократить закупку импорта и оставить россиян даже без многих предметов первой необходимости. Но опять же, денег у людей не будет, станут донашивать купленное ранее, вспомнят советы по домоводству, как придать вторую жизнь старым вещам. То есть в середине 21-го века страна вернется к уровню жизни столетней давности.

Профессор кафедры экономической политики Санкт-Петербургского государственного университета Геннадий Алпатов считает ситуацию в отечественной экономики очень сложной и предлагает свои рецепты по выходу из кризиса:

— Главным источником бед для нашей экономики стала остановка многих малых предприятий, и никто не знает, сколько эта ситуация продлится.

Вторая причина кризиса — падение цен на нефть и соответственно падение доходов госбюджета. Даже если цены на нефть вырастут вследствие нового соглашения ОПЕК+, то количество этих поставок всё равно существенно сократится. Федеральный бюджет будет получать меньше иностранной валюты от сырьевого экспорта, и чтобы пополнить запасы, опустят курс рубля.

Получается тупиковая ситуация. Доходы от экспорта нефти будут падать, а цена импорта, который в основном состоит из машин, оборудования и товаров народного потребления, будет расти. Но количество средств у граждан будет сокращаться, значит упадет и импорт.

Даже когда эпидемия закончится, сократится и производство, и потребительский спрос.

«СП»: — Можно ли ждать дефолта в таком положении?

— До зимы страна может обойтись без дефолта. Действительно в резервах есть существенные запасы иностранной валюты, падение курса рубля будет происходить.

«СП»: — Не получится ли, что экономика просто перейдет на другие рельсы? Люди будут сидеть без работы, вспомнят про огороды, деньги фактически станут не нужны.

— Самый простой и очевидный способ правительству оказать помощь гражданам — это сделать нормальное пособие по безработице. И это вовсе не простая раздача денег «с вертолета», как сделали в Западной Европе. Там уже нормальное пособие существует. Выплаты по безработице должны быть на уровне 60−70% от средней зарплаты. Пока подняли только до уровня прожиточного минимума.

Если в условиях стагнации у людей будут деньги, то будет и потребительский спрос. Таким образом худо-бедно экономика сможет оправиться от простоя.

Но если правительство ничего не будет делать для финансовой поддержки спроса и ссылаться на прежние рецепты, то кризис будет очень тяжелым.

Пока до последнего времени мы видели, что государство делало вложения в крупные инвестиционные проекты. Но какова отдача от них? Тратились средства, это формально увеличивало ВВП, но никого будто не волновало, когда проекты окупятся. Вот строят газопровод, вложения увеличивают ВВП, а окупится ли труба, неизвестно.

Но люди должны чем-то заниматься. Не стоит думать, что ситуация рассосется сама собой. Если ничего не сделать, то беднейшие 20% граждан просто начнут умирать с голоду.

Новости России: Бизнесу на шесть месяцев отложили уплату налогов

Курс доллара: Эксперты сказали, что будет с курсом доллара до конца апреля

Новый мировой кризис может разразиться в 2020 году

Финансовые кризисы происходят примерно раз в 10 – 15 лет, поэтому мировая экономика рискует войти в рецессию уже к 2020 году. К таким выводам в своем исследовании пришли экономисты из JPMorgan Chase.

Реклама

По мнению специалистов, основным драйвером кризиса в этот раз станет перегрев на биржевом и сырьевом рынках. В случае серьезного падения котировок, на рынке не найдется достаточно покупателей на дешевеющие активы, а это будет толкать цены на рисковые активы вниз, уверены аналитики.

«Если мировые монетарные регуляторы не смогут предотвратить резкий спад стоимости активов, то ситуация рискует обернуться скатыванием мировой экономики в полноценный кризис,

который к тому же приведет к социальным волнениям, не виданным с 1968 года»

, — предупреждают аналитики.

Напомним, что масштабные протесты молодежи начались весной 1968 года. Тогда молодые люди выступали против интервенции США во Вьетнаме, а также бунтовали против властей из-за убийства Мартина Лютера Кинга. В результате волнений ключевые промышленные индексы США упали на 20%, приведя к спаду национальной и мировой экономик.

Торговое пике

Между тем в текущей ситуации подтолкнуть мир к новому финансовому кризису вполне может нарастающее торговое противостояние США и Китая, отмечают экономисты.

«Мы вполне можем оказаться в самом опасном финансовом моменте со времен финансового кризиса 2009 года на фоне текущей обстановки в отношениях США и Китая»,

— указывал в своих соцсетях бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс.

