Гипер звуковая скорость равна

Сверхзвуковая скорость

Смотреть что такое «Сверхзвуковая скорость» в других словарях:

  • СВЕРХЗВУКОВАЯ СКОРОСТЬ — скорость движения среды или тела в среде, превышающая скорость звука в данной среде. Физический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия. Главный редактор А. М. Прохоров. 1983 … Физическая энциклопедия

  • СВЕРХЗВУКОВАЯ СКОРОСТЬ — СВЕРХЗВУКОВАЯ СКОРОСТЬ, скорость, превышающая локальную скорость звука. В сухом воздухе при температуре 0 °С эта скорость составляет 330 м/с или 1188 км/ч. Ее величина обычно выражается числом МАХА, которое представляет собой отношение скорости… … Научно-технический энциклопедический словарь

  • Сверхзвуковая скорость — 1) скорость V газа, превышающая местную скорость звука a: V > a (M > 1, M Маха число). 2) С. с. полёта скорость летательного аппарата, превышающая скорость звука в невозмущенном потоке (часто за полёт со С. с. понимают полёт со скоростью,… … Энциклопедия техники

  • Сверхзвуковая скорость — скорость перемещения тела (газового потока), превышающая скорость распространения звука в идентичных условиях. Характеризуется значениями Маха числа (М); имеет значения М от 1 до 5. Скорость, превышающая скорость звука более чем в 5 раз… … Морской словарь

  • СВЕРХЗВУКОВАЯ СКОРОСТЬ — скорость перемещения тела (газового потока), превышающая скорость распространения звука в идентичных условиях (скорость звука в воздухе при 0°С равна 331 м/с). Характеризуется числом Маха М (), имеющим значения от 1 до 5. Скорость, превышающая М… … Большая политехническая энциклопедия

  • сверхзвуковая скорость — Скорость газа, превышающая местную скорость звука, . Тематики аэродинамика летательных аппаратов Обобщающие термины характеристики течения газа EN supersonic velocity … Справочник технического переводчика

  • сверхзвуковая скорость — viršgarsinis greitis statusas T sritis Standartizacija ir metrologija apibrėžtis Skraidymo aparato greitis, viršijantis garso greitį terpėje arba aplinkoje, kurioje jis juda. atitikmenys: angl. hypersonic velocity; supersonic velocity vok.… … Penkiakalbis aiškinamasis metrologijos terminų žodynas

  • сверхзвуковая скорость — viršgarsinis greitis statusas T sritis fizika atitikmenys: angl. hypersonic velocity; supersonic velocity vok. Überschallgeschwindigkeit, f; Ultraschallgeschwindigkeit, f rus. сверхзвуковая скорость, f pranc. vitesse hypersonique, f … Fizikos terminų žodynas

  • сверхзвуковая скорость — viršgarsinis greitis statusas T sritis apsauga nuo naikinimo priemonių apibrėžtis Greitis, viršijantis garso greitį. atitikmenys: angl. supersonic speed; velocity rus. сверхзвуковая скорость … Apsaugos nuo naikinimo priemonių enciklopedinis žodynas

  • сверхзвуковая скорость — viršgarsinis greitis statusas T sritis Energetika apibrėžtis Orlaivio skridimo greitis, viršijantis garso greitį tam tikrame aukštyje. Jį atitinka Macho skaičius M>1. atitikmenys: angl. supersonic speed vok. überkritische Geschwindigkeit, f… … Aiškinamasis šiluminės ir branduolinės technikos terminų žodynas

  • Сверхзвуковая скорость — скорость движения, превышающая скорость звука в данной среде … Большая советская энциклопедия

Скорость звука и число М

Для начала давайте выясним, сверхзвук — это сколько км/ч? Какова должна быть скорость, чтобы считаться сверхзвуковой? Проблема в том, что простого и однозначного ответа на этот вопрос… Просто нет.

Есть правильный ответ — больше 1 М. Или Число Маха равное единице, это скорость звука, а выше единицы, это уже сверхзвук.

Совсем не привычное нам число, выраженное в километрах в час. Если упростить, то объяснить можно так: скорость звука зависит о свойств среды в которой он распространяется, чем плотнее среда, тем быстрее распространяются колебания (звук это ведь волна). Таким образом на разной высоте скорость звука разная. Чем выше, тем меньше плотность воздуха и тем ниже будет местная скорость звука.

Скорость звука в километрах в час не выражается, просто потому, что в таком случае она всегда будет разной.

Зависимость скорости звука от высоты полета

Например, скорость звука у земли (на высоте 0 км) составит 340 метров в секунду (м/с), это 1224 км/ч. И тут важно сказать что такое значение будет: при температуре +15 и давлении 750 мм. рт. ст. и относительной влажности 0%. То есть, при «стандартных» условиях.

А вот на высоте 10 000 метров, на которой летают современные пассажирские лайнеры, это уже около 299 м/с (это 1076 км/ч), то есть разница довольно значительная — 12%.

Также от высоты полета и других параметров атмосферы зависит и скорость звука, и сопротивление воздуха и, соответственно, скорость которую может развить самолет.

Скорость звука на высоте 11 километров и выше почти не будет меняться, эта часть атмосферы называется «тропопауза».

То же самое в виде таблицы

Так вот, число Маха в авиации представляет собой отношение скорости летательного аппарата к скорости звука на той высоте на которой он сейчас летит. Так удобнее, ведь на разной высоте скорость звука будет разной и чтобы понимать достигает ли самолет скорости звука, его скорость измеряют в числах М.

Один мах, это просто — 1 мах, а не «км/ч».

Если еще проще, то число М показывает сколько скоростей звука в скорости самолета сейчас на конкретной высоте (при определенных условиях среды). Если число Маха больше единицы, очевидно, мы имеем дело со сверхзвуковой скоростью. Поэтому чаще всего вы будете встречать пояснение для какой высоты указано конкретное число Маха.

Например, для Боинга 777 крейсерской скоростью считается 0,84 М (это дозвуковой летательный аппарат). То есть на высоте 10 000 метров при стандартных условиях принимая скорость звука за 1076 км/ч умножаем ее на 0,84 и получаем — 904 км/ч. По документации крейсерская скорость Boeing 777 составляет как раз 905 км/ч.

Что касается сверхзвуковых летательных аппаратов, то, по определению, их скорости должны быть больше скорости звука, то есть больше 1 М. Например у Су-27 это 2,35 М, что примерно 2 528 км/ч на высоте 10 км (скорость звука 295 м/с, а это 1062 км/ч).

