Игорь Панин альфа

Автор: Матвей СОТНИКОВ
«ДОЦЕНТ» И «ГОРЫНЫЧ»

Бой под Кузнецовкой

Предотвращая акты террора, спецслужбы все больше стараются действовать на упреждение, реализуя агентурную информацию. Эта работа, тяжелая и повседневная, она не видна глазу простого человека. И только когда погибают сотрудники антитеррора, страна узнает о своих героях, тех, кто постоянно рискует жизнью ради всеобщего блага.

В конце июня 2011 года на Николо-Архангельском кладбище торжественно похоронили сотрудников Управления «А» Центра специального назначения ФСБ России майора Игоря Панина и капитана Романа Лашина, погибших в Дагестане 21 июня в жестоком бою с бандой террористов. Теперь в мартирологе Группы «А» насчитывается двадцать шесть фамилий: трое отдали свои жизни в советский период, остальные — после 1991 года.

Кизлярский район Дагестана, район села Кузнецовка. Здесь, в лесном массиве, засела группа опытных и хорошо вооруженных боевиков. На их счету были диверсии, нападения и убийства. Во время схватки с этой бандой и погибли два офицера «Альфы». Мужественные, крепкие ребята, настоящие профессионалы. Обоим было чуть за тридцать, в семьях остались маленькие дети.

Да, сотрудники знают, за что воюют. Не за «путинскую» или «медведевскую» Россию, как это любят утверждать господа либералы. Нет, конечно! Они сражаются за Россию без всяких приставок и определений. За свои семьи, за своих родных и любимых.

…В тот день спецназовцы начали поиск террористов с наступлением темноты. Действовать пришлось в лесистой местности, вдоль русла реки. С помощью приборов ночного видения группа на одном из заболоченных участков обнаружила свежую тропу.

Поиск решили продолжить — по многим признакам тропа могла привести к базе террористов. До наступления рассвета спецназовцы прочесали около четырех километров леса. Продвигаясь по камышам и густым кустам, преодолевая заболоченные арыки, группа продолжала методично обследовать территорию, пока ее головной дозор не наткнулся на боевое охранение крупной банды.

База находилась в труднодоступной местности и была хорошо укреплена. Наученные своим и чужим опытом, боевики готовились к встрече с любыми неожиданностями. Отнюдь не юнцы-исламисты, как сообщалось в прессе, а матерые преступники, именующие себя «мечами Аллаха». Для них что рядовой сотрудник спецназа, что выдающийся дагестанский богослов Саида-Афанди аль-Чиркави — это опасный враг, который должен быть уничтожен любой ценой. За бандой тянулся след убийств, диверсий и терактов.

Тяжелейший бой длился с перерывами почти три дня. Тогда-то «альфовцы» и потеряли майора Игоря Панина и капитана Романа Лашина. Они были большими друзьями, в один день пришли в подразделение, дружили семьями. И по злой иронии судьбы погибли тоже вместе, в одном бою.

Щитоносец

Роман Лашин родился 2 июня 1978 года в Москве. Учился в школе № 666. С раннего детства увлекался спортом, сначала самбо, потом каратэ. В двенадцать лет пришел в клуб «Альфа-БУДО», который возглавляет полковник Василий Захарович Верещак.

Тренером Романа стал легендарный «черный пояс» Роман Петрович Степин. Это имя известно всем спортсменам, стоявшим у истоков зарождения каратэ в Советском Союзе. Среди его учеников, пришедших служить в Группу «А», — Василий Верещак, Евгений Олейник, Ильяс Лутфуллин, Кирилл Курносов и другие офицеры.

В тринадцать лет Роман уже завоевал свой первый спортивный трофей — стал бронзовым призером чемпионата Подмосковья по каратэ-до. В последующие годы он становился чемпионом по каратэ-до города Москвы. А в 1998 году занял первое место на чемпионате России и по его результатам получил звание мастера спорта.

После школы Лашин год работал педагогом дополнительного образования детско-юношеского клуба «Юность». Затем, в 1997-м, поступил в Российский государственный университет физической культуры на факультет восточных единоборств. Одновременно работал охранником в столичных частных охранных предприятиях «Цунами» и «Альфа-Центр».

Во время учебы в институте Роман завоевал много престижных наград и титулов, неоднократно становился призером и победителем международных соревнований, получил черный пояс. В июне 1998 года участвовал в Чемпионате Европы, проходившем в Братиславе. Его команда «Профи» тогда заняла почетное четвертое место.

Еще до службы в спецназе Роман познакомился со своей будущей супругой. Светлана, поступив на вечернее отделение педагогического института, в декабре 2001 года устроилась секретарем в Ассоциацию безопасности «Альфа-Центр». К слову, эту структуру возглавляет полковник в отставке Золотовский Григорий Петрович, опытный и уважаемый в «Альфе» наставник.

Через три месяца, на первый праздник весны, Роман сделал Светлане предложение, и уже в августе ребята сыграли свадьбу. Его избраннице к тому времени исполнилось восемнадцать лет.

Шел 2007 год, когда в двадцать девять лет Роман стал отцом маленького Даньки. Имя сыну выбрал сам. Назвал не Марком, как того хотела Света, а именно Даниилом. Как оказалось, муж «угадал» — через несколько дней Церковь отмечала память святого благоверного князя Даниила Московского.

О том, что сына зовут Данькой, Света с удивлением узнала только из поздравлений родных и знакомых, звонивших ей после благополучных родов. И теперь она ничуть не жалеет об этом: назвали правильно.

Логично было бы предположить, что Роман, как человек военный, окажется очень строгим и требовательным отцом. Однако все оказалось наоборот. Он был добрым папой и баловал сынишку.

— Считается, что если в семье мальчик, то воспитывает его отец, а любит мама. У нас все было по-другому: воспитанием занималась я, а любил Рома, — говорит Светлана.

Что касается «Альфы», то Роман никогда не говорил о своем стремлении к службе в спецназе или даже просто военной карьере. Его больше привлекал спорт и тренерская деятельность. Поэтому решение пойти в Группу «А» стало для молодой супруги полной неожиданностью. Впрочем, как и для Роминых родителей, Аркадия Леонидовича и Татьяны Николаевны.

В 2004 году Лашин сдал все экзамены, выдержал многочисленные тесты и был зачислен в Управление «А». Нормативы по физической подготовке для него вообще не были проблемой — Роман с детства занимался спортом, был сильным и выносливым.

Уже в «Альфе» Лашин неоднократно становился призером Чемпионата ФСБ по рукопашному бою, а в 2008 году получил звание мастера спорта по рукопашному бою. Кроме единоборств, он увлеченно занимался огневой подготовкой и в 2009 году выиграл первенство Управления «А» по стрельбе из пистолета Макарова.

Впрочем, одним этим круг его интересов не ограничивался. Во время службы Роман занялся водолазным делом и в этом направлении также добился значительных успехов — стал штатным сотрудником водолазной группы, ведущей свою историю с лета 1978 года. Именно тогда «альфовская» четверка, командированная на Кубу, вместе с боевыми пловцами Черноморского ВМФ обеспечивала безопасность подводной части судов, зафрахтованных для делегатов XIV Всемирного Фестиваля молодежи и студентов.

В спецназе антитеррора Лашин нашел себя, тут он, несомненно, оказался на своем месте. Для него не существовало сложных или непонятных дисциплин. Словно губка, впитывал он новые знания, постоянно стремясь к самосовершенствованию.

Когда Роман проходил «курс молодого бойца», сотрудники подразделения в шутку называли его «пиджаком», поскольку он пришел в Управление с гражданки, погон до этого не носил и на военной службе не состоял. Понятное дело, это задевало, — и Лашин старался во всем быть на уровне с ветеранами подразделения, ни в чем не отставать от них. Его энтузиазм и рвение в учебе очень быстро дали результаты.

За короткое время он стал настоящим универсалом спецназа — мог работать и в штурмовой группе, и снайпером, и гранатометчиком. Однако его призванием, главным делом, стала одна из самых сложных, опасных и ответственных спецназовских специальностей.

Рассказывает сослуживец:

— Щитовик — это не профессия и не специальность. Это образ мысли. И тут важно все. Нужна физическая сила, чтобы таскать тяжеленный щит. Нужен четкий расчет, чтобы понять, как правильно войти в адрес, как максимально эффективно прикрыть группу, откуда может исходить опасность, как ее нейтрализовать. Нужна, в конце концов, отвага, чтобы первым пойти на пулю.

На момент прихода Лашина в подразделение там только начинали использовать тяжелые штурмовые щиты. Шла отработка тактики работы, сотрудников обучали непосредственному применению щитов. Поначалу на занятия по очереди ходили все «альфовцы», чтобы в случае чего один мог заменить другого. Однако потом занятия начали проводить выборочно — каждый должен заниматься своим делом, тем, что у него получается лучше всего. Появилась специализация.

Роман сразу хорошо показал себя в работе со штурмовым щитом. Он идеально подходил для этого по физическим данным: был сильным, выносливым, а кроме того, габариты щита практически идеально скрывали его коренастую фигуру, что тоже было большим плюсом в работе.

