Кабилы наемники Гватемала

Центральноамериканская федерация и причины ее распада.

ВНИМАНИЕ! САЙТ ЛЕКЦИИ.ОРГ проводит недельный опрос. ПРИМИТЕ УЧАСТИЕ. ВСЕГО 1 МИНУТА!!!

Генерал-капитанство Гватемала, на территории которого в 1823 г. образовалось федеративное государство Соединенные провинции Центральной Америки, по конституции 1824 г. получившее название Федерация Центральной Америки, было самой бедной и слаборазвитой частью испанской колониальной им­перии в Западном полушарии. К этому прибавились разорение и политические неурядицы, которые сопутствовали борьбе между сторонниками Испании и па­триотами. Федерация с самого начала оказалась стоящей на грани распада. Она была спасена от этого в значительной степени благодаря Франсиско Морасану (1792—1842).

Морасан — сын торговца из г. Тегусигальпа в Гондурасе. Самоучкой при­обрел образование. Рано включился в национально-освободительное движение. С 1824 г. занимал высокие посты в правительстве Гондураса. Придерживался либеральных взглядов и всеми силами стремился объединить страны Центральной Америки, и вместе повести их по пути прогресса, освободив от пут феодализма и клерикальной реакции.

В сентябре 1826 г. президент федерации Мануэль Хосе Арсе совершил госу­дарственный переворот, который привел к усилению влияния консерваторов и фактической отмене либеральной конституции 1824 г. Духовенство вновь получило право на сбор десятины. Была введена строгая цензура, урезаны гражданские права. На поверхности политической жизни появились испанцы, монархисты и реакционные священники. Латифундисты заняли господствующее положение.

Так как резиденция центрального правительства находилась в Гватемале — самом сильном государстве федерации, Арсе прежде всего распустил местное правительство и создал новое, состоявшее из консерваторов и покорное его воле. Иначе говоря, располагая верховной властью, он приобрел возможность распоряжаться лучшей армией федерации.

Переворот, осуществленный консерваторами, не мог не встретить сопротив­ление либералов, которые до этого главенствовали в политической жизни страны, выдвинувшись вперед, как и в других странах Латинской Америки, во время освободительной борьбы против Испании. Местные либеральные правительства отказывались признавать изменения, произведенные Арсе. Чтобы подчинить их, узурпатор пустил в дело федеральную армию. Когда она вторглась на террито­рию Гондураса, против нее выступил отряд местных патриотов, которыми руко­водил Морасан. Вынужденный отступить перед превосходящими силами, отряд ушел в Никарагуа. Получив здесь подкрепления, он вернулся на родину. Проти­вники встретились в долине Л а Тринидад. 1 мая 1827 г. Морасан одержал бли­стательную победу и вскоре его войска заняли столицу Гондураса г. Комаягуа. Морасан возглавил местное правительство.

Весной 1828 г., после того как было организовано заново и укрепилось ли­беральное правительство в Гондурасе, его армия под командованием Морасана пошла на выручку сальвадорских либералов. Арсе осаждал Сан-Сальвадор, столицу страны. В октябре армия Арсе была вытеснена из Сальвадора. «Союз­ная армия — защитница законов» в начале февраля 1829 г. выступила в поход на столицу федерации. Через два с половиной месяца она вошла в г. Гватемалу. Арсе и его приспешников арестовали. Восстановили федеральную конституцию. Временным президентом федерации назначили бывшего главу правительства Гватемалы Хосе Баррундию.

Либералы победили, но их ожидали большие трудности. Давали о себе знать сепаратистские тенденции, тайно и явно оказывали сопротивление консер­ваторы. Их союзники — церковные иерархи — использовали религиозный фа­натизм обывателей и темных крестьян-индейцев для антиправительственной пропаганды. Национальная ассамблея Гватемалы была вынуждена принять декрет, который предписывал покинуть страну сотням монахов, священников, а также Арсе и другим реакционерам.

22 июля 1829 г. собрался федеральный конгресс. В предшествующий этому событию период Морасан делал все возможное, чтобы укрепить федерацию и содействовать ее экономическому развитию. Высоко оценивая его усилия в этом направлении и его несомненные военные заслуги, конгресс избрал Морасана президентом федерации. В сентябре 1830 г. он приступил к исполнению своих обязанностей.

На посту президента Морасан проявил себя самоотверженным патриотом. Он один из первых распознал опасность, которая крылась для Латинской Аме­рики в рано проявившихся экспансионистских тенденциях внешней политики США. Он был горячим поборником осуществления проектов строительства меж­океанского канала через Никарагуа, видя в этом один из путей к экономическо­му развитию и процветанию Центральной Америки. Он твердо верил в либераль­ные принципы своего времени и стремился воплотить их в жизнь на посту главы федерации. В то же время как политик Морасан питал иллюзии, веря в то, что несомненная, как ему казалось, разумность и справедливость исповедуемых им идеалов сама по себе во многом преобразует общество. Он не покусился на со­циально-экономические основы управляемой им федерации, на главные приви­легии и землю церкви. Так он сохранил силу своих врагов и главных эксплуата­торов и притеснителей. Поэтому естественный союзник Морасана — основная масса народа,— объективно наиболее заинтересованный в осуществлении либе­ральных идеалов, не видя изменений в своей судьбе, далеко не всегда отзывал­ся на призывы президента. Более того, он нередко оказывался на стороне его врагов, подстрекаемый духовенством и помещиками.

И все же Морасан сделал для Центральной Америки больше, чем кто-либо другой. Особое значение имели проведенные им реформы: судебная, вводившая институт присяжных; образования, в результате которой были созданы два университета (в Сальвадоре и Никарагуа); церковная, вво­дившая — во изменение 11-й статьи конституции — свободу вероисповедания, что для Латинской Америки того времени было очень смелым и прогрессивным шагом.

Усилия Морасана продвинуть страну вперед и хоть в какой-то мере затронуть привычные установления и отношения натыкались на оппозицию консерваторов, да и немалого числа либералов, чья партийная принадлежность определялась главным образом честолюбивыми или корыстными мотивами. Любая оппозиция вырастала в опасность для государства: в условиях еще неокрепших связей между составлявшими его частями. Любая оппозиция имела поддержку католического духовенства, взбешенного утратой их цер­ковью официального статуса единственной законной церкви государства и имевшего огромное влияние на народные массы. Любая оппозиция вырастала в грозную опасность в связи с тем, что испанцы, сохранявшие за собой близкую Кубу, поддерживали любой заговор, направленный против прави­тельства либералов. То там, то здесь вспыхивали мятежи.

К концу 1831 г. в руках мятежников оказалось все Атлантическое побере­жье страны. На их сторону перешел глава правительства Сальвадора. Арсе со своими сторонниками двигался в глубь Гватемалы от мексиканской границы. Энергичными военными действиями Морасан разгромил мятежников. И когда казалось, что опасность миновала,— возникла новая, потенциально более гроз­ная. Народные массы, не ощущая перемен к лучшему в своем положении труже­ников и граждан, подстрекаемые консерваторами, разоряемые беспрерывными военными кампаниями и всевозможными поборами со стороны государства и помещиков, все больше поддавались агитации реакционных священников, про­являли недовольство правительством.

Первым тревожным знаком было восстание индейцев, поднятое в 1833 г. в Сальвадоре Анастасио Акино. Следующим — оживление деятельности сепара­тистов, которые убеждали население своих стран, что все зло и все невзгоды — в чрезмерной централизации и неспособности федерального правительства обес­печить местные нужды и интересы.