Число М некоторых сверхзвуковых самолетов:

  • Су-27 — 2,35 М
  • Су-30 — 2,0 М
  • Миг-31 — 2,82 М
  • Eurofighter — 2,0 М
  • F-15 — 2,5 М
  • F-16 — 2,0 М
  • F-22 — 2,25 М
  • SR-71 — 3,3 М (3 529 км/ч)

А вот гиперзвуковые летательные аппараты:

  • Эксперементальный гиперзвуковой X-43A — 7,5 М (12 144 км/ч)
  • Эксперементальная ракета X-51 — 9,8М (12 144 км/ч)

SR-71 — самый быстрый серийный самолет

Еще одно замечание, число М, это качественная величина, а не количественная. То есть это не скорость в чистом виде, а критерий который показывает насколько скорость объекта выше скорости звука. Зачем? Затем, что дозвуковые, трансзвуковые, сверхзвуковые или гиперзвуковые скорости очень сильно отличаются по сути.

Пилоту (и инженеру тоже) важно знать какой у него сейчас режим обтекания самолета (дозвуковой, трансзвуковой или сверхзвуковой). Например, во многих указателях скорости есть отдельный циферблат, показывающий значение числа Маха в дополнению к приборной скорости.

На картинке в начале этого повествования изображен трансзвуковой режим. Это значит, что сам самолет еще не превысил скорость звука, а на некоторых его участках (на фото это очень хорошо видно по белым «клиньям») скорость обтекания уже достигла скорости звука. Поэтому и образовались скачки уплотнения которые хорошо видны благодаря образованию конденсата позади них. Вот почему, число Маха для авиации так важно.

Про гиперзвук от специалиста.

Мне задают вопросы про испытания новой ракеты «Авангард» с «гиперзвуковыми» (называется скорость полета в атмосфере 20-27 Махов, т.е. скоростей звука) боевыми блоками.
Скажу честно — для серьезного комментария инфы не хватает, а та, что есть — крайне противоречива. Но кое-что сказать можно.
Начну с определения понятия «гиперзвуковой». В авиации гиперзвуковой скоростью считается скорость уже 5-6 (разумеется, и более) скоростей звука для данной высоты. Почему для данной? Потому что скорость звука в воздуха зависит от его давления, а давление падает с высотой. Соответственно, на разных высотах скорость звука разная (кому интересно — погуглите стандарт МСА — международной стандартной атмосферы).
В общем случае гиперзвуковой скоростью обладает любой аппарат, летящий в атмосфере со скоростью более М>5…6
Например, спускаемый аппарат космического корабля «Союз» при возврате из космоса входит в атмосферу с первой космической скоростью (примерно М=23…24), а любая ракета-носитель, стартуя с земной поверхности и разгоняясь до первой космической скорости, тоже с какого-то момента летит на гиперзвуковой скорости (пока не выйдет за пределы атмосферы). Но — внимание! Назвать из гиперзвуковыми летательными аппаратами нельзя! И именно здесь начинается мухлеж, который мы слышим из официальных источников при бахвальстве нашим новым оружием: сначала «Кинжалом», теперь «Авангардом». Потому что не любой аппарат, летящий на гиперзвуковой скорости, является «гиперзвуковым летательным аппаратом». Например, боеголовки баллистических ракет, летающие с середины прошлого века и входящие в атмосферу на гиперзвуке, не являются гиперзвуковыми летательными аппаратами (ГЛА).

В авиации есть четкое определение ГЛА — это летательный аппарат, какое-то время осуществляющий УСТАНОВИВШИЙСЯ гиперзвуковой полет в атмосфере. Установившийся — это когда сила тяги двигателя компенсирует сопротивления воздуха (обеспечивается постоянство гиперзвуковой скорости), а сила тяжести компенсируется аэродинамической подъемной силой (постоянство высоты полета). При этом маневрирование (изменение направления полета) может обеспечиваться отклонением аэродинамических поверхностей (рулей) или изменением вектора тяги двигателя.
Двигатель может быть ракетным (жидкостным или твердотопливным) или воздушно-реактивным (например гиперзвуковым прямоточным воздушно-реактивным).
Ракетный двигатель работает очень непродолжительное время, измеряемое секундами (десятками). Поэтому аппарат с ракетным двигателем сначала набирает скорость, а потом, после выработки топлива и выключения двигателя, летит по инерции, тормозясь сопротивлением встречного потока воздуха. Именно поэтому ракета, часть времени летя со сверхзвуковой скоростью, НЕ ЯВЛЯЕТСЯ гиперзвуковым летательным аппаратом. Соответственно, «Кинжал» является аэробаллистической ракетой «Искандер» воздушного базирования, но не гиперзвуковым летательным аппаратом. Как те же «Сатана» или «Искандер».
Установившийся гиперзвуковой полет может обеспечить только гиперзвуковой воздушно-реактивный двигатель (ГПВРД), выгодно отличающийся от ракетного тем, что если для него топливо (горючее и окислитель) запасаются на борту летательного аппарата и сжигаются за десятки секунд, то у гиперзвукового аппарата с ГПВРД на борту только горючее, а окислитель (кислород) берется из окружающей атмосферы. Именно это обеспечивает на порядки более высокую эффективность (экономичность) ГПВРД, и время его работы десятки минут и более.
Суммируя сказанное: гиперзвуковой летательный аппарат — это аппарат с гиперзвуковой КРЕЙСЕРСКОЙ скоростью, выполняющий УСТАНОВИВШИЙСЯ полет на гиперзвуковой скорости, как правило — за счет гиперзвукового воздушно-реактивного двигателя. И из имеющейся информации, ни «Авангард», ни его планирующие боевые блоки не являются гиперзвуковыми летательными аппаратами, а всего лишь — маневрирующими боеголовками с увеличенным атмосферным участком полета. И судя по всему — летящими по инерции. Напомню, что первые пуски прообразов таких боевых блоков были осуществлены в СССР еще в 1960-х годах (например, «ракетопланы» МП-1 Владимира Челомея).
Что же касается собственно создания по-настоящему гиперзвуковых летательных аппаратов с ГПВРД, то это сложнейшая инженерно-техническая задача, решение которой в «Авангарде» и рядом не стоит. И насколько это вообще «по зубам» современной России — баааальшой вопрос… Это и у американцев пока не получается, а мы от них в этом плане сильно в заднице, хотя в СССР были хорошие наработки в рамках темы «Холод».
Почему «Холод»? Да потому что топливом для гиперзвуковых летательных аппаратом может быть только жидкий водород или сжиженный газ, теплоемкость которых помогает охлаждать аппарат и гиперзвуковой двигатель в полете.
Еще два момента, требующие пояснений, судя по комментам на пуск «Авангарда».
Первый — температура лобовой («наветренной») части боевого блока в 2000 град. С при температуре во фронте ударной волны в 20000 градусов — вполне реально. Достаточно вспомнить, что «углерод-углеродные» носки на «Буране» выдерживали температуру до 1750 градусов, а с тех пор появились новые материалы (кому интересно — смотрите здесь http://www.buran.ru/htm/tersaf4.htm, ниже к посту дана картинка для плиточной теплозащиты «Бурана»).
Второй — скорость полета М=27. Многие обратили внимание, что эта скорость выше первой космической, т.е. и наш «Буран», и американские шаттлы, и различные спускаемые аппараты, как и все боеголовки баллистических ракет, входят в атмосферу с более низкой скоростью. Например, для «Бурана» расчет посадочной траектории начинался с высоты 152500 метров («официальная граница» космоса 100 км) — в этот момент он имел скорость 7578 метров секунду, что равнялось 22,82 Маха. Корабль падал, т.е. ускорялся, поэтому максимальное число Маха=27,92 достигалось на высоте 93-90 км. Это все еще космос, атмосферы почти нет. Например, скоростной напор (динамическое давление встречного потока) на этой высоте на указанной скорости 7,5 км/с составляет всего… 10 кг на квадратный (!) метр. В таких условиях говорить о «гиперзвуковом» полете на высоте 90 км может только полный идиот. Ну, или гуманитарий. Ну а по температуре уже все заметно — с начальных 27 градусов Цельсия на орбите к высоте 90 км температура успевает подняться до 1200 градусов.
Однако если говорить о максимальном нагреве (здесь важен кумулятивный эффект, да и скоростной напор нарастает быстрее темпа снижения скорости), то максимум 1656 градусов С достигается к высоте 77800 метров (скорость 7582 м/с, или М=26.69), и держится до высоты 69400 метров (скорость 6277 м/с, или М=21.05). Как видите, названные скорости М=27 вполне реальны, но установившийся полет на таком режиме при современных технологиях немыслим. Все, что мы сегодня слышим — это выхватывание дилетантами цифр из контекста.
Ну а что касается «подарка на Новый год» — сначала пенсию верни, балабол…
PS: что еще могу добавить. В середине «нулевых» годов появилась крайне интересная и сверхсекретная тема (напрягшимся компетентным товарищам могу дать ссылку на единственную открытую публикацию в журнале «Авиационная техника и технологии» НПО «Молния) — так называемые «трансатмосферные летательные аппараты». В двух словах — УСТАНОВИВШИЙСЯ полет в атмосфере на КРЕЙСЕРСКИХ скоростях ВЫШЕ первой космической скорости. Но здесь, судя по всему, абсолютно не тот случай…
PPS: и последнее (если быть точным) — в качестве определения для «гиперзвукового летательного аппарата» я использовал определение термина «гиперзвуковой самолет»
Повышение рабочих температур теплозащитных материалов
Вадим Лукашевич

