Казаки в сс

В России не утихает верноподданическая акция, кто самый большой патриот. В передовиках кампании – верхушка Чечни. Между тем, как показывает история, при ослаблении России чеченцы переходят на сторону врага. В 1941-42 годах они почти всей республикой стали на сторону Гитлера.

Таких критических ситуаций с горцами в истории России было несколько – в середине XIX века, когда их среда была напичкана английской агентурой (Блог Толкователя писал об этом); во время Революции и Гражданской войны 1917-21; наконец, во время становления государственности РФ в 1990-е, когда из Чечни были изгнаны сотни тысяч людей другой национальности (в первую очередь, русские), а сама республика превратилась в террористический анклав (при ликвидации этого бандформирования погибли тысячи российских солдат).

Великая Отечественная война – особый пример предательства представителей Чечни. Мы коснёмся только её первого периода – 1941-42 года, и представим лишь небольшую часть коллаборационизма чеченцев.

ДЕЗЕРТИРСТВО

Первое обвинение, которое следует предъявить чеченцам по итогам Великой Отечественной – массовое дезертирство. Вот что говорилось по этому поводу в докладной записке на имя народного комиссара внутренних дел Лаврентия Берии «О положении в районах Чечено-Ингушской АССР», составленной заместителем наркома госбезопасности, комиссаром госбезопасности 2-го ранга Богданом Кобуловым по результатам его поездки в Чечено-Ингушетию в октябре 1943 года и датированной 9 ноября 1943 года:

«Отношение чеченцев и ингушей к Советской власти наглядно выразилось в дезертирстве и уклонении от призыва в ряды Красной Армии.

При первой мобилизации в августе 1941 г. из 8000 человек, подлежащих призыву, дезертировало 719 человек. В октябре 1941 г. из 4733 человек 362 уклонилось от призыва. В январе 1942 г. при комплектовании национальной дивизии удалось призвать лишь 50% личного состава.

В марте 1942 г. из 14.576 человек дезертировало и уклонилось от службы 13.560 человек (т.е. 93%), которые перешли на нелегальное положение, ушли в горы и присоединились к бандам.

В 1943 году из 3000 добровольцев число дезертиров составило 1870 человек».

Всего же за три года войны из рядов РККА дезертировали 49.362 чеченца и ингуша, еще 13.389 человек уклонились от призыва, что в сумме составляет 62.751 человек.

А сколько чеченцев и ингушей воевало на фронте? Местные историки сочиняют на этот счёт различные небылицы. Например, доктор исторических наук Хаджи-Мурат Ибрагимбейли утверждает:

«На фронтах сражались более 30 тыс. чеченцев и ингушей. В первые недели войны в армию ушли более 12 тыс. коммунистов и комсомольцев – чеченцев и ингушей, большинство из которых погибли в боях».

Действительность выглядит намного скромнее. Находясь в рядах РККА, погибло и пропало без вести 2,3 тысячи чеченцев и ингушей. Много это или мало? Вдвое меньший по численности бурятский народ, которому немецкая оккупация никак не грозила, потерял на фронте 13 тысяч человек, в полтора раза уступавшие чеченцам и ингушам осетины – 10,7 тысячи.

По данным на март 1949 года, среди спецпоселенцев насчитывалось 4248 чеченцев и 946 ингушей, ранее служивших в Красной Армии. Вопреки распространённому мнению некоторое количество чеченцев и ингушей за боевые заслуги было освобождено от отправки на поселение. В результате получаем, что в рядах РККА служило не более 10 тысяч чеченцев и ингушей, в то время как свыше 60 тысяч их сородичей уклонились от мобилизации или же дезертировали.

Скажем пару слов насчет пресловутой 114-й чечено-ингушской кавалерийской дивизии, о подвигах которой так любят рассказывать прочеченски настроенные авторы. Ввиду упорного нежелания коренных жителей Чечено-Ингушской АССР идти на фронт, её формирование так и не было завершено, а личный состав, который удалось призвать, в марте 1942 года был направлен в запасные и учебные части.

Бандит Хасан Исраилов

Следующее обвинение – бандитизм. Начиная с июля 1941-го по 1944 год только на той территории ЧИ АССР, которая впоследствии была преобразована в Грозненскую область, органами госбезопасности было уничтожено 197 банд. При этом общие безвозвратные потери бандитов составили 4532 человека: 657 убито, 2762 захвачено, 1113 явились с повинной. Таким образом, в рядах бандформирований, воевавших против Красной Армии, погибло и попало в плен почти вдвое больше чеченцев и ингушей, чем на фронте. И это не считая потерь вайнахов, воевавших на стороне вермахта в так называемых «восточных батальонах»!

К тому времени старые «кадры» абреков и местных религиозных авторитетов стараниями ОГПУ, а затем НКВД, были в основном выбиты. На смену им пришла молодая бандитская поросль – воспитанные советской властью, учившиеся в советских вузах комсомольцы и коммунисты.

Типичным её представителем стал Хасан Исраилов, известный также под псевдонимом «Терлоев», взятым им по названию своего тейпа. Он родился в 1910 году в селении Начхой Галанчожского района. В 1929 году вступил в ВКП(б), в том же году поступил в Комвуз в Ростове-на-Дону. В 1933 году для продолжения учебы Исраилова отправляют в Москву, в Коммунистический университет трудящихся Востока им. И. В. Сталина. В 1935 году был осуждён к 5 годам исправительно-трудовых лагерей, однако уже в 1937 году вышел на свободу. Вернувшись на родину, работал адвокатом в Шатоевском районе.

Восстание 1941 года

После начала Великой Отечественной войны Хасан Исраилов вместе со своим братом Хусейном перешел на нелегальное положение, развив деятельность по подготовке всеобщего восстания. С этой целью им было проведено 41 совещание в различных аулах, созданы боевые группы в Галанчожском и Итум-Калинском районах, а также в Борзое, Харсиное, Даги-Борзое, Ачехне и других населенных пунктах. Командировались уполномоченные и в соседние кавказские республики.

ервоначально восстание было назначено на осень 1941 года с тем, чтобы приурочить его к подходу немецких войск. Однако, поскольку график блицкрига сорвался, его срок был перенесён на 10 января 1942 года. Единое скоординированное выступление не состоялось, вылившись в разрозненные преждевременные действия отдельных групп.

Так, 21 октября 1941 года жители хутора Хилохой Начхоевского сельсовета Галанчожского района разграбили колхоз и оказали вооруженное сопротивление пытавшейся восстановить порядок оперативной группе. Для ареста зачинщиков в район был послан оперативный отряд в составе 40 человек. Недооценив серьёзность ситуации, его командир разделил своих людей на две группы, направившиеся на хутора Хайбахай и Хилохой. Это оказалось роковой ошибкой. Первая из групп была окружена повстанцами. Потеряв в перестрелке четырех человек убитыми и шестерых ранеными, она в результате трусости начальника группы была разоружена и, за исключением четырех оперработников, расстреляна. Вторая, услышав перестрелку, стала отступать и, будучи окруженной в селе Галанчож, также была разоружена. В итоге выступление удалось подавить только после ввода крупных сил.

