Китайские воины средневековья

Первые китайские доспехи в истории: о коже носорога и протоламеллярах.

Для широкой русскоязычной аудитории, развитие китайских доспехов — это настоящая «тайна за семью печатями». Сложность терминологии, уникальность конструкций и «кроя» доспехов и, самое главное, отсутствие нормальной классификации — все это многократно усложняет изучение китайского комплекса защитного вооружения, прошедшего самую длительную «эволюцию» в мировой истории. Сегодня я остановлюсь подробно на ее начальном этапе и расскажу вам о ранних китайских доспехах, появившихся еще во втором тысячелетии до нашей эры.

Для «затравки» — китайский военачальник империи Цинь (221-206, не путать с маньчжурской Цин). Меч цзянь многие опознают с ходу… а вот что за загадочный доспех с непонятной шнуровкой?)) В этом цикле статей мы и до него доберемся… но начнем, так сказать, с «истоков проблемы».

В начале стоит отметить, что, в отличие от других цивилизаций древности (например, Египта), китайцы изначально не использовали технологии производства доспехов из ткани, а сосредоточились на другом материале — толстой коже. Первые кожаные доспехи в Китае появляются еще при династии Шан (XVI-XI века до н.э.). Уже тогда существовало аж два вида такой брони. Первый представлял из себя простой нагрудник, завязывающийся на теле воина посредством тканевых ремней. Второй же более интересен: огромный кусок кожи сгибали в пропорции 1 к 2, а на месте изгиба делали большой вырез для головы — получалось нечто, похожее на пончо. Самое любопытное в таком доспехе то, что спереди он защищал лишь верхнюю часть корпуса (примерно до конца ребер), но сзади — закрывал всю спину + «квадрат под голову» прорезали лишь с трех сторон так, что в итоге он торчал сзади, закрывая шею и… голову воина, да) По логике, два таких доспеха следовало бы носить вместе, как единую кирасу… но это не так, нагрудник и «пончо» использовали отдельно друг от друга, почему? Кто ж его знает))

Воин династии Шан, богатый воин))

Основным материалом первых китайских доспехов была кожа носорога. Для доспеха брали 5-7 слоев кожи (немалая толщина), выделывали их и сшивали вместе. Стоит отметить, что китайцам так сильно полюбился этот материал… что уже при династии Чжоу (XI-III века до н.э.) численность носорогов в Китае сильно снизилась. В качестве дешевого аналога начали использовать кожу буйвола, но она не давала такой же защиты. Поэтому, при Чжоу началось активное развитие кожаных доспехов с целью повысить их защитные качества.

А здесь — то самое «китайское пончо». Согласитесь, так и просится в комплект к нагруднику с прошлой картинки… ан нет, не было такого)

Первым и самым очевидным решением этой проблемы стало усиление кожаных доспехов бронзовыми пластинами. Существовало два типа таких «усилителей»: небольшие круглые бляхи и крупные пластины сложной формы. Если первый вариант использовали в дешевых массовых доспехах, то второй стал отличительным знаком «офицерского состава» китайских армий.

Китайские воины Чжоу. Обратите внимание на командирские доспехи у товарища с булавой: большая бронзовая пластина на груди и бляхи на животе. Впрочем, от китайского же оружия того же периода времени все это защищает… никак оно не защищает, если честно) О шлемах мы обязательно поговорим отдельно, вот они у китайцев были оч хороши… но от них в итоге вообще отказались: дорого для массовых армий.

Вместе с этим, меняется и крой кожаного доспеха: «пончо» победило, но его передняя часть удлиняется и теперь — полностью закрывает корпус воина. Стоит отметить, что, в соответствии с изначальной идеей, бронзовый «усилитель» пришивали к его верхней части (металл защищал площадь от ключиц до начала живота).

Традиционный китайский доспех, усиленный большой нагрудной пластиной. Так себе защита…

Во всей этой конструкции имелся один очевидный недостаток: ничто не могло помешать врагу целить в места доспеха, не усиленные металлом (а на защитные качества кожи уже мало кто полагался). Поэтому, в дальнейшем, на кожаную основу крепят все больше и больше бронзовых пластин. Со временем их форма меняется, и они становятся прямоугольными. Именно это стало технологическим прорывом того времени (первое тысячелетие до н.э.): новая форма позволила не просто нашивать пластины на кожу по отдельности, а уже сшивать их между собой.

Тот же доспех, но уже на человеке. Если от рубящего удара мечом этот усилитель еще может уберечь, то что мешает кольнуть обладателя сего чуда копьем в живот… разве что щит (о них тоже еще поговорим).

Как только оружейники дошли до этой идеи — новые китайские доспехи не заставили долго ждать себя. Забавно, что форму «пончо» вновь забывают, возвращаясь к идеи нагрудника. На кожаную основу доспеха нашивают прямоугольные бронзовые пластины встык: шнуровка соединяет их как с кожей, так и между собой. Таким образом, при династии Чжоу появляются первые китайские протоламелляры.

Собственно, сам протоламелляр «во всей красе». В сравнении с кожаной кирасой с бляхами — огромный шаг вперед, но против китайского же оружия… ну такое. Сравнивать это с нормальными ламеллярами не стоит — это где-то X век ДО нашей эры.

Сразу же отмечу, что такая конструкция была далека от совершенства. Давая неплохую защиту от рубящих ударов (топором, например), она могла и не защитить от сильного колющего удара копьем, стрелы, или (худший вариант) удара огромным клевцом гэ: если при попадании в центр пластины все было прекрасно, то при ударе в стык лезвие или наконечник неизбежно пробивали китайский «хайтек». Вообще, для Древнего Китая в целом характерно полное превосходство наступательного вооружения над защитным: кожаные кирасы и протоламелляры никак не могли тягаться с тяжелыми копьями мао, топорами фу и юэ и, тем более, с клевцами гэ, постепенно ставшими наиболее распространенным оружием воина.

Очень много китайских воинов в доспехах разного покроя. Объединяет их одно: все это — протоламелляры (кроме конской «чешуи», но вот она неисторична).

Несмотря на это, китайские протоламелляры использовались в армии очень долго, вплоть до III века нашей эры. Однако, в этот период времени они были лишь одним (одним из самых плохих и дешевых)) видов доспехов и все еще имели хождение, главным образом, потому, что размер китайских армий просто не позволял обеспечить всех солдат новейшими доспехами… вот им и раздавали старье, накопленное в прошлом — все лучше, чем ничего. На этом моменте мы пока и остановимся, а о дальнейшем развитии китайских доспехов поговорим в следующих статьях. Большое спасибо!

Вот так выглядели первые китайские ламеллярные доспехи. По конструкции — ламелляр, по форме пластин — европейская бригантина конца XIV века, сделаны из многослойной кожи, сверху покрыты тоже кожей, но — тонкой. Использовались же веке эдак в V до нашей эры. Скоро разберем их… и не только, древние китайцы, вообще, были те еще затейники! Обязательно подписывайтесь, будет интересно, обещаю))

ВООРУЖЕНИЕ И ОДЕЖДА

Вооружение китайской армии

Вооружение китайской армии эпохи Цинь и Хань делилось условно на оружие ближнего боя — основное вооружение пехоты и кавалерии и оружие дистанционного поражения. Кроме того, оружие древнекитайского войска можно подразделить на легкое и тяжелое. К тяжелому вооружению относились стационарные и подвижные метательные системы, которые обслуживались не одним воином, а группой (расчетом).