Русский гиперзвук: что, когда и почему?

В последние годы гиперзвуковое оружие заняло одно из центральных мест в дискуссиях вокруг новых технологий, влияющих на международную безопасность. Вместе с тем, нельзя не отметить, что качество дискуссии зачастую оставляет желать лучшего. Попробуем несколько поправить ситуацию хотя бы в части российских вооружений.

Почему гиперзвуковое оружие имеет высокую значимость

Управляемый гиперзвуковой полет средства доставки в атмосфере представляет серьезный вызов как для разработчика и оператора, так и для обороняющейся стороны. Для обладателя такого вооружения его создание и эксплуатация – крайне сложная технологическая задача. Для «принимающей стороны» практически невозможно понять, где летит гиперзвуковая ракета или ее боевая часть и что служит их целью.

В экспертном сообществе, в принципе, существует общее понимание того, что для обозначения оружия как «гиперзвукового» обязательны две основные определяющие характеристики: скорость, превышающая 5 Мах (т.е. в пять раз превышающая скорость звука в соответствующей среде), и способность совершать маневры (как вертикальные, так и горизонтальные), двигаясь на этой скорости внутри атмосферы.

Комбинация этих двух качеств, как считается, в сочетании с достаточной точностью и невозможностью определить тип полезной нагрузки (т.е. несет ли гиперзвуковое оружие ядерную или обычную боеголовку), а также неопределенной целью (в случае оружия большой дальности) и приводит к вышеуказанным проблемам.

И это, в свою очередь, обуславливает ключевую угрозу гиперзвукового оружия как для международной, так и для национальной безопасности: неправильное восприятие целей противника, провоцирующее ответные меры политического и военного характера, зачастую ведущие к новым виткам эскалации.

Следует отметить, что в настоящее время практически невозможно перехватить и «традиционные» межконтинентальные баллистические ракеты и ракеты средней дальности, учитывая уже разработанные и весьма совершенные средства преодоления ПРО. Сверхзвуковые крылатые ракеты, обычно используемые в качестве противокорабельных, также представляют серьезный вызов для противовоздушной и противоракетной обороны. Вместе с тем, гиперзвуковые планирующие крылатые блоки (ПКБ), крылатые и аэробаллистические ракеты сделают противоракетную оборону еще более сложной задачей.

В то же время относительно гиперзвуковых ПКБ необходимо помнить, что их скорость на конечном участке траектории значительно ниже, чем у «традиционных» боевых блоков МБР, поэтому, вероятно, объектовые средства противоракетной и противовоздушной обороны вполне способны перехватить приближающиеся глайдеры, особенно с учетом их большого размера. Кроме того, размер ПКБ и его нагревание в ходе движения внутри атмосферы могут упростить задачу его обнаружения и сопровождения для инфракрасных датчиков спутников СПРН. Тем не менее, плазменное «облако», формирующееся вокруг ПКБ, усложнит выдачу целеуказания.

Одновременно с этим, скорость и маневренность гиперзвукового оружия приводит к очень серьезным технологическим проблемам для его наведения и структурной целостности. Можно предположить, что в целом маневры будут совершаться с весьма большими радиусами (до нескольких сотен километров для оружия межконтинентальной дальности). «Высокоточность» гиперзвукового оружия также не является чем-то безусловным. Маневры приводят к накоплению ошибок, а скорость даже самые незначительные ошибки легко делает чрезвычайно критичными.

Еще один большой вопрос, касающийся технологических аспектов разработки, производства и применения гиперзвукового оружия: возможна ли связь с ним в полете и каким образом ее можно осуществить? На этот процесс также сильно влияют плазменные поля, образующиеся вокруг оружия во время гиперзвукового полета внутри атмосферы. Для решения такой задачи могут использоваться несколько вариантов, например, торможение, «прыжок» из атмосферы в космическое пространство или использование передатчиков на спутниках. Тем не менее, нет никаких открытых данных о том, как фактически устанавливается связь для разрабатываемых и развертываемых в настоящее время образцов гиперзвукового оружия.

