Ида 59

Изолирующий дыхательный аппарат ИДА-59М

Устройство ИДА-59М

Изолирующий дыхательный аппарат ИДА-59М (рис. 9) предс­тавляет собой автономный дыхательный аппарат регенеративного типа с замкнутым циклом дыхания. Аппарат изолирует органы дыхания подводника от окружающей среды и предназначен для обеспечения дыхания подводника при выходе из апл, а также для временного поддержания жизнедеятельности в отсеках аварийной пл. Основные составные части аппарата ИДА-59М показаны на рис. 9:

  1. Нагрудник 1 с пришитым нижним брасом 6 и поясным ремнем 16.
  2. Регенеративный патрон 2.
  3. Азотно-гелиево-кислородный баллон 3 с редуктором 5 и крестовиной 4.
  4. Кислородный баллон 14 с редуктором 13 и переключателем 12.
  5. Клапанная коробка 9 с гофрированными трубками вдоха и выдоха.
  6. Кольцевой дыхательный мешок 10, на котором распо­лагается дыхательный автомат 8 и предохранительный клапан 11.

Рис. 9. Аппарат изолирующий дыхательный ИДА-59М

1 – нагрудник; 2 – регенеративный патрон; 3 – азотно-гелиево-кислородный баллон; 4 – крестовина; 5 – редуктор; 6 – брасовый ремень; 7 – ремень с карабином; 8 – дыхательный автомат; 9 – клапанная коробка; 10 – дыхательный мешок; 11 – предохранительный клапан; 12 – переключатель; 13 – редуктор; 14 – кислородный баллон; 15 – карабин;16 – поясной ремень

Нагрудник с пришитым нижним брасом и поясным ремнем

Нагрудник с поясным ремнем и нижним брасом служит для монтажа узлов аппарата и закрепления на туловище подводника. Регенеративный патрон (рис. 10). Его двустенный корпус вмещает 1,7…1,8 кг зернистого регенеративного вещества О-3. На верхней крышке имеются штуцера 1, 2 для присоединения к дыхательному мешку, на нижней – зарядный штуцер с колпачковой гайкой 8. Донышки внутреннего корпуса 6 оборудованы решетками 3, 7. Кольцевые полочки 5 препятствуют проходу выды­хаемой смеси вдоль стенок патрона. Выдыхаемая газовая смесь через штуцер выдоха 2 посту­пает в патрон, проходит через решетку 3 через слой вещества О-3, где ос­вобождается от углекислого газа и обогащается кислородом, за­тем через нижнюю решетку 7 поступает в зазор между внутрен­ней и наружной стенками и далее через штуцер вдоха 1 в ды­хательный мешок. Азотно-гелиево-кислородный баллон (рис. 9) емкостью 1 литр служит для хранения искусственно приготовленной газовой смеси, содержащей 60% азота, 15% гелия и 25% кислорода при давлении 180…200 кгс/см2 (при учебных спусках допускается давление не менее 100 кгс/см2). Баллон имеет трехцветную окраску: черную с буквой «А» (азот), коричневую с буквой «Г» (гелий) и голубую с буквой «К» (кислород). К баллону с помощью резьбовых соединений подсоединены редуктор 5 и крестовина 4. Азотно-гелиево-кислородный редуктор 5 предназначен для по-нижения давления азотно-гелиево-кислородной смеси, находящейся в баллоне, до давления на 5,3 ¸ 6,6 кгс/см2 большего, чем давление окружающей среды.

Регенеративный патрон

Рис.10. Регенеративный патрон

1 – штуцер вдоха; 2 – штуцер выдоха; 3, 7 – решетки; 4 – наружный корпус; 5 – кольцевая полочка; 6 – внутренний корпус; 8 – колпачковая гайка

Азотно-гелиево-кислородный редуктор

Азотно-гелиево-кислородный редуктор состоит из запорного вентиля и редуктора, размещенных в одном корпусе. Запорный вентиль с малым крутящим моментом открывается вращением про­тив часовой стрелки, закрывается по часовой стрелке. На корпусе редуктора имеются два штуцера: штуцер высокого давления, закрытый колпачковой гайкой и служащий для зарядки баллона АГК смесью, и штуцер низкого давления, который под­соединяется к соединительной трубке дыхательного автомата. Редуктор работает следующим образом (рис. 17). Через открытый кла­пан вентиля газовая смесь из баллона АГК попадает под кла­пан редуктора и через отверстие в седле клапана напол­няет камеру низкого давления 2. Камера редуктора сверху закрыта резиновой мембраной 6, над которой помещается ре­гулировочная пружина 7 и металлический колпачок с отверстиями. По мере наполнения камеры низкого давления резиновая мембрана 6 прогибается и сжимает регулировочную пружину 7, освобождая толкатель клапана, который в свою очередь дает возможность клапану 3 редуктора под дейст­вием пружины перемещаться вверх до полного перекрытия отверстия в седле клапана редуктора. Приток газа в камеру низ­кого давления прекращается, если газ из камеры низкого давле­ния не расходуется. При истечении газа мембрана 6 прогибается вниз, клапан 3 редуктора под действием толкателя снова открывается и пропускает газ в камеру низкого давления. Из камеры низкого давления через канал и фильтр газ попадает в крестовину 1. Крестовина служит для соединения камеры низкого давления азотно-гелиево-кислородного редуктора с пускателем 4 ДГБ и дыхательным (легочным) автоматом 13, для чего к крестовине присоединены соединительная трубка дыхательного автомата и шланг 10 с ниппелем байонетного замка 9 от ДГБ (см. рис. 16). В одном из штуцеров крестовины расположен предохраните­льный клапан, стравливающий азотно-гелиево-кислородную смесь из камеры низкого давления редуктора АГК при давлении на 14…17 кгс/см2 больше окружающего. Кислородный баллон емкостью 1 литр служит для хранения медицинского кислорода (99%, не более 1% азота) при давлении 180…200 кгс/см2 (при учебных спусках допускается дав­ление не ниже 100 кгс/см2). На баллоне имеются редуктор 23 с запорным вентилем и переключатель 20 (см. рис. 17). Кислородный редуктор по устройству аналогичен азотно-гелиево-кислородному редуктору, но в отличие от него имеет гер­метичный колпачок. Поэтому под колпачком на любой глубине сохраняется атмосферное давление в 1 кгс/см2. В связи с этим давление в камере низкого давления кислородного редуктора также остается постоянным – 5,5 ¸ 6,5 кгс/см2 – в течение все­го периода работы редуктора и не зависит от величины окружаю­щего давления. На глубине 55…65 м, когда давление окру­жающей среды становится равным давлению в камере редуктора, истечение кислорода в дыхательный мешок полностью прекращает­ся.

Клапанная коробка

  1. Клапанная коробка (рис. 11) с гофрированными трубками вдоха и выдоха служит для:
  2. присоединения дыхательного аппарата к гидрокомбинезону;
  3. обеспечения во время дыхания циркуляции газовой смеси в аппарате по замкнутому циклу;
  4. для включения на дыхание в аппарат и переключения на дыхание в атмосферу.
  5. Клапанная коробка состоит из корпуса, слюдяных клапанов вдоха 5 и выдоха 3, прижимаемых пружинами, и пробкового крана 8.

Рис.11. Клапанная коробка:

1 – патрубок выдоха; 2 – направляющая клапана; 3 – клапан выдоха; 4 – прокладка; 5 – клапан вдоха; 6 – патрубок вдоха; 7 – штуцер; 8 – пробковый кран

Клапанная коробка трубкой вдоха с патрубком 6 соеди­нена с дыхательным мешком, трубкой выдоха с патрубком 1 с регенеративным патроном. При вдохе в клапанной коробке создается разряжение, вследствие чего клапан выдоха 3 закрывается, а клапан вдо­ха 5 открывается и дыхательная смесь поступает в легкие. При выдохе в клапанной коробке давление повышается, клапан вдоха 5 закрывается, а клапан выдоха 3 открывается и пропускает выдыхаемую газовую смесь в регенеративный патрон. С помощью пробкового крана 8 производится включение в ап­парат (ручка крана при этом поворачивается в сторону кислородного баллона) или переключение на дыхание в атмосферу (ручка крана при этом поворачивается в сторону АГК-баллона). Клапанная коробка имеет штуцер 7 для подсоединения к маске с переговорным устройством или гидрокомбинезону СГП-К при помощи накидной гайки.