В начале сентября Вашингтон ввел 15% пошлину на китайский импорт объемом $112 млрд. в этот раз ограничения коснулись в основном вещей и обуви китайского производства. Эти санкции расширяют уже действующие ограничения: 25% пошлину на китайские товары на сумму $250 млрд.

Вдобавок еще в мае текущего года минпромторг США внес IT-гиганта Huawei в «черный список», запретив покупку компонентов для производства электроники у американских компаний. Затем ведомство отложило вступление в силу постановления до конца ноября. При этом Вашингтон до сих пор убеждает европейские страны не использовать инфраструктуру и оборудование Huawei при переходе на стандарт сотовой связи 5G.

«Затеяв это противостояние с Китаем, Трамп рассчитывал на то, что лишит торговых привилегий Пекин и укрепит национальную экономику за счет возвращения производства.

Безусловно, задумка должна была иметь положительный эффект, но пока эта стратегия не делает Америку вновь великой», — отмечал в разговоре с «Газетой. Ru» старший научный сотрудник Института Людвига фон Мизеса Марк Торнтон, подчеркивая, что торговая война может стоить миру новых убытков и стать еще одним драйвером, который спровоцирует глобальный кризис.

Любопытно, что экономическую катастрофу предсказала и оппонент президента США Дональда Трампа на выборах 2020 года — лидер леволиберального крыла Демократической партии Элизабет Уоррен. Она также напомнила, что предугадала наступление кризиса в 2008-м, но ее тогда никто не послушал.

«Теперь я вновь вижу серьезные предупреждающие сигналы в экономике и я призываю регуляторов и Конгресс сыграть на опережение, прежде чем очередной кризис будет стоить американским семьям их домов, рабочих мест и сбережений», — предупредила соперница Трампа.

По ее оценке, о приближающемся крахе сигнализируют производственный спад, который происходит «несмотря на обещания Трампа о промышленном «ренессансе», корпоративная задолженность в США, а также долги домохозяйств.

Кривая перевернулась: рецессия близко

Помимо торговой войны, на мировой экономике негативно сказываются и текущие новости с биржевых площадок, указывают аналитики. Впервые за долгое время доходность долгосрочных госбумаг оказалась ниже доходности краткосрочных — это определенный сигнал, считает стратег Сбербанка по рынкам валют и процентных ставок Юрий Попов.

По его словам, традиционным сигналом приближения кризиса является инверсия кривой доходности казначейских облигаций США на участке 2-10 лет. Так, перевернутая кривая доходности говорит о том, что с этого момента до наступления рецессии в американской экономике остался год — полтора. Американская рецессия может спровоцировать глобальный кризис, говорит Попов.

«В настоящий момент такая ситуация наблюдается — в последний месяц

спред между доходностями этих бумаг балансирует вблизи нуля, периодически уходя в отрицательную зону»,

— отметил эксперт в разговоре с «Газетой.Ru».

С коллегой согласна и поясняет профессор РЭШ Наталья Волчкова. По ее оценкам, долгосрочные доходности сейчас ниже чем краткосрочные. Это является четким сигналом к тому, что в экономике намечается спад, поясняет профессор.

Так, кривая доходности казначейских облигаций перевернулась в США впервые с кризисного 2007 года. В августе доходность 2-летних казначейских бумаг опустилась ниже 10-летних. До этого — в марте — доходность 10-летних гособлигаций упала и стала ниже доходности трехмесячных векселей.

Эксперты из Федерального резервного банка Сан-Франциско также признали спред между доходностью 10-летних облигаций и 3-месячных векселей наиболее достоверным сигналом к замедлению экономики.

Крупнейшие экономики мира под прессом

Начиная с этого лета, замедление темпов экономического роста интересовались не только эксперты, но и простые жители. Анализ трендов поисковых запросов в Google показывает, что опасения по поводу рецессии и вспыхнули в середине августа с наибольшей силой. О возможном замедлении экономики теперь говорят во всем мире. А началась волна публикаций о рецессии в США после того, как Федрезерв впервые с 2008 года понизил процентную ставку.

Технически рецессия начинается после замедления экономики в течение двух кварталов подряд и более, поясняют аналитики.
При этом рост ВВП США во втором квартале 2019 года замедлился до 2,1%. Текущий рост стал самым низким с четвертого квартала 2018 года. Похожая динамика наблюдалась в последний раз в период с 2007 по 2009 год. Тогда за пару лет ВВП США скатился вниз на 4,3%.

«Если тенденция продолжится, и Дональд Трамп еще сильнее закрутит гайки в отношении внешнеторговых партнеров, то темпы

роста страны могут похудеть до 1,8% — 2%»,

— указывает Март Торнтон.

