Израиль и СССР

СССР, помощь развивающимся странам.

Советский Союз часто обвиняют в бездумной трате огромных средств на помощь развивающимся странам. Мол, стоило только каким-нибудь папуасам заявить о намерении взять курс на социализм, как Москва начинала всячески им помогать. Разумеется в ущерб своим гражданам, на которых советским руководителям было наплевать.
Однако, это не так. Понятно, что идейно-политические симпатии играли важную роль для принятия решений об оказании помощи той или иной стране, но в то же время, руководство СССР старалось что бы отношения были взаимовыгодными, и наша страна тоже получала дивиденды от сотрудничества. Правильнее даже сказать, что обстоятельства подталкивали нашу страну к этому сотрудничеству.
Что же получал Советский Союз ?
Во первых, возможность размещать на территории этих стран свои военные базы (вроде правильнее называть такого рода советские объекты не базами, а пунктами материально-технического обеспечения — ПМТО), пользоваться их портами, аэродромами.
Основной целью создания советских пунктов базирования за рубежом было расширение возможностей для кораблей в дальних походах и авиации, оперирующей далеко за пределами воздушного пространства СССР. В основном это касалось вопросов логистической поддержки постоянного присутствия советского флота в определенных районах Мирового океана, а также возможностей обслуживания разведывательной и противолодочной авиации.
Советский флот появился в тех районах Мирового океана, которые Запад всегда считал своим глубоким тылом (Индийский океан, Центральная и Южная Атлантика, Карибское море, центральная часть Тихого океана).
Под контролем нашего ВМФ оказались некоторые важнейшие узлы морских коммуникаций, например оба выхода из Красного моря (и Суэцкий канал, и Баб-эль-Мандебский пролив).

Куба
Новым шагом в организации боевой службы явилось комбинированное использование аэродромов Кубы и Гвинеи в 1973 г. С них одновременно вылетали навстречу две группы самолётов Ту-95РЦ. Следуя различными маршрутами, они одновременно вскрывали надводную обстановку на значительных по площади районах Атлантики. Главный штаб ВМФ высоко оценивал результаты этих полётов, считая, что они позволяют оценить характер и интенсивность судоходства в этой части океана. Ранее подобной возможности просто не существовало.

Ремонт, снабжение топливом, водой, расходными материалами — без всего этого, работа авиации и флота вдали от основных баз, была бы намного сложнее и дороже. Одно дело, транспортным судном доставить все необходимое в ПМТО, и уже оттуда будет идти снабжение боевых кораблей; и другое — гонять эти самые корабли в Севастополь, Владивосток и Североморск.
В общем, тут цепочка должна быть примерно такой — нужен нам океанский флот ? Если да, то нужны и базы для него. А их можно было получить только в развивающихся странах. И эти самые развивающиеся страны надо было чем то заинтересовать. Кредитами, поставками вооружения и ТНП, строительством заводов-фабрик, обучением их студентов итд. Иначе с какой стати, туземцы должны были бы предоставить нам свои территории.
А если кто то считает сотрудничество с этими странами не нужным и вредным, то в этом случае, надо считать что и флот открытого океана нам тоже не нужен.
А так то, обеспечивать безопасность страны все равно было надо, и задача эта в любом случае сложная и затратная. Не стали бы на флот-базы-африканцев тратиться, пришлось бы больше например самолетов и ракет делать. И еще неизвестно, что бы дороже обошлось.
Так что, даже хотя бы ради повышения обороноспособности СССР, уже стоило оказывать им помощь.

Куба, Гвинея, Ангола, Тунис, Ливия, Египет, Сирия, Эфиопия (Дахлак), Сомали, Йемен, Вьетнам.
Во вторых, наша помощь отнюдь не была дорогой с односторонним движением. В обмен на кредиты, оборудование и вооружение, мы получали сырье и различные товары. Например : натуральный каучук, бокситы, прокат черных металлов, хлопок, шерсть, кожевенное сырье, чай, какао-бобы, ткани, сахар. Кстати, такой момент интересный — насколько я понимаю, если во времена СССР поставки кофе и какавы-с-чаем шли к нам без посредников, напрямую из развивающихся стран, в обмен на изделия нашей промышленности, то сейчас Россия приобретает их на различных биржах. За валюту, а не за наши товары.
Или взять к примеру Гвинею, страна обладает 2/3 мировых запасов бокситов, занимает первое место в мире по его запасам и второе по его экспорту. До перестройки 30 % потребностей СССР в алюминии удовлетворялись за счёт гвинейского сырья. То есть, вместо того, что бы у себя в вечной мерзлоте ковыряться, истощая свои запасы, получали бокситы из Африки. Опять же, в обмен не на валюту, а на продукцию своей промышленности.