Традиционно выделяют два основных типа гиперзвукового оружия: планирующие крылатые блоки, они же «глайдеры» или «ракетное планирующее оружие», и гиперзвуковые крылатые ракеты. Кроме того, представляется целесообразным выделить еще одну условную субкатегорию – гиперзвуковые аэробаллистические ракеты.

  • Гиперзвуковые планирующие крылатые блоки (ПКБ)
    • Маневрирующие боевые блоки «на стероидах», способные к планированию в атмосфере
    • Проблемы: плазмообразование вокруг блока, элементы управления, материалы
  • Гиперзвуковые крылатые ракеты (ГЗКР)
    • Наиболее сложная конструкция
    • Проблемы: двигатель (ГПВРД), топливо, материалы
  • Гиперзвуковые аэробаллистические ракеты (ГАБР)
    • Ракеты (в том числе с неотделяемой ГЧ), способные к маневренному полету/планированию с аэродинамическим управлением
    • Преимущество: относительно простая конструкция

На сегодняшний день на боевом дежурстве в России (в других странах такого оружия нет в принципе) находится два вида гиперзвукового оружия – ПКБ в составе стратегического ракетного комплекса «Авангард» и ГАБР в составе авиационного ракетного комплекса «Кинжал».

Какие проекты реализует Россия?

Для начала стоит попробовать сформулировать, зачем вообще России гиперзвуковое оружие.

Главная заявленная задача – гарантированная доставка ядерных боезарядов в условия развития ПРО США (с точки зрения потенциала и географии) и сохраняющегося превосходства США в области обычных вооружений, в первую очередь в части высокоточного оружия и военно-морских сил. Соответственно, требуется средства как для преодоления ПРО, так и для физического уничтожения элементов ПРО различного базирования. При этом не стоит отметать и возможности лоббирования со стороны оборонно-промышленного комплекса, конструкторских бюро и так далее.

Возможности России в части разработки гиперзвукового оружия – одни из наиболее передовых, в том числе благодаря огромному научно научно-техническому опыту и наличию всей необходимой испытательной инфраструктуры.

Россией развернуто два образца гиперзвукового оружия:

  1. Стратегический ракетный комплекс «Авангард» с ПКБ на боевом дежурстве с декабря 2019 года, две единицы в ракетном полку в составе 13-й ракетной дивизии (Оренбургская область). В качестве разгонной ступени используется «заслуженная» МБР УР-100НУТТХ. Отметим, что этот проект находился в разработке различной степени интенсивности несколько десятилетий. Кроме того, стоит подчеркнуть, что в декабре 2019 года выяснилось: его минимальная дальность составляет 6000 километров. Фактически, это должно прекратить все дискуссии о возможном применении «Авангарда» в ограниченных или региональных конфликтах. Также важно помнить, что «Авангард» поступил на вооружение в составе РВСН, наземного звена российской стратегической ядерной триады. Главная (если не единственная) задача РВСН – стратегическое ядерное сдерживание, в связи с чем можно с уверенностью сказать, что «Авангард» будет исключительно ядерным.
  2. Достратегический ракетный комплекс «Кинжал», гиперзвуковая аэробаллистическая ракета воздушного базирования, использующая доработанный перехватчик МиГ-31К в качестве носителя и/или ускорителя. Сама ракета, предположительно, родственна квазибаллистической ракете семейства 9М723 из состава оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер-М». Вероятно, около 10 единиц находятся на опытно-боевом дежурстве с декабря 2017 года в Южном военном округе, совершаются вылеты на боевое патрулирование над акваториями Каспийского и Черного моря. Проводятся испытания по применению комплекса в условиях Арктики.
  3. Кроме того, было достаточно много сообщений за последние годы о гиперзвуковой ракете морского (и, как недавно сказано официально, наземного) базирования «Циркон». Возможно, она будет принята на вооружение через несколько лет, в первую очередь для новых фрегатов и атомных подводных лодок ВМФ России. По имеющейся информации, «Циркон» разрабатывается с учетом возможности применения из стандартных «ячеек» универсального корабельного стрельбового комплекса, также применяемого для крылатых ракет семейства «Калибр». Предположительно, пусковая установка для сухопутной версии этого комплекса также будет единой с «Калибром» наземного базирования, разработка которого была анонсирована в связи с развалом Договора о ракетах средней и меньшей дальности. При этом, в то время как технологии, стоящие за «Авангардом» и «Кинжалом», более или менее понятны (фактически, первый представляет собой усовершенствованный маневрирующий боевой блок, а второй – «прокачанную» баллистическую ракету воздушного базирования), ситуация с «Цирконом» остается неопределенной.

Скорости, траектории и точность всех этих систем остаются неизвестными, равно как и их надежность. При этом крайне важно подчеркнуть, что для России основную заявленную миссию по гиперзвуковому оружию составляет доставка ядерного оружия, в то время как США сосредоточены на возможностях обычного удара. Таким образом, требования к точности для американских программ могут быть значительно выше.

Подчеркнем: развертывание «Авангарда», «Кинжала», «Циркона» и возможных будущих вариантов гиперзвукового оружия не ведет к революционным изменениям в общем ракетном потенциале России. Российские МБР были и остаются надежным щитом против любой существующей угрозы. Сверхзвуковые и дозвуковые крылатые ракеты, а также тактические баллистические ракеты также представляют серьезный аргумент в части, в том числе, неядерного сдерживания.

Однако, поскольку мы вступаем в «гиперзвуковую эру», опережающее развертывание таких систем поможет российским вооруженным силам и промышленности лучше понять операционные проблемы, устранить «шероховатости» и «детские болезни», которые могут быть найдены только в ходе непрерывного боевого дежурства.

При этом достратегическое оружие, такое как «Кинжал» и «Циркон», может сыграть даже большую роль: оно увеличивает потенциал сдерживания в отношении военно-морского превосходства США и НАТО.

Что будет дальше

Сценарий гиперзвуковой гонки вооружений вполне возможен и по военным, и по политическим причинам. В военном отношении такие вооружения не делают революцию, но они могут обеспечить относительное преимущество, особенно против защищенных целей противника. С политической точки зрения, благодаря шумихе вокруг технологии, она быстро становится символом статуса. При таких обстоятельствах основной проблемой для тех, кто хочет получить гиперзвуковое оружие, становится инфраструктура для его разработки, испытания, производства и развертывания. Возможно, не за горами и появление гиперзвуковых вооружений на рынках продукции военного назначения.

Если распространение технологии гиперзвукового оружия станет реальностью, это усугубит существующие проблемы, связанные с распространением «традиционных» баллистических и крылатых ракет, предоставляя государственным и, в конечном итоге, негосударственным акторам еще большие возможности для нанесения высокоточных ударов на больших дальностях. Кроме того, это будет стимулировать инвестиции в противоракетную оборону со стороны всех стран, которые могут чувствовать себя под угрозой, и изредка мы будем видеть перекрывающиеся «пузыри» оборонительного и наступательного потенциала в различных регионах мира. Конечно, эти «пузыри» будут иметь значительные «дыры», но самый важный вывод заключается в том, что неразрывная связь между наступательными и оборонительными системами, давно осознанная Россией и США на стратегическом уровне, становится и региональной реальностью.

Вместе с тем, масштабы возможной гонки гиперзвуковых вооружений будут ограничены. В конце концов, это оружие очень дорогое, и массовое производство не обязательно приведет к значительной оптимизации расходов. Более того, количество достаточно ценных целей для подобных вооружений также представляется весьма ограниченным.

Что делать?

Чтобы минимизировать возможную негативную роль гиперзвукового оружия в контексте международной безопасности, можно сформулировать несколько предложений.

В первую очередь, представляется крайне полезной прозрачность в отношении предполагаемых миссий и типов полезной нагрузки для гиперзвукового оружия. Некоторые страны могут считать, что такая открытость может каким-то образом подорвать предполагаемый сдерживающий эффект гиперзвукового оружия, но, похоже, именно в этой области «двусмысленность» способна привести к катастрофическим просчетам.

Далее, целесообразно проводить мероприятия различных форматов и готовить доклады по тематике гиперзвукового оружия (чем занимаются, в частности, Управление ООН по вопросам разоружения, Институт ООН по исследованию проблем разоружения, Пагуошское движения ученых, проект «Ватфор» и иные), которые помогают повысить осведомленность, рассеивают некоторые ложные и опасные нарративы и предоставляют форум для обсуждения проблем и намерений.

Кроме того, в целях повышения эффективности диалога, по крайней мере, на уровне экспертов, было бы полезно разработать согласованный набор определений, глоссарий для анализа, связанного с гиперзвуковым оружием.

Подводя итог, подчеркнем: гиперзвуковое оружие – это лишь еще одна страница в развитии вооружения и военной техники, и на самом деле не самая современная. Концепции и даже некоторые проекты родились многие десятилетия назад. Несмотря на заявления об обратном, они не изменят природу военно-политических отношений в глобальном масштабе и никак не иллюстрируют намерения стран, которые его разрабатывают. Мы живем в опасном мире, с гиперзвуковым оружием или без него, и единственный способ сделать его менее опасным – искать совместные решения, учитывающие озабоченность всех государств.

Дмитрий Стефанович,
научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, сооснователь проекта Ватфор

Быстрый глобальный удар: гиперзвук в помощь

Вооруженные силы технологически развитых стран разрабатывают гиперзвуковое оружие наземного запуска в ответ на быстро развивающиеся угрозы и создание современных систем защиты от баллистических ракет.

Рисунок отделившегося планирующего блока HSSW в полете. Это один из нескольких гиперзвуковых планирующих аппаратов, которые были разработаны в качестве средств быстрой доставки боеприпаса к цели
Прогресс в области гиперзвуковых технологий привел к созданию высокоскоростных систем вооружения. Они, в свою очередь, были определены в качестве ключевой сферы, в направлении которой военным необходимо двигаться, чтобы не отстать от оппонентов в технологическом плане.
В последние несколько десятилетий в этой технологической области велись масштабные разработки, при этом широко использовался принцип цикличности, когда одна исследовательская кампания использовалась в качестве основы для последующей. Этот процесс привел к значительному прогрессу в технологии гиперзвукового оружия. На протяжении двух десятилетий разработчики активно применяли гиперзвуковую технологию, в основном в баллистических и крылатых ракетах, а также в планирующих блоках с ракетным ускорителем.
Активная деятельность ведется в таких областях, как моделирование, испытания в аэродинамической трубе, конструкция носового обтекателя, умные материалы, динамика летательного аппарата при входе в атмосферу и специальное программное обеспечение. Как результат, гиперзвуковые системы наземного запуска в настоящее время имеют высокий уровень готовности и высокую точность, позволяя военным атаковать широкий набор целей. Кроме того, эти системы могут существенно ослабить существующие противоракетную оборону противника.
Американские программы
Министерство обороны США и другие государственные структуры все больше внимания уделяют разработке гиперзвукового оружия, которое, по оценкам экспертов, достигнет необходимого уровня развития в 2020-е годы. Об этом свидетельствует увеличение объема инвестиций и ресурсов, выделяемого Пентагоном на гиперзвуковые исследования.
Управление ракетно-космических систем американской армии и лаборатория Sandia National Laboratory совместно работают над продвинутой гиперзвуковой системой вооружения AHW (Advanced Hypersonic Weapon), в настоящее время известной под обозначением Alternate Re-Entry System. В этой системе для доставки обычной боеголовки используется гиперзвуковой планирующий блок HGV (hypersonic glide vehicle), схожий с концепцией Hypersonic Technology Vehicle-2 (HTV-2) разработки Управления DARPA и ВВС США. Впрочем, этот блок может устанавливаться на ракету-носитель меньшей дальности, чем в случае с HTV-2, что в свою очередь может говорить о приоритете передового развертывания, например, на суше или на море. Блок HGV, конструктивно отличающийся от HTV-2 (коническая, а не клинообразная форма), оборудован системой высокоточного наведения на конечном участке траектории.
Первый полет ракеты AHW в ноябре 2011 года позволил продемонстрировать уровень отработанности технологий гиперзвукового планирования с ракетным ускорителем, технологий тепловой защиты, а также проверить параметры тестового полигона. Планирующий блок, запущенный с ракетного полигона на Гавайях и пролетевший порядка 3800 км, успешно поразил свою цель.