Между тем рецессия грозит не только США, но и другим большим экономикам мира. Так, на очереди локомотив Европы — Германия, экономика которой уже сдает позиции. Весной правительство ФРГ снизило прогноз роста экономики страны на 2019 год до 0,5%, хотя еще в январе экономисты рассчитывали на более существенный показатель в размере 1%. При этом еще в прошлом году рост экономики Германии составил 1,5%, а осенью 2018-го ожидалось, что ВВП вырастет на 1,8%.

Помимо Берлина, о первой после финансового кризиса рецессии заговорили и в Лондоне. По данным управления национальной статистики страны, ВВП страны во II квартале упал на 0,2%. Там местные власти уже бьют тревогу, утверждая, что экономика королевства с апреля находится в глубокой рецессии.
Более того, китайская экономика растет самыми медленными темпами за почти три десятка лет. Рост ВВП Поднебесной упал до 6,2% — самого низкого показателя с 1992 года. А рост промышленного производства в Китае в июле замедлился до 4,8%. Это худший результат за 17 лет.

» В КНР этот показатель пробивает самые неожиданные минимумы, годовой темп роста розничных продаж замедляется, а уровень безработицы городского населения растет. В целом сейчас в мире происходит очередной передел зон влияния, который негативно сказывается на мировой экономике и рискует ввергнуть мир в новый кризис», — не исключил в беседе с «Газетой. Ru» управляющий партнер Экспертной группы Veta Илья Жарский.

Деловая активность на спаде

Между тем дополнительным индикатором приближения кризиса можно считать и существенное снижение индекса деловой активности в производственном секторе PMI, или Purchasing Managers Index крупнейших экономик, говорит Попов. Так, если этот показатель опускается ниже уровня 50 пунктов, то экономическая активность падает, ввергая глобальную экономику в кризисное состояние.

«В настоящий момент такая ситуация наблюдается в обрабатывающих секторах. Пока еще динамика остается положительной за счет роста в секторе услуг, но это временный процесс»— добавляет эксперт из Сбербанка Юрий Попов.

В пользу мнения эксперта говорит и свежая статистика по деловой активности.

На этой неделе индекс PMI Института менеджеров по снабжению (The Institute for Supply Management) достиг трехлетнего минимума.

В августе он просел до 49,1 пунктов, хотя еще в июле находился на уровне 51,2. В итоге индекс достиг самого низкого уровня с сентября 2016 года.

Похожая динамика наблюдалась и в Великобритании, где в августе упал индекс PMI скатился до минимума 2012 года, достигнув 47,4 пунктов. Показатель существенно просел и в соседней Германии, упав до 43,5 пункта.

«Если показатели производственной активности застрянут на текущих отметках, то экономика ЕС пойдет вниз и потянет за собой все другие активы, в том числе и экономики развивающихся стран», — утверждает Торнтон.

Развивающиеся рынки под ударом

Новый финансовый кризис может стартовать с развивающихся стран, чьи экономики более подвержены колебаниям, указывают опрошенные «Газетой.Ru» аналитики.

Паника на рынке может разразиться из-за продолжающейся нестабильной политической ситуации в Аргентине.
Накануне в стране состоялись праймериз, по итогам которых победа досталась оппозиционному кандидату в президенты Альберто Фернандесу.

Инвесторы среагировали молниеносно: в панике они стали выводить свои активы. В итоге ключевой фондовый индекс Аргентины Merval рухнул на 44%, и это стало рекордным падением за всю историю. Суверенные еврооблигации Аргентины при этом просели на 20 — 23% от своего номинала.

Паника на фондовом рынке спровоцировала и серьезное падение аргентинского песо

, который потерял за пару недель больше трети своей стоимости.

При таком раскладе дефолт ждет Аргентину уже к моменту президентских выборов, назначенных на 27 октября, уверены эксперты.
Развивающиеся рынки тесно связаны между собой, поэтому в этот раз напряженность в Латинской Америке может негативно отразиться на активах других развивающихся стран, предупреждают аналитики из БКС. «Не исключено, что зарубежные игроки начнут выводить средства из рисковых активов, чтобы минимизировать издержки.

В итоге в лучшем варианте может повториться сценарий прошлого года, когда из-за финансового кризиса в Турции снизился интерес инвесторов ко всем валютам развивающихся стран.

«При негативном сценарии возможен затяжной кризис на развивающихся рынках, провоцируя новый финансовый кризис,» — обращает внимание главный инвестиционный стратег БКС Максим Шейн.