Лезвие и тупой обух клевца «цзи»

Оружие ближнего боя

Ближний бой китайский воин вел колющим и режущим оружием. Самым распространенным оружием ближнего боя эпохи Цинь и Хань были копья и пики. В связи с широким распространением луков и арбалетов в Древнем Китае копья и пики редко применялись для метания. Они использовались почти исключительно как оружие ближнего боя.

Копье с крючкообразным наконечником «гэ» имело древко стандартной длины, не превышающей высоты человеческого роста более чем в 3 раза. Обычно «гэ» были длиной 303–314 см. Встречались копья «гэ» и меньшей длины — всего 91-140 см.

Копье или пика «мао» было стандартным вооружением пехоты и кавалерии. Копье имело обычно бронзовый, а в последующем железный наконечник, длина деревянного или бамбукового древка составляла 270–280 см. Длинное копье китайского всадника в эпоху Хань по сравнению с предыдущей эпохой стало более тяжелым. В длину древко достигало 3–4 м, крупнее и тяжелее был его железный наконечник.

Бронзовый наконечник копья «мао». Эпоха Цинь

Главным и самым распространенным древнекитайским оружием ближнего боя являлся клевец (алебарда) «цзи». Он представлял собой длинное копье, на которое помимо острого наконечника насаживались один-три комплекта узких крючкообразных лезвий, похожих на кинжалы. Лезвие имело проходящее по его середине продольное утолщение, придававшее ему необходимую прочность. «Цзи» нередко имел вытянутый, чаще всего прямоугольный, тупой обух, предназначавшийся для нанесения ударов в тех случаях, когда лезвие не могло произвести должного действия. Так, сильный удар острым лезвием по металлическому шлему мог лишь сломать лезвие, а такой же удар тупым тяжелым обухом мог прогнуть или даже проломить шлем. Длина древка «цзи» достигала иногда 3 м и более.

Наконечники клевцов «цзи»

Лезвия располагались под разными углами к древку, что делало «цзи» многофункциональным оружием. Лезвие, направленное под острым или прямым углом к древку, было характерно для «цзи», используемого для непосредственного поражения противника — пешего или конного. Лезвие, направленное под тупым углом к древку, превращало «цзи» в удобное оружие (своеобразный крюк) пешего воина против конного противника.

Первоначально «цзи» изготавливались из бронзы и применялись экипажами колесниц. По мере развития этого типа оружия, широкого использования железа для изготовления лезвий и наконечников «цзи» стали поступать на вооружение пехоты и кавалерии.

В ханьскую эпоху существовали клевцы «цзи» двух основных типов: один представлял собой копье-трезубец, другой — подобие алебарды. Последний тип представлял собой длинное деревянное или бамбуковое древко с топоровидным лезвием в форме полумесяца, заканчивавшееся острым наконечником. В результате этим оружием можно было колоть, как копьем, и рубить, как топором. В ханьскую эпоху «цзи» все чаще делали не из бронзы, а из более прочного железа.

Разновидности клевцов «цзи», сочетающих в себе обычное копье «мао» и лезвия-крюки «гэ»

Древнекитайские мечи различных типов. Эпоха Цинь

Меч не входил в состав типового вооружения пехоты. Как правило, мечами были вооружены командиры в пехоте и всадники. Традиционный в Древнем Китае короткий бронзовый меч видоизменился. В Циньскую эпоху мечи делали длиной 80-100 см и более. В качестве материала для его изготовления все чаще использовалось железо. Обоюдоострое лезвие меча было прямым и, как правило, достаточно узким. Длинный меч был удобен в бою, особенно для кавалерии, позволяя всаднику наносить сильные удары по пешему противнику сверху.

Пики «шу» представляли собой наиболее примитивное оружие пехоты и делились на остроконечные и тупоконечные. Пики изготавливались из бамбука или дерева и могли иметь металлические наконечники. Длина их достигала 3,29-3,40 м.

Пешие воины имели на вооружении также своеобразное оружие ближнего боя — «го-усян», представлявшее собой небольшой округлый щит с недлинным мечом или кинжалом в центре. Крюк, также расположенный в центре щита, позволял воину в ближнем бою захватывать оружие противника.

Основным оборонительным вооружением китайских конных и пеших воинов был щит. Традиционные китайские щиты имели несколько вытянутую прямоугольную форму, сферический изгиб в центральной части и фигурные вырезы на верхней и нижней кромках. В Ханьскую эпоху довольно широкое распространение получили заимствованные у кочевников небольшие круглые щиты. Они были легче и удобнее как для пеших, так и для конных воинов и применялись главным образом в борьбе с легковооруженными кочевниками-сюнну.

Оружие дистанционного поражения

В Циньскую и затем Ханьскую эпоху широчайшее распространение в древнекитайской армии в качестве оружия дистанционного поражения получили луки со стрелами и арбалеты.

Луки в Древнем Китае делали из бамбука, идеально подходившего для изготовления метательных устройств. По своей конструкции они делились на два основных типа: изготовленные из одного бамбукового ствола и изготовленные комбинированным способом из нескольких слоев (пластинок) бамбука, склеенных вместе. Длина лука достигала 140 см, толщина — 5 см. Луки различались по степени усилия, необходимого для того, чтобы натянуть тетиву. Каждый лучник имел до 150 стрел длиной по 17–20 см с бронзовыми, а впоследствии с железными наконечниками, которые всадник носил в повешенном за спину колчане.

Для обучения всадников стрельбе из лука специально вырывали неглубокие канавки, по которым пускали лошадь. Благодаря этому руки лучника не были заняты управлением лошадью, и он имел возможность тренироваться. За 30–40 м до цели всадник выпускал стрелу. Несмотря на такие тренировки, китайские лучники не могли сравниться в искусстве владения луком с кочевниками, овладевавшими необходимыми навыками с детских лет.

Арбалеты «ну» появились в Древнем Китае за несколько столетий до нашей эры и, как считается, были изобретены в царстве Чу. Основная часть арбалета — спусковое устройство, которое представляло собой систему нескольких рычагов (зацепные зубья, спусковой крючок, эксцентриковая планка), насаженных на две оси, благодаря чему достигалось взаимодействие всех элементов устройства. В Ханьскую эпоху стали применяться спусковые механизмы, которые делались из бронзы, а не из дерева. Это увеличило дальность полета стрелы до 600 шагов.

Бронзовые наконечники стрел для арбалета эпохи Цинь

Спусковой механизм древнекитайского арбалета:

а — колодка; б — прицельный выступ и зацепные зубья; в — спусковой крючок; г — эксцентриковая планка; д — оси

Китайские мастера в Ханьскую эпоху изготавливали не только тяжелые арбалеты, но и маленькие, с небольшой рукояткой — так называемые пистолеты-арбалеты. Именно таким оружием в 203 г. до н. э. чуский полководец Сян Юй ранил Лю Бана.

Мастерство изготовления арбалетов достигло в Китае такого уровня совершенства, что спусковой механизм, созданный китайцами еще в III в. до н. э., не изменялся несколько столетий.

К тяжелому оружию дистанционного действия относились стационарные (крепостные) и подвижные (станковые) камнеметные и стрелометные машины.

Наиболее древними метательными машинами были камнеметные, внешне сходные с колодезными журавлями. Такие приспособления широко использовались в эпохи Цинь и Хань и даже позднее. Простейшее камнеметное устройство представляло собой упругий деревянный шест, с помощью которого камни весом около 3 кг можно было метать на расстояние до 240 м.