Штурмовой щит весит около двадцати пяти килограммов — с ним даже просто так ходить нелегко, а ведь во время спецоперации нужно маневрировать, при необходимости прикрыть товарищей и открыть ответный огонь.

У Лашина все это получалось. Более того, он задавал тон в работе. До него щитовики использовали стандартный обвес, который надевали на тело, чтобы равномерно распределять нагрузку. Роман же придумал свою собственную, более эффективную «обвязку» и стал применять ее в работе. Коллеги, видя результаты, переняли техническую новинку, и вскоре она стала использоваться повсеместно.

Он всегда стремился к лучшему — хотел все довести до совершенства. На свои деньги покупал новую форму и снаряжение, делал оружейный тюнинг и все испытывал на себе, проводил многочисленные тесты, всесторонне исследовал каждый элемент снаряжения, стараясь подобрать идеальный вариант для боевой работы.

Вспоминает сослуживец Романа Лашина:

— Ромка сам лично проверял каждую кобуру, каждый коллиматорный прицел. Пробовал различные варианты обвеса, испытывал на практике и потом уже применял в боевой работе. Причем если какой-то прицел или, скажем, крепление себя хорошо проявляли в работе у него, то это же снаряжение старались приобрести и остальные ребята из подразделения, потому что все знали: если Лашин использует, значит, это работает!

В подразделении у Романа был позывной «Доцент». Уже работая в Управлении «А», он продолжал свою учебу в РГУФКе — писал диссертацию… К тому же в «Альфе» оказались очень востребованы его педагогические таланты — а Роман являлся прирожденным педагогом. Будучи опытным оперативником, он сам стал проводить занятия для молодых сотрудников, обучать их непростому спецназовскому ремеслу. Его лекции всегда воспринимали с нескрываемым интересом, для молодежи он был непререкаемым авторитетом. Мало того — послушать его приходили даже опытные офицеры.

У Романа был несомненный дар, который отмечали все знавшие его люди, — удивительная способность убеждать собеседника в своей правоте. Он всегда умел настоять на своем. Однако никогда не навязывал свою точку зрения, а методично, силой аргументов и примеров, склонял на свою сторону, мягко и ненавязчиво подводил к нужному решению. И как показывала жизнь, в большинстве случаев он действительно оказывался прав.

Все знавшие Романа вспоминают одну из главных особенностей его характера — потрясающее чувство юмора. Лашин был веселым человеком, всегда мог поддержать шутку, по-доброму «подколоть». Даже в бою, как бы тяжело спецназовцам не приходилось, он всегда находил место для юмора, подбадривая товарищей.

Несмотря на привязанность Романа к семье, Светлана четко понимала: для мужа на первом месте стоят его друзья, коллеги. Для них он был готов на все. Скажем, его можно было не просто попросить о помощи, но и всегда рассчитывать на нее.

Как-то раз, когда Лашин находился в отпуске, его оперативно-боевой отдел участвовал в крупной спецоперации, к которой было приковано внимание общества и прессы. В те дни Роман просто выпал из действительности и не отходил от телевизора: внимательно следил за тем, что происходит, не пропуская ни одного выпуска новостей. Переживал сильно, все время повторял: «Как же там без меня…»

По словам Светланы, муж с большим уважением относился к полковнику Торшину, несмотря на его суровый, непростой характер. Говорил: «Пока Юрий Николаевич руководит отделом — с нами ничего не случится».

В итоге произошло то, что должно было произойти. Это — судьба. И Света живет по такому принципу. Никого не обвиняет, поскольку, как она говорит, Роман вполне осознанно и целенаправленно шел на эту тяжелую и опасную службу, где можно погибнуть или стать инвалидом.

…После Романа осталось много добрых традиций. Например, с его подачи все сотрудники начали называть друг друга по имени-отчеству. Без пафоса и официоза. В таком обращении друг к другу чувствовалось уважение и внимание.

В свою первую командировку Роман уехал буквально через несколько месяцев после того, как поступил в «Альфу». Из нее вернулся с медалью Жукова. В дальнейшем был отмечен медалью «За отвагу». И — орденом Мужества. Посмертно.

28 июня 2012 года в память о капитане Лашине в мемориально-спортивном музее Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма была торжественно открыта экспозиция. На нее вместе с женой и родителями Романа пришли ветераны и действующие сотрудники Группы «А».

Человек боя

Игорь Панин родился 17 октября 1979 года. Уроженец подмосковного Калининграда, ныне это город Королёв. Родными местами считал и Тамбовскую землю, где в детстве и юности провел много времени.

С ранних лет Игорь занимался спортом. В девять лет пошел в секцию хоккея на траве. Отец Игоря, Сергей Васильевич, служил в милиции, был участковым, а потому частенько брал сына на различные ведомственные соревнования — в основном, конечно, это были турниры по различным боевым искусствам. На одном из таких первенств десятилетний мальчик заинтересовался дзюдо.

В борьбе Игорь достиг немалых успехов и, неоднократно выступая на соревнованиях, часто занимал призовые места. После девятого класса поступил в Калининградский механический техникум, ныне — Королёвский колледж космического машиностроения и технологий. Кстати, в последующем название учебного заведения, переиначенное на «королевский», было предметом шуток в подразделении.

В техникуме Панин получил квалификацию «радиотехник» по специализации «Приборы и системы управления». Срочную службу проходил в десанте, в отдельной разведывательной роте в / ч 59236-II. В августе 1999 года отряды Хаттаба и Шамиля Басаева вторглись в мирный Дагестан…

Началась Вторая Чеченская кампания. В течение нескольких месяцев Панин принимал участие в боях, а если точно, то сто двадцать семь дней. Был награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени с изображением мечей.

Демобилизовавшись в феврале 2000 года, Игорь продолжил активные занятия спортом — поступил в секцию бокса. И решил получить высшее образование в Московском государственном институте радиотехники, электроники и автоматики.

Сотрудником Группы «А» Панин стал в 2004 году. Правда, добиться этого удалось не сразу. Когда первая попытка завершилась неудачей, решил пойти другим путем, и в 2001 году, пройдя все необходимые «фильтры», стал сотрудником ФСБ. Работая в системе госбезопасности, он продолжал активно заниматься спортом, начал изучать рукопашный бой, принимал участие во всех ведомственных соревнованиях, стремясь обратить на себя внимание и показать свою высокую подготовку и готовность к боевой работе.

А к заветной цели приблизился на Чемпионате ФСБ, завоевав «золото» в своей весовой категории. Надо сказать, в турнире принимали участие «альфовцы» и присутствовало руководство подразделения. Молодым победителем сразу заинтересовались — что за боец такой, из какого управления? Игорь с ходу заявил, что хочет служить в Группе «А».

Вторая попытка тоже оказалась неудачной — руководство управления, не желая терять ценного сотрудника, не отпустило его со службы. Лишь с третьего раза Панин поступил в легендарное подразделение. Причем переводом с прежнего места работы, без скандала. Все нормативы кандидат в мастера спорта по боксу и дзюдо выполнил без особых затруднений.

На курсах молодых сотрудников Панин познакомился с Романом Лашиным. Они пришли в подразделение в один день; оба — воспитанники спортивного клуба «Альфа-БУДО». Сразу подружились, потом стали общаться семьями. Оба были заядлыми спортсменами и частенько вместе оказывались на соревнованиях. В первую свою командировку тоже отправились вместе.

В «Альфе» Игорь Панин прошел специализированный курс экстремального вождения, окончил медицинские курсы по оказанию первой неотложной помощи, вместе с Лашиным осваивал водолазное дело. За время службы отточил свою спортивную форму. Победил на первенствах ФСБ и ЦСН, города Москвы, взял первый приз на международных соревнованиях в Ялте.

Очевидно в тот период Панин находился на пике своих физических сил, у него наблюдался невероятный подъем; на одном из турниров он завершил финальный бой за тридцать восемь секунд!

Вспоминает сослуживец Панина:

— Игорь увлекался лыжами, сноубордом. Как-то звал меня в горы покататься. У меня не получилось тогда. А он приехал оттуда, весь на эмоциях, рассказывал, что и жену к лыжам приобщил, и дочку планирует на лыжи поставить, когда та вырастет. Он прямо фонтанировал эмоциями, ему всегда хотелось еще чего-то нового: узнать, достичь, попробовать.

Кроме всего прочего, Игорь был еще и отличным тренером. Спарринг-партнеры в один голос отмечали его методическое мастерство: он никогда не доводил дело до травм, всегда обращал внимание на ошибки соперника, мог точно указать слабое место и помочь подтянуть тот или иной элемент подготовки.

В последние годы Панин серьезно увлекся ножевым боем. Приобретал много специализированной литературы, тратил приличные деньги на профильные книги и новые пособия. И — покупал клинки, как без этого?..

В 2006 году Игорь получил на спортивных соревнованиях серьезную травму, у него оказался винтовой перелом ноги. И в этот же год от почечной недостаточности скончался его отец. Черная, трагическая полоса.