Восстание Акино, незначительное по своим масштабам, было подавлено. Его самого расстреляли. Сепаратисты еще не взяли верх в своих странах. Но было очевидно: власть центрального правительства ослабевает, федерации гро­зит распад. Чтобы исправить положение, Морасан и его соратники задумались над переустройством федерации. Выдвигался проект сокращения числа состав­лявших ее государств за счет полного объединения некоторых из них. Другой проект предусматривал ликвидацию федерального объединения отдельных го­сударств. Предполагалось создание единого центральноамериканского государ­ства, разделенного на территориально-административные единицы с более или менее равным числом жителей.

Во время бурного обсуждения этих проектов проходили новые президент­ские выборы. Хотя проекты вызвали много возражений со стороны сепарати­стов, идея если не единого государства, то федерации еще жила. Морасан про­должал пользоваться авторитетом самого достойного и способного руководите­ля страны. Он вновь был избран президентом и в феврале 1835 г. начался второй четырехлетний срок его правления.

Оставшись у власти, Морасан опубликовал проект новой конституции. В нем в более мягких формах воплощались идеи обсуждавшихся ранее проектов. Конституция предусматривала перенесение столицы федерации в Сан-Сальва­дор — ближе к океану и географическому центру страны, подальше от местного правительства Гватемалы, которое в значительной мере контролировало до это­го центральное правительство. Государства — члены федерации не могли иметь свои собственные вооруженные силы, облагать налогами торговлю между собой и иностранцами (то и другое переходило в ведение федеральных властей) и взимать пошлины внутри границ федерации. Члены федерации лишались также права предоставлять убежище в данном государстве федерации лицам из дру­гого ее государства, что должно было служить пресечению заговорщической де­ятельности. Конституция подтверждала свободу вероисповедания и право на иммиграцию.

Для консерваторов, черпавших свои основные силы среди сепаратистов, стало совершенно ясно, что принятие новой конституции подорвет их позиции и укрепит центральную власть. Они развернули против этой конституции отчаян­ную борьбу по всей стране, заблокировали прохождение ее проекта в конгрессе, использовали в качестве средства контрпропаганды постигшее страну несча­стье — эпидемию холеры. Распространившаяся эпидемия косила тысячи людей, прервала связи между населенными пунктами, нанесла этим, кроме прочего, ог­ромный ущерб экономике федерации. Враги новой конституции, и прежде всего духовенство, представляли все происходившее наказанием за грехи и отступле­ние от веры главы центрального правительства, «еретика» Морасана. Грозя «ка­рой Господней» они вынуждали людей отказываться от лекарств, несущих «пор­чу», а то и просто обвиняли чиновников и врачей, посланных для помощи насе­лению, в намеренном отравлении и заражении «верных слуг Бога».

Отдельные выступления групп религиозных фанатиков против правитель­ства постепенно учащались и расширялись. В мае 1837 г. вспыхнуло восстание индейцев в Гватемале. Его возглавил сержант Рафаэль Каррера. Он объявил, что намерен восстановить прежние права католической церкви.

Страной в то время управлял Мариано Гальвес — один из виднейших поли­тических деятелей Центральной Америки, председатель первого федерального конгресса, либерал по убеждениям. Его политика в местных масштабах совпа­дала с прогрессивной политикой Морасана. Оппозиция консерваторов прави­тельству Гальвеса после восстания индейцев сильно возросла. Это позволило Каррере в начале февраля 1838 г. занять гватемальскую столицу.

Он появился там, одетый в мундир испанского генерала. Его люди учинили в городе страшный разбой. От «спасителя веры» удалось избавиться с большим трудом, после того как ему было передано значительное количество оружия и вручена большая сумма денег. Получив желаемое, Каррера увел своих индейцев в их родные горы.

Этим, вероятно, и закончилась бы «гватемальская Вандея». Но опираясь на нее, консерваторы повели против Гальвеса решительную борьбу. Не находя достаточной поддержки у либералов, президент подал в отставку. Морасан, ко­торый понимал, что это, как и предшествующий успех Карреры, непременно по­служит стимулом к повсеместной активизации врагов федерального правитель­ства, возглавил находившиеся в его распоряжении войска и направился в Гва­темалу. Развернутые там операции протекали успешно. Ликвидировать, однако, армию Карреры не удалось. Пришли известия, что 30 апреля 1838 г. консервато­ры захватили власть в Никарагуа и объявили о выходе этой страны из федера­ции. Морасан поспешил в Сан-Сальвадор.

В новой столице его ждал еще один удар. Пользуясь отсутствием президен­та и политическими затруднениями центрального правительства, его враги суме­ли сплотиться, появилось немало колеблющихся, некоторые перебежали в ла­герь противника. Когда Морасан появился в Сан-Сальвадоре, он фактически оказался в изоляции, и 31 мая федеральный конгресс принял решение, которое предоставляло государствам — членам федерации право избирать любую фор­му правления, лишь бы оно было республиканским. Это санкционировало отде­ление Никарагуа от федерации и создание там консервативного правительства, развязывало руки консерваторов, готовивших перевороты в других странах. Действительно, вскоре они пришли к власти в Коста-Рике и Гондурасе, немед­ленно объявив о выходе из федерации.

Морасан действовал решительно, несмотря на явно ненадежный тыл. Учи­тывая, что отделившимся государствам еще потребуется время для организации власти и создания собственных армий, а также то, что именно мятеж Карреры послужил толчком к расколу, а его партизанская армия составляет пока глав­ную силу сепаратистов, президент вернулся в Гватемалу, где возобновил воен­ные действия. Разгром Карреры был близок. В декабре 1838 г. дело шло к ка­питуляции мятежников. Но к этому времени отколовшиеся государства заклю­чили между собой союз для совместных военных действий против Морасана. Стала распадаться федеральная армия. К тому же в феврале заканчивался срок правления президента. Все это вынудило его вновь вернуться в Сан-Сальвадор, в направлении которого двигались уже войска союзников.

Морасан опередил их. Проявив нечеловеческую энергию, он сумел повести за собой сальвадорцев и разгромить наступавшего противника. Однако сил вновь подчинить отколовшиеся государства было недостаточно, их хватало лишь на то, чтобы отражать не прекращавшиеся нападения врагов. Ему остался верен только Сальвадор, где его в июле 1839 г. избрали президентом этой страны.

Морасан не мог смириться с гибелью возрожденной им федерации. Он пред­принял военную экспедицию в Гондурас, но она не увенчалась успехом. Тем вре­менем Каррера, восстановив свою армию и увеличив ее, сделался хозяином Гва­темалы. Более того, он претендовал на то, чтобы ему подчинялись правительства соседних государств. Морасан пошел ва-банк. Он начал военную кампанию против Гватемалы и сумел с ходу занять ее столицу. Ненадолго. Вынужденный отступить, он узнал, что на помощь Каррере идут армии Никарагуа и Гондураса. Пришлось отступать дальше, неся потери, теряя разбегавшиеся отряды. Понимая, что война проиграна, Морасан, вернувшись в Сальвадор, отказался от вла­сти. 8 апреля 1840 г. вместе со своими верными соратниками он удалился в изгнание. Коста-Рика не захотела принять их, желая, как раньше, оставаться в стороне от борьбы, захватившей другие страны Центральной Америки. Изгнан­ников приютила Колумбия.

Прежде чем расчлененная федерация попала в руки религиозного фанатика и реакционера, а также иностранных политиков и дельцов, она пережила трагическую агонию. Морасан сделал отчаянную попытку оживить ее.

В 1841 г. англичане оккупировали главный порт Никарагуа Сан-Хуан дель Норте. Правительство этой страны обратилось к бывшим членам федерации за помощью. Узнав об этом, Морасан, собрав добровольцев, нанял судно и добрал­ся на нем до Сальвадора. Здесь он нашел немало людей, желавших присоединиться к его отряду. Однако правительство не хотело осложнений и настояло на отъезде добровольцев. Они отплыли в Коста-Рику, где в то время шла война между либералами и консерваторами. Морасан возглавил силы либералов и принес им победу. Его объявили главой правительства.

Морасан считал свое присутствие в Коста-Рике временным. Он готовился к борьбе за восстановление единства Центральной Америки. Для этого он соз­давал экспедиционную армию, поэтому дал Коста-Рике флаг и герб федерации, а также объявил ее частью предполагаемой Центральноамериканской респуб­лики. Немало костариканцев поддерживало проекты Морасана, но местные куп­цы, чиновники и офицеры, не желавшие в случае возрождения федерации ока­заться на втором плане, встречали эти проекты в штыки. Их оппозиция усилива­лась тем, что они сосредоточивались в столице страны г. Сан-Хосе, а также тем, что против проектов Морасана были все центральноамериканские правитель­ства.

Когда Морасан отправился инспектировать экспедиционную армию, нахо­дившуюся в порту Пунтаренас, его противники подняли в столице восстание. Оно произошло 11 сентября 1842 г. Правительственные войска были за предела­ми Сан-Хосе. Мятежникам удалось настроить его жителей против Морасана, ко­торого они представляли честолюбцем, желавшим кровью костариканцев до­биться личной славы. Оба эти обстоятельства содействовали легкой победе вос­ставших. Морасан поспешил в столицу, где завязался жестокий бой, длившийся три дня. В последний из этих дней он был взят в плен. 15 сентября его расстре­ляли на центральной площади города.

Центральная Америка лишилась своего вдохновенного и бескомпромис­сного патриота, а с ним последней надежды на то, что в обозримом будущем на ее территории возникнет единое сильное независимое государство. Кроме отсут­ствия вождя, раздробленности и слабости государств, недавно составлявших федерацию, об этом говорили события, происходившие в наиболее сильном из них — Гватемале.

Власть Карреры над этой страной была официально утверждена избранием его в президенты (1844). С этого момента началось «мрачное тридцатилетие» в истории гватемальского и других народов Центральной Америки

39. Мексика: диктатура Санта-Анны. Агрессия США. Буржуазная революция и гражданская война в 50-е гг. XIX века

Тэги: Сальвадор, гражданская война, повстанцы, фронт Фарабундо Марти
Последнее обновление 03.04.2015.
Гражданская война в Сальвадоре стала логичным следствием социальной, экономической и политической стратегии администраций страны в 1950-1970-х годах, укомплектованных проамериканскими политиками из рядов местных вооруженных сил и олигархии.
В 70-х экономическое положение Сальвадора заметно ухудшилось, особенно на фоне последствий «Футбольной войны», а правительство мер особых не принимало, обеспечивая, главным образом, защиту интересов крупных землевладельцев и зарубежных монополий, что повлекло естественный крен общественных настроений «влево». Подтасовки на выборах 1972, 1974 и 1977 годов и жестокое подавление демонстраций против такой практики повлекло, естественным образом, ожесточение умов. По-видимому, переломным моментом стали события 28 февраля 1977 года, когда огромная толпа вышла протестовать на Плаза Либертад, но это, как и ожидалось, на правящую группу генералов не повлияло. Расправа с протестующими вылилась в 50 покойников, и убывая с места событий в скорой помощи кандидат в президенты от оппозиции сказал: «это не конец. Это начало!».
В 70-х “левые” все сильнее склонялись к идее применить насилие, коли демократические методы не помогают. К концу десятилетия было уже минимум 5 групп марксистской направленности. Основную массу мероприятий по саботажу и атакам типа “бей-беги” в начале 70-х несла “Группа”, которая отформовалась в ЕПР (“народные революционные силы”). В руководстве ее имела место дискуссия о методах борьбы: военное руководство ЕПР осуществлял студент-экономист Хоакин Вильялобос, полагавший, что восстание может вспыхнуть от одной драматической акции, политическое – Роке Дальтон, предлагавший работу с массами. В 1975, после смерти Дальтона, от нее отошло РН (“национальное сопротивление”), взявшее на вооружение его идеологию, предполагавшую предварительно широкую работу с массами; в дальнейшем она оформилась под титулом ФАРН, и руководством Эрнесто Жовела, а в 1976 появилась троцкистского типа “центральноамериканская революционная рабочая партия”. Крупным игроком в рядах “левых” была компартия, которая основана еще в начале 30-х, идеологически в ней с 1969 существовал раскол на две фракции как раз по вопросу о насилии как методе. Лидер компартии Сальвадор Каэтано Карпио стоял за маоистский путь – насильственный, с внедрением вьетнамской тактики долгой борьбы; член высшего руководства Хорхе Шафик Хандал был за предложенную Москвой стратегию участия в выборах. В начале 70-х Карпио покинул партию, руководство которой потом осуществлял Хандаль, и создал ФПЛ (“народно-освободительные силы”). Активность клира и создание общенародных организаций типа профсоюзов и крестьянских федераций (в такой было 60 тыс. чел.) повлекли расширение элементной базы “левых” и создания предпосылок для захвата власти. Большое количество неофитов приходило также из университетов. Помимо собственно условий в Сальвадоре на решения “левых” повлияло то обстоятельство, что с победой Сандинистской революции СССР, естественный союзник “левых” региона, пересмотрел свою позицию и поддержал пропагандируемую Кубой стратегию военного давления на режимы в Латинской Америке, в большинстве своем консервативные, про-американские и в экономическом плане не преуспевающие.
С начала 1980 года началась усиленная интеграция «левых» радикалов. 11 октября 1980 их группы объединились во Фронт имени Фарабундо Марти (ФМЛН), названной по имени казненного «правыми» в ходе восстания 1932 года местного революционера. В состав ФМЛН вошли ЕПР, ФПЛ (основанное экс-членами компартии движение), ФАРН\РН, ПРТК, ФАЛ\ПСЕК (военное подразделение компартии). Все партии в составе фронта при этом оставались самостоятельными, в руководство делегировали по три кандидата, и как первый среди равных, ФМЛН возглавил Хоакин Вильялобос (ЕПР). На вооружение взята была вьетнамская стратегия долгой борьбы против империализма и местной олигархии, путем координированных действий в сельской местности и в городах, причем в городах каждая фракция действовала по собственному усмотрению, ФМЛН только устанавливала общую стратегию, сет целей – кого можно казнить, на какие мероприятия делать упор.
В декабре ФМЛН приступил к делу и готовился к решительным действиям; к крупному наступлению в январе 1981 была доставлена через Кубу и Никарагуа масса военного снаряжения, главным образом американского, захваченного во Вьетнаме. Однако повстанцы переоценили свою систему снабжения из-за рубежа и степень поддержки со стороны населения и не сумели добиться массового восстания. Наступление началось 10 января 1981 года. Мероприятие было подкреплено крупной забастовкой, в столице бастовало более половины офисов и 26 промышленных предприятий. Столицы департаментов Чалатенанго и Морасан пали; гарнизон города Санта-Ана, второго по размерам в стране, перешел на сторону повстанцев. Две трети страны были охвачены войной. Тем не менее, благодаря четырехкратному (5:20 тыс.) превосходству, и огромным финансовым вливаниям со стороны США правительственная армия сумела совладать с наступлением. США союзника не бросили, а спустя 4 дня после начала боев выделили на помощь режиму 5 миллионов долларов, и еще через 4 дня такой же пакет. Считается, что без помощи США режим проиграл бы войну в первые 18 месяцев. Удержать населенные пункты нельзя было без тяжелейших потерь гражданского населения, на что повстанцы пойти не могли, и для конвенциональной войны у них было мало людей и снаряжения. После 10 дней боев наступление было отбито; всеобщее восстание против режима не началось. Тогда фронт отступил в свои твердыни в Чалатенанго, и начал подготавливаться очень основательно. Были проведены основательные мероприятия по снисканию международных симпатий, результатом чего стало официальное признание ФМЛН Францией и Мексикой. Снаряжение доставлялось и днем и ночью по воздуху, по суше и морем, от союзников и купленное на «сером» рынке. В августе началось новое наступление, призванное объединить повстанческие холдинги на севере страны; 10 числа пал Перкуин в Морасане, при захвате был разбит гарнизон национальной гвардии. Командование ФМЛН с той поры обитало в Перкине (департамент Морасан), где остались от его штаб-квартиры многие числом бункеры. Там потом был учинен музей, и в революционном музее есть много чего, в т.ч. остатки сбитого вертолета. В конце года восточная часть Сальвадора подвергнута прессингу: взрывали мосты, телефонные узлы, электросети, дороги, и фактически сделали эту зону недоступной иначе, как по воздуху. 15 октября был взорван Золотой Мост – Пуэнте де Оро, что позволило отрезать части страны друг от друга, а 27.1.1982 партизаны напали на авиабазу в Илопанго и извели 75% ее военного инвентаря (командовал акцией Аркимедес Канадас “Коммандер Алехандро Монтенегро”); в те же дни партизаны неделю хозяйничали в Ушулутане. В 1982 году также началась широчайшая кампания саботажа, дополненная мерами по инфильтрации силовых структур, рэкетом и “точечными” расправами. В мае и декабре 1982 армия пошла в наступление, задействовав от 4 до 6 тысяч солдат, основные усилия прикладывая вокруг Гуазапы, однако за восемь попыток отвоевать Гуазапу так и не удалось. В январе 1983 пала Готера, и осаде подверглись армейские казармы Сан-Карлос в Сан-Сальвадоре, в феврале трое суток находился в руках повстанцев город Берлин, который с 35 тыс. населения был самым крупным захваченным повстанцами городом. 30 марта 1983 в засаду в провинции Морасан попал ударный контринсургентный батальон “беллосо”, потеряв свыше 100 человек. 30 декабря 1983 партизаны заняли и 12 часов удерживали четвертую по размерам базу страны – Эль-Параисо в департаменте Чалатенанго. Партизаны также принялись бороться с мэрами, начиная с января 1985; с марта по ноябрь 1988 семерых казнили и еще 20 собирались. В середине 1985 была одобрена стратегия расправ с американцами на территории Сальвадора. В конце 1988 партизаны развернули кампанию террора в городах, попутно заявив, что будут минимизировать потери гражданского населения. С ноября 1988 набегам подверглись штаб-квартира Национальной гвардии, армейская штаб-квартира Эстадо Майор, штабы “сокровищной полиции”, ВМФ, президентский дворец; обычно жертв немного, рекордным по этому показателю стал набег на Эстадо Майор, обошелся в 35 раненых. В принципе, с 1983 года ФМЛН постоянно предлагал выбранному в 1982 году президенту от христианских демократов Дуарте переговоры, во второй половине десятилетия дошло до конкретных планов: в мае 1987 повстанцы предложили мирный план, который обозвали “планом кубанизации”, он включал вступление в Движение Неприсоединения, переходное правительство на равной основе, внедрение социалистической экономики и вывод всех иноземных войск. Дуарте в официальной речи отверг это предложение. В октябре 1987 новый раунд переговоров, но к концу ноября соглашения достичь так и не удалось. ФМЛН предложила правительству мирное соглашение, если то перенесет очередные выборы на поздний срок, чтобы успеть подготовиться, предложение проигнорировали. В 1989 ФМЛН на переговорах в Мексике и Коста-Рике отказался от идеи раздела полномочий и просто требовал создания достойных условий для парламентской работы. Стороны много дискутировали на предмет заключения мирного соглашения, но после октябрьской серии терактов против “левых” профсоюзов и вообще потенциальных сочувствующих повстанцам, ФМЛН прервал переговоры и 11 ноября 1989 началось большое наступление инсургентов, известное как “сальвадорский Тэт”, в размерах неожиданно крупных, и явно хорошо и давно подготовленное. Инициаторами затеи названы ФПЛ и ФАЛ. Повстанцы захватили и контролировали зоны в столице и около, подвергли атаке резиденции президента республики и спикера, казармы 1, 3 и 6-й пехотных бригад и национальной полиции. 12 ноября правительство объявило ЧП и комендантский час с 6 до 6, учредило зону безопасности, в которую вошли дистрикты, излюбленные для поселения военными (Арсе и Палермо), военные командные инсталляции, резиденция посла США. Особенно драматичным было противостояние в отеле “Шератон”, где были захвачены примерно десять “зеленых беретов” США, и стороны бились за каждый этаж. После первой недели боев повстанцы временно отступили, только чтобы снова появиться уже в кварталах обеспеченных граждан.
Считается, что «сальвадорский Тэт» во многом определил скорость замирения в регионе, где к тому времени шли гражданские войны в Гватемале, Никарагуа и проявляло себя повстанческое движение в Гондурасе.
После этого при посредничестве ООН удалось заключить перемирие сроком на 21 месяц, окончательное мирное соглашение подписано 16.1.1992 (т.н. Чапултепекское), и вступило в силу с 1 февраля. Согласно условиям договора, ФМЛН распускает свои вооруженные силы и становится политической партией; правительственная армия сокращается вдвое и правительство допускает ооновскую миссию для расследования вопроса о нарушении прав человека.
Деятельность сальвадорской армии сопровождалась массовыми бесчинствами и расправами с гражданским населением, наибольшую огласку получили три мероприятия, а именно расправа в Эль-Мозоте, деревне, где предполагали найти базу ФМЛН, но ничего не удалось обнаружить, так что участники розысков подвергнули обитателей расправам просто для острастки и снятия напряжения, обнаружено потом почти 2000 трупов; а также убийство монахов-иезуитов, около дома которых были замечены направлявшиеся по своим делам повстанцы; и убийство четырех американских монахинь, уж вовсе непонятно за что. Известны такие увеселения военных, как таскание детей на глазах у родителей волоком по колючей проволоке, после изнасилования вырезание у женщин половых органов, украшение ландшафта головами на кольях, в полиции бытовал обычай отрезать у жертв гениталии и засовывать в рот им же. В городах активно действовали “эскадроны смерти”, которые существовали на деньги сальвадорских эмигрантов, в 1980 году их стараниями погибало 700-800 человек в месяц, далее каждый год около сотни. Любопытно, что 75% устроителей и участников восьми крупнейших в истории этой войны расправ прошли обучение в США, в Форт Беннинг, в т.ч. трое из пяти насильников монахинь, десять из 12 убийц Мозоте, 19 из 26 убийц иезуитов. ФМЛН ни одного крупного инцидента такого рода приписать не удалось, хотя Фронт деятельно расправлялся с мэрами городов, осведомителями и крупными активистами правящей группировки. На работу комиссии по правам человека Чапультепекские соглашения отводили шесть месяцев; принято 22 тыс. жалоб, 60% на бессудные убийства, 25% исчезновения, 20% пытки. 60% жалоб подано на военных, 25% на спецслужбы, 25% гражданскую самооборону и т.п., 10+% эскадроны смерти, менее 5% на ФМЛН. Примерно 50% бесчинств пришлись на первые два года войны, еще 20% в следующие два, 95% от общего числа приходится на сельскую местность.
13-летняя гражданская война обошлась в 75-80 тыс. убитых, затронула не менее 1 млн. людей, учинив страшный урон экономике. Несколько раз в 90-х годах опасались реперкуссий, в сентябре 1994 и мае 1995 экс-солдаты захватывали национальную ассамблею в знак протеста против невыполнения правительством своих обязательств, но дело удавалось решить миром после обещаний все выполнить, и дважды ФМЛН угрожал новой мобилизацией после расправ со своими активистами, но и здесь удалось конфликт погасить.
Несмотря на мрачные пророчества, повстанцы сумели успешно работать в политической системе, ФМЛН постепенно стала крупнейшей фракцией в национальной ассамблее, удерживает за своими сторонниками пост мэра Сан-Сальвадора и более половины мэрских постов в целом по стране и всякий раз создает жесткую конкуренцию «правым» на президентских выборах. Реальный прорыв совершился на 20-м году правления «правых»: в 2009 году ФМЛН выиграл парламентские выборы, хотя и только формально, ибо контрольный пакет в легислатуре принадлежит двум «правым» партиям, а затем и президентские, на которых победу одержал кандидат от ФМЛН, известный журналист Маурисио Фунес по прозвищу «Совесть нации».

Гражданская война в Сальвадоре

Между гражданской войной на Украине и в Сальвадоре можно провести множество параллелей, хотя, разумеется, параллелей весьма условных. Аграрный Сальвадор трудно сравнивать с индустриально развитой Украиной, однако промышленное развитие страны вовсе не является гарантией защиты от внешнего давления, оказываемого более сильными игроками. Методы давления, в частности дестабилизация внутренней политики не зависят от экономического потенциала – способность страны к сопротивлению лежит исключительно в сфере внутренней безопасности. Однако, вернемся к событиям в Сальвадоре. Страны центральной Америки: Сальвадор, Гондурас, Никарагуа и Коста-Рика и Гватемала – бедные, экспорт ориентированные моноэкономики, полностью зависимые от внешних рынков, прежде всего США. Американцы, в своих отношениях с упомянутыми странами, традиционно применяли принцип конкуренции, добиваясь более выгодных для себя условий в сфере торговли. Однако, в середине 60-х, политики центральной Америки стали развивать интеграционный проект «Центральноамериканский общий рынок». В 1960м году был подписан договор о создании таможенного союза Сальвадора, Гондураса, Никарагуа, и Гватемалы, а в 1963м году, к договору присоединилась Коста-Рика. Инициатором и идейным вдохновителем этого проекта стал президент Гондураса Рамон Вильеда Моралес – левоориентированный демократический лидер, пришедший на смену военной хунте. Являясь сторонником социальных реформ, Моралес предложил для своей страны программу национализации ряда стратегических отраслей, однако в 1963м году он был свергнут военной хунтой. С приходом хунты, Гондурас разрывает дипломатические отношения с Кубой, сближается с США, и начинает наращивать внешний долг, прежде всего в торговых отношениях с Сальвадором – самой развитой страной региона, по сути, проводя политику уничтожения Центральноамериканского общего рынка.

В 1969 году, между Сальвадором и Гондурасом вспыхнул трехдневный военный конфликт, вошедший в историю как «Футбольная война». Причиной войны стал отборочный матч Чемпионата Мира, а футбольные болельщики стали важнейшим дестабилизируюшим фактором. К моменту начала войны, отношения Гондураса и Сальвадора достигли критической точки. На территории Гондураса проживало значительное количество иммигрантов из Сальвадора, ставших для хунтистского правительства козлом отпущения. Местная пресса объясняла их присутствием социальные проблемы — в частности безработицу и высокие цены, якобы, ставшие следствием сговора сальвадорских лавочников. Как писала Гондурасская пресса, сальвадорцы пытаются завоевать Гондурас экономически. Они отжимают землю, бизнес, и очень скоро, гондурасцам не останется места в своей стране. Ссылаясь на давление со стороны общества, правительство Гондураса начало массовые конфискации земель принадлежащих мигрантам из Сальвадора, а также депортации. В Сальвадор потянулись потоки беженцев, а в местной прессе стали публиковать истории о жестоком обращении с сальвадорцами со стороны гондурасских полицейских и военных.
В 1969м году, состоялась серия отборочных матчей сборных Гондураса и Сальвадора. После матча в Сан Сальвадоре, гондурасские болельщики были избиты. В ответ, в столице Гондураса Тегусигальпе начались погромы — было атаковано посольство Сальвадора, а после следующего матча, проходившего в Мексике, Сальвадор разорвал дипломатические отношения с Гондурасом, и объявил мобилизацию. По итогам войны, Лига Американских государств объявила Сальвадор агрессором, и аннулировала внешний долг Гондураса перед Сальвадором, что привело к развалу Центральноамериканского Общего рынка, а также росту социальной напряженности в Сальвадоре, спровоцированному проблемой беженцев.

Выборы 1972г стали для Сальвадора новым этапом кризиса. Представитель оппозиции Наполеон Дуарте, проигравший министру внутренних дел Артуро Армандо Молина чуть более одного процента, объявил о фальсификации результатов голосования и призвал сторонников к протестам. На стороне Наполеона Дуарте выступила группа военных, однако после 12 часов городских боев, власть осталась а руках избранного главы государства. Наполеон Дуарте бежал в Венесуэлу. Кризис повторился и на президентских выборах 1977 года. Тогда победителем был объявлен генерал Карлос Умберто Ромеро, однако наблюдатели отметили массовые нарушения, а «Национальный союз оппозиции» обвинили власти в фальсификации выборов. Это вызвало взрыв негодования в обществе, была объявлена всеобщая стачка, которая была разогнана войсками.

В 1979 г. в стране состоялся переворот. К власти в стране пришла «Революционная правительственная хунта, выступившая с программой проведения аграрной реформы, национализации банков, запрета деятельности частных военизированных формирований. Однако, из-за внутренних конфликтов и саботажа со стороны местной олигархии, реализовать программу она так и не смогла. После ряда перестановок в правительстве, хунту возглавил возвратившийся из эмиграции Наполеон Дуарте, и политика правительства сдвинулась вправо.

Отказ хунты от реализации социальной программы усилил протестные настроения. Ряд оппозиционных организаций создали единый Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти (ФНОФМ), в состав которого вошли пять революционных организаций социалистической и коммунистической ориентации: Народные силы освобождения имени Фарабундо Марти, Революционная партия Сальвадора, Национальное Сопротивление, Коммунистическая партия, Революционная партия трудящихся Центральной Америки. В свою очередь, на защиту правительства встали тайные фалангистские группировки антикоммунистического толка (эскадроны смерти), координируемые структурами Союза белых воинов и Секретной антикоммунистической армии. Во главе этих структур стоял отставной офицер разведки генштаба, ветеран «Футбольной войны» Роберто д’Обюсон, позднее лидер ультраправой партии Националистический Республиканский Альянс.

Эскадроны смерти развязали в стране ультраправый террор: В марте 1980 года, во время проповеди в кафедральном соборе Сан-Сальвадора снайпером был застрелен глава католической церкви, архиепископ Оскар Арнульфо Ромеро, выступавший против эскалации насилия. Следствием стала всеобщая 8-дневная забастовка, на похороны прибыли 45 глав католических церквей, пришли 100 тыс. человек. На улицах имели место случаи столкновения с полицейскими, но затем по собравшимся открыли огонь из правительственных зданий— погибло до 100 человек.

В ноябре 1980 г. боевики «эскадронов смерти» убили шестерых руководителей Революционно-Демократического Фронта, это событие поставило под сомнение возможность функционирования легальной оппозиции. В декабре 1980 года пять национальных гвардейцев похитили, изнасиловали и застрелили трех американских монахинь и женщину-адвоката, а в январе 1981 года, два национальных гвардейца расстреляли в столичном отеле «Шератон» двух американских советников по проведению земельной реформы. Эти происшествия вызвали общественный резонанс в США, американская финансовая помощь правительству Сальвадора была временно уменьшена. Столь мягкие санкции объясняются высокой степенью заинтересованности разведслужб США стремящихся не допустить повторения в Сальвадоре революции, аналогичной Сандинистской революции в Никарагуа.

Отметим, что лидер сальвадорских ультраправых д’Обюсон не церемонился с американцами, он даже готовил покушение на посла Томаса Пикеринга, позицию которого считал объективно выгодной ФНОФМ. Американцы, платили ему той же монетой – в частности, Госдепартамент и посольство США в Сальвадоре высказывались категорически против президентской кандидатуры д’Обюссона . Администрация Рональда Рейгана предупредила, что прекратит военную помощь Сальвадору, если президентом станет д’Обюссон. Помощник президента Рейгана по национальной безопасности Ричард Аллен характеризовал д’Обюссона как человека «эгоцентричного, дерзкого и психически неуравновешенного». Поддерживая правые сальвадорские власти, США старались дистанцироваться от ультраправых. То есть проводили в отношении радикалов ту же политику, которая сегодня проводится на Украине. Роберт Уайт, посол США в Сальвадоре, квалифицировал д’Обюссона как «патологического убийцу», а американские представители в Сальвадоре дали д’Обюссону прозвище Боб Паяльная лампа — за жестокость на допросах.

Между тем, д’Обюссон сам был американским агентом. Он стажировался в полицейской академии Нью-Йорка, обучался на специальных курсах антипартизанских операций в Уругвае и на Тайване, прошёл курс в Школе Америк (Институте западного полушария по сотрудничеству в сфере безопасности) — специализированном военно-учебном колледже, финансируемом правительством США и прославившегося подготовкой годы для антикоммунистической верхушки для многих диктаторских режимов. Ее выпускниками стали панамские диктаторы Мануэль Норьега и Омар Торрихос, аргентинские — Леопольдо Галтьери,Роберто Виола, перуанский — Хуан Веласко Альварадо, и гватемальский — Эфраин Риос Монтт. Кроме того, школу окончили 4693 национальных гвардейцев никарагуанского диктатора А. Сомосы, 1552 военнослужащих гватемальской армии и ряд офицеров силовых структур чилийского диктатора Аугусто Пиночета. Также, партию д’Обюссона обслуживала аффилированная с Миттом Ромни американская консалтинговая фирма Bain.

После серии убийств, руководство ФНОФМ ушло в подполье, а в стране вспыхнула гражданская война, унесшая жизни 75тыс. человек, еще 12 тыс. пропали без вести. Война сопровождалась беспрецедентным внешним вмешательством. Повстанцев ФНОФМ поддерживало правительство Никарагуа, а военных руководителей Сальвадора — правительство США, Израиль и Венесуэла. Правительство США оказывало значительную организационную, финансовую, материальную и военную помощь правительству Сальвадора. В 1981 году администрация Р. Рейгана провозгласила Сальвадор «полем сражения с международным коммунизмом». Только в 1983—1985 гг. правительство Сальвадора получило свыше 1 млрд долларов. Дополнительно США предоставляли вооружение и военное снаряжение для переформирования правительственных войск. В результате в 1981—1988 годы численность вооружённых сил Сальвадора возросла с 25 тыс. до 57 тыс. военнослужащих, полицейские силы увеличились с 10 тыс. до 12 тыс. (4,2 тыс. бойцов Национальной гвардии, до 6 тыс. сотрудников городской полиции, до 2,4 тыс. сотрудников сельской и таможенной полиции).

В ноябре 1979 года, в Сальвадор прибыла американская миссия MTT (Mobile Training Team) для обучения правительственных сил безопасности подавлению массовых беспорядков. 7 января 1980 года в Сальвадор были направлены первые 19 военных советников США (Operational and Planning Assistance Team), впоследствии их количество было увеличено — сначала до 55 (количество, разрешённое конгрессом США), а к 1987 году их было свыше 150, при этом часть официально не считались военнослужащими (чтобы обойти установленное конгрессом ограничение). В частности, советниками и инструкторами не считались медицинские инструкторы, морские пехотинцы подразделения охраны посольства США в Сальвадоре, экипажи вертолётов, официальные представители министерства обороны США и вспомогательный персонал военной миссии США в Сальвадоре. В июле 1987 года, в ходе слушаний по делу «Иран-Контрас» стало известно о том, что в период до 1985 года подготовленные ЦРУ США агенты были включены в состав обученных сотрудниками ЦРУ «подразделений дальней разведки», которые действовали в глубине территорий, контролируемых повстанцами ФНОФМ. Эти агенты ЦРУ также не были включены в число 55 военных советников и инструкторов США в Сальвадоре.

Для борьбы с силами ФНОФМ в приграничной зоне США создали «мобильную армейскую группу» из военнослужащих Гватемалы и Гондураса, которая под руководством американских офицеров наносила удары по местам концентрации партизан на территории Сальвадора и Гондураса. С февраля 1984 года самолеты ВВС США начали регулярные разведывательные полёты над территорией Сальвадора с предоставлением информации правительственным силам (ранее такие операции носили эпизодический характер). В октябре 1984 года США признали, что ведут в Сальвадоре круглосуточную разведку — особенно провинций, контролируемых ФНОФМ. Всего, в военно-гражданских операциях США на территории Сальвадора участвовало свыше 5 тыс. граждан США, в 1996 году право на награждение медалью «Armed Forces Expeditionary Medal» получили военнослужащие США, которые участвовали в операциях США на территории Сальвадора в период с 1 января 1981 года до 1 февраля 1992 года.

Военную помощь оказывали также Израиль и Венесуэла. Так, полковник армии Сальвадора, заместитель министра внутренних дел Рене Франциско Гвера сообщил что израильские советники обучали сотрудников сальвадорской спецслужбы ANSESAL , а военные инструкторы из Венесуэлы обучили личный состав двух батальонов лёгкой пехоты «Cuzcatlan» и «Pipil». Подготовка батальонов была завершена в октябре 1982 года.

В ходе гражданской войны выделяют три основных периода: начальный этап (1980—1984); «война на истощение» (1985—1989) и мирные переговоры (1990—1992). Мирные переговоры стали возможны лишь после отставки президента Наполеона Дуарте. Его сменил лидер партии Альфредо Кристиани, ранее возглавивший Националистический Республиканский Альянс — партию д’Обюссона. Наполеон Дуарте скончался в 1990м году, а д’Обюссон – в 1992м, накануне подписания мирного договора.

15 октября 1984 в городе Ла Пальма состоялась первая встреча представителей ФНОФМ и правительства, но стороны не пришли к соглашению.

В 1987 году ФНОФМ и РДФ снова выступили с предложением о начале переговоров. Повстанцы предложили прекратить бомбардировки населенных пунктов, использование дальнобойной артиллерии и всех видов мин с целью уменьшить потери среди мирного населения. Кроме того, они потребовали вывести из страны американских советников, обеспечить невмешательство США во внутренние дела страны, освободить политзаключенных, искоренить практику пыток, похищений и преследование оппозиционных деятелей.

7 августа 1987 года в Гватемале президенты пяти центральноамериканских республик подписали соглашение «О пути установления прочного и длительного мира в Центральной Америке». Правительство объявило амнистию политзаключенным. Начались контакты с представителями ФНОФМ, в рамках которых были созданы две комиссии — по контролю прекращения огня обеими сторонами, и выполнение остальных пунктов гватемальских соглашений.

23 октября 1987 года при посредничестве архиепископа Артуро Ривера-и-Дамаса на территории военной базы в Венесуэле состоялась встреча представителей ФНОФМ и правительства Х. Н. Дуарте, но переговоры завершились безрезультатно. Тем не менее, было достигнуто соглашение о проведении следующей встречи 30 октября 1987 года в Мехико.

Но 26 октября 1987 года неизвестными был застрелен Эрнесто Анайя, председатель комиссии по правам человека в Сальвадоре, и в начале ноября переговоры были прекращены.

13 марта 1990 года представители ФНОФМ объявили о прекращении атак объектов гражданской инфраструктуры и сообщили о том, что готовы начать переговоры с правительством.

В сентябре 1990 года в Сан-Хосе состоялась ещё одна встреча, но после шести дней переговоров стороны не пришли к соглашению и приняли решение перенести встречу на более поздний срок.

9 марта 1991 года ФНОФМ объявил о трёхдневном перемирии на время проведения выборов в парламент страны. Это было первое перемирие, объявленное в период с начала войны.

В июле 1991 года в Сальвадор прибыли наблюдатели ООН, остававшиеся в стране до апреля 1995 года.

31 декабря 1991 в Мехико, при посредничестве ООН, представители правительства и повстанцев подписали соглашения о окончании гражданской войны.

1 февраля 1992 началось 9-месячное прекращение огня.

В 1993 году была объявлена амнистия для участников войны, проведена земельная реформа (в результате которой 39 тыс. крестьян и бывших солдат получили земельные участки).

15 декабря 1993 — день официального окончания войны.

Сразу после подписания мирного договора начала действовать Комиссия правды по Сальвадору. Возглавил Комиссию экс-президент Колумбии Куартас Блессиарио Бетанкур, а в ее состав вошли также экс-министр иностранных дел Венесуэллы Рейнальдо Фауэредо, судья Административного трибунала Пан-Американского банка развития Томас Бургменталь. Комиссия предоставила амнистию всем участникам боевых действий, а также проводило расследования преступлений против человечности, совершенных в ходе гражданской войны не привлекая виновных к ответственности.

Участники гражданской войны стали легальными участниками политического процесса. Так, на выборах 1994 года представители ФНОФМ получили 21 место в парламенте. В 1997 году на следующих выборах в Законодательную Ассамблею ФНОФМ существенно укрепил свои позиции, получив 28 из 64 мест в парламенте; кроме того, представители ФНОФМ заняли должности мэра в столице и 55 других городах из 262 городов страны. На парламентских выборах 2000 и 2003гг годах — 31. На парламентских выборах 2009 года ФНОФМ получил 42,6 % голосов и 35 депутатских мест.

15 марта 2009 года представитель умеренного крыла ФНОФМ Маурисио Фунес победил на президентских выборах, получив 1354 тыс. (51,32 %) голосов избирателей. На президентских выборах 2014 года победу одержал кандидат ФНОФМ Сальвадор Санчес Серен, набравший во втором туре 50,11 % голосов.

На парламентских выборах 2015 года ФНОФМ получил 37,28 % голосов и 31 депутатское место, и в настоящий момент, Фронт имени Фарабундо Марти является правящей партией.

История гражданской войны и мирного процесса в Сальвадоре свидетельствует
1) Причиной гражданских войн нередко становится их дестабилизация, обусловленная вмешательством внешних сил, стремящихся предотвратить создание межгосударственных экономических союзов

2)Внешние силы могут и готовы использовать радикальный и преступный элемент – от футбольных хулиганов, до радикальных правых.

3)Критика ультрапрвых со стороны структур внешнего управления не означает их исключения из числа влиятельных игроков.

4) Даже в условиях кровопролитной гражданской войны, ее участники могут достичь компромисса за столом переговоров, а повстанческие структуры преобразоваться в легальные политические партии

5) Участники гражданского противостояния могут вести дальнейшую политическую борьбу легальными методами, полностью отказавшись от практики насилия и террора

6) Вчерашние повстанцы могут выигрывать выборы и успешно управлять страной.

СПЕЦНАЗ ЗАРУБЕЖЬЯ: Добро пожаловать в ад. Спецподразделения Гватемалы

СПЕЦНАЗ ЗАРУБЕЖЬЯ: Добро пожаловать в ад. Спецподразделения Гватемалы

«Если я двигаюсь вперед, следуй за мной; если я останавливаюсь, заставь меня идти; если я отступаю, убей меня!» — таков девиз знаменитых каибилес, спецназовцев небольшой латиноамериканской страны Гватемала. По мнению многих специалистов, подготовка этих коммандос — одна из самых психологически и физически сложных в мире. Попробуем разобраться почему.

Кто такие каибилес?

ИЗНАЧАЛЬНО эта элитная группа называлась Школой коммандос. Она была создана в декабре 1974 года, чтобы противостоять Национальному революционному единству Гватемалы, которое в течение четырех десятилетий воевало против правительства. Три месяца спустя, 5 марта 1975 года, школа была переименована в Училище по подготовке и специальным операциям Каибил. Военные взяли название «Каибил» от имени короля империи Мам Каибила Балама. Вероятно, большое значение при выборе названия для подразделения имело то, что империю Каибила Балама так и не смогли завоевать испанские конкистадоры. Каибил, что на индейском диалекте Центральной Америки означает «человек-стратег, который обладает силой и хитростью двух тигров», имел в то время задачу готовить командиров подразделений для ведения специальных операций, чтобы остановить подрывные действия.
12 января 1989 года Училище по подготовке и специальным операциям Каибил было перемещено в бывшие здания штаба военного округа №23 в Поптуне. А 30 июня 2003 года центр был переименован в Командование специальными силами Каибил. Бригадой специальных сил спецназовцы стали называться уже вследствие преобразований, связанных с планом изменения организационной структуры вооруженных сил Гватемалы в 2004 году

Как проходят обучение каибилес?

КУРС обучения проходит в Центре подготовки и специальных операций «Каибил», который расположен в районе Поптун в 415 километрах от столицы Гватемалы. В центр направляются военнослужащие, имеющие только положительные рекомендации командования. Все они добровольцы. Обучение состоит из трех этапов. Первый этап — это 21 день теоретического обучения и практической тренировки, во время которой проверяется боевой и моральный дух кандидата. Особое внимание уделяется следованию традициям, что, безусловно, помогает воспитать профессиональную честь военнослужащего.

Второй этап проходит в тропических лесах в течение 28 дней, в ходе которого военнослужащих учат преодолевать водные преграды, болота, лазить по скалам, подрывать объекты, обнаруживать и обезвреживать мины, умело действовать при ведении партизанской войны.

В курсе подготовки спецназовцев есть и довольно любопытный элемент, вызывающий массу споров: каждый из кандидатов заводит щенка и растит его. После того как животное привыкает к хозяину, да и сам каибил привязывается к псу, правилами центра предписывается следующее: хозяин должен убить и съесть своего питомца. По мнению идейных вдохновителей гватемальского спецназа, таким образом воспитывается моральная устойчивость и непоколебимость бойца.

На последнем этапе кандидаты в каибилес, уже привыкшие есть змей, муравьев и корни, пить росу с листьев растений, умеющие беспощадно уничтожать врага, вести разведку, скрытно проникать на территорию противника, совершают марш в сложнейших условиях с полной боевой выкладкой на большие расстояния более чем на пятнадцать суток. На отдых дается ничтожно мало времени: спят они не более трех часов в сутки. Двое суток спецназовцы проводят в реке по шею в воде. Спать запрещается…

Единственная их награда за все эти мучения — право ношения пурпурного берета с эмблемой каибилес и нагрудных знаков отличия, которые имеют овальную форму с черным фоном, золотыми кромками в середине со словом KAIBIL желтого цвета. Каждый элемент на знаке имеет особое значение. Черный цвет означает ночные операции, желтый — дневные. Желтая кромка — первая неделя курса обучения, черный фон — вторая неделя, буквы — последующие 42 дня. В центре знака изображена старинная шпага, которая символизирует отвагу и честь.

Рассказывает Хорхе Ортега Гайтан, полковник вооруженных сил, обладатель пурпурного берета: «Во время обучения время превращается в бесконечные дни с ничтожными перерывами на отдых. В конце концов человек просто перестает ощущать моменты отдыха. За каждое успешно выполненное задание даются очки. А для сдачи экзамена надо набрать 700 очков из 1000 возможных».
По окончании обучения коммандос устраивают банкет, на котором подают поджаренное мясо ящерицы, игуаны, оленя. Ну а кульминационный момент наступает, когда каждый из военнослужащих должен выпить «бомбу» — смесь различных напитков. Перемешиваются текила, виски, ром, пиво и минеральная вода. Смесь подается в бамбуковом стакане, с внешней стороны которого привязан штык. Военнослужащий должен пить осторожно, так как «бомба» сильно пьянит и можно порезать лоб штыком либо лишиться глаза…

Абсолютно естественно, что многим не суждено завершить курс подготовки и получить пурпурный берет. Даже обычным посетителям центра тяжело переносить адскую атмосферу. Запах пороха и дым вызывают удушье. Одни только погодные условия, а именно 38-градусная жара и сильная влажность, заставляют сдаться многих кандидатов на право называться каибилес. Да и подготовку способны выдержать не все: за историю центра при обучении несколько кандидатов погибли, еще больше получили ранения разной степени тяжести.

Естественно, такие методы обучения не могут не сказываться на психологическом состоянии коммандос. Зачастую это приводит к печальным последствиям при выполнении операций. Самый яркий пример — события в городке Лас дос эррес…

Операция в Лас дос эррес

В учебной литературе центра подготовки и специальных операций армии Гватемалы написано: «Каибил — элитный солдат противоповстанческого подразделения, созданного в 1974 году, является машиной убийства, когда силы или чужие доктрины покушаются на Родину или армию». Там же прописаны десять заповедей. Некоторые из них агрессивны по содержанию: «Атака каибила планируется втайне, надежно и хитро, так как каибил является машиной убийства». Есть и более нейтральные: «Всегда атаковать, всегда идти вперед». В атаке же они подбадривают себя возгласами «Каибил! Каибил! Убей, убей, убей! Кого убивает каибил? Что ест каибил? Партизана, ведущего подрывную деятельность!». И это не бравада. Действительно, в некоторых источниках описываются и ритуалы, происходившие в разгар боев, когда коммандос заставляли своих жертв есть свои собственные отрезанные уши, слизывать кровь с убитых и даже есть мозги. Без сомнения, все это направлено на то, чтобы достичь одной из главных целей — сломить волю врага. Но как не сломаться психологически самому?

Одна из самых известных операций каибилес произошла в деревушке Лас дос эррес, где в 1982 году произошло массовое убийство мирных жителей. В октябре повстанцы внезапно атаковали конвой неподалеку от города Палестина, который находился рядом с Лас дос эррес. Они убили 21 солдата и забрали все оружие. И 4 декабря 58 каибилес были направлены в этот район для проведения ответной операции. На следующий день они получили приказ переодеться повстанцами и провести зачистку в Лас дос эррес. При этом уничтожить сочувствующих повстанцам жителей.

Атака произошла в 2.30 6 декабря. Коммандос собрали всех мужчин в местной школе, а женщин и детей в двух церквушках. В итоге проверка не выявила никаких признаков повстанческого влияния. Тем не менее каибилес на этом не остановились. Ранним утром они собрали вместе всех детей и, предварительно жестоко их избив, расстреляли. Тела были сброшены в канаву. После этого они допросили всех по одному мужчин и также расстреляли. Женщины и девочки были изнасилованы. Беспредел продолжался целые сутки…

НАДПИСЬ на входе в центр подготовки спецназа Гватемалы гласит: “Добро пожаловать в ад”.

Видимо, так оно и есть…

  • Главная
  • Служу отечеству
    • Что мне дала служба в армии…
    • Галерея подвигов
      • Герои Императорской России
      • Герои Великой войны
      • Герои Великой Отечественной Войны
      • Герои Советского Союза
      • Герои России
    • Военная история
    • Военная геральдика
      • Что такое геральдика
      • Ордена Российской Империи
      • Символика Вооруженных Сил РФ
    • Военная аналитика
      • Россия
      • Геополитика
      • Вооружение и техника
      • Войны
      • Вооруженные силы стран мира
      • Список используемых сокращений
    • Календарь памятных дат
      • Даты военной истории
      • Праздники
      • Дата в народном календаре
      • Дата в истории
      • Родились в этот день
      • День города
  • PRO Армию
    • Наша Армия
    • Если тебе пора в Армию…
      • 15 шагов в Армию
      • Видеонапутствия
    • Помощь в службе
      • Социальный проект «Позвони маме»
      • «Совет родителей военнослужащих России»
    • Юристы на связи!..
      • Армейское право
      • Социальные гарантии
      • Вопрос-ответ
      • Задать вопрос юристу
      • 7 шагов на контрактную службу
      • Служба по контракту
      • Вакансии предприятий
      • Учебные заведения
    • PRO нас
      • Для чего все это делается
      • Полевой совет
      • Полевая кухня
      • Наши контакты
  • От Лехи
    • Фото
      • Девушки в армии
      • Служу
      • Фрагменты войны
      • ДМБ
      • Техника
      • Наши призывники
      • Концерт в В\Ч 3111 Балашиха
      • Юмор
    • Видео
      • Армия
      • Спорт
      • Юмор
      • Армейские песни
      • Видеонапутствия
    • Армейский блокнот
      • Мотиваторы
      • Статусы
      • Рисунки
      • Стихи
      • Аккорды
      • Байки из казармы
      • Сделай сам
      • Тату
    • Анекдоты