Дыхательный мешок

Дыхательный мешок (рис. 12) имеет кольцевую форму и выполнен в виде воротника, облегающего шею подводника. Такая форма дыхательного мешка улучшает остойчивость, что особенно важно при свободном всплытии, и поддерживает голову подводника над поверхностью воды после всплытия. Вместимость дыхательного мешка 6…8 л. Изготовлен он из мягкой прорезиненной ткани и крепится к нагруднику с помощью шлевок. В верхней части дыхательного мешка (на тыльной стенке) размещен автоматический пускатель (дыхательный автомат) 3. В нижней части закреплены гофрированные трубки выдоха 5 и вдоха 1, предохранительный клапан 6, два штуцера 8 с накидными гайками для присоединения регенеративного патро­на, штуцера 7 и 9 для присоединения кислородного и азотно-гелиево-кислород-ного баллонов. Внутри мешка имеется тройник 10, соединяющий трубку вдоха 1 с отрезком трубки от регене­ративного патрона и дыхательной трубкой 4, имеющей боковые отверстия по всей длине. Эти отверстия обеспечивают поступле­ние газовой смеси на вдох из мешка при любом положении под­водника. Соединительная трубка 2 подводит газовую смесь из АГК-баллона под клапан дыхательного автомата. Дыхательный автомат (автоматический пускатель) (рис. 13) обеспечивает автоматическое пополнение дыхательного мешка азотно-гелиево-кислородной смесью при погружении или вырав-нивании давления с окружающим в необходимом для дыхания подводника объеме.

Рис. 12. Дыхательный мешок:

1 – трубка вдоха; 2 – соединительная трубка; 3 – дыхательный автомат; 4 – дыхательная трубка; 5 – трубка выдоха; 6 – предохранительный клапан; 7, 8, 9 – штуцеры; 10 – тройник

Внутренняя полость дыхательного автомата изолируется от окружающей среды эластичной мембраной 1, прижимаемой к корпусу защитной крышкой 2 с резьбовым кольцом 3. Газовая смесь через штуцер 6 с фильтром 7 подводится к клапану 5, который прижимается к седлу пружиной 8. Усилие на шток клапана передается рычагами 11 и 12, высота расположения которых регулируется винтом 4 и гайкой 13. Усилие открытия регулируется винтом 9, сжимающим пружину 10. В дыхательный мешок газовая смесь поступает через вырезы в днище корпуса. Дыхательный автомат перепускает газовую смесь при разря-жении в мешке 110…160 мм вод.ст. Предохранительный клапан (рис. 14) обеспечивает сброс избытка газовой смеси из дыхательного мешка аппарата как в процессе его использования, так и при хранении на подводной лодке.

Рис.13. Дыхательный автомат:

Рис.14.Предохранительный клапан

1 – крышка; 2, 3 – пружины; 4 – шток; 5 – клапан-мембрана; 6 – обратный клапан; 7 – корпус; 8, 9 – гайки

Он устанавливается в нижней части дыхательного мешка и закрепляется накидной гайкой 8. Конструктивно он представляет собой сочетание двух клапанов: основного – клапана-мембраны 5 и обратного резинового клапана 6. При повышении давления в дыхательном мешке мембрана 5, преодолевая усилия пружин 2, 3, отходит от седла и открывает выход избыточной газовой смеси через боковые отверстия в корпусе 7. Дыхание подводника в аппарате (см. рис. 9) осуществляется через клапанную коробку 9, которая присоединяется к ниппелю шлема гидрокомбинезона СГП-К. Необходимый для дыхания состав газов в дыхательном мешке 10 обеспечивается за счет поглощения уг­лекислого газа и выделения кислорода химическим веществом регенеративного патрона 2, подачи кислорода через кислородный переключатель 12, а также подачи азотно-гелиево-кислородной сме­си через легочный автомат 8. Все узлы аппарата ИДА-59М смонтированы на нагруднике 1, с помощью которого аппарат закрепляется на туловище подвод­ника поверх гидрокомбинезона СГП-К. На брасовом ремне 6 наг­рудника закрепляется ремень с карабином 7, который служит для удержания подводника в люке подводной лодки в процессе шлюзования при выходе свободным всплытием через спасательные люки, оснащенные блоком подачи воздуха. Карабин аппарата 15 предназначен для удержания подводника при выходе из подводной лодки на буйрепе около мусинга. Ремень карабина 15 закреплен на поясном ремне 16 аппарата. С помощью штуцера крестовины 4 аппарат ИДА-59М сое­диняется с ДГБ (см. рис. 16). Предварительно со штуцера отвертывается колпачковая гайка.

Маска

В комплекте аппарата имеется маска (рис. 15), предназ­начен-ная для использования аппарата ИДА-59М без гидрокомби­незона СГП-К в сухих и частично затопленных отсеках подводной лодки. Маска позволяет дышать в аппарате и обеспечивает изоляцию органов дыхания и глаз от окружающей газовой или водной среды.

Рис. 15. Маска:

1 – лямки; 2 – очки; 3 – переговорное устройство; 4 – угольник; 5 – накидная гайка; 6 – прокладка

С помощью угольника 4 и накидной гайки 5 с прокладкой 6 маска присоединяется к клапанной коробке аппарата. Для крепления и плотного прилежания маски по контуру лица она имеет лямки 1, которые позволяют подогнать маску по размеру головы. Маска выпускается трех размеров:

  • малый,
  • средний,
  • большой.

Дополнительный гелиевый баллон

Дополнительный гелиевый баллон (рис. 16) используется совместно с аппаратом ИДА-59М для выхода подводников с глубин более 100 м при обеспечении силами. Поисково-спасательной службы ВМФ. Баллоны ДГБ поставляются в сборе с редуктором, пускателем, соединительными шлангами и арматурой. Баллон 1 с гелием заключен в чехол 7. В кармане 6 чехла размещен пускатель, соединенный шлангом 5 с тройником 3 ре­дуктора. Шлангом 10 с байонетным замком 9 и накидной гайкой 8

Рис. 16. Дополнительный гелиевый баллон:

1 – баллон; 2 – редуктор; 3 – тройник; 4 – карабин; 5, 10 – шланги; 6 – карман чехла; 7 – чехол; 8 – накидная гайка; 9 – байонетный замок

Баллон ДГБ подсоединяется к крестовине азотно-гелиево-кислород-ного баллона. Редуктор 2 с запорным вентилем ввернут в горловину баллона. Карабином 4 баллон закрепляется к поясному ремню аппара­та. Габаритные размеры ДГБ и его деталей в сборе не превышают 330×160×110 мм, масса баллона 3,2 кг, вместимость 1,3 л, рабочее давление 20 МПа (200 кгс/см2). Редуктор гелиевого баллона по устройству и принципу дей­ствия аналогичен редуктору азотно-гелиево-кислородного бал­лона, но в отличие от него отрегулирован на установочное давление 1…1,2 МПа (10…12 кгс/см2).

Принципиальная схема действия ИДА-59М

При вдохе (рис. 17) газовая смесь из дыхательного меш­ка 17 через гофрированную трубку 8 и клапан вдоха 9 посту­пает в органы дыхания. При выходе газовая смесь через клапан выдоха 14 и гофрированную трубку 16 поступает в регенератив­ный патрон 27 с химическим веществом О-3. Очищенная от угле­кислого газа и обогащенная кислородом газовая смесь поступает в дыхательный мешок 17, где смешивается с газами, поступающи­ми из баллонов аппарата и ДГБ через механизмы подачи газовых смесей 13 и 20. Кислородный редуктор 23 и переключатель 20 на глубинах от 0 до 55…65 м обеспечивают непрерывную подачу кислорода в дыхательный мешок 17 из кислородного баллона. Подача кислорода зависит от глубины и режимов работы аппарата «погружение-всплытие». B период повышения давления окружающей среды на глуби­нах от 0 до 20 м клапан 21 переключателя открыт, седло 24 перекрыто мембраной 26, кислород через дюзы Д1, Д2 и Д3 пос­тупает в дыхательный мешок. Подача кислорода определяется тарировкой дюзы Д1 и сос­тавляет 0,3…0,6 л/мин. На глубине 20…24 м давление в полости воздействует на мембрану 19 прогибает ее, преодолевая усилие пружины 18, вследствие чего клапан 21 под воздействи­ем пружины 22 закрывается, подача кислорода осуществляется через дюзы Д1 и Д3 (около 1 л). На глубинах 25…30 м мембрана 26 под воздействием этого давления, преодолевая уси­лие пружины 25, открывает седло 24, кислород из редуктора поступает через отверстие седла 24. Так как проходное сечение отверстия седла 24 намного больше проходного сечения дюз Д2 и Д3, то давление, действующее на мембрану 26, возрастает до значения давления кислорода на выходе из редуктора. Усилие от воздействия давления на поверхность мембраны 26 становится значительно больше усилия пружины 25, и седло 24 остается открытым в процессе дальнейшего погружения и всплытия. При подъеме на поверхность подача кислорода из кислород­ного баллона возобновляется на глубине 55…65 м. Подача кис­лорода осуществляется через дюзу Д3 (около 1 л/мин). По мере подъема подача кислорода увеличивается. На глубине 20…24 м усилие пружины 18 преодолевает газовое давление на мембрану 19, клапан 21 открывается, начинается поступление кислорода в дыхательный мешок через дюзы Д2 и Д3 (3,0…4,4 л/мин). Такая подача кисло­рода остается и после подъема на поверхность. При повышении окружающего давления или при возникновении разрежения в дыхательном мешке 17 мембрана 2 дыхательного автомата 3, прогибаясь, через систему рычагов открывает кла­пан 11 и обеспечивает поступление газовой смеси в дыхатель­ный мешок. Таким образом, при выходе с глубин менее 100 м при компрессии в шлюзовом устройстве дыхатель­ный мешок 17 пополняется 25%-ой азотно-гелиево-кислородной сме­сью, поступающей из АГК-баллона через редуктор, тройник 1 и клапан 11 дыхательного автомата 13. В случае выхода с глубин более 100 м дыхательный аппарат работает совместно с ДГБ. В этом случае в дыхательный мешок 17 подается гелий, по­ступающий из ДГБ через редуктор 5, пускатель 4 и дыха­тельный автомат 13. Так как давление на выходе из редуктора 5 (10…11 гс/см2) больше давления, создаваемого редуктором АГК-баллона (5,3…6,6 кгс/см2), то мембрана 6 под воздействием давления поступаю­щего гелия, преодолевая усилие пружины 7, прогибается и обес­печивает закрытие клапана 3. Подача азотно-гелиево-кислородной смеси к дыхательному автомату 13 прекращается на глубинах 75…90 м, и взамен ее в дыхательный мешок подается гелий.