В подразделении было серьезное опасение, что Панин не сможет восстановиться и продолжать полноценную службу в спецназе. Но полковник Юрий Торшин, не желая такого исхода, отправил своего сотрудника на учебу — тот добирался до Академии ФСБ на машине, и это со сломанной-то ногой! А через год, восстановившись, даже принимал участие в соревнованиях по боевым искусствам.

…Будущую супругу Игорь встретил в 2003 году на службе. Он участвовал в соревнованиях по бегу, а Галя была секретарем, записывала результаты и вела статистику. Игорь тогда запомнился ей своим добрым чувством юмора — шутил, балагурил.

Ближе познакомились за ужином. Галю поразило то, что Игорь сам собирал на стол, ухаживал, а потом вымыл посуду. Галя — человек спортивный, занималась рукопашным боем. И это общее увлечение спортом еще более сблизило ее с Игорем. А также совместная учеба в одном вузе — Московском государственном институте радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА).

— Игорь всегда любил спорт, каждому новому приему, разученному на тренировке, радовался как ребенок, — говорит Галина. — Иногда гуляем, а он мне показывает новый прием. Очень забавно выглядело, когда на людной улице здоровый парень машет ногами и руками перед девушкой. Люди обычно косились на нас с опаской и сразу отходили подальше.

В какой-то момент Панин поинтересовался — как Галя отнесется к тому, что он станет сотрудником «Альфы»? Та ответила, что такая перспектива не вызывает у нее чувство восторга. Но если это его осознанное желание, мечта, которая станет судьбой, то, значит, нужно переводиться.

Так получилось, что они на год потеряли друг друга из виду. А в 2005-м Игорь позвонил сам, вернувшись из командировки, и поздравил Галю с победой в ведомственных соревнованиях по рукопашному бою. Они вновь стали встречаться.

Поженились в 2009 году, свадьбу сыграли в Королёве. До этого Панин тянул с оформлением отношений, не желая оставить свою любимую вдовой. Перелом наступил после гибели капитана Руслана Холбана, принявшего свой последний бой в горном Дагестане. Ни жены, ни детей у него не было. Не успел. Остались мама и любимая девушка.

Вот тогда, приехав после командировки, Игорь предложил Гале подать документы в ЗАГС. А еще сказал, что хочет семью, свой дом. И детей. Пятерых!

В 2010-м родилась Ирочка. Причем Игорь сам подбирал ей имя, которое сочеталось бы со сложным отчеством. Получилась Ирина Игоревна. Как сказано в одной из книг об именах: «В детстве Ирина — папина дочка. Ей нравится помогать отцу в его «мужских» делах, а не возиться с мамой по хозяйству».

«Шестым чувством» Игорь угадал час, когда Иришка появилась на свет. Произошло это накануне его очередной боевой командировки. А когда Галя сообщила, что беременна вторым ребенком, сразу сказал: «У нас мальчик». — «А если девочка?» — «Нет, мальчик, Миша».

Находясь на Северном Кавказе, Панин поделился радостью со своими товарищами.

— Дом всегда был для Игоря закрытой темой, — говорит Светлана, друг семьи. — Это был его неприкосновенный храм, в который он никого не впускал. О том, что они с супругой ждут дочку, все узнали, когда Галя была уже на седьмом месяце беременности, а про то, что у него будет сын, Игорь рассказал друзьям только в последней командировке.

Да, дом являлся для майора Панина особым, заповедным миром. А если он кого и впускал в него, то только тех, кому доверял. Был добрым, спокойным, уравновешенным и удивительно жизнерадостным человеком. Не унывал, даже если что-то не складывалось. Великолепный психолог, хорошо чувствовал людей. Единственное, чего не выносил, — несправедливости. При этом идеалист. Был безотказным другом. Умел разговорить человека, заставить рассказать о своих проблемах, а потом обязательно пытался помочь.

Про свою работу Панин в семье особо не распространялся. Жене говорил: «Ну, бегаю я с оружием, что в этом такого?» Единственное, пожалуй, исключение — это личная охрана президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, о котором офицер «Альфы» отзывался с большим уважением. Оба десантники, оба воевали.

Стрессов, переживаний хватало, но Панин скрывал их глубоко в себе. Рано побывав на войне, Игорь по-особому относился к жизни. Позывной у него был запоминающийся — «Горыныч».

Не впадая в пафос, можно утверждать: Игорю Панину были по силам задачи повышенной сложности. За время службы он был награжден медалями Жукова, «За отличие в военной службе» и «За боевое содружество», а за тот последний жестокий бой в лесном массиве под Кузнецовкой — орденом Мужества.

«Доцент» и «Горыныч»

Находясь в головном дозоре разведывательно-поисковой группы, капитан Лашин шел впереди всех. Именно он заметил террористов и открыл по ним огонь.

Бой вспыхнул мгновенно, с такой силой, что, как говорят его участники, «земля вокруг затряслась». Боевики обрушились на «альфовцев» всей силой своего вооружения, включая пулеметы и гранатометы. Трижды они пытались прорваться, кидаясь с криками «Аллах акбар!» И каждый раз на их пути вставали спецназовцы.

Чтобы усилить фланг расчетами пулеметов и гранатометов, было принято решение перегруппировать силы. Лашин, имея возможность откатиться в укрытие, остался на позиции, давая тем самым драгоценное время товарищам для завершения маневра. И тут же получил смертельное ранение в голову…

Меняя тактику, боевики попытались по арыку выйти во фланг спецназовцам. Панин, возглавлявший тыловой дозор, вместе с несколькими сотрудниками из своей группы опередил террористов и занял позиции на земляном валу — в направлении обходящих их боевиков. Счет шел на секунды. Эти действия сорвали маневр противника.

Прикрывая товарищей, Игорь принял удар на себя. Успел только сказать: «Ребята, меня ранили», — и упал на землю.

Пока остальная группа сдерживала натиск врага, несколько человек стали оказывать ему первую помощь. Долго пытались найти выходное отверстие от пули, делали искусственное дыхание и массаж сердца. Игорь вроде бы подавал слабые признаки жизни. Уже потом выяснилось, что он умер почти мгновенно.

А выходного отверстия так и не могли отыскать, потому как его не было вовсе — пуля угодила прямо в сердце, там и осталась.

— Незадолго до того, как парни погибли, мы с Игорем были на Каспийском море, купались, — рассказывает боевой товарищ. — И когда я, уже порядком замерзший, вылезал из воды, он продолжал плавать, никак не мог насладиться, ловил каждую волну, радовался как ребенок. Из него буквально била энергия! После гибели Романа и Игоря, улучив момент, я пошел на море и долго сидел, глядя на волны. И никак не мог поверить, что ребят больше нет…

Перед заданиями Игорь обычно волновался, а в этот раз был абсолютно спокоен. На предложение жены обновить свой гардероб, ответил отказом: «Если вернусь — тогда и купим». Поразительно, но в том же духе высказался и Роман: «Купим, но только после командировки. А то, может, и не нужно будет».

Последний раз Игорь разговаривал с женой по телефону двадцатого июня.

— Муж обычно звонил нам по вечерам. Иришка слышала в трубке папин голос и сразу укладывалась спать. Сказал, что у него все замечательно: «Мы купаемся, загораем — я тебе завтра обязательно позвоню».

Прошел день, наступил вечер, но обещанного звонка не последовало…

Елена Борисовна, Галина мама, у которой было неспокойно на душе, утром двадцать первого пошла к мощам святой Матроны Московской в Покровский женский монастырь. Отстояла длинную очередь. Приблизительно в восемь часов утра стала ставить свечку за здравие Игоря, а та никак не хотела зажигаться. Другие зажглись, а эта — никак… Принялась только с последней попытки.

Как рассказывает Галя, ночами Иришка спала беспокойно, а тогда лежала не шелохнувшись. Было восемь часов утра, когда малышка вдруг страшно закричала, а потом снова уснула. Ее душа увидела, почувствовала — с папой случилась беда!

…С офицерами «Альфы» в Ритуальном зале на Пехотной улице попрощались директор ФСБ Александр Бортников и его заместители. В траурной церемонии на Николо-Архангельском кладбище приняло участие около полутора тысяч человек. Среди них были ветераны всех поколений Группы «А» КГБ-ФСБ, командиры разных лет — Роберт Петрович Ивон, Герой Советского Союза Геннадий Николаевич Зайцев и Михаил Васильевич Головатов.

Отдать дань памяти погибшим пришли Герой России Юнус-Бек Евкуров, президент Международной Ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» Сергей Гончаров, заместитель председателя Комитета по обороне Государственной Думы полковник Игорь Баринов, бывший командир «Витязя» Герой России Сергей Лысюк…

Офицеров «Альфы» похоронили со всеми воинскими почестями. Поминальную литию на могиле отслужили настоятель храма святого великомученика Георгия Победоносца в Балашихе протоиерей Николай Погребняк и настоятель храма Софии Премудрости Божией на Лубянке протоиерей Александр Миронов.

Осенью 2011 года в подмосковном спортивном комплексе «Красногорск» прошел открытый турнир по рукопашному бою, посвященный памяти Игоря и Романа. Почетными гостями первенства были родные и близкие офицеров, руководители Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» — Сергей Гончаров, Владимир Елисеев и Александр Михайлов, заместитель начальника Управления «А» Герой России Валерий Канакин, сослуживцы.

Света Лашина до сих пор не решается сообщить пятилетнему Даниле о том, что его папа погиб. Сказала лишь, что папа уехал в командировку. Покупает сынишке подарки и говорит, что их передал для него отец. А еще Света перебралась из Балашихи в Москву, поближе к родителям мужа.

Как она говорит, ее не покидает ощущение, что Роман загодя готовил ее к жизни после своего ухода. За несколько месяцев до нее устроил жену на работу, что потом позволило ей выдержать свалившееся горе.

— Я начала служить: великолепный коллектив, замечательные ребята, многие — выходцы из «Альфы». Они до сих пор мне помогают. Как-то обмолвилась о перемене места жительства — ребенку, мол, садик нужен. Вскоре мне позвонили: «Приносите документы». Ребята знают, что такое потеря боевого товарища. И жен они также поддерживают. Спасибо им!

А еще Светлана хочет, чтобы те отношения, что существовали между Романом и его мамой, были в последующем и у нее с Даниилом, — они для нее являются примером.

Мама Игоря Панина, Татьяна Серафимовна, почти каждую неделю ездит из Королёва на Николо-Архангельское кладбище. Как это делает и другая мать, Татьяна Николаевна Лашина. Каждую субботу она приходит туда — на Мемориал спецназа России. Приходит и кладет на черный мрамор цветы.

Галя Панина растит детей. Когда кто-то из товарищей мужа или просто знакомый приходит в гости, маленькая Ира произносит: «Папа». То ли вопрос, то ли некое утверждение.

В год, уже после похорон, Ирочка замолчала. И только через полгода стала заново лепетать. На даче малышка ставила на стол тарелки — «папе», «маме», «Мише»…

В папину командировку Ириша больше не верит, она знает, где он — «там, на Небе». И одновременно где-то рядом.

Миша родился уже после смерти отца. Все знавшие Панина в один голос говорят, что сын — копия Игоря. В семье растет мужчина, с такими же, как у папы, огромными, распахнутыми миру глазами и открытой улыбкой.

Ради улыбки дочери и сына, а также многих-многих российских детей майор Игорь Панин и капитан Роман Лашин отдали свои жизни.

Дагестанская Голгофа двух спецназовцев

Их было двое. Игорь Панин и Роман Лашин. Запомните их. Предотвращая акты террора, спецслужбы все больше стараются действовать на упреждение, реализуя агентурную информацию. Эта работа, тяжелая и повседневная, она не видна глазу простого человека. И только когда погибают сотрудники антитеррора, страна узнает о своих героях, тех, кто постоянно рискует жизнью ради всеобщего блага. Вот так закончился жизненный путь двух друзей, которые служили в одном подразделении, дружили семьями, растили детей. Но жизнь свою они с самого детства готовили к чему-то важному, поэтому они оба пошли служить в «Альфу», одну из самых сложных групп спецназа по боевым задачам.

Панин и Лашин

Помните фильм «Служили два товарища», где в главных ролях – Роллан Быков и совсем еще молодой белокурый Олег Янковский. В перекрестии винтовки врага – фигура солдата в длинной шинели. Выстрел. Олег, сраженный, оборачивается и падает.

Невольно вспоминаешь этот фильм, когда изучаешь историю дружбы майора Игорь Панин и капитана Роман Лашин. Они служили в одном Управлении «А» Центра специального назначения ФСБ России Они дружили друг с другом, часто сидели вместе с семьями за праздничным столом, отмечая праздники и Дни рождения.

В июне 2011 года они вместе с бойцами подразделения спецназа получили боевой приказ по обезвреживанию преступной бандитской группировки, которая, по данным разведки, сконцентрировалась в районе села Кузнецовка (это Кизлярский район Дагестана). Чтобы не допустить проникновения бандитов на территорию мирной республики и предотвратить гибель мирного населения, необходимо было в кратчайшие сроки осуществить операцию. Она была поручена опытным бойцам.

Бегство из села в горы

Работа сотрудников сил специального назначения – скрытая и недоступная для широкого обсуждения. И только иногда людям становятся известны факты неизвестного подвига, совершенного несколько лет тому назад. Логика предания гласности проста: пока идет специальная операция, о ней не говорят – военная тайна должна быть соблюдена на всех этапах проведения контртеррористической операции, от начала и до конца. Это необходимо для недопущения утечки информации, которая может сыграть неблаговидную роль. Поэтому о подвигах мы узнаем намного позже даты их действительного совершения. Так бывает. Это – логика воинской жизни.

Село Кузнецовка, где окопались боевики, было превращено ими в настоящий оборонительный рубеж с тайными входами и выходами, бункерами, минами-ловушками. Но, несмотря на предпринимаемые бандитами отчаянные меры по сопротивлению, федеральные части окружили село и постепенно выжимали оттуда боевиков. Под покровом ночи боевики предприняли отчаянную попытку выйти из села, разделившись на три группы. Эта попытка оказалось удачной – они смогли пройти по заранее вырытым ходам и скрыться в лесной чаще. Бандитов нужно было настигнуть и обезвредить.

Этой же ночью группа «Альфа», среди бойцов которой были майор Игорь Панин и капитан Роман Лашин, выдвинулась в район предполагаемого нахождения боевиков. По приборам ночного видения сотрудники группы смогли обнаружить свежую тропу, по которой убегали бандиты. Тропа эта шла вдоль реки. Иногда следы терялись – видно было, что боевики старались скрыть свои преступные следы в воде. Но это им не удавалось – горная, чистая река выталкивала бандитов из своих вод. Спецназовцы методично и упорно прочесывали местность и, наконец, обнаружили боевой дозор неприятеля.

Завязался тяжелый бой. Он длился три дня. И за эти дни альфовцы потерли двух своих товарищей – Панина и Лашина, которые не пощадили своей жизни за то, чтобы навести конституционный порядок в своей стране.

Две жизни. Это – большой счет.

33-летний идет на Голгофу

Капитан Роман Лашин. Ему было 33 года. Столько же было Иисусу Христу, когда он шел на Голгофу. У Романа Лашина тоже была своя Голгофа – бандиты, окопавшиеся на высокой дагестанской горе. Преступники загодя готовили свое логово, они превратили каждый метр горного пространства в укрепленную сеть подземных ходов. Засечь боевика, перебегающего из одной точки в другую, меняющего свои огневые позиции крайне сложно. Тем более, когда бандиты находятся на высотке. Но кольцо альфовцы сжимали с каждым часом все туже и бандиты понимали, что вряд ли они вырвутся из своего загона.

С чего начинается «Альфа»

Группа «Альфа» — это легенда спецназа, попасть в ряды сотрудников которой почетно и престижно, и в то же время, сделать это крайне сложно. Нужна специальная подготовка, которая продолжается не год или два, а целую жизнь.

Именно такой жизнью с самого раннего возраста и жил Роман Лашин. В 12 лет он уже занимался в специальном клубе «Альфа-БУДО» под начальством легендарного полковника Василия Верещака. А тренером у Романа был не менее прославленный в узких, альфовских кругах Роман Степин, который подготовил не один десяток спортсменов по каратэ.

Роман был талантливым учеником. Он получил в тринадцатилетнем возрасте бронзу по каратэ-до в чемпионате в Подмосковье, потом ему покорилась Москва, а в 1988 году – Россия: он завоевал первое место и получил звание мастера спорта. Его жизненный путь был предопределен с самого начала. Судьба его упорно вела к его главной цели жизни – бороться и защищать свою Родину на огневых рубежах. Потому, что есть в нашей стране люди, всецело посвятившие свою жизнь высокому званию беззаветного служения Родине. Где бы они ни находились.

С женой Светланой и сыном Данькой

А тем временем мирная жизнь Романа складывалась очень счастливо. Он познакомился со своей прекрасной Светланой, они поженились, родился сын, которого молодой отец очень сильно любил. А его жена Светлана удивлялась. насколько трепетно Роман относится к ребенку, балует его, хотя, по идее, должен был поступать с малышом по-военному, достаточно строго и требовательно. Светлана каждый раз удивлялась, как ее муж, такой жесткий и требовательный к себе в работе совершенно менялся по отношении к ней и ребенку. Заботливый отца: добрее его в целом свете невозможно было найти. Именно так Светлана всегда думала о своем муже. А он готовился продолжить тренерскую карьеру в качестве преподавателя по боевым искусствам, но никто из родных до конца не знал, что творилось у Романа на душе, когда он узнавал о бандформированиях, разрушающих мирную жизнь других людей. Оставаться в стороне Роман не мог. Поэтому стал готовить себя для прохождения экзаменов в группу «А». В 2004 году он стал сотрудником одного из самых элитных подразделений спецназа, где он приумножил свои навыки, став, по сути дела, универсалом.

Рукопашный бой и пистолет Макарова

С каждым годом боевая подготовка Романа повышалась: он смог стать в 2008 году чемпионом ФСБ по рукопашному бою, а через год стал лучшим среди «альфовцев» по стрельбе из пистолета Макарова. Он мог действовать в составе штурмовой группы, умело владел гранатометом, мог выполнять водолазные работы. Для этого Роман окончил специальные водолазные курсы для спецназовцев. Обучение проводили опытные педагоги, некоторых из которых прославились в 1978 году в ходе операции на Кубе, где обеспечивалась безопасность проведения одного из молодежных фестивалей.

Боевое наставничество и опыт поколений – этими главными чертами дружеской и профессиональной поддержки группа спецназа славилась во все времена. Легендарные люди создавали легендарных людей.

«Щитовик» должен угадать полет пули

Воинская наука в своем стремлении обезопасить воинов на месте не стояла и предлагала солдатам спецназа новые методики сохранения жизни. Так в войсках появился новый термин – «щитовик». Это человек, который в своих руках удерживает щит, весом несколько килограммов, прикрывая, таким образом, своих товарищей от огневого поражения. Щитовиком нужно родиться, говорят опытные альфовцы. Ведь для того, чтобы прикрывать себя и группу от поражения нужно обладать сверхъестественным чутьем, понять траекторию огня противника, предугадывать возможное изменение огня. Это нужно делать в считанные секунды, порой, до автоматизма уметь выработать свои движения. А еще – обладать хорошей физической подготовкой, ведь носить тяжелый щит – дело не из легких. Щит весит около 25 килограммов. Плюс спецназовец несет на себе свое оружие и боеприпасы, передвигаясь по сложной местности.

Недаром щитовиком в своем подразделении стал именно Роман. Он сумел внести существенное новшество в методику владения щитом, которая потом повсеместно стала использоваться всеми спецназовцами. Роман всегда стремился к совершенству. Это отмечали все его боевые товарищи. Роман обязательно вносил свои предложения по методике ведения боя, подгонял снаряжение с таким расчетом, чтобы ни одна деталь не мешала ему выполнять боевую задачу. Этот тон в своей работе он не только поддерживал сам, но и заражал этим своих друзей. Роман усовершенствовал все – оружие, обмундирование, докупал сам какие-то специальные устройства, испытывал все на себе, подгонял, конструировал.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: 1 2

Детали одной спецоперации, в которой погиб офицер спецподразделения «Альфа» и четверо ОМОНовцев (9 фото + текст)

Во время уничтожения банды «Абу Ясира» и главаря диверсионно-террористической группы «Южная» Гасана Абдуллаева погиб подполковник спецподразделения «Альфа» Игорь Марьенков и четверо сотрудников дагестанского ОМОНа. Подробности этой спецоперации читайте далее.

ГЛАВАРЬ «ЮЖНЫХ»
На протяжении ряда лет ДТГ «Южная» являлась одной из самых активных и боеспособных на территории республики и, по всей видимости, обладающей полевой специальной выучкой. Ее ядро составляли выходцы из Дербента, Табасаранского района, Дагестанских Огней. Численность банды террористов доходила до нескольких десятков «штыков» и еще столько же пребывают в спящем режиме, обеспечивая «ротацию» кадров. Главарь банды Гасан Абдуллаев (1977 года рождения) был причастен к целому ряду кровавых преступлений. Его личностью сотрудники правоохранительных органов заинтересовались в 2009 году, когда объявили тогда еще 32-летнего уроженца села Гурик Табасаранского района в федеральный розыск.

По терминологии террористов он был «амиром Южного сектора Вилаята Дагестан Имарата Кавказ», «кадием Южного сектора Вилаята Дагестан». Занимал главенствующие позиции после смерти Докку Умарова. За главарем «юждаговской» бандгруппы, обладающей разветвленной сетью в южном Дагестане, шла целенаправленная охота. В ноябре прошлого года в горно-лесистой местности, на границе Магарамкентского и Сулейман-Стальского районов, спецназовцы уничтожили трех членов группы. На месте спецоперации был обнаружен пустой блиндаж, в котором найдены огнестрельное оружие, гранаты, самодельные взрывные устройства, боеприпасы и флаг ИГИЛ.

Однако в логове не оказалось Гасана Абдуллаева, которому тогда удалось ускользнуть. В декабре прошлого года «Абу Ясир» (он же «Хасан») организовал обстрел посетителей крепости Нарын-Кала в Дербенте, в результате чего пострадало одиннадцать человек. Он же осуществил теракт на Джемикентском посту 15 февраля нынешнего года, когда погибли двое полицейских и восемнадцать человек получили ранения; 30 марта — подрыв полицейского автомобиля у села Сиртич Табасаранского района, в результате чего погиб сотрудник МВД. Гасан Абдуллаев и его люди принесли байат (присягу) на верность ИГИЛ.

КРОВАВЫЙ «АБУ»
События начали развиваться 16 июня, когда спецназ проводил зачистку лесного массива в Сулейман-Стальском районе республики, где действовал объявленный еще в феврале режим КТО. Во время поиска одна из разведгрупп обнаружила схрон боевиков, в котором находилось большое количество оружия и боеприпасов. Другая — наткнулась на блиндаж с бандитами близ населенного пункта Касумкент.
Спецслужбы действовали на основании агентурных и разведданных и смогли полностью блокировать боевиков. Как только дозорные бандитов заметили бронированные «Уралы», они подняли остальных и открыли пальбу. Под ответным огнем бандиты рассредоточились в пределах блокированной зоны, используя овраги, густой кустарник и подлесок. В этих условиях поиск и нейтрализация «шайтанов» представляли сложную, непростую задачу. В ходе прочесывания густой растительности и боя, который вспыхивал то тут, то там, девять боевиков были уничтожены.
Десятый — «Абу Ясир», был обнаружен 17 июня близ села Геджух. Как матерый волк-одиночка, при этом берегущий свою шкуру, он перемещался преимущественно сам по себе, дистанционно руководя бандитами. Сам, однако же, в вылазках не принимал участия. Вместо этого посылал своих «мюридов», целевой аудиторией которых, как правило, были не только сотрудники правоохранительных органов, но и мирные жители, включая стариков.

Но на этот раз кровавому «Абу» пришел конец. Тихо уйти ему не удалось — чтобы отсидеться, пережить очередной разгром и восстановить кадры террора. Под конец Абдуллаев потерял ориентировку в зоне блокирования… Но от его рук как раз и погибли сотрудники Дагестанского ОМОНа.
Таким образом, уничтожение главаря и ядра ДТГ «Южная» является одной из крупнейших специальных операций последних лет на Северном Кавказе. Однако достигнутый результат оплачен очень высокой «ценой»… Скончался наш офицер, четверо бойцов 6-й роты ОМОНа: старший прапорщик полиции Султан Абакаров, прапорщик полиции Бийсултан Хайбулаев, старший сержант полиции Тагир Хасбулатов и еще один сотрудник республиканского МВД.
Двое сотрудников «Альфы» в том бою были ранены.

СПЕЦНАЗОВЕЦ ПО ПРИЗВАНИЮ
О гибели нашего товарища информация быстро попала в социальные сети. Сами мы до времени не имели возможности сообщить об этом факте.
Игорь Валерьевич родился 9 мая 1975 года в городе Лабинске Краснодарского края. Раньше это была станица Лабинская, основанная в 1841 году донскими казаками в составе Линейного войска.
К моменту всего произошедшего родителей Игоря уже не было в живых. Отец — Валерий Васильевич, мама — Нина Григорьевна.
Школу Игорь окончил с серебряной медалью. С юношеских лет он, как и многие ребята, мечтал о военной службе и готовил себя к защите Отечества. Мечту эту ему пришлось претворять в жизнь в условиях развала Советского Союза и неясной судьбы самой Российской Федерации, которая могла прекратить существование уже тогда, распавшись на ряд территорий. Тем ценнее выбор людей, которые в той тяжелой, обессиливающей обстановке не пускались во все тяжкие, не думали только о себе, а шли на службу в армию и специальные подразделения.
В 1992 году Игорь поступил в Голицынский военный институт Пограничных войск, откуда в Группу «А» традиционно отбираются лучшие из лучших.

Однако Марьенков не сразу пришел в наше подразделение, а после окончания училища в 1996 году проходил службу в Назрановском пограничном отряде Республики Ингушетия, начальником ОГСпР, то есть отдельной группы специальной разведки.
В июле 2006 года Игорь был зачислен во 2-й отдел Управления «А» Центра специального назначения ФСБ России. Как говорится в характеристике: «В короткий срок освоил служебные обязанности, стал одним из лучших сотрудников спецподразделения, компетентным, грамотным руководителем. Неоднократно участвовал в сложных оперативно-боевых мероприятиях в Северо-Кавказском регионе. Выполнял специальные задачи по противодействию угрозам, исходившим от международных террористических организаций на территории Российской Федерации и за ее пределами».
В 2015 году подполковник Марьенков получил тяжелое боевое ранение. Как человек волевой, мужественный и отлично физически подготовленный, Игорь быстро встал на ноги и после реабилитации вернулся в строй.
Начав «альфовскую» службу во втором оперативно-боевом отделе, он был переведен в пятый, где возглавил 1-е отделение, которым руководил около двух лет. По оценке начальника ЦСН генерал-полковника Александра Тихонова, подполковник Марьенков являлся одним из лучших офицеров среднего звена Центра и имел отличные перспективы для кадрового роста.
Ратный труд Игоря отмечен двумя орденами Мужества, медалью ФСБ России «За доблесть» с изображением серебряного креста и мечей, ведомственными поощрениями.
Игорь отличался необыкновенным жизнелюбием, широким кругозором, умением находить правильные решения в нештатных ситуациях. Такие качества, как общительность, отзывчивость, высокий профессионализм, готовность прийти на помощь товарищам снискали ему авторитет и уважение. Он был любящим сыном, мужем, верным и надежным товарищем. Все свободное время отдавал воспитанию трех дочерей дошкольного возраста. Им два годика и четыре (двойняшки): Настя, Аня и Мария. Теперь они остались на руках жены Раисы и… «Альфы».

У ВОРОТ РАЯ
Подполковник Игорь Марьенков стал тридцать вторым сотрудником нашего подразделения, отдавшим свою жизнь в борьбе с терроризмом.
Как написал один читатель: «Гибнут лучшие, ребята делают самую тяжелую работу — убирают грязь с наших улиц. Спасибо вам. И низкий поклон. И не важно, простой дагестанский полицейский или сотрудник «Альфы». Игорь Марьенков выполнил свой долг до конца. Он защитил нас с вами. И все мы должны быть ему благодарны. Пусть Всевышний встретит вас, мужики, у ворот Рая».
Игорь похоронен на Мемориале Спецназа Николо-Архангельского кладбища со всеми воинскими почестями. Отдать дань памяти пришли ветераны Группы «А» разных поколений и действующие сотрудники, руководство Центра.
И так получилось, что пять лет назад именно в этот день, 21-го июня, в тяжелом бою с террористами в Дагестане погибли офицеры «Альфы» капитан Роман Лашин и майор Игорь Панин. Настоящие мужчины, отцы, герои…
В честь подполковника ФСБ Игоря Марьенкова будет названа одна из улиц села Касумкент Сулейман-Стальского района.
После службы в пограничном спецназе Игорь на время уходил на гражданку, но не смог жить без военной службы. И потому приложил максимум усилий, чтобы попасть в наше подразделение, сдать все необходимые нормативы и тесты. Свой выбор он сделал осознано — как мужчина, как воин и как настоящий патриот своего Отечества.
Отсюда

История стиля СЭН’Э

Спортивный клуб восточных единоборств «Альфа-Будо» является продолжателем стиля «СЭН`Э», основателем которого является Алексей Борисович Штурмин.

В семидесятых годах во время учебы в институте он познакомился с мастером из Республики Корея, ставшим в последствии его учителем в течение четырех лет. Перед возвращением на Родину наставник, оценив уровень подготовки Алексея Борисовича, вручил ему черный пояс мастера.

В 1969 г. А.Б.Штурмин познакомился с Тадеушем Рафаиловичем Касьяновым. В то время Т.Р.Касьянов был уже Мастером спорта по боксу и его очень заинтересовал новый вид единоборств. Алексей Борисович, видя в Т.Р. Касьянове хорошего организатора и спортсмена, решил вместе с ним развивать новый стиль КАРАТЭ в Советском Союзе. Названия новый стиль КАРАТЭ тогда еще не имел. В 1975 году был объявлен первый официальный набор учеников.

В первый день 25 февраля в зале на Маяковке собралось около ста человек, которые стали в дальнейшем костяком школы А.Б.Штурмина. Первыми учениками нового стиля А.Б.Штурмина стали Т.Р.Касьянов, Александр Руковишников, Виталий Пак, Виктор Смекалин, Владимир Томилов, Роман Степин, Сергей Шаповалов, Виктор Кузнецов, Юрий Кутырев, Василий Зимин и др., которые в дальнейшем стали известными мастерами и победителями многих соревнований. В 1976 году был объявлен конкурс на название стиля, и Лев Слабский, переработав огромное количество литературы, предложил старое северокорейское название «СЭН`Э «, что означает путь жизни, смысл жизни, вся жизнь.

В 1980 году произошел первый раскол в школе. Т.Р.Касьянов, не согласившись с решениями А.Б.Штурмина по ряду организационных вопросов, ушел и организовал свою школу, которая также называлась «СЭН`Э » и продолжала прежние традиции нового жесткого контактного стиля. В этот период в Москве и Советском Союзе школа «СЭН`Э » была самая популярная, сильная и многочисленная. Но в 1989 году произошел новый раскол. Роман Петрович Степин и с ним ведущие инструкторы и мастера покинули школу Т.Р.Касьянова. В 1992 году усилиями Р.П.Степина и его учеников в целях сохранения стиля «СЭН`Э » и объединения учеников был создан спортивный клуб восточных единоборств «БУДО». С тех пор Клуб является полноправным членом Московской федерации КАРАТЭ-ДО и Всероссийской Федерации КАРАТЭ-ДО. Национальной Федерации КАРАТЭ-ДО России. В 1996 году совместным решением мастеров клуба «БУДО» и Ассоциации ветеранов спецподразделения антитеррора «Альфа» было принято решение об организации клуба восточных единоборств «Альфа-БУДО», президентом которого стал мастер — черный пояс Василий Захарович Верещак и вицепрезидентом мастер — черный пояс Евгений Олейник.

«Доцент» и «Горыныч»

21 июня 2011 года боевая группа Управления «А» ЦСН ФСБ России в Северо-Кавказском регионе выполняла задачу по поиску базы незаконных вооруженных формирований. Спецназовцы начали поиск с наступлением темноты. Действовать пришлось в лесисто-болотистой местности, вдоль русла реки. С помощью приборов ночного видения разведывательно-поисковая группа на одном из заболоченных участков обнаружила свежую тропу. Спецназовцы приняли решение продолжить поиск — по многим признакам тропа могла привести к той самой базе. До наступления рассвета они прочесали около четырех километров лесополосы. Продвигаясь по камышам, густым кустам и преодолевая заболоченные арыки, разведывательно-поисковая группа продолжала вести поиск, пока ее головной дозор не вышел на охранение крупной бандгруппы. Завязался бой… База оказалась очень хорошо укреплена. Бандиты готовились к встрече с любыми неожиданностями. Это были опытные, хорошо подготовленные преступники, матерые головорезы, за которыми тянулся след убийств, диверсий, терактов. Тяжелейший бой длился почти три дня. В том боестолкновении «альфовцы» потеряли двух своих товарищей — капитана Романа Лашина и майора Игоря Панина. Они были большими друзьями, в один день пришли в «Альфу», тогда же и познакомились. Дружили семьями. По злой иронии судьбы погибли они тоже вместе, в одном бою…
Роман
Роман Лашин родился 2 июня 1978 года в Москве. Учился в московской школе № 666. С раннего детства увлекался спортом, сначала самбо, потом каратэ. В 12 лет он пришел в клуб «Альфа-Будо» к легендарному тренеру Роману Петровичу Степину, а в 13 уже завоевал свой первый спортивный трофей — стал бронзовым призером чемпионата Московской области по каратэ-до. После школы поступил в Российский государственный университет физической культуры на факультет восточных единоборств. Во время обучения завоевал множество престижных наград и титулов, неоднократно становился призером и победителем международных соревнований. Получил черный пояс по каратэ-до и удостоился звания мастера спорта. Логическим продолжением спортивной карьеры Романа стала тренерская деятельность — отличные спортивные навыки и педагогический талант, помноженные на научную базу, полученную в период обучения, сделали его отличным тренером по каратэ-до, которое он преподавал детям в школе. Работать с ребятами ему очень нравилось, на его занятия школьники всегда приходили с интересом.
Еще до службы в спецназе Роман познакомился со своей будущей супругой Светланой. Молодые люди сразу понравились друг другу и очень скоро сыграли свадьбу.
По словам Светланы, Роман никогда особенно не стремился к службе в спецназе или даже просто военной карьере. Его больше прельщали спорт и тренерская деятельность. Поэтому его решение пойти в «Альфу» стало для молодой супруги полной неожиданностью.
В 2004 году он сдал все экзамены, выдержал многочисленные тесты и поступил на службу в Управление «А». Нормативы по физподготовке для него вообще не были проблемой — Роман всю жизнь занимался спортом, был сильным и выносливым. Уже в «Альфе» он неоднократно становился призером чемпионата ФСБ по рукопашному бою, а в 2009 году получил звание мастера спорта по рукопашному бою. Кроме единоборств он увлеченно занимался огневой подготовкой — отлично стрелял из боевого оружия, и в 2009 году выиграл первенство Управления «А» по стрельбе из ПМ. Однако этим круг его интересов не ограничился. Во время службы Роман занялся водолазным делом и на этом направлении также добился значительных успехов — стал штатным сотрудником водолазной группы Управления «А».

Вообще служба в спецназе стала для Лашина, как принято говорить, делом всей жизни. Здесь он был на своем месте. Для него не было сложных или непонятных дисциплин, он, словно губка, впитывал в себя новые знания, постоянно стремясь к самосовершенствованию. Когда он проходил «курс молодого бойца», сотрудники подразделения в шутку называли его «пиджаком», ведь он пришел в Управление с гражданки, погон до этого не носил и на военной службе не состоял. Романа это задевало, и он старался во всем быть на одном уровне с ветеранами подразделения, ни в чем не отставать от них. Его энтузиазм и рвение в учебе очень быстро дали результаты. За короткое время он стал настоящим универсалом спецназа — мог работать и в штурмовой группе, и снайпером, и гранатометчиком. Однако его призванием, его главным делом стала одна из самых сложных, опасных и ответственных спецназовских специальностей — щитовик!
Сотрудник «Альфы», сослуживец Романа Лашина:
«Щитовик — это не профессия и не специальность. Это образ мысли. И тут важно все. Нужна физическая сила, чтобы таскать тяжеленный щит. Нужен четкий расчет, чтобы понять, как правильно войти в адрес, как максимально эффективно прикрыть группу, откуда может исходить опасность, как ее нейтрализовать. Нужна, в конце концов, отвага чтобы первым пойти на пулю».
Когда Лашин пришел в подразделение, там только начинали использовать тяжелые штурмовые щиты. Шла отработка тактики работы, обучение пользованию щитом. Поначалу на занятиях со щитами по очереди ходили все сотрудники, чтобы в случае чего один мог заменить другого. Однако потом занятия со щитами начали проводить выборочно — каждый должен заниматься своим делом, тем, что у него получается лучше всего. Появилась специализация. Роман сразу хорошо показал себя в работе со штурмовым щитом. Он идеально подходил для этой работы по своим физическим качествам: был физически очень сильным, выносливым, а кроме того, габариты щита практически идеально скрывали его коренастую фигуру, что тоже было большим плюсом в работе. Штурмовой щит весит около 25 килограммов — с ним даже просто ходить нелегко, а ведь во время операции нужно маневрировать, при необходимости прикрыть товарищей и в случае чего открыть ответный огонь. У Лашина это получалось очень хорошо. Более того, он задавал тон в работе со щитом. До него щитовики использовали стандартный обвес, надевавшийся на тело, чтобы равномерно распределять нагрузку. А Роман придумал свою собственную, более эффективную «обвязку» и стал использовать ее в работе. Коллеги, видя его результаты, тоже начали применять техническую новинку, и вскоре она использовалась уже повсеместно.
Роман всегда стремился к лучшему — хотел все довести до совершенства. На свои деньги покупал новую форму и снаряжение, делал оружейный тюнинг и все испытывал на себе, проводил многочисленные тесты, всесторонне исследовал каждый элемент снаряжения, стараясь подобрать идеальный вариант для боевой работы.
Сотрудник «Альфы», сослуживец Романа Лашина:
«Ромка сам лично проверял каждую кобуру, каждый коллиматор. Пробовал различные варианты обвеса, испытывал на практике и потом уже применял в боевой работе. Причем, если какой-то прицел или, скажем, крепление себя хорошо проявляли в работе у него, то это же снаряжение старались приобрести и остальные ребята из подразделения, потому что все знали: если Лашин использует, значит это работает!»
В подразделении у Романа Лашина был позывной «Доцент». Уже работая в Управлении «А», он продолжал свою учебу в РГУФКе — писал диссертацию. К тому же в «Альфе» оказались очень востребованы его педагогические таланты — а Роман был прирожденным педагогом. Уже будучи опытным оперативником, он стал сам проводить занятия для молодых сотрудников, обучать их непростому спецназовскому ремеслу. Его всегда слушали с нескрываемым интересом, для молодежи он был непререкаемым авторитетом. Мало того — послушать его лекции приходили даже опытные сотрудники. К тому же у Романа был дар, который отмечали все знавшие его люди, — удивительная способность убеждать собеседника в своей правоте. Он всегда умел настоять на своем, не навязывать свою точку зрения, а методично и последовательно, силой аргументов склонять оппонента на свою сторону. И как показывала жизнь, в большинстве случаев он действительно оказывался прав.
В 2007 году у Светланы и Романа родился сын. Логично было бы предположить, что Роман, как человек военный, спортсмен, будет очень строгим отцом. Однако на деле все оказалось не так. Он был очень добрым папой, баловал сынишку, безмерно любил его.
Светлана, вдова Романа Лашина:
«Считается, что если в семье мальчик, то воспитывает его отец, а любит мама. У нас все было по-другому — воспитанием занималась я, а любил Рома».
Каким бы примерным семьянином ни был Роман, Светлана знала, что для мужа на первом месте его «пацаны» — друзья, боевые товарищи. Для них он был готов на все. Его всегда можно было попросить о помощи, и где бы он ни был, спешил на выручку.
Как-то раз, когда он находился в отпуске, его отдел участвовал в крупной операции, к которой было приковано внимание общества и прессы. Как вспоминает его супруга, в те дни Роман просто выпал из действительности и не отходил от телевизора. Он внимательно следил за тем, что происходит, не пропуская ни одного выпуска новостей. Переживал сильно, все время повторял: «Как же там без меня мои пацаны…».
Все знавшие Романа Лашина вспоминают одну из главных особенностей его характера — потрясающее чувство юмора. Он был очень веселым человеком, всегда мог поддержать шутку, подколоть кого-то по-доброму. Даже в бою, как бы тяжело спецназовцам ни приходилось, он всегда находил место для шутки или прикола и этим очень подбадривал своих боевых товарищей.
После Романа в отделе осталось очень много добрых традиций. Например, с его подачи все сотрудники начали называть друг друга по имени и отчеству. Без пафоса и официоза. В таком обращении друг к другу чувствовалось уважение и внимание.
В свою первую командировку Роман Лашин уехал буквально через несколько месяцев после того, как поступил в «Альфу». Из нее вернулся с медалью Жукова. Затем были медаль «За отвагу» и орден Мужества, которым он был награжден уже посмертно…
Игорь
Игорь Панин родился 17 октября 1979 года в Королеве. С раннего детства занимался спортом. В 9 лет пошел в хоккейную секцию. Отец Игоря служил в милиции и частенько брал сына на различные ведомственные соревнования, в основном, конечно, это были турниры по различным боевым искусствам. На одном из таких первенств мальчик заинтересовался дзюдо. Настолько, что захотел немедленно бросить хоккей и заняться борьбой. В дзюдо Игорь достиг немалых успехов, и, неоднократно выступая на соревнованиях, часто занимал призовые места. Затем он поступил в Королевский колледж космического машиностроения и технологий. По его окончании Игорь ушел в армию, попал в воздушно-десантные войска. Служил в отдельной разведроте. Задачи пришлось выполнять в самый разгар второй чеченской кампании. В течение нескольких месяцев принимал участие в боях с бандформированиями. Это был горячий 1999 год, когда боевики вторглись в Дагестан с территории так называемой Ичкерии. За время службы получил медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени с изображением мечей.

После армии Игорь Панин продолжил активные занятия спортом — поступил в секцию бокса. А кроме того, решил получить высшее образование в Московском государственном институте радиотехники, электроники и автоматики. В 2004 году он стал сотрудником Управления «А». Правда, добиться этого получилось не сразу. Когда первая попытка завершилась неудачей, Игорь решил пойти другим путем: стал сотрудником ФСБ, но в другом управлении. Работая там, он продолжал активно заниматься спортом, начал изучать рукопашный бой, принимал участие во всех ведомственных соревнованиях, стремясь обратить на себя внимание и показать свою высокую подготовку и готовность к боевой работе. И на одних соревнованиях он добился своего. Он выиграл турнир, в котором принимали участие «альфовцы» и присутствовало руководство подразделения. Молодым сотрудником сразу заинтересовались — что за боец, из какого управления? Игорь с ходу заявил одному из офицеров «Альфы», что хочет служить в подразделении. Правда, вторая попытка тоже оказалась неудачной — руководство, не желая терять сотрудника, не отпустило его со службы. И лишь с третьего раза он поступил в подразделение.
Физподготовку сдал легко — ведь к тому времени уже имел звание кандидата в мастера спорта по боксу и дзюдо, а уже в Управлении «А» получил еще и мастера спорта по рукопашному бою. Когда Игорь Панин только попал в «Альфу», на курсах для молодых сотрудников познакомился с Романом Лашиным. Они пришли в подразделение в один день. Парни сразу подружились, потом стали дружить уже семьями. Оба были заядлыми спортсменами и частенько вместе оказывались на соревнованиях. В первую свою командировку друзья тоже уехали вместе.
В «Альфе» Игорь прошел специализированный курс экстремального вождения, закончил медицинские курсы по оказанию первой неотложной помощи, вместе с Романом Лашиным ходил на водолазные курсы. За время службы в подразделении Панин довел свою спортивную форму до абсолютного совершенства. Через год после поступления — в 2005-м — выиграл все соревнования, какие только можно. Победил на первенстве ЦСН, ФСБ, города Москвы, взял первый приз на международных соревнованиях в Ялте. У него был просто невероятный подъем, это был настоящий пик! На одном из турниров он завершил финальный бой за 38 секунд!
Сотрудник «Альфы», сослуживец Игоря Панина:
«Игорь очень увлекался лыжами, сноубордом. Как-то звал меня в горы покататься. У меня не получилось тогда. А он приехал оттуда, весь на эмоциях, рассказывал, что и жену к лыжам приобщил, и дочку планирует на лыжи поставить, когда та вырастет. Он прямо фонтанировал эмоциями, ему всегда хотелось еще чего-то нового: узнать, достичь, попробовать»
Кроме всего прочего, Игорь был еще и отличным тренером. Его спарринг-партнеры в один голос отмечали его методическое мастерство: он никогда не доводил дело до травм, всегда обращал внимание на ошибки соперника, мог точно указать слабое место и помочь подтянуть какой-то элемент подготовки.
В последние годы Игорь очень увлекся ножевым боем. Постоянно покупал много литературы. Тратил приличные деньги на книжки, новые пособия, покупал ножи. В 2006 году Игорь получил на спортивных соревнованиях серьезную травму, у него был винтовой перелом бедра. Начальство опасалось, что он уже никогда не сможет восстановиться и продолжать службу. Но он выздоровел и даже принимал участие в соревнованиях по боевым искусствам.
Галина, вдова Игоря Панина:
«Игорь всегда очень любил спорт. И каждому новому приему, разученному на тренировке, радовался как ребенок. Иногда гуляем, а он мне показывает какой-то новый прием. Очень забавно выглядело, когда на людной улице здоровый парень машет ногами и руками перед девушкой. Люди обычно косились на нас с опаской и сразу отходили подальше (улыбается)».
Со своей будущей супругой Галиной он познакомился в 2003 году на службе. Он участвовал в каких-то соревнованиях, а Галина была секретарем, записывала результаты, вела статистику. Игорь тогда запомнился ей своим добрым чувством юмора — постоянно шутил, балагурил. После знакомства выяснилось, что молодые люди, оказывается, учатся в одном институте, а еще оба занимались спортом — Галина тоже была неплохой рукопашницей. В 2009 году они поженились, а в 2010-м у них родился первый ребенок — дочка. Когда супруга сказала, что беременна вторым ребенком, Игорь сразу сказал — будет сын, Мишка. Так в итоге и получилось. Отцом он был очень заботливым.
Светлана, друг семьи:
«Семья всегда была для Игоря закрытой темой. Это был его неприкосновенный храм, в который он никого не впускал. О том, что они с супругой ждут дочку, все узнали, когда Галя была уже на седьмом месяце беременности, а про то, что у него будет сын, Игорь рассказал друзьям только в командировке, за несколько дней до своей гибели».
Игорь всегда любил детей. Даже в каких-то совместных застольях он в моменты перекуров не сидел за столом, а шел играть с детворой, мог пойти гонять в футбол с ребятишками. Он вообще был очень добрым человеком, спокойным, уравновешенным и удивительно жизнерадостным. Не унывал, даже если в жизни и в службе что-то не складывалось.
За все время службы в «Альфе» он никогда ни с кем не поругался, даже голос не повысил ни разу. Сам был очень отходчивым и никогда ни на кого не обижался. Единственное, чего он не выносил, — это несправедливость. Был безотказным другом. Умел разговорить человека, заставить рассказать о своих проблемах и потом обязательно пытался помочь всеми силами.
Про свою работу он Галине рассказывал очень мало. Говорил: «Ну бегаю я с оружием, что в этом такого?». Обычно когда звонил из командировки, то рассказывал, как они «гуляют на свежем воздухе и купаются». Он вообще всегда всех успокаивал, жену, родных, друзей — просил никогда не волноваться, старался поддержать и как-то развеселить. Наверняка в его душе переживаний хватало, но он всегда скрывал их глубоко в себе. Скорее всего потому, что Игорь очень рано побывал на войне и к жизни относился по-особому, как любой человек, не раз смотревший смерти в глаза. Позывной у него был запоминающийся — «Горыныч».
Игорю Панину были по силам любые задачи. Если он мог чем-то помочь — то обязательно помогал. Был очень ответственным. Командир доверял ему, часто ставил старшим на боевых задачах. В любом бою до последнего выстрела держал под контролем ситуацию. За время службы неоднократно удостаивался государственных наград. За последний бой он получил орден Мужества, но уже посмертно…

Последний бой
В том бою Роман Лашин шел первым — был в головном дозоре, работал вторым номером у пулеметчика. Именно он первым заметил боевиков и открыл по ним огонь. Бой вспыхнул мгновенно, с такой силой, что, как говорят его участники, «земля вокруг затряслась». Боевики агрессивно огрызались на огонь «альфовцев». Террористы были вооружены автоматами, пулеметами, гранатометами — и все это смертоносное вооружение накрыло мощной волной группу спецназа, прижатую к земле шквальным огнем. Как говорят сами спецназовцы, так тяжело им еще никогда не бывало. Боевики трижды предпринимали попытку прорыва. С криками «Аллах акбар» они кидались на позиции спецназовцев и каждый раз получали жесткий отпор. Чтобы усилить фланг расчетами пулеметов и гранатометов, было принято решение о перегруппировке сил разведывательно-поисковой группы. Капитан Лашин, имея возможность откатиться в укрытие, остался на позиции и, проявляя хладнокровие и мужество, продолжал удерживать бандитов огнем из автомата, давая тем самым драгоценное время для завершения маневра пулеметчикам и гранатометчикам. Пуля настигла его внезапно. Ранение оказалось смертельным — в голову. Не имея успеха в прорыве рубежа разведывательно-поисковой группы, боевики попытались по арыку выйти во фланг спецназовцам. Майор Панин, возглавлявший тыловой дозор, вместе с несколькими сотрудниками из своей группы совершил опережающий маневр и занял позиции на земляном валу в направлении обходящих боевиков. Решительные действия Игоря Панина в этом кинжальном огневом контакте предотвратили маневр бандитов. Его огонь остановил боевиков и предупредил товарищей о приближающейся опасности. Прикрывая товарищей, спецназовец получил ранение. У него не было какого-то шока, он просто дернулся и со словами «Ребята, меня ранили» упал на землю. Пока остальная группа сдерживала противника, несколько человек оказывали раненому первую помощь. Было много крови. Долго не могли найти выходное отверстие от пули. Пытались делать искусственное дыхание, массаж сердца. Игорь подавал какие-то слабые признаки жизни. Уже потом выяснилось, что спецназовец умер почти мгновенно. Выходное отверстие не могли найти, потому что его не было — пуля попала майору Панину прямо в сердце и там и застряла.
Сотрудник «Альфы», сослуживец Игоря Панина:
«Незадолго до того, как парни погибли, мы с Игорем были на море, купались. И когда я, уже порядком замерзший, вылезал из воды, он продолжал плавать, никак не мог насладиться этим морем, ловил каждую волну, радовался как ребенок. Из него буквально била энергия. Как раз в тот момент его жена Галя сообщила ему, что у них будет второй ребенок, он очень радовался, прямо светился весь от счастья.
После гибели Романа и Игоря я пошел на море и долго сидел, глядя на волны. И никак не мог поверить, что ребят больше нет…»
Погибших «альфовцев» хоронили со всеми воинскими почестями. В день похорон в ритуальном зале на Пехотной улице с офицерами простились директор ФСБ генерал армии Александр Бортников и его заместители. Офицеры погребены на Николо-Архангельском кладбище, на алее погибших сотрудников органов государственной безопасности. В тот день не было видно конца и края погонам и орденам на форме тех, кто хотел отдать дань уважения спецназовцам. Плечом к плечу в траурной процессии шли ветераны всех поколений группы «А» КГБ-ФСБ: Роберт Ивон, Геннадий Зайцев, Михаил Головатов, Сергей Гончаров и действующие сотрудники, среди которых были начальник Центра специального назначения ФСБ России генерал-полковник Александр Тихонов и начальник Управления «А» генерал-майор Владимир Винокуров. Отдать дань память погибшим пришли президент Ингушетии Герой России Юнус-бек Евкуров, заместитель председателя Комитета по обороне Государственной думы полковник Игорь Баринов, первый командир отряда «Витязь» Герой России Сергей Лысюк.
На траурной церемонии присутствовали более полутора тысяч человек!
Вдова Романа Лашина до сих пор не решается рассказать четырехлетнему сыну о том, что его папа погиб. Светлана сказала, что папа уехал в командировку. Она периодически покупает сынишке подарки и говорит, что их передал для него Роман. Свыкнуться с мыслью, что мужа рядом уже нет, она никак не может…
Вдова Игоря Панина сейчас растит дочку Ирочку и сына Мишу. Младший никогда не увидит своего отважного отца — он родился уже после его смерти. Все знавшие Игоря в один голос говорят, что Мишка — копия Игоря. В семье растет мужчина, с такими же, как у отца, огромными, распахнутыми всему миру глазами и открытой улыбкой…