Катя соловьянова подвиг

Картина Допрос коммунистов

В 1933 году на выставке «15 лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии» появилась большая картина «Допрос коммунистов». Она сразу же привлекла всеобщее внимание глубиной и идейностью содержания. Автором картины, которая через четыре года получила Гран-при на Международной выставке в Париже, был Борис Иогансон.
Идёт допрос. Перед озверевшими от ненависти белогвардейскими офицерами стоят молодые мужчина и женщина. Совершенно понятно, что у главных героев картины выхода нет. Они будут казнены. Однако обречённые стоят спокойно, можно сказать, даже величественно. Молодость, уверенность, сила правоты делают их победителями, несмотря на то, что ждет их смерть.
На лице мужчины видится лёгкая презрительная усмешка. Женщина, чем-то напоминающая Анку-пулемётчицу из книги Фурманова «Чапаев», внимательно смотрит на белогвардейцев…
Красный ковер, устилающий пол, словно отсвет пожарища, охватившего страну в тот период.
Художник сумел показать в своей работе столкновение представителей двух разных социальных систем. Это момент высшего испытания человеческой личности, когда сущность человека раскрывается как нельзя лучше.
Работа над картиной велась долго
Следует отметить, что подготовительная работа над картиной была длительной и несистематической.
«Меня лично, – вспоминал потом художник, – преследовала идея сопоставления классов, желание выразить в живописи непримиримые классовые противоречия.
Белогвардейщина – это особый нарост в истории, это сброд, где смешались и остатки старого офицерства, и спекулянты в военной форме, и откровенные бандиты, и мародеры войны. Каким ярким контрастом этой банде были наши военные комиссары, коммунисты, являвшиеся идейными руководителями и защитниками своего социалистического отечества и трудового народа. Выразить этот контраст, сопоставить его являлось моей творческой задачей».
Определив тему, Иогансон отчетливо понимал, что самое трудное впереди. Ведь, чтобы выразить тему, идею картины, надо прежде всего «набрести на сюжет».
Сложнее всего было найти сюжетное решение
«Когда-то,— рассказывает Иогансон,– примерно в самом начале двадцатых годов, я служил в театре у Каменного моста – был там декоратором и даже выступал в отдельных ролях. В эти годы в театре шла пьеса (автора и название пьесы не помню). Запомнил только одну сцену: стояла в полушубке девушка, которую допрашивал какой-то офицер. И все. Казалось, я начисто забыл этот эпизод.
Потом, спустя добрый пяток лет, пришлось мне быть в Музее Красной Армии, где я увидел фотографию с наших коммунистов и неподалеку – фотографию бандитов-анненковцев. Я был ошеломлён разительным контрастом лиц: с одной стороны-благородные, красивые, мужественные люди, с другой – отребье рода человеческого. Возникло естественное сопоставление.
И вот тогда из глубины памяти поднимается нечто виденное мной: где-то я видел в полушубке стоящую девушку. Сначала возникает приблизительное оформление идеи в сюжет. Надо столкнуть два класса – когда, в какой обстановке?.. Неожиданно явилась мысль столкнуть их где-то в избе, на допросе, друг против друга. Сначала я представил, что мой положительный герой – девушка, она ассоциировалась с давно прошедшими воспоминаниями о пьесе. Потом возник образ юноши – он больше подходил к моей идее мужества и стойкости класса пролетариев.
Юношу допрашивают белогвардейцы. Где они могли находиться? Скажем, в Сибири. Дальше мысленно уточняю обстановку: ясно, что генералы и офицеры занимали лучшее помещение в городе или предместье. Чьё помещение может быть лучшим?– какого-то фабриканта, возможно, мукомола. Явственно представил всю обстановку: полы крашеные, на них дорожка лежит, в углу иконы, портрет Колчака. День морозный, окна заиндевели».
Страшная литературщина
В итоге такого хода творческой мысли у художника определился первый эскиз картины. На нём изображена парадная комната сибирского кулака. Дорожка на полу, фикус у окна, ширма, пишущая машинка, на стене портрет Колчака.
За круглым столом – белые офицеры. Один разбирает бумаги, второй что-то пишет, а третий стоит и чистит щёточкой ногти. Допрашивает коммунистов офицер-анненковец. Он облокотился правой рукой на стол, в левой руке у него стек.
Под столом стоит большая корзина с бутылками вина. Допрашиваемых привели двое конвойных. Один из них – фельдфебель, с усами, в белой заячьей ушанке. Держа в руке наган, он оскалил зубы и подобострастно улыбается офицеру. Стоящий рядом с фельдфебелем, сзади коммунистки, пожилой, бородатый сибиряк прислушивается к происходящему допросу и что-то обдумывает.
Приведённые конвоем на допрос коммунисты стоят совсем близко от своих врагов, почти вплотную к ним. Первой к зрителю, слева, изображена коммунистка, в раскрытом коротком полушубке с меховым воротником. Мужчина-коммунист показан тоже в раскрытой одежде. Он средних лет, худой, голова его перевязана белой повязкой.
Обобщая свои критические замечания о первом эскизе «Допроса коммунистов», Иогансон в итоге дал ему такую оценку: «Страшная литературщина. Слишком много нагорожено».
Попытка № 2
При работе над вторым эскизом, Иогансон старался сделать главных героев активными фигурами. Глядя на них, считал художник, зрители должен понимать, что большевики наступают и должны раздавить белых. Как только эта мысль сформировалась у художника окончательно, работа над эскизом резко продвинулась вперед к конечному решению композиции картины.
