Клинско солнечногорская оборонительная операция

Клинско-Солнечногорская наступательная операция и её значение в контексте Великой Отечественной войне

В Клинско-Солнечногорской наступательной операции нашлось место многим храбрым и запоминающимся поступкам. Там были моряки на лыжах, всадники верхом на танках и солдаты, выбрасывающие на снег тулупы в лютый мороз. Танковые атаки заканчивались рукопашными боями. А тем временем командование искало возможности укрепить собственные позиции и не дать передышки противнику.

Клинско-Солнечногорская наступательная операция

К моменту наступления первой осени во Второй мировой войне, ситуация под Москвой была неоднозначной: если существовала опасность прорыва обороны советских войск и сдачи Москвы, что значило проигрыш, то в это же время немецкие войска каждую минуту ждали контратаки от противника. Обе армии были вымотаны, и помочь могли лишь стратегически верные решения командования. Немаловажную роль сыграл Сталин, однако это не уменьшает заслуг маршала. Роль Жукова в битве за Москву значится как решающая – его приказы приходили вовремя, из-за чего у войск Красной армии появлялся шанс на победу.

1 декабря Сталин приказал Западному фронту обойти армии Верхмата и зайти к ним в тылы. Клинская танковая группировка должна была быть уничтожена. Этот приказ относился к 1-й ударной, 30-й, 20-й, 16-й и 5-й армии, которые расположились на тот момент на реке близ Свердлово, Красной Поляны и Дмитрева. Чтобы 1-я ударная и 30-я армия смогли окружить немецкие танки 3-й танковой группировки, было выделено практически 75% воздушных войск Западного фронта.

Немецкий солдат сдается в плен красноармейцу возле Солнечногорска

Кроме того, приблизительно в это же время 31-я и 29-я армия вели бои с Калининской 9-й танковой группировкой. После успешного (а такой предполагался) исхода они должны были направиться в Клин. Всё же, на тот момент, Верхмат имел превосходство в количестве танков и артиллерии, проигрывая только в количестве солдат. Чтобы устранить численное превосходство немецких войск в оружии, на Западный фронт было перекинуто уральские дивизии, танки Т-34 и 64 бригада. Последняя состояла из моряков тихоокеанского фронта – высоких, хорошо обученных солдат.

Основные события

Сгруппировавшись, вечером с 5 на 6-е декабря все части вышли на позиции для атаки. Уже 7 декабря, в результате суток боёв, 30-я армия прорвала границу севернее Клина, а 1-я армия продвинулась через реку на 25 км, направляясь параллельно 30-й. Так, они должны были окружить 3-ю танковую группировку. Понимая это, гитлеровское командование стягивает к опасному месту 6 танковую и 14 моторизированную дивизии.

В этот же день начинаются бои на Красной Поляне, где при близком столкновении противников, они нередко переходили в рукопашный бой. Осознавая важность поддержки 20-й и 16-й армии, 64 бригада сделала необычное: большинство солдат сели верхом на танки и поехали атаковать противника. Далее, когда снег мешал двигаться, они поснимали тулупы и побежали на врага. Это в 20-ти градусный мороз!

Схема Клинско-Солнечногорской наступательной операции

9 декабря немцы вынуждены отойти. Это не устраивает Жукова: он планировал операцию как более быструю, а потому требует заблокировать шоссе Ленинградское. Сделать это должен был подвижный отряд моряков, насчитывающий 800 человек. Когда потребовалось послать небольшую группировку в обход на лыжах, они, не умея на них держаться, все вызвались выполнить задание! Вместе с основными силами, 10 декабря отряд блокирует шоссе, отрезая дорогу.

На протяжении всего 11 декабря велись бои за Солнечногорск, и к исходу победа перешла в руки Красной армии. В это время 30-я и 1-я армия окружили Клин, взяв немцев в осаду. Жуков предложил осаждённым бойцам сдаться, однако открыть огонь всё же пришлось. Для пущей убедительности на дорогу к Клину высадился десант 214 бригады – это был первый выброс десанта в 1941 году. Когда к 15 декабря советские войска полностью, улица за улицей, очистили Клин от противника, немцам пришлось выдвигаться на Волоколамск. Путь им преградил ранее высаженный десант. В результате – уничтожено более 400 солдат, не считая выведенных из строя боевых машин.

20-я армия, используя лыжные войска и отряд морской бригады, подошла к Волоколамску, где оставались единственные самые крупные танковые группировки Верхмата на Западном фронте. 20 декабря противник был выбит советскими войсками из Волоколамска полностью.

Немецкие солдаты греются у костра под Волоколамском

Итог

В результате событий, на Западном фронте снова организовалась оперативная пауза, которая была возможна благодаря ликвидации угрозы с западной стороны. Отсюда немцы атаковать уже не могли. Когда 26 мая 1942 года подписывался союз между Лондоном и Москвой, посланник английской стороны видел последствия Клинско-Солнечногорского наступления, и именно это стало решающим в принятии решения в пользу союза. Так, эта операция повлияла на ход мировой политики.