Важную роль также играли соглашения в области рыболовства. Советский Союз занимал после Японии второе место в мире по уловам — 10-11 млн. тонн, 12-15% мирового вылова. Из них примерно половина — 5 млн. тонн, в иностранных исключительных экономических зонах , причем около четверти (2-2,5 млн. тонн) всей рыбы мы добывали в 200-мильных ИЭЗ именно развивающихся стран. То есть, в том что на прилавках советских магазинов была недорогая (в 2-3 раза дешевле мяса, минтай так раз в десять), и качественная рыба, это во многом заслуга сотрудничества с Анголами-Гвинеями.
http://www.rumvi.com/products/ebook/тайны-рыболовной-дипломатии/1ecdebc2-7730-44ae-81f8-97fef8dc8466/preview/preview.html#TOC_EEDAC
Говорите дорого нам папуасы обходились ? А сейчас платить миллиарды за чилийскую, норвежскую, китайскую рыбу не дорого ? Кстати, в 2014 году из 4,215 миллионов тонн добытых Россией, практически весь улов — в наших водах. В зонах иностранных государств выловили всего 534,5 тысячи тонн. Сравните с 5 млн. тонн Советского Союза.

=
Немного «рыбных» цифр — потребление рыбы в Советском Союзе составляло 20-23 кг в год на человека (физиологически необходимая норма — 18-20 кг).
Материалы бывшего Минрыбхоза СССР за 1988-1990 гг. показывают, что судно типа РТМС вылавливает в среднем за год 9270 т. рыбы, пищевая ценность которой адекватна мясной продукции при убое 32 тысяч голов крупного рогатого скота; траулер БМРТ — 7300 т. (соответственно 25 тыс. голов скота); судно типа СРТ — 4000 т. (15 тыс. голов скота).
Сопоставление производительности труда в животноводстве и морском рыболовстве (в СССР) показывает, что один занятый в соответствующей отрасли производит за год в среднем 5,5 т. говядины, или 9,3 т. свинины, или 5,3 т. баранины — и 50 т. рыбы и морепродуктов. По белковому эквиваленту сравнение оказывается в пользу рыбного хозяйства минимум в 4,5 раза.

А вот пример взаимодействия ВМФ и рыбаков :
Помимо этого в Конакри часто заходили советские рыболовные и торговые суда. Более того, можно сказать, что рыбаки постоянно базировались на гвинейскую столицу и использовали эти стоянки для отдыха, пополнения запасов, переработки и передачи улова. Моряки ВМФ часто оказывали помощь рыбакам: «Как известно, в тропических условиях подводная часть корпуса корабля очень быстро обрастает, забортные отверстия забиваются, и из-за этого некоторые устройства — например, холодильники, — начинают работать с перебоями. Наш отряд имел хорошо подготовленный отряд водолазов. Кроме того, подразделение морской пехоты располагало водолазами-диверсантами. Имелась и хорошая экипировка. Рыбаки обо всём этом знали и обращались к нам за помощью. Мы периодически отряжали к ним своих водолазов. Для них это была тренировка, у рыбаков матчасть без расходования валюты вводилась в строй, а в рационе моряков появлялась свежая рыба, которой рыбаки расплачивались за работу».

Не говоря уже о том, что присутствие боевых кораблей во всех районах Мирового океана, самым положительным образом сказывалось на безопасности наших торговых и рыболовных судов.
И еще — не секрет, что одним из важнейших пунктов советских поставок, и одной из главных причин возникновения долга развивающихся стран, было наше вооружение. Так вот, нередко оно было мягко говоря не самое современное — танки Т-34 и Т-54, самолеты МиГ-15, гаубицы М-30, БТР-40 и БТР-152 итд. К примеру в 1977г. 25 тысячная армия Сомали имела 200 танков T-34, 50 танков T-54/55, 60 БТР-40 и 250 БТР-152, более чем 100 76-мм. орудий, 80 122-мм гаубиц и приблизительно 150 зенитных орудий калибра до 100-мм. ВВС состояли приблизительно из 66 самолетов: 10 бомбардировщиков «Ил-28», 12 истребителей «МиГ-21», 44 истребителя «МиГ-17» и «МиГ-15».