Рис. 17. Принципиальная схема действия аппарата ИДА-59М:

1 – крестовина; 2 – камера редуктора; 3,11,21 – клапаны; 4 – пускатель ДГБ; 5,23 – редукторы; 6,12,19,26 – мембраны; 7,18,22,25 – пружины; 8 – трубка вдоха; 9 – клапан вдоха; 10 – клапанная коробка; 13 – дыхательный автомат; 14 – клапан выдоха; 15 – предохранительный клапан; 16 – трубка выдоха; 17 – дыхательный мешок; 20 – кислородный переключатель; 24 – седло клапана; 27 – регенеративный патрон

Характеристика регенеративных веществ и газов, применяемых для дыхания в аппарате ИДА-59М

Для регенерации газовой среды в изолирующем дыхательном аппарате ИДА-59М используют гранулированное регенеративное вещество О-3 на основе надперекиси калия К2О4. Химическая реакция поглощения углекислого газа и влаги из выдыхаемой подводником газовой смеси и насыщения ее кислородом может быть представлена в следующем виде:

2К2О4 + 2Н2О = 4КОН + 3О2 + 28ккал

4КОН + 2СО2 = 2К2СО3 + 2Н2О + 70ккал.

2К2О4 + 2СО2 = 2К2СО3 + 3О2 + 98ккал

К снаряжению регенеративных патронов допускают регенера-тивные вещества, содержащие кислорода не менее 130 л/кг и двуокиси углерода – не более 15 л/кг. В качестве поглотителя двуокиси углерода используется химический поглотитель известковый (ХПИ). Вещество ХПИ используется в основном при отработке личным составом учебных задач в условиях учебно-трениро­вочных станций и комплексов. Процесс поглощения двуокиси углерода может быть представлен в виде:

Са (ОН)2 + СО2 = СаСО3 + Н2О + 19ккал

2NaOH + CO2 = Na2CO3 + H2O + 28 ккал

К использованию допускается поглотитель с содержанием двуокиси углерода не более 20 л/кг. Вещество О-3 является химически активным. Оно бурно реагирует с водой, маслом, спиртом и жидким топливом. Поэтому при работе с веществом О-3, а также при хранении заряженных аппаратов на пл следует соблюдать строжайшие меры предос­торожности во избежание взрывов и пожаров. Для анализа регенеративного вещества О-3 на содержание кислорода и двуокиси углерода и поглотителя ХПИ на содер­жание двуокиси углерода применяется прибор кальциметр. Пробы на анализ гранулированного регенеративного вещест­ва или химического поглотителя отбираются из каждого вновь вскрываемого барабана (емкость для транспортировки и хране­ния вещества). Из трех различных мест барабана отбирают не менее трех проб. Для дыхания в аппарате ИДА-59М используется меди­цинский газообразный кислород (99% О2 и 1% N2), ГОСТ 5583−78. Пользоваться техническим кислородом для дыхания водолазов запрещается. Кислород получают с завода и в транспортных бал­лонах доставляют на учебно-тренировочные станции и комплек­сы, где им набивают кислородные баллоны аппаратов ИДА-59М. Для набивки АГК-баллонов используют 25% азотно-гелиево-кислородную смесь, которая содержит 25% кислорода, 15% гелия и 60% азота. При этом максимальное парциальное давление кислорода, приме­няемое при спасении подводников из аварийной подводной лодки, несколько превышает установленное для водолаз-ных спусков (1,3…1,8 ата). Поэтому сроки пребывания на глубинах 80…100 м при дыхании 25% азотно-гелиево-кислородной смесью для предупреждения кислородного отравления ограничены 15…20 мин. Использование 25% АГК-смеси благодаря повышенному пар­циальному давлению кислорода обеспечивает некоторое увеличение сроков пребывания под водой под наибольшим давлением при выходе с глубин до 100 м включительно без опасности возникновения у под­водников декомпрессионной болезни. В то же время выход лично­го состава из аварийной подводной лодки на этой смеси методом подъема по буйрепу позволяет применить более короткие ре­жимы. При выходе с глубины более 100 м эта смесь для дыхания непригодна из-за опасности кислородного отравления и должна разбавляться в дыхательном мешке аппарата чистым гелием из ДГБ. Проведение анализов воздуха на содержание вредных веществ, проверка состава газовых смесей по кислороду произ­водится через каждые три месяца эксплуатации компрессорных установок, перед началом эксплуатации вновь установленных или отремонтированных компрессоров, воздушных магистралей и баллонов. Заключение о пригодности регенеративных веществ, химпогло-тителя, газовых смесей и воздуха для дыхания водолазов не­зависимо от места выполнения анализов дает врач-спецфизио­лог (врач) корабля (организации ВМФ) или лицо, осуществляющее медицинское обеспечение водолазных спусков.

Фото ИДА-59М

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения belorys_kh

Скафандр капитана Немо

…»Пользуясь прибором Рукеройля-Денейруза, изобретённым вашим соотечественником и усовершенствованным мною, вы можете безо всякого ущерба для здоровья погрузиться в среду с совершенно иными физиологическими условиями. Прибор этот представляет собою резервуар из толстого листового железа, в который нагнетается воздух под давлением в пятьдесят атмосфер. Резервуар укрепляется на спине ремнями, как солдатский ранец. Верхняя часть резервуара заключает в себе некое подобие кузнечных мехов, регулирующих давление воздуха, доводя его до нормального…» Жюль Верн «Двадцать тысяч лет под водой»…

Не уверен насчёт капитана Немо, равно как и насчёт его «Наутилуса», но водолазный скафандр Рукеройля-Денейруза не является выдумкой мсье Верна. Скафандр действительно существовал и успешно применялся в России.

Профессиональное сословие водолазов в России появилось в начале XVII века вместе с развитием рыбного промысла на Волге и в устье Яика (Урала). Тогда же, кстати, и появился сам термин «водолаз». Водолазы занимались поддержанием в рабочем состоянии казённых и монастырских учугов (подводных свайных заграждений, куда загонялись рыбы).

Старец Иринарха из Спасо-Прилуцкого монастыря на изгибе реки Вологды в январе 1606 г. отметил: «Дал старцу Якиму Лузоре за водолазное и на горшки девять алтын». А в 1675 г. патриарх Иоаким жалуется царю Алексею Михайловичу: «А учюжному де их промыслу без вина быти невозможно некоторыми делы, потому что водолазы для окрепья учюжных забоев и водяной подмойки и дыр без вина в воду не лазят и от того де астраханскому их учужному промыслу чинитца мотчанье и поруха великая и многое нестроение». В общем, проблемы с этими работягами. Где сядешь, там и слезешь.

Водолазный скафандр Рукеройля-Денейруза, 1870-е

История сохранила массу «прожектов» водолазного снаряжения, которое позволило бы продлить пребывание человека на дне морском. Это были и разного рода горшки и кожаные мешки и деревянные бочонки, надеваемые водолазу на голову. Но похоже, никто кроме самих изобретателей эти изобретения не применял.

Греческие ловцы губок, астраханские водолазы и японские ныряльщицы-ами ныряли на задержке дыхания. Первым водолазным снарядом, действительно позволившим продлить пребывание человека под водой стал водолазный колокол, представлявший собой перевёрнутый кверху дном деревянный или медный стакан. Однако самые выносливые из водолазов не могли находиться в колоколе более получаса вследствие «духоты и сгущения воздуха».

