Индонезия бывшая колония

KNIL: на страже Голландской Ост-Индии

В XVII веке Нидерланды стали одной из крупнейших морских держав Европы. Несколько торговых компаний, ответственных за заморскую торговлю страны и занимавшихся по сути колониальной экспансией в Южной и Юго-Восточной Азии, в 1602 г. были объединены в Голландскую Ост-Индскую компанию. На острове Ява был основан город Батавия (ныне Джакарта), ставший форпостом голландской экспансии в Индонезии. К концу 60-х годов XVII века Голландская Ост-Индская компания превратилась в серьезнейшую организацию, обладавшую собственным торговым и военным флотом и десятитысячными частными вооруженными силами. Тем не менее, поражение Нидерландов в противостоянии с более могущественной Британской империи способствовало постепенному ослаблению и распаду Голландской Ост-Индской компании. В 1798 г. собственность компании была национализирована Нидерландами, носившими в тот период название Батавской республики.

Индонезия под властью голландцев
К началу XIX века Голландская Ост-Индия представляла собой, прежде всего, сеть военно-торговых факторий на побережье индонезийских островов, однако вглубь последних голландцы практически не продвигались. Ситуация изменилась в течение первой половины XIX века. К середине XIX века Нидерланды, окончательно подавив сопротивление местных султанов и раджей, подчинили своему влиянию наиболее развитые острова Малайского архипелага, входящие ныне в состав Индонезии. В 1859 г. в состав Голландской Ост-Индии были включены и 2/3 владений в Индонезии, принадлежавших прежде Португалии. Таким образом, португальцы проиграли соперничество за влияние на островах Малайского архипелага Нидерландам.
Параллельно с вытеснением англичан и португальцев из Индонезии, продолжалась и колониальная экспансия вглубь островов. Естественно, что индонезийское население встретило колонизацию отчаянным и многолетним сопротивлением. Для поддержания порядка в колонии и ее обороны от внешних противников, среди которых вполне могли оказаться колониальные войска европейских стран, соперничающих с Нидерландами за влияние на Малайском архипелаге, потребовалось создание вооруженных сил, предназначенных непосредственно для действий в пределах территории Голландской Ост-Индии. Как и другие европейские державы, обладавшие заморскими территориальными владениями, Нидерланды приступили к формированию колониальных войск.
10 марта 1830 года был подписан соответствующий королевский указ о создании Королевской голландской ост-индской армии (голландская аббревиатура — KNIL). Как и колониальные войска ряда других государств, в состав вооруженных сил метрополии Королевская голландская ост-индская армия не входила. Основными задачами KNIL были завоевание внутренних территорий индонезийских островов, борьба с повстанцами и поддержание порядка в колонии, защита колониальных владений от возможных посягательств со стороны внешних противников. В течение XIX — ХХ вв. колониальные войска Голландской Ост-Индии участвовали в целом ряде кампаний на территории Малайского архипелага, в том числе в войнах Падри в 1821-1845 гг., Яванской войне 1825-1830 гг., подавлении сопротивления на острове Бали в 1849 г., Ачехской войне на севере Суматры в 1873-1904 гг., присоединении Ломбока и Карангсема в 1894 г., завоевании юго-западной части острова Сулавеси в 1905-1906 гг., окончательном «замирении» Бали в 1906-1908 гг., завоевании Западного Папуа в 1920-е гг.

«Замирение» Бали в 1906-1908 гг., проведенное колониальными войсками, получило широкое освещение в мировой прессе из-за зверств, творимых голландскими солдатами в отношении балийских борцов за независимость. Во время «балийской операции» 1906 г. были окончательно подчинены два королевства Южного Бали — Бадунг и Табанан, а в 1908 г. голландская ост-индская армия положила конец истории крупнейшего государства на острове Бали — королевства Клунгкунг. Между прочим, одной из ключевых причин активного сопротивления балийских раджей голландской колониальной экспансии стало стремление властей Ост-Индии поставить под контроль торговлю опиумом в регионе.
Когда завоевание Малайского архипелага можно было считать свершившимся фактом, использование KNIL продолжалось, в первую очередь, в полицейских операциях против повстанческих группировок и крупных банд. Также в задачи колониальных войск входило подавление постоянных массовых народных выступлений, вспыхивавших в различных концах Голландской Ост-Индии. То есть, в целом они выполняли те же функции, которые были присущи колониальным войскам других европейских держав, базировавшимся в африканских, азиатских и латиноамериканских колониях.
Комплектование ост-индской армии
В Королевской голландской ост-индской армии существовала собственная система комплектования личного состава. Так, в XIX веке комплектование колониальных войск осуществлялось, прежде всего, за счет голландских добровольцев и наемников из других европейских стран, в первую очередь — бельгийцев, швейцарцев, немцев. Известно, что для службы на острове Ява завербовывался и французский поэт Артюр Рембо. Когда колониальная администрация вела длительную и тяжелую войну против мусульманского султаната Ачех на северо-западной оконечности острова Суматра, численность колониальных войск достигла 12 000 солдат и офицеров, рекрутированных в Европе.

Поскольку Ачех считался наиболее «фанатичным» в религиозном отношении государством на территории Малайского архипелага, обладавшем давними традициями политического суверенитета и считавшемся «цитаделью ислама» в Индонезии, сопротивление его жителей было особенно сильным. Осознав, что колониальные войска, укомплектованные в Европе, в силу своей численности не могут справиться с ачехским сопротивлением, колониальная администрация приступила к набору на военную службу туземцев. Было рекрутировано 23 тысячи индонезийских солдат, прежде всего — уроженцев Явы, Амбона и Манадо. Помимо этого, в Индонезию прибыли африканские наемники с Берега Слоновой Кости и территории современной Ганы — так называемой «Голландской Гвинеи», остававшейся под властью Нидерландов до 1871 г.
Завершение Ачехской войны способствовало и прекращению практики найма солдат и офицеров из других европейских стран. Королевская голландская ост-индская армия стала комплектоваться за счет жителей Нидерландов, голландских колонистов в Индонезии, голландско-индонезийских метисов и собственно индонезийцев. Несмотря на то, что было принято решение не направлять голландских солдат из метрополии для прохождения службы в Голландской Ост-Индии, добровольцы из Нидерландов все же служили в колониальных войсках.
В 1890 г. был создано специальное ведомство в самих Нидерландах, в компетенцию которого входили найм и обучение будущих солдат колониальной армии, а также их повторная реабилитация и адаптация к мирной жизни в голландском обществе после окончания срока службы по контракту. Что касается туземцев, то колониальные власти отдавали предпочтение при наборе на военную службу яванцам как представителям наиболее цивилизованного этноса, вдобавок ко всему рано включенного в состав колонии (1830 год, тогда как многие острова были окончательно колонизированы только спустя столетие — в 1920-е гг.) и амбонцам — как христианизированному этносу, находящемуся под культурным влиянием голландцев.
Помимо этого, на службу набирали также африканских наемников. Последних вербовали, в первую очередь, среди представителей народности ашанти, проживающей на территории современной Ганы. Жители Индонезии прозвали африканских стрелков, состоявших на службе в Королевской голландской ост-индской армии, «черными голландцами». Цвет кожи и физические данные африканских наемников наводили ужас на местное население, однако дороговизна доставки солдат с западного побережья Африки в Индонезию в конечном итоге способствовала постепенному отказу колониальных властей Голландской Ост-Индии от комплектования ост-индской армии, в том числе, и африканскими наемниками.
Христианская часть Индонезии, в первую очередь Южные Моллукские острова и Тимор, традиционно считалась поставщиком наиболее надежного контингента военнослужащих для Королевской голландской ост-индской армии. Наиболее надежным контингентом были амбонцы. Несмотря на то, что жители Амбонских островов до начала XIX века сопротивлялись голландской колониальной экспансии, в конечном итоге они превратились в наиболее надежных союзников колониальной администрации среди туземного населения. Это было обусловлено тем, что, во-первых, не менее половины амбонцев приняли христианство, а во-вторых — амбонцы сильно мешались с другими индонезийцами и с европейцами, что превратило их в т.н. «колониальный» этнос. Принимая участие в подавлении выступлений индонезийских народов на других островах, амбонцы заслужили всестороннее доверие колониальной администрации и, тем самым, обеспечили себе привилегии, превратившись в наиболее приближенную к европейцам категорию местного населения. Помимо военной службы, амбонцы активно занимались бизнесом, многие из них разбогатели и европеизировались.
Яванские, сунданские, суматранские солдаты, исповедовавшие ислам, получали меньшее, по сравнению с представителями христианских народов Индонезии, жалованье, что должно было стимулировать их к принятию христианства, однако на деле лишь сеяло внутренние противоречия среди контингента военнослужащих, основанные на религиозной неприязни и материальной конкуренции. Что касается офицерского корпуса, то он комплектовался практически исключительно голландцами, а также европейскими колонистами, проживающими на острове, и индо-голландскими метисами. Численность Королевской голландской ост-индской армии к началу Второй мировой войны составляла около 1000 офицеров и 34 000 унтер-офицеров и солдат. При этом 28 000 военнослужащих являлись представителями туземных народностей Индонезии, 7 000 — голландцами и представителями других некоренных народов.
Восстания на колониальном флоте
Полиэтничный состав колониальной армии многократно становился источником многочисленных проблем для голландской администрации, однако как либо изменить систему комплектования вооруженных сил, дислоцированных в колонии, она не могла. Европейских наемников и добровольцев просто бы не хватило для покрытия потребностей Королевской голландской ост-индской армии в рядовом и унтер-офицерском составе. Поэтому приходилось смиряться со службой в рядах колониальных войск индонезийцев, многие из которых, по вполне понятным причинам, отнюдь не были в действительности лояльны колониальным властям. Наиболее конфликтогенным контингентом были военные моряки.
Как и во многих других государствах, включая Российскую империю, моряки были более революционны, чем солдаты сухопутных войск. Это объяснялось тем, что на службу в военно-морской флот отбирали людей с более высоким уровнем образования и профессиональной подготовкой — как правило, бывших рабочих промышленных предприятий, транспорта. Что касается голландского флота, дислоцированного в Индонезии, то на нем служили, с одной стороны, голландские рабочие, среди которых были и последователи социал-демократических и коммунистических идей, а с другой стороны — представители малочисленного индонезийского рабочего класса, которые усваивали в постоянном общении со своими голландскими сослуживцами революционные идеи.