То есть, принимается у нас на вооружение новая техника, а старую, и боеприпасы к ней надо куда-то девать, всю ее на консервации оставить не лучшее решение. Значит нужно утилизировать. Но, с одной стороны утилизация конечно даст ценные материалы — сталь, цветмет, благородные металлы, пластик; а с другой — с ней та еще морока (например, встречал инфу, что стоимость материалов, извлекаемых с самолета, сопоставима с затратами, которые необходимы для его разборки — http://greenologia.ru/utilizaciya-texniki/avto/utilizaciya-samoletov.html Да и утилизация танков, это тоже процесс достаточно сложный, и дорогой).
А самое главное, разделанный танк или самолет — это лишь набор материалов, пускай и ценных, а вот целый танк или самолет — это дорогое, высокотехнологичное изделие, в стоимость которого входит труд различных КБ, инженеров, технологов, квалифицированных рабочих итд. Плюс, продажа таких изделий влечет за собой и продажу боеприпасов. Поэтому, по возможности желательно не делать из боевой техники кучку ресурсов, а продавать, или менять их на что-то нужное, как изделие.
Чем собственно Советский Союз и занимался.
Ангола
Подытожим.
Точно определить, насколько выгодными для нас были взаимоотношения с развивающимися странами с точки зрения экономики, конечно сложно. Там много всяких нюансов, и отношения с каждой страной надо рассматривать отдельно.
Как пример, возьмем Кубу, и ее сахар. Да, кубинский сахар-сырец обходился нам в основном дороже, чем если бы мы покупали его на мировом рынке. А нефть за этот сахар мы поставляли дешевле мировых цен. Стало быть, одни убытки нам от этих кубинцев ?
Нет. Все не так просто :
Что касается решения вопроса о взаимовыгодности торгово-экономического сотрудничества, то оно может быть сведено к прояснению, во-первых, того, имелась ли у СССР альтернатива крупномасштабным закупкам сахара-сырца на Кубе.
Известно, что с конца 50-х до начала 90-х годов потребление сахара в нашей стране неуклонно росло — как в целом, так и в расчёте на душу населения (последний показатель увеличился за это время с 40 до почти 50 кг). Возможности же отечественного производства резко отставали от динамики спроса на сахар. Это, естественно, вызвало рост импортных потребностей в данном продукте, и именно закупки на Кубе позволяли удовлетворять их на наиболее выгодных для нашей страны условиях. Кубинский сахар-сырец гарантировано поступал в наиболее удобные — зимне-весенние — периоды и оплачивался советскими товарами, а не СКВ.
Кроме того, Куба обеспечивала треть потребляемого в Союзе сахара по ценам ниже средней цены свекловичного сахара, производимого внутри страны. Так, средняя цена производства последнего в 1979-1987 годах была равна 43 центам за фунт, в то время, как за кубинский сахар в тот же период советская сторона платила среднюю цену 41,92 цента.
Расхожее мнение, согласно которому закупки сахара-сырца на Кубе привели к замедлению развития отечественного сахарного производства ( куда якобы не делались необходимые капиталовложения), не выдерживает критики. Во-первых, чтобы производить недостающие 4-4,5 млн. т сахара, нам понадобилось бы в конце 80-х годов инвестировать в сахарную промышленность в течение 3-4 лет 30-35 млрд. рублей, выделить 1 млн. га культивированных земель и найти сотни тысяч новых рабочих рук, что даже могучему СССР было непросто. В тогдашних условиях упомянутые деньги неминуемо пришлось бы изымать из других отраслей, выпускавших потребительские товары.
Во-вторых, дополнительная ежегодная перевозка в наиболее напряжённые периоды уборки урожая по 40-45 млн. т свеклы, необходимой для изготовления требуемого количества сахара, могла парализовать транспортную инфраструктуру европейской части страны.
Следовательно крупномасштабный импорт сахара оказывался неизбежным. Существенно сократить его, изменив структуру пищевого рациона населения в сторону повышения потребления других, более энергетически ценных, продуктов (мяса, молочных изделий) и более полезных для человека сахаросодержащих продуктов, тогда возможности не было.

От себя добавлю только, что если бы Советский Союз вместо «дорогого» кубинского сахара начал закупать на мировом рынке «дешевый», то сиюминутная выгода в итоге могла обернуться потерей очень важного союзника, а мировые цены на сахар наверняка бы все равно повысились.
Точно так же, нужно учитывать все нюансы рассматривая выгодность-невыгодность сотрудничества и с другими странами.
Но совершенно уверенно можно сказать, что это не была благотворительность с нашей стороны. За советские подарки, с нами расплачивались товарами и услугами.
Но даже если торговля с какими-то странами и была не очень удачной, то для сотрудничества с ними всегда был очень важный козырь — предоставление развивающимися странами своих территорий для наших военных баз.

Помощь союзников СССР во Второй мировой войне

12 июля 1941 г. в Москве было подписано советско английское соглашение о совместных действиях против Германии и ее союзников, что послужило началом формирования антигитлеровской коалиции.

18 июля 1941 г. правительство СССР подписало соглашение с правительством Чехословакии, а 30 июля — с правительством Польши о совместной борьбе с общим врагом. Так как территория этих стран была оккупирована фашистской Германией, их правительства находились в Лондоне (Великобритания).