Станковый арбалет «лянь ну чэ». По реконструкции С.А.Школяра

В эпоху Борющихся царств уже широко применялись многозарядные арбалеты, которые за один выстрел выпускали сразу несколько стрел. «Залповая» стрельба из одного арбалета достигалась путем вырезки на одном ложе нескольких стреловодов (желобов). Воины, вооруженные такими арбалетами, располагались на поле боя за пехотой.

Многозарядные арбалеты были удобны для поражения малоподвижных групп вражеских воинов, особенно на крепостных стенах, а также и при обороне от осадивших крепость врагов, идущих на штурм плотными массами.

Станковый арбалет «лянь ну чэ» представлял собой арбалет, установленный на подвижном деревянном лафете. Он был оборудован спусковым механизмом с прицельным выступом, воротом для натяжения тетивы и шарнирным приспособлением для подъема и опускания ложа. Высота устройства достигала 2,2 м. Эта установка выпускала стрелу длиной 2,8 м с привязанным к ней тонким и прочным тросом. После выстрела и поражения цели стрелу вытягивали за трос назад и использовали вновь. Станковый арбалет мог одновременно выпускать и несколько более мелких стрел. «Расчет» установки составлял 10 человек. Дальность стрельбы достигала, по преданию, до 1000–1500 м.

Лук в станковом арбалете изготовлялся из специальных пород дерева и имел длину 3,73 м. Его диаметр в средней части достигал 22 см, а по концам — 9 см.

Учитывая массовое применение на поле боя камнеметных и стрелометных устройств, в китайских войсках широко применялись специальные переносные защитные средства: заслоны и пологи. Той же цели служили и полевые оборонительные сооружения.

К тяжелому вооружению китайского войска можно отнести также и боевые колесницы. В боевую колесницу обычно впрягали четырех боевых коней, однако их могло быть и два, и три. Экипаж боевой колесницы состоял из трех воинов, один из которых управлял лошадьми, а два других вели бой. Если на колеснице находился полководец, то он сидел справа, возница — в центре, а телохранитель — слева.

Возница играл чрезвычайно важную роль в бою. Несмотря на то что он непосредственно в нем не участвовал, именно от него, от его навыков и умения зависел успех действий каждой конкретной боевой колесницы. Латы прикрывали руки, шею и грудь сидящего в колеснице возницы, защищая его от дождя стрел противника. Гибель возницы означала потерю боевой колесницы.

Сидящие в колеснице воины имели на вооружении, как правило, длинные копья, алебарды и луки со стрелами. Помимо этого в колеснице были щиты и арбалеты. Сблизившись с противником, воины вели бой копьями и алебардами, а на большом удалении от противника стреляли из арбалетов.

Боевая колесница. Рисунок с изображения эпохи Хань

Диаметр колес боевой колесницы, как было установлено указами императора Цинь Шихуана, равнялся 6 чи (1,8 м), а общее количество спиц в колесе составляло обычно 12.

Первые централизованные китайские империи еще не имели пороховой артиллерии, однако широко применялось так называемое «нападение огнем». В древнекитайском трактате «О военном искусстве» Сунь Цзы говорится о пяти видах нападения огнем: «Первое, когда сжигают людей; второе, когда сжигают запасы; третье, когда сжигают обозы; четвертое, когда сжигают склады; пятое, когда сжигают отряды».

Для организации поджогов в стане противника использовались специально обученные и экипированные «диверсионные» группы, отряды или одиночные воины, которые проникали в тыл противника и устраивали там пожары. Кроме того, в китайской армии широко использовались «огневые животные» и «огневые птицы», к которым привязывали специальные емкости с зажигательной смесью. В пехотных частях были специально обученные группы стрелков из «огневых арбалетов», выпускавших горящие стрелы.

Организация «нападения огнем» требовала особых знаний и навыков от полководца. Он должен был учитывать климатические и погодные факторы, условия местности, направление и силу ветра.

Одновременно опасность «нападения огнем» заставляла военачальников предусмотреть меры борьбы с огнем — очистку своего расположения от сухой травы, подготовку возможных участков вблизи своего расположения для устройства встречного огня.

Наряду с разного рода вооружением для ведения боевых действий на суше в эпохи Цинь и Хань получило развитие строительство военных судов (в основном для действия на реках) с всевозможными постройками на палубе — так называемых судов «башенного типа». На них устанавливались неподвижные устройства двух типов: камнеметные или стрелометные машины и специальные орудия ударного действия ближнего (абордажного) боя. Устройства второго типа представляли собой длинные шесты с прикрепленными к ним тяжелыми камнями, железными «ежами» или крюками, которые устанавливались на шарнирах и при приближении к судну противника с силой обрушивались на него, ломая корпус и постройки. Таким образом, речные суда не только использовались для поддержки операций наземных войск, но и вели самостоятельные бои против судов противника.

Одежда китайского воина

Главным элементом одежды древних китайцев, равно как и китайских воинов, был традиционный халат. Длина халата и рукавов, расцветка, а также качество материала и работы определяли социальный статус и богатство воина. Чем длиннее халат, тем выше должность его хозяина. В армии расцветка и качество ткани халата отличали военачальника от рядового воина. Солдаты носили однотонные серо-белые халаты, для одежды командного состава и некоторых элитных частей китайской империи, особенно в эпоху Хань, было характерно большое разнообразие расцветок. Преобладающими цветами в их одежде были зеленый, коричневый, розовый, голубой, красный, пурпурный, оранжевый, серый, желтый, белый и черный. Как уже упоминалось, черный цвет был объявлен священным в Циньской империи, что отражалось и в расцветке одежды той эпохи.

Солдаты регулярной китайской армии находились на казенном обеспечении и снабжались одеждой централизованно. Типичной одеждой воина были полотняные штаны и халат обычно бело-серого цвета, светлые кожаные туфли. На изготовление стандартного солдатского халата шло примерно 9,2 м полотна.

У солдат в эпоху Хань халат доходил обычно лишь до колена, так как в бою длинная одежда была неудобна. Халат, как и рубахи древних китайских воинов, имели обязательный правый запах, что по традиции считалось одним из важных признаков, отличающих китайца от «варвара». Халат китайцы подпоясывали поясом, обычно изготовленным из ткани или кожи.

Штаны китайского воина представляли собой «ноговицы», состоявшие из двух отдельных штанин, закреплявшихся на поясе.

Обувь древнекитайского воина изготавливалась из светлой кожи или плелась из пеньковых веревок. Это были тапочки с квадратными или округлыми мысками, надеваемые на босу ногу. Другой разновидностью обуви воинов были используемые вместо туфель грубые полотняные чулки. Кроме того, в китайской армии, особенно в кавалерии, весьма распространенными в Ханьскую эпоху стали сапоги, перенятые у кочевых народов.

Прически воинов древнекитайского войска. Эпоха Цинь

Головные уборы древние китайские воины носили достаточно редко. В Ханьскую эпоху волосы не стригли, а укладывали их в прическу, скрепляя шпилькой. Среди воинов первого Циньского императора преобладали два типа причесок. В первом случае пучок волос на макушке делился на две части, которые вместе с прядями у висков заплетали в две косы. В третью косу заплетали разделенные на три части волосы на затылке. После этого все три косы соединяли на затылке, а затем вместе с основной массой волос их закручивали узлом в верхней части головы правее макушки.

Во втором случае волосы спереди и с боков зачесывали назад, делили на шесть прядей, которые заплетали в плоскую косу. Косу закручивали на затылке. Поверх узла волос надевали головной убор в виде согнутого под острым углом прямоугольного куска кожи. Его закрепляли с помощью ленты, завязываемой под подбородком.

Головные уборы китайцев. Эпоха Цинь

В качестве головных уборов в ханьское время использовали также своеобразные прямоугольные мешочки из легкой и прозрачной шелковой материи, надевавшиеся сверху на узел волос.

Защитное снаряжение китайских воинов

Во время боя китайские солдаты поверх обычной одежды надевали защитные панцири («защитную одежду»). Железные панцири были достаточно дорогими, и обеспечить ими все войско было невозможно. Кроме того, «защитная одежда» была тяжелой, сковывала движения воина в рукопашном бою, делая его менее подвижным. Ношение тяжелых железных панцирей требовало от солдата быть в хорошей физической форме, что тоже ограничивало их распространение, потому что древние китайцы в своей массе не были физически сильными людьми.

Боевой «защитной одеждой» были обеспечены в основном отборные подразделения пехоты, «гвардейцы» из охраны военачальника и императора, воины на колесницах и кавалерия. Пехота вела бой чаще всего в обычной одежде, имея лишь фрагменты защитных панцирей из кожи, бронзы или железа. Считалось, что пехотинцу достаточно, чтобы только его грудь и спина были прикрыты панцирем, в то время как его руки и ноги должны сохранять свободу движений.

Защитное вооружение китайского воина в эпохи Цинь и Хань стало более прочным и удобным. На смену доспехам из кожи и бронзы пришли железные панцири, которые по своей конструкции делились на пластинчатые и чешуйчатые.

Пластинчатые панцири имели вид «безрукавки» длиной до бедер, разделенной по высоте обычно на 4–5 рядов пластин прямоугольной или квадратной формы, скрепленных между собой при помощи кожаных ремней. Пластины, защищавшие бедра, были несколько крупнее. Плечи закрывали 3–4 ряда пластин наподобие двух раздельных накидок, крепившихся к основному панцирю. Позже появились панцири с пластинками на воротнике, защищавшими шею. У некоторых воинов вместо оплечий появились трубчатые рукава длиной примерно в одну четверть. Бедра воина защищались «полами» доспехов, изготовленными из небольших пластин, по форме напоминавшими лепестки.

Воин в защитном снаряжении. Статуя из гробницы императора Цинь Шихуана

Чешуйчатые панцири представляли собой «кофту» с трубчатыми рукавами в две четверти, которая застегивалась на груди с помощью двух застежек. Пластины, образующие полы и рукава, соединялись подвижно. Чешуйчатые панцири отличались по конструкции от предыдущего типа тем, что пластины-«чешуйки» перекрывали друг друга по горизонтали, а верхний ярус пластин накладывался на нижний. Вся конструкция была достаточно подвижной, меньше сковывала движения воина в рукопашном бою.

В практике изготовления защитных панцирей не существовало жестких норм и правил. Панцири имели одновременно элементы и пластинчатых, и чешуйчатых доспехов, то есть были комбинированного типа.

Размеры прямоугольных, округлых и вытянутых защитных пластин древнекитайских панцирей были различны — от 2–3 до 25–30 см. Как правило, пластины имели несколько выпуклую форму, чтобы лучше отражать удары мечом. Панцири и отдельные пластины окрашивались в различные цвета. Поверхность доспехов окрашивалась обычно в черный цвет, а отдельные пластины были выделены белой и красной красками.

Защитные шлемы не были широко распространены в Китае Циньской и Ханьской эпох. Циньские воины, в том числе и офицеры, шли в бой обычно без шлемов, подчеркивая этим свою храбростью. Однако у военачальников, отборных «гвардейских» частей пехоты и конницы имелись островерхие шлемы, изготовленные обычно из отдельных пластинок-«чешуек».

Одежда и снаряжение конного воина Циньской и Ханьской эпох отличались в лучшую сторону от одежды и снаряжения пехотинцев. Кавалерия считалась привилегированным родом войск, поэтому ее снабжение и обеспечение всеми видами довольствия было поставлено под жесткий контроль. Всадники имели, как правило, латы, защищавшие их от стрел противника и ударов меча. Управление конем осуществлялось с помощью плети, которую всадник держал в левой руке. Левой же рукой он удерживал уздечку. В правой руке всадник держал копье или клевец. Вплоть до конца Ханьской династии в китайской кавалерии еще не использовались попоны или одеяла под седла (вальтрапы).

Кони, дорого ценившиеся в Китае, были предметом особой заботы. В трактате «У Цзы» по этому поводу говорится: «Коня нужно помещать в спокойное место, нужно давать своевременно корм и воду, умеренно кормить, зимою надлежит утеплять конюшню, летом устраивать прохладные навесы; надо подстригать хвост и гриву, тщательно обрезывать копыта, прикрывать глаза и уши, чтобы конь не пугался; нужно учить управлять конем и обучать обращению с ним. Когда человек и конь станут дружны, после этого можно конем пользоваться… Если солнце уже заходит, а дорога еще далека, нужно не раз сойти с коня. Лучше пусть утомится человек, но остерегайтесь утомлять коня. Делайте так, чтобы у него всегда был избыток сил, чтобы он был всегда готов на случай нападения противника. Кто сумеет это хорошо понять, тот будет свободно действовать в Поднебесной».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

О РЫЦАРСКИХ БОЕВЫХ КОНЯХ

О РЫЦАРСКИХ БОЕВЫХ КОНЯХ (экстерьер, прочие физические данные, на западно-европейском материале XIII-XVI вв.)