Английский астроном Эдмонд Галлей (да-да, тот самый, Галлей, предсказавший возвращение кометы Галлея) построил водолазный колокол, вентилируемый с помощью бочонков со сжатым воздухом, присылаемых с поверхности. Как ни странно, идея оказалась удачной и сам Галлей с четырьмя рабочими пробыл свыше 11 часов на глубине около 9 сажен. Впервые вентиляция водолазного колокола с помощью помпы была достигнута в 1788 г. Смитоном и с этого момента многочасовое пребывание водолазов под водой перестало быть экстраординарным событием.

Колокол Галлея.

В 1797 г. немцем А. Клингертом была предложена первая «одежда для водолазов», в которой действительно можно было работать под водой дольше трёх минут. Она состояла из непромокаемой ткани, на плечах водолаза прикреплявшейся к краю металлического колпака, который покрывал голову водолаза. Внутрь двух дыхательных кожаных труб с распределительным клапаном для вдоха и выдоха была вделана спиральная пружина для того, чтобы давлением воды не сплюснуло стенки.

Помпа для вентиляции костюма не предусматривалась ибо предполагалось, водолаз сможет дышать в воде самостоятельно. В 1798 г. изобретение Клингерта было испытано на реке Одер под Врацлавом. Уже при незначительном погружении у водолаза возникали затруднения дыхания, а на глубине 6 футов дышать стало невозможно, вследствие того, что давление воды на грудь водолаза превзошло силу дыхательной мускулатуры.

Впоследствии Клингерт усовершенствовал свой костюм, придав ему окончательно монструозный вид. Для противодействия давлению воды на грудную клетку водолаза Клингерт превратил аппарат в металлическую кирасу с приделанными к ней штанинами. Поскольку герметичность этого сооружения была сомнительна, к кирасе крепился насос для выкачивания воды, попадающей в аппарат.

Костюм Клингерта

В 1819г. эмигрировавший в Англию немецкий механик и оружейник Август Зибе изготовил первый водолазный костюм из водонепроницаемого материала, соединенный с металлическим шлемом. По современной классификации это был костюм «мокрого» типа, поскольку водолазная рубаха была негерметичной.

Костюм работал по принципу водолазного колокола: с судна воздух подавался водолазу с помощью насоса и выходил из-под нижнего края водолазной рубахи, неплотно прижатой к телу. Снаряжение Зибе было успешно испытано при работах по подъему английского линкора «Ройял Джордж», однако нагибаться водолазу не рекомендовалось — при наклонах вода попадала под рубаху.

Водолазные работы. Гравюра 1835 г.

В 1823 г. англичане братья Джон и Чарльз Дин получили патент на вентилируемый скафандр для пожарных, который они в 1828 г. предложили использовать для водолазных работ. Воздух для дыхания нагнетался помпой по шлангу с берега или с водолазного бота, избыток воздуха выходил из под нижнего края шлема.

В России снаряжение Динов впервые появилось в 1838 г. на Черноморском флоте а в 1848 г. было задействовано при подъёме тендера «Струя», затонувшего в районе Новороссийской бухты на глубине более 20 м. Командовал операцией никому неизвестный (пока ещё не известный) офицер П.С.Нахимов.

Шлем от костюма Дина.

Почти одновременно с англичанами в 1829-1830 гг. кронштадтский механик Гаузен создал аналогичный костюм. В основе костюма лежал всё тот же принцип водолазного колокола. Голова водолаза помещалась под шлемом в виде опрокинутого котла. К нижнему краю шлема пристегивалась изогнутая железная (впоследствии кожаная) шина, проходившая между ног водолаза. Нагибаться в костюме Гаузена как и в костюме Динов категорически воспрещалось. В противном случае воздух выходил и вода мгновенно заполняла шлем.

В 1873 г. кронштадтский водолаз споткнулся во время работ и принял наклонное положение, о чем не успел дать знать сигналом; он был вытащен без признаков жизни. Несмотря на очевидные недостатки костюм Гаузена использовался в России вплоть до 1870-х гг.

Костюм Гаузена. Рисунок не очень достоверен, поскольку водолаз изображён без свинцовых водолазных бот.

Менее чёткое, но более достоверное изображение водолаза в костюме Гаузена. Иллюстрация из энциклопедии Брокгауза и Эфрона.

Вышеупомянутый Август Зибе не собирался останавливаться на достигнутом. Он наладил производство усовершенствованных водолазных костюмов. Теперь костюм стал цельным и закрывал все тело, кроме кистей рук, а свинцовые боты и груз обеспечивали достаточную остойчивость на грунте. Зибе снабдил водолазный костюм травящим клапаном, который находился на груди и приводился в действие самим водолазом.

Кстати, именно Зибе впервые назвал водолазный костюм «скафандром» от сочетания греческих слов «лодка» и «человек». Чарльз Паслей применил секторную резьбу для соединения котелка шлема с манишкой. Так родилась знаменитая «двенадцатиболтовка» фирмы Зибе, Горман и К°, с незначительными усовершенствованиями используемая по сей день.

Патент на усовершенствованное водолазное снаряжение был выдан Августу Зибе в Лондоне, в 1855 г. Но в Россию новейшая технология водолазного дела добралась не вполне обычным путём.

Шлем двенадцатиболтового снаряжения Зибе-Гормана выпуска 1870-х годов из фондов ЦВММ. Фото А.Аристархова, 2006 г.

В 1857 г. Российское правительство заключило контракт с экспертом по подводным работам Гоуэном на расчистку дна Севастопольской бухты. Требовалось поднять или разрушить корпуса 28 кораблей, затопленных в ходе Крымской войны. Вместе с Гоуэном в Севастополь прибыли трое водолазов. Они подрывали корабельные корпуса пороховыми зарядами и поднимали на поверхность с помощью лебёдок.

Водолазные работы в Севастопольской бухте

В 1857-59 гг. англичанин Гейнке привёз в Россию девять скафандров собственного изобретения. Однако на самом деле Гейнке не изобретал, а просто усовершенствовал конструкцию снаряжения Зибе. В России патентные споры иностранцев мало кого волновали и в 1861 г. снаряжение Гейнке было принято на вооружение Российским флотом, а на Адмиралтейских ижорских заводах было организовано его производство.

В том же 1861 г. в штаты экипажей военных кораблей русского флота были введены водолазы, а водолазное снаряжение стало табельным имуществом.

Шлем снаряжения Гейнке из фондов ЦВММ. Фото А.Аристархова, 2006 г.

И наконец, снаряжение Рукеройля-Денейруза образца 1865 г., прославленное гениальным Жюлем Верном. Снаряжение лейтенанта французского флота Денейруза и горного инженера Рукеройля состояло из резиновой рубахи и медной лицевой части с иллюминаторами.

За характерный внешний вид маску назвали «Le Groin» — «свиное рыло». Маска крепилась к рубахе специальным хомутом. Воздух подавался с поверхности ручной помпой через ранец-«аэрофор», состоящий из баллона-ресивера и автоматического устройства подачи воздуха. Водолаз вдыхал воздух через шланг с загубником и выдыхал в воду через лепестковый клапан на том же шланге.

Запас воздуха в ранце позволял водолазу дышать при пережатии или разрыве шланга. Правда, не 9-10 часов по Жюлю Верну а всего лишь около 15 мин. Но и этого часто хватало для подъёма водолаза.

Водолазная станция, оснащённая снаряжением Рукеройля-Денейруза. Гравюра 1870-х годов. На переднем плане – водолаз без маски. Справа у трапа – водолаз готовый к спуску.

В аварийной ситуации, когда требовался экстренный спуск водолаза, снаряжение Рукеройля-Денейруза можно было использовать без водолазной рубахи и маски:

Водолаз с аппаратом Рукеройля-Денейруза, готовый к экстренному спуску

Недостатки снаряжения Рукеройля-Денейруза заметны невооружённым глазом: Увесистая металлическая маска висит у водолаза чуть ли не на бровях и не защищает голову от ушибов, маленькие иллюминаторы отдалены от глаз и через них сложно что-либо разглядеть, соединение маски с рубахой металлическим хомутом трудно назвать надёжным. Кроме того, водолазы отмечали большое сопротивление дыханию. Тем не менее, снаряжение было удостоено высших наград на парижской всемирной выставке в 1867.

В России снаряжение Рукеройля-Денейруза образца 1865 г. появилось в конце 1860-х гг. и использовалось гражданскими водолазами, работавшим при постройке опор Литейного моста в Петербурге. Но сражаться с неуклюжими масками оказалось не под силу даже Суровым Русским Мужикам. Флот забраковал снаряжение Рукеройля-Денейруза. К чести французов стоит отметить, что уже в 1872 г. на выставке в Петербурге они представили усовершенствованное снаряжение с нормальным металлическим шлемом.

Изюминкой снаряжения стал способ крепления котелка шлема к манишке – на болтах. Быстро снять шлем чтоб «освежить голову» как на двенадцатиболтовках Зибе, невозможно (попробуй быстро отвернуть три гайки), зато повысилась герметичность костюма.

Усовершенствованный скафандр Рукеройля-Денейруза обр. 1872 г.

Снаряжение Рукеройля-Денейруза обр. 1872 г. было принято на вооружение военным флотом России. Его производство было налажено на Адмиралтейских заводах и в Кронштадтской опытной механической и водолазной мастерской братьев Колбасьевых. После доработки снаряжение русскими мастерами оно стало прототипом «трёхболтовки», здравствующей на флотах и в портах России по сей день.

Фото конца 1890-х годов. Возможно, первая фотография русских водолазов. Водолаз в трёхболтовом снаряжении обр. 1872 г., с дыхательным ранцем Денейруза за спиной. Всё в точности, как описал мсье Жюль Верн в своём романе.

P.S. Капитан Немо был солидарен с водолазной службой Российского флота в своём критическом отношении к первоначальному варианту снаряжения Рукеройля-Денейруза образца 1865 г. На странице 116 (изд. «Правда» 1985 г.) читаем: «…чтобы выдерживать на дне моря значительное давление верхних слоёв воды, пришлось вместо маски надеть на голову, как в скафандре, медный шлем с двумя трубками – вдыхательной и выдыхательной».

Роман был опубликован в 1870 г. Через два года инженеры усовершенствовали скафандр, заменив маску шлемом. А вы говорите — фантаст!

ИДА-59М. Просто ИДА-59М. Никаких переделок.

Напишу немного про оборудование для спасения подводников. Я, собственно, к флоту и подводным лодкам, отношения не имею. Однако есть тема в которой я обладаю определенными знаниями и опытом — индивидуальное оборудования для спасения подводников с аварийных лодок. Дело в том, что я применял и применяю это оборудования для решения своих прикладных задач в дайвинге, поэтому пришлось многое узнать о нем.
Надо отметить, что материалов по теме с свободном доступе не много, а исторические аспекты темы вообще теряются в тумане, поскольку ранее оборудование — большая редкость.
Более-менее внятная картина начинает прорисовываться только с момента появления ИДА-59.
Собственно если смотреть на тему с прикладной точки зрения, то более ранее оборудование имеет историческую и коллекционную ценность, но прикладное значение такого оборудование невелико (в виду почтенного его возраста).
Фото #1 — Список аппаратов (до ИДА-59) для выхода с ПЛ виден вот на этом стенде, который хранился в учебном центре в Петербурге, а потом таинственно и без следа исчез.

Работы по созданию спасательного снаряжения подводников в СССР были начаты после утверждения в 1926 г. первой Государственной программы по военному кораблестроению, рассчитанной на шесть лет. Несмотря на крупные отечественные достижения в сфере судоподъемных работ, предполагалось, что в мирное время спасание личного состава посредством подъема затонувшей ПЛ с глубин более 50 метров будет малоэффективно, а в условиях ведения боевых действий такой способ спасения нереален даже при меньших глубинах затопления. Поэтому первостепенное значение придавалось самостоятельному выходу подводников с затонувшей ПЛ. Разработки спасательного снаряжения изначально были ориентированы на обеспечение выхода подводников с больших (по тем временам) рабочих глубин.
В 1931-1932 гг. был разработан индивидуальный спасательный аппарат (ИСА) «Э-1» («ЭПРОН-1», кислородный) для самостоятельного выхода подводников из затонувшей ПЛ. К 1935 г. появилась серия аппаратов типа «Э». Для дыхания использовался кислород, применялся химический поглотитель известковый ХП-И.
В 1934 г. для водолазных работ и спасения подводников был разработан и принят на снабжение гидрокомбинезон, полностью изолирующий тело человека от воды, что повысило безопасность самостоятельно выхода из затонувшей ПЛ.
В 1936 г. появились новые, более совершенные конструкции дыхательных аппаратов для водолазов и подводников.
В 1939 г. на снабжение принимается гидрокомбинезон ТУ-1, имеющий шлем с очками.
В этом же году разработан один из лучших образцов автономных дыхательных аппаратов – изолирующий спасательный аппарат морской (ИСА-М), на базе которого в 1943 г. была выпущена усовершенствованная модель ИСА-М-43.
Фото #2 Единственная фотография с полным комплектом описываемого снаряжения, которой я могу проиллюстрировать написанные выше абзацы, это фотография погибшего советского подводника помощника командира лодки С-34 старшего лейтенанта Душина В.Л., сфотографированное болгарской полицией на Царском пляже в районе Созопола 16 ноября 1941 года.

Фото #3 Представление о примерном виде описываемого оборудования дает современная фотография ТУ-1 в комбинации с ИДА-57.

В 1951 г. в НИИ аварийно-спасательного дела для выхода из аварийной ПЛ был разработан изолирующий дыхательный аппарат ИДА-51 с гидрокомбинезоном ГК-2, имеющим объемный шлем. В отличие от ИСА-М-48, в аппарате было два баллона (кислородный и с 7%-ной кислородно-гелиевой смесью (КГС)). Вместо химического поглотителя ХП-И использовалось регенеративное вещество О-3. Наличие баллона с КГС позволяло подводникам осуществлять выход с глубин до 200 метров.
Фото #4 ИДА-51

В модернизированном аппарате ИДА-51М использовались баллон с 25%-ной кислородно-азотно-гелиевой смесью (60% азота и 15% гелия), а также дополнительный гелиевый баллон (дополнительные гелиевые баллоны хранились на спасательный судах и подлежали передаче на аварийную ПЛ).
Комплект снаряжения, состоявший из аппарата ИДА-51 и гидрокомбинезона ГК-2, получил название изолирующего снаряжения подводника (ИСП).
Многолетние отработки выхода подводников по буйрепу выявили его существенные недостатки: декомпрессия была достаточно продолжительной, и человек вынужденно находился в холодной воде, что приводило к его переохлаждению. Кроме того, имелась высокая вероятность сноса буйрепа течением, а также пропусков остановок на мусингах, что создавало предпосылки для возникновения декомпрессионной болезни. Способ был достаточно сложен в связи с тем, что подводник должен был помнить режим декомпрессии и самостоятельно соблюдать время выдержек на мусингах, а также уметь управлять дыханием в ИДА. В период Великой Отечественной войны при выходе с затопленных ПЛ подводники нередко пренебрегали правилами подъема по буйрепу и всплывали естественным путем – с дыхательными аппаратами и без них.
Отечественные исследования по самостоятельному выходу подводников с затонувшей ПЛ с середины 1950-х гг. сфокусировались на разработке технологии всплытия — как более простой операции по сравнению с процедурой подъема по буйрепу. Под «свободным всплытием» («СВ») в отечественной практике подразумевается самостоятельный выход подводников из затонувшей ПЛ в изолирующем (спасательном) снаряжении, в то время как за рубежом термин «свободное всплытие» означал всплытие естественным путем, за счет объема воздуха в легких.
Эти особенности необходимо учитывать для корректного сопоставления зарубежных и отечественных технологий самостоятельного выхода из затонувшей ПЛ. Вероятно, отечественный термин «свободное всплытие» изначально должен был отражать различия двух технологий самостоятельного выхода: всплытие без режима декомпрессии и без «привязки» к ПЛ и подъем по буйрепу с соблюдением надлежащего режима декомпрессии.
В 1952 г. были разработаны режимы и методика выхода подводников из аварийной подводной лодки в снаряжении ИДА-51 с глубин до 200 метров. В 1953 г. на Северном флоте прошло учение по выходу подводников из погруженной ПЛ с глубины 100 метров и с глубины 200 метров посредством водолазного колокола.

Сообщение отредактировал Валерий Мухин: 18 April 2017 — 22:17

ИДА-71У

Каталог товаров

Аварийно-спасательное оборудование — Авиационная техника гражданского назначения — Морская дыхательная техника — Составы огнетушащие — Средства индивидуальной защиты — Техника противопожарного назначения Авиационная продукция Аппаратура АЛС Аппаратура связи Аппаратура ТРЦ Аппаратура УЗП Аппараты воздушного охлаждения Блоки нештепсельные Блоки релейные ЭЦ, ГАЦ, полуавт. блок. и очистки стрелок Блоки штепсельные Виброоборудование Вулканизаторы Выравниватели и разрядники Высоковольтное оборудование Газовое оборудование Гаражное оборудование Гидравлическое оборудование Горно-шахтное оборудование Горноспасательная техника Грузоподъёмное оборудование Дроссель-трансформаторы, дроссели Другое оборудование Запорная арматура Испытательное оборудование Кабельная продукция КИПиА КИПиА Компрессорное оборудование Крановое оборудование Нефтегазовое оборудование Низковольтное оборудование Оборудование для Ж/Д и Метрополитена Оборудование для нефтебаз и АЗС Оборудование для термообработки Оптческий Рефлектометр Осветительные приборы Охранное оборудование Панели питания, устройства электропитания Перемычки, соединители Пневматическое оборудование Предохранители, выключатели Пульты, табло Разное оборудование Резисторы Реле и автоматика Сварочное оборудование Светофоры, указатели световые Сетевые фильтры Стативы ЭЦ Сырье и материалы Телевизионное оборудование Торкрет-установки Углекислотное оборудование Устройства перекл. и контроля св. ламп ПКУ-М, ПКУ-А Учебно-лабораторное оборудование Фильтрующее оборудование Щитовое оборудование Электронно лучевые приборы Электрооборудование ЭЦ-ТМ, мобильные комплексы Ящики кабельные, путевые

История отечественного боевого водолазного дела

С чего все началось
В 1931 году затонула подводная лодка №9 Балтийского флота, и в том же году мастерские ЭПРОНа получили заказ на разработку и производство (1932 -1938 гг.) пяти типов дыхательных аппаратов «ЭПРОН-1, 2, 3, 4, 5». Последние два типа позже использовались на подводных лодках ВМФ.
В 1938 году Военный совет флота решил в срочном порядке организовать обучение водолазному делу и строительство учебных бассейнов, чтобы отрабатывать навыки работы в водолазном снаряжении у личного состава подводных лодок. Данное решение было принято после проверки состояния дел на ТОФ по внедрению подводных аппаратов.
24 октября 1938 года по приказу командующего ТОФ флагмана 2 ранга Кузнецова Н. Г. состоялось опытное учение, предусматривающее высадку легких водолазов с ПЛ «Щ-122» и их последующее возвращение обратно.
Это первая в истории ВМФ учебная высадка с подводной лодки во время погружения вооруженной группы легких водолазов. Учения закончились успехом, продемонстрировав новые возможности по использованию легких водолазов в решении специальных боевых задач. Но до 1941 года, даже после положительного решения Военного совета флота, практически не проводилось внедрение этих начинаний в процесс боевой и организационной подготовки флота.
В конце июля 1941 года из города Выборг в город Ленинград эвакуировали водолазную школу. Во время доклада об этом начальник ЭПРОНа контр-адмирал Крылов Ф.И. сообщил представителю Верховного Главнокомандующего заместителю наркома ВМФ адмиралу Исакову И.С. о необходимости создать специальный отряд из водолазов разведчиков, в который вошли бы лучшие водолазы школы.
Заместитель наркома ВМФ быстро осознал, что подобное подразделение действительно необходимо в свете кольца блокады, которая смыкалось вокруг города. В архиве флота можно найти подписанный приказ под номером 72 от 11 августа 1941 года, который предусматривал формирование роты особо назначения (РОН) при разведывательном отделении штаба КБФ (РОШКБФ). Ее укомплектовали бойцами морской пехоты и краснофлотцами-водолазами.
В 1949 году капитан 2 ранга Прохватилов И. В. ходатайствовал о создании экспериментально-исследовательской группы, состоящей из легких водолазов. Приказ командующего 4 ВМФ от 18 июля 1949 года содержал следующее: «В целях улучшения боевой подготовки водолазов флота и создания новых приборов и устройств, облегчающих работу легководолазов, образовать при АСО специальную исследовательскую группу. Из штатов АСО для этих целей выделить 12 водолазных специалистов. Руководителем группы назначить капитана 2 ранга Прохватилова И.В. Отчет о работе представить к 15 декабря 1949 года»
В декабре 1949 года Прохватилов представил отчет о проделанной работе. К нему прилагались разработанные и испытанные образцы индивидуальной надувной резиновой лодки, усовершенствованного гидрокомбинезона для многократных погружений и всплытий, усовершенствованного дыхательного аппарата ИСМ-М, специальных водолазных грузов, буя, упаковочных мешков и складных весел.
Дыхательный аппарат ИДА-51М. Дыхательный аппарат ИДА-57. Дыхательный аппарат ИДА-59
Водолаз в надувной резиновой шлюпке со складными вёслами.
Проведенная группой работа вместе с результатами исследований, проводимых в Институте по разработке специального снаряжения для легких водолазов, стали хорошим заделом для разработки и создания водолазного снаряжения особого назначения (ВСОН).
В январе 1952 года завершилась разработка двух типов дыхательных аппаратов: С-1, разработанный инженер-капитаном 1 ранга Солдатенко О.М., и ВАР-52, разработанный капитаном 2 ранга Прохватиловым И. В.).
В августе 1952 года были проведены их сравнительные лабораторные испытания. Лучшие результаты показал аппарат ВАР-52.
Водолазное снаряжение ВСОН-55 с дыхательным аппаратом ВАР-52, грузовым мешком и надувной шлюпкой.
Следующим шагом стали сентябрьские испытания 1953 года на одном из опытовых учений. Они завершились успешно, но у снаряжения присутствовали значительные недостатки. Пришлось переработать ТЗ в соответствии с ними. Заказ на создание партии опытных образцов получило СКБ-КДА.
Дыхательный аппарат ВАР-52 конструкции И.В. Прохватилова.
Первую опытную партию снаряжения изготовили лишь в 1955 году. А с конца 1957 года ВСОН стало поступать на вооружение специальных частей в необходимых количествах. Главным конструктором снаряжения под наименованием ВСОН-55 был Сапогов С. В.).
В дальнейшем это снаряжение дорабатывалось по итогам опытной эксплуатации. В 1961 году на вооружение поступил комплект ВСОН-61, в котором было целый набор водолазных инструментов. В их числе, кроме дыхательного аппарата, надувной лодки и гидрокомбинезона, также присутствовали компас, наручный глубиномер, часы, нож, водолазный перископ, упаковочные мешки, планшет и другие приспособления.
Разработка первых образцов водолазного снаряжения и его последующие испытания в воинских частях сильно повлияли на путь дальнейшего развития этого направления. Кроме того, было выявлена необходимость в использовании технических средств передвижения водолазов, которые сохраняли их работоспособность.
Подводные герметичные грузовые мешки.
В 1955 году за границей закупили партию спортивных дыхательных аппаратов баллонного типа, производимых фирмами «Зибе-Герма» (ФРГ) и «АГА» (Швеция).
В одной из специальных лабораторий НИР был разработан комплект снаряжения, в который входили дыхательный аппарат АВМ-1 и гидрокостюм ГКП-4. В 1957 году в НИР разработали ТЗ, по которому в СКБ-КДА создали модификации аппаратов АВМ-1, АВМ-2, АВМ-3.
Дыхательные аппараты АВМ-1 и АВМ-3
В 1958 году данные аппараты поступили в части для тренировочных погружений.
Водолазный планшет с подводным фонарём.
Также это НИР разработало и выдало СКБ техническое задание на боевой подводный комплект снаряжения.
В СКБ-КДА разработали регенеративный аппарат для плавания на ПСД, а также выхода из подводных лодок. Для аппарата использовали шифр «ТП» — тактического плавания. Главным конструктором аппарата «ТП» был Семенов М. Я. Испытания проводились сотрудниками и водолазами специальной лаборатории Шкляром, Курочкиным, Кондратенко, Батюшко и Карпенко. Руководство испытательными погружениями осуществлял водолазный специалист Иванов Б. А., обеспечением занимался врач-физиолог подполковник Тюрин. Испытания продолжались до августа, а уже в сентябре аппарат «ТП» приняли на снабжение специальных частей ВМФ.
В 1956 году 2-й отдел ГШ ВМФ заказал в спецлаборатории разработку и создание водолазного снаряжения, позволяющего осуществлять прыжки с самолетов. В техническом задании присутствовали специальный гидрокомбинезон с индивидуальным дыхательным аппаратом и подвесной парашютной системой. Выполнение задания было разделено на несколько частей.
С января 1957 года в лаборатории совместно с Институтом ВМФ номер 15 работают над НИР (ИТ-72-40) – «Исследование и разработка снаряжения водолаза для прыжков с самолета с приводнением, для выхода из ПЛ, свободного плавания и хождения по грунту». Были разработаны ТЗ и тематическая карточка. В апреле 1958 года в СКБ-КДА выполняется ОКР «Изолирующий дыхательный аппарат для водолаза с парашютом».
Параллельно ведется разработка спецгидрокомбинезонов ГК-ТО и ГК-У, которой занимается завод номер 151 на территории Ярославля. Все работы проводятся под наблюдением контролеров спецлаборатории. В августе 1969 года проводятся успешные летно-экспериментальные испытания созданного снаряжения: гидрокомбинезона ГК-ТО, подвесной парашютной системы и аппарата ИДАП.
А в январе 1960 года Максимихин, Плесков, Иванов, Кудрин и Тюрин работают на НИР по модернизации способ выхода из подводной лодки. Проводится анализ 130 выходов, а затем проводятся еще 50 выходов. В результате был создан новый дыхательный аппарат ИДА-59П, который был включен в снаряжение водолазов-парашютистов СВП-1, получив новый гидрокомбинезон ГК-5.
Водолазное снаряжение СВП-1 с дыхательным аппаратом ТП и двумя парашютами (основным (сзади) и запасным (спереди).
В 1972 году в специальных частях ВМФ на вооружении стояли аппараты ИДА-59П, ТП, ИДА-66Б для НВ «Тритон-1М» и «Сирена-У», АДА-61 нагрудный для хождения по грунту, стационарная дыхательная система СДО-1 для НВ «Тритон-2» и СТП-2 для НВ «Тритон-1М» и «Сирена-У». Но подобное разнообразие оказалось избыточным, поэтому в 1971 году в НИР «Корсар» разработали модель единого дыхательного аппарата ИДА-71П. С 1973 года им стали заменять все остальные.
Дыхательный аппарат ИДА-71П
Дыхательный аппарат ИДА-72 (без верхней защитной крышки)
Новый аппарат находился в составе водолазного снаряжения СВУ, являющегося основным в специальных частях ВМФ и в настоящее время.
Создание подводных средств движения водолаза
Значительно более сложной оказалась ситуация с созданием подводных средств передвижения (ПСД). На это были свои причины. В государстве отсутствовали проектные и промышленные предприятия и организации, которые могли бы создавать средства подобного направления. Также ситуацию осложнял целый комплекс разносторонних исследований, который был необходим для разработки и создания ПСД.
По существу, ПСД является миниатюрной подводной лодкой, которая также как и обычная подводная лодка, должна обладать всеми системами и механизмами для ее нормальной работоспособности. При этом все оборудование должно быть малогабаритным. Для производства подобной продукции требовались совершенно новые технологии, оборудование и специалисты.
Один из сложных моментов при эксплуатации ПСД – водитель размещался в пространстве, открытом для воды, поэтому было трудно сохранить его работоспособность в подобных условиях. Проблема усугублялось небольшим количеством заказанных аппаратов, что было экономически невыгодно.
В 1958 году штаб флота послал запрос на кафедру торпедного оружия ЛКИ (сейчас это Санкт-Петербургский государственный морской технический университет). Необходимо было разработать самоходные средства – двухместные носители торпедной конструкции и одноместные буксировщики для водолазов.
Уже в сентябре 1959 года специалисты университета завершили разработку, испытания и приступили к производству отечественных моделей буксировщиков «Протей-1 и 2» Одно из их достоинство – крепление на теле водолаза – первый «Протей» на груди, а второй – на спине.
Буксировщик «Протей-1»
Буксировщик «Протей-2»
Длина буксировщика «Протей 1» составляла 1830 мм, ширина – 650 мм, а высота – 465 мм. Его масса достигала 95 килограмм, а скорость перемещения – 2.5 узлов. Дальность плавания аппарат составляла десять миль при глубине хода в 32 метра.
Также была завершена разработка двухместного транспортировщика, использующего торпедный калибр 533 мм. Он получил название «Сирена», прошел испытания и запущен в производство.
Транспортировщик водолазов «Сирена» конца 50-х годов.
В дальнейшем аппарат модернизировался специалистами завода «Двигатель» совместно с целым рядом судостроительных, авиационных и электротехнических промышленных предприятий. Был создан высокоэффективный и надежный образец под названием «Сирена-УМЭ».
Средство движения боевых пловцов «Сирена-УМЭ»
Диаметр аппарата составлял 532 мм, длина – 8600 мм, масса – 1367 килограмм. Скорость хода достигала 4 узлов. Продолжительность автономного хода составляла два часа, за которые аппарат мог пройти восемь миль на глубине до сорока метров.
Для запуска аппарата можно было использовать любой надводный корабль или катер, оснащенный грузоподъемным устройством до двух тонн. Также для этого можно было использовать подводные лодки, относящиеся к типу «Пиранья». После разработки специального штангового механического толкателя появилась возможность запускать аппарат с подводных лодок 877ЭКМ и 877ЭК.
Конструктивно в составе «Сирены-УМЭ» есть головное, проточное и кормовое отделение. Для подсоединения грузового контейнера к головному механизму используется быстродействующий механизм. Также головной отсек используется для хранения никель-кадмиевых аккумуляторов.
Проточное отделение содержит кабины для водолазов, бортовую систему жизнеобеспечения, а также пульт управления и устройство для проведения вертикальных маневров. Кабины оснащены выдвигающимися крышками, которые защищают водолазов от потока, возникающего при движении под водой.