2 августа 1941 г. было заключено военно экономическое соглашение с США. На Московском совещании, состоявшемся 29 сентября-1 октября.1941 г., СССР, Великобритания и США рассмотрели вопрос о взаимных военных поставках и подписали первый протокол по ним.

7 декабря 1941 г. Япония внезапным нападением на американскую военную базу Перл-Харбор в Тихом океане развязала войну против США. 8 декабря войну Японии объявили США, Великобритания и ряд других государств; 11 декабря фашистские Германия и Италия объявили войну США.

В конце 1941 г. в состоянии войны с блоком агрессоров находились: Австралия, Албания, Бельгия, Великобритания, Гаити, Гватемала, Гондурас, Греция, Дания, Доминиканская Республика, Индия, Канада, Китай, Коста-Рика, Куба, Люксембург, Монгольская Народная Республика, Нидерланды, Никарагуа, Новая Зеландия, Норвегия, Панама, Польша, Сальвадор, СССР, США, Филиппины, Франция, Чехословакия, Эквадор, Эфиопия, Югославия, Южно-Африканский Союз. Во второй половине 1942 г. в войну против фашистского блока вступили Бразилия и Мексика, в 1943 г. — Боливия, Ирак, Иран, Колумбия, Чили, в 1944 г. — Либерия. После февраля 1945 г. к антигитлеровской коалиции присоединились Аргентина, Венесуэла, Египет, Ливан, Парагвай, Перу, Саудовская Аравия, Сирия, Турция, Уругвай. Войну странам гитлеровской коалиции объявили также входившие ранее в состав агрессивного блока Италия (в 1943 г.), Болгария, Венгрия и Румыния (в 1944 г.), Финляндия (в 1945 г.). К моменту окончания военных действий с Японией (сентябрь 1945 г.) в состоянии войны со странами фашистского блока находилось 56 государств.

(Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат. Москва. В 8 томах 2004 г.г. ISBN 5 203 01875 — 8)

Вклад отдельных стран в достижение целей антигитлеровской коалиции был различным. США, Великобритания, Франция и Китай участвовали своими вооруженными силами в борьбе против стран фашистского блока. В военных действиях также принимали участие отдельные соединения некоторых других стран Польши, Чехословакии, Югославии, Австралии, Бельгии, Бразилии, Индии, Канады, Филиппин, Эфиопии и др. Часть государств антигитлеровская коалиция (например, Мексика) помогали основным ее участникам главным образом поставками военного сырья.

Существенный вклад в достижение победы над общим врагом внесли США и Великобритания.

11 июня 1942 г. СССР и США подписали соглашение о взаимных поставках по ленд-лизу, т.е. передачи взаймы военной техники, оружия, боеприпасов, снаряжения, стратегического сырья и продовольствия.

Первые же поставки прибыли еще в 1941 г., но основная часть поставок пришлась на 1943 1944 гг.

По американским официальным данным, на конец сентября 1945 г. из США в СССР было отправлено 14 795 самолетов, 7056 танков, 8218 зенитных орудий, 131 600 пулеметов, из Великобритании (по 30 апреля 1944 г.) — 3384 самолета и 4292 танка; 1188 танков были доставлены из Канады, которая принимала прямое участие в оказании помощи СССР с лета 1943 г. В целом военные поставки США за годы войны составили 4% к военному производству СССР. Кроме вооружения СССР получал из США по ленд-лизу автомобили, тракторы, мотоциклы, суда, локомотивы, вагоны, продовольствие и др. товары. Советский Союз поставил США 300 тыс. т хромовой руды, 32 тыс. т марганцевой руды, значительное количество платины, золота, леса.

Некоторая часть американских грузов (около 1 млн. тонн) не дошла до Советского Союза, т. к. была уничтожена противником в процессе транспортировки.

Существовало около десяти маршрутов доставки грузов по ленд-лизу в СССР. Многие из них проходили в районах интенсивных военных действий, что требовало от тех, кто обеспечивал поставки, большого мужества и героизма.

Основные маршруты: по Тихому океану через Дальний Восток — 47,1% всех грузов; через Северную Атлантику, огибая Скандинавию — в Мурманск и Архангельск — 22,6%; через Южную Атлантику, Персидский залив и Иран — 23,8%; через порты Черного моря 3,9 % и через Арктику 2,6%. Самолеты перемещались морским путем и самостоятельно (до 80%) через Аляску — Чукотку.