В 1917 г. мощное восстание военных моряков и солдат вспыхнуло на военно-морской базе в Сурабае. Матросами были созданы Советы матросских депутатов. Разумеется, восстание с жесткостью подавила колониальная военная администрация. Однако на этом история выступлений на военно-морских объектах в Голландской Ост-Индии не прекратилась. В 1933 году вспыхнуло восстание на броненосце «Де зевен провинциен» («Семь провинций»). 30 января 1933 г. на военно-морской базе Морокрембанган произошло матросское восстание против низкого жалованья и дискриминации со стороны голландских офицеров и унтер-офицеров, подавленное командованием. Участники восстания были арестованы. Во время учений в районе острова Суматра созданный на броненосце «Де зевен провинсиен» революционный комитет матросов принял решение о поднятии восстания в знак солидарности с моряками Морокрембангана. К индонезийским матросам присоединилось несколько голландцев, прежде всего те, кто были связаны с коммунистическими и социалистическими организациями.
4 февраля 1933 г., когда броненосец находился у базы в Котарадиа, офицеры корабля отправились на берег на банкет. В этот момент матросы во главе с рулевым Кавиларангом и машинистом Босхартом обезвредили оставшихся вахтенных офицеров и унтер-офицеров и захватили корабль. Броненосец вышел в море и направился в Сурабаю. Одновременно радиостанция корабля транслировала в эфир требования восставших (кстати, не содержавшие налета политики): поднять жалованье матросам, прекратить дискриминацию туземных моряков голландскими офицерами и унтер-офицерами, освободить арестованных матросов — участников бунта на военно-морской базе Морокрембанган (этот бунт произошел несколькими днями ранее, 30 января 1933 г.).

Для подавления восстания была сформирована особая группа кораблей в составе легкого крейсера «Ява» и эсминцев «Пит Хейн» и «Эверест». Командовавший группой коммандер Ван Дульм повел ее на перехват броненосца «Де зевен провинсиен» в район Зондских островов. Одновременно командование военно-морских сил приняло решение о переводе в береговые части или демобилизации всех индонезийских матросов и укомплектовании плавсостава исключительно голландцами. 10 февраля 1933 г. карательной группе удалось настигнуть восставший броненосец. Высадившиеся на палубе морские пехотинцы арестовали руководителей восстания. Броненосец был отбуксирован в порт Сурабая. Кавиларанг и Босхарт, равным образом, как и другие руководители восстания, получили серьезные срока тюремного заключения. Восстание на броненосце «Де зевен провинсиен» вошло в историю индонезийского национально-освободительного движения и получило широкую известность за пределами Индонезии: даже в Советском Союзе спустя годы была издана отдельная работа, посвященная детальному описанию событий на броненосце Ост-индской эскадры голландских военно-морских сил.
Перед Второй мировой
Ко времени начала Второй мировой войны численность Королевской голландской ост-индской армии, дислоцированной на Малайском архипелаге, достигала 85 тысяч человек. Помимо 1 000 офицеров и 34 000 солдат и унтер-офицеров колониальных войск, в это число входили военнослужащие и гражданский персонал территориальных подразделений охраны и милиции. В структурном отношении Королевская голландская ост-индская армия включала три дивизии в составе: шесть пехотных полков и 16 пехотных батальонов; сводную бригаду из трех пехотных батальонов, дислоцированную на Барисане; малую сводную бригаду в составе двух батальонов морской пехоты и двух кавалерийских эскадронов. Помимо этого, в составе Королевской голландской ост-индской армии имелись гаубичный дивизион (105-мм тяжелые гаубицы), артиллерийский дивизион (75-мм полевые орудия) и два горно-артиллерийских дивизиона (75-мм горные орудия). Также был создан «Мобильный отряд», вооруженный танками и бронеавтомобилями — о нем несколько подробнее мы расскажем ниже.
Колониальные власти и военное командование предпринимали судорожные меры в направлении модернизации подразделений ост-индской армии, надеясь превратить ее в силу, способную отстоять голландский суверенитет на Малайском архипелаге. Было понятно, что в случае войны Королевской голландской ост-индской армии предстояло столкнуться с японской императорской армией — противником, многократно более серьезным, нежели повстанческие группировки или даже колониальные войска других европейских держав.
В 1936 году, стремясь обезопасить себя от возможной агрессии со стороны Японии (гегемонистские претензии «страны восходящего солнца» на роль сюзерена Юго-Восточной Азии были давно известны), власти Голландской Ост-Индии приняли решение о модернизационной реструктуризации Королевской голландской ост-индской армии. Было решено сформировать шесть механизированных бригад. В состав бригады должны были войти мотопехотные, артиллерийские, разведывательные подразделения и танковый батальон.
Военное командование считало, что использование танков значительно укрепит мощь ост-индской армии и сделает ее серьезным противником. Семьдесят легких танков «Виккерс» было заказано в Великобритании как раз в канун начала Второй мировой войны и боевые действия помешали доставить в Индонезию большую часть партии. Прибыло лишь двадцать танков. Британское правительство конфисковало остальную часть партии для собственных нужд. Тогда власти Голландской Ост-Индии обратились за помощью к Соединенным Штатам. Было заключено соглашение с компанией Marmon-Herrington, занимавшейся поставками в Голландскую Ост-Индию военной техники.
Согласно этому договору, подписанному в 1939 году, планировалось поставить к 1943 г. огромное количество танков — 628 штук. Это были следующие машины: CTLS-4 с одноместной башней (экипаж — водитель и стрелок); трехместный CTMS-1TBI и средний четырехместный MTLS-1GI4. Конец 1941 г. ознаменовался началом приемки первых партий танков в США. Однако первый же корабль, отправленный из США с танками на борту, сел на мель при подходе к порту, в результате чего большая часть (18 из 25) машин оказалась поврежденной и лишь 7 машин были годны к использованию без ремонтных процедур.
Создание танковых подразделений требовало от Королевской голландской ост-индской армии и наличия подготовленных военнослужащих, способных по своим профессиональным качествам служить в танковых частях. К 1941 г., когда Голландская Ост-Индия получила первые танки, в составе ост-индской армии было подготовлено по бронетанковому профилю 30 офицеров и 500 унтер-офицеров и солдат. Их обучали на ранее приобретенных английских «Виккерсах». Но даже для одного танкового батальона, несмотря на наличие личного состава, не хватало танков.
Поэтому 7 танков, уцелевших при разгрузке корабля, вместе с 17 «Виккерсами», приобретенными в Великобритании, составили «Мобильный отряд», в состав которого входили танковый эскадрон, мотопехотная рота (150 солдат и офицеров, 16 бронированных грузовых автомобилей), разведывательный взвод (три бронеавтомобиля), противотанковая артиллерийская батарея и горная артиллерийская батарея. Во время японского вторжения на территорию Голландской Ост-Индии «Мобильный отряд» под командованием капитана Г. Вульфхоста, вместе с пятым пехотным батальоном ост-индской армии, вступил в бой с японским 230-м пехотным полком. Несмотря на первоначальный успех, в конечном итоге «Мобильному отряду» пришлось отступить, оставив 14 человек убитыми, 13 танков, 1 бронеавтомобиль и 5 бронетранспортеров — выведенными из строя. После этого командование передислоцировало отряд в Бандунг и более не бросало его в боевые операции вплоть до сдачи Голландской Ост-Индии японцам.
Вторая мировая война
После того, как Нидерланды были оккупированы гитлеровской Германией, военно-политическое положение Голландской Ост-Индии стало стремительно ухудшаться — ведь были перекрыты каналы военной и экономической помощи из метрополии, вдобавок ко всему Германия, вплоть до конца 1930-х годов остававшаяся одним из ключевых военно-торговых партнеров Нидерландов, теперь, по понятным причинам, таковым быть перестала. С другой стороны, активизировалась Япония, которая давно собиралась «прибрать к рукам» практически весь Азиатско-Тихоокеанский регион. Японский императорский флот доставил подразделения японской армии к берегам островов Малайского архипелага.
Сам ход операции в Голландской Ост-Индии был достаточно стремителен. В 1941 г. начались полеты японской авиации над Борнео, после чего на остров вторглись подразделения японских войск, перед которыми была поставлена цель захвата нефтяных предприятий. Затем был захвачен аэропорт на острове Сулавеси. Отряд из 324 японцев разгромил 1500 морских пехотинцев Королевской голландской ост-индской армии. В марте 1942 г. начались бои за Батавию (Джакарта), которые 8 марта закончились сдачей столицы Голландской Ост-Индии. Командовавший ее обороной генерал Поотен капитулировал вместе с гарнизоном, насчитывавшим 93 000 человек.
Во время кампании 1941-1942 гг. практически вся ост-индская армия была разгромлена японцами. Голландские военнослужащие, а также солдаты и унтер-офицеры из числа христианских этносов Индонезии, были интернированы в лагеря для военнопленных, причем до 25% военнопленных погибло. Небольшая часть солдат, преимущественно из числа представителей индонезийских народов, смогла уйти в джунгли и продолжить партизанскую войну против японских оккупантов. Некоторым отрядам удалось совершенно самостоятельно, без какой-либо помощи со стороны союзников, продержаться до освобождения Индонезии от японской оккупации.
Еще одна часть ост-индской армии сумела переправиться в Австралию, после чего была присоединена к австралийским войскам. В конце 1942 г. имела место попытка усиления австралийских спецназовцев, ведших партизанскую борьбу против японцев на Восточном Тиморе, голландскими военнослужащими из ост-индской армии. Однако 60 голландцев на Тиморе погибли. Помимо этого, в 1944-1945 гг. небольшие голландские подразделения участвовали в боевых действиях на Борнео и острове Новая Гвинея. Под оперативным командованием ВВС Австралии было сформировано четыре эскадрильи Голландской Ост-Индии из числа пилотов ВВС Королевской голландской ост-индской армии и австралийского наземного персонала.
Что касается Военно-воздушных сил, то авиация Королевской голландской ост-индской армии изначально серьезно уступала японцам по степени оснащенности, что не мешало голландским летчикам достойно сражаться, обороняя архипелаг от японского флота, а затем перейти в состав австралийского контингента. Во время сражения за Семплак 19 января 1942 г. голландские пилоты на 8 самолетах «Буффало» дали бой 35 японским самолетам. В результате столкновения было сбито 11 японских и 4 голландских самолета. Среди голландских ассов следует отметить лейтенанта Августа Дейбеля, который во время этой операции сбил три истребителя японской авиации. Лейтенанту Дейбелю удалось пройти всю войну, выжить после двух ранений, но смерть нашла его в воздухе и после войны — в 1951 г. он погиб за штурвалом истребителя, в авиакатастрофе.
Когда ост-индская армия капитулировала, именно военно-воздушные силы Голландской Ост-Индии остались наиболее боеспособным подразделением, перешедшим под австралийское командование. Было сформировано три эскадрильи — две эскадрильи бомбардировщиков В-25 и одна — истребителей Р-40 «Киттихаук». Помимо этого, три голландские эскадрильи были созданы в составе британской авиации. ВВС Великобритании подчинялись бомбардировочные 320-я и 321-я эскадрильи и истребительная 322-я эскадрилья. Последняя, вплоть до настоящего времени, остается в составе ВВС Нидерландов.
Послевоенный период
Окончание Второй мировой войны сопровождалось ростом национально-освободительного движения в Индонезии. Освободившись от японской оккупации, индонезийцы более не желали возвращаться под власть метрополии. Нидерланды, несмотря на судорожные попытки сохранить колонию под своей властью, были вынуждены идти на уступки лидерам национально-освободительного движения. Тем не менее, Королевская голландская ост-индская армия была восстановлена и некоторое время продолжала существовать и после Второй мировой войны. Ее солдаты и офицеры принимали участие в двух крупных военных кампаниях по восстановлению колониального порядка на Малайском архипелаге в 1947 и 1948 гг. Однако все усилия голландского командования по сохранению суверенитета на Голландской Ост-Индией оказались тщетными и 27 декабря 1949 г. Нидерланды пошли на признание политического суверенитета Индонезии.
26 июля 1950 года было принято решение о расформировании Королевской голландской ост-индской армии. Ко времени расформирования в составе Королевской голландской ост-индской армии проходили военную службу 65 000 солдат и офицеров. Из них 26 000 были приняты на службу в республиканские вооруженные силы Индонезии, остальные 39 000 демобилизованы или перешли на службу в вооруженные силы Нидерландов. Туземным военнослужащим была предоставлена возможность демобилизации, либо продолжения службы в вооруженных силах суверенной Индонезии.
Однако и здесь вновь дали о себе знать межнациональные противоречия. В новых вооруженных силах суверенной Индонезии преобладали мусульмане-яванцы — ветераны национально-освободительной борьбы, всегда негативно относившиеся к голландской колонизации. В колониальных войсках основной контингент был представлен христианизированными амбонцами и другими народами Южных Моллукских островов. Между амбонцами и яванцами возникают неизбежные трения, приведшие к конфликтам в Макассаре в апреле 1950 г. и попытке создания независимой Республики Южных Молукк в июле 1950 г. Республиканским войскам удалось к ноябрю 1950 г. подавить выступления амбонцев.
После этого более 12 500 амбонцев, проходивших службу в Королевской голландской ост-индской армии, а также членов их семей, были вынуждены эмигрировать из Индонезии в Нидерланды. Некоторая часть амбонцев эмигрировала в Западную Новую Гвинею (Папуа), которая вплоть до 1962 г. оставалась под властью Нидерландов. Стремление амбонцев, состоявших на службе голландских властей, к эмиграции объяснялось очень просто — они опасались за свою жизнь и безопасность в постколониальной Индонезии. Как оказалось, не зря: периодически на Моллукских островах вспыхивают серьезные беспорядки, причиной которых практически всегда являются конфликты мусульманского и христианского населения.