1.РЫЦАРСКИЙ БОЕВОЙ КОНЬ – ЭТО НЕИЗМЕННО КОНЬ ВЕРХОВОЙ. Рыцарский боевой конь, несмотря на то, каким бы ни было тяжелым снаряжение и вооружение его всадника – это в любом случае НЕ ТЯЖЕЛОВОЗ (ТЯЖЕЛОУПРЯЖНАЯ ЛОШАДЬ). Во-первых, тяжеловозные породы – результат селекции уже Нового времени. Во-вторых, любой тяжеловоз хорош только в своей стезе – перемещение очень тяжелых грузов посредством запряжки в ту или иную повозку по относительно хороши дорогам. Это все. Тяжеловозы не обладают необходимой подвижностью, совкостью (маневренностью), чувствительностью и скоростью реакции на команды всадника, не могут более-менее продолжительное время поддерживать галоп (основной боевой аллюр).
Откуда взялся этот упорно кочующий миф, что раз конь должен нести этак килограмм 150, то он обязательно тяжеловоз (вспомните набившее оскомину «богатырский конь»)? Моя версия: А) простая житейская логика – раз ТЯЖЕЛОвооруженный рыцарь, значит, и конь такой же (а то, что строевые лошади времен Первой Мировой таскали на себе едва ли меньший груз, чем конь, допустим, деми-лансера в полудоспехе (за счет того, что строевой конь работал, по существу, за несколько коней в рыцарском копье) – это уже никого не интересующие детали); B) да простят меня любители классики изобразительного искусства – виновато изобразительное искусство (не будем называть имена, вы их сами знаете); С) до сих пор в некоторых источниках встречаются какие-то фантастические данные о весе конского доспеха, боевых седел и прочего – соответственно .нагрузка «вырастает» до невероятных значений; D) в массовом сознании недооцениваются физические данные верхового коня в плене выносливости и грузоподъемности – например, для здорового, физически сформировавшегося и хорошо обмускуленного коня весом 500 кг груз в 130 – 150 кг не является непосильной ношей. Кроме того, в выездке лошади все выездковые элементы (движения) играют роль гимнастических упражнений, которые позволяют развить несущую способность задних ног лошади, что также позволяет ей нести значительный вес с минимальными затратами усилий и с максимальным сохранением подвижности.
Безусловно, желаемое телосложение могло меняться в зависимости от той роли, в которую прочили того или иного коня – разумеется, для тяжеловооруженного жандарма требовался невероятно сильный конь (не просто конь, потенциально способный и годный для этой роли, а ПОСТЕПЕННО подготовленный к этому за несколько лет тренинга), способный нести не только всадника в доспехе, но и конский доспех, тогда как для «легкого» конника (а говоря откровенно – «дешевого» тяжелого) в полном или полудоспехе достаточно было коня полегче и подвижнее, но уже не способного нести конский доспех. Однако главное остается низменным – и у жандарма, и у более легковооруженного конного латника, и тем более у настоящей легкой конницы типа страдиотов или хинетов боевой конь – это в любом случае конь ВЕРХОВОГО типа.
2. РОСТ В ХОЛКЕ (на основе британских находок, континентальный материал дает примерно те же цифры): 126 – 152 см, лошади выше 150 см – не только в Средние века/Ренессанс, но и вплоть до Первой мировой оценивались современниками как достаточно крупные, лошади 160 см и выше – крайне редки в рассматриваемый период и позднее. Как справедливо замечают составители издания «The Medieval Horse and its Equipment», большинство средневековых лошадей были по современным меркам решительно малы». При этом большинство археологических находок показывают лошадей более плотно сбитых, крепко сложенных, костистых, чем современные лошади аналогичного роста; такие кони ростом 130-145 см в холке представляют собой тот универсальный и неприхотливый тип лошади, представители которого могли использоваться и для упряжной, и для верховой работы (в том числе и в качестве боевого коня).
Для наглядности и современных аналогий можете оценить пропорции коня и всадника по видео «Стойки конного боя с мечом» — мой рост – 182 см, рост моего коня – 155 см в холке. Косвенным критерием относительно небольшого роста «среднестатистического» боевого коня может служить метко подмеченная составителями указанного британского издания часто встречающаяся в изобразительных источниках рассматриваемого периода пропорция всадника и его коня– в среднем холка коня находится на уровне плеча стоящего рядом с ним конника.
Опять же, необходимо всегда учитывать, что главным для боевого коня был отнюдь не рост, а мощное и гармоничное телосложение с вытекающими из него (и развиваемыми посредством тренинга) силой, маневренностью и выносливостью.
3. До XVIII в. (оценки разнятся) НЕ СУЩЕСТВОВАЛО ПОРОД ЛОШАДЕЙ в современном понимании слова «порода». Не стоит недооценивать селекционную работу до эпохи Просвещения – просто средневековая селекция была направлена на получение НЕ ПОРОДЫ, а определенного ТИПА лошади по определяемому для нее человеком НАЗНАЧЕНИЮ. Встретив в средневековом контексте наименование той или иной лошади, совпадающее с современным названием породы (например, першерон), не стоит впадать в анахронизм и переносить современный образ першерона (кстати, тяжеловозной породы) на боевых коней из графства Перш XIII в. или першеронов облегченного типа, использовавшихся и как строевые лошади в кавалерии вплоть до ПМВ включительно. Для контекста Средних веков, Ренессанса или раннего Нового времени название по географическому принципу – не способ наименования породы, а только лишь географическая привязка (например, андалузом или лузитано могли назвать любую лошадь из Андалусии или Португалии).
Что касается конкретных типов лошадей, вот одна из классификаций, упоминаемых биографом Томаса Бекета Вильямом Фитц Стефеном (1170 г.) в контексте градации лошадей на конной ярмарке в Лондоне:
— gradarii — верховые лошади-иноходцы (способные или наученные бежать иноходью) – очень удобные для дальних поездок (иноходь – похожий на рысь, но мягкий и не тряский аллюр);
— «лошади, которые лучше подходят оруженосцам, движущиеся более грубо, но быстро» — здесь, вероятнее всего, имеются в виду недорогие верховые лошади (роунси, палфри), менее удобные на походе (за счет того, что не могут передвигаться иноходью, а бегут более обычной и тряской рысью);
— жеребята;
— summarii — самтеры — вьючные лошади, иногда этим же словом обозначали вьючных же мулов;
— dextrarii «знатно крупные»– (дестриеры, боевые кони, «великие кони», «great horse») – нетрудно заметить, первой упоминание в данном ряду собственно боевых коней;
— «кобылы, подходящие для запряжки в плуг, волокуши или в повозки»;
Иные классификации упоминают (в порядке убывания стоимости):
— equus dextrarius (дестриеры, наиболее мощно сложенные боевые кони);
— equus cursarius (курсе, несколько более подвижные, но легче сложенные боевые кони), equus palafredus (палфри, схожий термин роунси (rouncey) — любая хорошая верховая лошадь, как правило, не использовавшаяся в качестве боевого коня);
— equus carectarius (любая мелкая упряжная лошадь);
— equus affrus (простая крестьянская упряжная лошадь для любых сельхозработ).
4. Рыцарский боевой конь – спринтер. Несмотря на то, что вопросы тактики небольших тактических подразделений рыцарей (жандармов, реннфане, деми-лансеров и т.д.) — конруа, эшелль и т.п., как это не покажется странным, изучены слабо, известные ее особенности – сомкнутый в рядах (колено к колену) и в шеренгах (нос коня к крупу впередистоящего коня) строй, вероятнее всего, для предотвращения чрезмерного утомления боевых коней наступал на противника шагом или рысью до того момента, как дистанция до него сократится до 20-50 м, после чего в единой слитном порыве латники поднимали коней в галоп и обрушивались всей массой на врага. Соответственно, большую роль играла как раз способность коня к резкому рывку на этих последних остающихся до врага метрах.
5. Пол типичного боевого коня. В основном – жеребцы (чьи первичные половые признаки, скажем так, иногда весьма рельефно демонстрировались в живописи и скульптуре рассматриваемого периода) и мерины (кастрированные жеребцы). Кобылы традиционно считаются менее подходящими для роли боевого коня, однако, во-первых, по своим физическим данным кобылы очень разняться (иные могут ни в чем не уступать жеребцам), во-вторых, на мой взгляд, следует согласиться с мнением, что при меньшей силе, кобылы могут быть не менее выносливыми и маневренными, что с их большей предсказуемостью в плане поведения дает отличного боевого коня для ведения малой войны – например, совершения набегов (швоше, кавальгада, рейса и т.п.) – которые, как известно, составляли чуть ли не основной вид боевых действий в рассматриваемый период. На одном из представленных изображений (неизв. автор, Легкоконник, 1505-10, Музей Викториии и Альберта), форма шеи (отсутствие высокого гребня — сравните с боевым конем у легкоконника Дюрера) и общий экстерьер боевого коня говорит в пользу того, что выбор этого довольно скромно снаряженного латника пал как раз на кобылу (однако, весьма рослую).
6. СОВРЕМЕННЫЕ АНАЛОГИ. Среди пород, чьи представители, на мой взгляд, могут дать наиболее точное усредненное представление о дестриере или курсе, я назову датских кнабструпперов (одна из старинных пород из группы т.н. «лошадей барокко» — см. фото). Все в них напоминает о боевых конях рыцарей и жандармов (а позже — и кирасир) – типаж, неизменно популярный (в первую очередь, конечно, в тяжелой кавалерии), до конца XVIII в.: относительно небольшой рост, крепкий костяк, объемная грудная клетка, хорошо обмускуленная шея с широким гребнем у жеребцов, мощные мышцы задней части туловища и задних ног.
В качестве еще одного подобного примера часто приводят коней андалузской (PRE) и лузитанской пород – однако, по моему мнению, данные породы, несмотря на свою никем не оспариваемую древность, с конца XVIII – начала XIX вв. претерпели столько вынужденных инородных «вливаний», «осовременивших» их, что, при всех их несомненных достоинствах, значительно отличаются от своих предков.
Вторая наиболее подходящая кандидатура на роль тяжелого рыцарского боевого коня – кони итальянской породы мургезе.
Что касается лошадей под стать «легкой» коннице (рыцари, не имевшие конского доспеха, реннфане, деми-лансеры, шеволежеры и проч.), то наиболее наглядно представить такого коня можно, посмотрев на современного североафриканского барба – быстрый, сухой, невероятно выносливый, крепкий и неприхотливый тип.
Ну и наконец, страдиотам, хинетам и им подобным «настоящим» легким всадникам несомненно бы приглянулись пасо фино – некрупные, гармонично сложенные, невероятно совкие лошади.
Бамбергский всадник. 1230-1235 гг.

Двое, чистящих лошадь. Около 1510-1520 гг. Британская библиотека. Судя по телосложению, возможно, изображен боевой конь тяжелого типа (способный нести полный конский доспех (бард)).

Лукас Кранах (Старший). Св. Георгий на коне с мертвым драконом. Начало XVI в. Музей Метрополитен.

Ганс Бургкмайр. Император Максимилиан I. 1508 г.

А. Дюрер. Легкоконник. 1495 г. Сравните этого боевого коня с боевым конем Максимилиана I — и тот и другой достаточно рослые (по меркам периода), однако конь императора сложен несколько массивнее (достаточно взглянуть на его ноги и круп, чтобы убедиться в этом).

Неизвестный автор. Легкоконник. 1500-1510 гг. Музей Виктории и Альберта. Тонкая шея дает основание предположить, что в данном случае боевой конь — кобыла (сравните с массивной шеей с высоким гребнем у жеребца дюреровского легкоконника).

Реалистичная реконструкция облика боевого коня небогатого латника периода приблизительно 1460-1480 гг. (автор — S. Hanson).

Кнабструпперы (1,2,3)
Мургезе (1,2)
Барб
Пасо фино. Маленький рост (сравните рост всадника и коня — это не всадник крупный, а пасо — небольшой) и гармоничное телосложение в сочетании со способностью быстро перемещаться по любой местности делают подобную лошадь идеальной для излюбленной тактики легкой конницы «ударил — отступил».
Средняя (а по современным меркам — мелкая) средневековая лошадь ростом около 137 см в холке в сравнении с современной лошадью ростом примерно 172 см (размеры, которые не являются необычными для лошадей различных пород, используемых в наше время в Олимпийских видах конного спорта). Где-то посередине (до отметки около 160 см) — идеальный рост для различных типов боевых коней рассматриваемого периода. Иллюстрация из издания (1) в списке литературы.
Литература:
1. The Medieval Horse and its Equipment. 1150 – 1450″ Edited by J. Clark. Woodbridge, 2011.
2. Граветт К. «Рыцари. История английского рыцарства 1200 — 1600» Перевод с англ. А. Колина. M.,2010.
3. «Всадники войны. Кавалерия Европы» / Алексинский Д.П., Жуков К.А., Бутягин А.М., Коровкин Д.С. М, СПб, 2010.
Автор Максим Звягинцев https://vk.com/id222052249
ОРИГИНАЛ СТАТЬИ https://vk.com/@longsword_club-o-rycarskih-boevyh-konyah-eksterer-prochie-fizicheskie-danny
П.С. Размещено с разрешения Максима, за что ему огромное спасибо!

Развитие доспеха и защитного снаряжения в Японии

Японцы известны прежде всего своей любовью к мелочам, а также умением очень тщательно эти мелочи прорабатывать. Нечего удивляться, что и к таким важным, для человека знатного сословия в прошлом вещам, как оружие и защитное снаряжение, японские мастера во все времена подходили очень и очень основательно. Отсюда и множество мифов (в основном, кстати, не японских, а европейских, а если точнее – голливудских) о совершенстве японского оружия, о непробиваемости самурайских доспехов и т.п.

А если отбросить эти мифы… да, выяснится, что не так уж много нам известно о комплексе японского средневекового вооружения, и тем более – защиты.

Японские доспехи в древности

О том, как выглядел японский воинский наряд в древности, можно только догадываться. Отдельные детали доспехов, найденные археологами в могилах знатных воинов, позволяют сделать вывод о заимствовании их внешнего вида и технологии изготовления из Китая. Об этом свидетельствуют и терракотовые фигурки ханива, устанавливавшиеся в те времена на могилах знатных людей. Глиняные фигурки изображают воинов в шлемах и доспехах, напоминающих китайские (провинция Сычуань).

Изготавливались эти доспехи из сыромятной кожи, на которую нашивали пластины из железа, меди, а то и древесной коры. Со временем рубашку из сыромятной кожи стали заменять комбинацией ремней, на которых и крепились защитные пластины. Они либо скреплялись между собой, либо образовывали чешуйчатое покрытие, верхние ряды которого частично перекрывали нижние (как рыбья чешуя). Это не только придавало подвижность доспехам, но и позволяло подгонять их по фигуре. В любом случае доспехи оставались крайне тяжелыми, и надевать их без посторонней помощи было крайне затруднительно.

Для японских воинских доспехов было характерным большое количество отдельных деталей, пристегивавшихся или привязывавшихся поверх основной брони для защиты конкретных уязвимых мест — горла, плеча, подмышек и т.д.

Танко – хотя и короткий, но в то же время весьма «капитальный» японский доспех

Влажный японский климат наложил свой отпечаток на внешний вид доспехов.

  • Во-первых, их пришлось делать сборными, с огромным количеством маленьких дырочек и прикрытых металлом отверстий, обеспечивавших вентиляцию разгоряченного боем тела.
  • А во-вторых, чтобы уберечь защитные металлические пластины от ржавчины, их приходилось покрывать лаком, черным, красным или коричневым, что сразу же стало придавать броне нарядный вид.

Так, например, выглядели наиболее старые из дошедших до наших дней доспехов: танко — прочная, но жесткая конструкция из склепанных металлических полос, укрывавшая корпус до бедер, и постепенно вытеснившая ее кэйко — подвижная, но чрезвычайно тяжелая броня, сделанная из кусков железа или бронзы, скрепленных между собой кожаными шнурами.

Кэйко – обеспечивает воину очень хорошую защиту, однако для пешего боя годится мало – слишком тяжел

Японские доспехи периода средневековья

В IX веке произошло не только формирование самурайского сословия, но и достаточно радикально изменилась тактика боя, что, конечно же, сказалось и на внешнем виде доспехов.

Ударной силой самурайских отрядов стала конница, поражавшая противника не столько в схватке на мечах, сколько стрельбой из лука. Это нашло отражение в термине — «кюсэн-но иэ» (люди лука и стрел). Весь ход сражения как бы рассыпался на ряд дуэлей конных лучников, поражавших друг друга на скаку.

Чтобы уберечься от стрел, пришлось к привычному танко привязывать дополнительные пластины, укрывавшие бедра. Эти юбочки из металлических полос чем-то напоминали немногочисленные уцелевшие доспехи воинов айну. Помимо этого стали изготовлять отдельные защитные пластины для горла и ног, а вот руки оставались чаще всего незащищенными: если бы у лучника они были бы скованы броней, он не смог бы тогда быстро и точно стрелять.

Новые доспехи стали называть ёрои или оёрои. Весила эта конструкция около 30 кг и, конечно же, в пешем строю была малопригодна, но для вооруженного луком конника представляла достаточно совершенную защиту.

Как и в более раннем кэйко, основную часть брони — до — собирали из металлических пластинок размером 4х5 см с рядами отверстий (на полный набор ёрои требовалось несколько тысяч пластинок!). В отверстия пропускали шнуры, шелковые или кожаные, скреплявшие пластины в один доспех. При желании можно было подобрать шнуры разного цвета, благодаря чему внешняя поверхность до стала напоминать вышивку.

Иногда мастера подбирали узор так, чтобы он напоминал мон — родовой герб воина, но чаще это становилось просто красочным орнаментом. Как правило, преобладали красные тона, считавшиеся наиболее приличествующими для воинов. Однако обильная декоративная шнуровка для полевых условий была не лучшим решением. Намокнув под дождем, она заметно утяжеляла броню, а зимой схватывалась льдом. Ее часто приходилось отмывать от налипшей грязи, иначе доспехи начинали дурно пахнуть.

Поэтому военачальники нередко заказывали мастерам доспехи с золотым или серебряным покрытием, что достигалось путем подмешивания в лак того или иного металлического порошка. Менее обеспеченные воины покрывали доспехи тканью или тонкой кожей.

Несколько позже, в период Камакура (1185-1333), рисунок ёрои стал более декоративным. Нагрудные пластины покрывали сверху кожей, на которую наносили различные изображения, например китайских львов, драконов, святых буддийского пантеона. К тому времени богато украшенный набор доспехов ёрои стал единственно приемлемым для высокопоставленных воинов и придворных.

Следует упомянуть и еще об одном варианте брони для богатого и славного воина. Мастера научились выковывать из металла панцири, рисунок которых повторял фактуру человеческого тела, только в несколько утрированном варианте. В Японии многие буддийские храмы были украшены скульптурами божественных охранников нио, отличавшихся ярко выраженной мускулатурой. Соответственно, железные доспехи, изображающие мощное тело — с мускулами, ребрами, позвоночным столбом, стали называться нио до.

Классический самурайский доспех – оёрой

Японские доспехи позднего средневековья

В XIV веке роль кавалерии, сражающей врагов стрелами, стала в Японии ослабевать. И вызвано это было кровопролитной борьбой между Северным и Южным дворами за обладание столицей и троном (1337-1392). Сражения с открытых полей переместились в леса и горы, где тяжелой коннице было очень трудно маневрировать, но еще труднее — стрелять по удаленным мишеням. Чтобы приспособиться к новым условиям, бронированные всадники сменили луки на копья, а потом и вовсе вынуждены были спешиться.

Ударной силой стали пешие воины, для которых броня ёрои стала просто неподъемной. Вскоре “монументальный” доспех ёрои был вытеснен более легким и подвижным вариантом — до-мару. Прогресс технологии металлообработки позволил заметно снизить вес употребляемых для доспехов защитных пластин, не в ущерб их прочности. Основным видом оружия самурая отныне стал не лук, а меч.

Соответственно, пришлось вносить и некоторые коррективы в костюм, закрывая руки и бедра от рубящих ударов. Чтобы не утратить столь необходимую в пешем бою гибкость, до-мару стали в определенных местах укреплять кольчугой. Однако, в отличие от западноевропейской и русской практики, кольчужное плетение гусари закрывало не целиком торс и бедра, а лишь отдельные уязвимые участки.

Нельзя сказать, что отказ от богато орнаментированного японского “полного доспеха” типа ёрои произошел быстро и повсеместно. Даже в XV веке этот набор доспехов и изготовляли и носили. Правда, выполнял он скорее не боевые, а декоративные и церемониальные функции. В полевых же условиях военные предпочитали более легкий и удобный до-мару.

Были сделаны попытки вовсе отказаться от шнуровки и ещё более упростить конструкцию доспеха. На тканевую рубашку нашивали металлические пластины, а щели между ними закрывали полосками кольчуги. Это позволяло аккуратно складывать подобные доспехи, называвшиеся кусари до-мару, в небольшие сумки или коробки для транспортировки и хранения. Но, чаще всего эти бедно орнаментированные (и уж конечно значительно уступающие по прочности до-мару) доспехи предназначались для рядовых солдат.

До-мару – облегченный вариант «тяжелого» доспеха оёрой

Японские доспехи и огнестрельное оружие

Появление огнестрельного оружия заставило самураев пересмотреть структуру индивидуальных способов защиты. Пуля мушкета, попадая в пластины гибкого кусари до-мару, даже не пробивая броню, наносила чувствительный динамический удар. Пришлось увеличивать размер металлических пластин.

Впрочем, в извечном противостоянии пули и брони в то время победило огнестрельное оружие. В середине XIX века самурайские отряды оказались фактически беззащитными против пушек и винтовок западных держав.

И хотя в семьях самураев продолжали хранить мечи и доспехи предков, модернизованная японская армия быстро перешла на обычную хлопчатобумажную форму цвета хаки, а великолепные ёрои и до-мару, утратив свое военное назначение, превратились в произведения национальной культуры.

Источник: Штормовая башня

Кристофер Пирс о конных воинах средневекового Китая

Что касается доспехов китайской конницы и, в частности, конских доспехов, то судить о том, какими они были, например, в IV в. нашей эры можно, основываясь на их изображении в гробнице в Тун Шоу, на границе с Кореей. Оно относится к 357 г. н.э. и там мы видим самую обычную стеганую попону. Впрочем, у китайцев появились уже самые настоящие «брони», состоявшие из пластинок с закруглением вверху, явно нашивавшихся на ткань либо кожу. В таких доспехах предстает китайский катафракт с рисунка на стене в Танг-хуанг, относящейся к 500 г. н. э. Щита у всадника нет, а копье он держит двумя руками, подобно тому, как это делали сарматы и парфяне. Удары при этом наносятся правой рукой сверху вниз, а направляют его левой. То есть стремена эти воины уже имели, но копья применяли все так же, как и в старину.

К. Пирса утверждает, что новая конница распространилась в Китае в том же IV в. н.э., а вот практика таранного удара копьями сложилась несколько позднее. А до того китайская конница продолжала использовать все те же самые алебарды и также, как и конница византийцев, выступала в качестве конных лучников, которые благодаря своим доспехам становились совершенно неуязвимыми для стрел.
Каркасный шлем из Европы. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)
В то время доспех всадника обычно состоял из нагрудной и наспинной деталей, скрепленных на боках и на плечах ремешками. При этом наспинная часть иногда снабжалась невысоким стоячим воротником. Панцирь внизу дополняли ламеллярные набедренники или же «юбка», закрывавшая воину ноги до колен, тогда как ламеллярные наплечники доходили ему до локтя. Но их, в отличие от Японии, применяли далеко не всегда.
Такой панцирь обычно выделывался из твердой кожи и расписывался традиционными китайскими рисунками с мордами чудовищ, чтобы устрашать противника. Цвета выбирались самые воинственные – черный и красный.
Другая разновидность китайских доспехов называлась «шнурованные диски». Их сразу можно было отличить от всех прочих по двум крупным нагрудным пластинам круглой формы, соединенных сложной системой шнуров. Возможно, что это делалось специально с целью равномерно распределить вес этих «дисков» на торсе у воина, либо это было что-то такое, чего мы не знаем, замечает К. Пирс.
Упоминаются в китайских рукописях и панцири «жун киа». «Жун» можно перевести как «мягкая сердцевина молодых оленьих рогов». То есть «жун киа» могли представлять собой обычные чешуйчатые доспехи из роговых пластинок. Причем известны такие доспехи и у тех же сарматов, пластины для которых они, по сообщениям римских авторов, вырезали из конских копыт.
К. Пирс также обращает внимание, что пластины китайских панцирей так тщательно полировались, что за свой блеск получили даже особые названия — «жей куанг» («черный бриллиант») и «минг куанг» («сверкающий бриллиант»). То есть в первом случае это могли быть пластины покрытые черным лаком, а во втором – обычная полированная сталь. Доспехи из кожи также было принято покрывать лаком или же их обтягивали узорчатыми тканями. Цвета использовались самые разные: зеленый, белый, коричневый, но красный, разумеется, преобладал, так как в Китае он являлся цветом воинов.

Пластины тибетского доспеха XIV – XVI вв. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)
А вот кольчуга в Китае использовалась очень ограниченно, и в основном это были трофеи. Так в средневековых китайских документах можно найти упоминание о трофейных кольчугах из Туркестана. По мнению К. Пирса, они были слишком сложны для того, чтобы производить их в нужных масштабах и не годились для огромных китайских армий.
Шлемы выделывались из кожи и металла. Самым известным типом шлема был сегментный купол из нескольких вертикальных пластин, соединенных при помощи закрепок или ремешков, либо шнуров. Применялись и каркасные шлемы, имевшие металлический каркас, на котором закреплялись сегменты из кожи. Цельнокованые шлемы были известны, но также редко использовались. Бармица, крепившаяся к нижнему ободку шлема, могла быть и ламеллярной, и стеганой.
Оригинальной разновидностью китайских шлемов был шлем-башлык из пластинок, соединенных ремешками, который был известен в Китае еще с III в. до н.э. Украшать шлемы могли плюмажи на верхушке. Как уже отмечалось, доспехи дополнялись оплечьями и могли иметь стоячий воротник, а вот наручи трубчатой формы делались из пластин толстой лакированной кожи.
Тибетский тростниковый щит XIV – XVI вв. Диаметр 75,9 см. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)
Щиты у китайских катафрактов по мнению К. Пирса практически отсутствовали. Скорее всего, они мешали всаднику действовать своими длинными копьями, ну а доспехи давали ему достаточную защищенность и без него. Однако всаднические щиты из Китая все-таки были известны. Так, в Британском музее есть терракотовая статуэтка танской эпохи, изображающая воина с круглым щитом с выпуклой центральной частью. Такой щит мог быть сделан из твердой кожи, а по краю усилен оковкой и еще пятью круглыми умбонами – одним в центре и четырьмя по углам воображаемого квадрата. Обычно щиты красились в красный цвет (вселять страх в сердца врагов!), но есть упоминания и о черных, и даже расписных щитах. В Тибете, граничащем с Китаем, а также во Вьетнаме, использовались плетеные тростниковые щиты с металлическими усилениями. Могли их применять и китайцы.
Индийский щит, украшенный умбонами из горного хрусталя. Что-то похожее могли использовать и китайцы. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)
Хотя многие изображения попоны всадников показывают нам сплошными, не может быть сомнения, что определенные разрезы и членения на части они все-таки имели. Возможно, что чешуйчатые конские доспехи китайцев были похожи на найденные в Дура-Европос в Сирии. Но затем их начали делать состоящими из нескольких отдельных частей, что, кстати, подтверждается и находками археологов и текстами китайских рукописей. Например, в V в. в них входил налобник или маска, защита для шеи, бедер и груди, две боковины и накрупник – всего пять отдельных деталей. Грива закрывалась специальным нагривником из ткани, и на нем закреплялись завязки от защиты для шеи. И вот что интересно. У западноевропейских конских доспехов нагривник обычно был сделан из металлических пластин, то есть служил для защиты шеи от стрел, падавших сверху, тогда как у китайцев это был декоративный элемент. И, следовательно, стрел падавших сверху, они не опасались! Некоторые секции в доспехе могли отсутствовать, например боковые панели, а какие-то представлять собой одну деталь. На крупе у лошади по традиции укреплялся пышный султан из павлиньих или фазаньих перьев.

Начиная с середины VIII в. число всадников в тяжелом вооружении в армии династии Тан быстро сокращается, а выправить это положение в IX в. не удалось. Однако панцирная кавалерия просуществовала в Китае до самого монгольского нашествия, после которого вплоть до изгнания монголов из Китая, никакой собственно китайской конницы там не было вообще.
К. Пирс считает, что своим вооружением китайская аристократия была практически во всем подобна рыцарям средневековой Европы, хотя и, естественно, что между ними было немало различий в деталях. Например, в Китае уже в эпоху династии Сун, то есть в XIII в., именно всадниками уже применялось столь экзотическое оружие, как «ту хо цян» – «копье неистового огня», имевшее вид полого цилиндра, на длинном древке. Внутри него находился пороховой состав в смеси со стеклом. Из «дульной» части «ствола» вырывалось пламя, которым китайский кавалерист обжигал вражеских всадников. В китайских источниках есть упоминания, что этот вид оружия употреблялся китайской конницей уже в 1276 г.
Китайская алебарда XVIII в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)
Так что можно даже сказать, что всадники династий Суй, Тан и Сун не только не уступали рыцарям средневековой Европы, но и во многом их превосходили. Например, рыцари Вильгельма Завоевателя в 1066 году не имели ни доспехов из пластин, ни бронированных попон на своих лошадях. Правда у них были каплевидные щиты, тогда как китайские всадники все еще по старинке действовали копьями, которые держали двумя руками.
Как и в Европе, всадники Китая были высшей аристократией и в армии находились на положении «добровольцев», так как с VI в. покупали вооружение за свой счет. Но комплектовать армию только из добровольцев в Китае было бы немыслимо, поэтому для мужчин от 21 года и до 60 лет существовала воинская повинность, хотя служить им проходилось всего по 2-3 года. В армию зачисляли даже преступников, которые несли службу в самых отдаленных гарнизонах и среди «варваров», из вспомогательных частей, чаще всего использовавшихся в качестве легкой конницы. Ну и понятно, что легче было содержать такую армию из пеших лучников и арбалетчиков, чем тратиться на дорогостоящую конницу на могучих конях и в тяжелом вооружении.
Немаловажную роль в развитии военного дела в Китае сыграли и этические нормы Конфуция. Китайцы были дисциплинированны по натуре, так что даже всадники сражались здесь не так, как кто хочет, а как одна команда – «куаи-тэума» (конная команда»). На поле боя она состояла из пяти рядов всадников-копейщиков, строившихся тупым клином и трех рядов конных лучников, стоявших позади копейщиков – то есть представляла собой полный аналог принятому у византийцев «клину». Первые ряды защищали лучников от вражеских метательных снарядов, а те поддерживали их во время атаки.
Так что и по «ту» и по «эту» сторону Великого переселения народов именно угроза, исходящая от конных лучников, заставляла всадников утяжелять свои доспехи и даже «бронировать» своих лошадей. Ну, а сами номады, благодаря их экспансии в Европу, принесли сюда высокое седло и парные металлические стремена, без которых рыцарство в средневековой Европе было бы просто невозможно!