Во сколько обходилась советскому союзу поддержка дружественных стран

В нынешнем году исполнилось 95 лет со дня учреждения Коммунистического интернационала — Коминтерна, задачу которого иллюстрировал Александр Блок: “Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем”, а цель была обозначена в собственном гимне: “Наш лозунг — Всемирный Советский Союз”. Пожара не вышло, планетарного СССР также не построили, но денег в это вбухали изрядно. И все же говорить о тщетности таких трат было бы не совсем правильно: определенный экономический и геополитический эффект такие “инвестиции” давали.
По замыслу учредителей Коминтерн должен был финансироваться за счет средств входивших в него компартий. Но у тех денег не было, постоянно выручала лишь РКП(б). За первые 10 лет существования Интернационал получил огромные суммы рублей, в том числе золотых, драгоценностей и миллионы марок, лир, крон и долларов.
Финансировались зарубежные компартии щедро. Но большие деньги развратили даже пролетарский Интернационал. Случались удивительные вещи: в феврале 1921-го глава германской компартии привез из Москвы 25 миллионов марок и драгоценности на вдвое большую сумму, а уже в июне у партии не хватало немецких марок даже на марки почтовые. Исчезали и сами агенты Коминтерна: так, с двумя крупными рубинами для французской компартии пропала люксембургская журналистка, объявившаяся позже в виде владелицы поместья. А после закрытия коминтерновского конгресса в Москве, совпавшего по времени с голодом на Поволжье, выяснилось, что многие делегаты предприимчиво поменяли часть выданной им на дорогу валюты на золото. “У нас голодают рабочие и крестьяне, целые тучи беспризорных детей торгуют ради куска хлеба на улицах и вокзалах, — писал в одной из служебных записок по этому поводу Аркадий Альский — заместитель наркома финансов РСФСР, бывший до того наркомфином Литвы и Беларуси. — Такое преступное отношение к делу со стороны не вполне сознательных товарищей дальше продолжаться не может”.

После войны, в конце 1940-х годов, Сталин принял решение вновь создать фонд для оказания помощи братским партиям. Впрочем, решение это было не столько “межпартийным”, сколько геополитическим: предстояло взять на содержание партии и структуры, проводившие политику в интересах Советского Союза. Взносы платили ГДР, Венгрия, Польша, Чехословакия, Болгария и СССР. Первоначально фонд был определен в 20—25 миллионов долларов — солидная сумма для того времени. Но “братья” вносили не более 10%, остальную часть изымали из советского бюджета. “Больше других спонсировали коммунистические партии Франции, США, Финляндии и Израиля. Причем финансировались не только политические мероприятия, но и террористическая деятельность этих партий, — пишет историк и социолог Вилен Люлечник. — Самыми скромными были израильские коммунисты. Денег на оружие они не просили, но считали, что платить партийным функционерам заработную плату ниже трех тысяч долларов просто негуманно.”
В 1974 году компартия Италии просила ЦК КПСС принять для учебы в Москве 19 своих коммунистов. Им нужно было освоить радиосвязь, шифровальное дело, основы и принципы изменения внешности. Также, как следует из рассекреченных протоколов заседаний Политбюро, по просьбе руководства итальянской компартии в СССР изготавливались бланки итальянских, швейцарских и французских заграничных и внутренних документов. Помощь оказывалась не только коммунистам. В 1983 году Раджив Ганди выразил советской стороне признательность за помощь, которая поступает семье премьер-министра за счет коммерческих сделок ее индийской фирмы с советскими внешнеторговыми организациями.
Подсчитать, сколько всего ушло из советского бюджета в страны третьего мира и братские партии,довольно сложно. В конце 1970-х годов СССР имел дипломатические отношения более чем со 130 государствами, почти половину из которых составляли развивающиеся страны. Многим из них предоставлялись огромные льготные долгосрочные кредиты, военная помощь, направлялись военные советники. Несомненно, определенная отдача при этом была, в том числе материальная. “Компартии ряда стран открывали фирмы, которые занимались поставками в СССР различных продовольственных и промышленных товаров, — пишет Вилен Люлечник. — Французская компартия владела компанией “Интерагра” (зерно, мясо, масло). Австрийская — “Краус и Ко” (ширпотреб). Фирма греческой компартии изготавливала обувь, кипрской — виноградный сок и джем”. Созданный после войны СЭВ — Совет экономической взаимопомощи — на первых порах также оказался эффективным международным проектом: в 1948—1960 годах СССР получил от соцстран 8877 комплектов технической документации. Выиграли и сами страны соцлагеря: к 1986 году промышленное производство Польши по сравнению с наиболее благополучным довоенным уровнем выросло в 32 раза, а Болгарии — в 90. К 1975 году доля стран СЭВ в мировом промышленном производстве достигла трети.
Конечно же и здесь не обходилось без “фактора развращения”: СССР обеспечивал “братские страны” топливом и сырьем по ценам гораздо ниже мировых, снижая у тех стимул к экономии и развитию. Но создание СЭВ косвенно повлияло на принятие поистине знакового решения: в феврале 1950 года советский рубль был “отвязан” от американского доллара и переведен на постоянную золотую основу. Это было весьма своевременным: США после войны имели долларовые излишки, которые не прочь были сбросить на другие страны, переложив тем самым свои финансовые проблемы на других. Такое решение почти вдвое увеличило эффективность советского экспорта. Кроме того, СССР получил возможность избавиться от импорта американских технологий и ускорить собственную технологическую модернизацию.