Колониальный период

Индонезия / Колониальный период

Первыми европейцами, начавшими освоение Индонезии, были португальцы, захватившие Малакку и ряд портов на Молуккских островах в 1511 году, тем самым установив контроль над вывозом пряностей и морскими торговыми путями. Однако полную монополию установить не удалось, португальцам приходилось постоянно маневрировать между местными временными и неустойчивыми военными союзами.

В конце XVI века началось проникновение в Индонезию голландцев. В 1602 году была создана объединённая Нидерландская Ост-Индская компания (ОИК), вскоре ОИК подорвала позиции португальцев и изгнала их с Молуккских островов. Первый голландский форт Батавия (в дальнейшем столица Голландской Индии) вырос на развалинах разрушенной голландцами в 1619 году Джакарты. Монопольное положение ОИК в Индонезии стало бесспорным после поражения английского флота в сражениях в Сиамском заливе и Зондском проливе (1619 год) и захвата португальской Малакки (1641 год).

Не прибегая к территориальным захватам, ОИК навязывала феодальным правителям и племенам других островов архипелага торговые договоры и жёсткий контроль над их внешними связями. В 1659 году голландцы сожгли порт Палембанг на Суматре для того, чтобы обеспечить безопасность торговли специями.

На острове Ява ОИК активно вмешивалась в местную политику, стремясь подчинить себе султанаты Матарам и Бантам, для того чтобы обезопасить свою ключевую торговую базу Батавию. Внутренние распри в этих государствах и рост влияния ОИК привели к тому, что ко второй трети XVII века престолы этих государств занимали лояльные голландцам правители. Султанат Бантам (договор 1678 года) предоставил голландским купцам порты и территории в аренду, а также права монопольной торговли опиумом и тканями. Не ограничиваясь торговыми операциями, ОИК устанавливала принудительные поставки традиционных культур и внедряла новые (кофе в конце XVII — начале XVIII века). Недовольство местного населения выливалось в постоянные волнения и антиголландские мятежи в Центральной Яве, требовавшие отправки военных экспедиций для поддержки местных султанов. В конечном итоге ОИК заключает договор на получение суверенитета над всей территорией султаната Матарам (1749 год). Однако продолжительная борьба за контроль над Центральной Явой истощает финансовые возможности ОИК. Англо-голландская война 1780–1784 годах нанесла ОИК последний удар. В 1799 году компания объявляется банкротом, её долги и имущество переходят к голландскому государству.

В результате Наполеоновских войн Нидерландская Индия на короткое время становится французской колонией. Но французскому маршалу X. В. Дандельс, отправленному на Яву в качестве нового губернатора и вступившему в жёсткую конфронтацию с местной знатью, править пришлось недолго. В 1811 году Индонезия была захвачена англичанами. Стамфорд Раффлз, ставший губернатором, продолжил жёсткое давление на местную систему административного управления, начатое французами. Английский наместник попытался заменить систему принудительных поставок экспортных сельскохозяйственных продуктов системой свободного предпринимательства, а также предпринял ряд мер по введению новой структуры налогообложения на основе земельной ренты. Налог должен был уплачиваться коллективно всей деревенской общиной, а размер ренты зависел от качества земли. Этим грандиозным планам за 5 лет (1811–1816) не суждено было осуществиться. Уже в 1816 году, вопреки надеждам Раффлза, был заключён договор, согласно которому Ява возвращалась под контроль голландцев, процесс фактической передачи растянулся на пять лет. 17 марта 1824 года был подписан Лондонский договор о разделе сфер влияния Англии и Голландии в Юго-Восточной Азии: весь индонезийский архипелаг, за исключением султаната Ачех, признавался зоной влияния Нидерландов.

После возвращения Явы под власть Нидерландов развернулась подготовка к введению на острове типично колониальной системы под строгим европейским контролем. Несмотря на позицию голландской промышленно-торговой буржуазии, требовавшей свободы действий в колонии, Нидерланды вернулись к политике монополий. В 1824 году голландцами было образовано Нидерландское торговое общество, крупнейшим пайщиком которого являлся сам голландский монарх. Частное предпринимательство в Индонезии старательно вытеснялось, была запрещена аренда земли в самоуправляющихся княжествах Центральной Явы, возвращена старая налоговая система. Эти действия вызвали противодействие как знати, так и крестьян. Часть феодалов примкнула к широкому народному антиголландскому восстанию, так называемое Яванское восстание (1825–1830 годах), возглавленному принцем Дипонегоро. Голландцам с трудом удалось подавить эту народную войну и замирить всех местных правителей и князей.

После войны генерал-губернатор колонии Иоханнес ван ден Босх решает пополнить пустую казну с помощью введения системы принудительных культур, отменивших прежний земельный налог. В результате доходы колонии от экспорта к 1840 году увеличились почти на 500 %. Однако этот налог стал тяжёлой ношей для местного населения, поразивший Яву голод и целый ряд восстаний 1848–1850 годов усилили внутреннее давление промышленной буржуазии на голландское правительство. В 1870-е годы были приняты Сахарный закон, Аграрный закон и др. законы, которые постепенно разрушили систему принудительных культур.

Начиная со второй половины XIX века Голландия ведёт обширные завоевательные войны в Индонезии. В 1855 году завоёван Западный Калимантан, в 1856 — Ломбок, большая часть Суматры покорена к 1858 году. Война с султанатом Ачех шла 30 лет, основные очаги сопротивления были подавлены лишь к 1903 году. К 1910 году с покорением султаната Банджармасин на Калимантане, султаната Джамби на Суматре, княжеств Гова и Бони на Сулавеси и независимых княжеств острова Бали процесс завоевания Индонезии был завершён. В состав Нидерландской Индии вошли практически все острова архипелага, включая Сулавеси, Малые Зондские острова и большая часть Борнео (Калимантан).

Процесс колонизации приводит к распространению европейских идей в Индонезии, в начале XX века начинается медленный рост национального самосознания индонезийцев. Первой национальной организацией становится созданная в 1908 году индонезийскими аристократами, получившими образование в Голландии, «Буди Утомо» («Благородное стремление»), ставившая перед собой культурно-просветительские цели. В это же время возникает несколько организаций, основанных на мусульманской идентичности, а также радикально-националистическая Индийская партия (ИП) (1912 год). В 1913 году ИП была запрещена. Голландское правительство пытается канализировать активность местного населения. В декабре 1916 года парламент Голландии принимает решение о создании Колониального совета, так называемый «Фольксраада». Совет представляет собой консультативный орган при колониальной администрации, половина состава которого избиралась выборщиками из числа представителей местных совещательных органов, другая назначалась правительством. Первый «Фольксраад» собрался 18 мая 1918 года Индонезийцы получили 15 из 39 мест.

