Генерал в Чечне

Александр Ардышев – Сераджи Дудаев

В 1995 году часть, в которой служил Ардышев, была переведена в Чечню. Александру оставалось служить совсем немного, буквально несколько недель. Однако, он решил круто изменить свою жизнь и дезертировал из части. Это было в селении Ведено. Кстати говоря, про Ардышева нельзя сказать, что он предал своих товарищей, поскольку товарищей у него не было. За время службы он отметился тем, что периодически воровал у своих однополчан вещи и деньги, и не было среди солдат его части ни одного, кто относился бы к Ардышеву, как к другу. Сначала он попал в отряд полевого командира Мавлади Хусаина, затем воевал под началом Исы Мадаева, затем в отряде Хамзата Мусаева. Ардышев принял ислам и стал Сераджи Дудаевым. Новой службой Сераджи стало охранять пленников. Истории о том, каким издевательствам и пыткам подвергал вчерашний русский солдат Александр, а ныне – воин ислама Сераджи своих бывших сослуживцев, просто страшно читать. Он избивал пленных, расстреливал неугодных по приказу своего начальства. Одного израненного и измученного неволей солдатика заставлял учить наизусть Коран, а когда тот ошибался, избивал его. Однажды он для потехи боевиков поджег на спине несчастного порох. Он настолько был уверен в своей безнаказанности, что даже не стеснялся объявляться российской стороне в своем новом обличье. Однажды он прибыл в Ведено со своим командиром Мавлади чтобы уладить конфликт между местными жителями и федеральными войсками. Среди федералов был и его бывший начальник полковник Кухарчук. Ардышев подошел к нему, чтобы покрасоваться своим новым статусом, и угрожал расправой.

Когда военный конфликт завершился, Сераджи обзавелся в Чечне собственным домом и стал служить в погранично-таможенной службе. А потом в Москве осудили одного из чеченских бандитов Садулаева. Его товарищи и соратники в Чечне решили, что уважаемого человека надо обменять. И обменяли на … Александра-Сераджи. Новым хозяевам дезертир и предатель был совсем неинтересен. Чтобы избежать лишних хлопот, Сераджи опоили чаем со снотворным, а когда тот вырубился, сдали властям Российской Федерации. Удивительно, но оказавшись за пределами Чечни, Сераджи немедленно вспомнил о том, что он Александр и начал проситься обратно в русские и православные. Его осудили на 9 лет строгого режима.

У контрразведчиков он проходил под кличкой Иуда. Ардышев перешел на сторону чеченских бандитов, чтобы воевать с федералами. Его удалось поймать и осудить — первого и пока единственного из оборотней. 5. Среди боевиков однополчане узнали его по ушам Полк, откуда бежал Ардышев-Дудаев, получал хлеб в Грозном. Два «Урала» и два БМП сопровождения исправно раз в неделю пылили по проселкам Чечни. Но 24 октября 1995 года полк остался без хлеба. Когда колонна проезжала Ца-Ведено, «Уралы» оторвались вперед и скрылись за поворотом, а перед БМП вырос старенький «жигуленок». Гусеницы буквально искрошили ржавый металл. Звенящая тишина вдруг наполнилась пронзительными визгами сельчан. От двоих мужчин из «Жигулей» ничего не осталось. Женщина и ребенок все в крови выползли на дорогу. Чеченцы обступили БМП и требовали экипажи сдаться. Ребята связались по рации с командованием. Им посоветовали выйти из машин и договориться с сельчанами по-доброму — в это время действовал мораторий на боевые действия и новая стрельба была не нужна. Надо же было так случиться, что в километре от места катастрофы залег на привал отряд Басаева. Пока офицеры кричали в рацию обстановку, мальчишки сбегали за боевиками. 12 российских военных оказались в плену. Только молодой механик-водитель — виновник катастрофы отказался выходить. Он задраил люки и угрожающе вращал пушкой. Среди подоспевших боевиков экипаж узнал Сашку Ардышева. В руках у него был ручной противотанковый гранатомет, а на плече болталась снайперская винтовка Драгунова. В черном джинсовом костюме, в высоких борцовках, он ничем не отличался от боевиков. Только уши выдавали бывшего сослуживца. Ардышев подошел к командиру полка полковнику Курочкину: — Ну что, гнида, довоевался? Помнишь, как ты меня на губу упек? Я тебя лично в расход пущу. Прям из этой штуки. — И Ардышев направил на офицера гранатомет. Пленных обезоружили и увели. Ардышев стал командовать штурмом БМП — солдатик наотрез отказывался сдаваться. — Нет ребята, шуму не надо. Да и техника пригодится. Посмотрите на верхние люки десанта. Наверняка он не успел их задраить… И правда. Солдатика вытащили из брони. Он был весь белый и уже не оказывал сопротивления. Наших через неделю обменяли на два бензовоза. Естественно, полных. А механика-водителя потом нашли в овраге на окраине села с простреленной головой. Командованию сообщили, что родственники погибших в катастрофе лично порешили мальчишку. Однако экспертиза показала, что пуля была выпущена из снайперской винтовки. А такая винтовка была только у Ардышева… 6. Вот и встретились… На обед в новочеркасской тюрьме были макароны. А Ардышев все говорил и говорил. Тогда администрация обещала сохранить Сашину пайку и выдать ее в ужин. Тут Сашка-Сераджи извинился и стал молиться на арабском. Было странно слышать гортанные звуки из уст саратовского паренька. Оказалось, в камере, где сидят еще пятеро, совершать намаз как-то не принято. — Где-то я вас видел, — заулыбался Ардышев из клетки после того, как отвел душу. — Покарай меня Аллах! У меня хорошая память на людей и на их поступки. И вашу газету со статьей про меня я обязательно прочитаю. Как только откинусь, обязательно вас найду, тогда и потолкуем, — и мерзко рассмеялся. …Только по дороге из тюрьмы я вспомнил, где мы встречались. Зимой 1997 года по редакционному заданию я приехал на блокпост под Кизляром. Время было мирное. С другой стороны поста серела Чечня. Автобусы, переполненные продуктовыми «челноками», свободно пересекали границу между Россией и Россией. Как только они проезжали кизлярский пост, их обступали таможенники с большой дороги. На сером бетоне красовалась надпись: «Добро пожаловать в ад!». — Ребята, мне бы на чеченской стороне поснимать… — Иди, если аппаратуру не жалко, — засмеялся собровец из Тюмени. — А если без шуток, нам туда без видимых причин нельзя. Поэтому если что, падай на землю — мы откроем огонь. А вообще сегодня было спокойно. Так что иди… После такого напутствия стало не по себе… А поговорить с чеченскими таможенниками все же удалось. Они наперебой хвалили свою жизнь, хвастались, что скоро придут в Дагестан, и даже забыли про проезжающие мимо автобусы и грузовики. Среди них был один лопоухий паренек. Если честно, запомнились только уши. Когда я предложил сфотографироваться, таможенники побежали в свой вагончик за автоматами — как же сниматься без оружия? Только лопоухий заявил, что фотокамер не любит и уныло побрел за бетонную стену. Это был Ардышев… 7. Объедки со стола Старший следователь по особо важным делам подполковник юстиции Владимир Васин теперь совсем не пьет. Пока он занимался делом Ардышева, заработал не только повышение по службе, но и две язвы желудка. — Волки сбиваются в стаю. Вот и Ардышев нашел себе компанию. Вспоминать не хочется, как трудно с ним было работать. — Владимир задумчиво потягивает чай из треснувшей кружки. …Куда только не бросала война русского боевика Сераджи Дудаева. Бывшие пленные рассказывали, что видели его и в Шалях, и в Аргуне, и в Ведено… Российские пули щадили бывшего российского солдата. Говорят, что именно в этот период Сераджи проявил себя как снайпер. Но он не забывал и о своем «хобби» — издевательствах над русскими солдатами. Павлу Баталову доставалось поболее других от Ардышева-Дудаева. Однажды, желая повеселить боевиков, Сераджи приказал Пашке лечь на пузо. Словно доктор, задрал на нем куртку: — Не шевелись, кому сказал! Сераджи вытряхнул порох из двух винтовочных патронов и высыпал Баталову на голую спину. — Внимание! Смертельный номер! Хореографическая композиция «Как горят русские танкисты». — И чиркнул спичкой. Пашка катался по земле, извиваясь от боли под дружный смех чеченцев. Раны не заживали два месяца. Медицинская экспертиза потом определит у Баталова ожоги 3-й степени. А во время августовского штурма Грозного Сераджи поручили провести ответственную спецоперацию. Проще — заняться мародерством. Он обирал до обоев брошенные квартиры. Чеченское командование ценило новоиспеченного боевика. Сам Шамиль Басаев перед строем ставил его в пример своим головорезам. Однажды Сераджи был даже допущен к столу легендарного полевого командира. Сохранилась видеозапись этого торжественного события. Правда, Сераджи там был за прислугу: приносил чай бригадному генералу. Кончилась первая чеченская. «Чехи» стали возвращаться домой. А Дудаеву-Ардышеву возврата на Родину не было. Поселился он в Грозном у того самого Хомзата, которого назвал отцом. — Ладно, пристроим тебя в погранично-таможенный департамент. — Полевой командир Мовлади Хусаин задумался. — Хотя там одни блатные. Замолвлю за тебя словечко… Вскоре Сераджи стал ходить на службу в 15-й военный городок — именно там располагался штаб чеченской таможни. Выдали натовский камуфляж. Винтовку поменял на пистолет Макарова в новенькой открытой кобуре. В удостоверении с зеленым флагом и лежащим волком значилось: водитель-стрелок. Служба была непыльная. Следить за «КамАЗом», да выезжать на границу для конфискации контрабанды. Под контрабандой подразумевались бензовозы с «паленым» горючим, которые караванами по поддельным документам шли в Дагестан. После каждого рейда во дворик заезжали по две-три цистерны. Бензин и соляру сливали. Машины возвращали владельцам. Раз в месяц Сераджи получал символическую зарплату в российских рублях. Но жил небедно — награбленного за войну хватало. Старые боевые товарищи не забыли Сераджи. Купили ему за бесценок маленький двухкомнатный домик на северной окраине Грозного — большего он не заслужил. Ардышев вызвал к себе мать. Уговаривал остаться. Но женщина прожила неделю и стала собираться. — Ладно, вернемся еще к этому разговору. — Сын был раздосадован, но перечить маме не стал. 8. По эту сторону решетки Димка Суханов ушел на дембель в 1995 году. Служил во Владикавказе. Все ждал, что отправят на войну, но пронесло. Война нашла его сама — на гражданке. После срочной устроился служить охранником в тюрьму. Получил звание прапорщика. В августе 1997-го взял отпуск, сел в поезд и махнул на три дня в Грозный. Хотелось подзаработать: говорили, в Чечне после войны осетрина дешевая. Две рыбины могли обеспечить недельный отдых на море с семьей. Димка парень был рисковый. Вместо трех дней он гостил в Чечне 53 недели… Взяли его на грозненском вокзале. Сначала говорил, что ехал на свадьбу к приятелю. Но в кармане нашли фотографию, где он с ребятами во Владикавказе на броне. На танке ведь не написано, где он служит. Потом следователь сменился, и Димка стал врать, что он проспал станцию, а проводник его не разбудил. — Зачем врешь? Ты ведь на связь ехал. Мы все знаем про тебя. Суханов, ты агент Кошмана (премьер-министр Чеченской республики в завгаевском правительстве. — Ю. С.), — следователь был непреклонен. Свою точку зрения он подкреплял ежедневными побоями. К зиме Димку посадили в одиночку в подвал службы безопасности Ичкерии. Выпустили только через четыре с половиной месяца. — Когда спускался в подвал, на улице было темно, лежал снег, — вспоминает Суханов. — А выпускали меня утром. Представляете, кругом зелень, птички поют, воздух прямо мед. У меня голова закружилась, и я упал. Диму отправили в 15-й городок. Рабом. — Жили мы за решеткой. Сераджи часто наведывался к нам. Тянуло его к русским. Мы у него были механиками. Постоянно «КамАЗ» чинили — солярка-то «паленая». К побоям мы уже привыкли. Отводил нас по одному и мудохал. Старался ударить побольнее. По суставам бил. Зверь! Даже чеченцы его останавливали. Говорили: зачем? Они и так в нашей власти. Пусть спокойно работают. Хотели связать одеяла и убежать через окно. На нас кто-то стуканул. Меня объявили зачинщиком, — тут Дима замолкает. После попытки побега Диму отвели в подвал. «На процедуры», как сказали охранники. Думал, будут бить. А они подцепили за наручники к потолку. Потом стянули штаны и побрызгали на промежность из какой-то стеклянной бутылочки. В бутылочке оказался раствор кислоты. Через минуту там стало жечь. К утру появились язвы. Не то что бегать — ходить Димка первую неделю не мог. — Как он там, в тюрьме? — Димка спрашивал про Ардышева-Дудаева не из праздного любопытства — сам охранник в колонии. — У меня есть запись на видеокамеру. Хочешь — смотри. Как только экран телевизора засветился и из-за прутьев решетки появились уши Ардышева, Димка замер. По скулам заходили желваки. Кулаки сжались. Он напоминал охотничью собаку в стойке. — Знаешь, какая у меня мечта? — процедил Дима, когда запись нашего интервью закончилась. — Перевестись в тюрьму, где сидит этот подонок. И посмотреть на него с этой стороны решетки. Как он на меня смотрел тогда… 9. Братский коктейль Так бы и служил Сераджи в таможне, если бы один из многочисленных родственников его начальника не загремел на шесть лет в российскую тюрьму. Надо выручать. Пленных для обмена в таможне уже не было. Решили поменять на Сераджи. …В тот же вечер Сераджи пригласили в гости. Был накрыт хороший стол. — Пей, брат, завтра у меня большой праздник, — с любовью сказал начальник. — Спасибо, водку не могу. А вот пивка… — Сейчас холодного принесу. Сераджи так и не почувствовал привкуса клофелина в пиве. Федералы спросили чеченцев, когда они сгружали храпящего Ардышева: — Не жалко? — Один раз вас продал, другой раз нас продаст… Проснулся Ардышев через сутки в Моздоке. Когда увидел людей в российской форме, все понял: — Продали, суки… Посадили Ардышева под арест, до выяснения обстоятельств. О том, что он был полицаем у чеченцев в Моздоке, еще не знали. Посмотрели его дело — попадает парень под амнистию. Его бы через пару дней выпустили, а он напал на часового. Бил его гаечным ключом по голове. Хорошо, успела подмога. Военный трибунал дал ему 9 месяцев. А тут и заветная папочка из контрразведки подоспела. Вместо 9 месяцев — 9 лет. — Я понимаю, что мне могли дать гораздо больше, — уныло повторяет Ардышев. — Так что претензий не имею. — Вы, наверное, знаете, что делали с полицаями после Великой Отечественной? — спрашивает меня следователь военной контрразведки Васин. — Но это Чечня. Свидетели, если живы, прячутся в горах… В изоляторе ФСБ Ардышев неожиданно пожелал креститься. Следователь сходил в ростовский кафедральный собор, купил Ардышеву крестик, пригласил священника в изолятор. Таинство происходило в комнате для допросов. Только две недели Ардышев проносил крестик. Потом из-за железных дверей вновь стало раздаваться гортанное пение. Видимо, понял: то, что отрезано, уже не вернешь…

КСТАТИ Полковник, вывозивший раненых боевиков в тыл, до сих пор получает офицерскую зарплату Заместителя командира19-й мотострелковой дивизии 58-й армии полковника Александра Савченко (историю его предательства «Комсомолка» рассказала 18 апреля 2000 года) военные контрразведчики взяли в разработку, когда половина Чечни еще была под контролем боевиков и отделена от наступающих войск реальной линией фронта. Вся оперативная информация говорила о том, что российский полковник за деньги вывозил в безопасные места раненых боевиков. 7 апреля 2000 года в селении Шатой Савченко взяли с поличным. При попытке сопротивления боевиков, укрывшихся в кузове грузовика, расстреляли фактически в упор, что впоследствии сослужило прокуратуре злую службу — у следователей фактически не осталось свидетелей. Полковника немедленно взяли под стражу, в комнате общежития и офицерском кунге, где Савченко жил в Чечне, провели обыск. 90 тысяч рублей и две тысячи долларов, найденные в личных вещах, говорили сами за себя. 201-я военная прокуратура Северо-Кавказского военного округа, находящаяся в Ханкале, возбудила уголовное дело сразу по трем статьям УК: 33-й («соучастие в преступлении»), 208-й «(участие в незаконных вооруженных формированиях») и 285-й («злоупотребление должностными полномочиями»). Однако уже в июне решением военного суда СКВО Савченко вышел на свободу под подписку о невыезде и полностью изменил свои показания. Сейчас Александр Савченко живет в собственном доме в поселке Мостовой Краснодарского края. Говорят, недавно купил машину. Более того, офицер до сих пор не уволен из армии, получает зарплату от Минобороны и пользуется всеми льготами, установленными для военнослужащих.

Миша русский предатель в первой Чеченской,август 1996 г. 2 часть..их взяли в плен 3-х,а обстреливали они угловой дом на Минутке(напротив кольца…..) Они хотели его к солдатам 34 бригады привести для беседы….что бы они сдались(этот дом они держали с 10по19августа), но наши офицеры сказали Исрапилову(он на переговоры приходил,что его просто порвут.Он не хотел,его заставили.Голову отрезали уже погибшему Вадиму Ермакову (Герой России), который у одного из избивавшего его чеченцев сорвал гранату и бросил себе под ноги. Солдата (Дегтярев Александр Николаевич), который вместе с ст.л-том Ермошиным попал в плен, освободили через 2 недели после захвата. А Ермошина вернули только 19 ноября 96-го года. Куда-то его перевели потом, то ли в Сибирский округ ВВ, то ли в Восточный, не знаю точно. Такие вот дела. А до того, как всё случилось Миша Ермошин был обычным нормальным парнем, с юмором, простым в общении. Но случилось то, что случилось. Увы….В видеозаписи видно,что Миша не хотел стрелять по своим,его тащили боевики.Под угрозой смерти Миша сдался.У него было шоковое состояние,он не знал что делать,то ли жить с предательством,то ли умереть,но хотелось жить,он подумал что все обойдется,все прокатит,постреляю и свалю.Но предательство,ему терзало душу,находясь с боевиками он не находил себе места,по лицу его было заметно,боевики вытягивали из него слова,он отвечал с неохотой,думая о будущем,о родителях,о друзьях которых предал,о видеозаписи которая может попасть к русским.Что делать он не знал,все это было как в страшном сне.Он боялся умереть.У него был выбор жизнь или смерть.Он выбрал собачью жизнь,с душевной болью и мучениями.Здесь про Мишу:http://youtu.be/4ohDmLnXDO0 https://youtu.be/ilk24zIfEes Моя партнерская программа VSP Group. Подключайся! https://youpartnerwsp.com/ru/join?72138

«Трудовая книжка». На последних страницах, в графе «Сведения о приеме на работу», запись: «избран Президентом Российской Федерации». Что приводит в Кремль Бориса Ельцина? В центре фильма — рассказ о драматичной судьбе первого Президента России. Какие дороги ведут к вершинам власти? Как меняется он сам на этом пути? И что несет тем, кто рядом? Об этом в эксклюзивном интервью рассказывает вдова Бориса Николаевича — Наина Ельцина.

В ноябре 2015 года в Екатеринбурге — родных краях Ельцина — открылся Центр его имени. В фильме — редчайшие материалы музейной экспозиции, определившие всю биографию героя и историю страны. Центр Первого Президента находится напротив Храма-на-крови, вставшего на месте печально знаменитого Ипатьевского дома. В его подвале пули большевиков оборвали историю царской семьи и Российской империи. Все следы этого преступления были уничтожены одним человеком, который подчинялся строгой партийной дисциплине, — первым секретарем обкома Ельциным. Потом пришло осмысление содеянного. Он вышел из партии, уничтожил ее диктатуру и начал строительство новой России. Этот путь был долгим, полным ошибок, сомнений и побед. Но, в конце концов, привел к храму.

Бесславный путь рядового Ардышева

«Я ДОБРОВОЛЬНО стал предателем Родины». Эти слова так и не прозвучали в зале Ростовского гарнизонного военного суда, где на открытом судебном заседании рассматривалось дело по обвинению бывшего рядового Российской армии Александра Ардышева, в июле 1995 года дезертировавшего из своей части и добровольно вступившего в отряд чеченских боевиков. Там он принял ислам и назвался Дудаевым Сераджи Хамзатовичем.

Тогда Ардышев не думал о том, что предательство на Руси всегда считалось одним из самых тяжких преступлений и, как бы ни сложилась дальнейшая ситуация в Чечне, в конечном итоге ему придется отвечать по российским законам.

А начиналось все в январе 1995 года, когда Ардышев в составе своей части был направлен для дальнейшего прохождения службы в Чечню. До увольнения оставались считаные дни, и он решил резко изменить свою жизнь. Рядовому Ардышеву хотелось уважения и поклонения, а здесь сослуживцы относились к нему презрительно. Да и не могло быть иначе, потому что для него, Ардышева, в этом горном чеченском селении Ведено, где свистели пули и в любую минуту могла оборваться чья-то жизнь, не существовало понятия «солдатское братство». Он воровал у своих сослуживцев вещи, деньги и даже документы┘ И когда рядом с ним не оказалось человека, с которым можно было просто поговорить по душам, Ардышев покинул часть и отправился к «ним». В июле 1995 года в районе Ведено попал в отряд полевого командира Мавлади Хусаина, затем воевал под началом Исы Мадаева, позже — в отряде Хамзата Мусаева. Александр Ардышев принял ислам и изменил свое имя на Сераджи Дудаева. Ему выдали оружие, обмундирование, и он стал полноправным членом банды.

Почти три года он провел в «стане» боевиков. За это время Ардышев преуспел во многом: был личным охранником Мавлади под кличкой Ангел, участвовал в боевых действиях, нес караульную службу, охранял и конвоировал на хозяйственные работы незаконно удерживаемых российских военнослужащих. Особое удовольствие доставляло ему издевательство над вчерашними сослуживцами. Уже в первые дни своей «службы» в стане боевиков он избил пленного солдата Горшкова только за то, что тот не принес ему коноплю от местных жителей.

Из показаний другого потерпевшего — лейтенанта Емельянова следует, что в октябре 1995 года в командном штабе Мавлади Хусаина, который располагался в Первомайской, Ардышев, демонстративно дослав патрон в патронник, прицелился в него из снайперской винтовки и пригрозил застрелить, если тот не будет мыть полы.

Весной 1996 года Ардышев в отряде Хусаина, который дислоцировался тогда в селе Агишбатой, конвоировал пленных солдат на строительство укреплений. Для своих издевательств он выбрал рядового Батагова, заставил солдата выучить наизусть молитвы из Корана и произносить их вслух, а когда тот допускал ошибки, Ардышев жестоко избивал его и угрожал убийством. Он сломал парню нос, нанес несколько черепно-мозговых травм. Его ухищрениям в плане издевательств над человеком не было предела. Он даже предложил своим новым братьям посмотреть, как «горят русские танкисты», после чего приказал Батагову лечь на землю, задрав ему куртку на спине, высыпал из двух патронов порох и поднес огонь┘

О жестокости Сераджи Дудаева могли бы рассказать многие военнослужащие, волей судьбы оказавшиеся в чеченском плену. Среди них был и Роман Масленников, который попал в руки Ардышева в 1997 году. Он ремонтировал машины боевиков. Ардышев постоянно требовал от Романа срочности ремонта, и, когда однажды Масленников заметил, что желательно бы иметь для этого необходимый инструмент, то был жестоко избит.

Издевательства Ангела на себе испытали десятки военных, насильственно удерживаемых в плену. Более ста военнослужащих из 28 регионов страны, дававшие показания по делу Ардышева, свидетельствовали о его жестокости.

Уверенный в своей безнаказанности, Ардышев угрожал даже своему бывшему командиру части полковнику Кухарчуку. Это было в октябре 1995 года в селе Ца-Ведено. Вооруженный гранатометом Ангел прибыл со своим командиром Мавлади для урегулирования конфликта между местными жителями и федеральными войсками, возникшего из-за наезда БМП на легковую машину, в результате чего погибли несколько чеченцев. Увидев среди военных полковника, Ардышев подошел к нему и пригрозил расправой.

Бывший рядовой Российской армии Ардышев в течение трех лет рьяно служил чеченским боевикам. Он был знаком со многими полевыми командирами, хвастал панибратством даже с самим Басаевым, принимал участие в штурме Грозного в августе 1996 года. Но все эти и другие «заслуги» Ардышева не были должным образом оценены «братьями по вере».

Когда одному из боевиков понадобилась кандидатура для того, чтобы обменять своего родственника, выбор пал именно на Ардышева. Сам же бывший рядовой не хотел возвращаться на родину, боясь привлечения к уголовной ответственности. Он собирался остаться в Чечне навсегда. Получал зарплату от боевиков, имел личный дом┘ И не думал он, что новые «братья» со временем выдадут его российскому военному командованию в обмен на Садуллаева, осужденного Лефортовским судом Москвы к шести годам тюремного заключения.

В конце мая 1998 года в бессознательном состоянии Ардышев, одетый в новое камуфляжное обмундирование производства США, был доставлен в Моздок. На суде он пояснил, что путем обмана чеченцы заставили его выпить напиток со снотворным, и он уснул. А когда пришел в себя, ему сказали, что он находится на территории, контролируемой российскими войсками.

Ростовский гарнизонный военный суд приговорил Ардышева к девяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ростов-на-Дону

Автор выражает благодарность Управлению ФСБ России по Северо-Кавказскому военному округу за предоставленные материалы.