Комплекс AHW был разработан в рамках программы CPGS по уничтожению в течение часа первоочередных целей в любой точке мира. Начиная с 2006 года, Пентагон неуклонно наращивает финансирование программы AHW американской армии
Второй испытательный пуск был проведен со стартовой площадки Kodiak на Аляске в апреле 2014 года. Однако, через 4 секунды после старта контроллеры дали команду на уничтожение ракеты, когда внешняя тепловая защита задела блок управления ракеты-носителя. Следующий испытательный пуск уменьшенного варианта был осуществлен с ракетного полигона в Тихом океане в октябре 2017 года. Этот уменьшенный вариант был подогнан под размеры стандартной баллистической ракеты, запускаемой с подводной лодки.
На проведение запланированных испытательных пусков в рамках программы AHW министерство обороны запросило 86 миллионов долларов на 2016 финансовый год, 174 миллиона на 2017 финансовый год, 197 миллионов на 2018 год и 263 миллиона на 2019 год. Последний запрос наряду с планами по продолжению программы испытаний AHW указывает на то, что министерство определенно намерено разработать и развернуть систему, используя платформу AHW.
В 2019 году программа сосредоточится на производстве и испытаниях ракеты-носителя и гиперзвукового планирующего блока, которые будут использованы в летных экспериментах; на продолжении исследования перспективных систем с целью проверки стоимости, летальности, аэродинамических и тепловых характеристик; и на проведении дополнительных исследований с целью оценки альтернатив, реализуемости и концепций комплексных решений.
DARPA совместно с ВВС США параллельно реализуют демонстрационную программу HSSW (High Speed Strike Weapon), которая состоит из двух основных проектов: программы TBG (Tactical Boost-Glide), разрабатываемой компаниями Lockheed Martin и Raytheon, и программы HAWC (Hypersonic Air-breathing Weapon Concept), возглавляемой компанией Boeing. Первоначально планируется развертывание системы в военно-воздушных силах (воздушный запуск) и затем переход к морской эксплуатации (вертикальный запуск).
Хотя основной целью министерства обороны в области гиперзвуковых разработок является вооружение воздушного запуска, DARPA в 2017 году в рамках проекта Operational Fires начала новую программу по разработке и демонстрации гиперзвуковой системы наземного запуска, которая включает технологии из программы TBG.
В бюджетном запросе на 2019 год Пентагон затребовал 50 миллионов долларов на разработку и демонстрацию системы наземного запуска, позволяющей гиперзвуковому планирующему крылатому блоку преодолевать вражескую ПВО и быстро и точно поражать первоочередные цели. Целью проекта является: разработка продвинутого носителя, способного доставлять различные боевые части на разные расстояния; разработка совместимых наземных пусковых платформ, позволяющих встраиваться в существующую наземную инфраструктуру; и достижение специфических характеристик, необходимых для быстрого развертывания и переразвертывания системы.
В своем бюджетном запросе на 2019 год Управление DARPA запросило 179,5 миллиона на финансирование программы TBG. Цель TBG (как и HAWC) — достижение блоком скорости 5 Махов и более при его планировании к цели на конечном участке траектории. Теплостойкость такого блока должна быть очень высокой, он должен быть высокоманевренным, летать на высотах почти 61 км и нести боевую часть массой порядка 115 кг (примерно размер бомбы малого диаметра, Small Diameter Bomb). По программам TBG и HAWC также разрабатываются боевая часть и система наведения.
Ранее ВВС США и DARPA начали совместную программу FALCON (Force Application and Launch from CONtinental United States) в рамках проекта CPGS (Conventional Prompt Global Strike — обычный быстрый глобальный удар). Ее целью является разработка системы, состоящей из средства выведения подобного баллистической ракете и гиперзвукового аппарата для входа в атмосферу, известного как CAV (common aero vehicle), которая могла бы доставить боеголовку в любую точку земного шара в течение одного-двух часов. Высокоманевренный планирующий блок CAV с дельтовидным крылом-фюзеляжем, не имеющий движителя, может летать в атмосфере на гиперзвуковых скоростях.
Компания Lockheed Martin работала с DARPA над ранней концепцией гиперзвукового аппарата HTV-2 с 2003 по 2011 годы. Легкие ракеты Minotaur IV, ставшие средством доставки блоков HTV-2, запускались с авиабазы Ванденберг в Калифорнии. При первом полете HTV-2 в 2010 году были получены данные, которые продемонстрировали прогресс в повышении аэродинамического качества, высокотемпературных материалах, системах тепловой защиты, системах безопасности автономного полета, а также в системах наведения, навигации и управления для продолжительного гиперзвукового полета. Впрочем, эта программа была закрыта и в настоящее время все усилия сосредоточены на проекте AHW.
В Пентагоне надеются, что эти исследовательские программы проложат дорогу различному гиперзвуковому оружию, а также планируют консолидировать свою деятельность по разработке гиперзвукового оружия в рамках дорожной карты, разрабатываемой с целью дальнейшего финансирования проектов в этой области.
В апреле 2018 года заместитель министра обороны сообщил, что ему приказано выполнить «80% плана», а это проведение оценочных испытаний до 2023 года, целью которых является достижение гиперзвуковых возможностей в течение следующего десятилетия. Одной из приоритетных задач Пентагона также является достижение синергии в гиперзвуковых проектах, поскольку очень часто в разных программах разрабатываются близкие по функциональности компоненты. «Хотя процессы запуска ракеты с морской, воздушной или наземной платформы существенно отличаются. необходимо стремиться к максимальной унифицированности ее компонентов».