Но самое главное заключалось, пожалуй, в другом. Нелепые и чрезмерные на первый взгляд “инвестиции” в братские партии и страны третьего мира позволили СССР сформировать обширную зону советского влияния — то, в чем отчаянно нуждаются многие сегодняшние страны, претендующие на роль мировых держав. Ознаменовавшая вторую половину ХХ века холодная война с США может лишь дилетанту показаться банальной гонкой вооружений и взаимных демаршей — это было противостояние двух глобальных проектов мироустройства, возродившее термин “неоколониализм” в его новом смысловом звучании. “Пока империализм существует, он по определению будет стремиться к господству над другими странами. Это и называется сегодня неоколониализмом”, — говорил полвека назад Че Гевара. Но жизнь распространила это явление на всю мировую геополитику: оба ее полюса стремились вовлечь на свою орбиту новых союзников и партнеров. Разве что методы подобного влияния существенно разнились: одна супердержава то и дело провоцировала управляемые конфликты на “подведомственных” территориях, вторая же стремилась обеспечить их развитие и процветание, пусть и в собственных интересах. Первый из вариантов реализуется и в XXI веке…
Как агенты Коминтерна доставляли советские инвестиции?
В исполкоме Коминтерна были специалисты, маскировавшие валюту и драгоценности в днища и стенки чемоданов, обувные подметки и даже в банки с вареньем и медом. Зато сами агенты порой относились к доверенному им сверхценному грузу весьма легкомысленно. В 1919 году доставлявший в США драгоценности некто Бородин попросил попутчика-австрийца довезти его чемоданы в Чикаго и больше не видел ни чемоданов, ни своего “добродетеля”. А у дамы, доставлявшей в Стокгольм два кофра с драгоценными камнями, один из чемоданов был украден в Финляндии.

Как сталинский СССР помог создать Израиль

В 1948 году, семьдесят лет назад, было создано Государство Израиль. Сам факт появления этой новой страны на Ближнем Востоке до сих пор является причиной серьезнейших противоречий и конфликтов, распространяющихся далеко за пределы Передней Азии. «Израильский след» можно найти во множестве событий, происходящих на протяжении последних семидесяти лет не только на Ближнем Востоке, но и в других регионах мира. Арабские националисты не могут смириться с тем, что земли Палестины были «отчуждены» в пользу еврейских переселенцев, религиозные радикалы не собираются отказываться от претензий на священный Иерусалим, а сами евреи которое десятилетие с оружием в руках доказывают свое право на «Землю Обетованную».

До конца Первой мировой войны Палестина находилась в составе Османской империи. К этому времени здесь проживало примерно 450 тысяч арабов и 50 тысяч евреев. Основу еврейской общины Палестины составляли местные евреи «сабра», которые жили на палестинских землях испокон веков, но с конца XIX века в Палестину стали мигрировать евреи со всего мира, в первую очередь – из Центральной и Восточной Европы.

Еврейская миграция обусловливалась двумя причинами. Во-первых, в Европе на рубеже XIX—ХХ вв. произошел очередной всплеск антисемитских настроений — это касалось и Германии, и Австро-Венгрии, и Российской империи. Во-вторых, в это же время среди активной части еврейского населения стала распространяться идеология сионизма, предусматривавшая в качестве главной цели возвращение в «Эрец-Исраэль». Под влиянием сионистской идеологии и спасаясь от погромов и дискриминации, в Палестину стали приезжать евреи из Восточной Европы. Их становилось все больше и больше, особенно после знаменитого погрома в Кишиневе, давшего толчок второй волне массовой миграции в Палестину. Но до распада Османской империи серьезных конфликтов на национальной почве в Палестине все же не было.
После поражения Османской империи в Первой мировой войне ее обширные владения на Ближнем Востоке были разделены на подмандатные территории между Великобританией и Францией, а часть владений получила независимость. В апреле 1920 года на конференции в Сан-Ремо Великобритания получила мандат на управление Палестиной, а в июле 1922 года этот мандат был утвержден Лигой Наций. В подмандатную территорию Великобритании включались земли современных Израиля и Иордании. Территории Сирии и Ливана находились под управлением Франции. Но в том же 1922 году по инициативе Уинстона Черчилля три четверти палестинских земель было отдано в состав эмирата Трансиордания, эмиром которого стал представитель Хашимитской династии шерифов Мекки Абдалла, до этого краткое время успевший побывать на троне короля Ирака. Не вошедшие в состав Трансиордании земли и стали активно заселяться евреями. В 1919-1924 гг. происходила третья масштабная волна миграции в Палестину – Третья Алия, к концу которой еврейское население Палестины выросло до 90 тысяч человек.

