Эскадренный броненосец победа

Русский эскадренный броненосец «Победа»

Русский эскадренный броненосец «Победа»

(Перепечатано из Википедии.)

«Побе́да» — эскадренный броненосец несколько усовершенствованного типа «Пересвет», являющийся гибридом крейсера и броненосца и предназначенный для длительных самостоятельных действий в океане. Участвовал в русско-японской войне и стал одним из японских трофеев.

Основные характеристики

Нормальное водоизмещение фактическое 13 320 т, по проекту 12 674 т; длина наибольшая 132,4 м, по конструктивной ватерлинии 130 м, между перпендикулярами 122,3 м; ширина 21,8 м; осадка по проекту 7,93 м, фактическая с нормальным запасом угля 8,25 м. Коэффициент общей полноты 0,576; увеличение водоизмещения на 1 см осадки 20,55 т; площадь грузовой ватерлинии 2038,8 м²; площадь мидель-шпангоута 121,8 м². Скорость проектная 18 уз, средняя на испытаниях 18,5 уз; мощность машин проектная 14 500 индикаторных л.с., на испытаниях 15 578 и.л.с.; дальность плавания расчётная 10-уз ходом 5600 миль. Запас угля нормальный 1142 т, полный 2155 т.

Проектирование, постройка и испытания

После утверждения кораблестроительной программы «для нужд Дальнего Востока» достаточно «неожиданно» выяснилось, что разработать проект более мощного корабля, чем уже строящиеся «пересветы», за короткий срок не представляется возможным. Между тем, освободившийся на Балтийском заводе после спуска на воду «Пересвета» стапель необходимо было занять работой, поэтому на совещании 11 января 1898 года (здесь и далее даты даны по старому стилю) было принято решение построить третий корабль по усовершенствованному проекту, которому дали имя «Победа». Правда, в марте 1898 года генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович приказал изучить вопрос о возможности замены 254-мм орудий на 305-мм на всех трёх кораблях, однако сама по себе подобная замена уже представляла большую сложность, ну а требование продолжать строительство прежними темпами было и вовсе невыполнимо, поэтому от этой идеи пришлось отказаться. В результате на «Победе» ограничились совершенствованием существующего проекта.

Одним из важнейших отличий стал отказ от деревянной и медной обшивки корпуса, а также понижение высоты жилой палубы на 356 мм, что позволило снизить вес корпуса на 158 т и увеличить почти на 100 т запас угля. Бронзовые штевни, кронштейны гребных валов и рулевую раму заменили на стальные. Бронирование было усилено переходом на закалку стали по способу Круппа, хотя его толщина в целом осталась той же самой. Отказались от кормовой боевой рубки, но существенно увеличили толщину брони носовой (со 152 до 229 мм).

Строительство началось 18 мая, официальная закладка состоялась 9 февраля 1899 года, а 11 мая 1900-го «Победу» спустили на воду. При отдаче левого якоря цепь лопнула, однако корпус был остановлен одним правым якорем.

Официальная проба механизмов состоялась 6 октября 1901 года. При мощности правой, средней и левой машин 5245, 5320 и 5013 индикаторных л.с. (суммарная 15 578 и.л.с., средняя частота вращения 107,5 об/мин) была достигнута средняя скорость 18,5 уз. Испытания артиллерии провели через год, в сентябре — октябре 1902-го.

«Победа» стала самым дешёвым кораблём серии — она обошлась казне в 10,05 млн рублей.

«Победа» летом 1902 года, ещё до официального вступления в строй, приняла участие в морском параде по случаю встречи императора Николая II и германского кайзера Вильгельма II, а затем — в коронационных торжествах в английском Спитхеде. Согласно докладной записке старшего офицера корабля лейтенанта Реммерта, на переходе в Портленд броненосец израсходовал 1400 т угля и даже возникали сомнения, хватит ли топлива, чтобы самостоятельно дойти до порта. Зола и сажа из труб покрывала палубу и набивалась в жилые помещения, а находиться на юте было почти невозможно. Туман и дождь размыли грязь по бортам и надстройкам. По приходе в Англию корабль покрасили в белый цвет, однако на обратном переходе в Россию всё повторилось.

29 октября, закончив испытания артиллерии и минных аппаратов, находящийся в Либаве корабль присоединился к отряду контр-адмирала Э. А. Штакельберга, а ещё через два дня вместе с другими кораблями — броненосцем «Ретвизан» и крейсерами «Богатырь», «Паллада» и «Диана», к которым позже должны были присоединиться крейсера «Боярин», «Аскольд» и «Новик», а также семь миноносцев — вышел на Дальний Восток. Впрочем, дойти без происшествий «Победе» было не суждено. В механизмах возникали неполадки, текли холодильники главных машин, котельные трубки. Особенно большие проблемы возникли именно с котлами: цинковые протекторы, призванные защитить внутреннюю сторону котельных трубок от коррозии, плавились и выводили трубки из строя; впрочем, поломкам в немалой степени способствовала и недостаточная подготовка личного состава. Находившийся на корабле помощник начальника Балтийского завода инженер-механик И. П. Павлов писал по этому поводу в своём рапорте: «Приглядываясь во время сдаточных заводских проб к личному машинному персоналу на судах флота, я просто изумлён почти полным несоответствием его применительно к таким сложным и дорогостоящим механизмам, каковыми им приходится управляться. Слабость и несоответствие этого персонала есть почти факт всеобщий на судах нашего флота… Из-за полного непонимания управления огнём, водой, донками, автоматическими питателями и т.д… изумительное частью испорченное, заржавленное и неугодное состояние».

Несколько дней простояли в Портленде, приведя в относительный порядок 20 из 30 котлов, но в Средиземном море стало ясно, что требуется более основательный ремонт. В конце концов, корабли отряда пошли на Тихий океан без «Победы», которая осталась на ремонт в греческом порту Пирей. Здесь же, в Пирее, по приказу министерства был смещён с должности старший инженер-механик, а командир своей властью понизил в должности почти всех кочегарных старшин.

Только 27 марта 1903 года «Победа», избавившаяся от не оправдавших надежд цинковых протекторов, покинула Грецию и 10 июня пришла в Порт-Артур. По пути провели стрельбы главным калибром, выявившие слабость крепления накатников и ненадёжность средств предотвращения протечек жидкости компрессоров. Продолжали выявляться и новые «болячки» в механизмах. Например, установленные на корабле счётчики воды задерживали её подачу в котлы, что способствовало выходу из строя котельных трубок.

В июле 1903 г. в составе эскадры «Победа» перешла во Владивосток, где прошла докование и ремонт. В сентябре корабли вернулись в Порт-Артур, а в октябре «Победа» и «Пересвет» вступили в вооружённый резерв.

Русско-японская война

18 января 1904 года тихоокеанская эскадра была выведена из вооружённого резерва, 21 января выходила к мысу Шантунг и вечером 22-го вернулась обратно. После этого корабли оставались на внешнем рейде Порт-Артура, где в ночь с 26 на 27 января подерглись внезапной атаке японских миноносцев. «Победа» в эту ночь занималась погрузкой угля и была ярко освещена, но, тем не менее, избежала повреждений, хотя у её борта была обнаружена неразорвавшаяся торпеда; её подняли стрелой на палубу и разоружили. В эту ночь корабль выпустил два 152-мм, 18 75-мм и 60 47-мм снарядов.

Утром 27 января произошёл 40-минутный бой между ослабленной русской эскадрой и японским флотом. «Победа» выпустила семь 254-мм, 66 152-мм и 230 75-мм снарядов, получив два попадания. 305-мм фугасный снаряд пробил палубу у правого кормового среза 152-мм орудия между 89 и 90 шпангоутами и уничтожил две каюты, причинив множество мелких повреждений осколками. 76-мм снаряд попал в палубу, повредил паровой катер и ранил пятерых матросов (двое впоследствии умерли).

После этого боя русская эскадра, за исключением севшего на мель «Ретвизана», ушла в порт-артурскую гавань, где и провела большую часть войны. «Победа», имевшая одни из самых дальнобойных орудий, прямо из гавани несколько раз вела перекидную стрельбу по японским кораблям, бомбардировавшим порт и город из-за горного массива Ляотешань, вне досягаемости береговых батарей.

Броненосец «Победа» идет в Порт-Артур после подрыва на мине Виден слабо выраженный крен на правый борт.

31 марта, вскоре после гибели на мине броненосца «Петропавловск», «Победа» в 10.10 тоже подорвалась на мине. Взрыв произошёл у правого борта в районе носовых угольных ям. Была разрушена обшивка между 54 и 58 шпангоутами; размеры пробоины составили 8×5,3 м, а её центр находился на 5 м ниже ватерлинии. Вода затопила угольные ямы № 6 и 7 (между 49, 54 и 58-м шпангоутами) и два отделения нижнего бортового коридора; её дальнейшее распространение было остановлено водонепроницаемыми переборками. Корабль застопорил ход и, приняв 550 т воды, накренился на 6°. Решив, что эскадра подверглась атаке подводной лодки, «Победа» и другие корабли открыли огонь по воде. Через некоторое время, убедившись в исправности машин и рулевого управления, командир капитан 1 ранга В. М. Зацарённый приказал прекратить спуск шлюпок, дал ход и повёл корабль в гавань.

2 апреля, находясь на внутреннем рейде Порт-Артура, корабль своей радиостанцией ставил помехи японским крейсерам, корректировавшим огонь своих кораблей по городу и порту. Это был один из первых в истории опытов радиоэлектронной борьбы. 29 апреля под корабль подвели кессон и начали заделку пробоины. Девять 152-мм и одно 75-мм орудие к тому времени были сняты и установлены на береговых укреплениях.

10 июня эскадра вышла в море, намереваясь прорваться во Владивосток. В. М. Зацарённый в это время болел тропической лихорадкой, и его заменил командир крейсера «Паллада» В. С. Сарнавский, хотя В. М. Зацарённый оставался на борту. Встретив главные силы японцев, эскадра повернула обратно и вернулась в Порт-Артур. Причиной возвращения контр-адмирал В. К. Витгефт называл отсутствие на кораблях значительной части средне- и малокалиберной артиллерии. При отражении на обратном пути атак миноносцев «Победа», на которой из среднего калибра имелось всего три 152-мм и 15 75-мм пушек, израсходовала восемь 254-мм, 17 152-мм, 92 75-мм и 174 47-мм снарядов.

К повторной попытке прорыва, предпринятой 28 июля, снятые орудия в основном установили: недоставало лишь по одной 152-мм и 75-мм пушке; правда, к казематным орудиям не успели подогнать щиты. В дневном бою корабль выпустил 115 254-мм снарядов (60 бронебойных и 55 фугасных), 250 фугасных, 158 бронебойных и 86 сегментных 152-мм, 351 стальной и 376 чугунных 75-мм снарядов, а также 1540 патронов к 47-мм пушкам, причём сегментные 152-мм, чугунные 75-мм и все 47-мм были израсходованы при отражении атак миноносцев. Сама «Победа», шедшая в колонне броненосцев третьей, пострадала сравнительно мало: основной огонь японцы концентрировали на флагманских «Цесаревиче» и «Пересвете». 305-мм снаряд пробил находящуюся ниже ватерлинии 203-мм бронеплиту; была затоплена угольная яма и три прилегающих к ней отсека. В районе миделя был пробит верхний пояс; снаряд разорвался на жилой палубе над патронным погребом, а его взрыв перекосил одну из бронеплит. Больше пробоин в броне не было, хотя попадания в неё на этом не исчерпывались. А вот небронированный борт был пробит в пяти местах. Были повреждены пушечные порты, из-за чего их оказалось невозможным закрыть. Через пробоины в кондукторской каюте вода поступала в отделение носового минного аппарата; откачивать её приходилось вручную с помощью двух брандспойтов, поскольку спуск воды с жилой палубы в трюм предусмотрен не был, а значит, было невозможно применить стационарные водоотливные средства. Большую пробоину получила средняя дымовая труба, другие две имели многочисленные осколочные повреждения. Почти все шлюпки были выведены из строя. На 21-м выстреле сломался кроншток компрессора одной из кормовых 254-мм пушек, и она вышла из строя. В разное время из-за поломок подъёмных механизмов бездействовали три 152-мм пушки, однако их удалось починить. Попаданиями в небронированные части батареи были выведены из строя три 75-мм орудия. В итоге, однако, безвозвратные потери артиллерии ограничились двумя 75-мм и одной 47-мм пушками. Из экипажа погибло 3 человека и было ранено 29, из них один матрос впоследствии умер.

После возвращения в Порт-Артур корабли вновь включились в оборону крепости. «Победе» был поручен участок от форта № 6 до бухты Белый Волк. На сушу были переданы два 152-мм, четыре 75-мм, два 47-мм и пять 37-мм пушек и пять прожекторов. Кроме того, экипаж броненосца должен был обслуживать одно 254-мм орудие батареи на Электрическом утёсе.

7 сентября японцы захватили часть Длинной горы, откуда просматривался участок внутреннего рейда. Это дало им возможность корректировать огонь своих 120-мм пушек, что не замедлило сказаться. 15 сентября «Победа» получила пять попаданий, повредивших небронированные части корабля, на следующий день попал один снаряд, 17 сентября — восемь. Были попадания и в другие корабли эскадры.

С 19 сентября начался обстрел кораблей из 280-мм орудий. 25 сентября «Победа» переместила место стоянки, временно укрывшись от корректировщиков на Длинной горе. Тем не менее, 11 октября в неё попал очередной 120-мм снаряд, а 15 октября — первый 280-мм, разорвавшийся в батарейной палубе, уничтоживший одно 75-мм орудие и тяжело ранивший пять матросов. 30 октября последовало новое попадание 280-мм снарядом, взорвавшимся в салоне командира. 21 ноября японцы добились попадания 152-мм снарядом, а на следующий, овладев горой Высокой, откуда просматривался весь внутренний рейд, начали планомерное уничтожение русских кораблей. 23 ноября в «Победу» попало пять снарядов, а на следующий день — ещё 23 (из 270 выпущенных). Во многих местах водонепроницаемые переборки были повреждены, поэтому вода распространялась по всему кораблю. Броненосец сильно накренился на правый борт. Чтобы уменьшить крен, командир приказал затопить шесть бортовых коридоров левого борта, левое машинное отделение и две угольные ямы. Крен уменьшился, но корабль всем днищем сел на грунт. С наступлением ночи команда покинула «Победу».

Перед сдачей Порт-Артура один из минных катеров «Победы» под командованием мичмана С. Н. Власьева сумел уйти в Чифу.

Общая оценка проекта

Общая характеристика броненосцев типа «Пересвет» дана на странице, посвящённой головному кораблю. Здесь же отметим, что, хотя на «Победе» удалось исправить или хотя бы уменьшить ряд недостатков, свойственных двум другим кораблям серии (так, строительная перегрузка этого корабля была минимальной — «всего» 646 т), она всё равно существенно проигрывала по боевым качествам полноценным броненосцам, построенным примерно в то же время, например, строившемуся в Америке по русскому заказу «Ретвизану». Кроме хорошей мореходности, единственным достоинством «Победы» являлась большая дальнобойность её орудий главного калибра, достигавшая 115—120 кабельтовых (в ряде источников указывается значительно меньшая величина, уступающая двум другим кораблям, что не соответствует истине: только позже построенная «Победа» имела не только усиленные стволы, но и станки орудий, что и позволяло ей вести огонь полными зарядами на максимальном угле возвышения). Однако защита, несколько усиленная переходом на крупповскую сталь, по-прежнему оставалась недостаточной (в первую очередь из-за сравнительно короткого главного бронепояса, не закрывавшего всю ватерлинию, и очень короткого верхнего пояса), по скорости корабль не превосходил современные ему «нормальные» броненосцы и уступал крейсерам, а расход угля по-прежнему оставался огромным, что делало его малопригодным для выполнения изначальной задачи — крейсерства на вражеских коммуникациях.

Класс и тип судна Броненосец

Изготовитель Балтийский завод

Строительство начато 18/31 мая 1898 года, закладка 9/22 февраля 1899 года

Спущен на воду 11/24 мая 1900 года

Введен в эксплуатацию октябрь 1902 года

Выведен из состава флота 1905 (из русского),

1922 (из японского)

Статус Разобран на металл

Основные характеристики

Водоизмещение 13 320 тонн

Длина 132,4 м

Ширина 21,8 м

Осадка 8,25 м

Бронирование Главный пояс 229—178,

верхний пояс 102,

палуба 127—51,

башни 229,

барбеты 203,

казематы 64,

рубка 229 мм

Двигатели 3 вертикальные паровые машины тройного расширения, 30 котлов Бельвиля

Мощность 15 578 л. с.

Движитель 3

Скорость хода 18,5 узла

Дальность плавания 5600 морских миль

Экипаж 769 офицеров и матросов

Вооружение

Артиллерия 4 × 254-мм,

Русско-Японская война. Альтернативные броненосцы Российского Императорского Флота

в Избранноев Избранномиз Избранного 7

Итак, снова 1895 год. На этот раз строим новый российский Императорский флот (далее — РИФ) в пределах экономических и технических возможностей России.

Распускались цветы, поднимались травы, и, казалось, не только лишь природа, но и вся земля Русская, от Балтики до Тихого Океана, радовалась восхождению на трон новаго Царя – Николая Второго. Царский поезд умиротворяющее стучал колесными парами по стыкам рельсов, приближаясь к Севастополю. Нет ничего удивительного, что весною 1895 года молодой Государь решил провести смотр, переговорить с моряками, осмотреть южные морские рубежи своей Державы.

Однако, насладившись яркими флагами, надраенными медяшками и бравой выправкой моряков, Император Всероссийский этим не удовлетворился, а изъявил желание посмотреть на корабли в деле. Таковое желание вызвало немалое изумление командующего Черноморским флотом вице-адмирала Николай Васильевича Копытова.

— Как же-с? В каком то есть деле?

— Да. Желаю осмотреть боевую подготовку. Велите, вице-адмирал, нескольким броненосцам, ну например четырем, выйти сей же час в район учений, и открыть огонь.

— Не возможно! Немыслимо, Ваше Императорское Величество, – пролепетал сконфуженный командующий. — На кораблях нет практических снарядов, в недостатке уголь, не разведены пары.

— Невозможно, Николай Васильевич, для русского дворянина не выполнить повеление Государя Императора, а немыслимо, господин вице-адмирал, русскому офицеру не исполнить приказание верховного главнокомандующего. Извольте выполнять, – ответил Государь

К сожалению, ход событий предположение командующего подтвердил: на выходе из гавани два броненосца – «Чесма» и «Екатерина II» столкнулись, и были принуждены немедленно отправиться в судоремонт. Слава Богу, обошлось без жертв. Вышедшие же через 14 часов с горем пополам «Синоп» и «Двенадцать апостолов» щит поразить не смогли. Но истинное потрясение испытал государь, когда командир «Двенадцати апостолов» отказался продемонстрировать стрельбу казематных 47-мм орудий: «На море — свежо, Ваше Императорское Величество: не мыслю повергать Вашу священную особу опасности, а при открытии орудийных портов корабль может принять воду и потерять остойчивость».

Возвращался Николай Второй в настроении самом отвратительном, и по прибытии в Санкт-Петербург немедленно вызвал к себе Морского министра Николая Матвеевича Чихачева. Николай Матвеевич полагал, что готов ко всему – от мягкого порицания до позорной отставки, но, как оказалось – к такому не готов. Николай Второй, не слушая возражений, повелел провести внезапную проверку боевого готовности Балтийского Флота «прямо сейчас», чтобы уже через 2 часа вести артиллерийский огонь по щитам. Надо ли говорить, что ни через 2, ни через 22 часа ни в какой щит никакой снаряд не попал, о чем государя известил назначенный им порученец из свитских. Не обошлось и без происшествий, теперь еще более значительных – эскадренный броненосец «Гангут» сел на камни, да так сильно, что спасти корабль не удалось.

Нечего и говорить, что по Флоту пронеслась череда отставок с занимаемых должностей. Потеряли посты многие сильные мира сего, начиная от Чихачева и заканчивая многими адмиралами. Морским министром был назначен Генерал-адмирал Алексеев.

Боевая подготовка

Коренным образом была реорганизована боевая подготовка. Особое внимание решено было уделить эскадренному маневрированию – как при управлении с ходовых мостиков, так и при управлении из боевых рубок. Маневрирование на боевых кораблях временно приостановили, найдя ему более дешевую альтернативу.

Для обучения эскадренному маневрированию на каждый флот срочно поставили по 20 однотипных паровых катеров, и они под управлением адмиралов и капитанов первого ранга в назначенных районах изображали под надзором инструкторов учебных центров эскадренные эволюции, разнообразные строи пеленга, фронта, перестроения из одной колонны в две, и прочие тактические морские премудрости. Боевые же корабли в учебный период 1895 и 1896 года ходили в море не чаще прежнего, зато с 1897 года число выходов в море увеличили втрое.

Для приучения же командиров кораблей к управлению из боевой рубки (к чему нужна была привычка и изрядное воображение, ибо обзор оттуда почитай что и никакой), на побережьях Черного и Балтийского моря были устроены потешные деревни, состоящие из 40 обычных деревенских изб каждая, расположенные в две линии на расстоянии 100 шагов друг от друга, и в версте линия от линии. Интерьер избы весьма напоминал боевую рубку, тут же были установлены и муляжи разнообразных корабельных устройств, вплоть до машинного телеграфа. В каждой избе на время учений находились командир корабля, штурман и инструктор учебного центра. Для связи при каждой избе находилась вышка с сигнальным прожектором, куда во время учения забирался сигнальщик, и его дублер с сигнальными флажками. Командующий эскадрой, получая вводные от инструктора, передавал команды вестовому, вестовой бежал к сигнальщику и тот передавал команды на все корабли-избы своей эскадры. В сенях второй инструктор время от времени передавал по звукопроводной трубе или телефону вводные (в виде доклада командиру корабля по команде) о повреждениях машины либо корпуса и прочих неприятностях.

Для обсуждения же вопросов кораблестроения было созвано Особое совещание из министров военного, иностранных дел и управляющего морским министерством для выяснения вопросов будущего развития флота, в связи с политическими и военными требованиями момента (далее по тексту — Совещание), которое собиралось всегда под председательством Николая Второго. В июне на повестку дня был избран вопрос о строительстве эскадренных броненосцев, основной задачей каковых было определено завоевание господства в море путем линейной баталии с противником.

вернуться к меню

Броненосцы

вернуться к меню

Обсуждение броненосцев

Особенности развития научно-технического прогресса тех лет было то, что корабли устаревали еще в стапельный период, так что для строительства новых кораблей проекты кораблей прежних серий использовать было категорически нельзя. Но корабль, построенный по новому проекту, почти неизбежно приносил технические проблемы, связанные с недостаточной проработанностью проектных решений и новизной поставленных перед кораблестроителями и их поставщиками задач.

Тем не менее, надо было найти выход, и он был найден – для строительства новой серии русских кораблей было решено использовать проекты «новейших» эскадренных броненосцев. Под «новейшими» (с учетом небывалой ранее стремительности научно-технического прогресса) решено было понимать никак не те, что уже приняты в эксплуатацию каким-либо флотом, но только лишь строящиеся в настоящий момент (уже заложенные, но еще не введенные в эксплуатацию) эскадренные броненосцы мира.

Проект было решено использовать «как есть», или с самыми минимальными изменениями.

Совещание в июне 1895 года под председательством Его Императорского Величества Николая Второго, рассмотрело основные характеристики таковых броненосцев, упрощения ради сведенные в таблицу:

Для Австро-Венгрии; Аргентины; Норвегии; Китая; Испании; Нидерландов; Финляндии; Чили; Швеции в 1895 году эскадренные броненосцы не строились

Как оказалось, российские, немецкие и британские броненосцы типа «Маджестик» отличались недостаточной скоростью хода, что ставило их противников в более выигрышное положение, позволяя им формировать удобное тактическое построение. Итальянский тип «Аммиральо ди Сан-Бон», а также британский «Ринаун», превосходя конкурентов в скорости хода, давали недостаточную огневую мощь и защиту.

Вполне гармоничным проектом выглядели строящиеся в Англии японские броненосцы типа «Фудзи»: 18-узловой ход, 12-дюймовый калибр и мощная броня в центре корабля (оставлявшая, впрочем, оконечности почти без защиты, ежели не считать за таковую карапасную бронепалубу толщиной 63 мм). Однако, их орудия калибра 305/40 давали совершенно недостаточную по нынешним временам скорострельность 0,25 выстрела в минуту, и к тому же размещались в барбетах, а не башнях.

Французский тип «Шарлемань» демонстрировал иной подход. Скорость и оружие главного калибра (305-мм орудия со скорострельностью 1 выстрел в минуту в бронированных башнях) отвечали всем возможным требованиям. Всего броненосец нес 820 тонн гарвеевской брони (Несколько меньшая толщина бронепояса компенсировалась тем, что он защищал весь корабль, а не только его среднюю часть, как это было принято в английской школе кораблестроения. Две бронепалубы в сочетании с кофедармами давали превосходную защиту от снарядов противника на дальних дистанциях боя:


К проекту французского броненосца можно было высказать, по большому счету, две серьезные претензии:

  • Во-первых, средний калибр составляли откровенно неудачные 138-мм/45 Mle.1893 (бронебойные, полубронебойные и фугасные снаряды которого весом 35–30 килограмм уносились на впечатляющую дальность 15 000 метров, но орудие демонстрировало совершенно неудовлетворительную скорострельность 4 выстрела в минуту).
  • Во-вторых, вызывало недоумение неразумное вооружение мощных боевых марсов, на которых в разные стороны торчали по 4 единицы 47-мм пушки Гочкиса

И, тем не менее, из всех строящихся броненосцев французский тип «Шарлемань» представлял собой, по оценке Особого совещания, наиболее гармоничный, сбалансированный эскадренный броненосец, к тому же имеющий несколько меньшее водоизмещение, а, следовательно, и стоимость, чем английские образцы:

вернуться к меню

Вооружение броненосцев

вернуться к меню

Главный калибр

Что касается 305-мм корабельной пушки, то в России ее проектирование было начато в 1891 году, и как раз в марте 1895-го были проведены успешные испытания стрельбой первого образца. 305/40 башенные установки для БР “Сисой Великий”, “Полтава”, “Петропавловск” и “Севастополь” планировались к сдаче с мая по сентябрь 1895 года. Вес снаряда был определен в 331,7 кг Фактическое время заряжания орудия на “Сисое Великом” 2 мин 22 с.

Теперь были приобретены и чертежи французских орудий главного калибра — 305-мм/40 Mle.1893 со скорострельностью один выстрел в минуту. Вопрос о полном или частичном копировании французской пушки был оставлен Особым совещанием на совести ОСЗ, но скорострельность двенадцатидюймовок требовалось довести до 1 выстрела в минуту.

Расширена также была и номенклатура 305-мм снарядов, вес которых теперь составлял 349 килограмм. Кроме бронебойных, на вооружение РИФ поступили полубронебойные и фугасные снаряды.

вернуться к меню

Средний калибр

Как известно, в начале 1891 года во Франции русской делегации была продемонстрирована стрельба из 120/45-мм и 152/45-мм пушек системы Канэ. Стрельба из них производилась унитарными патронами, и французы ухитрились получить огромную скорострельность — 12 выстр./мин — из 120-мм пушек и 10 выстр./ мин из 152-мм.

С 1892 года ОСЗ, а несколько позже Пермский завод приступили к серийному выпуску орудий Канэ, и орудиями этими русский флот был полностью доволен.

вернуться к меню

Проектирование броненосцев

Для Русского Императорского флота (далее – РИФ) было решено купить рабочие чертежи эскадренного броненосца типа «Шарлемань». Первый корабль серии получил имя «Апостол Андрей»


В проект эскадренного броненосца для русского флота было решено внести небольшие изменения относительно французского прототипа: было решено заменить Гарвеевскую броню на более совершенную крупповскую той же толщины, а также поменять артиллерию среднего калибра на недавно принятые на вооружение пушки Канэ. Вместо 10×1 138/45 и 8×1 100/45 для РИФ было предусмотрено 8×1 152/45 (как раз по числу казематов) и 10×1 120/45 (8 со щитами на палубах надстройки и 2 в казематах надстройки). На боевых марсах вместо 20 единиц 47-мм пушек Гочкиса решили поставить ранее отклоненные ГАУ 75/70 пушки Канэ во вдвое уменьшенном числе. Артиллерия мелкого калибра уменьшилась до 10 единиц, но, по мнению Особого совещания, выросла в качестве. Характерно, что обслуживалось как 47-мм, так и 75-мм орудия орудийной прислугой по 4 человека каждое, так что штат орудийной прислуги мелкокалиберной артиллерии несколько уменьшился.

Совещание, поразмыслив, отказалось на броненосце от торпедных аппаратов и мин заграждения, что вкупе с заменой 24 мелкокалиберных пушек на 10 вспомогательных калибра 75 мм, что позволило сократить экипаж с 694 до 650 человек.

вернуться к меню

Строительство броненосцев

В момент утверждения проекта в России в строю состояли 8 броненосцев, и в постройке находились еще 6:

Для постройки было применено новаторское решение – одновременно были заложены в США, Франции, Германии и России по 2 корабля, с тем, чтобы наиболее отличившемуся с точки зрения качества и сроков постройщику заказать еще 4 броненосца.

8 единиц эскадренных броненосцев типа «Апостол Андрей» были заложены в ноябре 1895 года, спущены на воду в разных странах в период 1896–1897 года, и вступили в строй в период 1898–1901, а один даже в 1902 году.

Первым ко всеобщему удивлению оказался американский заводчик Крамп, который после сдачи русскому флоту своей пары броненосцев и заложил (в соответствии с договором) четверку броненосцев в 1898 году, которую спустил на воду в 1899 и сдал флоту в 1901–1902 годах, обогнав, таким образом, самого медлительного постройщика броненосцев (Николаевское адмиралтейство) в два раза.

Таким образом, вместо 11 броненосцев РИ в данной АИ было построено 12 броненосцев несколько меньшего суммарного водоизмещения, и к тому же раньше:

Корабли серии (позже названной первоапостольской) имели однотипные названия:
1. Апостол Андрей
2. Апостол Пётр
3. Апостол Иоанн
4. Апостол Иаков Зеведеев
5. Апостол Филипп
6. Апостол Варфоломей
7. Апостол Матфей,
8. Апостол Фома,
9. Апостол Иаков Алфеев
10. Апостол Фаддей
11. Апостол Симон Кананит,
12. Апостол Павел

вернуться к меню

Оценка проекта

Русские броненосцы первоапостольской серии представляли собой самый массовый проект корабля водоизмещением более 10 000 тонн вплоть до 1917 года

Вооружение и скорость хода броненосцев типа «Апостол Андрей» вполне отвечали требованиям своего времени. Бронирование их в целом было слабее большинства броненосцев на рубеже XIX и XX вв., и могло оправдать себя только в одном случае — при столкновении с японским флотом, который преимущественно вел огонь фугасными снарядами с большой дистанции. В этих условиях двойная бронепалуба и многоярусные корабельные надстройки побуждали начиненные шимозой неприятельские снаряды к преждевременным подрывам, которые существенного вреда боевой устойчивости русских броненосцев принести не смогли.

Немалую роль в успешном применении этого достаточно спорного типа кораблей в ходе воспоследовавшей Русско-Японской войны 1904–1905 годов сыграло то, что офицеры и матросы в учебные периоды 1900, 1901 и 1902 годов досконально изучили их достоинства и недостатки, и в ходе многочисленных маневров научились использовать первые и по возможности учитывать вторые. Так, например, тип «Апостол Андрей» смертельно боялся перегруза, и перед боем с 1902 года было принято решение проводить экстренную разгрузку угля в море.

Российская Империя в мире без Русско-Японской войны.

Альтернатива:
Российская Империя в мире без Русско-Японской войны.
По рукам, мистер Крамп.
Данная альтернатива родилась как один из вариантов поиска путей, как нашей стране можно было бы обойтись без потерь и катастроф, вызванных проигрышем Русско-японской войны, 1 Мировой и Революций. В то же время не вижу смысла придумывать невиданные кораблики с множеством пушек и прочими наворотами. История и техника как-то всегда развивались по своим законам логики. В РИ Крамп увёз из СПб в Америку чертежи «Пересвета», «Потёмкина» и «Дианы». И что невозможного в том, что в качестве прототипа «Ретвизана» ему могли порекомендовать не «Пересвет», а «Потёмкин»? Опять же вижу вред и России и Японии от произошедшей тогда войны. Погибшие и через столетия взывают к живым. В результате получилось следующее:
Туманным утром 04 марта 1898 г. на лайнере «Сент-Пол», построенном на его же верфи в Филадельфии в Санкт-Петербург прибыл г. Чарльз Крамп, глава филадельфийской судостроительной фирмы «Вильям Крамп и сыновья», давний подрядчик Морского ведомства, с коммерческим предложением по строительству кораблей для Дальнего Востока.
В тот же день он постарался повидаться с кем возможно из своих старых знакомых, которые когда-то посещали его верфь. В первую очередь он договорился о встрече с Е.И. Алексеевым, занимающимся флотскими делами на Д.В. Российской Империи. С ним он хотел обсудить состав будущей русской эскадры ТОФ. Сам он хотел бы получить максимальный заказ на 2 броненосца, 4 бронепалубных крейсера и 30 эскадренных миноносцев. И даже поставить комплект оборудования для сборки на месте половины из них. Евгений Иванович был рад встрече, а выслушав предложения, задумался. Обнадёжив собеседника, что переговорит с нужными людьми и без заказа тот не уедет, окончательный ответ он отложил.
Следующая встреча была с Главным инспектором Кораблестроения Н.Е. Кутейниковым и адмиралом С.О. Макаровым, знакомым с Крампом по участию в испытаниях броненосца «Массачусетс», построенного в 1896 г. его верфью, и на текущий момент занимавшего должность Командующего Практической эскадрой Балтийского моря.
В качестве прототипов Крамп предлагал проекты броненосца «Айова» и крейсера «Касаги», только начатого постройкой для Японии. После деловой посиделки в ресторане и подробного обсуждения вопроса было решено рекомендовать для постройки у Крампа ЭБР по проекту «Князь Потёмкин-Таврический», только что заложенного в Николаеве, с увеличением водоизмещения для достижения 18 узловой скорости и требуемой дальности плавания в 8000 миль на 10 узлах. Конечно он был мощнее, чем планируемые для ДВ Особым Совещанием, но обсудив вновь заказанные Японией в Англии броненосцы с 14-ю 6-дюймовками, решили, что 16 «Потёмкинских» 6-дм. будет в самый раз. А для обоснования решили предложить эти 2 броненосца в качестве флагманских. Да и возвышенный полубак в бурных дальневосточных водах будет полезен. В качестве запасного варианта был выбран «Пересвет».
Предложенный «Касаги» для удешевления и ускорения постройки было решено принять для 2 первых крейсеров с условием более быстрой и лучшей постройки, чем у японцев. Чуть дешевле, чуть скорее постройка, чуть прочнее корпус, чуть быстрее ход. Причём, даже с сохранением американских 127 мм орудий, в качестве эксперимента (калибр близкий к 130 мм орудиям, позднее прижившимся в русском и советском флоте и более эффективном, по сравнению со слабоватыми 120 мм-ками). Однако цилиндрические котлы всё же заменить на котлы Бельвиля. Для 2 пары крейсеров было решено разработать новый проект на базе (той-же, что и в реальности, и с тем же, что первоначально в РИ составом вооружения) «Дианы» с В-6700 т., V- 23 узла, 2 — 8-дм/ 45 кал и 10 6-дм/45 кал орудиями и увеличенной до 7000 миль дальности плавания.
Уже через день Е.И. Алексеев при встрече предложил В. Крампу подумать над встречным предложением. Его верфи заказываются все предложенные им корабли, 2 броненосца, 4 бронепалубных крейсера, 10 контрминоносцев, 20 комплектов контрминоносцев и завод по их сборке на ДВ. Ему же предлагается вложить большую часть прибыли от такой крупной сделки в АО Порт Дальний на п.о. Ляодун.
Предполагался обоюдный интерес. Будут сэкономлены значительные средства Министерства Финансов, которые в противном случае Витте, как предполагали моряки, тот стал бы экономить на флоте (Считаю С.Ю. Витте одним из главных виновников проигрыша Русско-Японской войны в РИ из-за преднамеренного систематического срыва финансированиия пополнения флота и боевой подготовки). Предполагался большой грузопоток через незамерзающий тёплый порт, «ворота в Китай» и Крамп мог рассчитывать на значительную прибыль от своих вложений. Кроме всего прочего Правительство получало в Америке лоббиста своих интересов, а порт в Дальнем оказывался с иностранным участием, и агрессия против него затрагивала интересы американского капитала. Теперь пришёл черед задуматься Крампу. Предложение очень заманчивое, но не простое. Всё же обдумав перспективы, он решился дать согласие на такие условия. Не до конца согласованным остался лишь вопрос о месте расположения завода по сборке миноносцев, но его отложили на потом.
Следующая встреча состоялась со старым знакомым по Филадельфии, ещё молодым тогда офицером, а ныне помощником начальника главного морского Штаба адмиралом Ф.К. Авеланом. 21 апреля 1898 г на банкете по случаю 20 летия постройки в Америке для русского флота крейсеров «Азия», «Африка», «Европа» и «Забияка».
21-го же марта 1898 г поданные документы рассмотрел генерал-адмирал великий князь Алексей Александович и через 2 дня Крамп получил положительный ответ.
К 4 апреля стороны в целом достигли договорённости. 11 апреля в Филадельфии был подписан контракт на строительство первых кораблей – броненосца «Ретвизан» по типу ЭБР «Князь Потёмкин» в 14000 т., крейсеров «Варяг» и «Венус» типа «Касаги» в 5000 т. с котлами Бельвиля и 5 контрминоносцев океанского типа. 20 июня был подписан общий контракт на постройку броненосца «Гангут» и крейсеров «Владимир» и «Владивосток» в 6700 т., ещё 5 готовых и 20 сборочных комплектов контр-миноносцев, сборочного завода для их сборки во Владивостоке, а также документов по участию Крампа в строительстве и деятельности АО порта Дальний. Особо оговаривался вопрос по своевременному обмену готовыми чертежами для последующего строительства кораблей в России.
Доработка чертежей «Потёмкина» шла достаточно быстро, но всё равно в Россию они попали только в начале сентября, а само строительство «Ретвизана» началось в конце августа 1898 г. В России же Балтийский завод в СПб начал постройку «Победы» по этим чертежам только в октябре. Строительство второго отечественного броненосца по этим чертежам 14 декабря простимулировал Управляющий Морским министерством в-адм. П.П. Тыртов, напомнив о необходимости закладки нового броненосца в пустующем эллинге Н. Адмиралтейства после спуска «Осляби». Новый броненосец, заложенный 20 января 1899 г. назвали «Бородино» (в этой реальности постройку броненосца не задерживали опоздания с получением чертежей от Лаганя и с их творческой переработкой). Так же предполагалось в Николаеве по спуску «Князя Потёмкина» продолжить строительство серии ещё двумя броненосцами по чертежам «Ретвизана». В результате чего серия броненосцев по типу «Князя Потёмкина» из 7 броненосцев оказалась крупнейшей в русском флоте. Кроме того, нужно учесть продолжение серии «Потёмкина» в американском флоте из «Мэна», «Иллинойса» и «Миссури». ЭБР «Князь Потёмкин-Таврический». ЭБР «Maine».
По результатам всё же объявленного конкурса проектов нового броненосца было решено строить во Франции «Цесаревич», а в СПб по его подобию 4 броненосца: на Балтийском заводе «Князь Суворов», «Александр III», «Орёл» , а 26 октября 1899 г. в Новом-Адмиралтействе на Галерном острове заложили «Славу».
Строительство американских броненосцев шло не без трудностей, но достаточно быстро. СПб-е «Цесаревичи» несколько отставали.
В дальнейшем к услугам Крампа прибегали ещё неоднократно, в частности ему же был отдан заказ на подводные лодки, землечерпалки для Порт-Артура, ворота нового дока в Порт-Артуре и большой плавучий док для Владивостока. А в начале мая 1905 он стал законодателем новой моды в мире, заложив первый «дредноут» (как у нас сейчас говорят) «Южную Каролину».
В результате всех усилий к декабрю 1903 г. в Порт-Артуре собралась внушительная эскадра из запланированных 10 эскадренных броненосцев: 3-х «Полтав», 4-х «Ретвизанов» и 2-х «Пересветов» и «Цесаревича».
Причём «Цесаревич», «Баян» и «Дмитрий Донской» пришли 19 ноября, а «Аврора», «Алмаз» с транспортами «Орёл», «Саратов», «Смоленск» только в конце декабря (в связи с более быстрым пополнением ТОФ эсминцами, чем в реальности не было принято решение гнать на ДВ малые миноносцы, которые в РИ задержали отправку отряда контр-адмирала А.А.Виринеуса).
В середине января 1904 г. также произошёл первый визит американской эскадры в Дальний и Порт-Артур в составе броненосцев «Wisconsin» и «Oregon»
и крейсера «Олимпия»
американского флота, показав заинтересованность САСШ в развитии порта Дальний. Были проведены совместные манёвры эскадр. Это на время разрядило напряжённость отношений России и Японии и отложило на некоторое время все прежние планы.
В 20-х числах января 1904 г. пришёл 11-й броненосец «Князь Суворов» (отремонтированный после посадки на мель в Средиземном море в августе, в РИ на мель садился «Ослябя») и транспорты «Петербург», «Смоленск» и транспорт «Рязань», доставивший комплекты радиостанций.
В результате дальнейшего перебазирования кораблей, к тому моменту, в который в нашей истории началась русско-японская войны 1 эскадра ТОФ в Порт-Артуре и Дальнем состояла из 9 броненосцев:
«Ретвизан» (флагманский), «Гангут», «Победа», «Бородино», «Князь Суворов», «Цесаревич», «Петропавловск», «Полтава», «Севастополь».
Итого в бортовом залпе 36 — 12 дм, 62 – 6 дм орудия.
Шести бронепалубных крейсеров 1 ранга : «Диана», «Паллада», «Аврора», «Дмитрий Донской», «Варяг» и «Венус». Бортовой залп 4 – 8 дм, 17 — 6-дм, 10 – 127 мм, 4 – 120 мм.
Крейсеров 2 ранга: «Боярин» и «Алмаз». Учебных клиперов «Джигит» и «Разбойник». Минных крейсеров «Всадник», «Гайдамак» и минного заградителя «Амур».
Эскадренных миноносцев – 26 и 4 миноносца. Оборонительный отряд Порт-Артура включал в себя канонерские лодки «Гремящий» и «Отважный» и «Гиляк».
Владивостокский отряд ТОФ был сформирован на основе представлений о предстоящей крейсерской войне на коммуникациях и состоял из: броненосцев-крейсеров «Пересвет» и «Ослябя» с их 8 – 10 дм и 10 – 6 дм орудиями бортового залпа.
Броненосных крейсеров «Громобой», «Россия», «Баян», «Рюрик» с 8 – 8 дм, 29 – 6 дм и 3 – 120 мм орудиями.
Бронепалубных 23-узловых крейсеров 1 ранга «Богатырь», «Аскольд», «Владимир», «Владивосток» с 4 – 8 дм, 25 – 6 дм орудиями.
Крейсера 2 ранга «Новик» и учебный «Забияка». Минные заградители «Енисей» и «Алеут». 14 эсминцев (в т.ч. 10 «американских» океанского типа и 4 «немецких») и 5 миноносцев. Пароходы Добровольного флота «Москва» и «Херсон», «Петербург» и «Смоленск».
Пароход Добровольного флота «Херсон» в Сан-Франциско с грузом запчастей для ТОФ РИ.
Оборонительный отряд Владивостока включал в себя канонерские лодки «Кореец», «Манджур», «Бобр» и «Сивуч». Военные транспорты «Камчадал» и «Якут».
Как ни странно, но намеченные планы усиления ТОФ с помощью мистера Крампа были выполнены почти полностью, если с натяжкой посчитать учебные клиперы, вооружённую яхту Наместника «Алмаз» и 4 парохода Доброфлота (вспомогательные крейсера в случае войны) за полноценные крейсера 2 ранга. Однако собранные к тому моменту силы русских пока не позволяли Японии надеяться на благополучное окончание любых военных конфликтов с Россией, что сняло с текущей повестки дня угрозу нападения Японии.
Пока происходило усиление и концентрация флота Тихого океана, произошли и некоторые изменения Российской политики. Царя с большим трудом убедили провести с Японией плотные переговоры, дать ей гарантии безопасности и невмешательства в её интересы в Китае южнее границ Маньчжурии и некоторые привилегии в торговле в самой Манчжурии. Заключить договор о рыболовстве в Японском и Охотском морях. Японии также было предложено участие в деятельности АО «Порт Дальний» на условии продолжения прежней практики использования российским флотом японских портов и ремонтных мощностей. Любая деятельность в Корее была согласована только на паритетных началах. Также в Императорской семье и Правительстве окончательно утвердилась точка зрения на континентальный союз с Францией и Германией, что позволяло гарантировать стабильность в Европе и безопасность своих западных границ, а также безопасность как Франции от немецкого нападения, так и Германии от французских попыток реванша.
Последовали активные переговоры Русско-Японские переговоры в американском Портсмуте, шедшие всю весну 1904 г. и закончившиеся полным успехом и нормализацией взаимных отношений. Их результаты кардинально изменили всю дальнейшую историю 20 века, как мы её знаем. Напряжённость на Дальневосточных границах России постепенно спала, что позволило России частично заменить новые корабли отремонтированными более старыми и сформировать на постоянной основе Средиземноморскую эскадру, позволяя более активно отстаивать свои интересы на Балканах и в Северной Африке. Уже в 1910 г. Россия получила на постоянной основе базу в Бизерте.
В 1905 г. по стране прокатился ряд беспорядков, организованных революционерами, однако, не получившими массовой поддержки населения, хотя и потребовавшие изрядных усилий для их нейтрализации.
В конце 1905 г. из-за длительных разногласий в Правительстве и по желанию Николая II ушёл в отставку С.Ю. Витте. Премьер-министром в 1906 г. был назначен П.Н. Дурново, вскоре наладивший взаимовыгодное промышленное и торговое сотрудничество с Германией, Францией и Австро-Венгрией, что вызвало устойчивый рост экономики. С финансами в стране было хорошо и становилось всё лучше. Николай 2 даже сформулировал неуклюжую поговорку: «Однако Дурново — вовсе не дурён». Англии так и не удалось стравить Россию и Германию в 2-х мировых войнах и приходилось вести себя весь 20 век с оглядкой на объединённые ресурсы всего континента.
28.08.2017 tartar141

Одна из самых впечатляющих фотографий «Громобоя» во время его визита в Австралию.

Доброго времени суток, коллеги. Небольшая задержка с публикацией постов по «Орлам Отечества» получилась — планы изменились, времени свободного для оформления поста (а это очень много времени, кто не в курсе) не хватало, да и материалы были еще не до конца готовы. Сегодня я прерву публикацию броненосцев для Тихого океана совершенно другой темой — единственной серией броненосных крейсеров для Тихоокеан­ского флота, которая будет построена у меня в альтернативе. Прообразом их стал «Громобой», хотя вы в них узнаете некоторые черты и «Пересветов», а может даже и британских «одноклассников». Все это верно в определенной степени. Сам корабль сейчас является одним из моих любимых, так что готовьтесь к «многабукав» – фанат «шушпанцеров», загубивших сайт (по словам одного из коллег ), дорвался.

Вступление

Много всего случилось с тех пор, как я опубликовал «Победу». Началась проработка артиллерии РИФ от 1860-х годов и до конца XX века, корабль под названием «Полтава» ушел под название «Евстафий», а собственно «Полтавой» стал привычный нашему глазу другой броненосец (но все равно не реальная «Полтава»), начались блуждания по поводу количества дредноутов (перегнуть палку ой как неохота)… Плюс ко всему, обнаружил очень и очень неприятную особенность отечественной 356/52-мм пушки – из-за начальной скорости на 100 м/с ниже, чем у иностранных даже 45-калиберных аналогов того же калибра, ее дальнобойность, вероятно, была самой худшей среди всех 14-дюймовых орудий, что как-то вогнало меня во вселенскую печаль и размышления, а стоит ли эта тема отдельного поста, или нет.

Но это все меркнет перед тем, что я таки закончил перепил «Громобоя».

Перепил этот напрашивался давно, хоть в ФАНе с ним и не сложилось. Перепил уже этот делался для Phoenix Purpura – но там все вышло не так красиво. Собственно, мне очень нравится реальный «Громобой» – изящный корпус, мощная батарея СК, внушительные размеры… Он прекрасен во всем, включая скоростные характеристики корпуса (по моим расчетам, у него получается очень высокий адмиралтейский коэффициент – а значит, что на разгон под определенные скорости у него затрачивается минимум мощности), но вот в боевом плане он, увы, безнадежно устарел из-за своего бортового расположения артиллерии. И потому первое, что напрашивается, причем у очень многих – «обашнить» корабль, разместив 203-мм пушки в двух двухорудийных башнях.

Но этого показалось мало – как ни крути, а корабль очень большой. Потому решил «играть по максимуму» и довел водоизмещение крейсера до уровня эскадренных броненосцев, оснастил его мощными котлами и главное – 254-мм калибром орудий ГК. Это потребовало определенных переделок. Кроме того, решил увеличить скорость хода – благо, котлы у меня подразумеваются для кораблей не Бельвиля, а Нормана-Макферсона (гибрид сумрачного французского и русско-шотландского гения), а в рамках получившегося водоизмещения я не стремился получить «Новика», и потому скорость ограничил 22,5 узлами. Вы можете сказать, что это много – но при указанном водоизмещении, умеренной бронезащите и толковых котлах это, ИМХО, вполне возможно. Аналогами тут смотрятся британские «Дрейки», которые пускай и были меньше водоизмещением и имели более легкое вооружение, но разгонялись до 23 узлов с котлами Бельвиля в количестве 43 штук (сорока трех, Карл!), которые хоть и были жуть как надежными и простыми в ремонте, но весили много, а мощностей давали мало (в, ЕМНИП, каком-то морском справочнике 1902 года по удельным мощностям котлы Бельвиля по удельной мощности превосходили лишь старые цилиндрические огнетрубные котлы, а котлам Нормана уступали в 4-6 раз). Собственно, заменить этот ужас нормальными котлами можно, и крейсерок должен получиться. Другое дело, что крейсерок получится дорогим, по цене сравнимым с броненосцем – но их я много строить и не планировал, трех штук с головой хватит.

В общем, получилось то, что получилось – эдакий «Рюрик» второй, только раньше и чуточку скромнее (хотя это с какой стороны смотреть). Корабль стал трехтрубым и башенным, но в нем все еще угадывается «Громобой». И в РЯВ тройка таких кораблей потенциально сможет сделать больше. чем все броненосцы РИФ вместе взятые…

Также решил немного устроить «колдунство» над морскими министрами. Потребовался «отец флота» – министр, который управлял бы флотом длительное время, обучил преемника и выработал бы среди морских офицеров новый подход к службе и военному делу, чтобы Россия не только повторяла и улучшала иностранный опыт, а и творила что-то свое не менее удачное («Рюриков» я все же считаю пустой тратой денег, хоть идея и исконно русская). Ну и в качестве развития этой темы захотелось, чтобы Россия стала родиной слонов концепции линейных крейсеров. «Громобои» в этом случае получаются куда более логичной кандидатурой на должность кораблей линии баталии быстроходного крыла, чем «Асамоиды», «Баяны» или британские защитники торговли. Возвращаясь к началу – понадобилась фигура вроде Тирпица или Фишера, которая сохранит старое и укрепит новое. И будет такой фигурой Николай Матвеевич Чихачев, а его товарищем (заместителем), учеником, правой рукой и наследником – Федор Карлович Авелан. А после Авелана будет уже Григорович. И все будут усиленно заниматься укреплением и развитием любимого детища императора Петра Великого до, во время и после РЯВ и ПМВ.

И да, в самой статье возможны косяки. Провайдер решил подарить на Рождество совсем плохой интернет, так что статья публиковалась с помощью такой-то матери, с нескольких попыток и в надежде на лучший исход.

«Маленькая крейсерская война Авелана», или как адмирал новые крейсера отстаивал

Ф. К. Авелан – товарищ морского министра в 1897-1905 годах, морской министр в 1905-1913

Став в 1897 году товарищем морского министра Чихачева, Федор Карлович Авелан развил бурную деятельность. Касалась она прежде всего русских крейсеров. До этого постройка их велась вяло, по мере необходимости и без особой системы, предпочтение отдавалось определенно большим бронепалубным крейсерам. Существовали также активные защитники идеи броненосных крейсеров для рейдерских операций, постройка которых после «Адмирала Нахимова» прервалась, хоть и по экономическим причинам . Авелан при поддержке Чихачева принялся приводить все это в единую систему. Крейсера начали строить значительно активнее, при этом он активно отстаивал (и таки отстоял к 1899 году) разделение бронепалубных крейсеров II ранга на собственно II и III, т.е. большие боевые и малые разведывательные крейсера с бронированной палубой. При этом бывший III ранг переводился в IV (все безбронные и вспомогательные крейсера), а I оставался без изменений (поясные броненосные крейсера). Сама теория крейсерской войны отныне меняла свою суть – активное использование всех наличных крейсеров на вражеских коммуникациях отныне не предусматривалось. Авелан обосновывал это тем, что крейсера специальной постройки – слишком дорогие корабли для фактического их исключения из состава боевых эскадр, и потому для рейдерства в океане лучше использовать устаревшие корабли (подразумевалась Североморская эскадра ) и вспом. крейсера, переоборудованные из гражданских быстроходных транспортов. Новые же бронепалубные крейсера отныне предназначались для службы в эскадре в качестве сторожевых, разведывательных и вспомогательных боевых кораблей. Эта «нормализация» привела к тому, что вместо 10 бронепалубных крейсеров на 1898 год к началу РЯВ в составе флотов Российской империи находились уже 21 корабль крейсеров II и III ранга.

Н. М. Чихачев, морской министр Российской империи в 1888-1905 годах. Даже после своей отставки после русско-японской войны сохранил достаточное влияние на флот, чтобы до самой своей смерти в 1917 году считаться «отцом русского флота».

После этого Авелан занялся крейсерами I ранга. При этом он фактически стал продолжателем дела Чихачева, который изначально был противником броненосных крейсеров-рейдеров (постройка которых с началом его министерствования прекратилась). Но если министр вообще не видел смысла в постройке таких кораблей, предпочитая защищать поясной броней полноценные броненосцы, то у Авелана и на этот счет имелись свои соображения. С 1898 года он начал активно проталкивать идею боевых броненосных крейсеров, которые за счет превосходства в скорости над обычными броненосцами могли бы занимать выгодные позиции для ведения огня по концевым кораблям противника. Вместе с популярной на тот момент «ушаковской» тактикой – стараться первым делом выводить из строя вражеский флагманский корабль – эти корабли должны были стать «козырной картой», быстроходным крылом линейного флота, которое помимо действий против концевых кораблей вражеского строя могло также выполнять функции разведки боем благодаря своей высокой живучести и скорости. При этом они должны были иметь как серьезное вооружение и бронезащиту, так и высокую скорость – что приводило к главной проблеме самой концепции: стоимость такого корабля вплотную приближалась к стоимости броненосцев.

Именно из-за высокой стоимости идея Авелана не получила поддержки даже морского министра Чихачева, который все еще не верил, что из крейсера I ранга можно получить что-то толковое. Попытки заинтересовать этим проектом царственных персон также не увенчались успехом – и император Александр III , и цесаревич Николай, и даже великий князь Александр Александрович , ярый флотофил, не выказали интереса к подобному кораблю. В конце концов Авелану пришлось искать поддержки у нижних чинов, дабы возбудить инициативу снизу, которая при Чихачеве только приветствовалась. Поддержку он получил у адмирала Макарова, на тот момент недавно вступившего в командование Балтийским флотом. Во время летних учений 1899 года, которые проходили в присутствии морского министра, в качестве быстроходного крыла флота были выделены бронепалубные крейсера «Адмирал Корнилов», «Адмирал Истомин» и «Светлана». Во время «боя» между двумя колоннами броненосцев этот «крылатый отряд» дважды охватывал голову «вражеской» колонны – правда, после этого был условно уничтожен вражескими же бронепалубными крейсерами. Авелан акцентировал внимание на том, что будь в составе «крылатого отряда» хорошо защищенные, скоростные и мощно вооруженные броненосные крейсера, то вражеский флагман очень быстро вышел бы из строя (как минимум), а бронепалубные крейсера и вовсе не рискнули бы связываться с вражескими кораблями, вооруженными тяжелыми пушками. При этом отсутствовала необходимость в постройке большого числа таких кораблей – ведь они, по сути, играли роль тяжелой кавалерии, атакующей врага во фланг, пока пехота (броненосцы) ведет бой с главными силами противника. Эти доводы, а также наглядный результат маневров, заставили Чихачева согласиться с необходимостью постройки «малой серии боевых броненосных крейсеров I ранга». Проекту дали добро, и процесс создания броненосных крейсеров нового типа начался.

Проектирование и постройка

По сложившейся с начала 1890-х годов традиции был объявлен конкурс на проектирование нового броненосного крейсера I ранга, причем процесс контролировался не только Авеланом, а и Чихачевым, который после признания перспективности концепции начал выказывать большой интерес к его судьбе. Свои проекты представили 18 конкурсантов, включая зарубежные фирмы «Армстронг», «Вулкан» и «Крамп». Тем не менее, лишь два проекта заинтересовали заказчика и были признаны МТК – один из них принадлежал Балтийскому заводу и представлял собой развитие крейсеров типа «Адмирал Нахимов» с поправкой на 15 лет , а другой принадлежал молодым Путиловским верфям, страстно желавшим заполучить военные заказы, которые значительно подняли бы престиж нового предприятия. Второй проект фактически был облегченным мореходным броненосцем с умеренной батареей из 10 152-мм орудий и 4 254-мм орудиями в двух башнях . При этом его скорость равнялась всего 20 узлам, в то время как Балтийский завод обещал дать 23. В конце концов, было решено объединить оба проекта в один, для чего двум формально конкурирующим предприятиям на время пришлось объединиться. На тот момент подобный ход не был чем-то новым для Путиловских верфей – годом ранее им уже пришлось объединять усилия с инженерами МТК и Балтийского завода для переработки французского проекта башенного броненосца под русские требования и стандарты , и путиловцы пошли на это без раздумий – перспективы постоянных военных заказов, которые уже постепенно расширялись, заставляли частников забыть о конкуренции и работать во благо единого дела. Разработка финального проекта корабля задержалась, и лишь к маю 1900 года удалось наконец довести этот процесс до конца. Нормальное водоизмещение крейсеров превысило отметку в 15 тысяч тонн при полном поясе по ВЛ толщиной до 178 мм, вооружении из 4 254-мм и 16 152-мм орудий и скорости в 22,5 узлов. Чины морского министерства, увидев стоимость каждого отдельного корабля, испытали шок , но воля Чихачева и Авелана позволила утвердить постройку трех кораблей. Деньги на них удалось «выкроить» как за счет увеличения морского бюджета, так и за счет экономии на других расходах – в частности, было «растянуто» финансирование постройки черноморских кораблей, а закладка четырех больших бронепалубных крейсеров в Николаеве и вовсе была отменена. Заказы получили Балтийский завод, Путиловская верфь и Соломбальская верфь, которая ради важного заказа отложила постройку одного из больших ледоколов . Корабли получили названия «Громобой», «Пересвет» и «Рюрик».

«Победа». В статье речь не о ней, но условно альт-«Громобой» можно назвать гибридом нескольких кораблей, в том числе и «Победы».

Постройка велась в ускоренных темпах – в свете активного наращивания морских вооружений Японией требовалось как можно быстрее получить три новейших корабля на Тихом океане. В качестве временной меры по наращиванию численности флота было решено перевести три «Сисоя Великих» на Тихий океан и модернизировать шесть старых броненосцев. Понимая всю важность введения в строй «Громобоев», морское министерство увеличило финансирование постройки уже в конце 1900 года. Понимали это и предприятия-строители. Путиловская верфь с самого начала взяла высокий темп постройки корабля и заранее заказала все комплектующие для своего корабля, этому примеру последовали и два других предприятия. По разрешению морского министерства часть бронеплит была заказана за рубежом – отечественные заводы, загруженные заказами, не могли обеспечить полный объем заказа. Затруднения возникли и с вооружением — 152-мм пушки для экономии времени было решено взять из числа уже готовых для трех броненосцев типа «Бородино». Результат оказался впечатляющим – «Громобой» и «Рюрик» завершили испытания уже в марте 1903 года, причем «Рюрика» во время испытаний постоянно обслуживал ледокол, приписанный к Соломбальским верфям. «Пересвет», строящийся на Путиловских верфях, и вовсе побил все рекорды – огромный корабль водоизмещением в 15 тысяч тонн был введен в строй спустя 29 месяцев после закладки. Таким образом, уже к середине 1903 года все три корабля вошли в строй и в составе единой эскадры отправились на Дальний восток, куда и прибыли в конце августа 1903 года.

«Пересвет» во время испытаний, конец 1902 года

«Громобой» (ТФ), Балтийский завод, Санкт-Петербург – 20.06.1900/19.09.1901/28.04.1903

«Пересвет» (ТФ), Путиловская верфь, Санкт-Петербург – 20.06.1900/29.04.1901/09.11.1902

«Рюрик» (ТФ), Соломбальская верфь, Архангельск – 29.06.1900/23.08.1901/13.04.1903

Водоизмещение: нормальное 15 150 тонн, полное 15 900 тонн

Размерения: 156,9×22,5×8,1 м

Механизмы: 2 вала, 2 ПМ ВТР, 24 котла Нормана-Макферсона, 24 000 л.с. = 22 узла

Запас топлива: 800/1500 тонн угля

Дальность: 5000 миль (10 узлов)

Вооружение: 4 254/45-мм, 16 152/45-мм, 20 87/45-мм, 8 57/50-мм орудий, 8 12,7-мм пулеметов, 4 381-мм торпедных аппарата

Экипаж: 887 человек

Схема бронезащиты

В 1915 году сняты 4 87/45-мм пушки и заменены на 4 87/30-мм зенитные пушки, сняты все 57/50-мм орудия, установлены более современные 3-м дальномеры.

Под флагом контр-адмирала Баранова

«Рюрик» во время перехода на Дальний Восток, середина 1903 года

Три «Громобоя» были выведены в особый 2-й боевой отряд 1-й Тихоокеанской эскадры, базирующейся в Порт-Артуре. Командование еще на Балтике принял контр-адмирал Г. К. Баранов. Так как все три корабля были «новичками», а в воздухе витало предчувствие войны, 1-я эскадра отказалась от планового «зимнего вояжа» по иностранным портам и принялась проводить усиленную боевую подготовку. Свои корабли адмирал Баранов «гонял» немилосердно – в кратчайшие сроки требовалось подтянуть боевую подготовку с «никакого» до «удовлетворитель­ного», а лучше «отличного» уровня. К счастью, «Громобоям» удалось избежать проблем с машинерией – на них определили опытных машинных инженеров с черноморских и балтийских кораблей, которые знали, как обращаться с водотрубными котлами Нормана-Макферсона. Всего несколькими годами ранее проблемы с новыми котлами испытывали все три броненосца типа «Князь Потемкин-Таврический», а первые три броненосца с таким «сердцем» – «Сисой Великий», «Ингерманланд» и «Святослав» – из-за новизны своей машинерии и отсутствии опыта у команд так «уходились», что спустя пять лет после вступления в строй без капитального ремонта не могли развить более 13-14 узлов вместо паспортных 17.

«Громобой» в боевой оливковой раскраске, середина 1904 года

В случае войны «Громобои» планировалось использовать в качестве простого продолжения линии баталии 1-й эскадры, но уже в первом бою три корабля контр-адмирала Баранова проявили себя ярче всего, успев и по японским броненосцам пострелять, и тяжело повредить вражеский бронепалубный крейсер. В результате эти три крейсера стали самыми активными крупными кораблями русского флота той войны, и не единожды отправлялись в самостоятельные плавания, будь то набег на вражеские патрули, линии снабжения у Чемульпо или разведку в особо опасном районе. Их впечатляющая скорость позволяла им догонять большинство японских крейсеров, включая бронепалубные, и расправляться с ними без особого напряжения сил. Конечно, все это не оставалось безнаказанным – корабли часто получали повреждения от огня японцев, а на минах за всю войну не подорвался лишь один флагманский «Громобой». К счастью, все эти повреждения не стали фатальными, и троице русских крейсеров I ранга довелось сыграть свою важную роль в решаюших сражениях на море в качестве «быстроходного крыла». После войны «Громобой», «Пересвет» и «Рюрик» вместе со своими командами, командирами и контр-адмиралом Барановым стали героями, и по популярности превзошли даже флагманский броненосец адмиралов Макарова и Воронцова «Князь Потемкин-Таврический».

Новые люди, новая война

После войны «Громобои» еще очень долго оставались одной из главных сил флота. После разгрома японцев ситуация в регионе стабилизировалась, и Россия принялась наращивать свои флоты в Европе, и потому до 1912 года крейсера этого типа являлись еще и самыми новыми из больших кораблей Тихого океана. В 1911-1912 году троица прошла капитальный ремонт, и на «Громобое» был поднят флаг контр-адмирала Н. М. Бухвостова, потомка «первого русского солдата». Под его началом «Громобой», «Пересвет» и «Рюрик» отметились в масштабных событиях того времени, защищая русские интересы. Участвовали эти корабли и в Первой мировой войне, став главными охотниками за эскадрой адмирала фон Шпее в Тихом океане. Им не удалось спасти от разгрома британские корабли у Коронеля, однако эскадра Шпее была настигнута у острова Пиктон и разбита в ходе продолжительного сражения – призеры флота кайзера не выдержали боя с призерами Тихоокеанского флота («Громобой», «Рюрик» и «Пересвет» регулярно входили в пятерку лучших кораблей по результатам стрельб). После этого последовал ремонт в Порт-Стэнли и временное перебазирование в Средиземное море, где формировалась русская эскадра для помощи союзникам в ходе Дарданнельской операции. Пострелять по врагу довелось крейсерам и там, в том числе и по вражеским самолетам – для этого в 1915 году на всех кораблях установили 87/30-мм зенитные пушки, переделанные из обычных противоминных орудий.

«Рюрик» в Средиземном море, 1915 год

Вернуться на Тихий океан «Громобоям» довелось лишь в 1923 году, и почти сразу же им довелось участвовать в «миссии спасения» свергнутого китайского императора Пу И, которого было решено сделать правителем пророссийской Маньчжурии. Эта операция стала последним серьезным мероприятием в истории крейсеров-ветеранов. Уже устаревшие корабли требовалось исключить из состава флота по условиям Вашингтонского договора – отсрочка разрешалась лишь до введения в строй первых новейших кораблей. Первоначально их хотели превратить в учебные единицы, но детальный осмотр корпусов и механизмов выявил крайнюю степень изношенности большинства механизмов. В результате было решено все же пустить корабли на слом, что и сделали в 1924 году. Но названия «Громобой», «Пересвет» и «Рюрик» хорошо запомнились в Российском Императорском флоте – указом императора Александра IV все новые корабли этих названий сразу получали статус гвардейских, комплектованию их экипажей уделялось особое внимание, как и их снабжению и боевой подготовке, дабы те стали «достойными наследниками боевой славы предшественников». Впрочем, это уже другая история….

Примечания

1) Реальноисторический «Память Азова» будет построен в двух экземплярах до «Адмирала Нахимова».

2) Все поясные броненосные крейсера-рейдеры будут сосредоточены в России на Северном море.

3) Я не могу не оставить Александра III в живых после 1894 года.

4) В реальности умер в младенчестве от менингита. В альтернативе останется в живых, и в 1913 году станет императором Александром IV, после смерти отца и отречения от престола Николая II.

5) Фактически реальный «Громобой».

6) Немножко облегченный и более быстроходный «Пересвет».

7) Речь идет о броненосцах типа «Бородино» – собственно «Цесаревич» строиться не будет.

8) Если не сказать покрепче.

9) Соломбальская верфь по определенным причинам с начала XX века перепрофилируется с постройки броненосцев на другие, более легкие корабли, в том числе и на ледоколы, которые будут необходимы России буквально везде – в Архангельске, в новом порте Мурманска, Владивостоке и для развития северного судоходства.

10) Конструктивно это реальные «Полтавы».