Момент отделения носителя и планирующего блока HSSW. В апреле 2018 года ВВС США выдали контракт компании Lockheed Martin стоимостью 928 миллионов долларов на разработку и демонстрацию гиперзвуковой системы вооружения для нанесения неядерных ударов
Российские успехи
Российская программа разработки гиперзвуковой ракеты амбициозна, чему в немалой степени способствует всемерная поддержка государства. Это подтверждает ежегодное послание Президента Федеральному Собранию, с которым он выступил 1 марта 2018 года. В ходе послания Президент Путин представил несколько новых систем вооружения, включая перспективный ракетный комплекс стратегического назначения Авангард.
Путин представил эти системы вооружения, включая Авангард, в качестве ответной меры на развертывание глобальной американской системы противоракетной обороны. Он заявил, что «Соединенные Штаты, несмотря на глубокую озабоченность Российской Федерации, продолжают планомерную реализацию своих планов по системе ПРО», и что ответ России заключается в повышении ударных возможностей своих стратегических сил по поражению оборонительных систем потенциальных противников (хотя нынешняя американская система ПРО едва ли сможет перехватить даже часть имеющихся у России 1550 ядерных боеголовок).
Авангард, по всей видимости, является дальнейшим развитием проекта 4202, который был преобразован в проект Ю-71 разработки гиперзвукового управляемого боевого блока. По словам Путина, он может сохранять скорость 20 чисел Маха на маршевом участке или планирующем участке своей траектории и «при движении к цели осуществлять глубокое маневрирование, как боковое (причем на несколько тысяч километров). Все это делает его абсолютно неуязвимым для любых средств противовоздушной и противоракетной обороны».
Полет Авангарда происходит практически в условиях плазмообразования, то есть он движется к цели подобно метеориту или огненному шару (плазма — ионизированный газ, образующийся вследствие нагрева частиц воздуха, определяемого высокой скоростью блока). Температура на поверхности блока может достигать «2000 градусов по Цельсию».
В послании Путина на видео была показана концепция Авангарда в виде упрощенной гиперзвуковой ракеты, способной маневрировать и преодолевать системы ПВО и ПРО. Президент заявил, что крылатый блок, показанный на видео, не является «реальной» презентацией окончательной системы. Впрочем, по мнению экспертов, крылатый блок на видео вполне может представлять собой вполне реализуемый проект системы с тактико-техническими характеристиками Авангарда. К тому же, учитывая известную историю испытаний проекта Ю-71, можно сказать, что Россия уверенно движется в направлении создания серийного производства гиперзвуковых планирующих крылатых блоков.
Скорее всего, конструктивно конфигурация аппарата, показанного на видео, представляет собой корпус клинообразной формы типа крыло-фюзеляж, получивший общее определение «волноплан». Было показано его отделение от ракеты-носителя и последующее маневрирование до цели. На видео были заметны четыре рулевых поверхности, две наверху фюзеляжа и два фюзеляжных щитка торможения, все в задней части аппарата.
Вероятно, что Авангард предназначен для запуска с новой тяжелой многоступенчатой межконтинентальной баллистической ракетой «Сармат». Впрочем, в своем обращении Путин заявил, что «он совместим с существующими системам», что указывает на то, что в ближайшем будущем носителем крылатого блока Авангард скорее всего будет модернизированный комплекс УР-100Н УТТХ. Оценочная дальность действия Сармат 11000 км в комбинации с дальностью 9900 км управляемого боевого блока Ю-71 позволяет получить максимальную дальность поражения свыше 20000 км.
Современные разработки России в области гиперзвуковых систем начались в 2001 году, когда прошли испытания МБР УР-100Н (по классификации НАТО SS-19 Stiletto) с планирующим блоком. Первый пуск ракеты Проекта 4202 с боевым блоком Ю-71 был проведен 28 сентября 2011 года. Базируясь на проекте Ю-71/4202, российские инженеры разработали еще один гиперзвуковой аппарат, включая второй опытный образец Ю-74, который впервые в 2016 году был запущен с полигона в Оренбургской области, поразив цель на полигоне Кура на Камчатке. 26 декабря 2018 года осуществлен последний (по срокам) удачный пуск комплекса Авангард, развивший скорость около 27 Махов.
Китайский проект DF-ZF
Согласно довольно скудной информации из открытых источников, Китай ведет разработку гиперзвукового аппарата DF-ZF. Программа DF-ZF оставалась сверхсекретной до начала испытаний в январе 2014 года. Американские источники отследили факт испытаний и назвали аппарат Wu-14, поскольку испытания проводились на полигоне Wuzhai в провинции Шаньси. Хотя Пекин не раскрывает детали этого проекта, военные США и России предполагают, что на сегодняшний день было проведено семь успешных испытаний. По данным американских источников, до июня 2015 года проект испытывал определенные трудности. Лишь начиная с пятой серии испытательных пусков можно говорить об успешном выполнении поставленных задач.
По данным китайской прессы, с целью увеличения дальности в аппарате DF-ZF сочетаются возможности небаллистических ракет и планирующих блоков. Типичный гиперзвуковой беспилотник DF-ZF, двигаясь после запуска по баллистической траектории, разгоняется до суборбитальной скорости 5 Махов, а затем, войдя в верхние слои атмосферы летит почти параллельно поверхности Земли. Это делает общий путь до цели короче, чем у обычной баллистической ракеты. В результате, несмотря на снижение скорости из-за сопротивления воздуха, гиперзвуковой аппарат может долететь до цели быстрее, чем обычная боеголовка МБР.
После седьмого контрольного испытания в апреле 2016 года во время следующих испытаний в ноябре 2017 года аппарат с ядерной ракетой DF-17 на борту достиг скорости 11265 км/ч.
Из сообщений местной прессы понятно, что китайский гиперзвуковой аппарат DF-ZF испытывался с носителем — баллистической ракетой средней дальности DF-17. Эта ракета в скором времени будет заменена ракетой DF-31 с целью увеличения дальности до 2000 км. В этом случае боевая часть может быть снаряжена ядерным зарядом. Российские источники предполагают, что аппарат DF-ZF может войти в этап производства и быть принят на вооружение китайской армии в 2020 году. Впрочем, судя по развитию событий, Китай пока находятся примерно в 10 годах от принятия на вооружение своих гиперзвуковых систем.
По данным американской разведки, Китай может использовать гиперзвуковые ракетные комплексы для стратегического вооружения. Китай может также разрабатывать технологии гиперзвукового прямоточного воздушно-реактивного двигателя для получения возможности нанесения быстрого удара. Ракета с таким двигателем, запущенная из акватории Южно-Китайского моря, может пролететь в ближнем космосе 2000 км на гиперзвуковых скоростях, что позволит Китаю доминировать в регионе и получить возможность прорывать даже самые продвинутые системы ПРО.

Модель перспективной гиперзвуковой ракеты BrahMos II
Индийское развитие
Индийская Организация оборонных исследований и разработок (DRDO) работает над гиперзвуковыми системами наземного запуска уже боле 10 лет. Успешнее всего продвигается проект ракеты Shourya (или Shaurya). Две других программы, BrahMos II (К) и Hypersonic Technology Demonstrating Vehicle (HSTDV), испытывают определенные трудности.
Разработка тактической ракеты класса «поверхность-поверхность» началась в 90-е годы. По сообщениям, типичный радиус действия ракеты составляет 700 км (хотя может быть увеличен) при круговом вероятном отклонении 20-30 метров. Ракета Shourya может запускаться из пускового контейнера, который устанавливается на мобильную пусковую установку 4×4, или со стационарной платформы с земли или из пусковой шахты.
В варианте пускового контейнера двухступенчатая ракета запускается с помощью газового генератора, который за счет высокой скорости сгорания метательного вещества создает высокое давление, достаточное для вылета ракеты из контейнера на высокой скорости. Первая ступень поддерживает полет в течение 60-90 секунд до начала работы второй ступени, после чего отстреливается небольшим пиротехническим устройством, которое работает также в качестве двигателя тангажа и рысканья.
Газогенератор и двигатели, разработанные Лабораторией высокоэнергетических материалов и Лабораторией продвинутых систем, разгоняют ракету до скорости 7 чисел Маха. Во всех двигателях и ступенях используется специально разработанное твердое топливо, позволяющее аппарату достигать гиперзвуковых скоростей. Ракета массой 6,5 тонн может нести обычную фугасную боевую часть массой почти тонну или ядерную боеголовку эквивалентной 17 килотоннам.
Первые наземные испытания ракеты Shourya на полигоне в Чандипуре были проведены в 2004 году, а следующий испытательный запуск в ноябре 2008 года. На этих испытаниях была достигнута скорость 5 Махов и дальность 300 км.
Испытания из пусковой шахты ракеты Shourya в окончательной конфигурации были проведены в сентябре 2011 года. По сообщениям, прототип имел улучшенную систему навигации и наведения, в состав которой вошли кольцевой лазерный гироскоп и акселерометр разработки DRDO. Ракета полагалась в основном на гироскоп, созданный специально для повышения маневренности и точности. Ракета достигла скорости 7,5 Махов, пролетев 700 км на малой высоте; при этом температура поверхности корпуса достигала 700°С.
Министерство обороны провело последний испытательный запуск в августе 2016 года с полигона в Чандипуре. Ракета, достигнув высоты 40 км, пролетела 700 км и снова на скорости 7.5 Махов. Под действием вышибного заряда ракета пролетела по баллистической траектории 50 метров, а затем перешла на маршевый полет на гиперзвуке, совершив финальный маневр перед встречей с целью.
На выставке DefExpo 2018 было сообщено, что следующая модель ракеты Shourya пройдет некоторую доработку с целью увеличения дальности полета. Ожидается, что серийным производством займется компания Bharat Dynamics Limited (BDL). Впрочем, представитель BDL сообщил, что они не получали никаких указаний от DRDO на производство, намекнув, что ракета до сих пор дорабатывается; информация же по этим доработкам засекречена Организацией DRDO.