Рост числа еврейского населения в середине 1920-х гг. привел к активизации националистических настроений среди арабов. Опасаясь дальнейшего заселения Палестины предприимчивыми евреями, арабы от практики бойкота (отказа нанимать на работу, предоставлять в аренду недвижимость и т.д.) перешли к открытым погромам. Идеологом арабских националистов в это время стал муфтий Иерусалима Амин аль-Хусейни, который впоследствии именно на почве негативного отношения к евреям и британцам сблизился с Адольфом Гитлером и стал одним из проводников влияния гитлеровской Германии в арабском мире. В 1929 году по всей Палестине прокатилась волна кровавых еврейских погромов, в результате которых погибло много евреев, причем не столько переселенцев, сколько представителей маленьких исконных общин палестинских городов, которые не были организованы и не были готовы оказать сопротивление арабами, по соседству с которыми они жили столетиями. Зато обострение обстановки в Палестине продуктивно сказалось на еврейской самоорганизации – сионистские движения стали более организованными и активными, стали большое внимание уделять воинской подготовке и приобретению оружия.

В 1930-е годы приток евреев в Палестину продолжился, что было связано с торжеством нацизма в Германии и дальнейшей волной антисемитизма в Центральной и Восточной Европе. К концу Второй мировой войны евреи составляли 33% населения Палестины – в отличие от 11% в начале века. Такое изменение состава населения не замедлило сказаться на росте политических амбиций евреев, которые стали еще более активно требовать создания собственного еврейского государства в Палестине. Но воплощению этой идеи в жизнь противился весь арабский мир. Существовала очень большая вероятность перехода конфликта в плоскость вооруженного противостояния, тем более, что к середине 1940-х гг. еврейские радикальные формирования были уже очень многочисленными, а многие их участники имели реальный боевой опыт, полученный во время службы в Еврейской бригаде британской армии и в других армиях стран – союзников по антигитлеровской коалиции.

Лондон найти политическое решение арабо-еврейских противоречий не смог. Поэтому вопрос о политическом будущем Палестины был передан в Организацию Объединенных Наций. Изначально еврейские лидеры Палестины настаивали на создании независимого еврейского государства. Арабский мир, в свою очередь, требовал создания объединенного государства, в котором бы вместе жили и арабы, и евреи. Последний вариант для евреев был неприемлем, поскольку арабы все равно составляли две трети населения Палестины и фактически новое государство оказывалось бы под управлением арабов, что неизбежно означало бы дискриминацию еврейского меньшинства.
ООН рассматривала два варианта. Первый вариант предусматривал создание двух независимых государств, при этом Иерусалим и Вифлеем, из-за наличия там святых мест сразу нескольких конфессий, находились бы под международным контролем. Второй вариант заключался в создании федеративного государства, в котором бы старались максимально соблюдать баланс интересов евреев и арабов. 15 мая 1947 года был создан Специальный комитет ООН по Палестине. Дабы исключить ангажированность при принятии решений, в его состав вошли только нейтральные страны — Австралия, Канада, Чехословакия, Гватемала, Индия, Иран, Нидерланды, Перу, Швеция, Уругвай и Югославия. Большинство входивших в комитет стран – Гватемала, Канада, Нидерланды, Перу, Уругвай, Чехословакия и Швеция – выступили в поддержку первого варианта ООН о создании двух независимых государств. За федерацию выступили Иран, Индия и Югославия, а представители Австралии предпочли воздержаться.
Как известно, во второй половине ХХ века, в годы холодной войны, Израиль превратился в важного регионального союзника Соединенных Штатов Америки. Однако тогда, в 1947 году, в Вашингтоне не могли прийти к однозначному мнению относительно будущего Палестины. Между тем, в поддержку создания независимого еврейского государства однозначно выступил Советский Союз. 14 мая 1947 года постоянный представитель СССР при ООН Андрей Громыко, выступая на специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН, заявил:
Еврейский народ перенёс в последней войне исключительные бедствия и страдания. На территории, где господствовали гитлеровцы, евреи подверглись почти полному физическому истреблению — погибло около шести миллионов человек. То обстоятельство, что ни одно западноевропейское государство не оказалось в состоянии обеспечить защиту элементарных прав еврейского народа и оградить его от насилия со стороны фашистских палачей, объясняет стремление евреев к созданию своего государства. Было бы несправедливо не считаться с этим и отрицать право еврейского народа на осуществление такого стремления.
Такая позиция Советского Союза была бы невозможна, если бы сторонником создания отдельного еврейского государства не выступил бы лично Иосиф Сталин. Именно Сталину, несмотря на многочисленные обвинения в его адрес со стороны «либеральной общественности» в антисемитизме, современное Государство Израиль обязано своим существованием. Стоит напомнить, что к моменту создания Израиля Советский Союз был единственным государством в мире, где за антисемитизм можно было получить уголовную судимость.


Несмотря на «чистки» конца 1930-х годов и определенные нюансы послевоенного времени, евреи в Советском Союзе чувствовали себя намного лучше, чем в большинстве других стран мира. Конечно, причины, по которым Сталин выступал за создание еврейского государства в Палестине, носили геополитический характер. Советский вождь рассчитывал, что созданное при советской поддержке и возглавленное советскими репатриантами государство может превратиться в важного союзника СССР на Ближнем Востоке. Ради реализации этой цели Сталин пошел даже на возможное осложнение отношений с арабскими компартиями. Ведь последние, несмотря на приверженность коммунистической идеологии, не могли пойти против интересов арабского национализма, также набиравшего силу в послевоенном мире.
В СССР даже был сформирован состав правительства нового государства. На пост премьер-министра еврейской Палестины должен был быть назначен член ЦК ВКП (б) и бывший замминистра иностранных дел СССР Соломон Лозовский, военным министром должен был стать дважды Герой Советского Союза генерал Давид Драгунский, а военно-морским министром – офицер разведки ВМФ Григорий Гильман. То есть, Сталин всерьез рассчитывал на то, что Советскому Союзу удастся превратить Израиль в своего верного младшего партнера на Ближнем Востоке.
С другой стороны, поддержка Советским Союзом плана по созданию независимого государства для евреев на территории Палестины не оставила иного выхода и для Соединенных Штатов – Вашингтону пришлось поддержать эту идею, чтобы не выглядеть антисемитским государством на фоне СССР. 29 ноября 1947 года в ООН состоялось голосование по резолюции 181 о создании на территории Палестины отдельных еврейского и арабского государств. За создание двух независимых государств проголосовали 33 страны – участницы ООН, включая Советский Союз (отдельно голосовали УССР и БССР), США, Австралию, Францию, Польшу и целый ряд стран Латинской Америки. Против голосовали 13 стран — Афганистан, Куба, Египет, Греция, Индия, Иран, Ирак, Ливан, Пакистан, Саудовская Аравия, Сирия, Турция, Йемен. Наконец, 10 стран, включая Великобританию, Китай и Югославию, предпочли воздержаться, не желая портить отношения ни с арабами, ни с евреями.

14 мая 1948 года британский комиссар покинул Хайфу. Действие мандата ООН закончилось и в тот же день в Тель-Авиве было провозглашено Государство Израиль. Первым независимость Израиля признал Советский Союз. Представители СССР однозначно выступили в Совете Безопасности ООН в защиту независимости еврейского государства, подчеркнув, что если арабские страны не признают Израиль, то и он не обязан их признавать. Практически сразу после провозглашения независимости в Израиль началась массовая миграция евреев из социалистических стран Восточной Европы –Венгрии, Румынии, Болгарии, Югославии, Польши, Чехословакии. Именно благодаря призыву на военную службу молодых репатриантов удалось быстро сформировать большую и боеспособную Армию обороны Израиля. В странах Восточной Европы было закуплено и большое количество оружия для оснащения молодой израильской армии.
Однако вскоре после провозглашения независимости Израиль попал под американское влияние. Во-первых, сформированному в СССР правительству так и не удалось прибыть в Палестину (оно было распущено), а в Израиле сформировали новое правительство из не связанных с Москвой людей. Во-вторых, сыграли свою роль деньги богатейшей американской еврейской общины, которая фактически профинансировала создание в бедной палестинской пустыне государства, довольно быстро намного превзошедшего по уровню жизни населения и качеству инфраструктуры все страны арабского мира. Но и после проамериканского поворота Израиля оказалось, что Москва не столь и просчиталась.

Сам факт создания Государства Израиль очень сильно настроил арабский мир против США и Великобритании. Лондон подвергся критике за то, что не смог или не захотел защитить интересы арабов. После того как Израиль стал активно сотрудничать с Западом, в арабском мире начался разворот в сторону Советского Союза. Довольно быстро Египет и Сирия превратились в союзников СССР на Ближнем Востоке, а к 1960-м годам советское влияние распространялось практически на все арабские страны кроме Марокко и монархий Аравийского полуострова.
Но несмотря на то, что в годы холодной войны Израиль и Советский Союз находились по разные стороны баррикад, сейчас российско-израильские отношения можно назвать особыми, очень отличающимися от отношений и с Западом, и с арабским миром. Израиль – не враг и не младший партнер, а совершенно особая страна, где миллионы людей говорят на русском языке и имеют родственников в России.