Антиголландские настроения тем временем принимают форму рабочих движений. 1914-й — год основания Индийского социал-демократического объединения (ИСДО). К 1918 году ИСДО имеет отделения во всех крупных городах Явы. 1 мая 1918 года были проведены первомайские выступления. Влияние ИСДО распространилось на профсоюзы железнодорожников, портовиков, нефтяников, портных, шофёров и так далее с общим числом 60 тысяч членов. В ноябре 1918 года левые социал-демократы приняли участие в восстании солдат и военных моряков в Сурабае и образовании Совета солдатских и матросских депутатов. Голландские власти ответили арестами, ссылками и преследованием активистов. Социалистическое движение продолжало расширятся, и в конце 1919 года профсоюзы, находившиеся под влиянием как социал-демократов, так и националистов, объединяются в Центральный совет профсоюзов.

На съезде в 1920 году ИСДО было преобразовано в Коммунистическую партию Индонезии (КПИ). К коммунистам, возглавившим национальное движение, частично присоединяются народные мусульманские движения, организованные в Сарекат ракьят (Союз народа). В 1925 году коммунисты развёртывают мощное забастовочное движение, достигшее пика в 1925 году на стачке рабочих Сурабаи.

Непрекращающаяся конфронтация с властями приводит к вооружённым столкновениям в 1926 году — в Батавии и на Западной Яве, а в января 1927 году — на Западной Суматре. Оба восстания жестоко подавляются, а КПИ объявляется вне закона.

Неудачи коммунистов выдвигают на первый план новые группы и, в первую очередь, Национальную партию Индонезии (НПИ), созданную в июле 1927 года молодым инженером Сукарно, получившим образование в Нидерландах. Выдвинутая партией задача достижения независимости путём объединения антиголландских сил вне зависимости от их региональных и религиозных противоречий и улучшения положения народа, попытки опереться на трудящихся обеспечили быстрый рост её влияния в массах. Лозунг «Один народ — индонезийцы, одна страна — Индонезия, один язык — индонезийский» был подхвачен десятками групп, стоящих на платформе национального единства: «Молодая Суматра», «Молодая Ява», «Молодая Минахаса», «Молодой Амбон», «Индонезийский женский конгресс» и др.

В 1929 году, после того как Сукарно выступил инициатором политики отказа от сотрудничества с властью, он и другие руководители НПИ были арестованы. Национальная партия была в 1930 году ликвидирована, но в 1931 году возродилась под названием Партия Индонезии (Партиндо), став наиболее популярной партией, в неё вошли такие известные деятели национального движения, как Сартоно, Амир Шарифуддин и Али Састроамиджойо.

Легальное представительство националистов в консультативном «Фольксрааде» также заметно усилилось, в 1929 году индонезийцы впервые получили большинство мест. Созданную националистическую фракцию возглавил Мухаммад X. Тамрин (лидер партии Великой Индонезии, в которую вошли многие участники умеренной организации «Буди Утомо»). Но добиться расширения прав индонезийцев и предоставления колонии самоуправления националистам не удалось.

Неуступчивая политика Голландии сближает все основные политические группы (националисты, исламисты и радикальные левые группы) Индонезии на антиголландской почве.

В 1937 году создаётся организация «Движение индонезийского народа» во главе с Амиром Шарифуддин. Новая организация пытается продолжить диалог с метрополией, сделав от Индонезийского политического союза (1939 год) ряд предложений относительно реформ в колонии (создание полноценного законодательного органа и др.) в обмен на сотрудничество в борьбе со странами оси и фашистской угрозой. Все предложения были отвергнуты правительством Нидерландов в феврале 1940 года.

В ходе Второй мировой войны Голландская Индия была оккупирована Японией (с 1942 по 1945 годы). В период оккупации была запрещена любая деятельность политических партий и профсоюзов, распущен «Фольксраад», однако высшие административные посты получили коренные жители. Одновременно с запретительными мерами японцы освободили из тюрем лидеров движения за национальную независимость. К концу войны, когда нарастающее недовольство местного населения практикой забора на принудительные работы и другими мерами японских интервентов начинает серьёзно беспокоить интервентов, японская администрация обещает Индонезии независимость.

← | Колониальный период | Вперёд →

История Индонезии

Индонезия — одно из мест обитания предков современного человека на земле. Здесь, на Яве, в 1890 г. голландский антрополог Дюбуа обнаружил останки явантропа-питекантропа прямоходящего. В период неолита (III—II тысячелетие до н.э.) происходило переселение в Индонезию племен с азиатского материка, получивших название протоиндонезийских. Двигаясь на восток, они оттесняли коренное население в центральные горные районы.

К концу I тысячелетия до н.э. сложились основные черты общества, хозяйство которого характеризовалось возделыванием риса на орошаемых (савах) и суходольных полях (ладанг), приручением быков и буйволов, употреблением металлов, развитием мореходства (доплывали до Мадагаскара).

В первые века новой эры стали складываться государства (Ганьтоли на Суматре, Тарума и Калинга на Яве), испытавшие заметное влияние цивилизации Индии, откуда были заимствованы индуизм и буддизм, смешавшиеся на индонезийской почве с местными религиозными традициями и обычаями.

В первой половине VIII в. происходит возвышение княжества Матарам , которое в конце IX — начале X в. становится ведущим политическим центром Центральной и Восточной Явы. На Суматре в VII—X вв. усиливается империя Шривиджая, которая поддерживала регулярные торговые и дипломатические контакты с Индией и Китаем и постепенно подчинила своему влиянию значительную часть архипелага, контролируя морские пути через Малакк-ский и Зондский проливы.

Во второй половине XI—XII вв. значительным государством на Яве стало государство Кедири, власть которого распространялась также на о. Бали, о. Ломбок, Южный Калимантан, Тернате. В 1222 г. в результате движения Кен Ангрока (1182—1227) образовалось новое государство Сингасари с центром в области Тумапель. Его ранняя история изобилует дворцовыми переворотами, но при махарадже Кертанагара (1268—1292) положение стабилизировалось и начался новый процесс собирания яванских земель, который, однако, был прерван вторжением на Яву из Китая монголо-китайских войск Хубилай-хана.

После изгнания монголо-китайской армии, в 1294 г. к власти пришел зять Кертанагары, потомок Кен Ангрока принц Виджая. Приняв имя Кертараджаса (1294—1309), он основал новое государство Маджапахит с одноименной столицей, которое поставило под контроль практически всю Нусантару. Успешная завоевательная политика связана с именем первого министра Маджапахита Гаджа Мада (1330-1364).

После его смерти империя стала приходить в упадок. В начале XV в. вспыхнула война за престолонаследие, в результате которой Маджапахит потерял большую часть своих владений на Суматре и Малаккском полуострове.

В этот смутный период сюда проникает ислам. Мелкие прибрежные государства нашли в новой религии поддержку в своей борьбе против центральной власти. Простота догматов, учение о равенстве правоверных перед единым богом (Аллахом), взаимопомощи среди единоверцев открывали исламу все границы.

Появление на Яве эмиссаров Португалии, захватившей в 1511 г. Малакку, еще более осложнило отношения Маджапахита с исламизированными княжествами. В 1527— 1528 гг. войска коалиции северояванских городов во главе с Демаком (султанат Демак) разгромили остатки Маджапахита.

На территории бывшего Маджапахита образовалось несколько небольших государств. В начале XVI в. видное положение на Яве занимал султанат Демак. В 1546 г. возвысилось княжество Джепара, в 1568—1588 гг. — Паджанг. Во второй половине XVI в. на Яве возникли государства Бантем и Матарам . На западе Индонезии в XVI—XVII вв. выдвинулись Аче и Джохор. Крупными султанатами на Молукках были Тидоре и Тернате, а на Сулавеси — государство Гова.

В 90-х гг. XVI в. в Индонезии появились голландцы и англичане (экспедиции Дж. Ланкастера в 1591 и 1601 гг., К. ванХаутманав 1595 и 1598 гг., Якоба ванНека в 1599 г.). В 1602 г. голландцы создали Ост-Индскую компанию, которая начала борьбу за господство на островах. В 1609 г. они вытеснили португальцев с Молукк, а в 1641 г. заняли Малакку. Под натиском Голландии португальцы потеряли все владения в Индонезии, за исключением Восточного Тимора. Постепенно были вытеснены с архипелага и англичане, сохранившие факторию лишь в Бенкулене (Суматра).

В 1619 г. основан первый голландский форт на Яве. Выросший вокруг него город Батавия (современная Джакарта) стал столицей голландских колониальных владений в Индонезии — Нидерландской Индии. В 1684 г. султану Бантена был навязан договор, по которому голландцы получили право монопольной торговли в этом государстве. Вмешавшись в династическую борьбу в Матараме (1, 2 и 3-я яванские войны за престолонаследие 1704-1708, 1719-1723, 1749-1755 гг.), они захватили часть его территории, оставшуюся же разделили на два государства: Суракарту и Джокьякарту, которые признали сюзеренитет компании.

Голландцы использовали местную знать как звено колониальной администрации. Принудительные поставки традиционных культур и внедрение новых (кофе в XVIII в.) приносил им огромные доходы. Народные восстания в середине XVII — середине XVIII вв. были подавлены. В 1799 г. Ост-Индская компания была упразднена, ее владения перешли к голландском государству (Нидерландам).

В 1811 г. Индонезия была захвачена англичанами, в 1814 г. — возвращена Нидерландам. Политика голландских властей привела к восстанию (1825—1830) под руководством принца Дипонегоро (1785—1855). Голландцы с трудом подавили эту народную войну. Военные экспедиции (1812—1825) привели к подчинению Палембанга (Суматра). С 1830 г. в основу колониальной эксплуатации на Яве была положена т.н. система принудительных культур. Крестьяне должны были разводить экспортные культуры (кофе, сахарный тростник, индиго, табак и т.д.) и сдавать их правительству по низким ценам.

В 1851 г. началось покорение Западного Калимантана, в 1 857 г. после кровопролитной войны был упразднен султанат Банджармасин, в 1858—1859 гг. шла война против султаната Боне на Сулавеси. В 1873 г. началось подчинение Аче, которое затянулось до 1913 г.

Подъем освободительного движения на рубеже XIX и XX вв. способствовал возникновению в Индонезии первых национальных организаций («Буди утомо», 1908; «Сарекат ислам», 1911 — 1912). Созданная в 1912 г. индоевропейцами-метисами (индо) и передовыми индонезийскими интеллигентами Индийская партия во главе с Дауэсом Деккером выступила с общеиндонезийских позиций и впервые поставила вопрос о независимости страны. Возникли первые профсоюзы. В 1914 г. создан Индийский социал-демократический союз, первая социал-демократическая организация в Азии. Начало XX в. ознаменовалось также массовыми крестьянскими выступлениями (на Яве и в других регионах). Освободительные движения возглавили общественные деятели: Ч. Мангункусомо (1996—1943), У.С. Чокроаминото (1883-1934) и другие.

Первая мировая война (1914—1918) привела к росту антиколониального движения. В 1918—1920 гг. значительный размах приобрела стачечная борьба. Усиливались профсоюзы. В 1920 г. была создана Коммунистическая партия Индонезии — первая компартия в ЮВА. В 1925 г. состоялась всеобщая стачка рабочих Сурабаи. Голландским властям удалось подавить ее, а также другие стачки. Были введены специальные уголовные статьи против рабочего и антиколониального движения. В ноябре 1926 г. в Батавии, на Западной Яве и в некоторых центральных районах острова вспыхнуло вооруженное восстание, которое было жестоко подавлено. Поражение потерпело и вооруженное выступление на Западной Суматре (январь 1927 г.). Компартия и примыкавшие к ней организации оказались разгромленными.

Репрессии колониальных властей не остановили роста антиколониальной борьбы, которая в 20-е годы приобрела общеиндонезийский характер. Многие общественные организации объявили своим рабочим языком малайский (индонезийский) язык. В противовес официальному названию страны — «Нидерландская Индия» — получает широкое распространение новое — «Индонезия». На Конгрессе молодежи 1928 г. исполняется гимн «Великая Индонезия» и принимается клятва о том, что все его участники — дети одного народа и одной родины и говорят на одном языке — индонезийском.

В 1931 г. создана Партия Индонезии (Партиндо) на базе существовавшей в 1927—30 гг. Национальной партии Индонезии, которой руководил Сукарно (1901—1970). В основе программы Партиндо лежали идеи мархаэнизма — народнического учения, разработанного и изложенного Сукарно в 1933 г. в брошюре «За свободную Индонезию». В 1937 г. была создана массовая патриотическая организация «Движение индонезийского народа» (Герин-до), по инициативе которой был сформирован Индонезийский политический союз (ГАПИ).

В 1942—1945 гг. Индонезия была оккупирована Японией. Произвол японцев вызвал к жизни движение сопротивления (восстание крестьян в 1942 г. в Тапанули, восстания 1944 г. в Индрамаю, Тасикмалае, восстание 1945 г. в Блитаре и др.). Капитуляция Японии 14 августа 1945 г. дала возможность индонезийским патриотам во главе с Сукарно провозгласить 17 августа независимость, что встретило всенародную поддержку. 18 августа 1945 г. Комитет по подготовке независимости избрал президентом Сукарно и вице-президентом М. Хатту (1902—1980). Была принята Конституция, сформирован кабинет министров во главе с президентом.

Однако колониальные державы не признали независимость Индонезии. Уже в сентябре 1945 г. на Яве высадились английские войска, затем на смену им пришла голландская армия. Только в 1949 г. независимость Индонезии была признана Нидерландами. В соответствии с решениями Конференции круглого стола на индонезийской территории (за исключением Западного Ириана) создавалась Республика Соединенные Штаты Индонезии с ограниченным суверенитетом.

1950-е годы были периодом укрепления независимости страны. В августе 1950 г. она провозглашается унитарной республикой, в сентябре стала членом ООН. Правительство подавило сепаратистские мятежи, поддержанные внешними силами, стало проводить социально-экономические реформы (национализированы иностранные плантации, банки, предприятия).

В 1955 г. состоялись первые демократические выборы. Индонезия — один из инициаторов созыва Бандунгской конференции (1955), успех которой поднял международный престиж страны. В мае 1956 г. в одностороннем порядке она расторгла соглашения Конференции круглого стола.

В 1957 г. в стране установился режим «направляемой демократии», способствовавший укреплению личной власти Сукарно. В 1963 г. он был провозглашен пожизненным президентом. Введены ограничения на деятельность партий, запрет на митинги, демонстрации, забастовки. После освобождения Западного Ириана в 1963 г. (впоследствии получил название Ириан-Джая, сейчас Папуа) началась борьба против создания Малайзии. Индонезия вышла из ООН.

30 сентября 1965 г. группа офицеров вооруженных сил Индонезии выступила против высшего армейского генералитета, обвинявшегося ими в заговоре против правительства президента Сукарно. Участники выступления, получившего название «Движение 30 сентября 1965 г.», объявило своей целью спасение страны от правого про-империалистического переворота, заявили о переходе всей власти в стране к «Революционному совету» во главе с подполковником президентской охраны Унтунгом (1926—1966). В движении наряду с несколькими воинскими подразделениями приняли участие отдельные руководители и рядовые члены левых партий, в том числе Компартии Индонезии и ее массовых организаций. В ходе акции было убито шесть генералов, занимавших высшие посты в сухопутных силах.

Однако Сукарно, именем которого освящали свои действия Унтунг и его сторонники, уклонился от официального одобрения движения, и оно было подавлено командованием армии.

Эти события привели к глубоким изменениям в характере политического строя в стране. Запрещены компартия и другие левые партии и организации. В 1967 г. Сукарно снят со своего поста. Исполняющим обязанности президента назначен генерал Сухарто (1921—2008), а в 1968 г. он избран президентом (последовательно переизбирался в 1973—1998 гг.). Опорой режима, получившего название «нового порядка», стала армия, политической основой — организация «Голкар» (функциональные группы).

В 1973 г. проведено упрощение политической структуры: наряду с «Голкар» право на существование получили только Партия единства и развития и Демократическая партия Индонезии, созданные на базе восьми ранее существовавших партий. Унифицирована система общественных и профессиональных организаций. Под эгидой «Голкар» сформированы Всеиндонезийская федерация рабочих, Содружество крестьян Индонезии, Национальный комитет индонезийской молодежи. В 1982 г. законодательно закреплена «двойная функция» вооруженных сил — право армии на участие в управлении государством. В 1985 г. вступил в силу закон, обязывающий все партии принять в качестве базовой идеологии принципы панчасила.

Сочетание жесткого политического строя, дававшего возможность мобилизовать все силы на нужды развития и поддержание трудовой дисциплины, с либерализацией в области экономики, позволявшей широкое развитие предпринимательской деятельности и привлечение иностранного капитала, привело к значительному прорыву в экономическом развитии страны, особенно на фоне разрухи и хаоса последних лет правления первого президента Сукарно. Темпы роста составляли не ниже семи процентов, а промышленности — вдвое больше. Доход на душу населения вырос до 1000 ам. долл. Минимальная зарплата поднялась до 80 ам. долл. в месяц при стабильном курсе соотношения доллара и рупии. Число населения за чертой бедности уменьшилось до 13,7 процентов.

Укрепление «нового порядка» позволило режиму активизировать внешнюю политику. Более заметной стала деятельность Индонезии в Движении неприсоединения (в 1992—1995 гг. — председатель), организации «Исламская конференция» (в 1996—2000 гг. — председатель), Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, организации «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (устроитель саммита в 1994 г.). В 1995—1996 гг. Индонезия являлась непостоянным членом СБ ООН. Она выступила в числе инициаторов превращения ЮВА в зону мира и безъядерную зону, сыграла позитивную роль в камбоджийском и боснийском урегулировании.

Но вместе с тем постепенно усиливались и негативные аспекты деятельности режима. Прежде всего это касается патерналистского стиля руководства, при котором происходило перераспределение богатств в интересах семьи Сухарто и его ближайшего окружения. Его супруга Тиен (1923—1996) направляла деятельность многочисленных фондов, а сын Бамбанг Триатмоджо (р. 1953) и дочь Сити Рукмана (р. 1949) стали руководителями крупнейших конгломератов, которые ворочали миллиардами долларов и практически монополизировали в своих руках целые отрасли промышленности и сельского хозяйства, а также внешней торговли. Их избрание сначала членами парламента, а затем на руководящие должности в «Голкар» и, наконец, назначение в 1998 г. Сити Рукмана министром в новое правительство давали основание полагать, что Сухарто взял курс на создание династийного режима.

Усилилось также недовольство сохраняющимися ограничениями на политическую деятельность и прессу (курс на открытость был провозглашен, но практически не реализован). Быстрый экономический рост расширил прослойку среднего класса и национальных предпринимателей, которые стремились к политической роли, соразмерной с их политическим весом. В то же время возможности для этого существовавшая система не предоставляла: по закону в стране нельзя было создать ни одной новой партии, политическая деятельность в сельской местности в соответствии с т.н. теорией «дрейфующих масс» запрещена, не допускалась пропаганда никакой идеологии, кроме довольно расплывчатых пяти принципов панчасила. Все это создавало предпосылки для скорого взрыва, который был ускорен финансовым кризисом осени 1997 г., резко осложнившим экономическое положение страны.

Сформировавшаяся патерналистская система в экономике не позволяла быстро и эффективно преодолеть кризис. Катастрофическое снижение курса национальной валюты рупии привело к повышению цен на товары первой необходимости, увеличению безработицы. Десятки финансовых корпораций и банков становились банкротами, сворачивалось производство, началось стремительное бегство капиталов из страны.

В этих условиях единственной надеждой для режима Сухарто была помощь Запада. Но, начав переговоры с М ВФ и подписав соответствующее соглашение, предусматривавшее ряд непопулярных, но необходимых с экономической точки зрения мер, которые затрагивали также семейный бизнес, Сухарто повел двойственную политику, практически дезавуировав уже подписанное соглашение. Возможность западной помощи была поставлена под вопрос. И без того напряженные отношения Индонезии с Западом, особенно с США (в частности, в связи с обвинениями в нарушении прав человека), грозили вылиться в конфронтацию.

Тем не менее в мае 1998 г. Народный консультативный конгресс (НКК) — высший законодательный орган страны — вновь избрал Сухарто президентом.

Экономический кризис послужил катализатором роста недовольства режимом, приведя в движение огромные массы населения, во главе которых оказались студенты. С 12 по 21 мая 1998 г. демонстрации с требованием отставки Сухарто и проведения реформ охватили Джакарту и другие города. Столкновения демонстрантов с силами безопасности привели к гибели четырех студентов столичного университета «Трисакти». 18 мая руководство парламента предложило президенту подать в отставку, и 21 мая он передал власть вице-президенту Хабиби (р. 1936).

Уход Сухарто предотвратил новый виток напряженности. Видимо, он понял, что пора уступить. В соответствии с яванской философией правитель, единожды допустивший природный или социальный катаклизм, лишь с большим трудом может восстановить свой авторитет. Яванцы верят, что, если бы он действительно был носителем настоящей (божественной) власти, этих катаклизмов не произошло бы. Не сумев справиться с кризисом, Сухарто потерял право на власть. Применение силы (пользуясь поддержкой армии, он мог бы на это пойти) ему не простили бы ни в стране, ни за рубежом. В этих условиях преодоление финансового кризиса было бы проблематичным, а это рано или поздно могло бы привести к обвальному крушению режима.

После того как Сухарто, правивший в Индонезии 32 года, подал в отставку, было объявлено, что страна переходит от эры «нового порядка» к эре реформ.

Приход Хабиби к власти ознаменовался попытками преодолеть экономический кризис с опорой на рекомендации Международного валютного фонда и началом политических реформ. Приняты меры по обновлению законодательной базы: за короткий период было принято свыше ста новых законов — своеобразный рекорд, зафиксированный Индонезийским музеем национальных рекордов. Впервые за последние тридцать лет индонезийские граждане получили свободу создавать новые политические организации, была освобождена большая часть политических заключенных. За короткий период в стране появилось свыше ста политических партий, крупнейшими из которых являются Партия национального мандата, Партия национального возрождения, Национальный фронт, Демократическая партия Индонезии (борющаяся). Активизировались ранее существовавшие партии — «Голкар», Партия единства и развития, Демократическая партия Индонезии, которые, перестав ощущать опеку правительства, существенно изменили направление своей политики. Правительство проявило готовность провести референдум на Восточном Тиморе — бывшей португальской колонии, присоединенной к Индонезии в 1976 г. в нарушение процесса деколонизации, предусмотренного ООН, и начало выводить с острова войска. Состоявшийся 30 августа 1999 г. под эгидой ООН референдум привел к отделению этой территории от Индонезии («за» проголосовало 78,5% принявших участие в референдуме).

Но Хабиби, вскормленный в недрах старого режима, многим обязанный бывшему президенту (являлся его воспитанником), не мог решиться сразу на радикальные действия в проведении политической реформы, на которых настаивала оппозиция. И уж совсем не торопился с привлечением Сухарто к суду по обвинению в коррупции, хотя официально и заявлял, что «никто не должен уйти от ответственности за незаконные действия». Ведь бывший президент для Хабиби — не только приемный отец, но и гуру, а предательство гуру в глазах традиционного общества — недостойный и непростительный для ученика поступок.

Оппозиция, однако, не прекращала давление на президента. В т.н. Чиганджурском воззвании, подписанном лидером мусульманской организации «Нахдатул Улама» Абдуррахманом Вахидом (Гус Дур) (1940—2009), руководителем Партии национального мандата Амином Раисом (р. 1944), председателем Демократической партии (борющейся) Мегавати Сукарнопутри (р. 1947) и султаном Джокьякарты — Хаменгкубувоно X (р. 1946), содержался призыв к скорейшему проведению всеобщих выборов, расследованию обвинений Сухарто в коррупции, постепенному устранению двойной функции вооруженных сил.

Тем временем ситуация вновь накалилась. Студенты продолжали массовые акции. Абдуррахман Вахид с целью не допустить развития неуправляемой ситуации в самом конце 1998 г. выступил с идеей национального примирения, отметив готовность встретиться и с Хабиби, и с военными, в первую очередь с главнокомандующим ВС Индонезии, министром обороны Виранто (р. 1947), и даже с бывшим президентом Сухарто, у которого, по его словам, «еще много сторонников». Хабиби под давлением оппозиции и массовых акций студентов вынужден был сдавать позицию за позицией. В отставку была отправлена большая группа военачальников — сторонников бывшего президента (69 человек), втом числе зять Сухарто генерал Прабово (р. 1951), военное руководство сообщило о готовности военных обсудить вопрос об ограничении политической роли армии. 7 июня 1999 г. состоялись внеочередные всеобщие выборы, а в октябре — заседание НКК, на котором был избран новый президент.

Современное положение

Всеобщие выборы 7 июня 1999 г. — самые демократичные за всю историю Индонезии. В них приняли участие 48 политических партий. На 462 избираемых из 500 мест (38 были зарезервированы за военными) претендовало 10 500 кандидатов. Победу одержала Демократическая партия Индонезии (борющаяся) во главе с Мегавати Сукарнопутри — 153 мандата. Среди других партий-лидеров: «Голкар» — 120 мест, Партия единства и развития (ПЕР) — 58 мест, Партия национального пробуждения (ПНП) — 51 место, Партия национального мандата (ПНМ) — 34.

В конце 1999 г. состоялась сессия Народного консультативного конгресса, которая прошла в два этапа: 1—3 и 14—21 октября. На первом этапе были сформированы 11 фракций. На втором этапе состоялись выборы президента и вице-президента. Победил 20 октября на президентских выборах Абдуррахман Вахид (Гус Дур).

Это был настоящий праздник демократии. Вся страна в прямом эфире могла наблюдать процесс голосования и подсчета голосов. И вот окончательные цифры: Гус Дур — 373, Мегавати — 313. После объявления итогов выборов зал встал и запел гимн «Великая Индонезия». И вместе со всеми депутатами, взявшись за руки, исполняли гимн бывшие соперники Гус Дур и Мегавати. Новый президент в своем первом выступлении высоко оценил вклад дочери Сукарно в борьбу за свободу и демократию. А Мегавати, назвав Гус Дура братом, призвала всех индонезийцев признать результаты выборов ради единства нации. Позднее в этот же день Гус Дур был приведен к присяге как четвертый президент Индонезии. Среди первых поздравительных телеграмм — телеграмма российского президента, в которой выражалась надежда на поступательное развитие российско-индонезийских отношений.

Но интрига продолжалась. На следующий день состоялись выборы вице-президента. Сначала было четыре претендента, но после того, как лидер «Голкар» Танджунг Акбар и генерал Виранто отвели свои кандидатуры, остались только двое: Мегавати и председатель мусульманской Партии единства и развития Хамза Хаз. В этом противоборстве победила с перевесом в 88 голосов Мегавати. А студенты, которые до этого протестовали на улицах Джакарты, устроили в честь своего кумира и любимицы веселое и торжественное шествие.

26 октября президент сформировал новое правительство из 35 человек, которое получило название кабинета национального единства. Кабинет по своему составу оказался умеренно-реформаторским. Военные получили шесть портфелей, но впервые пост министра обороны занял гражданский человек. В августе 2000 г. президент произвел перестановки в кабинете. По сравнению с предыдущим в нем не было действующих военных (за исключением главнокомандующего ВС).

Избрание нового президента не привело к стабилизации внутренней обстановки. Властям не удалось эффективно контролировать ситуацию, и акты насилия, а также столкновения на национальной и конфессиональной основе продолжались, особенно на Молуккских островах и на Калимантане. Широкий размах приняли сепаратистские выступления в Аче. Многие были склонны обвинять в таком развитии событий президента Абдуррахмана Вахида. Ведь это он в преддверии президентских выборов заигрывал с сепаратистами, обещая им референдум.

Аче был не един в своих претензиях на самостоятельность. Продолжало свою активность движение «Свободное Папуа» в провинции Папуа: 6 июня 2000 г. т.н. Национальный конгресс Западного Папуа принял декларацию о независимости, которая не была признана Джакартой. Недовольство населения т.н. внешних (по отношению к Яве) провинций объясняется не только экономическими (в частности, доход населения в некоторых районах составляет лишь 17 процентов дохода столичного жителя), но и культурными причинами: нередки жалобы на ущемление развития местных языков и литератур. Столкновения (например, на Калимантане) происходили и в результате политики центра, направленной на переселение жителей с густонаселенной Явы: утверждают, что в новых районах им доставались лучшие куски земли. Неслучайно также, что, опасаясь вспышки насилия, из Аче прежде всего бежали переселенцы с Явы.

А в январе 2001 г. к этому прибавились еще и коррупционные скандалы. Оказалось, что растрачена часть денег, предоставленных брунейским султаном для оказания помощи провинции Аче (два млн долл.), охваченной гражданской войной, и похищены средства из фонда государственного Комитета продовольствия (четыре млн долл.). Недовольство вызывало и нежелание властей обеспечить суд над бывшим президентом Сухарто, обвиняемом в коррупции (более 500 млн долл.). Начавшийся в августе 2000 г. судебный процесс был уже в сентябре прекращен: Верховный суд снял обвинения с бывшего президента из-за «его физической неспособности».

Практически сразу обозначилась также тенденция к противостоянию между главой государства, стремившимся к максимальной келейности принятия важных государственных решений, и парламентом. Это противостояние завершилось острым политическим кризисом в июне-июле 2001 г. 22 июля Гус Дур объявил о введении в стране чрезвычайного положения и отдал приказ вооруженным силам о недопущении проведения внеочередной сессии НКК, инициированной парламентариями для рассмотрения вопроса о вынесении вотума недоверия президенту. Президентский приказ был проигнорирован военными, вставшими на сторону парламентариев, в результате чего 23 июля НКК принял решение об отставке Вахида и передаче полномочий главы государства Мегавати Сукарнопутри.

Правительство Мегавати Сукарнопутри продолжило курс, направленный на оздоровление социально-экономической обстановки и планомерную либерализацию политической системы. Были введены прямые президентские выборы, завершен процесс поэтапного демонтажа «социально-политической функции» вооруженных сил. При этом сохраняли остроту этноконфессиональные противоречия в различных регионах страны, активную деятельность развернули исламистские террористические группировки.

По итогам прошедших в два тура в июле и сентябре 2004 г. первых в истории Индонезии прямых президентских выборов убедительную победу одержал Сусило Бамбанг Юдойоно — лидер Демократической партии, отставной армейский генерал, занимавший различные посты в правительствах Абдуррахмана Вахида и Мегавати Сукарнопутри.

Его правительству удалось добиться значительных успехов в урегулировании этноконфессиональных проблем: в частности, в августе 2005 г. при посредничестве Евросоюза было заключено мирное соглашение с наиболее мощной из сепаратистских структур — Движением за свободное Аче. Во второй половине 2000-х гг. существенный прогресс был достигнут на экономическом направлении: в значительной степени была восстановлена инвестиционная привлекательность страны, темпы экономического роста в большинстве отраслей приблизились к докризисному уровню. На очередных президентских выборах 8 июля 2009 г. Сусило Бамбанг Юдойоно был переизбран на пост главы государства.

«Наука не имеет ничего общего с «разжиганием ненависти», она имеет дело с реальностью.»(С)
Часто появляются темы про ниггеров,и частенько в таких темах проскакиваю идеи,что все люди одинаковые,и различаются только цветом кожи(«Чомба неуиновен»)…выставляю на ваш суд,то что нашел в сети.Сама статья принадлежит небезызвестному в кругах Куклус Клана великому исследователю нигеров и просто правдорубу — Роджеру Рутсу. В оригинальной статье собрано около 100 фактов,все их приводить не буду,приведу только самые интересные и показательные на мой взгляд.
Итак, 30 фактов, один из них полная чушь, попробуйте отгадать какой:
1) I.Q американских негров в среднем на 12 — 20 пунктов ниже таковых показателей белых американцев
2) Принимая во внимание, что средний показатель I.Q. равен 85, только 16 % чернокожих поднимаются выше, чем 100 пунктов, в то время как половина Белого населения справляется с этой задачей
3) Негры хорошо играют в баскетбол и быстро бегают.
4) Каждый десятый взрослый чернокожий имеет I.Q. показатель от 50 до 70, приравнивающий их отсталым школьникам..
5) Даже когда чернокожие и Белые имеют те же самые фоновые режимы, в отношении дохода семейства и количестве детей в семье, чернокожие все еще имеют средний I.Q. на 10 — 15 пунктов ниже, чем сравниваемый Белый. Это включает случаи, когда черные дети были приняты Белыми родителями. Их I.Q. может быть улучшен средой, но они все еще ближе к биологическим родителям, чем к приемным.
6) Идеологи пресловутого «равенства» часто обесценивают результаты тестов на I.Q. с оправданием, что они — искусственно подтасованы. Тем не менее, НИКТО, ни Объединенный Негритянский Фонд, ни любая другая пронегретянская организация не оказалась способна разработать тест интеллекта, который показывает одинаковость чернокожих и Белых.
7) Американские индейцы, которые часто живут в условиях далеко хуже чем американские чернокожие в течение всей жизни, тем не менее постоянно обгоняют их на I.Q. тестах.
8) Результат меж расовых браков имеет тенденцию иметь ниже I.Q. чем когда оба родителя Белые.
9) Различия между интеллектом Белых и негров постоянно оправдываются условиями жизни тех и других. Но, по крайней мере, пять экспериментов, которые попытались приравнивать социально-экономические фоновые режимы для обеих рас, не обнаружили никакого значительного изменения в относительных результатах. Поскольку среда улучшается, негр становится умнее, но умнеет и Белый. Промежуток не уменьшен. Фактически, обширное исследование доктора Г.Дж. Макгарка, профессора Психологической ассоциации в Вильяновском Университете, показывает, что промежуток в интеллекте между чернокожими и Белыми УВЕЛИЧИВАЕТСЯ, когда социально-экономические уровни обеих рас подняты к уровню среднего класса.
10) Многочисленные изучения среди человеческих рас были сделаны для сравнения мозга Белых и негров с результатами, которые показали, что мозг негра легче на 8-12 процентов чем мозг Белого. Такие изучения проводились Бином, Пирлом, Винтом, Тирни, Гордоном, Тоддом и другими учеными.
11) В дополнение к различию в весе, негритянский мозг растет меньше после половой зрелости, чем Белый. Хотя негритянский мозг и нервная система созревают быстрее чем Белый мозг, развитие прекращается в более раннем возрасте, который ограничивает дальнейшее интеллектуальное продвижение.
12) Согласно доктору Куну, в то время как Кавказская подразновидность (Белая раса) развивалась в Европе, негритянская раса остановилась на эволюционном уровне и — сегодня стоит не меньше чем на 200,000 лет позади Eвропейца по развитию мозга и черепа. (кавказопитеки отстают примерно на 100 000 лет…молодцы,нигеров обогнали.Скоро людьми станут)
13) Негритянский череп, в дополнение к меньшему объему мозга и более толстым черепным костям, чем у Белого, является прогнатическим; то есть, более низкое лицо выдается вперед, подобно морде животного. Как следствие, негритянская челюсть в основном более длинная, чем Белая.
14) Темный цвет негритянской кожи создается пигментом меланина, который распространен во всех уровнях кожи и найден даже в мускулах и мозге.
15) Негры имеют руки, которые являются более длинными, относительно высоты тела, чем таковые у Белых. Эта особенность, вместе с их намного более толстыми черепными костями, дает черному атлету преимущество над Белым в боксе. Скелетные и мускульные особенности негров дали им значительный успех в качестве бегунов и грабителей.
16) Чернокожие совершают убийство в тринадцать раз чаще Белых; насилие и грабеж в десять раз. Эту информацию дает ФБР. Отчеты изменялись несколько из года в год но дают довольно точную картину за прошедшее десятилетие.
17) Согласно Министерству юстиции США, 1 из 4 черных мужчинах в возрасте от 20 до 29 лет — в настоящее время в тюрьме или на испытательном сроке.
18) Составляя только 12% американского населения, чернокожие совершают, более чем половину, всех насилий и грабежей, и 60% всех убийств в Америке.
19) Черные хулиганские группировки выбирают Белые жертвы более чем в 54.9 % случаев, что в 30 чаще, чем Белые выбирает чернокожих.(т.е. они еще и сами те еще расисты?)
Многие люди утверждают, что эти данные касаются только насильственных преступлений, совершенных люмпенизированной частью общества. Однако, чернокожие совершают непропорционально большое число нарушений и в ненасильственной области. В 1990 году, чернокожие были почти в 3 раза чаще были арестованы за подделку, мошенничество и растрату чем Белые.
20) 46% черных горожан от 16 до 62 лет отказываются от работы, предпочитая жить на пособие.
21) Более чем 66% детей негров рождены вне брака. На душу населения, их число в десять раз больше, чем у Белых.
22) Более чем 35 % всех черных людей в городах США постоянно принимают наркотики или крепкий алкоголь.
23) Декларация независимости, которая содержит часто повторяемую фразу “Все люди созданы равными” была написана Томасом Джеферсоном, который имел приблизительно 200 рабов, и никогда никому из них не предоставлял свободу, включая мулатов и квартеронов. Слова Джеферсона конечно не имели никакого отношения к неграм, которые в то время не занимали никакого места в Американском обществе за исключением того, что являлись собственностью.
24) Линкольн фактически предложил поправку к конституции, что необходимо уполномочить конгресс к отправке всех освобожденных чернокожих обратно в Африку. В августе l962 года, Конгресс располагал более чем полумиллионом долларов для этой цели. Тысячи Негров были отправлены обратно, пока Линкольн не был застрелен.
25) Округ Колумбия, который является приблизительно на 70% черным, первенствует в США во многих областях: самые высокие показатели преступности,Бесконтрольная торговля оружием,Высочайший показатель рождаемости,Высочайший показатель смертности,Высочайший тариф федеральной помощи на душу населения,Высочайший процент заболеваний гонореей и сифилисом,Высочайшее количество заболеваний СПИД.
26) Весь континент Африки, возможно, самая богатая земля планеты, составляет только 3% всемирной торговли.
27) В 1988 году имелись 9,406 случаев насилия черных над Белыми и менее чем в 10 раз — Белых над Черными.
28) Белая раса пересекла моря, покорила реки и горы, осушила пустыни, и колонизировала наиболее бесплодные ледяные просторы. Белые изобрели печать, электричество, полет, телескоп, космические путешествия, огнестрельное оружие, транзистор, радио, телевидение, телефон, фотографию, кинематограф, электрическую батарею, автомобиль, паровой двигатель, железную дорогу, микроскоп, компьютер и миллионы других технологических чудес. Они открыли бесчисленные медицинские усовершенствования, невероятные прикладные программы, научный прогресс, и т.д. Белыми были такие великие люди как Сократ, Аристотель, Платон, Гомер, Юлий Цезарь, Наполеон, Вильгельм Завоеватель, Марко Поло, Гитлер, Бах, Бетховен, Моцарт, Магеллан, Колумб, Эдисон, Белл, Пастер, Ливенгук, Менделеев, Ньютон, Галилей, Уатт, Лютер, Леонардо да Винчи и тысячи, тысячи других известных гениев.
29) В течение 6000 лет изученной истории, африканский негр не изобрел ничего. Ни письменности, ни обработки ткани, ни календаря, ни плуга, ни прокладки дорог, ни железной дороги, ни морских судов, ни системы исчисления, ни даже колеса. (Примечание: Это относится к чистокровным неграм.) Они, как известно, никогда не приручали диких животных для использования в хозяйстве (хотя много мощных и послушных животных изобиловали вокруг них.). Им было известно единственное средство транспортировки товаров на верхней части его кучерявой головы. Для защиты своего жилища они никогда не уходили далее хижины, облепленной грязью, хотя на создание гораздо более надежных укреплений способен даже бобер.
30) Каждая раса имеет равную способность, чтобы узнавать и способствовать цивилизации, и любые различия вызваны предубеждением и расизмом. Факт, что вся современная цивилизация связана с Белыми — просто игра благосостояния и совпадения. Любая попытка отличать расы вызвана паранойей и ненавистью. Мы должны предотвратить любое исследование предмета, чтобы растопить общество в безрасовой, безнациональной гармоничной утопии.
И не стоит забывать,что все мы люди.

LiveInternetLiveInternet

Король Испании Филипп П

Система правления Филиппа II в НИдерландах, опиралась не на местное дворянство, а на испанскую армию, размещенную на территории Нидерландов. Поэтому, буквально с первых дней его правления (1556 г.), в Нидерландах начинается национально – освободительная борьба против испанского владычества. И эта борьба в в 1566 перерастает в буржуазную революцию.

А началось все так: в 1559 году Филипп II передает правление в Нидерландах своей сводной сестре Маргарите Пармской.

Маргарита Пармская

Одновременно в страну прибывает непримиримый епископ Антуан Перрено де Гранвела, которому поручено искоренить протестантскую ересь. И первым его мероприятием было реорганизация епископств и лишение дворянства возможности принять сан, затем, немного осмелев он отнимает у дворян и право управления общественными делами и командование армией.

Антуан Перрено де Гранвела

Т.о. Гранвела сам себя лишает поддержки дворянства. И теперь недовольное дворянство объединяется с католиками и протестантами против Гранвелы, и в 1565 году, потребовали автономии для своей страны и свободы религии.

Маргарита Пармская, как женщина умная понимает, что Гранвела «нарубал дров». Чтобы не обострять ситуацию она отсылает Гранвелу из страны и просит Филиппа II смягчить издаваемые жестокие распоряжения против еретиков. Дело было не в том, что Маргарита Пармская лояльно относилась с протестантам, а в том, что начавшиеся с 1560 года многочисленные отъезды кальвинистов в Англию ослабляли текстильную промышленность.

Когда Гранвела покинул страну, осмелевшие фанатики — кальвинисты устраивают разгром католических церквей. Эта ярость пугает католиков. И Филипп II ужесточает свою позицию возвращает инквизицию, чтобы возвратить непокорные Нидерланды в лоно Католической церкви. Но это еще больше возбуждает религиозный фанатизм.

Но дело было не только в религиозных противоречиях. В стране уже развивалась национальная буржуазия, которая стремилась освободиться от оков феодальной Испании и получить возможность осуществлять свою политику, особенно в экономической сфере. Более того, буржуазия стремилась к захвату политической власти.

И все эти противоречия приводят к тому, что в 1566 году в стране вспыхивает революция или национально-освободительное движение – это уж, как кому нравится. Основными лозунгами этой борьбы было избавление от экономических притеснений, национального гнета и религиозных преследований. Борьба была длинной, (продолжалась 80 лет !!!) жестокой, насыщенной страницами беззаветного мужества и любви к своей родине. В революционном движении приняли участие все слои населения Нидерландов т.к. идеи революции были близки и понятны всем от гёзов, т.е. нищих до высшего дворянства, возглавивших борьбу (вот вам и парадокс истории! Дворянство во главе народных масс в борьбе за свободу!).

Возглавил освободительную борьбу один из самых богатых вельмож страны — Виллем Оранский. Выходец из Германии, он получил крупное поместье в Нидерландах еще от Карла У, ближайшим советником которого был долгие годы.

Виллем (Вильгельм) Оранский

Жизнь при дворе Карла У не прошла даром. Виллем Оранский, хорошо усвоил уроки испанского коварства. Он был одновременно и расчетливым политиком, и тонким дипломатом. Он начал борьбу против сына своего бывшего кумира Карла У, Филиппа П, — и этот поединок кончился не в пользу последнего.

Выдвижение в ходе революции принца Оранского на первую роль – один из парадоксов истории. Приняв участие в революционном движении, принц даже не мечтал о создании независимого нидерландского государства. Его помыслы были сосредоточены на анти-испанской борьбе и объединении с германскими графствами.

Что же касается его религиозных убеждений то, следует сказать, что они были весьма сложны: он получил католическое образование под опекой Марии Венгерской, сестры Карла V, затем становится лютеранином, а в 1573 году утверждается как кальвинист.

Мария Венгерская

В общем по политическим соображениям Виллем четырежды кряду менял вероисповедание, проявляя тем самым не только отсутствие религиозности, но и расчетливость.

Напуганный широким размахом народного движения, он просто вынужден был принять сторону восставших, о чем, думается, никогда не сожалел впоследствии. Это решение сыграло выдающуюся роль не только в жизни всех его потомков, но и в истории Нидерландов.

Однажды принятое решение превратило Оранского в кумира нации, «отца нации». Даже знамя, под которым он вел свои отряды, навсегда осталось символом страны.

Государственный флаг и сегодня включает те же цвета, что и знамя Виллема: белый и синий. Известно также, что принц носил оранжевый плащ, белую шляпу и синий колет. Официально государственный флаг Нидерландов был утвержден только после победы буржуазной революции в 1599 г.: полотнище с тремя горизонтальными полосами равной ширины – оранжевой, белой и синей.

Так история совместила несовместимое: флаг – символ революции – получил родовые цвета монарха. Правда, в 1630 г. государственный флаг был частично изменен: монархическую оранжевую полосу заменили революционной красной. Некоторые источники, однако, утверждают, что сделано это было не по политическим мотивам: оранжевая краска быстро выгорала на солнце, красная же оказалась более стойкой, а для страны, под флагом которой ходило множество судов, это имело немаловажное значение. Красно-бело- синий флаг остался прежним и поныне. Однако в дни национальных и монархических праздников над государственным флагом обычно поднимают оранжевый вымпел королевской династии.

К весне 1568 г. на свои средства он собрал 20 тыс. войско из числа немецких наемников, французских гугенотов и голландских эмигрантов-кальвинистов. Но где-бы ни появлялось войско принца Оранского, ему везде и всегда помогали гёзы.

Для подавления национально-освободительного движения Филипп П направил в Нидерланды карательную армию во главе с герцогом Альбой Фердинандом Альваресом де Толедо.

Герцог Альба Фердинанд Альварес де Толедо.

Герцога Альбу называли «кровавым» т.к. он ввел жесточайший террор и не брезговал никакими методами. По его приказу были казнены лидеры дворянской оппозиции — граф Эгмонд и адмирал Горн,

Граф Эгмонт

Граф Эгмонт

Адмирал Горн

Борьба за независимость была героической в полном смысле этого слова. Многие города выдерживали осаду испанцев в труднейших условиях. Так, никогда не будет забыт подвиг города Лейдена. Целый год, с октября 1573 по октябрь 1574 г. с небольшим перерывом этот город находился в осадном положении. Без каких-либо регулярных воинских соединений, отрезанные от всего мира, доведенные почти до полного изнеможения болезнями и, главное, страшным голодом, лейденцы собственными силами организовали оборону и с беспримерным мужеством удерживали город. Лучше умереть, чем сдаться врагу, решили они. Город спасли от смерти морские гёзы. Идя на помощь лейденцам, они прорвали дамбы и открыли шлюзы. Водяной вал устремился к стенам Лейдена, сметая все и всех на своем пути. Представьте себе ужас, который испытали осаждавшие город испанцы, когда вдруг на месте вчерашней суши они увидели надвигавшееся на них море с легкими суденышками гёзов…


Битва между испанскими и голландскими кораблями

Рассказывают, что принц Оранский желая увековечить подвиг жителей спасенного Лейдена, спросил, что бы они предпочли: освобождение от налогов или основание университета? Лейденцы без колебаний выбрали второе. На территории современных Нидерландов Лейденский университет считается самым старинным.

А 4 ноября 1576 года испанские солдаты грабят Антверпен. Они сожгли около 1000 домов и убили около 7000 жителей. После столь больших человеческих жертв и разграбления когда-то процветающий город утратил роль могущественного европейского центра.

Религиозный фанатизм, как с одной, так и с другой стороны приводит к колоссальным жертвам, гибнут церкви, гибнут люди… Да и национальные интересы страдают от бесчинств кальвинистов, которые преследуют религиозные меньшинства в провинциях.

Пытаясь избежать религиозного раскола, Вильгельм Оранский предлагает «церковный мир», который основывался бы на обоюдной веротерпимости.

В 1579 г. южные провинции Фландрии подписывают Арраский договор главной целью которого, является поддержка католической веры и подчинение испанскому королю в обмен на отмену абсолютизма.

Провинции, подписавшие Арраский договор, образуют Испанские Нидерланды (на территории которых позднее будет образовано королевство Бельгия и Люксембург).

Вильгельм Оранский немедленно предпринимает ответный шаг: и в городе Утрехте подписывается договор, который вошел в историю под названием Утрехтская уния, в которой говорилось о создании федерации северных провинций — Голландия, Зеландия, часть Фландрии и Брабанта, к которым присоединяются города Гент, Ипр, Бурж, Антверпен.

Согласно этой унии в Голландии и Зеландии дозволена только протестантская вера а в других провинциях соглашение между конфессиями было различным.

В 1581 году северные провинции провозглашают свою независимость, став Республикой Соединенных провинций — Нидерланды кальвинистского вероисповедания. На высший государственный пост был приглашен принц Оранский.

Гражданская война объявлена, в 1580 г Филипп II официально признает Вильгельма «врагом рода человеческого» специальным манифестом объявляет его государственным преступником.

За его выдачу или убийство назначалась награда в размере 25 тыс. золотых экю. В том же году Испания добилась от папы отлучения принца от церкви. Кроме того, в страну засылались шпионы убить его.

А в 1584 г. одному из них — Балтазару Жерерду — это удается: выстрелом из пистолета принц был убит на лестнице своего дворца в Дельфте. «Отец нации», основатель республики, принц Оранский был торжественно похоронен в Новой церкви Дельфта. А дворец, где он жил и был убит, превращен в музей. Здесь вот уже более четырех столетий сохраняют голландцы след от пули, которая оборвала жизненный путь национального героя.

Но война продолжается, вплоть до 1648 года, когда совсем уже другой король Филипп 1У признает независимость Республики Соединенных провинций, ставшей впоследствии одним из самых могущественных европейских государств XVII века.

Король Испании Филипп 1У

Серия сообщений «история Нидерландов»:
Часть 1 — Страницы истории Нидерландов
Часть 2 — Война за независимость. Нидерландская буржуазная революция
Часть 3 — Страницы истории Нидерландов (конец ХУП — начало Х1Х века)
Часть 4 — Страницы истории Нидерландов часть 1