Сравнивая второй эскиз «Допроса коммунистов» с первым, можно утверждать, что он стал полнее по содержанию. Художник сократил количество действующих лиц. Второстепенные персонажи отодвинулись еще глубже – на первый план стали коммунисты.
Об этом творческом моменте, решившем идею картины, Иогансон рассказывает: «Как только я посадил в кресло жандармского полковника, всё стало на место и получился более глубокий смысл, получилось желаемое, а именно: коммунисты, несмотря на то что они в плену, наступают, а белые загнаны в угол».
Казалось бы, после такого эскиза можно было приступить к непосредственному писанию картины, тем более, что приближался срок открытия выставки…
Историческая картина
Однако Иогансон сделал третий эскиз. Теперь художник превратил сидящего молодцеватого офицера в толстого, с заплывшей шеей полковника. Его он поместил в золоченое кресло, спиной к зрителю. Остальные белые офицеры композиционно объединились вокруг этой новой фигуры. Показывая образы врагов и давая резко отрицательную характеристику их моральных качеств, Иогансон сумел избежать утрировки и шаржа. «Когда я погасил день и зажег ночной свет, колористически картина зазвучала драмой», напишет позже мастер. Этот третий вариант и был потом представлен зрителю.
«Допрос коммунистов» имеет полное основание считаться картиной исторической. В ней, правда, нет определенного исторического события и известных исторических деятелей. Но зато есть нечто более важное. На картине изображена ожесточённая борьба классов. Именно поэтому, это произведение никогда не стареет и по-прежнему волнует своим содержанием и исполнением.
Учителем будущего художника был Коровин
Борис Владимирович родился в июле 1893 года в Москве. Любовь к изобразительному искусству, пробудившаяся у мальчика еще в раннем детстве. По словам Иогансона, Третьяковка была местом его воспитания. Из виденных картин больше всего поразил мальчика «Крах банка» Владимира Маковского. Особенно он был удивлен, как в этой картине написано стекло на часах… А вот первые уроки живописи будущий художник получил в мастерской известного в те годы портретиста Петра Келина.
В 1913 году Иогансон поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Наставниками его стали художники-реалисты Николая Касаткин, Сергей Малютин, Леонид Пастернак, Абрам Архипов. Большую роль в формировании художественной манеры молодого живописца оказал Константин Коровин. В его мастерской Борис с большим увлечением занимался. Именно от Коровина Иогансону передался интерес к цвету. Впоследствии он не раз с благодарностью вспоминал имя своего учителя.
Поездка по стране стала хорошей школой
Увлечение коровинской «музыкой живописи» не отбило интереса к передаче психологии образа, к глубине мысли больших реалистов прошлого. Теперь он увлекается жанровой картиной, творчеством Павла Федотова, Василия Перова, полотнами Василия Сурикова, Ильи Репина. За годы пребывания в училище Иогансон пережил также увлечение великими мастерами мировой живописи, особенно искусством Рембрандта.
Борис Иогансон окончил учебу в самом начале 1918 года. Захваченный бурными событиями гражданской войны, покинул Москву. За четыре года проехал почти всю страну — от Красноярска до юга Украины. Если верить художнику Алексею Смирнову, хорошо знавшему Бориса Иогансона, тот, будучи офицером в армии Колчака, писал портреты Верховного правителя.
Но чтобы там сейчас не говорилось, и как бы не обсуждалось, те годы стали для будущего мастера настоящей школой жизни. Именно они предопределили рождение в Иогансоне художника-гражданина.
Контрастное сопоставление персонажей
В 1922 году Иогансон стал членом Ассоциации художников революционной России. Его жанровые картины, созданные в этот период, отличаются ясностью и лаконичностью композиционного строя, конкретностью социальных характеристик. Таково полотно «Рабфак идет».
Затем живописец обратился к историко-революционной тематике. В этот период он написал картины «Допрос коммунистов» и «На старом уральском заводе». Обе композиции построены по принципу контрастного сопоставления персонажей.
Иогансон был делегатом двух съездов
Среди живописных работ Иогансона — множество портретов его современников. В 1950 году в соавторстве с несколькими художниками мастер исполнил большую композицию «Выступление В. И. Ленина на 3-м съезде комсомола».
Иогансон был не только замечательным живописцем, но и талантливым педагогом. Он охотно делился своими знаниями и опытом с молодыми художниками. В 1932–1935 годах мастер преподавал в Московском полиграфическом институте, а позднее, в 1935–1939 годах, — в Московском институте изобразительных искусств. Художник написал целый ряд статей и книг по теории и практике живописи. В 1939 году он получил звание профессора и ученую степень доктора искусствоведения.
С 1953 года был вице-президентом. В 1958—1962 годах — президентом Академии художеств СССР. В 1965—1968 годах был Первым секретарём правления Союза художников СССР. С 1962 года Иогансон был главным редактором энциклопедии «Искусство стран и народов мира».
Депутат Верховного Совета СССР 7-го созыва (1966—1970). Делегат XX и XXIII съездов КПСС.
Скончался 25 февраля 1973 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Картина “Допрос коммунистов”. Б. Иогансон

Давно ушли в историю годы гражданской войны. Но искусство воскрешает героические страницы нашего прошлого. Мы рассматриваем картины, созданные несколько десятилетий назад. Вот они, люди, защищавшие молодую страну Советов в тяжелые дни гражданской войны.

Б. В. Иогансон: картина “Допрос коммунистов” (описание)

Картина крупнейшего советского художника Б. В. Иогансона «Допрос коммунистов» (1933 г.) переносит нас в штаб белых. Идет допрос. Перед озверевшими от ненависти белогвардейскими офицерами стоят молодые мужчина и женщина. Позади стража. За окном равнодушная синева ночи. Кажется, выхода нет. И вместе с тем мы видим торжество победы этих людей, борющихся за освобождение и счастье своего народа. Они стоят спокойно, даже величественно перед лицом врага. Молодость, уверенность, сила правоты делают их победителями, несмотря на то, что ждет их смерть. В лице мужчины — возможно, он комиссар отряда моряков — легкая презрительная усмешка. Женщина, так напоминающая нам Анку-пулеметчицу из книги Фурманова «Чапаев», не дрогнув, внимательно смотрит на белогвардейцев. Может быть, только сомкнутые кисти рук говорят о сильном душевном напряжении. Внешнему спокойствию и большому внутреннему достоинству молодых коммунистов противостоит смятенность лагеря врагов. Их позы нервны, беспокойны, угловаты. И в нашей душе поднимается волна удовлетворения — мы вместе с художником ощущаем близкий конец, обреченность белогвардейской ставки. Те, кто сейчас приговорены к смерти, оказываются сильнее тех, кто выносит им приговор.

Художник показал в картине момент остро драматический, когда столкновение представителей двух разных социальных систем привело к выявлению сущности человека —звериной жестокости с одной стороны и героизма с другой. Это момент высшего испытания человеческой личности. И нет большего подвига, нежели подвиг людей, жертвующих своей жизнью во имя правды и справедливости на земле.

Напряженности происходящего соответствует и колорит картины.

Красный ковер, устилающий пол, словно отсвет пожарища, охватившего страну. Красное пятнышко на груди женщины — то ли шарф, то ли майка, — видимое из-под полушубка, загорается как кусочек алого знамени, которому верны коммунисты. Красноватые тона контрастируют с синевой ночи за окном. Голубовато-зеленоватый мундир на одном из белогвардейцев вырывается ярким пятном, как и позолота кресла. Смелое созвучие красок, контрасты освещения — от ослепительного до провалов черного, — темпераментная, свободная, сочная живопись соответствуют напряженности чувств героев, нарастающей кульминации действия.

Сам художник говорил об идее своего полотна “Допрос коммунистов”: «Красные наступают и должны раздавить белых».
Красота человеческого подвига, совершенного во имя своего народа — в этом и большая правда и подлинная романтика этой замечательной картины Бориса Иогансона.

Новости

» Назад

Партизанка Катя Соловьянова стала кандидатом на звание «Молодое имя Кубани» 11.11.2016 06:59

Мы продолжаем знакомить Вас с номинантами на звание «Молодое имя Кубани», и сегодня хотим представить Вашему вниманию биографию еще одного кандидата.
Соловьянова Екатерина Ивановна родилась в 1922 году в городе Анапа. Во время Великой Отечественной войны с 1941 по 1942 годы в составе истребительного батальона охраняла почту, телеграф, патрулировала улицы, обучалась военному и подрывному делу, участвовала в строительстве оборонительных сооружений, разбирала завалы, тушила пожары и помогала людям, пострадавшим во время авианалетов на Анапу.
В год оккупации города и района немецко-фашистскими захватчиками ушла в партизаны. По документам Партийного архива Краевого комитета КПСС известно, что Соловьянова Е.И. с 31 августа 1942 г. являлась бойцом 2-го партизанского отряда, командиром которого был М.Н. Терещенко. Принимала участие в нескольких боевых операциях. Осенью 1942 года Катя, под видом местной жительницы, была направлена в город Анапу с целью собрать разведданные по укреплениям города, а особенно морского порта. Соловьянову опознал, как партизанку, и выдал фашистским властям предатель, полицай В. Ялинов. Она была схвачена гестапо и подвергнута истязаниям, но не выдала места расположения партизанского отряда. 25 ноября 1942 года Катю Соловьянову вместе с матерью расстреляли. После освобождения (21 сентября 1943 года) была перезахоронена вместе с другими погибшими в годы оккупации гражданами Анапы в братской могиле у кладбища на Высоком берегу.

Нужно передавать такие истории от отца к сыну. Иначе просто забудем, кто мы есть.
Катя Соловьянова училась в анапской школе №1. Когда началась война, девушка вступила в истребительный батальон. Ей поручили охрану телеграфа и почты. В сентябре 1942 года, когда район был оккупирован фашистами, ушла в партизанский отряд «Рассвет». Чтобы задержать врага, рвущегося в Новороссийск, Катя с тремя соратниками устроила засаду на дороге в Сукко. В результате юными партизанами были уничтожены тридцать два немецких солдата, один пулемет, два миномета и три подводы с боеприпасами. Но уже в ноябре этого же года Соловьянову схватили. Катя организовала в Анапе взрыв вражеского склада с боеприпасами, но сама уйти не смогла.
«Немцы зверски пытали девушку, пытаясь узнать о партизанах, — напишет после в боевой характеристике на разведчицу Екатерину Андреевну Соловьянову комиссар партизанского отряда А.Салашин, — но Катя молчала. Тогда они арестовали мать Кати. Их расстреляли — мать и дочь. Юная разведчица-партизанка не выдала тайну, до последней минуты была верна присяге и своей Родине».

Игра в защите: 7 приемов самообороны

Представим стандартную историю: темная подворотня, прохожий стреляет глазами из-под кепки, хватает за руку, и брошенная с оскалом фраза «Закурить не найдется ли?» сразу же приобретает тот самый знакомый до боли и синяков смысл. Выбраться из подобной переделки живым и здоровым помогут несколько простых приемов, не требующих многолетней отработки и физической силы.

Проход в ноги

Упавший противник — лучше, чем противник на ногах. Особенно если его удалось кинуть так, что бы он больше не встал. Бросковая техника отрабатывается годами, но данный прием прост и требует в первую очередь ловкости и скорости. Хватаешь хулигана под коленные чашечки двумя руками одновременно с просунутым между его ног коленом и — вуаля! Враг повержен. Для верности можно добавить удар ногой в бок, но лучше все же дать драпу.

Удар ногой в колено

Встречаем вооруженного нунчаками человека. Бить или не бить? Бить! И лучше первым, причем не хлипким джетом в челюсть, после чего в ответ получишь крепкий удар кастетом в голову, а ногой и прямо в колено противника! Вообще, ногами атаковать непросто, но данное движение доступно всем, кто способен устоять на одной ступне больше секунды.

Захват шеи с упором колена в спину

Если так произошло, что в результате длительной борьбы ты в какой-то
момент оказываешься позади противника, действовать нужно быстро: хватай его грязную шею данным захватом-замком и не забудь упереться коленкой в спину. Это прием использует спецназ, и выбраться из него можно, лишь сломав себе позвоночник.

Уход от удара с заломом руки

Если агрессора обезвредить сразу не удалось и пудовый кулак с наколкой в виде солнышка все-таки летит в твою сторону, спасет простая и эффективная комбинация. Скорее всего, бастард начнет бить правой — что тогда? Уводим удар левой, отходим в бок, хватаем правой и давим левым предплечьем на его руку вниз. Если бьет левой — все наоборот. Вести его в таком виде в полицию, или оглушить, или продолжить свой путь на вечеринку — решать уже тебе.

Захват рук на груди

Чаще всего сначала все начинают толкаться. С точки зрения техники любого единоборства, пихать противника в грудь и орать «Ты че, а? Ты че?!» — крайне неграмотно: подобная бычка делает агрессора неустойчивым. Этим мы и воспользуемся! В тот момент, когда руки нападающего в очередной раз оказываются у тебя на груди, прижимай их своими скрещенными запястьями и резко садись. Если все получится, наполненные болью крики о пощаде не заставят себя долго ждать!

Бросок через спину

К тебе подобрались сзади и начали душить захватом через локоть. Может показаться, что дальше только провал в сознании и больничная койка, но даже для такой безвыходной, на первый взгляд, ситуации есть прием. Стоит сразу забыть об ударах по ногам и укусах, как в обучающих роликах 1970-х — бугая нужно просто бросить. Хватай его крепко за плечо удобной рукой, приседай и как следует кидай. Насколько мягким будет его приземление, зависит от твоего настроения.

Уход от захвата

Всегда неприятно, когда мнут твою импортную куртку или кофту. Это не сулит ничего хорошего для одежды, как и для твоего здоровья, особенно если дергает встречный гопник. Радует только одно — такие движения делают его же самого уязвимым. Повернись к обидчику боком и той же рукой, которую он держит, с внешней стороны делай захват. Когда нахала скрючит, этим можно и ограничиться — очень болезненный прием.

Будь осторожен! Данными простыми и безвредными на первый взгляд движениями ты можешь принести серьезный вред как обидчику, так и себе в случае неудачной попытки. Как говорил Брюс Ли: самый лучший прием — это тот, который получается. Поэтому лучше 500 раз попробовать, прежде чем применять.