Кормовое отделение получило навигационных комплекс, блоки коммуникации, приборы управления и регулировки оборотов двигателя и рулевые машинки. Все агрегаты, гребные винты и приборы созданы для малошумной работы.
С 1969 года опытные и конструкторские работы над «Тритор-1М», «Протей-Х» и «Тритон-2» проводила проектная организация «Малахит». Производство было запущено на мощностях завода ЛАО.
Стоит отметить, что на создание этих аппаратов ушло довольно много времени. «Тритон-1М» разрабатывался 12 лет с 1966 по 1978 год. Носителями аппаратов были выбраны специально оборудованные надводные корабли, относящиеся к проекту А-1824: «Анемометр» и «Гироскоп».
В 1971 году Ново-Адмиралтейский завод в Санкт-Петербурге построил два первых подводных аппарата «Тритон-1М». Это были опытные образцы для всесторонних исследований процесса эксплуатации новых подводных лодок. В июле 1972 года были завершены испытания двух СМПЛ, после чего «тритоны» отправились на Черное море для испытаний на предприятии «Гидроприбор».
Двухместный носитель водолазов «Тритон-1М».
Двухместный носитель водолазов «Тритон-1М» на колёсной платформе
Всего было построено 32 аппарата, которые поступили на вооружение в 1973-1980 гг. Основное предназначение аппарата – транспортировка легких водолазов на глубине до сорока метров.
В корпусе аппарата были непроницаемые и прочные объемы: водительский пульт управления, а также электромоторный и аккумуляторный отсеки. Мощность установленного гребного электрического двигателя составляла 3.4 кВт. Аппарат мог оставаться на грунте без движения до десяти суток. В его оснащение входили компас, гидроакустическая станция, радиостанция, а также автоматическая система движения по курсу.
Длина аппарата составляет 5 метров, ширина – 1.35 метра, высота – 1.38 метра, осадка – 1 метр. Скорость хода достигала 6 узлов, дальность плавания 35 миль на глубине до 40 метров. Экипаж состоял из двух водолазов.
В 1966 году Аварийно-спасательная служба ВМФ составила задание на проектирование и создание опытного подводного носителя водолазов «Тритон-2». Руководство разработкой осуществлял главный конструктор Синяков В. И. под наблюдением НИИ номер 40 завода «Гатчинский металлист». В этом же году работы над «Тритон-2» передали в ЦПБ «Волна». Руководить проектом под шифром пр.908 назначили Евграфова Я. Е.
Основное предназначение «Тритон-2» — скрытая подводная транспортировка группы из шести легких водолазов к месту выполнения подводных задач в прибрежных областях.
Всего было построено 12 аппаратов, которые поступили на вооружение в 1975 – 1985 гг. Длина аппарата – 9.5 метров, ширина – 1.8 метра, осадка – 1.6 метра. Продолжительность автономного плавания составляет 12 часов при скорости хода 5.5 узлов на глубине до 40 метров.
Со временем перед флотом возникали все более сложные задачи, выросли требования к боевой эффективности и качеству техники. Поэтому возникла необходимость разработки новых научных подходов и подготовки научных кадров. 24 июля 1963 года появилась директива Генерального штаба, которая предусматривала исследования боевой эффективности и экономическую оценку разрабатываемых комплексов при дальнейшей работе над данным направлением.
Шестиместный герметичный носитель водолазов «Тритон-2».
Следующая работа – НИР НИР 40-08-71КФ «Обоснование требований к ПСД, используемым РГ, РГСН, РОСН в тылу противника» (шифр «Вьюн»). Это было первое обоснование носителя водолазов «Сирена-К» — калибра 650 мм. Сразу же начались работы по Директиве НГШ ВМФ № 729\001057 — оперативно-тактическое (ОТ) и военно-экономическое обоснование (ВЭО) ПЛМ пр. 08650 (шифр «Пиранья»).
Малая подводная лодка разведки проекта 865 «Пиранья»
В июле 1984 была Ленинградском адмиралтейском объединении заложили первую опытную подводную лодку с титановым корпусом, которая могла погружаться на глубину до 200 метров. Аппарат относится к двухкорпусному классу НАТО – LOSOS. Его длина составляет 28.2 метра, ширина – 4.74 метра, высота – 5.1 метра, а осадка – 3.9 метра. Продолжительность автономного плавания составляет десять суток при предельной глубине погружения в 200 метров и подводной скорости в 6.7 узла. В экипаж подводной лодки входило 3 человека, а также группа легких водолазов из шести человек.
Лодка обладала вооружением в составе двух торпед калибром 533-мм или мин.
Оружейный комплекс размещался в средней части надстройки, включая в себя два грузовых контейнера, используемых для транспортировки снаряжения. Обычно четыре буксировщика «Протон» или два транспортировщика «Сирена-УМЭ» и два минных устройства в составе 4 донных мин большой мощности, в том числе и с ядерными зарядами. Грузовой контейнер заполнялся забортной водой. Это цилиндрическая конструкция, длина которой 12 метров, а диаметр 62 см. Для погрузочно-выгрузочных работ использовался выдвижной лоток с приводом и органами управления, находящимися внутри корпуса.
Запуск носителей водолазов «Протей» с подводной лодки «Пиранья»
Создание специального оружия
В 1968 году в Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения (ЦНИИТОЧМАШ) было передано техническое задание, предусматривающее разработку подводных систем стрелкового оружия – пистолета, автомата и патронов к ним. Это ведущий отечественный научный центр по разработке, исследованию и испытаниям стрелково-пушечного спортивно-охотничьего оружия, а также боеприпасов и принадлежностей к ним, средств индивидуального вооружения и защиты для специальных подразделений.
В 1968 году появилось задание, предусматривающее разработку подводного пистолетного комплекса. ЦНИИТОЧМАШ и ТОЗ разработали пистолет и 4.5-мм патрон, которые приняли на вооружение в 1971 году, присвоив обозначение СПП-1 – специальный подводный пистолет. Эта система прошла успешные испытания в 1970 году, и была передана в подразделения в качестве личного оружия для водолазов.
4.5-мм СПП-1 – это обычный четырехствольный пистолет, который открывается с казенной части. У него было четыре гладких ствола, которые крепились на рамке при помощи шарниров и вращались вокруг ее цапф. Для перезарядки их нужно было откинуть вниз, а для запирания использовались защелка и нижний крюк.
4,5-мм специальный подводный пистолет СПП-1
Калибр ствола пистолета – 4.5 мм. Его длина – 244 мм, при этом ствол 203 мм. Масса без боекомплекта – 950 грамм. СПП-1 позволял вести эффективную стрельбу на расстоянии от 5 до 17 метров на глубине от 6 до 40 метров. На воздухе этот показатель достигал 50 метров. Начальная скорость пули составляла 250 м/с.
Положительный опыт при решении проблем работы подводной пистолетной системы позволил ЦНИИТОЧМАШ получить еще один заказ в 1970 году. Теперь необходимо было разработать подводное автоматическое стрелковое оружие, которым предполагалось оснастить подводные средства передвижения «Тритон-1М», а также водолазов-бойцов.
В начале 1970-х годов В. В. Симонов начал проектирование специального автоматного подводного комплекса в составе подводного автомата АГ-022 калибром 5.66 мм. У этого образца оружия была система жестокого запирания канала ствола, а также оригинальные конструктивные элементы, в числе которых газовый двигатель для автоматической системы огня в воде и на воздухе. В магазине автомата было 26 патронов с высокой эффективностью в различных условиях.
5,66 мм автомат АПС (Автомат Подводный Специальный)
Длина автомата без приклада составляла 615 мм, ширина -65 мм, высота – 187 мм. Снаряженный автомат весил 3.4 килограмма.
До 70-х годов не велась разработка навигационных средств для ПСД и водолазов. На первые «Протеи», «Сирены» и «Тритоны» ставили водозащищённые авиационные магнитные компасы КИ-13.
Чуть позже носители «Сирена» и «Тритон» получили авиационный гирополукомпас ГПК-52. Он обладал небольшими габаритами и позволял вводить информацию о курсе в автоматическую систему управления ПСД.
Целенаправленная разработка навигационных система для ПСД и водолазов началась в 70-е годы, когда ей занялся 9-й НИИ МО. В 1972 году в НИИ ШП «Дельфин» завершилась разработка навигационного прибора для водолазов НПВ-2, в составе которого были часы, глубиномер, вертушечный лаг и магнитный компас.
Приборами оснащали все разновидности буксировщиков. У НПВ-2 была специальная площадка для размещения пеленгатора и планшета с картой.
Первым навигационным комплексом (НК), разработанным для «Тритон-2», стала система «Самур». Ее основная задача – обеспечение вождения корабля и передача навигационных параметров в автоматическую систему управления. В составе «Самура» присутствовали: дистанционный компас «Волхов», гирокурсоуказатель ГКУ-2, эхолот «Язь-С», а также индукционный лаг «Терек» — система прокладки и счисления «Амур».
Автопрокладчик использовал рулонную карту, на которой предварительно прокладывался маршрут. Весь комплекс весил 136 килограмм.
В 1983 году завершилась разработка и создание второго поколения навигационных средств. На вооружении появился базовый комплекс навигации «Возчик». Его использовали не только в ПСД СПЕЦНАЗ, но в ряде других подводных аппарат морского флота. Комплекс первым получил цифровую систему обработки данных, построенную на базе ЦВМ «Салют-3».
Репитер дистанционного магнитного компаса «Волхов».
В зависимости от объекта установки габариты и комплектация комплекса варьировались. Полная комплектация «Возчик-01» должна была устанавливаться на НВ «Тритон-3» с сухой кабиной водолазов. «Возчик-02» предназначался для «Сирены-К». «Возчик-3» — для «Сирены-М». В комплексе впервые использовали абсолютный лаг ЛА-3.
Авиационный магнитный компас КИ-13 в 1982 году заменили усовершенствованным вариантом КМ-48П «Нева», который использовался как резервный на всех водолазных носителях.
Лучший образец малогабаритных навигационных средств конца 80-х годов – это комплекс «Анчар», который предназначался для подводной лодки «Пиранья». В его составе была спутниковая навигационная система АДК-3М. Были проведены успешные испытания комплекса, а в 1991 году его приняли на вооружение.
Комплекс получил множество компонентов, которые в дальнейшем могли устанавливаться на НК ПСД. В частности, небольшой доплеровский лаг ЛА-51, магнитный компас КМ-69П и другое оборудование.
Создание гидроакустических средств для водолазов и ПСД
В 1964 году начались работы по созданию гидроакустических водолазных средств. Тогда была создана ОКР «Нерей» для разработки пеленгаторной и приводной аппаратуры для ПСД и водолазов.
В этот период военная техника активно оснащалась полупроводниковыми приборами: транзисторами, диодами, которые быстро вытеснили энергоемкие и громоздкие электронные лампы. В комплекте ГАК «Нерей» были: комплексная ГАС носителя водолазов «Тритон-2», прибор легкого водолаза (ЛВ), а также якорный гидроакустический маяк-автоответчик (ГМ).
Комплексную ГАС ВГМ-459 установили на макет НВ «Тритон-2» в 1969 году. Но макету не удалось пройти испытания, поэтому создание ГАС ВГМ-459 затянулось. В 1976 году ее испытали на двух опытных образцах «Тритон-2», разработанных СПМБМ «Малахит».
ВМФ получил пеленгатор водолаза и гидроакустический маяк ГАС ВГМ-459 в 1978 году под шифром МГВ-11. В процессе испытаний выяснилось, что также необходимо разработать устройство для переговоров внутри аппарата, гидролокатор и станцию гидроакустической связи.
Первая приводная аппаратура водолаза МГВ-3 («Нерей»).
Для связи «Тритон-2» и обеспечивающего катера использовалась УКВ радиостанция «Сокол» Р-352. Антенна размещалась на буе из пенопласта, а для соединения ее и радиостанции использовался шестидесятиметровый коаксиальный кабель.
Саму станцию поместили в герметичный бокс из железа, у которого была одна рукоятка для переключения между приемом и передачей. Правда, кабель не позволял погружаться на полную глубину в сорок метров, так как не было возможности герметичного запирания крышки НВ
Разработка ГАС связи для водолазов «Угорь» началась в 1970 году. В 1973 году они были завершены. Дальность работы станции составляла один километр, масса – 4.5 килограмм, а местом ее первоначального размещения стало пространство под дыхательным аппаратом.
Небольшой индукционный разъем гарнитуры и пульт управления размещались на груди водолаза.
Первая станция гидроакустической связи МГВ-6 «Угорь».
В 1974 году ГАС МГВ-6В установили на двух опытных экземплярах «Тритон-2», которые прошли испытания на территории торпедного полигона в поселке Орджоникидзе. Данное устройство было рассчитано на семь водолазов, работая, как и обычный телефон, в дуплексном режиме. Позже его установили на ПЛМ проекта 865 «Пиранья».