Неделю спустя, 29 октября, работники милиции задержали в селе Борзой Шатоевского района Найзулу Джангиреева, который уклонялся от трудовой повинности и подстрекал к этому население. Его брат, Гучик Джангиреев, призвал односельчан на помощь. После заявления Гучика:»Советской власти нет, можно действовать» – собравшаяся толпа обезоружила работников милиции, разгромила сельсовет и разграбила колхозный скот. С присоединившимися повстанцами из окрестных сел борзоевцы оказали вооруженное сопротивление опергруппе НКВД, однако, не выдержав ответного удара, рассеялись по лесам и ущельям, как и участники состоявшегося чуть позже аналогичного выступления в Бавлоевском сельсовете Итум-Калинского района.

Тут вмешался в дело Исраилов. Свою организацию он строил по принципу вооружённых отрядов, охватывавших своей деятельностью определенный район или группу населённых пунктов. Основным звеном были аулкомы, или тройки-пятёрки, проводившие антисоветскую и повстанческую работу на местах.

Уже 28 января 1942 года Исраилов проводит в Орджоникидзе (ныне Владикавказ) нелегальное собрание, на котором учреждается «Особая партия кавказских братьев» (ОПКБ). Как и положено уважающей себя партии, ОПКБ имела свой устав, программу, предусматривающую «создание на Кавказе свободной братской Федеративной республики государств братских народов Кавказа по мандату Германской империи».

Позднее, чтобы лучше угодить немцам, Исраилов переименовал свою организацию в «Национал-социалистическую партию кавказских братьев» (НСПКБ). Её численность, по данным НКВД, вскоре достигла 5000 человек.

Восстания 1942 года

Другой крупной антисоветской группировкой на территории Чечено-Ингушетии была созданная в ноябре 1941 года так называемая «Чечено-горская национал-социалистическая подпольная организация». Её лидер Майрбек Шерипов, как и Исраилов, являлся представителем нового поколения. Сын царского офицера и младший брат знаменитого командира так называемой «Чеченской Красной Армии» Асланбека Шерипова, родился в 1905 году. Так же как и Исраилов, вступил в ВКП(б), так же был арестован за антисоветскую пропаганду – в 1938 году, а в 1939 году освобождён. Однако в отличие от Исраилова Шерипов имел более высокий общественный статус, являясь председателем Леспромсовета ЧИ АССР.

Перейдя осенью 1941 года на нелегальное положение, Майрбек Шерипов объединил вокруг себя главарей банд, дезертиров, беглых уголовников, скрывавшихся на территории Шатоевского, Чеберлоевского и части Итум-Калинского районов, а также установил связи с религиозными и тейповыми авторитетами сёл, пытаясь с их помощью склонить население к вооружённому выступлению против советской власти. Основная база Шерипова, где он скрывался и проводил вербовку единомышленников, находилась в Шатоевском районе. Там у него были широкие родственные связи.

Шерипов неоднократно менял название своей организации: «Общество спасения горцев», «Союз освобожденных горцев», «Чечено-ингушский союз горских националистов» и, наконец, «Чечено-горская национал-социалистическая подпольная организация». В первом полугодии 1942 года он написал программу организации, в которой изложил ее идеологическую платформу, цели и задачи.

После приближения фронта к границам республики, в августе 1942 года Шерипов сумел установить связь с вдохновителем нескольких прошлых восстаний муллой и сподвижником имама Гоцинского Джавотханом Муртазалиевым, который с 1925 года находился со всей семьёй на нелегальном положении. Воспользовавшись его авторитетом, он сумел поднять крупное восстание в Итум-Калинском и Шатоевском районах.

Восстание началось в селении Дзумской Итум-Калинского района. Разгромив сельсовет и правление колхоза, Шерипов повел сплотившихся вокруг него бандитов на районный центр Шатоевского района – селение Химой. 17 августа 1942 года Химой был взят, повстанцы разгромили партийные и советские учреждения, а местное население разграбило и растащило хранившееся там имущество. Захват райцентра удался благодаря предательству начальника отдела по борьбе с бандитизмом НКВД ЧИ АССР ингуша Идриса Алиева, поддерживавшего связь с Шериповым. За сутки до нападения он предусмотрительно отозвал из Химоя оперативную группу и войсковое подразделение, которые специально предназначались для охраны райцентра на случай налёта.

После этого около 150 участников мятежа во главе с Шериповым направились захватывать райцентр Итум-Кале одноимённого района, по пути присоединяя к себе повстанцев и уголовников. Итум-Кале полторы тысячи мятежников окружили 20 августа. Однако взять село они не смогли. Находившийся там небольшой гарнизон отбил все атаки, а подошедшие две роты обратили повстанцев в бегство. Разгромленный Шерипов попытался объединиться с Исраиловым, однако органы госбезопасности смогли, наконец, организовать спецоперацию, в результате которой 7 ноября 1942 года главарь шатоевских бандитов был убит.

Следующее восстание организовал в октябре того же года немецкий унтер-офицер Реккерт, заброшенный в августе в Чечню во главе диверсионной группы. Установив связь с бандой Расула Сахабова, он при содействии религиозных авторитетов завербовал до 400 человек и, снабдив их немецким оружием, сброшенным с самолетов, сумел поднять ряд аулов Веденского и Чеберлоевского районов. Однако благодаря принятым оперативно-войсковым мерам это вооруженное выступление было ликвидировано, Реккерт убит, а примкнувший к нему командир другой диверсионной группы Дзугаев арестован. Актив созданного Реккертом и Расулом Сахабовым повстанческого формирования в количестве 32 человек также был арестован, а сам Сахабов убит в октябре 1943 года его кровником Рамазаном Магомадовым, которому за это было обещано прощение бандитской деятельности

продолжение предыдцщего поста
В первые годы войны в составе немецкой армии было создано большое количество подразделений из уроженцев Кавказа. Их формирование проходило в основном на территории оккупированной Польши. Помимо фронтовых армейских частей, из кавказцев формировались различные полицейские и карательные части. В 1943 году в Белоруссии, в округе Слоним было создано два кавказских полицейских батальона шутцманншафта — 70-й и 71-й. Оба батальона участвовали в антипартизанских операциях в Белоруссии, находясь в подчинении начальника соединений по борьбе с бандитизмом. Позже эти батальоны стали основой для формируемой в Польше охранной бригады «Северный Кавказ». По приказу Гиммлера от 28.07.1944 года, около 4000 чинов бригады вместе с семьями были переведены в район верхней Италии. Здесь вместе с Казачьим станом кавказцы составили костяк антипартизанских сил, бывших в подчинении ХССПФ «Адриатическое побережье» СС-обергруппенфюрера Глобочника. 11 августа бригада приказом Бергера была переформирована в Кавказский корпус, а еще менее чем через месяц переименована в Кавказское соединение. Комплектование части было ускорено переводом 5000 служащих из 800, 801, 802, 803, 835, 836, 837, 842 и 843-го армейских полевых батальонов. Соединение состояло из трех национальных войсковых групп — армянской, грузинской и северокавказской. Планировалось каждую группу развернуть в полноценный полк.
В конце 1944 года грузинская и северокавказская группы были расположены в итальянском городе Палуцца, а армянская группа — в Клагенфурте. В декабре 1944 года в состав соединения была передана азербайджанская группа, ранее входившая в состав Восточно-тюркского соединения СС. Азербайджанские участники событий после войны утверждали, что их группа успела прибыть в Верону до конца войны.
Группы, расположенные в Италии, постоянно привлекались к антипартизанским операциям. В конце апреля северокавказская группа начала отступление на территорию Австрии, а немногочисленная грузинская была распущена своим командиром. В мае 1945 года чины соединения были выданы англичанами советской стороне.
В отличие от следующего подразделения на всех командных должностях находились кавказские офицеры-эмигранты, а командиром самого соединения являлся СС-штандартенфюрер АрвидТойерман, в прошлом офицер Русской Императорской армии.
Восточно-тюркское войсковое соединение СС
Немецкая армия создала большое количество добровольческих частей из жителей советской Средней Азии. Командиром одного из первых туркестанских батальонов был майор Майер-Мадер, в довоенные годы бывший военным советником у Чан Кайши. Майер-Мадер, видя ограниченное и бесперспективное использование азиатов вермахтом, мечтал о единоличном руководстве всеми тюркскими частями. С этой целью он вышел вначале на Бергера, а затем на начальника VI управления РСХА СС-бригадефюрера и генерал-майора В-СС Вальтера Шелленберга. Первому он предложил увеличение численности В-СС на 30 000 туркестанцев, а второму — осуществление диверсий в советской Средней Азии и организацию антисоветских выступлений. Предложения майора были приняты и, в ноябре 1943 года на основе 450-го и 480-го батальонов был создан 1-й восточно-мусульманский полк СС.
Формирование полка проходило неподалеку от Люблина, в местечке Понятово. В январе 1944 года было принято решение развернуть полк в дивизию СС «Нойе Туркестан». Для этой цели из действующей армии были взяты следующие батальоны: 782, 786, 790, 791-й туркестанские, 818-й азербайджанский и 831-й волжско-татарский. В это время сам полк был отправлен в Белоруссию для участия в антипартизанских операциях. По прибытии штаб полка расположился в местечке Юратишки, неподалеку от Минска. 28 марта 1944 года во время одной из таких операций погиб командир полка Маейр-Ма-дер, его место занял СС-гауптштурмфюрер Биллиг. По сравнению с предыдущим командиром он не пользовался популярностью у своих людей, и в полку произошел ряд эксцессов, в результате чего Биллиг был смещен, а полк передан в состав боевой группы «фон Готтберг». В мае полк участвовал в крупной антипартизанской операции у Гродно, после чего вместе с другими национальными частями в конце мая — начале июня был выведен на территорию Польши. В июле 1944 года полк был отправлен на полигон Нойхаммер для пополнения и отдыха, однако вскоре он был отправлен в Луцк и подчинен особому полку СС Дирлевангер. С началом Варшавского восстания в августе 1944 года мусульманский полк и полк Дирлевангера были отправлены на его подавление. По прибытии, 4 августа, оба полка вошли в подчинение боевой группы Рейнефарт. В Варшаве туркестанцы действовали в городском районе Воля. В начале октября с Варшавским восстанием было покончено. При подавлении восстания туркестанцы получили признание у немецкого командования. 1 октября было объявлено о развертывании полка в Восточно-тюркское войсковое соединение СС. Мусульманский полк был переименован в войсковую группу «Туркестан» силой в один батальон, остальная часть полка вместе с пополнением из волжско-татарских частей армии составила войсковую группу «Идель — Урал». Кроме этого, в окрестностях Вены был создан сборный лагерь СС для тюркских добровольцев. Пятнадцатого октября соединение вместе с полком Дирлевангера было отправлено на подавление нового, теперь уже Словацкого восстания.
К началу ноября 1944 года соединение насчитывало в своих рядах 37 офицеров, 308 унтер-офицеров и 2317 солдат. В декабре из состава соединения была взята войсковая группа «Азербайджан». Эта группа была передана в состав Кавказского соединения. В декабре соединение преподнесло неприятный сюрприз немцам. 25 декабря 1944 года командир туркестанской группы Ваффен-оберштурмфюрер Гулям Алимов и 458 его подчиненных перешли к словацким повстанцам у Миявы. По требованию советских представителей повстанцы расстреляли Алимова. По этой причине около 300 туркестанцев опять переметнулись к немцам. Несмотря на этот печальный опыт, через два дня немцы организовали офицерские курсы для обучения туземных офицеров соединения в местечке Поради.
1 января 1945 года в состав соединения вошла войсковая группа «Крым», созданная из расформированной татарской бригады. В это же время в Венском сборном лагере СС-оберштурмбаннфюрером Антоном Циглером было собрано еще 2227 туркестанцев, 1622 азербайджанца, 1427 татар и 169 башкир. Все они готовились пополнить ряды тюркского соединения СС. В марте 1945 года соединение было передано в 48-ю пехотную дивизию (2-й формации). В апреле 1945 года 48-я дивизия и тюркское соединение находились в учебном лагере Доллерсхайм. Национальные комитеты планировали перебросить соединение в Северную Италию, но об осуществлении этого замысла ничего не известно.
Восточно-мусульманским полком СС и Восточно-тюркским соединением СС командовали: СС-оберштурмбаннфюрер Андреас Майер-Мадер — ноябрь
1943–28 марта 1944 годов, СС-гауптштурмфюрер Бил-лиг — 28 марта — 6 апреля 1944 года, СС-гауптштурмфюрер Герман — 6 апреля — май 1944 года, СС-штурмбаннфюрер резерва Франц Либерманн — июнь — август
1944 года, СС-гауптштурмфюрер Райнер Ольцша — сентябрь — октябрь 1944 года, СС-штандартенфюрер Вильгельм Хинтерзац (под псевдонимом Харун аль Рашид) — октябрь — декабрь 1944 года, СС-гауптштурмфюрер Фюрст — январь — май 1945 года. При всех частях соединения находились муллы, а верховным имамом всего соединения был Нагиб Ходия.
Потери войск СС
В ходе Польской кампании потери В-СС исчислялись несколькими десятками человек. Превосходство немецкой армии в вооружении и молниеносный ход кампании свели потери Ваффен-СС почти до минимума. В 1940 году на Западе эсэсовцы столкнулись уже совсем с другим противником. Высокий уровень подготовки английской армии, подготовленные заранее позиции и наличие современной артиллерии у союзников стали препятствием на пути СС к победе. В ходе западной кампании Ваффен-СС потеряли около 5000 человек. Офицеры и унтер-офицеры в ходе боев увлекали солдат в атаку личным примером, что, по мнению генералов вермахта, привело к неоправданно большим потерям среди офицеров Ваффен-СС. Несомненно, процент потерь среди офицеров Ваффен-СС был выше, чем в частях вермахта, но причины этого не стоит искать в плохой подготовке или же в методике ведения боя. В частях Ваффен-СС господствовал корпоративный дух и не было столь явной грани между офицером и солдатом, как в вермахте. Кроме этого, структура Ваффен-СС строилась на основе «фюрерпринципа» и именно поэтому в атаках офицеры СС были впереди своих солдат и гибли вместе с ними.
На Восточном фронте эсэсовцы столкнулись с ожесточенным сопротивлением Советской армии и как следствие за первые 5 месяцев войны части Ваффен-СС потеряли более 36 500 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. С открытием второго фронта потери СС еще больше увеличились. По самым скромным подсчетам, в период с 1 сентября 1939 года по 13 мая 1945 года войска СС потеряли более 253 000 солдат и офицеров убитыми. За это же время погибло 24 генерала Ваффен-СС (не считая покончивших жизнь самоубийством и генералов полиции), и два генерала СС были расстреляны по приговору суда. Количество раненых в СС к маю 1945 года составляло около 400 000 человек, причем некоторые эсэсовцы были ранены более двух раз, но после выздоровления все равно возвращались в строй. По словам Леона Дегреля, из всего состава Валлонского подразделения Ваффен-СС 83% солдат и офицеров были ранены один или более раз. Возможно, в ряде подразделений процент имевших ранение был меньше, но, думаю, ниже 50% он не опускался. Войскам СС приходилось действовать в основном на оккупированных территориях, и к концу войны они потеряли более 70 000 человек пропавшими без вести.
Автор К. К. Семенов Источник http://topwar.ru

Русские казаки на службе у германских фашистов.

Novik -007 17.05.2012 599 24 0 в Избранноев Избранномиз Избранного 0

Коллега Бякин, персонально для вас выкладываю проделки первого специалиста по клонированию Геббельса. Вы можете, так же ознакомится, почему непреклонным требованием Сталина к союзникам, была обязательная выдача казачьего войска. Надеюсь, шоры комуняцких мифологов, немножко приоткроются, и вы посмотрите на мир широким взглядом.

Георгиевские ленточки во время Второй мировой носили разве что «казаки, служившие Великой Германии». Сейчас из этих людей при содействии власти Луганщины создается героический образ Донского казачества, которое всегда преданно служило «родному отечеству».
9 мая мы празднуем победу над злейшим врагом человечества — гитлеровской Германией. Чествуем тех, кто не жалея собственной жизни, сделал свой вклад в эту победу. Но должны знать и тех «борцов за отечество», участие которых в этой войне сознательно не обнародуется.
При содействии бывших секретарей коммунистической партии и комсомола, нынешних чиновников, на Луганщине настойчиво создается героический образ Донского казачества, которое всегда преданно служило «родному отечеству». Вместе с тем тщательно замалчивается служба дончаков гитлеровской Германии во время Второй Мировой войны.
А рассказать есть о чем. Ведь в составе Вермахта и войск СС воевали многочисленные казацкие полки, дивизии и даже корпуса.
На оккупированных немцами территориях действовали казачьи полицейские батальоны, которые имели главной задачей борьбу с партизанами. Казаки этих батальонов часто служили надзирателями военнопленных красноармейцев.
При немецких комендатурах были казацкие сотни, которые выполняли полицейские задачи. Две такие сотни донские казаки имели в станице Луганской и еще две — в Краснодоне. Многие беды от них претерпело гражданское население Луганской области, а также местные партизаны и подпольщики, которые оказывали сопротивление гитлеровцам.

12 августа 1942 года, возле хутора Пшеничного Станично-Луганского района, казаки-полицаи вместе с немцами разгромили партизанский отряд, которым командовал И.М.Яковенко.

Казаки с нацистскими нашивками

В конце сентября 1942 года в городе Краснодоне на Луганщине была создана подпольная молодежная организация «Молодая гвардия», которая начала борьбу с немецкими захватчиками. А 24 октября 1942 года в Краснодоне состоялся «казачий парад», которым донские казаки показали свою преданность гитлеровскому командованию и немецкой администрации.
«На торжестве присутствовали 20 представителей немецкого военного командования и местных органов управления. С патриотическим рещами перед казаками выступили бургомистр Краснодона П.А. Черников, атаман Гундоровской станицы Ф.Г.Власов, старый казак Г. Сухоруков и немецкий офицер.
Все выступавшие были единодушны в своем призыв к казакам — установить тесное сотрудничество с немцами-освободителями и ибъединить усилия в борьбе против Советов, большевизма и войск Красной Армии.
После молебна за здравие казаков и скорую победу германской армии было зачитано и принято приветственное письмо Адольфу Гитлеру».

Вот отрывок из этого письма:

«Мы, Донские казаки, остатки уцелевших от жидовско-сталинского жестоко террора своих соотечественников, отцы и внуки, сыновья и братья погибших в ожесточенной борьбе с большевиками и замученных в сырых подвалах и мрачных застенках кровожадными палачами Сталина, шлем Вам, великому полководцу, гениальному Государственному деятелю, строителю Новой Европы, Освободителю и другу Донского казачества, свой горячий Донской казачий привет!
Смерть Сталину и его опричникам! Хайль Гитлер! Да здравствует Гитлер! Да здравствует наш организатор и полководец казак-генерал Петр Краснов! За окончательную победу над нашим общим врагом!
За Тихий Дон и донских казаков! За германскую и союзные Армии! За вождя Новой Европы Адольфа Гитлера — наше могучее, сердечное казачье «ура!».
Пример старших последовали «молодые казачата».
«В газете «Новая жизнь» № 54 от 20 декабря 1942 года опубликовано письмо Адольфу Гитлеру, «вождю великого немецкого народа» от учеников станицы Луганской: «Мы, ученики специальной сельскохозяйственной школы станицы Луганской, шлем горячий привет нашему Освободителю Адольфу Гитлеру».
В продолжении письма говорилось об обязательстве учеников этой школы «стать такими же культурными, как немецкий народ».
От декабря 1942 года рядом с Краснодоном, в городе Каменске-Шахтинском Ростовской области, казачьей конвойной сотней при немецкой комендатуре командовал Т.Н.Доманов, который впоследствии занял должность «Походного Атамана Донского казачества» — после гибели С.В.Павлова в 1944 году.
Этот казацкое подразделение было создано еще в конце июля 1942 года. В его составе было немало выходцев из Гундоровской станицы (сейчас город Донецк Ростовской области).
«Казаки конвойной казачьей сотни принимали участие в охране железной дороги, несли дозорную службу, прочесывали лес на левом берегу Северского Донца в поисках бежавших советских военнопленных. В январе-феврале 1943 года эти же казаки рыскали по станице Гундоровской и по хуторам в поисках подпольщиков из разгромленной краснодонской «Молодой гвардии».
«…В июле 1942 года в Урывский лес в города Каменска-Шахтинска зашел один из артиллерийских полков Красной Армии, чтобы укрыться днем ​​от „мессеров“. Житель хутора Урывского, будущий полицай, выдал немцам советских артиллеристов.
Немцы, жалея живую силу своих войск, развернули орудия и танки в сторону леса и стали методично вести огонь по притаившимся в лесу красноармейцам. Это Был не бой, а полное уничтожение всего живого в этом лесу.
Эта история очень похожа с историей Ерохинской балки в том же районе и в тот же период — июль 1942-го; такое же предательство казака-полицая из хутора Ерохина. Там немцы поставили на пригорке орудия и минометы и стали методично уничтожать все живое, что находилось в районе балки. Потом в район балки пошли легкие танки и из пулеметов расстреливали разбегающихся по полю красноармейцев».
Много немецких коллаборационистов было и среди кубанских, терских, уральских, сибирских, астраханских и других казаков — но во всех казачьих формированиях, служивших гитлеровской Германии, подавляющее большинство воинов составляли именно донские казаки.
Коллаборационизм среди донского казачества был массовым.


Казаки у знамени в цветах Донского казачьего войска. 1942 год

«Первоначально справа на груди у всех казаков красовались специально разработанные для „воинов с Востока“ эмблемы в форме вписанной в ромб свастики-коловрата с горизонтальными „крылышками“, но с 1943 года они перешли на ношение стандартного вермахтовского орла со свастикой-коловратом в когтях.
Казаки 5-го Донского конного полка И.Н.Кононова носили на головных уборах серебряную „мертвую голову“ (от нем. „Тотенкопф“) так называемого „прусского типа“ — символ верности до гроба.
У казаков караульных эскадронов на рукавах мундиров и шинелей ниже локтя были георгиевские черно-оранжевые шевроны „углы“ острием вверх.»
Формирование казачьих частей осуществлялось под руководством начальника Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии генерала Вермахта Петра Николаевича Краснова.
По составленной им присяге казаки, как и он сам, клялись на верность «Фюреру германского народа Адольфу Гитлеру». А вот некоторые высказывания П.Н. Краснова:
«Здравствуй, фюрер, в Великой Германии, а мы казаки на тихом Дону. Казаки! Помните, Вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны Вам.
Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настало время, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь.
Русских необходимо запереть в рамки старого Московского княжества, откуда началось продвижение московского империализма. Да поможет Господь немецкому оружию и Гитлеру!».
30 марта 1944 года Главное управление казачьих войск переведено из Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии в Главное управление СС Третьего Рейха.

Памятник генералу Краснову в станице Еланской Ростовской области. 2010 год

К сведению читательской общественности предлагаю один из приказов П.Н. Краснова, которые он рассылал по Берлину. 20 июня 1944года этот «казак-генерал» написал:
«Майор Миллер телеграммой от 19-го сего июня сообщил мне, что Походный Атаман полковник Павлов в бою с партизанами западнее Городища, 17-го сего июня, пал смертью храбрых.
Полковник Павлов с самых первых дней соединения Донских казаков с Германской армией для общей борьбы с большевиками, с лета 1942-го года, то-есть, в течение двух лет мужественно и доблестно, все время ведя непрерывные бои с врагами казачества, создал казачьи части, воспитывал их и обучал. Смерть его — невознаградимая потеря для казачества и для родного его Донского Войска.
Скорблю с родным мне Донцом над могилой павшего героя великой войны с большевиками, горжусь тем, что Войско имело его в своих рядах в такие трудные боевые времена. Его вдове Феоне Андреевне Павловой приношу мои глубочайшие соболезнования в постигнувшей ее утрате. Пусть будет ей и ее дочери утешение, что их муж и отец умер такой почетной, настоящей казачьей смертью.
За подвиги, совершенные во время долгого похода в боях казаков, предводительствуемых Походным атаманом Павловым, посмертно произвожу его в генерал-майоры, что внести в его послужной список».
Как отметил П.Н. Краснов, широкое сотрудничество с гитлеровцами казаки начали летом 1942 года, однако несколько казачьих частей появились в составе немецкой армии уже в 1941 году:
«102-я добровольческая Казачья часть И.Н.Кононова при штабе командующего тыловым районом группы армий „Центр“, казачий разведывательный батальон 14-го танкового корпуса, казачий разведывательный эскадрон 4-го охранного самокатного полка, казачий разведовательно-диверсионный отряд разведывательной абверкоманды НБО».
22 августа 1941 года на службу к гитлеровцам перешел командир 436-го полка 155-й стрелковой дивизии Красной Армии И.Н. Кононов. Вместе с ним к немцам перешла большая группа бойцов и командиров этого полка. Сразу после этого Кононов предложил им создать добровольческую казачью часть для борьбы против Красной Армии.
Получив на это согласие немецкого командования, он сформировал ее уже до 28 октября 1941 года, под номером 102, в составе двух кавалерийских эскадронов, двух эскадронов самокатчиков, одного пушечного взвода на конной тяге и одного взвода противотанковых орудий. Эта воинская часть начала создание 5-го Донского казачьего конного полка.
«Когда в середине октября 1941 года части 14-го немецкого танкового корпуса подошли к реке Миус, за линией фронта, в тылу Красной Армии, уже шло сражение. Будучи уверенным в том, что бой ведут немецкие подразделения воздушных десантников или моторизированный части, каким-то то образом попавшие в окружение, танкисты поспешили на помощь.
Каково же было их удивление, когда они обнаружил, что «немецким десантниками», атаковавшими оборонительные порядки Советской армии с тыла, оказалась казачья сотня под командованием потомственного донского казака — старшего лейтенанта Николая Назаренко. В середине октября эта группа в качестве маршевого батальона была направлена ​​на реку Миус, где заняла позицию в тылу советской 9-й армии.
Сам отряд к тому времени представлял собой довольно внушительную силу, в Таганроге все его бойцы были полностью экипированы стрелковыми оружием и достаточным количеством боеприпасов, а также продовольствием и медикаментами. К тому же по прибытии на место в качестве усиления отряду были приданы 5 артиллерийских орудий.
Дождавшись удобного момента, Назаренко приняли решение «нанести удар в спину» советским подразделениям и прорваться навстречу наступающим немецким танковым частям.
К несчастью для казаков, за несколько часов до атаки была проведена перегруппировка войск, и сразу несколько советских полков оказались в тылу отряда мятежников. Взяв «добровольцев» в кольцо, они принялись методично их уничтожать, но здесь-то и подоспела долгожданная помощь с немецкой стороны, спасшая отряд казаков-коллаборационистов.
В немецких документах отряд Назаренко значился как «казачий разведывательный батальон 14-го танкового корпуса Вермахта». Все казаки получили со склада немецкую униформу и стрелковое оружие. Единственным их отличием от немецких солдат стали большие белые нарукавные повязки с нашитой на них черной буквой «К», а у Назаренко на немецкой офицерской фуражке была сине-красная кокарда Донского войска.

«…В ноябре 1941 года казаки станицы Синявской при подходе немецких войск перебили местную власть, забрали все имеющееся в наличии оружие и ушли в Донские плавни, где и дождались прихода немецких войск.
Обратившись к освободителям с речью, они попросили посодействовать им в создании казачьей сотни. Немцы удовлетворили их просьбу и снабдили казаков лошадьми и оружием.
Вскоре советские войска нанесли контрудар и отбросили противника к Таганрогу. Казаки отступали вместе со своими новыми союзниками, причем уже под официальным названием: казачий разведывательный эскадрон 4-го охранного самокатного полка Вермахта».
Помимо этого в конце 1941 года в составе немецкой армии были созданы и другие казачьи части:
«444-я казачья сотня в составе 444-й охранной дивизии, 1-я казачья сотня в составе 1-го армейского корпуса 18-й армии, 2-я казачья сотня в составе 2-го армейского корпуса 16-й армии, 38-я казачья сотня в составе 38-го армейского корпуса 18-й армии, 50-я казачья сотня в составе 50-го армейского корпуса 18-й армии».
А в мае 1942 года по одной казачьей сотне создано во всех армейских корпусах 17-й полевой армии Вермахта и две казачьи сотни — при штабе этой армии.
Летом 1942 года сотрудничество казаков с гитлеровцами приобрело иное качество. С тех пор в составе войск Третьего Рейха создавались уже не казацкие сотни, а казацкие полки и дивизии.
Современная российская власть и ее холуи в Украине нещадно клеймят немецких коллаборационистов во всем мире, но никогда не упоминают русских казаков-коллаборационистов.
В Москве, у храма Всех Святых, возведена мемориальная плита П.Н.Краснову, казацким генералам, атаманам и воинам 15-го казачьего кавалерийского корпуса войск СС, служивших гитлеровской Германии. Надпись на этой плите ошеломляет: «Казакам, павшим за веру и Отечество».

За веру, отечество и фюрера

В станице Еланской Шолоховского района Ростовской области можно увидеть памятник генералу П.Н.Краснову. В дополнение к этому в Луганске, на улице имени Карла Маркса, стоит памятный знак, на котором написано: «Казак, отдавший жизнь за Отечество». Надпись почти такая же, как и в Москве. Речь о царских жандармах, белогвардейцах и немецких прислужниках? Да, ими и были донские казаки, эти незваные пришельцы в Луганске!
Во времена Российской империи город Луганск был в составе Екатеринославской губернии, а станица Луганская принадлежала к Области Войска Донского. Однако расположены они почти рядом — в двух десятках километров друг от друга.
Выслуживаясь перед царской властью, донцы неоднократно приходили в Луганск для подавления забастовок и беспорядков среди рабочих города. В мае 1919 года донские казаки, в составе белогвардейской армии Деникина, ворвались в Луганск, сломав сопротивление его защитников.
Сейчас от центра города Луганска до Острой Могилы в его южном пригороде простирается улица Оборонная. Свое название улица получила в честь защитников города, которые оказывали тогда сопротивление деникинской армии.
Бои на Острой Могиле длились с 21 по 30 апреля 1919 года. Там построен величественный памятник защитникам города в 1919 году. Луганск еще раз увидел донских казаков, когда в январе 1943 года они, в составе войска «Великой Германии», бежали на запад от Красной Армии.
На подступах к городу и, в частности, на Острой Могиле, это бегство тогда прикрывали военные части Третьего рейха — освободители Донского казачества. В боях за Луганск против Красной Армии донские казаки «особо не отличились», однако вскоре наверстали это на Миус-фронте.
Хоть бы кто-то из упомянутых луганских чиновников и многочисленных местных «борцов с фашизмом» возмутился этим. «На всех языках все молчит, ибо благоденствует!». Не имеют они и желания сооружать памятники бойцам Красной Армии и гражданским лицам, которые погибли на территории Луганской области от рук воинов казачьих формирований гитлеровской Германии.
Вот как в начале 1943 года донские казаки воевали «за отечество» в ста километрах к востоку от Луганска, в соседней Ростовской области.
«Казаки 1-го Синегорского полка войскового старшины Журавлева в январе 1943 года вместе с немецким войсками держали оборону на правом берегу реки Северский Донец.
Здесь, у хутора Ясиновский, особенно отличилась отдельная сотня под командованием сотника Рыковского, которой удалось в одной из контратак отбросить прорвавшиеся советские войска обратно за реку.

Флаг 1-го Синегорского казачьего полка. Фото: elan-kazak.ru

Последних бегущий назад красноармейцев вырубил конный взвод казаков прямо в Донце. Из 800 человек спаслись менее двух десятков. При переформировании казачьих соединений войсковому старшине Рыковскому доверили полк. Есть сведения, что он проучал и красных „казаков“ 5-го корпуса — набраных и одетых в казачью форму кацапов Воронежской, Тамбовской и Ростовской областей».
Заметим, что 5-й кавалерийский корпус Красной Армии имел название «Донской казачий».
В феврале 1943 года сто двенадцатая Башкирская кавалерийская дивизия (впоследствии 16-я гвардейская Башкирская кавалерийская дивизия) Красной Армии участвовала в походе в тылы гитлеровских войск к узловой железнодорожной станции Дебальцево.
Вследствие этого остановилось движение немецких поездов железнодорожным веткам, соединяющих Дебальцево со станциями Никитовка, Алчевск и Петровеньки. Немало потерь гитлеровцы понесли тогда в живой силе и военной технике.
На прорыв из вражеского тыла дивизия двинулась 23 февраля 1943 года. Во время жестокого боя у села Юлин (между поселком Петровским и Штеровка на Луганщине), командир этой дивизии генерал М.М.Шаймуратов получил тяжелое ранение и попал в плен.
«Его схватили немцы и донские казаки, находившиеся на службе у оккупантов. Они втянули генерала в одну из хат, хозяев выгнали. Вместо того, чтобы проявить великодушие к раненому врагу, как требуют правила и обычаи войны, эти люди начали кровавую оргию, штыком выколов ему глаза, на плечах вырезав погоны, а на спине — „звезду“.
Изуродованное тело похоронили пленные кавалеристы, среди которых был и адъютант комдива — в присутствии хозяйки дома они зарыли под стеной конюшни».
Жителям Луганщины хорошо известно, что с февраля и до августа 1943 года Красная Армия вела ожесточенные бои на Миус-фронте.
Но немногие луганчане знают, что здесь против него, в составе 29-го корпуса 6-й армии Вермахта, воевала «казачья группировка 1-й Донской казачий полк имени атамана М.И.Платова, 17-й Донской казачий пластунски полк Т. Г.Бударина, Отдельный казачий конный полк Шведова, 6-й Семигорьевский казачий пластунский полк, Шахтинский казачий батальон городской полиции».
В этих частях было около восьми тысяч казаков. Более полугода они упорно уничтожали здесь бойцов армии «родного отечества». В составе других немецких частей на Миус-фронте воевали еще I/454-й, II/454-й, III/454-й, IV/454-й и 403-й «казачьи дивизионы».
Бои у Ростова на Дону описаны в воспоминаниях «Дон, Кубань и Терек во Второй мировой войне» другого «казачьего ветерана» — П. Н. Донскова.
«В бою под Батайском в начале февраля 1943 года, при поддержке самолетов германской военной авиации «Люфтваффе», казаки остановили танковый рейд красных силами противотанковой артиллерии, казачьей пехоты, конницы (в том числе конной казачьей полиции), отряда казаков истребителей-танков, вооруженных «противотанковыми кулаками (гранатометами-„панцерфаустами“, известными в русскоязычной литературе также под названием „фаустпатронов“) и бутылками с горючей жидкостью.
Оборона города Новочеркасска также была упорной. Казакам удалось разгромить передовые части 2-й гвардейской армии красных и захватить 360 пленных, чем они немало удивили видавших виды немецких офицеров».
При отступлении немцев в 1943 году вместе с войском «Великой Германии» двинулись сотни тысяч казаков и членов их семей, то есть «изменников Родины». Среди этих предателей было 135 850 донских казаков. С территориb Луганской области и здешних конных заводов они погнали на запад огромное количество лошадей и скота.
От Красной Армии казаки бежали тогда двумя путями. Первый путь пролегал северным побережьем Азовского моря, а второй — с Таманского полуострова через Керченский пролив в Крым.
На юге Украины и в Крыму из числа этих нацистских прихвостней немцами тогда были сформированы «Сводная Казачья кавалерийская дивизия полевой полиции «Фон Шуленбург» и Казачья пластунская бригада полевой полиции генерала Духопельникова.
Во время Второй Мировой войны воинами немецкой армии «занималась» полевая жандармерия. Зато полевая полиция отвечала за соблюдение оккупационного режима, а при отступлении немцев она превращала прифронтовую полосу на «Зону выжженной земли».

Варшава, август 1944 года. Нацистские коллаборационисты подавляют польское восстание. В центре — майор Иван Фролов вместе с другими офицерами. Солдат справа, судя по нашивке, относится к Русской освободительной армии (РОА) генерала Власова. Фото: ru.wikipedia.org

Бригада полевой полиции была не первым казачьим формированием, которое гитлеровцы создали в Крыму. Еще в декабре 1941 года в городке Тавель Симферопольского района они сформировали «казачий разведывательно-диверсионный отряд разведывательной абверкоманды НБО (от нем.„Нахрихтенбеобахтер“)».
Отряд был в подчинении командующего германскими военно-морскими силами юго-восточного бассейна, специализировался на военно-морской разведке на Черном, Азовском морях, диверсионной работе против Северо-Кавказского и 3-го Украинских фронтов и борьбе с советскими партизанами.
Эта казацкая часть располагалась в Симферополе до октября 1943 года. В феврале 1942 года в городе Симферополе создан один из эскадронов «казачьего кавалерийского полка «Юнгшульц». Наконец, в августе того же 1942 года из донских и кубанских казаков Симферопольского лагеря военнопленных немцами сформирована «1-я Андреевская сотня казачьего полка особого назначения Абвергруппы-201».
Командовал этой сотней немец — лейтенант Хирш. Она использовалась при разведке ближнего тыла советских войск. Отдельных казаков посылали в советский тыа с диверсионно-разведывательными задачами. Видимо, современные «крымские казаки» являются наследниками этих подонков, потому что других предшественников у них в Крыму не было.
Общее количество казаков, воевавших на стороне Третьего Рейха в 1941-1945 годах, достигало ста тысяч. Эти «борцы за отечество» сражались вместе с гитлеровцами против Красной Армии до последних дней войны. Кровавый след за собой они оставили от Сталинграда до Польши, Австрии и Югославии.
Изложенные выше исторические сведения луганские чиновники не обнародовали. Они проявляют большую осведомленность относительно тех немецких коллаборационистов, которые воевали за тысячи километров от Луганщины, но ничего не знают и не хотят знать о казаках-коллаборационистах Гитлера на местных и соседних территориях.
Несколько слов о «георгиевских ленточках», которые сейчас цепляют в честь победы над гитлеровской Германией во Второй Мировой войне.

Ни один солдат Красной Армии во время войны не получил какой-либо награды или отличия под названием «Георгиевская»:
Георгиевских кресты, наградное оружие и шевроны получали тогда казаки, которые служили «Великой Германии».

Ежегодно 9 мая на Луганщине и, в частности, на Острой Могиле, в Краснодоне и на Миус-фронте, во время торжеств и празднований по случаю Дня Победы, представители власти говорят: «Мы чтимом нашу историю и никому не позволим…».
На почетном месте у них обычно торчат донские казаки с «георгиевскими» «наградами». Не хватает только портретов Краснова, Павлова, Доманова, Кононова и других предводителей донского казачества. «А братия молчит себе, вытаращив глаза! Пусть, говорит, может так и надо». И послушно тоже везде цепляет «георгиевские ленточки».

Игорь Саенко (Луганск), опубликовано в издании «Історична правда» http://www.istpravda.com.ua/articles/2012/05/10/84906/

Перевод: «Аргумент» http://argumentua.com/

900 ОСЕТИН-ПРЕДАТЕЛЕЙ РОДИНЫ ИЗ 802-ГО БАТАЛЬОНА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ЛЕГИОНА ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ

900 ОСЕТИН-ПРЕДАТЕЛЕЙ РОДИНЫ ИЗ 802-ГО БАТАЛЬОНА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ЛЕГИОНА ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ. СОЗДАНИЕ, ДИСЛОКАЦИЯ, УЧАСТИЕ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ Против СОВЕТСКИХ ВОЙСК
Источник: «Осетины на службе Третьего рейха. Факты массового сотрудничества осетин с фашистами в годы Великой Отечественной войны», Ростове-на-Дону, 2019 год, стр. 24-27.
«Не секрет, что во время Великой Отечественной войны представители многих народов Советского Союза участвовали в боях на стороне гитлеровской Германии, в том числе и около миллиона русских (в их числе казаки), не считая несколько миллионов, работавших принудительно-добровольно на предприятиях и заводах Германии и её союзников, на оборонительных сооружениях, в строительных частях немцев, полицейских формированиях. В данном случае речь пойдет об осетинах из Северо-Кавказского легиона и о 802-м батальоне, созданном немцами из перебежчиков и изменников Родины осетинской национальности. В этом батальоне по данным ряда историков было 900 осетин и лишь несколько десятков немцев.
Северо-Кавказский легион вермахта (нем.Nordkaukasische Legion, куда входил и 802-й осетинский батальон) — военное подразделение немецкой армии времён Второй мировой войны, созданное в основном из числа северо-кавказских военнопленных и перебежчиков. В формировании легиона, призыве и вербовке кавказцев в легион самое активное участие принимали осетины Кантемиров Алихан Гадоевич, Байтуганов Барасби, Билати Бало и другие осетины из Северо-Кавказского национального комитета. Комитет в Берлине выпускал газету «Газават» на русском и кавказских языках, в том числе и на осетинском.
Центром формирования Северо-Кавказского легиона было местечко Весола под Варшавой. Прием легионеров в Северо-Кавказский легион начался еще с весны 1942 года.
Из справки Главного политического управления Красной Армии:
«Формирование немецкими фашистами «национальных частей» из числа бывших военнослужащих РККА и других изменников Родины
Военная подготовка легионеров
Перед отправкой формирований национальных частей на фронт легионеры проходили физическую и специальную военную подготовку. Обычно ее продолжительность достигала 4-х месяцев при ежедневной нагрузке от 7 до 9 часов. Батальоны, формировавшиеся в последнюю очередь, проходили военное обучение в ускоренные сроки. Еще в подготовительных лагерях легионеры разбивались на отделения, взводы и роты. Содержание военных занятий включало в себя физическую подготовку, строевые занятия, усвоение немецких команд, уставов немецкой армии, изучение материальной части русского и немецкого оружия, знакомство со средствами борьбы против танков и тактическую подготовку.
Строевые занятия проводились командирами рот — немцами. Кроме них, военной подготовкой легионеров занимались командиры отделений и взводов из числа завербованных военнопленных и прошедших 2-недельную подготовку на курсах в городе Едлин. Здесь командиры подразделений проходили тактико-строевую подготовку, изучали оружие, германские команды и санитарное дело. Окончившие курсы и сдавшие зачеты назначались на должности от командиров отделений до командиров взводов включительно. Строевые занятия проводил немецкий обер-лейтенант через переводчика. Военная подготовка легионеров вначале проводилась общая. Затем все они разбивались по военным специальностям (пехотинцы, пулеметчики, кавалеристы, артиллеристы, минометчики, медицинские и ветеринарные работники) и занятия с ними дифференцировались. В заключение проводились боевые стрельбы и выезды в поле.
Стрелковые роты вооружены были русскими 3-линейными винтовками. Пулеметные роты имели пулеметы «Максим», штабные роты — 82-мм и 50-мм русские минометы и противотанковые пушки. Командный состав был вооружен немецкими пистолетами.
Распорядок дня в подготовительных лагерях устанавливал примерно такой:
В 6.00 — подъем
6.00–7.00 — завтрак
7.00–11.00 — строевые занятия
11.00–14.00 — обед и отдых
14.00–18.00 — строевые занятия
18.00–19.00 — ужин
20.00 — отбой.
В книге «Горцы Северного Кавказа в Великой Отечественной войне 1941–1945» под авторством Безугольного А. Ю. (ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ), Бугая Н. Ф., Кринко Е. Ф. упоминается 802-й осетинский батальон :
К концу 1942 года на Восточный фронт были отправлены
три северокавказских батальона — 800-й под командованием обер-лейтенанта Ф. Курпанека, 801-й — капитана Эверлинга, затем капитана Буркхардта и 802-й (900 осетин, 37 немцев).
Дислоцировался 802-й батальон в районе Нальчика и Моздока и был придан 370-й пехотной дивизии, 52-го армейского корпуса, 1-й танковой армии Вермахта.
Доктор исторических наук Гилязов Искандер Аязович
в своей книге «Легион Идель-Урал» со ссылкой на немецкого военного историка Йоахима Хоффмана также упоминает 802-й осетинский пехотный батальон.
Чуев С. Г. в своей книге «Проклятые солдаты. Предатели
на стороне III рейха» пишет :
К концу 1942 года на Восточный фронт была отправлены три северокавказских батальона — 800-й, 801-й и 802-й (осетины).
800-й батальон был придан 4-й горно-стрелковой дивизии 49-го горного корпуса и действовал в направлении Сухуми. Восточнее него, в районах Нальчика и Моздока было отмечено боевое применение 801-го и 802-го батальонов.
Кандидат исторических наук, доцент филиала Ростовского государственного университета путей сообщения г. Туапсе Напсо Нурета Темботовна в своей статье «Северокавказские воинские формирования в германских вооруженных силах (1941–1945 гг.)» также пишет о 802-м батальоне, который участвовал в боях на Северном Кавказе и в других местах. Командовал осетинским 802-м батальоном капитан Кап.
Упоминавшиеся нами выше 900 осетин были только из одного подразделения. А сколько их было в Грузинском и Азербайджанском легионах, легионе Идель-Урал (Волжско-татарский легион), батальоне «Бергман», зондеркоманде «СД-Ц6», разведывательной команде «FAT 203», в прогитлеровской армии генерала Власова, разведывательно-диверсионной группе «Цеппелин», казачьих формированиях, среди полицаев, карательных отрядах и во многих других соединениях и подразделениях Вермахта?!».
Электронную версию книги можно скачать по ссылке:
Осетины на службе Третьего рейха. Факты массового сотрудничества осетин с фашистами в годы Великой Отечественной войны.pdf

Кто хочет купить печатную версию, обращаться в личку или пишите в комментариях.

Парадный строй российских гитлеровских казаков в годы Второй Мировой войны
В Москве возле храма Всех Святых установлена мемориальная плита российским казачьим генералам, атаманам и казакам 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС с надписью: «Казакам, павшим за веру и отечество». Установлен этот памятник на деньги товарищества XV Казачьего кавалерийского корпуса им. генерала фон Паннвица по благословению Священноначалия Русской Православной Церкви Московского Патриархата, львиная часть священников которой верой и правдой поддерживала Гитлера и российских нацистов в вермахте и в СС.

XV казачий кавалерийский корпус СС (нем. XV. SS-Kosaken-Kavallerie-Korps) — казачье соединение, воевавшее на стороне Гитлера во время Второй мировой войны, создано 25 февраля 1945 на основе 1-й казачьей кавалерийской дивизии Гельмута фон Паннвица (нем. 1. Kosaken-Kavallerie-Division); 20 апреля 1945 года вошёл в состав вооруженных сил Комитета освобождения народов России, став XV казачьим кавалерийским корпусом ВС КОНР.
Во время Великой Отечественной войны все перечисленные казачьи атаманы были не только бывшими генералами царской армии и Георгиевскими кавалерами, но и бригаденфюрерами СС у Гиммлера, а бывший генерал-лейтенант царской армии Шкуро и казачий атаман немец фон Панвиц были группенфюрерами СС.
Все указанные на памятнике генералы после атаманов были также генералами фашистского вермахта или СС и получали в СС соответствующее жалование, в том числе в то время, когда Гитлер штурмовал Москву и Ленинград.
Если подсчитать фамилии атаманов-генералов на памятнике, то следует вывод, что на службе у Гитлера и Гиммлера находилось не менее 16-ти бывших казачьих генералов царской армии — Георгиевских кавалеров.
Вопрос к Краснову П.Н. на допросе в СССР после окончания войны:
— Ответьте, каким генералом Вы себя считали — русским или гитлеровским?
Ответ:
— Самого себя я считал русским генералом, но, к сожалению, приходилось одевать гитлеровскую форму, поверх которой носил русские погоны и Георгиевский крест.
Примечание: последний атаман Всевеликого Войска Донского имел также звание бригаденфюрера СС и соответствующее содержание в СС. Такое же звание имел руководитель военной разведки Третьего рейха (ранее начальник внешней разведки службы безопасности (SD)) бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг.
Обращаясь к казакам во время Второй Мировой войны, Краснов писал: «…Казаки! Помните, вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь…».
Во время Второй мировой войны казаки воевали на стороне Гитлера, который задался целью уничтожить их отечество. Казаки воевали не за отечество, а за свои полицейские льготы, которые отобрала Советская власть.
Если смотреть фото атамана Всесвеликого войска Донского бригаденфюрера СС Краснова, он всегда носил широкие царские погоны на немецкой форме. После поражения Германии, если верить фото выше, на форме Краснова исчез германский орёл вермахта со свастикой, а фуражка бригаденфюрера чудесным образом сменилась на казачью. Чудеса!
В станице Еланской в Ростовский области установлен памятник «генералу Петру Краснову», последнему атаману Всевеликого войска Донского. Эта же мразь пришла с войной на юго-восток Украины.
В дополнение к этому в Луганске на улице имени Карла Маркса стоит памятный знак с надписью, почти аналогичным московском «Казакам, отдавшим жизнь за отечество».
В число российских казаков-предателей также следует добавить дальневосточных казаков амана Семёнова — царского генерал-лейтенанта, георгиевского кавалера, который раздавал георгиевские кресты своим казакам. В 1945 г. объявил о своем подчинении ВС КОНРа генерала Власова.
В настоящее время определенной частью забайкальского казачества предпринимаются усилия по пересмотру дела Семенова, снятию с него надуманных обвинений и его полной реабилитации.
Изнасилованная память постаревших победителей: