Как Украина стала Украиной

Как Киевская Русь становилась бандеровской Украиной. Часть 1. Польско-литовское влияние

История появления государства Украина и украинцев вызывает много вопросов, особенно в свете попыток отдельных представителей украинских элит вести историографию Украины от Киевской Руси или считать себя потомками древних шумеров (попытки совсем анекдотические).

В связи с этим интересно понять, почему исконно русская земля, которая издревле называлась Русью, вдруг стала именоваться Украиной, и как это произошло. Как часть процветающего в IX-XII веках древнерусского княжества, Киевской Руси, с течением времени трансформировалась в Украину, откуда появились украинцы и кто этому способствовал. В свете последних событий на Украине и в связи с возросшей актуальностью этого вопроса считаю целесообразным вернуться к его рассмотрению.
Попытки изменения русской национальной идентичности на территории сегодняшней Украины происходили под воздействием внешних сил, при этом навязывалась чуждая народу национальная идеология и разрушались базовые ценности, свойственные русской национальной общности.
С помощью привнесённой извне идеи в интересах других народов уже на протяжении многих веков пытаются переформатировать национальное самосознание части русского народа. Это делалось с целью искусственного создания нации с враждебной по своей сути идеологией, провоцирующей противостояние между частями русского народа.
В качестве идеологической основы для ломки национального самосознания юго-западной ветви русского народа продвигалась и внедрялась идеология украинства, формировавшаяся внешними силами в различные исторические эпохи.
В продвижении украинской идентичности было несколько этапов. На каждом из них решались конкретные задачи того времени, но все они были направлены на уничтожение русской идентичности на этих землях. В результате многовековой эволюции украинства в сегодняшней Украине она стала национально-государственной идеологией. Ее национальными символами стали такие псевдогерои, как Бандера и Шухевич.
Литовско-польский этап
Первый, литовско-польский этап навязывания русскому народу другой национальной идентичности (XIV-XVI века) начался после захвата татаро-монголами Киева (1240), погрома Киевской Руси и раздела русских земель между Великим княжеством Литовским, Московским княжеством и Польшей. Он был обусловлен претензиями на русское духовное наследство Великого княжества Литовского, присоединившего большую часть русских земель, и Московского княжества, ставшего административным и духовным центром русского народа.
Возникшее противостояние особенно обострилось в XIV веке, когда русские князья объявили себя собирателями русских земель и в княжеском титуле появилось «всея Руси». Продолжалось оно и во времена первого царя Ивана Грозного и Смутного времени уже с объединённым польско-литовским государством, когда на межгосударственном уровне более ожесточенно спорили не по вопросу, кому и какие земли принадлежат, а кто и как именуется.
Непоколебимая позиция русских великих князей, а затем и царей на свое правопреемство во всех русских землях вызвало ответную литовско-польскую концепцию московского государства как нерусской земли. В её обоснование появляется «Трактат о двух Сарматиях» Матвея Меховского (1517), в котором возникает государство «Московия» с проживающими там «московитами» без упоминания, что они русские.
Эта концепция распространяется в польско-литовском обиходе, но усиление мощи и влияния русского государства заставляет их искать формы изменения идентичности теперь уже русских, оказавшихся после Люблинской унии (1569) в едином польско-литовском государстве.
Решение этой задачи совпадает с усиливающимся наступлением католицизма на православие, и основные события разворачиваются на главном идеологическом фронте тех времен – религиозном. Власти Речи Посполитой и католические иерархи принимают решение, с целью подрыва русского единства, нанести удар по главной на то время духовной ценности Руси – её православной вере и пытаются силой навязать другую веру в виде Брестской унии (1596).
Против неё яростно сопротивляется православное духовенство и простой народ. Не добившись изменения веры у православного народа, поляки склонили к унии православных иерархов и аристократию, стремящихся влиться в польскую элиту, чем лишили православие материальной поддержки, и низвели его до «хлопского» уровня.
Одновременно начинается наступление на русский язык, он изгоняется из делопроизводства, русское население заставляют пользоваться в присутственных местах исключительно польским, что приводит к появлению в русском языке множество польских слов, и к середине XVII века он превращается в уродливый польско-русский жаргон – прообраз будущего украинского языка.
Следующий шаг поляков – исключение из обращения самих понятий «Русь» и «русский». В это время в польском и русском обществах на бытовом уровне окраинные земли двух государств назывались «украйна», и папский посланник Антонио Поссевино предложил в 1581 году назвать юго-западные русские земли этим именем.
Поляки внедряют новый топоним в делопроизводство, и постепенно в документообороте вместо понятия «Русь» появляется «Украина». Так из чисто географического понятия этот термин приобретает политическое значение, и польские власти через казачью старшину, получившую в основном польское образование и стремящуюся стать новой шляхтой, стараются внедрить это понятие в народные массы.
Народ не воспринимает навязываемую ему идентичность, а притеснения и преследования вызывают ряд народных восстаний против польских поработителей, которые современные идеологи украинства пытаются представить как национально-освободительную борьбу «украинского народа» за свою независимость под руководством казачьей старшины.
Такая подтасовка не имеет ничего общего с реальностью, так как казачество боролось не за национальное освобождение народа, а массово стремилось стать реестровой частью казачества, получать плату и привилегии за службу польскому королю, а для получения народной поддержки вынуждено было возглавить восстания.
С вхождением Левобережья после Переяславской Рады в состав Российского государства процесс навязывания народу юго-западной Руси «украинской» идентичности на этой территории практически останавливается, и постепенно в течение XVIII века «украинская» терминология выходит из употребления. На Правобережье, не ушедшее из-под власти Польши, этот процесс продолжался и укоренение поляков в образовательных структурах стало доминирующим.
Польский этап
Второй, польский этап навязывания «украинской» идентичности начинается с конца XVIII века и продолжается до поражения польского восстания в 1863 году. Он обусловлен стремлением польской элиты возродить в прежних границах Речь Посполитую, исчезнувшую с политической карты в результате второго (1792) и третьего (1795) разделов Польши и включения Правобережья в состав Российской империи (Галиция вошла в состав Австро-Венгрии).
Этот этап характеризуется таким явлением, как украинофильство, имеющим два направления. Первое – политическое украинофильство, взращённое поляками с целью вызвать у населения Юго-западного края стремление отделиться от России и привлечь его к возрождению Польши.
Второе – этнографическое украинофильство, возникшее в среде южнорусской интеллигенции и обосновывающее наличие малорусской народности как части общерусского народа. В среде русской интеллигенции представителей политического украинофильства, связанного с «хождением в народ», называли «хлопоманами», а отстаивающих «украинские» корни малорусского народа – «мазепинцами».
Для такой деятельности у поляков были широчайшие возможности, так как польское господство на Правобережье не претерпело никаких изменений, и неравнодушный к ним император Александр I не только окружил свой двор польской шляхтой, но и восстановил в полном объеме польское управление на всех землях Юго-западного края и полностью отдал в их руки систему образования.
Воспользовавшись этим, поляки создают два своих идеологических центра: Харьковский (1805) и Киевский университеты (1833). В первом преподавательский состав соответствующей направленности подбирает попечитель университета поляк Северин Потоцкий, отсюда идеи украинства распространились среди части южнорусской интеллигенции и здесь был воспитан такой видный деятель этнографического украинофильства, как историк Николай Костомаров.
Киевский университет вообще был основан на базе закрытых после польского восстания 1830 года Виленского университета и Кременецкого лицея, и большинство преподавателей и студентов в нём были поляками. Он стал средоточием полонофильской интеллигенции и рассадником политического украинофильства, что привело в 1838 году к его временному закрытию и изгнанию из стен университета большинства преподавателей и студентов польского происхождении.
В основу политического украинофильства были положены идеи польского писателя Яна Потоцкого, написавшего в пропагандистских целях книгу «Историко-географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах» (1795), в которой он изложил выдуманную концепцию об отдельным украинском народе, имеющем совершенно самостоятельное происхождение.
Развил эти маргинальные идеи другой польский историк, Тадеуш Чацкий, написавший псевдонаучный труд «О названии «Украина» и зарождении казачества» (1801), в котором выводил украинцев уже от придуманной им орды укров, якобы переселившихся в VII веке из-за Волги.
На основе этих опусов появилась особая «украинская» школа польских писателей и ученых, продвигавших дальше выдуманную концепцию и заложивших идейный фундамент, на котором создавалось украинство. Об украх потом как-то забыли и вспомнили о них только через двести с лишним лет, уже во времена Ющенко.
Свежую кровь в эту доктрину влил поляк Францишек Духинский. Свои бредовые идеи об «избранности» польского и родственного ему «украинского» народа он пытался облечь в форму научной системы, доказывал, что русские (москали) никакие не славяне, а произошли от татар, и первым высказал суждение о том, что имя «Русь» украдено москалями у украинцев, которые единственные имеют право на него. Так родилась живущая до сих пор легенда о нехороших москалях, похитивших имя Русь.
Примерно в конце XVIII века в рукописном виде появляется анонимный лженаучный труд идеологической направленности «История русов» (опубликован в 1846), состряпанный из домыслов, циничной фальсификации исторических фактов и пронизанный зоологической ненавистью ко всему русскому. Основными линиями этого опуса являлась изначальная обособленность малороссов от великороссов, раздельность их государств и счастливая жизнь малороссов в составе Речи Посполитой.
По версии автора, историю Малой Руси творили на великие князья, а казачьи атаманы. Малороссия – это казачья страна, казаки не бандиты с большой дороги, промышлявшие в основном разбоем, грабежами и работорговлей, а люди рыцарского достоинства. И, наконец, великое казачье государство никогда и никем не было покорено, а только добровольно на равных соединялось с другими.
Тем не менее, весь этот бред под названием «История русов» был хорошо известен в кругах русской интеллигенции и произвел сильное впечатление на будущих украинофилов – Костомарова и Кулиша, а Шевченко, поражённый россказнями о золотом веке вольного казачества и подлых москалях, неустанно черпал из неё материал для своих литературных произведений.
Эта основанная на лжи смесь исторической фантастики о великом казачьем прошлом и глубоко засевшего чувства собственной неполноценности стала основой для всей последующей украинской историографии и национальной идеологии украинства.
Маргинальные идеи украинства Потоцкого и Чацкого в несколько изменённом виде нашли поддержку и у отдельных представителей южнорусской интеллигенции, основавших этнографическое украинофильство.
Украинофил Николай Костомаров предложил свою концепцию существования двух русских народностей – великорусской и малорусской, при этом он не вкладывал в неё смысл отдельного, нерусского «украинского народа». Позже теоретик украинства Грушевский уже отстаивал концепцию отдельного от русского «украинского» народа.
Другой украинофил, Пантелеймон Кулиш, для обучения простого народа грамоте предложил в 1856 году свою систему упрощённого правописания (кулишовку), которую в австрийской Галиции, помимо воли Кулиша, использовали в 1893 году для создания полонизированного украинского языка.
Для продвижения идей украинофильства в Киеве во главе с Костомаровым создаётся Кирилло-Мефодиевское братство (1845-1847), поставившее перед собой задачу борьбы за создание славянской федерации с демократическими институтами. Такое начинание явно не вписывалось в существующую систему власти, и вскоре оно было разгромлено.
Никакого распространения в массовом сознании этнографическое украинофильство не получило, так как украинствующая интеллигенция существовала совершенно отдельно от народных масс и варилась в собственном соку. О каком влиянии на массы можно было говорить, если, например, в Кирилло-Мефодиевское братство входили всего лишь 12 молодых интеллигентов и примкнувший к ним бывший крепостной Тарас Шевченко, работавший в университете художником, поживший к тому времени с поляками в Вильно и наслушавшийся там легенды о «вольном украинском народе».
«Хождение» украинофилов в народ и их попытки «просвещения» крестьян с целью пробуждения у них «украинского самосознания» не имели никакого успеха. Слово «украинцы» как этноним не получило распространения ни в интеллигентской, ни в крестьянской среде.
Поляки в очередной раз не смогли организовать «украинское» национальное движение за независимость. Население Юго-западного края не поддержало польское восстание. После его провала в 1863 году и принятия российским правительством серьёзных мер против польских сепаратистов украинофильство в России практически сошло на нет, а его центр переместился в австрийскую Галицию, куда перебрались многие польские активисты этого движения.
Продолжение следует…

Истории разных государств и народов тесно переплетаются. Все знают про существование такого древнего государства как Киевская Русь, на территории которого теперь расположены Украина, Россия и частично другие страны СНГ. При этом Киев раньше был центром Киевской Руси, главным ее городом, а позже стал столицей Украины. И на этом месте возникает вопрос — а как Киевская Русь стала Украиной? И откуда вообще возникло это название? Давайте разберемся.

Как Киевская Русь становилась Украиной

Изначально названия “Русь” и “Киев” были синонимами. В древних славянских летописях Русью называли именно город Киев. Чуть позже, по мере того как Киев рос, а князья киевские расширяли свои владения, названия постепенно разделились по смыслу. За городом осталось название Киев, а вот Русью стали называть подконтрольные Киеву территории, города и села.

При этом, стоит понимать, что древние славяне никогда не называли свое государство Киевской Русью. Этот термин был введен историками только в середине 19-го века. Древние жители этих территорий называли государство просто Русь.

Подконтрольные Киеву территории называли также краями или украинами. Эти слова были синонимами. Например, в древнеславянском языке фразы Заднепровский край, Заднепровская украина и Заднепровская земля были бы равнозначны по смыслу. И вопреки распространенному заблуждению, слово “украина” не было синонимом слова “окраина”. Окраинами называли границы территорий, а украинами — сами территории, земли.

Таким образом, Русь состояла из Киева и нескольких краев или украин (подчиненных Киеву земель) вокруг него.

“Украина” как самостоятельное название

Изображение укреплений времен Киевской Руси

Слово Украина, в качестве названия территории государства, впервые упоминается в 1187 году, и позже в 1213 и 1282 годах. Тогда этим словом называли прилегающую к Киеву территорию Руси. Окончательно это название закрепилось когда эти территории стали частью федерации славянских стран — Великого Княжества Литовского и Русского.

При этом за словом “украина” также оставались значения “земля, территория”. Например в универсале 1580 года фразы “украина русская” и “земля русская” используются поочередно как синонимы. Однако постепенно это слово становится единым собственным названием государства.

Краткая история Киева

В результате Андрусовского перемирия 1667 года Украина была разделена по линии Днепра. Именно в это время возникло название Малороссийская Украина, или Малороссия — так называли левобережные территории Украины, которые по договору перемирия достались Московии. При этом правобережная часть Украины как была Русью, так и осталась.

После провозглашения независимости, слово «Украина» стало уже собственным названием для страны. Таким образом Киевская Русь стала Украиной. Однако изначально это слово означало “земля, край, территория”. Аналогии можно найти и в названиях других стран Европы, в которых используется слово land — земля, территория. Например, Германия (Deutschland), Англия (England).

Как Киевская Русь превратилась в «Украину»

Эфир перегружен информацией из Украины – многие русские люди с удивлением узнают, что оказывается на Юго-востоке страны живет множество пророссийски настроенных граждан.

Я стал интересоваться у своих знакомых – что они знают о государстве Украина – и опрос меня поразил.

Около 80% опрошенных давали невнятные ответы, либо просто говорили, что Украина — это «отпиленный кусок России». Безусловно последнее высказывание имеет отношение к исторической истине, но это далеко не исчерпывающий ответ.

Поэтому я решил задать самые насущные вопросы Роману Курбатову, историку-слависту и педагогу.

«О чем шумите вы, народные витии?

Зачем анафемой грозите вы России?

Что возмутило вас? волнения Литвы?

Оставьте: это спор славян между собою,

Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,

Вопрос, которого не разрешите вы.»

А.С. Пушкин

Как получилось, что Киевская Русь стала Украиной. Конкретно в какой момент произошёл надлом древней Руси.

— Киевская Русь достигла своего расцвета к середине XIвека, при князе Ярославе Мудром. Государство собиралось в единое целое на протяжении двух веков, основным скрепляющим элементом его было:

— единство языка – древнерусского славянского,

— единство веры (сначала для элиты, позже для всего населения) – государственной религией к этому времени уже более полувека было христианство восточного византийского обряда,

— общий уклад жизни,

— единая правящая династия Рюриковичей.

Киевская Русь имела определенные территориальные границы (от Черного до белого моря), включала в себя, помимо множества славянских племен – кривичей, вятичей, словен, полян, радимичей и т.д., еще и земли народов неславянского происхождения.

Причиной крушения Империй всегда выступает не какой-нибудь один, а множество факторов. Как правило, это внутренние политические и экономические противоречия, внешняя интервенция, конфликт элит и т.д. То же самое относится и к Киевской Руси (кстати, Ярослава Мудрого при жизни называли кесарем и каганом). Умирая, Ярослав Мудрый разделил государство между пятью своими сыновьями. Это еще не было окончательным распадом Руси, так как сыновья князя выступали своего рода наместниками, но уже менее чем через пятьдесят лет на съезде князей в Любече (1097 год), призванном прекратить междоусобицы и объединить князей для защиты от половцев, был провозглашён принцип: «Каждый да держит отчину свою». Еще менее чем через пятьдесят лет, в середине XIIвека, летописец напишет «разодралась вся земля Русская». Нужно сказать, что такие же тенденции в то же время претерпевали большие государства по всей Европе.

Киев потерял былую силу и мощь, население бежало от междоусобиц и набегов степных народов на север, в более спокойные земли Ростово-Суздальского княжества, но считался столичным городом и служил «яблоком раздора» для князей.

Как раз к этому времени к северо-западу от русских княжеств зарождается и крепнет новое государство – Литва. Элита этого государства имеет литовско-русские корни, связано с русской элитой многочисленными и давними династическими браками. Она сначала исповедует православие, затем, в середине XIIIвека, взамен на признание западного мира, принимает католичество. С какими-то из русских княжеств Литва ведет войну, с какими-то, как, например Галицко-Волынским княжеством (впоследствии королевство Галицкое), имеет союзные отношения. Ослабевшее со временем Галицко-Волынское княжество, оно же Малая Русь и Королевство Галиции и Лодомерии, после длительного военного конфликта к концу XIVвека делят между собой Литва и Польша.

XIII век – самый печальный для Руси. По ее территории прокатываются монгольские орды. Многие древние города, столицы княжеств превращены в руины. Среди них и Киев. Литву сия чаша минула, и, закрепив за собой западные, в начале XIVвека окрепшая Литва начинает экспансию на ослабленные монгольским нашествием южные русские земли. К XVЛитва — сильное полиэтническое государство, состоящее преимущественно из бывших русских земель. Туда входят такие русские города, как Брянск, Курск, Минск, Витебск, Смоленск, Владимир-Волынский, Белгород, Чернигов, Киев, Полоцк. Все это время население западных русских земель называют и идентифицируют себя как «русские». Делопроизводство в Литве ведется на западном русском языке, большинство населения говорит на нем же, исповедует православную веру. Православное большинство страны литовской элитой никак не преследовалось, более того, после того, как киевский митрополит «всея Руси» в 1299 году покинул Киев, а в 1325 году перенес свою кафедру в Москву, а она в то время – вассал Орды, литовские князья ищут возможности учредить независимую митрополичью кафедру. С 1316 года Константинополь назначал уже Литовских митрополитов, сначала нерегулярно. Через сто пятьдесят лет они тоже будут носить титул «всея Руси»

В 1569 году Люблинской унией Литва объединяется с Польшей (под давлением последней) в единое конфедеративное государство – Речь Посполитую, передав Польше Волынь и княжество Киевское. Таким образом большая часть современной Украины становится польской, за Литвой остается большая часть Белоруссии. К началу XVIIвека в состав Польши входит территория почти всей современной Украины без Сумской, Харьковской, Луганской, части Запорожской, Херсонской, Николаевской областей и Крыма. Уже в составе Польши русское население Речи Посполитой начало испытывать на себе дискриминацию, в основном, по религиозному признаку. Брестская Уния 1596 года, угодная польской Короне, была инструментом окатоличивания русского населения Речи Посполитой с тем, чтобы оторвать его от усиливавшейся Москвы. К 1620 году православие на Украине приходит в упадок: храмы передаются униатам, монастыри опустели, ни браков, ни крещений, ни отпеваний не совершается. Не осталось ни одного православного епископа. В этом же году бывший проездом в Киеве Иерусалимский патриарх Феофан тайно рукоположил несколько епископов, в том числе, и Киевского митрополита, восстановив тем самым православную иерархию на Украине.

Земли современного государства Украина входили в состав Русского государства неравномерно:

— Гетманщина, Левобережная Украина (центральная часть современной Украины) в 1654 году по итогам Переяславской Рады

— Правобережная Украина (центральная часть современной Украины) – в 1793 году в результате второго раздела Польши

— Галиция – в ходе Первой мировой войны, в 1939-1941 годах, и с 1944 года. Тогда же и Северная Буковина.

— Закарпацкая Русь — в 1945 году

— Донбасс был присоединен к России в течение XVIIIвека, передан Украине в 1922г

— Новороссия — в течение XVIIIвека, передана Украине в 1922г

— Крым был присоединен к России в 1783 году, передан УССР в 1954 году

Из выше перечисленных определенно «наследными» землями Киевской Руси могут считаться Гетманщина, Галиция, Закарпацкая Русь, частично Буковина, Крым и Новороссия. Из-за того, что все эти земли имели отличную от Московской Руси государственность как минимум четыреста лет и более, за это время население этих областей накопило немало отличий от великорусского этноса, таких как:

— языковые отличия. Существует несколько диалектов украинского языка. Одна из особенностей – наличие полонизмов, чем западнее, тем их больше.

— конфессиональные. Так, на западе Украины и по сей день сохранена приверженность грекокатолической унии. Различие в исповедании православной веры в новоприсоединенной Гетманщине и в Московской Руси спровоцировало церковный раскол 1666 года, неуврачеванный и по сей день.

Сложно сказать, как Украина стала «украиной». Разные исследователи дают разные датировки и даже значения этого слова. Так, оно может означать как «окраину», так и просто «край», страну. Однозначно только, что как самоназвание слово «украинец» появилось достаточно поздно, еще в 1848 году галичане, будучи австрийскими подданными, называли свою организацию «Головна руська рада».

«Уже давно между собою Враждуют эти племена; Не раз клонилась под грозою То их, то наша сторона. Кто устоит в неравном споре: Кичливый лях, иль верный росс? Славянские ль ручьи сольются в русском море? Оно ль иссякнет? вот вопрос.» А.С. Пушкин

— Да, очень интересная информация, Роман. От себя хотелось бы добавить небольшой фрагмент речи Богдана Хмельницкого на Переяславской Раде:

«Той Великий Государь, Царь християнский, сжалившися над нестерпимым озлоблением православныя церкви в нашей малой России, шестьлетных наших молений безпрестанных не презривши, теперь милостивое свое Царское сердце и нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с Царскою милостыо своею прислати изволил, которого естьли со усердием возлюбим, кроме Его Царския высокия руки благотишнейшего пристанища не обрящем; а будет кто с нами не согласует теперь, куды хочет, вольная дорога. К сим словам весь народ возопил: волим под Царя Восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели не навистнику Христову, поганину, достати».

Ну а теперь – следующий вопрос: насколько уместно мнение украинского «историка» Грушевского — что Юрий Долгорукий был первым «москалем» положившим традицию уничтожать Киев и «украинский народ»?

— Впервые с работами Грушевского я познакомился лет пятнадцать назад, при первом своем посещении Крыма. Это работа «Иллюстрированная история Украины», написанная им в 1913 году в Петербурге. У меня смешанные чувства возникли от прочтения этой книги и от личности этого автора тоже. Безусловно, нужно учитывать то, что долгое время, даже по меркам истории, бОльшая часть Украины развивалась параллельно истории Восточной Руси, и Московского княжества, в частности. Поэтому, другое видение истории Украины, нежели чем его видим мы (часто с подачи великодержавной промосковской историографии) вызывает у нас отторжение и неприятие. И это необъективно. Но и частое «жонглирование» фактами, их подтасовка и толкование не придают работам «украинофилов», одиознейшим из которых является Михаил Грушевский, объективности. Вот, как пример, сноска-комментарий Грушевского на надпись, начертанную на серебряной доске в Церкви Гроба Господня в Иерусалиме, где Мазепа назывется «российским гетманом»: «Российского» в значении «руського», того, что теперь называется украинским – смешение названий, не вредившее тогда, но давшее себя почувствовать в наше время». Я не встречал такого утверждения Грушевского, что Юрий Долгорукий «москаль» (достаточно странное, если это правда – ведь сам Юрий Владимирович княжеского рода, из Киева, а Москва во времена его правления – по современным меркам просто укрепленный поселок). Но подмены понятий Русская земля и Украина, а также противопоставления «украинских» князей и Юрия и его сына Андрея четко прослеживаются у Грушевского. Вот цитата из книги: «… полные печали строфы «Слова о полку Игореве» раздавались как похоронный плач над политической жизнью Украины», и дальше приводятся строки «Слова», где собственно про «Украину» и ни слова: «По Русской земле простерлися половцы словно хищное гнездо». Далее Юрий и Андрей именуются автором «суздальскими» князьями, как бы в противовес остальным «украинским» князьям. Очень недобросовестная подмена. Тот же Юрий Долгорукий был Великим князем Киевским по крови, так как был сыном «правильного», «украинского» князя Владимира Мономаха. В противовес «суздальцам» (видимо, отождествляемым Грушевским с будущеми «московитами»), похвалы у него заслуживает князь Роман Галицкий. Но ведь этот князь стал «украинским» — Волынским и Галицким, успев перед этим побыть «по наследству» князем Новгородским, повоевав (и успешно) именно в этом качестве с суздальцами.

Разделить в этот период – я говорю о XII-XIIIвеках народы и их правителей – на «украинских» и «неукраиснких» — как минимум то ли глупость, то ли провокация. Самое обидное не в том, что это мнение какого-то историка, пусть и такого маститого, как М. Грушевский — а в том, что по этим учебникам уже 100 лет пытаются учить истории детей. Правда, я лично сделал большое открытие, прочитав эту книгу – так, именно из нее я узнал, что во все те частые, но недолгие периоды, что земля Украины не находилась под гнетом каких-то внешних сил – Польши, Турции, Московского царства или Российской Империи, она превращалась в полигон для политических баталий между гетманами, радами, старшинами. Что неизбежно приводило Украину к новому витку «порабощения» *смеется*.

«И ненавидите вы нас… За что ж? ответствуйте: за то ли, Что на развалинах пылающей Москвы Мы не признали наглой воли Того, под кем дрожали вы? За то ль, что в бездну повалили Мы тяготеющий над царствами кумир И нашей кровью искупили Европы вольность, честь и мир?..» А.С. Пушкин

— Этнический западный украинец – кто это? Откуда там появились его предки? Происхождение этого славянского субэтноса.

— Этнически западный украинец, по большому счету, такой же украинец, европеец, как и все остальные жители Украины. Скажу даже более. Из-за того, что Западная Украина – Волынь, галиуия, Подкарпацкая Русь долгое время входили в состав нерусских и неукраинских, неправославных, а подчас и неславянских государств – Речи Посполитой, Священной Римской империи, Венгрии, Австро-Венгрии, Чехословакии, их этнический состав был более стойким, так как эти народы часто выступали в роде национальных меньшинств в этих государствах. Нацменьшинства и диаспоры всегда более однородны, стараясь сохранить веру, обычаи, язык, они держатся друг друга, заключают браки между представителями одной народности и веры, и т.д. По степени распространения галогруппы R1a, общей для всех восточноевропейских народов, жители Западной Украины даже ближе жителям центральной и северной частей России, чем жителям средне части самой Украины. Это связано во многом с высокой миграцией жителей царской России и, особенно, СССР.

На землях западной Украины славяне жили издревле, анты уже в VIвеке. К моменту образования Киевской Руси это в основном земли белых хорватов. А последующие отличия от основной массы русских и украинцев были вызваны долгим нахождением в ареале неправославных нерусских государств – Литвы, Речи Посполитой, Австро-Венгрии, Польши, Чехословакии. Это отличия в языке, в вероисповедании, архитектуре, жизненном укладе, ориентирах и ценностях.

«Вы грозны на словах — попробуйте на деле! Иль старый богатырь, покойный на постеле, Не в силах завинтить свой измаильский штык? Иль русского царя уже бессильно слово? Иль нам с Европой спорить ново? Иль русский от побед отвык?» А.С. Пушкин

— Согласны ли вы с мнением, что лучшая часть старого запорожского казачества переселилась на Кубань, дав начало трём казачьим войскам-субэтносам: линейцам, кубанцам, черноморцам?

Не знаю, лучшая или худшая, скорее всего, просто большая часть запорожских казаков, именуемых после упразднения Запорожского войска Войском Верных Запорожцев, после Русско-турецкой войны 1787—1792 заселила выделенную Екатериной IIв знак благодарности территорию левобережной Кубани. Это факт.

— Если предыдущее высказывание в той или иной мере подтверждается, как вы считаете, кто занял «освободившиеся» территории? Субэтнический состав…

— Власти Империи старались всегда заселять новоприобретенные земли населением, исповедующим христианскую веру. Соответственно, русские, украинцы (по тогдашней терминологии малороссы), белорусы были в приоритете. Потом болгары, греки, сербы, немцы, армяне. Собственно, это отражает и современный состав населения области.

— Вы утверждаете что западные украинцы — славяне без примесей. Как тогда объяснить у них наличие греко-католической веры?

— Дело в том, что вопрос веры и происхождения, национальности, расы – не одно и то же. Несмотря на то, что исторически так получилось, что так называемые «мировые религии» в Старом Свете имеют региональное распространение – христианство протестантского толка – на северо-западе Евразии, католичество – на юго-западе и в центре, православие – на востоке, ислам – на ближнем Востоке и в Средней Азии, буддизм — на Дальнем Востоке, все-таки это имеет отношение к политико-экономическому развитию этих регионов, а не к биологии. Среди славянских народов исторически есть и католики, причем рьяные, как, например, поляки, хорваты, большинство католиков среди чехов и словаков, словенцев, лужичан. Есть среди славянских народов и мусульмане – это босняки.

Изначально жители Западной Украины исповедовали христианство в его восточной форме, ведь именно таким его принес на Русь и утвердил в качестве официальной религии общерусский князь Владимир в конце X столетия. Отличия между западным и восточным исповеданием христианской веры уже тогда были достаточно сильными – западные священники давали обет целибата, то есть не должны были вступать в брак, существовали отличия в крестном знамении, в ведении богослужения, архитектуре, церковном пении, устройстве храма, но главное — в догматике.

Основные догматические различия, не принимаемые православием, сводились к двум нововведениям латинской церкви:

1. Учение о филиокве – об исхождении Святого Духа от Христа.

2. О верховной власти Римского папы как наместника Бога на Земле.

В XII веке церкви «разошлись» официально, когда верховные иерархи Рима и Константинополя, к чьей юрисдикции относилась тогда вся Русь, взаимно прокляли друг друга. Попытки объединить обе церкви с тех пор предпринимались неоднократно, предпринимаются они и по сей день. Элиты русских государств часто были готовы признать унию (а по большому счету, все это сводилось просто к признанию верховной власти Римского папы) взамен на уступки или помощь Запада – признание своей легитимности, повышение статуса, вооруженная или экономическая помощь. Так, князь Галиции Даниил получил в 1253 году от Римского папы титул короля, правда, католичества так и не принял. Московская Русь также была как минимум дважды близка от вступления в унию – в 1439 году митрополит Киевский и всея Руси Исидор поставил свою подпись под решением Ферраро-Флорентийского собора о воссоединении церквей под властью Рима. Вернувшись в Москву, был заключен в темницу, бежал, и, в конце-концов, стал католическим кардиналом. Второй раз остро вопрос об унии стоял в Смутное время.

Вопрос об унии в Западной Украине встал остро тогда, когда ее земли стали частью западных, католических государств – Литовской Руси, Речи Посполитой, Священной Римской империи германской нации (впоследствии Австро-Венгрия). Там католичество было доминантной религией, права православных, в особенности, конечно, это тяжело было выносить элите – боярству, дворянству, купечеству, духовенству, ущемлялись с годами все сильнее. В Средневековье Церковь играла громадное значение в жизни общества, и единство Церкви было необходимо элите, правящему классу, для закрепления и единства начавших тогда формироваться наций. И вот в Речи Посполитой был найден компромисс – так называемая Брестская уния 1596 года. Она закрепляла статус Православной Церкви, оставив русскому населению Литвы и Польши его традиции, обряды, взамен Рим получал признание латинских обрядов и главенства Римского папы. Повторюсь — это был, конечно, компромисс, который не раз нивелировался последующими историческими событиями. В реальности, католики, в том числе и латинские иерархи и после Бреста смотрели на униатов как на «недокатоликов», всячески дискриминировали униатское духовенство. После разделов Польши обе стороны – западная и российская, пытались «подгрести» униатов «под себя» — австрийские власти старались из них сделать 100% католиков, а русские – православных. Униатство пытались запрещать и в Российской Империи (и Екатерина II, и Александр II), и в СССР. После окончательного присоединения Западной Украины и Западной Белоруссии в 1946 году Сталиным был инициирован, конечно же, «добровольный» переход униатов в юрисдикцию Московского патриархата и ликвидация унии. В 90-е годы Львовский собор был признан недействительным и началось восстановление, не без поддержки Рима, греко-католических общин.

Правда, за всю эту историю были и многократные и успешные попытки воссоединения греко-католиков с Православной Церковью и на совершенно добровольных основах. Тут показательна история святого праведного о. Алексия Товта, он канонизирован Русской православной церковью в Америке. Он был русин из Австро-Венгрии, из униатской семьи, стал униатским священником и был отправлен в США местным епископом по приглашению греко-католической общины в Миннеаполисе. Но американские католические иерархи с презрением отнеслись к женатому «недокатолику» и не разрешили служить. Более того, местный католический архиепископ разместил в приходе заявление о том, то он не признаёт отца Алексия ни католиком, ни священником. И тот перешел со всем своим приходом в лоно Русской церкви, вот его слова: «Когда я всё это увидел и услышал, тогда решился на то, что давно уже жило в моём сердце, из-за чего душа болела у меня… быть православным… но как же?… Необходимо быть очень осторожным. Та несчастная уния — начало упадка и всего злого — очень прижилась у наших людей, 250 лет прошло, как это иго на наши шеи возложили!… Я горячо молил Бога, чтобы Он мне дал помощь и силу просветить моих тёмных верных… В том деле помогли мне сами прихожане. Когда я созвал своих прихожан, объяснил им своё печальное положение и заявил, что остаётся лишь лишить их, то некоторые из них заявили: — «нет, пойдём к русскому епископу, не вечно ж чужим кланяться!». Отец Алексей, как и все русины своего времени, был воспитан в любви к русскому православию и называл свою веру русской. Считал унию насильственной, а её принятие — причиной упадка русинской культуры. Только его пример сподвиг к переходу в православие сотен тысяч униатов! Историй таких множество. Так, например, множество простых людей стало православными во время Галицийских операций в ходе наступлений Русской армии в Первой мировой войне.

«Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды, От финских хладных скал до пламенной Колхиды, От потрясенного Кремля До стен недвижного Китая, Стальной щетиною сверкая, Не встанет русская земля?.. Так высылайте ж нам, витии, Своих озлобленных сынов: Есть место им в полях России, Среди нечуждых им гробов.» А.С. Пушкин Авторы статьи: Александр Волконский, Роман Курбатов.

Политика

Либеральная «российская» пресса и их фашиствующие братья по разуму с Украины не на шутку перевозбудились в связи с последним коронавирусным обращением их страшного божества Пу (действительно, наделяющего хоть каким-то смыслом их безрадостное существование).

«Все пройдет, пройдет и это, — вспомнил Владимир Владимирович своего древнего коллегу Соломона. — Наша страна не раз проходила через серьезные испытания. И печенеги ее терзали, и половцы. Со всем справилась Россия».

Что же, проведем краткий ликбез для жертв незалежного от науки «образования». Начнем с того, что никакой «Киевской Руси» не было. Этот прежде никогда не существовавший топоним ввел лишь в XIX веке Карамзин. Московский историк, кстати. Так что тут — первая зрада (измена — прим. ред.).

Теперь, вторая. В IX в. (т.е., за тысячу лет до Карамзина с его «Киевской Русью») Константинопольский патриарх Фотий (при котором была крещена дружина киевских князей Аскольда и Дира), учреждает «митрополию Росия». А в следующем столетии топоним «Росия» уже вовсю используется в сочинении, приписываемом императору Константину Багрянородному «Об управлении империей» (948-952 гг.). Именно Константин XVII принимал княгиню Ольгу (как сказано в Лаврентьевской летописи, «благословенную сынами рустии»). Отметим, в греческом сочинении усматривается уже разделение на Мало- и Великороссию: автор перечисляет города «внешней Росии» Новгород, Смоленск и др., торговые пути из которых сходятся в «крепость Киев» (очевидно, во внутренней, «малой России»).

Русь в узком смысле, это действительно Поднепровье между Полесьем и границей степи, на которой «царь российский» (как именуется святой князь Владимир в четьи-минеях) возвел в 992 году пограничный город-крепость Переславль-Русский (ныне именуемый Переяславом-Хмельницким).

Но сразу же обломаем уповающих на зарождение отдельной европейской нации в пределах «малой Руси». Ибо «креститель российский» Владимир устроил зраду №3: Он заселил «Київщину»… «москалями»! Вот что повествует Лаврентьевская летопись о событиях крещального 988 года: «И говорит Владимир: „Не хорошо, что так мало городов около Киева‟. И начал ставить города по Десне, и по Остру, и по Трубежу, и по Суле, и по Стугне. И начал набирать мужей лучших от словен (из Новгородской земли, — Д.С.), и от кривичей (нынешнее Подмосковье, — Д.С.), и от чуди (вообще, угро-финны! — Д.С.), и от вятичей (то же «Подмосковье и окрестности», — Д.С.), и заселил ими города — стали ратью от печенегов. И воевали с ними, и одолевали их».

То есть, одолевали печенегов «сыны рустии» — самые, что ни на есть москали!

На месте победы над печенегами Ярослав Мудрый возвел Софийский собор в Киеве. Через десять лет он заложит Софийский собор и в Новгороде. Нет, не Волынском, а в самом что ни на есть москальском! Где в свое время княжил и его отец Владимир Красное Солнышко, и он сам, и его сын — тоже Владимир. Благословит Ярослава на возведение Софии Новгородской митрополит Киевский Феопемпт (ок. 1037-1049) — «архонт Росии», как значится на его печати.

Надпись на печати его преемника Георгия с «омегой» в написании «Росии» дает понимание эволюции топонима.

Дело в том, что в греческом языке (а митр. Георгий, как и подавляющее большинство его предшественников, был ромеем) нет чистого «у». При его передаче в словах иностранного происхождения греки использовали «омегу», обозначавшую долгое «о». И в следующем столетии — на печатях Митрополита Киевского 1104-1121 гг. Никифора и «благороднейшего архонта Росии» Владимира Мономаха (в Крещении Василия) утвердилась уже «о».

А вот в латыни «у» есть. Как есть и буква, его обозначающая. Поэтому один из основателей ордена францисканцев, папский легат в ставке Чингисхана Джованни дель Плано Карпини писал Russia и Russiae. С двойным «с» именовал князя Даниила Галицкого «королем Руссии» и понтифик Иннокентий IV (булла Cum ad aliorum от 14 мая 1253 г.).

Что же касается разницы между корнями слов «руский», «русьстий», «русьскый», «роускоуй», «русский» (появляется в XVII в.) и т.д., то объяснялась она отсутствием единого правописания. Как мы уже убедились, в Лаврентьевском списке «рустия» вообще со строчной. Зато звучит почти как в булле того же Иннокентия IV «к архиепископам, епископам и всем христианам в Русции» (и тот же 1253 г.). В конце концов, на мове (на украинском языке — прим. ред.) «Росія» и сегодня с одинарной «с».

Кстати, предшественник Иннокентия Григорий IX в 1231 году именовал «правителем Руссии» (Regi Russiae) великого князя Владимирского. Украинские историки, впрочем, настаивают, что обращался папа Григорий к самому, что ни на есть «украинскому королю» Даниилу Галицкому. Так что, зрада №4.

Можно было бы продолжать и дальше — вплоть до именования галичан не просто «россиянами», а московитами, но ограничимся печенежским и половецким периодами в истории отношений между степняками и Русью-Россией (а не выдуманной советским «историком» Грушевским «Русью-Украиной»). Подведем итог выводом «светочи» украинства Драгоманова: «Звали когда-то свою землю москвичи и галичане одинаково — Русь, Русиа, а потом, как стали более перенимать латинские и греческие названия, то Руссиа, а далее — Россия». И пусть это будет зрада №5.

Действительно, понятие «Русь» употреблялось наравне с «Росией». Но, больше для внутреннего пользования. В иностранных же хрониках «русь» употребляется по отношению к народу, а не к стране.

После монгольского нашествия, рассеявшего половцев, Русь-Россия также видоизменяется. Ее южные и западные княжества захватывают литовцы и поляки. Элита латинизируется и полонизируется, простой народ частично униатизируется. Только северные и восточные княжества (та самая «Внешняя Росия» из ромейских хроник), в полной мере становятся продолжателями православной Руси. Еще в 1299 г. митрополит Киевский Максим переносит свою кафедру во Владимир. С этого времени православные подвижники неумолимо увядающего Нового Рима начинают готовить в преемники будущий Третий Рим. Который станет не просто единственным суверенным государством после падения Константинополя, но православной империей — защитником православия в угнетаемых мусульманами и католиками некогда православных странах.

«Древняя Русь совсем не похожа на Украину», — замечал Олесь Бузина.

Первыми освободила Великороссия от польско-иезуитского владычества и «татарской неволи» братьев-малороссов. Те к XVII веку, в силу польско-литовских и униатских влияний уже заметно отличались от великороссов. Но не только западное воздействие позволяет считать малороссов и великороссов отдельными субэтносами единого русского этноса. Если субстратом великороссов наряду с господствующим русским славянским элементом стали угро-финские народности северно-восточной Европы, то жители «украинской степи» смешались со степняками тюркского происхождения. Смешение это началось еще в XI в. («красные девки половецкие» особо ценились в качестве невест), но наиболее действенно происходило уже после того, как половцы были рассеяны. Отсюда преимущественно тюркские элементы в одежде, вооружении и даже тактике «украинских» казаков, обилие тюркоязычных слов в «соловьиной» (тот же сакрально-«эуропэйський» Майдан), и сама топонимика: Торчин, Печенежин, Чигирин и т.д. и т.п.

О доле азиатской крови в среде эуропэйской нации косвенно могут говорить половецкие окончания —енко и —чук, а также печенежские —тян, —дян.

И печенеги, и половцы были частично христианизированы. Поэтому изменить цивилизационный код ассимилировавших их русских Малороссии не могли не только в силу своей относительной малочисленности. Малороссы всегда ощупали свое цивилизационное единство с великороссами и белорусами. Потому так стремительно и начали стираться границы между субэтносами, как только снято было внешнее давление оккупантов Южной и Западной Руси. И потому так тревожило это внешних ненавистников Российской Империи — единственной защитницы православия в мире — приступивших во второй половине XIX в. к выращиванию неких «украинцев».

«Какое нам дело, говорят украинствующие, до какого-то общерусского мессианства?— писал о первых продуктах австрийско-польской украинизации выдающийся киевлянин, потомственный дворянин Волынской губернии Василий Шульгин. — Мы — патриоты своего кутка по правилу: „Моя хата з краю, ничего не знаю‟… Так обманывают себя маньяки раскола! Они думают, что, стремясь к независимости, они совершают благое для своих „сорокамиллионных‟ земляков. Как тетерева на току, они, заливаясь песнью чигиринствующей любви, глухи и даже слепы…

Для Малой Руси отделиться от Великой значит добровольно отказаться от своих природных колоний, простирающихся от Балтики до Тихого океана и от Белого Моря до Персии.

Игра в старинные греческие слова! — скажут.

Ничуть. Старинные слова в наше время приобрели новый, глубокий смысл. Те, кто не знают этого вопроса, пусть пересмотрят данные о движении населения в Российской Империи. Из этих данных будет ясно, что край, который под именем „Украины‟» хотят отрезать от русского народа, в течение последних десятилетий выселил в остальную Россию избыток своего населения, измеряемый миллионами людей. Малороссиянами хлеборобами заняты были значительные пространства, как на Юге, так и на Востоке Российской Империи. Равным образом, неучитываемое, но весьма значительное число малороссов рабочих и малороссиян-интеллигентов всяческих профессий нашло применение своим силам, и получили кусок хлеба на необъятных пространствах целокупной России. Последняя ведь не делала никаких различий в этом деле между хохлом и кацапом!

…Украинствующие, желающие нас этого нашего естественного прибежища лишить, с точки зрения разума — безумны, а с точки зрения интересов южно-русского народа — преступны!

…Понимая все это, мы твердо стоим при своем русском имени. Предать его — значить продать за чечевичную похлебку самостийности (независимости — прим. ред.) бесценное право первородства. За этим первородным правом стоит такая реальность, как вся Русская земля. Ее мы лишимся, заделавшись украинцами.

…Ни при каких случаях, ни по каким важным или мелочным соображениям не называйте себя украинцами».

К голосу «классового врага» украинизаторы XX в., естественно, не прислушались. Украинство оформилось в государство — Анти-Россию. Что же, пройдет и это.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Миф о «европейской Руси-Украине»

На Украине продолжают создавать миф о «Руси-Украине», уничтожая память о единой истории Русской земли и едином русском народе. Причём фальсификация истории на Украине перешла на высший политический уровень. Глава Украины Петр Порошенко подписал указ «О чествовании памяти князя Киевского Владимира Великого — создателя средневекового европейского государства Руси-Украины». В результате русский князь Владимир объявлен основателем Украины — средневекового европейского государства.
В тексте указа Порошенко сообщается: «С целью сохранения и утверждения традиций украинской государственности напоминание о роли исторического наследия Руси-Украины в их становлении, признание важности принятия христианства для развития украинского общества как неотъемлемой части европейской цивилизации, памяти Владимира Великого — выдающегося государственного и политического деятеля, князя Киевского, создателя средневекового европейского государства Руси-Украины, и в связи с тысячелетней годовщиной его упокоения, что исполняется в 2015 году, постановляю кабинету министров Украины разработать при участии Национальной академии наук Украины, общественных организаций и утвердить план мероприятий по чествованию памяти князя Киевского Владимира Великого».
В рамках тысячелетней годовщины на Украине собираются провести ряд «научных» мероприятий, которые направлены на пропаганду теории «Руси-Украины» и «событий украинской истории соответствующего периода». Также предлагается провести торжества, выпустить в обращение монеты и почтовые марки, посвященные деятельности великого киевского князя Владимира Святославича. К этой работе должны подключиться заграничные дипломатические учреждения Украины, которые проведут мероприятия, посвященные памяти князя Владимира.
Таким образом, в Малороссии-Украине продолжают украинизацию общей истории Русской земли. Прямо на наших глазах миф о существовании «древнеукраинского государства Русь-Украина» окончательно закрепляется на государственном уровне. Понятно, что геополитические противники России поддержат эту весьма перспективную идею. Пример польского министра Гжегожа Схетыны ещё свеж. Ревизии и фальсификации подвергается не только период Второй мировой войны, но практически вся история русского народа.
Всё это вполне укладывается в западную модель «Россия — это Мордор», современная «обитель зла». Основное сражение идёт в области смыслов и образов. Западу необходимо сокрушить краеугольные камни русской истории, обрубить корни русского народа, чтобы русские потеряли исток своей силы. Русских пытаются объявить главными виновниками начала Второй мировой войны и нынешнего глобального противостояния. Не зря американский президент Барак Обама поставил нас на одну доску с боевиками «Исламского государства» и вирусом Эбола. Создается образ врага, которого должны сокрушить «силы Света и Демократии», то есть Запад во главе с США и другие страны мирового сообщества, то есть сателлиты и холопы Американской империи.
На Украине продолжается долгосрочный и опасный эксперимент по расколу единой русской цивилизации и единого суперэтноса русов (великороссов-русских, малороссов — южных русов и белорусов). Мы видим, как определённые силы, заинтересованные в решении «русского вопроса», прямо на наших глазах превращают историю в фарс. Они показывают, что историю пишут победители. И можно сделать историю практически любой, так как средства массовой информации позволяют буквально за одно поколение сделать миф господствующей теорией.
Можно также вспомнить, что подобную информационную и психологическую технологию обкатали ещё в Третьем рейхе. Тогда всего за несколько лет ранее маргинальные и эзотерические теории о «избранности» немцев, нордическом первородстве германцев стали господствующими в умах немецкой элиты и общества.
Тогда, чтобы сокрушить этот миф, понадобились годы кровавой войны. Жизни десятков миллионов людей были принесены на алтарь ложных концепций. Только военным путем, когда Германская империя была сокрушена, а немцы (сначала западные, а после гибели СССР и восточные) стали рабами хозяев англосаксонского проекта, было доказано, что не только немцы являются «истинными арийцами». Русские никогда не претендовали на «избранность» и «первородство», но именно они прямой и честной силой доказали свою прямую принадлежность к древним воинским культурам.
Схожую технологию применяют и в Малороссии. Оболваненным и замороченным южным русским-русам внушают, что именно они «истинные наследники» Древнерусского государства. Что киевские князья Святослав, Владимир и Ярослав Мудрый были «украинцами». Что «украинцы» сохранили свою славянскую сущность. А колонизировавшие районы Оки и Волги славяне якобы перемешались с финно-уграми, затем монголами и утратили свою «славянскую кровь». Мол, «москали» — это гремучая смесь славянской, финно-угорской и монгольской крови, и они не имеют никаких прав на Древнерусское государство (Киевскую Русь). Нашу общую историю присвоили только Украине.
Отсюда выводят и теорию об «исключительной агрессивности русских». Якобы их монгольские корни заставляют русских постоянно воевать и захватывать соседние страны. Так русские в свое время захватили Сибирь и Дальний Восток, Украину, Прибалтику, Польшу, Кавказ, Финляндию и Среднюю Азию. Теперь же русские якобы «восстанавливают империю зла» и снова пытаются захватить Украину. Поэтому мировое сообщество должно «ради блага всего человечества» лишить русских оставшихся ещё «оккупированными» областей Севера, Сибири, Дальнего Востока. Русские согласно этой теории должны жить в пределах «исторической Московии» — части Восточно-Европейской равнины, которая на востоке ограничена Уралом.
Миф о «Руси-Украине» позволяет отделить от русского суперэтноса десятки миллионов южных русов — русских, сократить территорию Русской земли и стравить между собой русских. Враги Руси, включая паразитов, которые захватили власть в Малороссии-Украине и подчиняются антирусским центрам в Европе и США, применяют древнюю стратегию разделяй и властвуй (лат. divide et impera). После расчленения «Большой России» (СССР) в 1991 г. Украину довольно быстро превратили в «АнтиРусь». Хозяева Запада очень умело используют ресурсы русской цивилизации для её же самоуничтожения. Без прямого вмешательства оккупационных сил русские сами ведут войну на уничтожение других русских. Разрушают доставшуюся от Советского Союза инфраструктуру, что довольно быстро позволит выполнить мечты западников-русофобов о «оптимизации» русского народа до численности 20-30 млн. человек, которые будет обслуживать «трубу».
Враги Руси используют историю как информационное оружие, позволяющее в довольно быстрые сроки (менее чем за одно поколение) превращать народы в «этнографический материал», «биомассу» и лепить из неё всё что угодно. Так «украинская химера» позволила стравить русских с русскими. Потомки гордых победителей практически всей Европы превращаются в «укров-аборигенов», которые с диким гиканьем и плясками крушат памятники общей русской-советской истории, лишаясь исторической памяти и превращаясь в «пушечное мясо» для борьбы с теми русскими, которые ещё не совсем утратили свою «русскость». Как уже не раз отмечалось, если брать образы «Властелина колец» — темные силы уродуют психику, культуру, язык части этноса русов, превращая их в «укров-орков» и бросая их в бой с другими русскими. Это очень страшный процесс и крайне опасный, так как несёт в себе потенциал новой полномасштабной Гражданской войны на территории русской цивилизации. Война на Донбассе — это уже очаг такой войны и он постепенно охватывает всю Малороссию, которая превращается в «Руину-2».
Этому процессу необходимо на концептуальном и историко-хронологическом уровне противопоставить подлинную историю русского народа, отвергнуть теорию о существовании «украинского народа» на официальном уровне. Необходимо вести активную пропаганду известных историкам фактов, о том, что общеизвестные источники по истории Руси IX — XIII вв., которые воспроизводят этническую и топонимическую терминологию своего времени, в течение пяти столетий в качестве этнонимов для названия населения Руси используют термины: «русь», «русский род», «русы», «росы», «русский народ», «русины», «русичи», «русская земля». В основе всех терминов лежат два ключевых слова — «русь» и «русский».
Именно так самоопределяли себя жители Русской земли в то далекое от нас время. Они не называли себя «украми», «украинцами», «украинцами-русами», «малороссами», «восточными славянами» или «россиянами». Они гордо звались «русскими» и «русами». Все поздние термину искусственны и изобретены историками и общественными деятелями в различных целях. В частности, «великороссами», хотя они себя так не называли, в XIX столетии стали называть жителей северо-восточных, «великорусских» губерний, а «малороссами» называли русских живущих в южнорусских и западнорусских землях, в «Малой России-Руси». Все они были русскими, отличаясь незначительными местными этнографическими признаками, в одежде, быте, песнях, говоре и т. д.

Таким же образом в России тогда, да и сейчас можно создать ещё не один десяток «самостоятельных, незалежных народов». В частности свои особенности имеют поморы, казаки разных областей, сибиряки, москвичи и т. д. В XVIII-XIX вв. ещё не стерлись все различия между жителями бывших независимых княжеств и земель Руси — Рязани, Твери, Москвы, Смоленска Новгорода и т. д. Надо отметить, что ныне определённые силы продолжают работу по созданию местного этнического или регионального сепаратизма, создавая предпосылки для расчленения России.
Государственная идеология должна основываться на том факте, что русский народ изначально идентифицировал свою национальность как русскую и не дробил, не делил её на «ветви», «братские народы», «москалей» и «хохлов». Поэтому в целях восстановления объективной картины подлинной истории русского народа мы должны раз и навсегда отвергнуть ложные и разрушающие единство русского суперэтноса либерально-марксистские и украинские теории как псевдонаучные, антиисторические и провокационные, помогающие врагам Руси.
Наша страна с древнейших времен, включая эпоху «Киевской Руси» (также искусственное название, русские так свою землю не называли), называлась: «Русская (Руськая) земля», «Русь», «Рось», «Росия», «Рустия». В их основе одно слово — «Русь». Лишь позднее появился греческий эквивалент «Россия». Наша Родина никогда не была «Украиной» или «Русью-Украиной». В источниках встречается слово «украина», «украйна», но всегда в значении «граница», «приграничная территория, область», «окраина». Такой «украиной-окраиной» мог быть Псков или Сибирь. Топонима «Украина» в источниках Древней Руси нет! По всем источникам князья Святослав, Владимир, Ярослав, Даниил Галицкий и все другие князья были «русскими князьями», «князьями Руси». А не «украинскими князьями». Даниил Галицкий, который пошёл на союз с католическим Римом, даже побывал «королем Руси» (а не «Украины» или «Руси-Украины»). Внуки Даниила Галицкого Андрей и Лев Юрьевичи были «Божьей милостью князья всей Русской земли, Галиции и Владимирии», а не «Украины».

Печать Юрия (Георгия) Львовича. Надпись: «S Domini Georgi Regis Rusie» — «Печать государя Георгия, короля Руси».
Ничего не изменилось и в последующие столетия, когда западнорусские земли были оккупированы Литвой, Польшей и частично Венгрией. Этнический состав западнорусских земель не изменился. Представители западнорусской элиты принимали католическую веру, женились на польках, отдавали детей в польские учебные заведения, где им успешно «промывали мозги», переходили на польский язык и становились «поляками». Но практически всё остальное население город и деревень Западной Руси («Малой России», как её называли в Византии) было по-прежнему русским, с вкраплениями польского и еврейского этносов. Практически все княжеские и боярские роды Западной Руси быстро окатоличились и ополячились. Народное же большинство осталось русским.
Понятно, что трехсотлетнее польско-католическое господство наложило свой отпечаток. Возникло униатство. Началась полонизация русского языка, которая в современной Украине доведена до логического конца, когда по-русски звучащие слова меняют на польские слова и новоделы. Было вытеснено русское образование, началась замена русских традиций, обычаев польскими. В частности, возник феномен «украинского шляхетства» — аналог польского панства, шляхетства, с его нездоровыми элитарными замашками и желанием незначительного меньшинства паразитировать над народом, который паны называли «быдлом» («скотиной»). Нынешний украинский олигархат, по сути, продолжил эту традицию.
Ватикан и Польша создали проект «Украины» и «украинского народа», планомерно проводя курс на денационализацию русского народа. Польские же идеологи в XIX в. обоснуют существование отдельного «украинского народа», отличного от «московитов» — потомков финно-угров и монголов с незначительной примесью славянской крови. Эту идею подхватят «украинствующие» — отдельные маргинальные интеллигенты, как сейчас сказали бы «национал-предатели». К началу XX века небольшая группа украинствующей интеллигенции будет существовать на обочине общественной жизни «Малой России» и получит возможность реализовать свой проект только из-за разрушения Российской империи, когда проект «Украина», чтобы ослабить Россию, поддержат Австро-Венгрия, Германская империя, а затем Вторая Речь Посполитая. Затем проект «Украина» будут использовать в своих целях Третий рейх и Соединенные Штаты. В современное время основной внешний спонсор этого проекта — США.
Возвращаясь в XVII—XVIII вв., необходимо сказать, что ассимиляция (растворение) верхов Западной Руси — Малороссии не привело к ассимиляции народных масс. Хотя народ и понёс серьёзные культурные потери, потеряв возможность развивать русское образование, искусство, язык и т. д. Однако народ как целостный организм не утратил своей русскости, сохранил православную веру, русский язык и базовые традиции.
Для полной ассимиляции, окатоличивания и полонизации требовались ещё многие столетия. Нынешних мощных средств массовой информации (при необходимости дезинформации и зомбирования), которые позволяют черное делать белым и наоборот, внушить молодому поколению бредни о «древних украх» и извечных врагах-москалях», ещё не было.
Всё это предопределило национально-освободительную борьбу русского народа против Речи Посполитой в 1648-1654 гг. и историческое решение Переяславской Рады о воссоединении Малой и Великой Руси. Кстати, гетман Богдан Хмельницкий, говоря о войне с поляками, «хотящими искоренити Церковь Божию, дабы и имя Русское не помянулось в земле нашей», предельно ясно показал высший смысл той жестокой войны и пророчески указал на характер нынешнего противостояния в Малороссии.
За освобождение Малороссии от польского ига сражались не мифические «украинцы», а русские люди. Ничего не изменилось и в последующие столетия. До начала мировой войны 1914 г. большинство тех же галичан, которые ныне являются концентрированным ядром «украинской химеры», идентифицировали себя именно в качестве русских, и это осознание было вытравлено только массовым геноцидом со стороны австро-венгерских оккупационных властей, когда были физически ликвидированы виднейшие представители местной русской интеллигенции, наиболее пассионарное русское ядро.
Окончательно оформили проект «Украина» — создана Украинская ССР и официально объявлено о существовании «трёх братских восточнославянских народов» (русских, украинцев и белорусов), уже большевики-интернационалисты. Троцкий и другие большевики-интернационалисты тогда, по существу, выполняли внешний «заказ». Необходимо было обескровить, расчленить единый русский народ — выделив из него «украинцев», которые были объявлены отдельным «народом». После этого вся мощь государственной машины была направлена на создание украинской государственности, развитие украинской «мовы», которую искусственно отделяли от русского языка. Существовали даже карательные «тройки по украинизации», которые переводили русское население на «мову». Шла украинизация документации, вывесок, газет, в учреждениях стали запрещать говорить по-русски. В паспортах была зафиксирована национальность «украинец», за «мовой» был закреплен официальный статус не только на территории Малороссии (Западной Руси), но и в всегда бывших русскими регионах — Новороссии, Крыму, Донбассе, Черниговщине, Слобожанщине.
Слава Богу, Киевскую Русь тогда Украине ещё не подарили. Однако ныне этот процесс доходит до своего логического конца. У русского народа отнимают и период Древнерусского государства, обрубая его корни периодом с начала Московско-Владимирской Руси.
Тогда процесс тотальной украинизации русских и тотальной русофобии в Малороссии был остановлен «большой чисткой», Сталиным. В 1937 году наиболее оголтелые фанатики украинства попали во «враги народа» и тысячами отправились в лагеря. Правда, официально украинизация не была отменена, но её накал резко снизился. Процессы стали развиваться подспудно. Видимо, Сталин не осознал значение всей опасности проекта «Украина» и создания «украинского народа», да и времени не было, других дел хватало.
Во время немецкой оккупации началась новая волна украинизации. Гитлер имел далеко идущие планы на Украину-Малороссию и планировал навсегда оторвать ей от России. Гитлер хотел любой ценой сократить численность русского народа. Поэтому взятие каждого города на Украине сопровождалось закрытием русских газет, печататься могли только украинские. Такие же процессы шли в области образования, документации, в администрации и т. д. Освобождение Малороссии войсками Красной Армии снова положила конец активной украинизации.
Затем украинизация была активизирована при Хрущеве, который наделал немало бед в стране. Однако при Брежневе всё снова ушло в подполье. Скрытые «бандеровцы», официально бывшие коммунистами, продолжали свою разрушительную миссию, но масштабы были не те, чтобы затронуть народные массы. Планов по расширению применения украинского новояза уже не составляли, а без государственной поддержки украинство было обречено на естественную смерть. Гибель Советского Союза позволила начать новую волну украинизации Малороссии. Украинствующие получили полную свободу. 23 года ломали и корежили общерусское и советское наследие, пестовали молодое поколение нацистов.
Итоги печальны. Власть получили олигархи, «национал-предатели», являющиеся холопами различных западных центров, враждебных России. Неонационалистические, необандеровские движения вышли на официальный уровень. Донбасс, который отказался принять данную реальность, в руинах, идёт война. Попытки русских в других областях, которые ещё сохранили остатки русской и советской культуры, сопротивляться подавляют всей мощью государственного и частного, олигархического аппарата. Тенденция к распространению войны на другие области Малороссии являются доминирующей. Перспектива Малороссии — это «Руина-2», массовое бегство населения в Россию и страны Европы (уже бежали сотни тысяч человек), разрушение остатков советской инфраструктуры, голод, эпидемии. Окончательная победа криминальной революции, по примеру Косова, где наркобизнес, торговля оружием и черная трансплантология — это основные источники доходов местной власти. Уже произошёл резкий рост смертности из-за обвала медицины и невозможности купить дорогие лекарства. Идёт «утилизация» миллионов русских-славян — уже погибло 55 тыс. человек, десятки тысяч ранены и стали калеками, сотни тысяч стали беженцами. Создан потенциал противостояния на обломках Малороссии не только украинствующих националистов и подневольных оккупационному режиму русских с ополчением Донбасса, но и России и Запада. Появление в Малороссии американских, канадских, польских и британских военных-инструкторов, пока небольшие поставки западного оружия — это только первые грозные предвестники расширения «Украинского фронта».

Это уже война на уничтожение. Хозяева Запада «списали» русских, Россия, по их планам, не должна пережить начавшуюся глобальную войну. Малороссию успешно превращают в гигантскую мясорубку, которая должна истребить тысячи наиболее пассионарных русских с обеих сторон и в перспективе привести к гибели миллионов русских. Причем война — это не главный фактор уничтожения. Голод, недоедание, болезни, расцвет криминала (включая расчленение людей на органы), разрушение социально-экономической инфраструктуры уничтожат ещё больше людей. Принимаемые под давлением МВФ и других западных структур людоедские социально-экономические меры сделают подавляющую часть населения Малороссии «нерентабельным». В результате социально-экономический геноцид привет к миграции миллионов молодых людей, которые сбегут в Россию или станут «еврорабами», а пожилое население просто приговорено к смерти.
Таким образом, необходимо знать и показывать всему миру, что «украинцы» в конечном счёте те же русские, а присвоение им «национал-предателями» разных времен нерусского названия — это явление полностью искусственное, инициированное врагами Руси, которые стремятся к расчленению и уничтожению русской цивилизации и суперэтноса русов. Единственный путь к спасению южных русов — это воссоединение Великой и Малой России!