Клин в годы Великой Отечественной войны

В августе 1941 года, когда войска фашистов рвались к Москве, в Клину спасали музей П.И. Чайковского. По железной дороге отправили два товарных вагона с бесценным грузом: рояль, личные вещи и уникальные рукописи Чайковского, его библиотека, предметы мемориальных интерьеров — всё самое ценное из музейного собрания вывозилось в Воткинск. Руководил эвакуацией Ю.Л. Давыдов, племянник композитора.

В конце сентября 1941 года фашистская авиация нанесла первые бомбовые удары по городу. Одна из бомб попала в цех стекольного производства, во время его работы. От взрыва погибла вся смена цеха.

23 ноября 1941 последним из военных, город покидал Афанасий Георгиевич Дурыманов — военком Клинского горсовета. На выезде из Клина его машина была подбита немецким танком, передовых частей фашистов. Он погиб за день до оккупации Клина фашистами.

22-23 ноября в Клин вошли немцы. Немецкие солдаты заняли для проживания все подходящие здания. Ими был занят и дом композитора — на первом этаже музея они устроили гараж для мотоциклов и сапожную мастерскую, на втором этаже расположились солдаты — более 100 человек.

На растопку печей шло всё, что попадалось под руку фашистам, хотя дров было достаточно. По воспоминаниям жителей района, немцы жили и в деревенских домах в окрестностях города.

15 декабря 1941 года в город вошли с боями части Красной Армии. Клин был первым городом, а музей Чайковского — первым памятником культуры, освобожденными от немецких захватчиков.

За день до освобождения города советскими войсками, был расстрелян 13-летний пионер Миша Балакирев при сборе оружия для борьбы с оккупантами. До войны он окончил 5 классов железнодорожной школы город Клин.

В Клину именем Миши Балакирева названа улица. В недавнее время её превратили в пешеходную зону

Уже 1 марта 1942 года Дом-музей П.И. Чайковского в Клину был открыт для посетителей. Работали выставки, проводились экскурсии, концерты. 16 ноября 1944 года коллекции музея вернулись в Клин из эвакуации. 6 мая 1945 года состоялось торжественное открытие музея после реставрации и восстановления мемориальной экспозиции.

Более 22 тыс клинчан сражались в рядах Красной армии, 16 жителей удостоены звания Героя Советского Союза.

Освобождение Клина. Слово «Правды»

«Правда», 13 декабря, суббота.

«В ПОСЛЕДНИЙ ЧАС (Совинформбюро).

Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы. Поражение немецких войск на подступах Москвы.

6 декабря 1941 года войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику вооружение и неся потери.

К исходу 11 декабря 1941 года мы имеем такую картину:

а) войска генерала Лелюшенко, сбивая 1-ю танковую, 14-ю и 36-ю мотопехотные дивизии противника и заняв Рогачево, окружили Клин;

«Правда», 16 декабря, вторник.

«В ПОСЛЕДНИЙ ЧАС (Совинформбюро).

Трофеи наших войск при взятии Клина.

При взятии города Клина, по предварительным и неполным данным, войска Западного фронта захватили у немцев следующие трофеи: танков – 122, бронемашин – 18, автомашин – более 1000, орудий – 80, минометов – 120, пулеметов – 250, автоматов – 800, артиллерийских снарядов более 10 000, патронов свыше 2 000 000 и много другого военного имущества. Подсчет трофеев продолжается. В боях в районе Клина немцы потеряли более 13 000 убитыми и ранеными. При взятии Клина разгромлена 14-я мотопехотная дивизия генерала Фюрста, 36-я мотопехотная дивизия генерала фон Веркштерна, 7-я танковая дивизия и 900-я учебная бригада полковника Краузе».

«НАШИМИ ВОЙСКАМИ ВЗЯТЫ ГОРОД КЛИН И ЯСНАЯ ПОЛЯНА (специальный военный корреспондент «Правды» П. Лидов).

Вчера части генералов Лелюшенко и Кузнецова продолжали теснить противника, последовательно сжимая кольцо вокруг города Клина. Враг оказывал ожесточенное сопротивление, но вынужден был отходить, оставляя на дорогах автомобили, оружия, средства связи. Особенно эффективными были фланговые удары наших подразделений: немцы, боясь быть отрезанными от своих частей, отступали.

Ночью противник, отступавший под давлением наших бойцов, предпринял контратаку силами пехоты и 30 танков. Пехотинцы подразделений Куценко и Зайцева отбили эту контратаку. Подразделение Старостенкова уничтожило при этом 6 фашистских танков, несколько пулеметов и минометов, истребило более 100 немцев. Отбив атаку, часть продолжала наступать.

Пленные сообщают о больших потерях немцев в боях под Клином. Некоторые роты потеряли до 60 процентов личного состава.