Отделение боевого блока Falcon в полете
Индия и Россия совместно разрабатывают гиперзвуковую крылатую ракету BrahMos II (К) в рамках совместного предприятия BrahMos Aerospace Private Limited. DRDO разрабатывает гиперзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель, наземные испытания которого прошли успешно.
Индия с помощью России создает специальное реактивное топливо, которое позволяет ракете достичь гиперзвуковых скоростей. Никакой более подробной информации о проекте недоступно, но представители компании сообщили, что они пока находятся на этапе предварительного проектирования, поэтому пройдет не менее десяти лет, прежде чем BrahMos II станет работоспособной системой.
Хотя традиционная сверхзвуковая ракета BrahMos успешно себя зарекомендовала, в рамках проекта BrahMos II большой объем исследования в области материаловедения проводят Индийский технологический институт, Индийский научный институт и сама компания BrahMos Aerospace, поскольку материалы должны выдерживать высокое давление и высокие аэродинамические и тепловые нагрузки, связанные с гиперзвуковыми скоростями.
Исполнительный директор компании BrahMos Aerospace Судхир Мишра сообщил, что российская ракета Циркон и BrahMos II имеют общие двигатель и пропульсивные технологии, тогда как система наведения и навигации, программное обеспечение, корпус и системы управления разрабатываются Индией.
Планируется, что радиус действия и скорость ракеты составят 450 км и 7 Махов соответственно. Дальность ракеты первоначально была определена в 290 км, поскольку Россия подписала документ «Режим контроля за ракетными технологиями», но в настоящее время Индия, также подписавшая этот документ, пытается увеличить дальность полета своей ракеты. Как ожидается, ракета сможет запускаться с воздушной, наземной, надводной или подводной платформы. Организация DRDO планирует инвестировать 250 миллионов долларов в испытания ракеты, способной развить гиперзвуковую скорость 5,56 Махов над уровнем моря.
Между тем, индийский проект HSTDV, в котором прямоточный двигатель используется для демонстрации самостоятельного длительного полета, сталкивается с конструктивными трудностями. Тем не менее, Лаборатория оборонных исследований и разработок продолжает работать над усовершенствованием технологии прямоточного воздушно-реактивного двигателя. Судя по заявленным характеристикам, при помощи стартового твердотопливного ракетного двигателя аппарат HSTDV на высоте 30 км сможет развить скорость 6 Махов в течение 20 секунд. Базовая конструкция с корпусом и креплением двигателя была спроектирована в 2005 году. Большая часть аэродинамических испытаний была проведена Национальной авиакосмической лабораторией NAL.

Видео гиперзвукового планирующего крылатого блока Авангард демонстрирует его полет в облаке плазмы и маневрирование с целью избежания систем противоракетной обороны
Уменьшенная модель HSTDV была испытана в NAL на предмет забора воздуха и истечения отработанных газов. С целью получения гиперзвуковой модели поведения аппарата в аэродинамической трубе также было проведено несколько тестов на более высоких сверхзвуковых скоростях (за счет комбинации волн сжатия и разрежения).
В Лаборатории оборонных исследований и разработок были проведены работы, связанные с исследованием материалов, интеграцией электрических и механических компонентов и прямоточным двигателем. Первая базовая модель была представлена публике в 2010 году на специализированной конференции, а в 2011 году на выставке Aerolndia. Согласно графику, изготовление полноценного прототипа было намечено на 2016 год. Однако в связи с отсутствием необходимых технологий, недостаточным финансированием в сфере гиперзвуковых исследований и неготовностью производственной площадки проект сильно отстал от графика.
Тем не менее, аэродинамические качества, движительная установка и характеристики прямоточного двигателя были тщательно проанализированы и обсчитаны, в связи чем ожидается, что полноразмерный воздушно-реактивный двигатель сможет создать тягу 6 кН, которая позволит запускать спутники ядерные боеголовки и другие баллистические/небаллистические ракеты на большие дальности. Восьмиугольный корпус массой одна тонна оснащен стабилизаторами маршевого полета и задними управляющими рулями.
Важнейшие технологии, например, камера сгорания двигателя, испытываются в еще одной Лаборатории терминальной баллистики, также входящей в состав DRDO. В Организации DRDO надеются построить гиперзвуковые аэродинамические трубы для испытаний системы HSTDV, но все упирается в недостаток средств.
В связи с появлением современных интегрированных систем ПВО вооруженные силы мощных в военном отношении стран рассчитывают на гиперзвуковое оружие с целью противодействия стратегии запрета доступа/блокирование зоны и нанесения региональных или глобальных ударов. В конце 2000-х в оборонных программах особое внимание стало уделяться гиперзвуковому оружию как оптимальному средству нанесения глобального удара. В связи с этим, а также с тем, что геополитическое соперничество с каждым годом становится все более жестким, военные стремятся максимально увеличить объем средств и ресурсов, выделяемых на эти технологии.
В случае гиперзвукового вооружения наземного запуска, в частности систем, применяемых вне зоны действия активных средств ПВО противника, оптимальными и малорискованными вариантами запуска являются стандартные стартовые комплексы и мобильные пусковые установки для вооружения классов «земля-земля» и «земля-воздух», и подземные шахты для нанесения ударов на средних или межконтинентальных дальностях.
По материалам сайтов: