Египетский поход наполеона

Битва за пирамиды. Египетский поход Бонапарта

В 1798—1801 годах по инициативе и под непосредственным руководством Наполеона Бонапарта французская армия попыталась закрепиться на Ближнем Востоке, захватив Египет. В исторической карьере Наполеона египетский поход стал второй большой войной, после Итальянского похода.
Египет, как территория, имел и имеет большое стратегическое значение. В эпоху колониальной экспансии он был весьма привлекателен как для Парижа, так и для Лондона. Буржуазия Южной Франции, особенно Марселя, с давних пор имела обширные связи и вела торговлю со странами Средиземноморья. Французская буржуазия была не прочь закрепиться в ряде прибыльных мест, вроде побережья Балканского полуострова, островов восточной части Средиземного моря, Греческого архипелага, Сирии и Египта.
К концу 18 столетия стремление завести колонии на территории Сирии и Египта значительно выросло. Англичане захватили ряд французских колоний (Мартиника, Тобаго и др.), а также некоторые голландские и испанские колониальные владения, что привело к почти полному прекращению колониальной торговли Франции. Это больно ударило по французской экономике. Талейран в докладе Институту от 3 июля 1797 года «Мемуар о преимуществах новых колоний в современных условиях» прямо указывал на Египет как на возможное возмещение понесённых французами потерь. Этому способствовало и постепенное ослабление Османской империи, которая утрачивала свои позиции в Северной Африке. Упадок Турции в 18 столетии привел к появлению вопроса о «турецком наследстве». Египет в этом наследстве был особо лакомым куском.
Французы присматривались и к весьма заманчивому Леванту, территории восточной части Средиземного моря (современные Турция, Сирия, Ливан, Израиль, Иордания, Палестина), который был владением османских султанов. С давних пор, ещё со времён крестовых походов, интересовал европейцев и Египет, который в период Французской революции юридически был частью Османской империи, но фактически являлся независимым государственным образованием. Египет, омываемый и Средиземным и Красным морями, мог стать плацдармом, с помощью которого Франция могла оказывать более серьёзное воздействие на конкурентов в борьбе за Индию и другие азиатские страны и земли. Еще знаменитый философ Лейбниц подавал в свое время королю Людовику XIV доклад, в котором советовал французскому монарху захватить Египет, чтобы этим подорвать позиции голландцев на всем Востоке. Теперь же главным конкурентом Франции в Южной и Юго-Восточной Азии была Англия.
Поэтому не удивительно, что предложение Наполеона захватить Египет, не возмутило французское правительство. Ещё до похода в Египет, Наполеон приказал захватить Ионические острова. В это же время у него окончательно складывается замысел похода на Восток. В августе 1797 г. Наполеон писал в Париж: «Недалеко уже то время, когда мы почувствуем, что для того, чтобы в самом деле разгромить Англию, нам нужно овладеть Египтом». Захватив Ионические острова, он настойчиво советовал правительству захватить Мальту, она была нужна как база для броска в Египет.

Политическая ситуация
После победы в Италии, Наполеона 10 декабря 1797 года торжественно встретили в Париже. Толпы народа приветствовали героя, чье имя в последнее время не сходило с уст. В Люксембургском дворце генерала приветствовал вся официальная Франция: члены Директории, министры, сановники, члены Совета Старейшин и Совета пятисот, генералитет, высшее офицерство. Баррас произнес цветистую речь, в которой приветствовал Бонапарта, как героя, который отомстил за Францию, порабощённую и разрушенную в прошлом Цезарем. Французский полководец же принес в Италию, по его словам, «свободу и жизнь».
Однако за улыбками и приветливыми речами политиков, как обычно скрывалась ложь, раздражение и страх. Победы Наполеона в Италии, его переговоры с итальянскими правительствами и австрийцами, сделали его политической фигурой, он перестал быть всего лишь одним из многих генералов. В течение почти двух лет Наполеон действовал, как в военной, так и политико-дипломатической сферах, не считаясь с интересами правящей группировки, часто в прямом противоречии с ними. В частности, Директория дала Наполеону прямое указание не заключать мира с Австрией, начать поход на Вену. Но генерал вопреки чётким указаниям правительства заключил мир, и Директория была вынуждена его принять, т. к. законодательные советы и вся страна, измученная войной, жаждала мира. Скрытое противостояние постоянно усиливалось. И что пугало членов Директории, позиции Наполеона постоянно крепли. Его политика встречала широкую поддержку.
Бонапарт стоял перед выбором: что делать дальше? Ситуация в Республике была тяжёлой – финансы в расстройстве, казна пустая, коррупция и воровство цвели пышным цветом. Кучка спекулянтов, поставщиков в армию, казнокрадов наживали огромные состояния, а простой народ, особенно беднота, страдал от нехватки продуктов, высоких, спекулятивных цен на продовольствие. Директория не смогла создать стабильный режим, навести порядок в стране, наоборот её члены сами были участниками хищений, спекуляций. Однако и Наполеон ещё не знал к чему именно стремиться. Он был достаточно честолюбив и претендовал на место в Директории. Попытки в этом направлении предпринимались. Но члены Директории, и прежде всего Баррас были против включения генерала в состав правительства. Прямой, законный путь к вершине власти оказался для Наполеона закрытым. Иные же пути были ещё невозможны. Большинство населения ещё поддерживало Республику, незаконный захват власти мог вызвать серьёзное сопротивление в обществе. Поход в Египет откладывал окончательное решение, давал Наполеону время на размышление, укрепление лагеря своих сторонников. Успех в этой кампании мог укрепить его авторитет в обществе. Да и его противники были рады — Директория не без удовольствия отослала амбициозного генерала в египетскую экспедицию. Достигнет успеха – хорошо, сгинет – также хорошо. Это решение удовлетворило обе стороны.
Надо сказать, что в этот время Наполеон близко сошёлся с министром иностранных дел Талейраном. Тот каким-то чутьем разгадал в молодом корсиканском генерале восходящую звезду и начал поддерживать его начинания.

Ещё за полтора месяца до возвращения в Париж Бонапарт был назначен командующим «английской армии». Эта армия предназначалась для вторжения на Британские острова. После подписания мира с Австрией и Российской империей в состоянии войны с Францией находилась только Англия. Слабость французского флота, относительно британского флота, не позволяла безопасно перевезти большую армию до Америки или Индии. Поэтому предлагалось два варианта действий: 1) высадить десант в Ирландию, где местное население ненавидело англичан (они фактически проводили геноцид ирландец); 2) высадить армию во владениях Османской империи, где при удаче, можно было двинуть её в Индию. В Индии французы рассчитывали на поддержку местных правителей. Второй вариант был предпочтительней. Считалось, что с турками можно поладить. Франция традиционно имела крепкие позиции в Стамбуле. К тому же, после захвата французами Ионических островов и подписания Францией выгодных соглашений с Неаполитанским королевством, Британия утратила все свои постоянные военно-морские базы в Средиземном море.
Кроме того, Наполеона всегда манил Восток. Его любимым героем был больше Александр Македонский, чем Цезарь или другой исторический герой. Уже путешествуя по египетским пустыням, он полушутя, полусерьезно говорил своим спутникам, что слишком поздно родился и уже никак не может, подобно Александру Македонскому, который также завоевал Египет, провозгласить себя тут же богом или божьим сыном. И совсем уже серьезно он говорил о том, что Европа мала и что по-настоящему великие дела можно совершить на Востоке. Он говорил Бурьенну: «Европа – это кротовая нора! Здесь никогда не было таких великих владений и великих революций, как на Востоке, где живут 600 млн. человек». В его голове рождались масштабные планы: дойти до Инда, поднять местное население против англичан; затем повернуть, взять Константинополь, поднять на освободительную борьбу против Турции греков и т. д.
Наполеон обладал стратегическим мышлением и понимал, что Англия – это главный противник Франции в Европе и мире. Идея вторжения на Британские острова была очень соблазнительной для Наполеона. Водрузить французский стяг в Лондоне, что могло быть пленительнее для честолюбивого Наполеона. Англия не имела мощных сухопутных сил и не смогла бы противостоять французской армии. В 1796 году французам удалось наладить контакты с ирландскими национально-революционными кругами. Но операция была очень рискованной вследствие слабости французского флота. В феврале 1798 года Наполеон выехал к западному и северному побережью Франции. Он посетил Булонь, Кале, Дюнкерк, Ньюпорт, Остенде, Антверпен и другие места. Он беседовал с матросами, рыбаками, контрабандистами, вникал во все детали, анализируя ситуацию. Выводы, к которым пришёл Наполеон, были неутешительны. Успех десанта на Британские острова, ни в военно-морском, ни в финансовом отношении не был обеспечен. По словам самого Наполеона, успех операции зависел от удачи, от случая.
Начало экспедиции и захват Мальты
5 марта 1798 г. Наполеон был назначен командующим «египетской армии». 38-тыс. экспедиционная армия была сосредоточена в Тулоне, Генуе, Аяччо и Чивитавеккье. Наполеон в короткий срок провел огромную работу по подготовке экспедиции, по осмотру кораблей, по отбору людей в поход. Инспектируя побережье и флот, формируя части, полководец продолжал внимательно следить за британским флотом под командованием Нельсона, который мог разрушить все его планы. Бонапарт чуть ли не поодиночке отобрал для похода в Египет солдат и офицеров, предпочитая проверенных людей, тех с кем он воевал в Италии. Благодаря своей исключительной памяти, он знал огромное количество людей индивидуально. Он проверил всё лично – артиллерию, боеприпасы, лошади, провиант, снаряжение, книги. Он взял в поход цвет генералитета Республики – Клебер, Дезе, Бертье, Мюрат, Ланн, Бессьер, Жюно, Мармон, Дюрок, Сулковский. Лавалетт, Бурьенн. В поход ехали и учёные – будущий «Институт Египта», знаменитые Монж, Бертолле, Сен-Иллер, Конте, Доломье и пр.
19 мая 1798 года армада из четырёхсот транспортов и боевых кораблей покинула порты и, объединившись, двинулась на юг. Её флагманом был линейный корабль «Орион». Вся Европа знала, что во Франции готовят экспедиционный корпус, что его командир прославленный Бонапарт. Вопрос был – куда он будет направлен? На захват Мальты, Сицилии, Египта? В Ирландию? Никто, кроме самого узкого круга военачальников, не знал, куда направляется флот. Даже военный министр Шерер и тот до самых последних дней не был в курсе дел. Газеты распространяли самые различные слухи. В начале мая был популярен слух, что флот пройдёт пролив Гибралтар, обогнёт Пиренейский полуостров и высадит десант на Зелёном острове. Этому слуху поверили и англичане, Нельсон в то время когда французский флот вышел из гавани и к Мальте, сторожил у Гибралтара.
9-10 июня передовые французские корабли вышли к Мальте. Остров с XVI столетия принадлежал Ордену мальтийских рыцарей. Мальтийские рыцари (также известные, как госпитальеры или иоанниты) в своё время сыграли большую роль в борьбе против североафриканских пиратов и Османской империи, но в конце XVIII в. переживали время упадка. Орден поддерживал дружественные отношения с Англией и Россией, врагами Франции. Остров использовался как временная база для британского флота.
Французы сделали запрос о наборе питьевой воды. Мальтийцы дали разрешение, чтобы воду одновременно набирал только один корабль. При размерах французского флота это было дерзостью (задержка могла привести к появлению британского флота). Генерал Бонапарт потребовал сдачи острова. Мальтийцы стали готовиться к обороне. Однако рыцари давно утратили боевой дух и оказались небоеспособны, наемники не проявили желания пасть смертью храбрых и капитулировали или переходили на сторону французов, местное население также не изъявило желания повоевать. Гроссмейстер Мальтийского ордена Фердинанд фон Гомпеш цу Болхейм не сумел организовать оборону, напротив, с готовностью сдался французам, объяснив свои действия тем, что устав ордена запрещает госпитальерам сражаться с христианами. В результате французский флот легко высадил несколько десантов, которые быстро заняли весь остров. Над крепостью Ла Валетт был поднят французский стяг.
Наполеон одержал первую победу. 19 июня французский флот двинулся дальше, подули попутные ветра, а англичан не было видно. На острове был оставлен небольшой гарнизон.
Продолжение следует…

ЕГИПЕТСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ НАПОЛЕОНА БОНАПАРТА 1798‒1801

ЕГИПЕТСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ НАПОЛЕОНА БОНАПАРТА 1798-1801 годов — поход французской армии с целью завоевать Египет, превратить его во французскую колонию и подорвать господство Великобритании в Восточном Средиземноморье.

Еги­пет то­гда вхо­дил в со­став Ос­ман­ской им­пе­рии, а фак­ти­че­ски управ­лял­ся мам­люк­ски­ми бея­ми. 19.05.1798 французский экспедиционный кор­пус (около 38 тысяч человек) генерала На­по­ле­о­на Бо­на­пар­та (бу­ду­щий император На­по­ле­он I) на 309 транс­пор­тах под ох­ра­ной эс­кад­ры (55 бое­вых ко­раб­лей) ви­це-адмирала Ф. Брю­эса вы­шел из Ту­ло­на. Британское ко­ман­до­ва­ние на­пра­ви­ло к Ту­ло­ну эс­кад­ру контр-адмирала Г. Нель­со­на, но из-за штор­ма ей не уда­лось по­ме­шать вы­хо­ду Египетской экспедиции Наполеона Бонапарта, и 12 ию­ня фран­цу­зы за­хва­ти­ли остров Маль­та. В ночь на 2 ию­ля французские вой­ска вы­са­ди­лись в Алек­сан­д­рии и дви­ну­лись к Каи­ру. Французская ар­мия 13 ию­ля у Шуб­ра-Хит и 21 ию­ля у пи­ра­мид раз­би­ла кон­ни­цу мам­лю­ков Му­рад-бея, а 24 ию­ля На­по­ле­он Бо­на­парт всту­пил в Ка­ир. За­тем французские вой­ска ов­ла­де­ли дель­той реки Нил и Верх­ним Егип­том, раз­бив от­сту­пив­ше­го ту­да Му­рад-бея. По­ра­же­ние французского фло­та в Абу­кир­ском сра­же­нии 1798 года от­ре­за­ло ар­мию На­по­ле­о­на Бо­на­пар­та от Ев­ро­пы. В сентябре 1798 года Фран­ции объ­я­ви­ла вой­ну Ос­ман­ская им­пе­рия. В ус­ло­ви­ях французского оккупационного ре­жи­ма воз­ни­ка­ли мно­го­численные вос­ста­ния (смотри Ка­ир­ские вос­ста­ния 1798 года и 1800 года). В феврале 1799 года На­по­ле­он Бо­на­парт во гла­ве 13-ты­сяч­ной ар­мии на­пра­вил­ся в Си­рию, что­бы пре­дот­вра­тить на­сту­п­ле­ние турецкой ар­мии. Ов­ла­дев Яф­фой и Хай­фой, французские вой­ска 18 мар­та оса­ди­ли кре­пость Ак­ка, но по­сле 2-­ме­сяч­ной оса­ды и не­удач­но­го штур­ма (21 мая) от­сту­пи­ли в Еги­пет. Не­смот­ря на по­бе­ду 25 ию­ля над бри­та­но-турецким де­сан­том в Абу­ки­ре, по­ло­же­ние французской ар­мии бы­ло без­на­дёж­ным. Оно усу­губ­ля­лось не­уда­ча­ми Фран­ции в вой­не со 2-й ан­ти­фран­цуз­ской коа­ли­ци­ей (Италь­ян­ский по­ход 1799 года при­вёл к из­гна­нию фран­цу­зов поч­ти изо всей Ита­лии, а Сре­ди­зем­но­мор­ский по­ход 1798-1800 годов – к по­те­ре Ио­ни­че­ских островов). По­лу­чив не­уте­ши­тель­ные из­вес­тия из Ев­ро­пы, На­по­ле­он Бо­на­парт 23 августа тай­но от­был во Фран­цию. Генерал Ж. Кле­бер, воз­гла­вив­ший ар­мию, 24.01.1800 за­клю­чил с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей и Ос­ман­ской им­пе­ри­ей Эль-Ариш­скую кон­вен­цию, по ко­то­рой французская ар­мия эва­куи­ро­ва­лась на по­чёт­ных ус­ло­ви­ях, но анг­ли­ча­не по­тре­бо­ва­ли ра­зо­ру­же­ния французских войск, и во­енные дей­ст­вия во­зоб­но­ви­лись. В мар­те 1800 года Кле­бер раз­бил у Ге­лио­по­ля (Ге­лио­по­лис) турецкую ар­мию, вновь за­нял Ка­ир и су­мел ут­вер­дить французское гос­под­ство в Егип­те. Од­на­ко по­сле убий­ст­ва Кле­бе­ра (14 ию­ня) ко­ман­до­ва­ние французской ар­ми­ей (около 16 тысяч человек) при­нял генерал Ж. Ме­ну, ко­то­рый по­сле не­удач­ных сра­же­ний с британскими вой­ска­ми, вы­са­див­ши­ми­ся в Егип­те вес­ной 1801 года, был вы­ну­ж­ден ка­пи­ту­ли­ро­вать, и в сен­тяб­ре ос­тат­ки французской ар­мии по­ки­ну­ли Еги­пет.

Египетская экспедиция Наполеона Бонапарта, не­смот­ря на ряд одер­жан­ных по­бед, с во­енной точ­ки зре­ния ока­за­лась не­удач­ной. Фран­цу­зам не уда­лось при­влечь на свою сто­ро­ну му­сульманское на­се­ле­ние Егип­та, а в ус­ло­ви­ях гос­под­ства про­тив­ни­ка на мо­ре она не име­ла пер­спек­тив. В ре­зуль­та­те экс­пе­ди­ции, в со­ста­ве ко­то­рой на­хо­ди­лось около 70 французских учё­ных, вы­рос ин­те­рес к изу­че­нию ис­то­рии и куль­ту­ры Древ­не­го Егип­та, что вы­зва­ло по­яв­ле­ние специальных научных уч­ре­ж­де­ний (Еги­пет­ский му­зей, Служ­ба древ­но­стей в Каи­ре и др.).

Египетский поход Бонапарта

Египетский поход Бонапарта

Египет, Сирия

победа Турции

Египетский поход Бонапарта
Война Второй коалиции

Франсуа-Луи-Жозеф Ватто. «Битва у пирамид» (1798-1799)
Дата Место Итог
Противники
Османская империя
Великобритания
Франция
Битвы Второй коалиции (1799—1800 гг.)
Египет — Средиземное море — 1-й Штоках –Кассано – 1-й Цюрих – Монтебелло – Требия – Нови – Голландия – Мутенская долина — 2-й Цюрих – Генуя – 2-й Штоках – Маренго – Хохштедт – Гогенлинден – Копенгаген – Люневильский мир – Амьенский мир

В 1798—1801 годах по инициативе и под непосредственным руководством Наполеона Бонапарта была сделана попытка завоевания Египта.

После первых побед Наполеон стал претендовать на самостоятельную роль. Правительство Директории не без удовольствия отослало его в египетскую экспедицию. Идея её была связана со стремлением французской буржуазии конкурировать с английской, активно утверждавшей своё влияние в Азии и в Северной Африке. Французы во главе с молодым и энергичным генералом Наполеоном Бонапартом захватывали новые земли, однако закрепиться здесь не удалось: воюя с турками, французская армия не нашла поддержки у местного населения. Французы вернулись на родину.

Египетская экспедиция

После подписания мира с Австрией и Россией в состоянии войны с Францией находилась только Великобритания. Готовясь к боевым действиям на континенте, Директория одновременно запланировала провести военную кампанию против Англии. Относительная слабость французского флота не позволяла безопасно перевести большую армию до Ост- или Вест-Индии, таким образом выбор был между высадкой в Ирландии (где местное население охотно поддержало бы антианглийские действия) и во владениях Османской империи с, возможно, будущим продвижением в Индии на соединение с силами союзных Франции магараджей. Наконец, был сделан выбор в пользу Египта. Египет юридически подчинялся Османской империи, но фактически осуществлял независимую политику. Турция по дипломатическим каналам дала Франции понять, что она благосклонно отнесется к любым французским действиям против Египта. К тому же, с захватом Францией острова Корфу и подписанием Францией выгодных соглашений с Неаполитанским королевством, Англия утратила все свои постоянные морские базы в Средиземном море. В начале 1798 года Наполеон провел рекогносцировку северного и западного французского побережья. Демонстративные действия прошли удачно: Англия была уверена, что готовится высадка в Ирландии, поэтому английский флот заблокировал Гибралтар и северные французские порты, отрезав французам открытый путь через Средиземное море.

Начало экспедиции и захват Мальты

Экспедиционные войска были тайно сосредоточены в Тулоне, Генуе, Аяччо и Чивитавеккье. 19 мая 1798 года они покинули эти порты и, объединившись, двинулись на юг. Первой целью Наполеон определил Мальту — местонахождение Мальтийского ордена. Основанный некогда для борьбы с алжирскими пиратами и мусульманским флотом вцелом, Орден переживал период упадка. Рыцари поддерживали дружественные отношения с врагами Франции Англией и Россией, английский флот иногда использовал Мальту как временную базу для своих действий. 11 июня около Мальты, неожиданно для рыцарей, появился большой французский флот и запросил разрешение набрать питьевую воду. Мальтийцы позволили чтобы одновременно набирал воду только один корабль: поскольку кораблей во флоте было более четырёхсот, такая заправка заняла бы много времени. Французы выдвинули ультиматум, мальтийцы начали готовиться к обороне. Французский флот высадил несколько десантов, которые в короткое время заняли все острова — рыцари оказались небоеспособны, наёмники, из которых состояло орденское войско, быстро сложили оружие или перешли на сторону французов, а местное население не проявило желания воевать за привилегии рыцарей Ордена.

Наполеон оставил на острове двухтысячный гарнизон и двинулся с флотом дальше в Египет.

Получив от британской разведки информацию о выходе французского флота из южных портов, Нельсон срочно отправился со своими эскадрами в Средиземное море. Уже там он получил новое сообщение: французы захватили Мальту и исчезли в неизвестном направлении. Справедливо расценив Египет как самую вероятную цель экспедиции, Нельсон в первую очередь отправился в Александрию. Не обремененный транспортными кораблями британский флот обогнал французов, разминувшись с ними. Прибыв в Александрию, Нельсон не нашёл там французов и отправился к следующей возможной цели французской экспедиции — Стамбулу. Не найдя французов и там, он прикрывал Дарданеллы пока прибывший из Египта торговый корабль не уведомил о том, что Наполеон таки высадился в Египте и захватил Александрию.

Вторжение

См. также: Битва у пирамид и Битва при АбукиреГенерал Бонапарт в Каире

Вечером 1 июля войска Наполеона начали высадку около Александрии и уже на следующий день город был захвачен. Французский флот под руководством адмирала де Брюеса остался около Александрии с распоряжением найти достаточно глубокий для линейных кораблей проход в гавань города, где они были бы в безопасности от возможного нападения англичан. Армия тем временем двинулась на Каир. 21 июля французские войска встретились с собранной предводителями мамелюков Мурад-беем и Ибрагим-беем войском, произошла Битва у пирамид. Благодаря огромному преимуществу в тактике и военной подготовке, французы с незначительными потерями наголову разгромили войска мамелюков. Организованное сопротивление французским войскам в Нижнем Египте было сломлено, Ибрагим-бей и Мурад-бей были вынуждены покинуть Каир и скрываться.

После захвата Каира Наполеон отправил одну дивизию под руководством генерала Даву на завоевание Верхнего Египта, а сам тем временем начал активные и много в чём успешные мероприятия по подчинении себе страны и привлечению симпатий влиятельных слоев местного населения.

Когда Нельсон разбил французский флот при Абукире 1 августа 1798, Египет уже попал под французский протекторат.

Англичане и турки (номинальные правители Египта) не могли вытеснить французов, но и те оказались в ловушке — в изоляции, без связи с Францией, без резервов.

Ловушка

Бонапарт пытался найти взаимопонимание с исламским духовенством, но тем не менее против французов в Каире вспыхнуло восстание. В отчаяньи Наполеон начал поход в Сирию в феврале 1799. Он взял штурмом Яффу, но не смог овладеть Акрой. 20 мая 1799 началось отступление. Наполеон все еще был в состоянии нанести поражение туркам, которые расположились около Абукира (25 июля), но понимал, что оказался в ловушке. Во Франции Директория находилась на грани банкротства и поражения в войне против коалиции Австрии, Турции и России. Получив известия о волнениях в стране и о внешних угрозах, Наполеон 23 августа оставил армию генералу Клеберу и отплыл во Францию. Ему удалось избежать встречи с британским флотом, который крейсеровал в Средиземном море и 9 октября 1799 года Наполеон спокойно высадился в Фрежюсе на юге Франции.

Результаты экспедиции

Попытка Франции захватить Египет при полном доминировании флота Британии на Средиземном море была обречена. Только благодаря высоким боевым качествам французской армии и офицерского корпуса во главе с Наполеоном экспедиция на протяжении нескольких лет была относительно успешной.

Однако отрезанность от Франции, борьба местного населения, которое воспринимало французов как захватчиков, поставили французский корпус в безвыходное положение. После уничтожения англичанами французского флота в битве при Абукире капитуляция французского корпуса в Египте была лишь вопросом времени.

Тем не менее египетская экспедиция Наполеона привела к росту интереса к древней истории Египта. В результате экспедиции было собрано и вывезено в Европу огромное количество памятников истории. В 1798 году был создан Институт Египта (фр. L’Institut d’Égypte), который положил начало масштабному разграблению древнего Египта.

См. также

  • Наполеон Бонапарт
  • Наполеоновские войны
  • Битва у пирамид
  • Сражение при Абукире

Захват Мальты французами Мармон против Наполеона

REX LUPUS DEUS
Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!
7 июня 1798 г. на рейде острова Мальта появилась передовая эскадра военно-морского флота Французской республики, шедшего на покорение Египта. Возглавлявший французскую экспедицию генерал-аншеф Наполеон Бонапарт потребовал от Правительства Ордена Святого Иоанна Иерусалимского (Мальтийского Ордена), резиденция которого в описываемое время находилась на Мальте, разрешения высадить свои войска на острове с целью пополнения запасов пресной воды. Но это требование, как мы скоро увидим, являлось только предлогом.
Наполеон сам позднее писал в своих мемуарах, что «решающим для судьбы Ордена явилось то, что он отдался под покровительство Императора Павла – врага Франции…Россия стремилась к господству над этим островом, имеющим столь большое значение в силу своего положения, удобства и безопасности его порта и мощи укреплений. Ища покровительства на Севере, Орден не принял во внимание и поставил под угрозу интересы держав Юга…».
Несмотря на категорический отказ Орденского правительства, французский десант все же был высажен. С тех пор в исторической, а тем паче – популярной литературе стали штампом расхожие утверждения вроде:
«Трусливый Великий магистр Гомпеш сдал великолепно укрепленный и вооруженный остров Мальту французам без единого выстрела», или: «Гомпеш, несмотря на наличие в его распоряжении сильного и хорошо вооруженного гарнизона, после незначительного сопротивления 12 июня сдал крепость французам, а сам бежал с острова».
Между тем, сохранилось немало иных свидетельств, говорящих о сдаче Мальты отнюдь не без боя, красноречивых свидетельств очевидцев, в том числе и самого Наполеона Бонапарта.
Согласно свидетельствам Бонапарта, изложенным им в своих мемуарах, написанных в ссылке на острове Святой Елены, Великий магистр (Гроссмейстер) Ордена мальтийских рыцарей Святого Иоанна фра Фердинанд фон Гомпеш был «человек пожилой, больной и нерешительный, отнюдь не воин, а профессиональный дипломат, совершенно не имевший боевого опыта. Бальи, командоры, сенешалы и другие должностные лица Ордена были старики, не участвовавшие в войнах».
Хотя в крепости Ла Валетты имелись 1200 пушек, 40 000 ружей и миллион фунтов пороха, Мальта располагала для своей обороны отнюдь не «сильным, хорошо обученным гарнизоном», а, даже по воспоминаниям самого Наполеона, всего 8-9 сотнями рыцарей, мало пригодных к военным действиям, принадлежавших к различным нациям и разобщенных между собой, подобно тому, как были разобщены обычаи и интересы тех наций, к которым они принадлежали. /1/ При этом следует заметить, что, говоря в своих воспоминаниях о наличии на Мальте в тот момент «800-900 рыцарей», Бонапарт явно лукавил или же имел в виду, так сказать, «списочный состав».
В орденских документах засвидетельствовано, что в распоряжении Великого магистра Гомпеша на Мальте находился гораздо меньший рыцарский контингент — всего 332 человека (по состоянию на 11 июня 1798 г. на Мальте оставалось всего 200 рыцарей-французов, 25 испанцев, 8 португальцев, 5 рыцарей баварского «языка» и 4 рыцаря немецкого «языка» – в общей сложности 242 человека)/2/.
Кроме того, Гроссмейстер Гомпеш имел в своем распоряжении 1800 наемных солдат – итальянцев, немцев, французов, испанцев (по большей части дезертиров или авантюристов, с тайной радостью относившихся к возможности соединить свои силы с судьбой знаменитейшего полководца Европы) и 800 мальтийских милиционеров (ополченцев).
Согласно утверждениям Наполеона, эти ополченцы давно уже чувствовали себя оскорбленными высокомерием рыцарей-аристократов, съехавшихся на их родной остров Мальту со всех концов Европы, которых они считали чужаками, и не испытывали особой привязанности к Ордену Святого Иоанна. К тому же сама организация ополчения находилась в небрежении, ибо Орден иоаннитов давно уже не опасался вторжения турок, а напротив, боялся установления на острове гегемонии коренных жителей Мальты.
Хотя фортификационные сооружения Мальтийского Ордена были велики и обширны (осматривая мощные орденские форты после сдачи, французский республиканский генерал Каффарелли даже пошутил: «Хорошо, что внутри были люди, чтобы открыть нам ворота!»), но моральный фактор сводил их к нулю.
Для сравнения, французская республиканская эскадра адмирала Брюйэса (кстати сказать, бывшего графа и офицера королевского флота!), напавшая на Мальту, насчитывала в своем составе 13 линейных кораблей (1 120-пушечный, 3 80-пушечных и девять 74-пушечных), 2 захваченных при оккупации Венеции 64-пушечных корабля, 4 40-пушечных фрегата, 10 корветов и посыльных кораблей, служивших для охраны, и множество более мелких судов. Как это ни печально для престижа Ордена иоаннитов, в составе французской республиканской армады на Мальту надвигались «Святой Захария» и еще 2 корабля Ордена Святого Иоанна во главе с изменившим Ордену ренегатом — «рыцарем (по) справедливости» Жюльеном де Сен-Тропе.
Эскадра имела на борту французскую армию вторжения – 15 пехотных полубригад (полков) 3-батальонного состава (по 9 рот в каждом батальоне), 7 кавалерийских полков, 16 артиллерийских рот, 4 роты артиллерийского обоза, 8 рот инженеров, саперов и минеров. Французская артиллерия имела боеприпасов втрое больше нормы, у французов имелось 12 000 запасных ружей и т.п. Общая численность французской армии вторжения (предназначенной, как уже говорилось выше, для завоевания отнюдь не одной только крошечной Мальты, но и огромного Египта!) превышала число жителей орденской столицы Ла Валетты и составляла ни много ни мало — 32 300 штыков и сабель (23 400 пехотинцев, 4000 кавалеристов, 3000 артиллеристов, 1000 солдат и офицеров других родов войск).
Когда 8 июня передовой конвой французов появился перед островом Гоццо (Гозо), Великий магистр фра Фердинанд фон Гомпеш, предчувствуя угрожавшую Ордену Святого Иоанна опасность, собрал Большой Совет (Государственную Конгрегацию) и сообщил: «Французская эскадра сосредотачивается в пределах видимости с наших берегов. На что нам решиться?».
Мнения сразу же разделились. Одни считали необходимым дать сигнал тревоги, загородить вход в порт цепью, взяться поголовно за оружие, объявить остров Мальту на военном положении в надежде, что это произведет впечатление на французского Главнокомандующего, и тем отвести угрозу. Другие, напротив, демагогические утверждали, что «назначение Ордена – вести войну с турками и вообще мусульманами, и потому не следует выказывать какого-либо недоверия при приближении христианского (!?) флота» – как будто французские республиканцы, воинствующие атеисты, грабители церковного имущества и осквернители церквей, имели что-либо общее с Христианством!
Пока продолжались дебаты, к Мальте подошел весь «христианский» (якобы!) флот Наполеона, вставший на якорь у входа в порт, на расстоянии пушечного выстрела от берега. Члены Государственной Конгрегации, ратовавшие за вооруженное сопротивление французам, снова стали с жаром доказывать, насколько неосторожно будет отдаться связанными по рукам и ногам на милость войск атеистической республики, с которой у Мальтийского Ордена даже нет дипломатических отношений, и что, если уж погибать, так лучше с оружием в руках, а не в результате собственной трусости.
«Партия мира» (а если быть точнее – «партия измены») неустанно доказывала бессмысленность сопротивления французам при столь разительном неравенстве сил, усугублявшемся вдобавок недостатком продовольствия на острове. И все же большинство членов Конгрегации, памятуя о древней доблести иоаннитов, высказались за применение оружия.
Великий магистр распорядился дать сигнал тревоги.
Крепостные ворота заперли, зажгли печи для каления ядер, распределили обязанности между командирами. Все ополченцы взялись за оружие и отправились на батареи. Но командор Буаредон де Рансюэ (Босредон де Рансижат), принадлежавший к овернскому «языку» Ордена, протестовал против этих мер.
Он заявил, что, будучи французом по рождению, «никогда не поднимет оружия против Франции». Несколько рыцарей-французов присоединились к этому мнению. По приказу Великого магистра бунтовщиков арестовали и заключили в тюрьму./3/
В то же время, если верить достоверным фактам, рыцарь-француз, принц Камиль де Роган, возглавил мальтийское ополчение, имея в качестве заместителя бальи де Клюни, также француза. Француз-командор де Месгриньи возглавил оборону острова Гоццо, а рыцарь-француз де Вален – оборону острова Комино. Таким образом, несправедливо было бы обвинять ВСЕХ рыцарей-французов Ордена Святого Иоанна в нежелании оборонять Мальту от «своих». Сказанное находит подтверждение, в частности, в мемуарах тогдашнего адъютанта Наполеона и активного участника захвата Мальты Огюста Фредерика Луи Вьесса де Мармона (которых мы подробнее коснемся ниже).
Французские республиканцы были для мальтийских рыцарей французского происхождения не более «своими», чем, скажем, советские красноармейцы для бойцов белого Русского Корпуса на Балканах во Вторую мировую войну. А вот испанские рыцари-иоанниты почти поголовно саботировали оборону Мальты, забаррикадировавшись в своем «оберже» (казарме).
В свете этого поведения и отношения испанцев в Мальтийскому Ордену становится понятнее, почему «Его Католическое Величество» король Испанский Карл Бурбон сразу после захвата Мальты Бонапартом первым делом конфисковал в своем королевстве все владения Державного Мальтийского Ордена, упразднив его и заменив своим собственным, «карманным» королевским Орденом «Сан Хуан», запретив рыцарям последнего поддерживать какие-либо связи с членами Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского!
Орденские рыцари прочих «наций» распределились по батареям и башням, окружавшим остров.
В 10 часов вечера 9 июня французский флагман «Ориан» («Восток») дал сигнал к бою. Генерал Ренье с марсельским конвоем двинулся на остров Гоццо. На рассвете 10 июня сам Наполеон с 3-тысячным десантом высадился в бухте Святого Павла (Сен-Поль). Как только десантные шлюпы французов подошли на расстояние выстрела к мальтийским батареям и башням, те открыли огонь по французам, на который отвечали 24-фунтовые пушки французских канонерских лодок.
На первых порах орденская пехота успешно противодействовала десанту. Тогда в дело вступили французские стрелки. Целый час потребовался французам, чтобы после ожесточенной перестрелки закрепиться на берегу, взять штурмом батареи и башни и выбить мальтийцев из города. Генерал Барагэ д’ Илье овладел бухтами Сен-Поль и Мальты. Преодолев сопротивление обороняющихся, он захватил батареи, башни и всю южную часть острова, взяв 150 пленных и потеряв до 30 человек убитыми и ранеными.
Войска французского генерала Дезэ штурмовали и захватили все батареи Марса-Сирокко. К полудню столица Мальты Ла Валетта была окружена со всех сторон. Защитники крепости вели огонь по французским войскам, подступавшим к стенам слишком близко. Тем временем генерал Вобуа овладел крепостью Читта Нотабиле (Знатный Город). Войска французского генерала Ренье захватили остров Гоццо, который оборонялся 2-тысячным гарнизоном, состоявшим в основном из наспех вооруженных мальтийских крестьян, и взял в плен всех защищавших остров орденских рыцарей.
В час дня французские шлюпы начали выгрузку 12 тяжелых артиллерийских орудий и всего необходимого для оборудования 3 мортирных платформ. В операции участвовали также 6 бомбард и 12 канонерских лодок, вооруженных 24-фунтовыми пушками.
Несколько французских фрегатов вплотную подошли к порту. Вечером 11 июня французы уже могли бомбардировать Ла Валетту 24 мортирами одновременно с пяти направлений.
Около половины пятого осажденные сделали вылазку, отбитую французами.
При первых же пушечных выстрелах в городе, за стенами которого укрылась большая часть островитян с семьями и домашним скотом, вспыхнула паника. Всех жителей, желавших выйти из города, французы беглым огнем загоняли обратно. В течение всего 10 июня смута в городе все усиливалась. При каждом новом известии и взятии французами орденских башен и батарей производимые островитянами беспорядки принимали все более угрожающий размах. Подготовка французов к бомбардировке Ла Валетты тяжелой артиллерией возбудила ропот среди мальтийских ополченцев, не желавших быть свидетелями уничтожения своих домашних очагов.
Несколько орденских рыцарей было растерзано на улицах обезумевшей толпой (так пишет в своих мемуарах Наполеон, создавая впечатление, что «обезумевшая толпа» мальтийцев, стремящаяся сдать остров французам, растерзала орденских рыцарей за то, что те пытались продолжать сопротивление захватчикам; между тем, из мемуаров Мармона, как мы скоро увидим, вырисовывается совершенно противоположная картина).
Гомпеш приказал освободить из тюрьмы командора Босредона де Рансижата и направил его на борт «Ориана», уполномочив на заключение договора о сдаче Мальты французам.
Те члены Большого Совета, которые особенно энергично призывали к сопротивлению, теперь настаивали на скорейшем заключении мира, ибо являлись в первую очередь мишенью для народного возмущения…
И все-таки сдача Мальты не была, как мы видим, совершенно бескровной, и значит – бесславной! Хотя времена, конечно, изменились, и не нашлось среди рыцарей Святого Иоанна нового Пьера д’ Обюссона, способного воскликнуть, как при обороне Родоса от турок в 1480 г.: «Лучше умрем здесь, нежели отступим! Можем ли мы когда славней за веру умереть?».
Акт о капитуляции (так называемая «Конвенция») был подписан на борту французского флагмана «Ориан» 12 июня в 2 часа ночи. В 8 часов утра того же дня все форты и порты Мальты, а также 2 галеры, 2 шебеки, 1 фрегат и 2 64-пушечных корабля Ордена Святого Иоанна (один из которых стоял на рейде, а другой находился на стапелях) были переданы французам. Наполеон насильно зачислил на эти корабли матросов, находившихся прежде на орденской службе. Из 2000 наемных солдат, служивших ранее Ордену Святого Иоанна, был составлен так называемый «Мальтийский легион», включенный в состав французской республиканской армии.
На службу к Наполеону были зачислены гренадеры гвардии Великого магистра и 34 мальтийских рыцаря (внесенных французами в списки «Мальтийского легиона» как «граждане Иерусалимского Ордена»!)/4/, давшие убедить себя в том, что Наполеон плывет в Египет якобы сражаться с мусульманами по примеру средневековых крестоносцев.
(Заметим в скобках, что сия «крестоносная миссия» не мешала республиканскому генералу Бонапарту начинать свои прокламации к мусульманам Египта и Сирии словами: «Во имя Аллаха, всемилостивого и милосердного!» и одновременно… призывать под свои знамена ближневосточных иудеев, утверждая, будто он идет восстанавливать Израильское царство и Храм Соломонов)!/5/
В воззвании к мусульманским шейхам Наполеон Бонапарт писал: «От начала мира на небесах было написано, что я пришел с Запада, чтобы исполнить свое предназначение – уничтожить всех врагов ислама и низвергнуть кресты». Тот же самый Бонапарт чуть позднее обращался к католикам в Италии со словами: «Я сражался с неверными турками, я почти крестоносец». А пленному Мустафе-Паше после победы французов над мамелюками при Абукире Наполеон говорил: «Что ты со мной воюешь? Надо бы тебе воевать с русскими, этими неверными, поклоняющимися трем богам. А я, как и твой Пророк, верую в единого Бога»./6/
Справедливости ради, следует заметить, что мальтийские рыцари-ренегаты (принадлежавшие, все без исключения к 3 французским «языкам»), видимо, все-таки сохранив в глубине души какие-то остатки представлений об орденской субординации и дисциплине, испросили на присоединение к французской армии разрешение у Фердинанда фон Гомпеша, запретившего всем, вступающим в наполеоновскую армию, носить мальтийские кресты, как знаки принадлежности к Ордену, который они предали.
Следует также заметить, что в своих мемуарах наполеоновский маршал Мармон, герцог Рагузский, принимавший активное участие в захвате Мальты (но полностью обойденный молчанием в посвященной высадке французов на Мальте главе воспоминаний злопамятного Наполеона, мстившего Мармону за то, что тот изменил ему в 1814 г., сдавшись со своим корпусом войскам антинаполеоновской коалиции), в своем тогдашнем качестве адъютанта главнокомандующего французским экспедиционным корпусом генерала Бонапарта, излагает история этой операции, мягко говоря, иначе, чем сам Наполеон в своих мемуарах (хотя именно версия событий, излагаемая Наполеоном, считается по сей день как бы «классической»).
Если верить мемуарам Мармона (имевшего на момент захвата Мальты французскими республиканцами чин полковника), то, когда французский флот подошел к Мальте, Наполеон вызвал своего адъютанта на борт флагманского корабля и поручил ему направиться на остров парламентером, с целью добиться разрешения войти в порт для пополнения запасов воды для эскадры и кораблей конвоя. При этом Мармон подчеркивает, что, если бы такое разрешение было дано французам орденскими властями иоаннитов, французам, согласно заранее разработанному плану, надлежало незамедлительно высадиться на берег и завладеть городом (то есть переговоры нужны были только для отвода глаз). Разрешение запастись водой было французам дано, но орденские власти обставили это разрешение таким количеством всяческих оговорок, что оно не могло расцениваться иначе как иллюзорное. В результате французам не оставалось ничего иного, кроме как высадиться на острове и добиться своих целей силой.
Однако, как вспоминает Мармон, слухи о планах французов относительно Мальты опередили их, и Великий магистр Ордена поднял для защиты города островные войска. Согласно утверждениям Мармона, мальтийские войска состояли из примерно 6000 (а не 800) солдат милиции, хорошо организованной и обмундированной, с высоким боевым духом. Этих сил было бы достаточно и даже сверх того для успешной обороны острова…если бы кто-то умел ими разумно воспользоваться.
Все надежды французов базировались на слабости орденского правительства, на царившей в городе разобщенности и на силе благоприятных французам настроений, однако Мармон неоднократно повторяет, что ничто не гарантировало Наполеону быстрого успеха («это было серьезное дело, в котором все было против нас»). Внутри города находилось примерно 600 (а не 800-900, как утверждал Наполеон, но и не 332, как утверждают орденские источники) мальтийских рыцарей, из которых 300 было французами по национальности, а остальные — испанцами, немцами и итальянцами. Одни (испанцы) говорили, что их монарх находится в союзе с французами, другие (итальянцы и немцы) — что их страна находится в мире с Францией, короче говоря — никто из немецких, итальянских и испанских рыцарей Святого Иоанна Иерусалимского не хотел воевать против французов. И лишь французские рыцари-иоанниты, по утверждению Мармона, готовились оказать сопротивление Наполеону. И они, подчеркивает Мармон, «действительно показали в этих обстоятельствах всю энергию, свойственную нашей нации».
Французы немедленно приступили к выполнению операции. Получив приказ высадиться в заливе Сен-Поль с 5 батальонами (3 батальонами 7-го легкого и 2 батальонами 19-го линейного полков), Мармон стал первым офицером французской республиканской армии, ступившим на землю острова рыцарей Святого Иоанна. Несколько рот Мальтийского полка, стоявших на берегу, отступили после короткого боя. Французы начали их преследовать, но мальтийцы укрылись за стенами города. Мармон занял позиции от моря до акведука, где соединился с генералом Дезе (будущим героем Маренго), высадившимся восточнее города. Приблизившись к городу, Мармон наткнулся на укрепление Ла Флорианн. Адъютант Бонапарта расставил посты так близко, как только было возможно, чтобы блокировать гарнизон. Внезапно опустился подъемный мост и на французов вышли многочисленные, но плохо организованные гарнизонные войска. Быстро собрав свои посты, Мармон стал в полном боевом порядке отступать по дороге к морю, ведя огонь по голове преследовавшей его мальтийской колонны, стремясь замедлить ее продвижение. Он приказал 2 батальонам 19-го полка, стоявшим на расстоянии пушечного выстрела справа и слева от дороги, сесть в засаду и подняться в нужный момент по его команде. Его замысел удался. Приняв ложное отступление французов за настоящее, мальтийцы всей массой приблизились к месту засады. Части 19-го полка поднялись, встретив мальтийцев убийственным огнем, приведшим ряды орденского воинства в полнейший беспорядок. Мармон атаковал смешавшихся мальтийцев всеми наличными силами и обратил их в бегство. Ударив в штыки, французы убили и ранили многих мальтийцев, Мармон же своими руками отобрал у раненого знаменосца знамя Мальтийского Ордена, находившееся во главе колонны орденских войск (этот момент запечатлен на известной гравюре тех времен). Далее, согласно воспоминаниям Мармона, произошло следующее. Несчастные мальтийские солдаты, эти простые крестьяне, не говорившие ни на каком языке, кроме своего собственного (очень близкого к арабскому), пришли к простому умозаключению. Мы сражаемся против французов, а нами командуют рыцари-французы; нас разбили; следовательно, рыцари-французы, командующие нами — изменники, заманившие нас в ловушку, расставленную нам их соплеменниками! После этого, в ярости от учиненного им Мармоном разгрома, мальтийцы убили 7 командовавших ими французских рыцарей-госпитальеров, хотя именно эти французские рыцари были, по мнению Мармона, единственными, кто собирался всерьез оборонять Мальту от Наполеона! Однако, расправа с рыцарями не придала мальтийцам храбрости, они не чувствовали себя в безопасности и готовы были открыть Мармону ворота Святого Иосифа, если бы начавшиеся переговоры о сдаче города оказались безуспешными. Но переговоры увенчались успехом, была подписана капитуляция. Вот так, заключает Мармон, наступил конец Мальтийского Ордена, утратившего всю свою славу и все свое великолепие из-за отсутствия храбрости и малодушия. Между тем, узнав о капитуляции, простые мальтийцы пришли в такую ярость, что французы-победители даже начали опасаться за выполнение условий капитуляции: эти солдаты-крестьяне захватили 2 хорошо оснащенных и господствовавших над городом форта — Святого Иоанна (Сен-Жан) и Святого Иакова (Сен-Жак), отказываясь сдать их, хотя войска Наполеона уже вошли в ворота и находились в черте города. Как подчеркивает Мармон: «Хорошо, что они (мальтийские ополченцы — В.А.) не начали сопротивляться, ибо Бог знает, что могло бы произойти из-за этого единственного препятствия в том положении, в котором мы находились».
8 дней хватило для удовлетворения всех потребностей наполеоновской эскадры и подготовки захваченных на Мальте орденских военных кораблей иоаннитов для следования за нею к берегам Египта. Мармон был повышен в чине до бригадного генерала, а находившиеся под его командованием войска получили приказ остаться на Мальте в качестве гарнизона оккупированного французами острова./7/
При захвате Мальты французским республиканцам достались несметные орденские сокровища, накопленные за несколько столетий. Только из собора Святого Иоанна французы вывезли драгоценной утвари на сумму 972 840 ливров (старинная французская монета «ливр» равнялась по стоимости 1 фунту серебра). Одно только соборное поликандило литого золота весило, будучи перелитым французами в слитки, 172 кг!/8/
Трофеи, в том числе штандарт Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, были отправлены в Париж с генералом Барагэ д’ Илье. Найденная в орденском казнохранилище серебряная посуда (стоимостью в 1 миллион ливров), из которой госпитальеры кормили больных, была по прибытии Бонапарта в Каир перечеканена в монету. Золотые ювелирные изделия, утварь и драгоценные камни были проданы в Каире с молотка. Взятые французами на борт «Ориана» серебряные статуи 12 апостолов из собора Святого Иоанна затонули вместе с флагманом в морском сражении при Абукире (в дельте Нила) 1 августа 1798 г., когда эскадра британского адмирала Горацио Нельсона потопила весь французский флот./9/
Украшенные золотом, эмалью и драгоценными камнями меч и кинжал, подаренные королем Испании Филиппом II Габсбургом Великому Магистру Ордена Святого Иоанна Иерусалимского Жану Паризо де ла Валетту в память о снятии осады Мальты турками в 1565 г., были также присвоены Наполеоном и по сей день хранятся в парижской Национальной библиотеке./10/
17 июня 1798 г. Великий магистр фон Гомпеш навсегда покинул Мальту и отплыл в Триест, в сопровождении всего 16 рыцарей, сохранивших ему верность и в дальнейшем (все его последующие претензии на удержание за собой сана Великого магистра поддерживались только этой горсткой «вернейших из верных»)./11/
Французы также позволили Гомпешу взять с собой священные реликвии Ордена госпитальеров – Частицу Животворящего Креста Господня, Десницу Святого Иоанна Крестителя и Образ Пресвятой Богородицы Филермской — видимо, не имевшие в глазах вольтерьянцев-атеистов никакой цены.
Де-факто Гомпеш сложил с себя полномочия Великого магистра Мальтийского Ордена 12 июня 1798 г., а де-юре – 6 июля 1799 г. Эти действия имели необратимую силу, хотя и не были признаны папой римским, как верховным главой Ордена иоаннитов.
На Мальте остался 4-тысячный французский гарнизон из бывших солдат Мармона во главе с генералом Вобуа. Все мальтийские рыцари — французы и итальянцы — получили паспорта для въезда во Францию и Италию (находившуюся также под властью французов). По условиям капитуляции, все остальные рыцари-иоанниты эвакуировались с острова. Согласно статье 4-й Акта о капитуляции, подписанного представителями Ордена госпитальеров и Наполеоном Бонапартом на борту «Ориана», всем рыцарям Святого Иоанна, изъявившим желание остаться на Мальте, была назначена пенсия – в размере 1000 ливров для рыцарей старше 60 лет и 700 ливров для рыцарей моложе 60 лет.
Однако ждать обещанной пенсии им пришлось так долго, что большинство рыцарей, вконец обнищав, предпочли покинуть оккупированный французами остров./12/ Несмотря на все последующие усилия Императора Павла I, избранного в скором времени 72-м Великим магистром иоаннитов, с целью вернуть Ордену Мальту, сделать это так и не удалось.
35 мальтийских рыцарей (преимущественно французов), как и многие солдаты и офицеры гвардии Великого магистра, влились в армию Бонапарта, образовав в ее рядах т.н. «Мальтийский легион». Никто из них не вернулся живым из Египта и Сирии.
Сдача французам Мальты в 1798 г., потеря почти всего достояния Ордена Святого Иоанна Иерусалимского и его казны, как и позорный акт о капитуляции, были вменены в вину Фердинанду фон Гомпешу лично, хотя вряд ли было справедливо превращать его в единственного «козла отпущения».
Многие рыцари Ордена, принадлежавшие к его различным приорствам и «лангам», отправились в поисках убежища во владения своего Державного Протектора – в Россию.
ПРИМЕЧАНИЯ
Впервые данная военно-историческая миниатюра была опубликована во 2-м выпуске сборника исследований и материалов «Рыцарский Клуб» (Издание Военно-Геральдической Компании, январь 2003).
/1/Наполеон. Избранные произведения. М., Воениздат, 1956, с. 388-407.
/2/Cave-Brown-Cave Robert, Sir. The Sovereign Order of Saint John of Jerusalem, Knights Hospitaller — 900 Years of Chivalry. Langley, 2000, p. 17-19. Впрочем, как мы увидим далее, существует и третий источник, говорящий о присутствии на Мальте в описываемый период 600 орденских рыцарей — мемуары наполеоновского маршала Мармона.
/3/Cave-Brown-Cave Robert, Sir. The Sovereign Order of Saint John of Jerusalem, Knights Hospitaller — 900 Years of Chivalry. Langley, 2000, p. 17-19.
/4/Cave-Brown-Cave Robert, Sir. The Sovereign Order of Saint John of Jerusalem, Knights Hospitaller — 900 Years of Chivalry. Langley, 2000, p. 18-19.
/5/Иванов Ю. «Осторожно — сионизм!». Очерки по идеологии, организации и практике сионизма. М., ИПЛ, 1969, с. 31, со ссылкой на книгу Н. Соколова «История сионизма» (Sokolov N. History of Zionism, London, 1962, Vol II, p. 222).
/6/Gourgaud G. Sainte Helene Journal meditte 1815 a 1818. Paris, 1889, T.2, p. 12.
/7/ Мармон. Мемуары маршала Мармона о Наполеоне и его времени. Автор-составитель С.Ю. Нечаев. М., Рейттаръ, 2003, с. 49-50.
/8/Cave-Brown-Cave Robert, Sir. The Sovereign Order of Saint John of Jerusalem, Knights Hospitaller — 900 Years of Chivalry. Langley, 2000, p. 19.
/9/Зуев Г.И. «Я знаю, как дороги Мальта и ее Орден русскому Императору!» // «Новый Часовой». 2001б №11/12, 2002, №6 — с. 261.
/10/Cave-Brown-Cave Robert, Sir. The Sovereign Order of Saint John of Jerusalem, Knights Hospitaller — 900 Years of Chivalry. Langley, 2000, p. 19.
/11/Waldstein-Wartenberg Bertold. Die Entwicklung des Malteserordens nach dem Fall von Malta bis zur Gegenwart // Wienand Adam. Der Johanniterorden. Der Malteserorden. Koeln, 1988, S. 226.
/12/Cave-Brown-Cave Robert, Sir. The Sovereign Order of Saint John of Jerusalem, Knights Hospitaller — 900 Years of Chivalry. Langley, 2000, p. 19.
В заголовке настоящей военно-исторической миниатюры мы поместили портрет 71-го Великого магистра Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты барона Фердинанда фон Гомпеша.

25. Египетский поход генерала Бонапарта (май 1798-октябрь 1799 г.)

Планы Бонапарта. В середине 90-х гг. XVIII в. только что возникшая Французская республика отстояла свою независимость и перешла в наступление. Было очевидно, что главным противником Франции является Великобритания, укрытая от атак французских дивизий своим островным положением. Задуманное было вторжение в Англию через Ирландию так и не было осуществлено. Нанести ущерб Англии можно было, нарушив ее торговлю, поставив под угрозу безопасность ее колониальных владений. Кстати, стоило подумать и о расширении французских колониальных владений, большая часть которых была утрачена в последние десятилетия «старого порядка», т.е. при королях Людовике XV и Людовике XVI.

Учитывая это, генерал Бонапарт, приобретший после итальянского похода огромную популярность, предложил организовать экспедицию в Египет. В случае успеха этого предприятия можно было создать в Египте французскую колонию, а затем двинуться в направлении Индии. Предлагая этот план, Бонапарт рассчитывал укрепить свое влияние, а правительство Директории надеялось отправить беспокойного и уже опасно популярного генерала «подольше и подальше» от Парижа. Так что, по разным соображениям, в осуществлении похода в Северную Африку оказались заинтересованы разные силы.

Организация похода. Организацию и подготовку мероприятия старались держать в строгой тайне. Противник не должен был знать, для чего в Тулоне, Генуе, Чивитта-Веккиа и Аяччо собирается столь значительный флот, куда этот флот намерен направиться. Для перевозки огромного войска (в общей сложности силы, собранные под началом генерала Бонапарта, составили около 50 тысяч человек) в принадлежащих Франции средиземноморских портах было собрано около 500 парусников. Флагманский линейный корабль «Ориент» нес 120 пушек, на нем должны были находиться командующий Н. Бонапарт и адмирал Брюи. В состав армии входили 30 тысяч пехоты, 2700 кавалеристов, 1600 артиллеристов, около 500 проводников. Командный состав возглавляли лучшие генералы республики, такие как Бертье, Дезе, Клебен, Ланн, Мюрат, Сулковский, Лавалетт. Лошадей взяли всего 1200, рассчитывая компенсировать их недостаток на месте. Кроме того, армии был прикомандирован «отряд» ученых, состоявший из специалистов самого разного профиля, от математиков и географов до историков и литераторов. Среди них были прославленный Бертолле, химик Конте, литератор Арно, минералог Доломье, медик Деженет.

Бонапарт отплыл из Тулона 19 мая 1798 г. Этот факт, вполне естественно, стал известен англичанам, но они не знали, куда направляется французский флот. Через два месяца после выхода большой эскадры в Средиземное море была предпринята отвлекающая высадка десанта в Ирландии. Распространялись слухи, что и экспедиция Бонапарта должна повернуть на запад через Гибралтар.

Погоня за Бонапартом. Английский адмирал Нельсон еще в начале мая вошел через Гибралтар в Средиземное море, чтобы контролировать перемещения французов. Случилось так, что сильный шторм изрядно потрепал суда англичан, а когда они закончили ремонт, французы уже отбыли в неизвестном направлении. Нельсону пришлось отправиться в погоню за исчезнувшим противником. 22 мая ему стало известно, что неделей раньше французы захватили остров Мальту и ушли в восточном направлении.

Эскадра Нельсона направилась к Египту. Поскольку английские корабли были быстроходнее французских, она прибыла туда 28 июня, опередив противника. Английский адмирал решил, что выбрал неправильное направление и отплыл из Александрии в сторону Турции, разминувшись с Бонапартом на один день.

Высадка у Абукира. В полдень 1 июля у Абукира, расположенного в нескольких милях восточнее Александрии, началась высадка французской армии. Следующей ночью командующий произвел смотр высадившейся части войск. После этого солдаты, голодные и не отдохнувшие, двинулись маршем в сторону Александрии. Ветхие оборонительные сооружения города не могли противостоять штурму, и к ночи 2 июля город был взят. Между тем высадка французской армии под Абукиром полностью завершилась только 5 июля. После этого Бонапарт двинулся вдоль течения Нила на юг, в сторону Каира.

Население страны составляли феллахи (зависимые крестьяне), кочевники-бедуины и воины-мамелюки, представлявшие господствующий слой египетского общества. Политически Египет находился в вассальной зависимости от Турции, но султан не вмешивался во внутренние дела этой территории. Однако бессовестное вторжение французов, не удосужившихся даже объявить официально о начале войны, подтолкнуло султана к антифранцузской коалиции.

Феллахи и «Декларация прав». Французы рассчитывали, что, вступив на египетскую землю, они обеспечат себе поддержку феллахов, если пообещают им свободу и равноправие. Было составлено и зачитано воззвание генерала Бонапарта, обещавшего феллахам «покарать узурпаторов и восстановить их права». Феллахи угрюмо выслушали обращенные к ним просветительские лозунги и остались совершенно равнодушны. Цветистые фразы о равенстве и правах человека не нашли в душах этих неграмотных и полуголодных людей, озабоченных такими прозаическими проблемами, как необходимость прокормить свои семьи, никакого отклика. Слова воззвания, столь приятные европейцам эпохи Просвещения, в Египте били выше и дальше цели. Эта ситуация, в сущности, определила весь ход и исход похода: Бонапарту предстояло действовать, говоря словами историка Манфреда, «в социальном вакууме», не имея отклика и поддержки среди массы местного населения. Задумывая этот поход, Наполеон, мысливший пока представлениями революционного времени, рассчитывал, что французы будут действовать по сценарию, отработанному в Европе: навстречу армии, несущей освобождение от притеснений британцев, поднимутся народы Востока. Между тем он и его солдаты оказались в сфере иной цивилизации, живущей другими ценностями, по другим правилам.

Мамелюки. Что касается бравых мамелюков, то они отважно выступили навстречу незваным гостям. Эти лихие наездники и умелые рубаки похвалялись, как изрубят иноземцев на куски, «точно тыквы». 21 июля в Долине Пирамид неподалеку от Каира встретились два войска. Воинство Мурад-бея состояло из тысяч хорошо вооруженных (карабин, две пары пистолетов, сабля, стилет, топор, притороченный к луке седла) всадников, отчаянно храбрых, прекрасно владевших конем и оружием и привыкших действовать на собственный страх и риск, как в одиночном поединке. В тылу у них находились наскоро возведенные земляные укрепления, за которыми укрылась пехота, состоящая из наскоро вооруженных феллахов.

Битва в Долине Пирамид. Им противостояла слаженная военная машина, где каждый солдат был частью единого целого. Атакующие мамелюки никак не ожидали, что противник выдержит их стремительный и неудержимый натиск. Традиция приписывает генералу Бонапарту слова, будто бы сказанные им при обращении к своим солдатам перед началом битвы. Достоверность их оставим на совести наполеоновских историографов, но звучит выразительно: «Солдаты, знайте, что сорок веков смотрят на вас с вершин этих пирамид!» Когда французы двинулись на мамелюков, те атаковали их сомкнутый строй штыков отдельными отрядами. Продвигаясь вперед, французские каре обошли мамелюков с флангов, разгромили их, а частично оттеснили к Нилу, где многие из мамелюков и утонули. Потери сторон выглядели следующим образом: около полусотни французов и около двух тысяч мамелюков. Победа Бонапарта была полной. Битва в Долине Пирамид представляет собой показательный образчик вооруженного столкновения между средневековыми воинами и регулярной армией конца XVIII в.

Днем позже французы вошли в Каир и обосновались там, поражаясь обилию грязи и драгоценностей. Бонапарт взялся за налаживание управления страной «на европейский манер», все еще надеясь организовать себе опору и поддержку в местной среде.

Поражение при Абукире. И тут произошло событие, резко изменившее всю ситуацию. К вечеру 1 августа 1798 г. эскадра Нельсона, напрасно блуждавшая в поисках соперника вдоль берегов Турции, вернулась к устью Нила и обнаружила в Абукирском заливе искомый французский флот. Французских кораблей было больше, поэтому английский флотоводец, славившийся своими смелыми и неожиданными решениями поступил так: часть английских кораблей вклинил между берегом и линией французских судов. Таким образом, французы оказались буквально «между двух огней». Правда, и британцы обстреливались не только с моря, но и с берега, но огонь английской артиллерии оказался сильнее. Ядром был убит адмирал Брюи, а вслед за тем флагман «Ориент», на котором он находился, взлетел на воздух. К полудню 2 августа французский флот перестал существовать. Большая часть его была уничтожена или захвачена. Экипажи двух кораблей, видя безвыходность своего положения, предпочли затопить свои суда сами. Вице-адмирал Вильнев сумел увести четыре корабля из-под огня неприятеля. Морская битва при Абукире (другое название – битва на Ниле) свела на нет все успехи, достигнутые Бонапартом в военных действиях на суше.

Победитель мамелюков узнал о постигшей его катастрофе только две недели спустя после битвы на Ниле: даже его организаторский гений был не способен наладить связь в этой стране, где время и скорость не имели значения. Бонапарт понял, что оказался отрезанным от связи с Францией, а это означало отсроченную, но неотвратимую гибель.

«Ослов и ученых на середину!» Нельсон, починив свои корабли, покинул Египет и отправился в Неаполь, оставив соперника лишенным морских средств передвижения. Часть французской армии во главе с Дезе направилась к верховьям Нила, преследуя остатки отрядов Мурад-бея. В составе частей Дезе находились и ученые, решившие воспользоваться случаем для изучения тайн Востока. Когда на французские войска налетали отряды мамелюков, раздавалась команда: «Ослов и ученых на середину!» Солдаты ставили в центр каре эти две экспедиционные ценности – любознательных двуногих интеллектуалов и безотказных длинноухих носильщиков – и вступали в схватку. В стычках с мамелюками французы выходили победителями, но это не меняло их безнадежного положения.

Отчаянное решение. Чтобы вырваться из мышеловки, в феврале 1799 г. Бонапарт принял отчаянное решение двинуться в Сирию «посуху», то есть через пустыню. Французы продвигались вглубь страны, захватывая крепости и вступая в стычки с неуловимым противником. В начале марта была взята упорно сопротивлявшаяся крепость Яффа, половина ее гарнизона была убита при штурме, другая половина взята в плен и тоже убита. Поводом для такой жестокости послужило то, что среди захваченных в плен оказались люди, которых французы отпустили после захвата другой крепости. Двухмесячная осада прибрежной крепости Акры (Сен-Жан д’Акр), обороной которой руководили европейские офицеры из англичан и французских роялистов, закончилась безрезультатно. Росли потери среди рядового и командного состава. Страшной напастью для французской армии стала эпидемия чумы.

Истощенная боями, чумой, безводьем и жарой французская армия вынуждена была вновь вернуться в Египет, где их поджидали турки, высадившиеся под Абукиром. 25 июля 1799 г. под тем же самым Абукиром произошло еще одно сухопутное сражение, в ходе которого Бонапарту удалось восстановить свою военную репутацию. Но и эта победа ничего не давала победителю – со стороны Сирии приближалась еще одна турецкая армия.

Бонапарт оставил свои планы создать в Египте государство, организованное на европейский лад. Египетский поход интересовал его в значительной степени тем, насколько он сумеет повысить его популярность во Франции. Именно ситуация во Франции, где в момент его отбытия на Восток положение правительства Директории было зыбко и неопределенно, занимала его в первую очередь. Отголоски событий, происходивших в Европе, до Бонапарта доходили. Теперь, полтора года спустя после того, как он оставил Париж, было очевидно, что Директория окончательно «дозрела», чтобы пасть.

Трудно угадать логику размышлений Бонапарта, но действия его были таковы: отбросив за ненужностью чувство долга и ответственности за вверенные ему войска, 22 августа 1799 г. Бонапарт бежал из Египта на одном из сохранившихся кораблей, бросив свою армию на произвол судьбы. Он оставил своему заместителю генералу Клеберу письменный приказ о передаче ему полномочий командования. Причем приказ был получен заместителем, когда Бонапарт уже находился в море. Еще несколько месяцев отважный Клебер продолжал безнадежное дело, пока не был убит, а осенью 1801 г. французская армия в Египте вынуждена была сдаться англо-турецким войскам.

Государственный переворот Бонапарта. Здравый смысл подсказывает, что генерал, совершивший такой поступок, должен бы распрощаться со своей карьерой. Правительство обязано было его сурово покарать, а общественность – подвергнуть не менее суровому порицанию. Все произошло, однако, с точностью до наоборот: французы с надеждой и ликованием приветствовали покорителя таинственного Востока, а проворовавшаяся Директория не смела ни в чем упрекнуть героя. Через месяц после того, как Бонапарт высадился на французском берегу, он совершил государственный переворот и стал полновластным диктатором, «гражданином первым консулом».

Египетский поход, показавший, как велико бывает расстояние между военной победой и закреплением ее результатов в обществе, оставил по себе славный след в развитии европейской науки и культуры. Труды сопровождавших армию Бонапарта ученых стали единственным достижением этой грандиозной авантюры. Изменению мира египетский поход способствовал в том смысле, что именно по возвращении оттуда Наполеон Бонапарт превратил Французскую республику в наполеоновскую Францию.

► Читайте также другие темы части V «Борьба за лидерство в Европе на рубеже XVIII–XIX вв.» раздела «Запад, Россия, Восток в конце XVIII–начале XIX века»:

  • 22. «Да здравствует нация!»: канонада при Вальми, 1792 г.
    • Кризис 19 века. Революция во Франции в 1789 г.
    • Первая антифранцузская коалиция
    • Битва при Вальми
  • 23. Военные победы республиканской Франции: 1793–1794 гг.
  • 24. Итальянские победы Бонапарта 1796–1797 гг.: рождение полководца
    • Итальянский поход Наполеона. Начало карьеры командующего
    • Битва при Лоди
    • Аркольский мост. Сражение при Риволи. Бонапарт и Директория
  • 25. Египетский поход генерала Бонапарта (май 1798–октябрь 1799 г.)
  • 26. «Битва льва и кита»
    • Англия и Франция в Средиземном море. Сражение при Абукире
    • Адмирал Нельсон. Английский флот
    • Флот Наполеона. Французская эскадра адмирала Вильнева
    • Трафальгар
  • 27. Наполеон и третья коалиция в 1805 г.
    • Третья антинаполеоновская коалиция. Наполеон и Александр I
    • «Великая армия». Гвардия Наполеона
    • Операция на Дунае. Разгром армии Мака
  • 28. «Солнце Аустерлица»
    • Аустерлиц. Стратегический план Наполеона
    • Битва под Аустерлицем
    • Потери сторон при Аустерлице. Политические результаты Аустерлица. Триумф Наполеона

► Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века