Одна из наших пехотных частей вчера утром вышла уже на северо-восточную окраину города, продолжая вести наступательный бой. Танкисты, приближаясь к Клину, захватили 200 автомашин, 5 орудий и много другого имущества.

Наступившая темнота не приостановила нашего наступления. 15 декабря в 2 часа утра Н-ская часть первой ворвалась в Клин. Вслед за ней в город вступили и прочно его заняли другие части. В городе захвачено огромное количество трофеев, подсчет которых еще продолжается.

Операции по уничтожению вражеской группировки, окруженной в районе Клина, продолжаются».

«Правда», 17 декабря, среда.

«ЛИКВИДАЦИЯ КЛИНСКОГО УЗЛА (генерал-майор артиллерии Г. Хетагуров).

Западный фронт, 16 декабря.

<…> Перед нами была ясная цель: уничтожить живую силу и технику врага в районе Рогачево – Клин, ликвидировав, таким образом, так называемый Клинский узел (или, как некоторые его называют, Клинский плацдарм), созданный немцами для наступления на Москву. <…>

Войска генерала Лелюшенко и Кузнецова окружили город. Враг старался, во что бы то ни стало, прорвать кольцо, которое все больше сжималось, особенно за последние два дня.

Немцы бросали в контратаки свои танковые силы, но всюду их встречал наш артиллерийский огонь. Положение 14-й мотопехотной дивизии генерала Фюрста, 36-й мотопехотной дивизии генерала фон Веркштерна, 7-й танковой дивизии и 900-й учебной бригады полковника Краузе становились все более критическими. У врага оставалось все меньше горючего; всякая попытка немцев выйти на дорогу срывалась. Танкисты командира Ротмистрова давили узлы сопротивления противника, закрывая ему путь отхода из Клина.

Между тем, к Клину постепенно стягивались немецкие части из прилегающих деревень, которыми овладевали наши войска. Клин превращался в важный узел, лишившись которого немцы теряли всякие надежды на теплые квартир, на удобные позиции. И враг отчаянно защищался.

Враг захватил высоту 220, открыл оттуда ураганный артиллерийский огонь, желая, очевидно, этим приостановить наше движение. Наши бойцы прорвали этот огневой барьер. Наша авиация непрерывно бомбила вражеские коммуникации, уничтожала подходящие резервы, подавляла огневые точки.

Пять дней и пять ночей шли ожесточенные бои вокруг Клина. Немцы уже были окружены нашими войсками с севера, северо-востока, юго-запада, северо-запада. В этой операции принимали участие пехотинцы, кавалеристы, танкисты, артиллеристы и летчики. Вплоть до 15 декабря немцы пытались спасти хоть живую силу, пробить ей дорогу для отступления. Но, все же, враг потерял здесь 13 000 солдат и офицеров убитыми и ранеными.

В ночь с 14 на 15 декабря части Люхтикова и Чернышева ворвались в город и овладели им, уничтожая отступающих в панике немецких солдат.

Враг бросал танки, автомобили, орудия, всю свою технику, будучи не в силах ее вывести. Немцы отступали по Волоколамскому шоссе, и в течение 15 и 16 декабря наши войска преследовали их. Конница зашла немцам в тыл, уничтожая их на пути отступления. Дорога, ведущая от Клина к Волоколамску, усеяна трупами немцев, танками, орудиями, автомобилями, огромным военным имуществом, которое мы только сейчас начинаем приводить в порядок и подсчитывать. <…>

Взятие Клина и разгром немецких сил, сосредоточенных там, означает в то же время и полную ликвидацию Клинского узла, за который еще держались немцы на Ленинградском шоссе. Теперь немцы покинули это шоссе, а наши части их гонят все дальше и дальше на запад».

«ОТБИТО ЕЩЕ 90 НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ (спец. воен. корр. «Правды» П. Лидов).

Западный фронт, 16 декабря.

Заняв город Клин, части Красной Армии продолжают преследовать и уничтожать врага, поспешно отступающего в юго-западном направлении.

По предварительным подсчетам выясняется, что в боях на Клинском направлении за время с 6 по 14 декабря одними только частями генерала Лелюшенко захвачено: 152 танка, 6 танкеток, 28 броневиков, 182 орудия, 356 пулеметов, 750 атоматов, 1324 автомобиля, 350 мотоциклов, 35 000 снарядов, 25 000 мин, 3 миллиона патронов, 524 км телефонного кабеля и другое имущество».

«Правда», 22 декабря, понедельник.

«ВЕЧЕРНЕЕ СООБЩЕНИЕ 21 ДЕКАБРЯ (Совинформбюро).

15 декабря советские войска освободили город Клин от немецко-фашистских захватчиков.

За время своего пребывания в городе фашистские варвары убивали и грабили местное население, сожгли две школы, взорвали лечебницу, бессмысленно и дико уничтожили культурные ценности города.

Возмутительному глумлению подвергся дом-музей П.И. Чайковского, величайшего композитора, классика русского и мирового музыкального искусства. В этом доме П.И. Чайковский провел свои последние годы. Здесь он написал Шестую симфонию, «Пиковую даму» и другие крупнейшие произведения.

21 декабря группа сотрудников дома-музея и местных жителей составила акт о чудовищных преступлениях гитлеровских бандитов, надругавшихся над памятью П.И. Чайковского.

Актом установлено, что немецкие вандалы выбросили на улицу и уничтожили часть мебели, книги, ноты, скульптурные изображения. Кабинет-гостиная и музыкальная комната великого композитора превращены в грязный и зловонный притон. Одну из рабочих комнат, где находились иконографические материалы, немцы превратили в уборную. Взломав ящики с музейным имуществом, варвары выброси их содержимое в помойную яму. Сожжены ценная мебель, гравюры, книги, а также деревянная обшивка стен кабинета. Варварски изуродованный бюст композитора выброшен в снег. Немецко-фашистские мерзавцы и грабители увезли с собой пианино, принадлежавшее ученику и другу композитора С.И. Танееву, портрет Чайковского, писанный маслом, и другое имущество музея.

Клинско-Солнечногорская оборонительная операция

3-я танковая группа вермахта смяла оборону 30-й армии генерала Лелюшенко, а 4-я — 16-й армии Рокоссовского. Советские войска сражались упорно, постоянно контратакуя, но смогли лишь задержать продвижение. 22-го немцы взяли город Клин, 24-го — Солнечногорск. Попытка преградить немцам дорогу, взорвав плотины на Истринском водохранилище и затопив территорию, не дала ожидаемого результата.

28-го ноября передовые немецкие части вышли к Каналу имени Москвы. 30-го ноября немцы вошли в Красную Поляну — 17 километров до окраин Москвы и 27 до Красной площади.

Однако этот рывок уже был не такой стремительный, части вермахта увязли в боях и несли огромные потери. Об этом свидетельствую журналы боевых действий немецких дивизий. После первой недели боёв в 4-й танковой группе осталось 125 боеспособных танков, две трети выбыло. В 3-й группе осталось 77 машин. Во 2-й танковой группе Гудериана, которая должна была наступать с другого направления и встретиться с 3-й группой, осталось всего 32 исправных танка. А бои ведь ещё продолжались и становились всё упорнее.

Советские войска также несли большие потери, но их задачей было лишь продержаться до подхода резервов. А резервы были огромные. Уже 29-го ноября, только на этом участке фронта, началось развёртывание двух армий: 1-й ударной генерала В. И. Кузнецова и 20-й генерала A. A. Власова. Армии Лелюшенко и Рокоссовского получили новые соединения и маршевое пополнение. И к концу ноября перед потрепанными немецкими дивизиями стояли уже четыре советские армии. И не просто стояли. Уже 29-го ноября части 1-й ударной армии выбили немцев, переправившихся через канал имени Москвы.

В тот день начальник немецкого Генштаба Сухопутных войск Ф. Гальдер записал в дневнике:

«Активность противника перед фронтом 4-й армии несколько возросла. В донесениях говорится о подготовке противника к наступлению (?).»

Гальдер поставил знак вопроса. Тогда немецкое командование ещё не верило, что у Красной Армии могут быть силы для наступления. Считали, что это последние войска, перебрасываемые с других участков фронта.

Но это было не так. Контрудары войск Кузнецова, Власова, Лелюшенко и Рокоссовского заставили немцев перейти к обороне у самых пригородов Москвы. Клинско-Солнечногорская оборонительная операция закончилась, начиналась Клинско-Солнечногорская наступательная.

КЛИНСКО-СОЛНЕЧНОГОРСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ
(6.12—25.12 1941 г.)
Контрнаступление против основной ударной группировки немецких войск было начато силами 30-й, 1-й ударной, 20—1, 16-й и правым крылом 5-й армий Западного фронта. Эти войска имели в своем составе 20 стрелковых, одну мотострелковую, одну танковую и 9 кавалерийских дивизий, 17 стрелковых и 11 танковых бригад, а также несколько отдельных танковых, пулеметных и лыжных батальонов. Действовавшие в полосе их наступления 3-я и 4-я танковые группы противника в составе четырех моторизованных и двух армейских корпусов имели 17,5 дивизии (пехотных — 7, танковых — 7, моторизованных — 3 и одну моторизованную бригаду). Средняя численность стрелковой дивизии Западного фронта в это время составляла немногим более 7200 человек, стрелковой бригады — около 4400 человек. Оперативная плотность наших войск составляла примерно 4,2 км на одну дивизию.
В процессе наступления на Москву 4-я танковая группа выполнила маневр по обходу Истринского водохранилища через город Клин. Через этот же город проходил маршрут движения 3-й танковой группы, которая к концу ноября обеспечивала левый фланг немецкого наступления. Клин стал важнейшим узлом коммуникаций, от которого зависели дивизии нескольких корпусов двух танковых групп. При этом отброшенная в начальной фазе наступления на север и северо-восток 30-я армия Д.Д.Лелюшенко нависала над тылами немецких войск, находясь в опасной близости от Клина. Перед советским командованием открывались широкие возможности по перехвату коммуникаций вышедших на ближние подступы к Москве немецких танковых и пехотных дивизий. Одновременно определяющим фактором планирования операций был переход в контрнаступление после длительного периода оборонительных действий. Это привело к тому, что прибывающие резервы относительно равномерно распределялись по занимаемому пятью армиями фронту. 1-я ударная и 20-я армии занимали исходное положение, закрывая крупную брешь, образовавшуюся в результате разрыва локтевой связи 30-Й и 16-й армий. Отсутствие ярко выраженного ударного кулака вынуждало планировать операцию в форме нескольких дробящих ударов, наносившихся всеми участвовавшими в наступлении армиями.
Замысел Клинско-Солнечногорской операции заключался в том, чтобы ударами 30-й армии с севера, 1-й ударной, 20-й и 16-й армий с востока рассечь на части основные силы 3-й и 4-й танковых групп врага в районе Клин, Истра, Солнечногорск и создать благоприятные условия для дальнейшего развития наступления на запад. 5-я армия наступлением своих правофланговых соединений вдоль северного берега р. Москва должна была обеспечить левый фланг 16-й армии. Соответственно этим задачам ударная группировка создавалась в каждой армии.
В 30-й армии (107-я моторизованная, 185, 365, 371, 379 и 348-я стрелковые дивизии, 8-я и 21-я танковые бригады, 18, 24, 46 и 82-я кавалерийские дивизии) было решено наносить два удара — основной и вспомогательный. Основные усилия сосредоточивались в центре, где предполагалось наступать на Клин силами 365-й и 371-й стрелковых дивизий при поддержке 8-й и 21-й танковых бригад. Вспомогательный удар наносился на левом фланге силами 348-й стрелковой, 18-й и 24-й кавалерийских дивизий в направлении на Рогачёво. Немецкие историки часто называют проводившие контрнаступление под Москвой соединения «сибирскими». Применение этого термина весьма условно. Например, 348-я стрелковая дивизия полковника А.С.Люхтикова была Уральской, 371-я подполковника И.Ф.Щеглова — Челябинской, а 82-я кавалерийская дивизия Н.В.Горина формировалась в Башкирии.
В соответствии с поставленной задачей 6 декабря войска 30-й армии прорвали фронт оборонявшихся против них двух моторизованных дивизий противника. К концу дня войска Д.Д.Лелюшенко продвинулись на 17 км, расширив участок прорыва до 25 км по фронту. В полдень 7 декабря передовые части 30-й армии вышли к деревне Щапово, в восьми километрах к северо-западу от Клина, где располагался командный пункт LVI моторизованного корпуса. От разгрома штаб немецкого соединения уберегли только многочисленные зенитки, призванные защищать его от ударов советской авиации. К исходу дня 7 декабря, обойдя Щапово и другие узлы сопротивления, войска 30-й армии продвинулись в направлении на Клин на глубину 25 км. Немецкое командование начало стягивать к городу находящиеся поблизости боевые группы танковых дивизий. Первыми пришли на выручку гарнизону Клина авангард 25-го танкового полка 7-й танковой дивизии, возглавляемый уже известным нам по боям за Алитус лейтенантом Орловым. Однако, несмотря на усиливающееся сопротивление, к вечеру 9 декабря войска Д.Д.Лелюшенко вплотную подошли к северной и северо-западной окраинам Клина.
В 1 -й ударной армии также были намечены два направления ударов. Основные усилия сосредоточивались на правом фланге и в центре, в районе Яхромы. К 6 декабря вступившая своими подразделениями в бой еще 29 декабря армия большей частью сил (29, 50, 44, 56, 71 и 55-я стрелковые бригады, 133-я и 126-я стрелковые дивизии) уже вела ожесточенные бои, преодолевая упорное сопротивление противника.
Войска 20-й и 16-й армий вели 6 декабря бои местного значения против основных сил 3-й и 4-й танковых групп, наступавших на Москву. Переход в контрнаступление этих двух армий был наиболее трудным, поскольку против них действовали не растянутые по фронту фланговые завесы, но сравнительно сильные соединения, еще не утратившие своих боевых возможностей. В этих условиях не помогло и сужение полосы усилившейся 16-й армии до 20 км, едва ли не вчетверо меньше, чем в середине октября 1941 г. под Волоколамском. Первый день наступления 7 декабря не принес существенных успехов войскам 16-й армии, действия большинства подчиненных К.К.Рокоссовскому соединений можно было охарактеризовать как «наступали, успеха не имели». Не помогло и насыщение армии артиллерией. В начале декабря в 16-й армии было 320 полевых и 190 противотанковых орудий, значительно больше, чем в остальных армиях правого крыла Западного фронта. Достаточно сказать, что всего в четырех наступающих армиях было 785 полевых и 360 противотанковых орудий. Некоторый успех обозначился только 8 декабря, а 9 декабря начался отход противостоящих 16-й армии немецких войск в северо-западном и западном направлениях.
Под ударами советских войск 3-я и 4-я танковые группы противника в ночь на 10 декабря начали отход на линию Истринского водохранилища. Севернее последнего противник пытался удержать за собой район Клина, где к вечеру 11 декабря сосредоточил сильную группировку своих войск в составе четырех танковых и одной моторизованной дивизий. В связи с выходом на рубеж Истринского водохранилища 16-я армия утратила свое ключевое значение, и из ее состава в резерв фронта были выведены 7-я и 8-я стрелковые дивизии. Для действий на флангах и в тылу противника командующим 16-й армией были созданы две ударные группы, одна для действий севернее водохранилища, а вторая — южнее его. Обе группы перешли в наступление с утра 10 декабря.
Основные бои на правом крыле Западного фронта развернулись вокруг Клина, где войска 20-й, 1-й ударной и 30-й армий пытались окружить и уничтожить отходящие от Москвы соединения противника. Уже к вечеру 13 декабря наступающие армии полуокружили клинскую группировку противника в городе и его ближайших окрестностях. Однако сам город и его окрестности были к тому времени «крепким орешком», в котором собрались части нескольких механизированных соединений, отошедших от Москвы. Собственно Клин обороняла с 9 декабря 1-я танковая дивизия. Вследствие невозможности взять Клин штурмом борьба развернулась за коммуникации. Основным «коридором» для отхода немецким командованием было избрано шоссе Клин — Высоковск, ведущее на запад в направлении Волоколамска. Советские войска, наступавшие в обход Клина с запада, встречали сильные контратаки противника и не смогли перерезать шоссе Клин — Высоковск.
Важным узлом коммуникаций на пути из Клина в Волоколамск была Теряева Слобода. Этот небольшой населенный пункт на какое-то время стал притчей во языцех в оперативных документах советского и немецкого командования. После охвата Клина оба танковых корпуса 3-й танковой группы оказались лишены возможности отступить тем же маршрутом, каким они шли к Москве в ноябре 1941 г. Соответственно и XLI, и LVI корпуса отходили по одной дороге. Захватом Теряевой Слободы войска 30-й армии могли перехватить маршрут для отхода основных сил 3-й танковой группы. Задача захвата Теряевой Слободы была возложена на подвижную группу командира 107-й мотострелковой дивизии П.Г.Чанчибадзе (полк 107-й мотострелковой дивизии и 82-я кавалерийская дивизия). Со стороны немцев основным участником оборонительных боев в районе Теряевой Слободы стала 1 -я танковая дивизия. Захват этого населенного пункта был настолько заманчивым, что командование Западного фронта даже приняло решение выбросить в этом районе парашютный десант. Для десантной операции было выделено 14 самолетов ТБ-3 23-й авиадивизии. Приказ на высадку последовал на исходе ночи 14 декабря. Однако вследствие организационных неурядиц вместо двух рейсов с переброской по воздуху 300 человек каждый самолет сделал всего по одному вылету. Высажено было в общей сложности 147 человек. Такой отряд не мог оказать существенного влияния на отход немецких механизированных соединений. Группа Чанчибадзе взяла Теряеву Слободу только в середине дня 18 декабря.
Уже в ходе наступления 30-я армия была усилена 363-й стрелковой дивизией из Свердловска, прибывшей 14 декабря. Но гарнизон Клина был выбит из города еще до вступления свежей дивизии в бой. Наступление войск 30-й армии в районе севернее и северо-западнее Клина и выход правофланговых частей 1-й ударной армии на юго-восточную окраину города завершились его освобождением. 14 декабря город покинули части 7-й танковой и 14-й моторизованной дивизий. В ночь на 15 декабря части 371-й и 348-й стрелковых дивизий 30-й армии вошли в Клин. Ожесточенный бой за город шел в течение суток. После его завершения, 16 декабря 1941 г., 30-я армия была передана в состав Калининского фронта.
В то время как 1-я ударная и 30-я армии вели бои за Клин, 16-я и 20-я армии продвигались на запад. Двигались они по тому же маршруту, которым войска К.К.Рокоссовского были вынуждены отходить в ноябре 1941 г. Только теперь 16-я армия делила свою прежнюю полосу с 20-й армией А.А.Власова. Для овладения истринским рубежом командующей 16-й армией генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский создал две ударные группы. Первая в составе 145-й танковой бригады, 44-й кавалерийской дивизии и 17-й стрелковой бригады предназначалась для обхода Истринского водохранилища с севера. Вторая в составе 9-й гвардейской стрелковой дивизии, 17-й танковой, 36-й и 40-й стрелковых бригад и 89-го отдельного танкового батальона — в обход водохранилища с юга. Часть сил 16-й армии переправилась через водохранилище и нанесла фронтальный удар.
На рубеже водохранилища немецкие войска пытались оказать нашим войскам серьезное и длительное сопротивление. Вода из водохранилища была противником спущена, лед опустился на несколько метров и у западного берега был покрыт слоем воды в 35—40 см. Кроме того, западный берег водохранилища был заминирован. Артиллерия быстро продвигавшейся вперед 16-й армии отстала. Все это создавало дополнительные трудности для наших наступавших войск и облегчало врагу ведение оборонительных действий. Однако 15 декабря выход двух фланговых группировок севернее и южнее водохранилища заставил немецкое командование быстро отступить в западном направлении. Тем самым оборона противника на рубеже Истринского водохранилища была прорвана. Наши войска получили возможность развивать наступление в направлении на Волоколамск. Однако следует указать, что форсирование войсками 16-й армии Истринского водохранилища затянулось на три дня, вследствие того что своевременно не были приняты меры по обеспечению переправы. Это облегчило немцам отход и организацию обороны на р. Рузе.
Во второй декаде декабря к наступлению правого крыла Западного фронта присоединилась 5-я армия генерал-лейтенанта артиллерии Л.А.Говорова. Эшелоном развития успеха в армии был 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-майора Л.М.Доватора, переданный 7 декабря из состава 16-й армии в 5-ю армию. 13 декабря фронт немецких войск в 10 км юго-западнее Звенигорода был прорван. Корпус Доватора при поддержке стрелковых соединений 5-й армии начал развивать наступление на северо-запад в направлении на оз. Тростенское в тыл войскам противника, оборонявшимся западнее Звенигорода. Прорыв 2-го гвардейского кавалерийского корпуса поставил под удар не подвергавшийся атакам в первые дни наступления LVII моторизованный корпус и исключил его использование немецким командованием на волоколамском направлении.
Нужно сказать, что кавалерия сыграла исключительную роль в сражении за Москву как в оборонительной, так и в наступательной его фазах. Самостоятельные механизированные подвижные соединения класса танковой или моторизованной дивизии у советского командования в тот период отсутствовали. Самым крупным подвижным соединением были кавалерийские дивизии. Танковые бригады численностью около полутора тысяч человек сами по себе в качестве самостоятельного средства борьбы были слабоваты.
Поэтому преследование отходящих немецких войск в декабрьском наступлении велось подвижными группами, состоявшими из кавалерийских и танковых частей.
16 декабря командование Западного фронта поставило задачу на преследование всем(!) армиям, входящим в его состав. Теперь наступательные задачи ставились не только армиям правого и левого крыльев фронта, но и доселе оборонявшимся в центре построения советских войск на московском направлении 33, 43 и 49-й армиям. Главная задача армий была сформулирована как «безостановочное преследование врага» (Русский архив: Великая Отечественная. Т.15(4—1). М.: ТЕРРА, 1997, с.191). Как средство решения тактических задач Военный совет фронта требовал «более активного использования подвижных передовых отрядов для захвата узлов дорог, мостов и тактически важных рубежей. Для параллельного преследования противника широко использовать для движения по целине лыжные отряды» (там же, с. 192).
В этот период немецкое командование направляло своим войскам приказы, во многом напоминавшие директивы советского командования в октябре и ноябре месяце. В частности, командующий группы армий «Центр» фон Бок 16 декабря 1941 г. адресовал штабам 2, 4, 9 и 2-й танковой армиям следующие слова:
«Только там, где противник будет встречать ожесточенное сопротивление, он будет вынужден отказаться от новых попыток прорыва. Отступлением его к этому не побудить. Полностью оторваться от противника при существующем положении не удастся. Отступление только тогда имеет цель и смысл, когда оно создает более благоприятные условия ведения борьбы или же высвобождает резервы. Так как любой отход сказывается на соседях, то кажущиеся незначительными локальные движения могут привести к тяжелым оперативным последствиям. Поэтому я приказываю, что любой отход может быть произведен с разрешения командующего армией, а отступление соединений от дивизии и выше — только с моего личного разрешения. Мнение, что оборонительный бой является делом пехотных дивизий и что моторизованные соединения должны быть выведены из боя, в настоящий момент неправильно. Никто не может быть снят с передовой. Подкрепление в ближайшее время не ожидается. Действительности нужно смотреть в глаза» (Русский архив: Великая Отечественная. Т.15(4—1). М.: ТЕРРА, 1997, с.213).
Согласно полученным директивам армии правого крыла Западного фронта с утра 17 декабря продолжили преследование. Противник отводил остатки 3-й и 4-й танковых групп на линию рек Ламы и Рузы, прикрываясь арьергардами. Они готовились занять рубеж обороны, чтобы удерживать его в согласии с идеями, описанными выше в приказе фон Бока. Но в период с 17 по 20 декабря боевые действия на фронте 1 -й ударной, 20-й и 16-й армий носили характер непрерывного преследования немцев. Соединения двух танковых групп откатывались на запад, теряя людей и технику. На 19 декабря парк артиллерии всей 3-й танковой группы состоял из шестидесяти трех 10,5-см легких, двадцать одной 15-см тяжелой полевых гаубиц и одной(!) 10-см пушки.
Быстрый откат от Москвы привел к кадровым перестановкам в руководстве группы армий «Центр» и верховном командовании немецкой армии. Фельдмаршал Браухич 19 декабря был вынужден сдать обязанности главнокомандующего сухопутными войсками, и теперь командование армией принял на себя лично Гитлер. В тот же день фельдмаршал Федор фон Бок был смещен с поста командующего группой армий «Центр», а его место в 11.00 19 декабря занял ранее командовавший 4-й армией Гюнтер фон Клюге. Для руководства 4-й армией был вызван из группы армий «Юг» генерал горных войск Людвиг Кюблер, хорошо себя зарекомендовавший в ходе летней и осенней кампаний в качестве командира XLIX горного корпуса 17-й армии.
По мере сокращения фронта 3-й и 4-й танковых групп сопротивление немецких войск продвижению на запад постепенно нарастало. Достаточно ярко это проявилось в ходе боев за Волоколамск. Город находился в полосе наступления 20-й армии. Командующий армией А.А.Власов направил основные усилия подчиненных ему войск 17 декабря на захват Волоколамска. Овладение Волоколамском возлагалось на группу генерала Ремизова (131-я и 145-я танковые, 17-я стрелковая и 24-я танковая бригады). Вследствие возросшего сопротивления противника (части 106-й пехотной, 2-я и 5-я танковые дивизии) задача дня не была выполнена. Группа генерала Ремизова с утра 18 декабря совместно с группой генерала Катукова (1 -я гвардейская и 17-я танковая бригады, 89-й отдельный танковый батальон) 16-й армии вела в течение дня бой с противником в районе Чисмена. Бои продолжались до 19 декабря. Только 20 декабря части 106-й пехотной и 5-й танковой дивизий были выбиты из города Волоколамска.
Тем временем днем 20 декабря правофланговые части 1-й ударной армии, развивая преследование противника, вышли к р. Ламе. Так наступающие армии правого крыла Западного фронта достигли рубежа р. Лама и Руза, на котором немецкое командование планировало остановить советское наступление. Попытка 1-й ударной, 16-й и 20-й армий с ходу прорвать оборону противника существенных результатов не дала, и они вынуждены были остановиться перед этим укрепленным рубежом. До 25 декабря войска правого крыла фронта вели бои с целью улучшения своего положения, а затем приступили к организации тщательной подготовки к прорыву обороны противника на этом рубеже. Боевые действия на рубеже двух рек приняли затяжной характер.
Итоги операции
За период с 6 по 25 декабря войска правого крыла Западного фронта с боями продвинулись на запад на глубину до 100 км (среднесуточный темп — до 6 км). Такой сравнительно низкий темп объясняется тем, что в составе наступающих советских войск не было крупных механизированных соединений, которые могли бы вырываться вперед и перехватывать пути отхода. Крупные механизированные соединения заменяла прежде всего кавалерия, а в случае с попыткой перехвата коммуникаций 3-й танковой группы был даже применен «вертикальный охват» с помощью парашютного десанта.
С оперативной точки зрения сценарий развития событий был достаточно характерным. В процессе наступления немецкие войска растянули фланги, вследствие чего снизилась плотность построения войск на них. Это позволило советскому командованию нанести удары по растянутым пехотным и моторизованным дивизиям и поставить две танковые группы на грань окружения. Отход на рубеж рек Лама и Руза привел вследствие увеличения плотности войск к построению сравнительно прочной обороны, прорыв которой с ходу, без длительной подготовки, был невозможен. Характерной чертой операции, как и других сражений зимней кампании 1941/42 г., стало массированное использование советской кавалерии. Выбранная в ноябре немецкими войсками лесистая местность к северо-западу от Москвы в декабре способствовала использованию советским командованием крупных масс конницы. Массированному применению кавалерийских соединений благоприятствовала также сравнительно низкая активность вражеской авиации.
На тактическом уровне по итогам Клинско-Солнечногорской операции можно сделать следующие выводы. Основным средством борьбы с танками продолжала оставаться артиллерия. По статистике потери танков Западного фронта в декабре 1941 г. распределялись следующим образом. 65% было подбито противотанковой и среднекалиберной артиллерией. 15% пострадали от танков противника. 10% подорвались на минах и по 5% пришлось на технические неисправности и огонь крупнокалиберных пулеметов (20-мм и 37-мм зенитных автоматов) противника. От авиации потерь не было. Для немецких танковых соединений быстрый отход привел к оставлению подбитых, неисправных и оставшихся без горючего танков и другой техники. Так, например, 6-я танковая дивизия осталась к концу декабря вообще без танков, а артиллерийский полк сократился до двух дивизионов.

Исаев А. Краткий курс истории ВОВ. Наступление маршала Шапошникова. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 384 с. / Тираж 8000 экз. isbn 5—699—10769-Х.