Демократия это власть демократов

Кому принадлежит власть в демократическом режиме?

В этом простом вопросе чувствуется подвох.Возможно не все в курсе,но слово демократия,греческого происхождения кстати,переводится действительно как «демос» — народ,»кратия» — власть.Но вот понятия «демоса» немного разнятся,тогда был другой уклад жизни,»демос» это народ имеющий права.А что бы иметь эти права человек должен был иметь недвижимость,семью и не меньше трех поколений предков живших в полисе(городе),наряду с «демосами» в городе существовали «охлос»(толпа),они не имели прав избирать и избираться,не имели права на оружие и на предпринимательскую деятельность,в большинстве своем это были рабы или должники изгнанные из своих городов.Основные права и обязанности можно при желании найти в греческих рукописях.В наше время именно подменив понятия люди из «верхов» проводят свою нехитрую политику на захват земли,ресурсов и интеллектуальной собственности.Спекуляция-предпринимательство,обман-маркетинг,демократия-власть народа(имеющего права).Соответственно власть при демократии имеет тот кто хитрее,быстрее,сильнее,жестче и циничнее т.к. без этих качеств на «верх горы» не заберешься.(чисто мое субъективное мнение)

Давайте отойдем от стереотипов навязанных англо-сионитским западом и попробуем понять, что такое демократия на самом деле, существует ли она на практике и так ли хороша, как нас убеждают демократы?
Начнем с определения:
Демократия буквально означает»власть народа» от слов «демос» (народ) и «кратос» (власть).
«Демократия — это политический режим, в основе которого лежит метод коллективного принятия решений с равным воздействием участников на исход процесса или на его существенные стадии.
«Основными признаками демократического государства считаются:
1. Назначение лидеров управляемыми ими людьми происходит путём честных и состязательных выборов.
2. Народ является единственно легитимным источником власти.
3. Общество осуществляет самоуправление ради общего блага и удовлетворения общих интересов.
На словах действительно все выглядит здорово. Прямо-таки шоколадно. Но это на словах, а как на деле?
Начнем с первого пункта: Назначение лидеров путем честных состязательных выборов. Думаю тут уже должно быть смешно. Что значит «честные состязательные выборы»? Выборы из кого?
В качестве кандидатов на выборы попадают либо представители действующей власти, либо состоятельные люди, способные оплатить сбор подписей и предвыборную кампанию, либо успешные политики (как правило конформисты, партнеры действующей власти), либо разного рода крикуны, которые как правило угрозы для власти не представляют. Чтобы стать кандидатом, уже нужны либо деньги, либо административный ресурс, а лучше то и другое. Либо своя партия, которую тоже нельзя создать и раскрутить без денег. Это значит, что в качестве кандидатов в выборах участвует политическая элита. Иногда кандидатом становится кто-то из бизнес-элиты, как правило без особого успеха, что само по себе характерно. Но в любом случае это элита. Человек из народа в качестве кандидата на высокий пост губернатора или мэра в крупном городе, не говоря уже о должности президента— даже претендовать не может. Выбор осуществляется из представителей элиты, в основном политической. И попасть в элиту, чтобы потом стать кандидатом на высокий пост, просто так нельзя, для этого недостаточно знаний или каких-то идей, для этого нужно разделять политические взгляды элиты, стать для элиты своим, потому что чужих в свои ряды элита не пускает. Таким образом, уже на этапе формирования «демократического выбора» происходит отсев, причем непокритерию знаний, опыта, соответствия интересам народа, а по критерию вхождения в элиту, соответствия интересам элиты, близости к власти. Чем ближе к власти, чем больше административный ресурс, чем больше финансовых возможностей, чем больше поддержка в среде элиты — тем проще стать кандидатом на тот или иной пост. Это значит, что чисто статистически большинство выборов в стране выигрывают представители действующей власти. Им проще становиться кандидатами, а значит суммарно по всем выборам большинство кандидатов — это либо представители действующей власти, либо ее партнеры-конформисты.
И это не только в России. Покажите мне, кто в США, не будучи представителем элиты, становился кандидатом в президенты хотя бы на уровне внутрипартийных праймериз. Сколько таких было? Список встудию!
Итак: «Демократический выбор» — это выбор одного из представителей элиты.
Выдвинуть из своих рядов какого-нибудь токаря Иван Иваныча, потому что он честный, справедливый, не имеет детей и недвижимости за рубежом, воевал на фронте и готов жизнь отдать за свою страну и благополучие народа — такой возможности у народа на практике нет. Такой возможности нет, потому что Семен Семенович даже необходимое количество подписей для участия в выборах не соберет. В теории это возможно, а на практике подобных случаев даже на уровне выборов в губернаторы не припомню, не говоря уже о выборах президента. Вот и получается, что формирование списка кандидатов, из которых осуществляется «демократический выбор», происходит не по критерию способностей или человеческих качеств, а по критериям ресурса, близости к власти и элитарности. И чем выше пост, тем больше нужен ресурс, чтобы стать хотя бы кандидатом, не говоря уже о победе.
И где тут «власть народа» господа демократы???
Может быть власть народа заключается в том, что именно народ выбирает одного из двух и более представителей элиты, ставших кандидатами на высокий пост? Давайте разберемся, каким образом народ осуществляет выбор. Народ хочет выбрать лучшего из кандидатов, который сделает для народа и страны (города, региона) много всего хорошего — правильно? На каком основании народ делает свой выбор? Народ делает выбор исходя из того, что он знает о кандидатах. А что народ знает о кандидатах? Народ знает о кандидатах то, что про них говорят по телевизору, пишут в газетах, интернетах и на разных плакатах. А кому принадлежат телеканалы, газеты и интернеты?
Медиаресурсы, СМИ, включая крупные Интернет-ресурсы, принадлежат той же самой элите — медиакорпорациям, которые контролируют наиболее состоятельные люди или корпорации вроде Газпрома. Кстати, многие российские СМИ, которые считаются независимыми, на самом деле принадлежат корпорации Газпром-медиа. И на Западе точно так же, один только Руперт Мердок контролирует хренову тучу медиаресурсов. Реально независимые СМИ, не связанные с крупным капиталом и корпорациями, надо очень сильно поискать, это в основном мелкие издания, аудитория которых так мала, что повлиять на выборы они никак не могут от слова совсем.
Получается, что народ делает выбор, исходя из того, что о кандидатах говорят… сами кандидаты, а также СМИ, принадлежащие друзьям одного или нескольких кандидатов.
По существу выбор делается не между кандидатами, а между теми медиа-образами, которые рисуют СМИ. А нарисовать можно все, что угодно. Одного можно нарисовать героем, а другого наоборот злобным гоблином. И как проверить, кто есть кто на самом деле?
Тот, у кого больше медиа-ресурс и больше денег, может создать себе лучший образ. И не только визуальный в виде прически и костюма. Предвыборный штаб анализирует, что волнует избирателей, что они хотят услышать и составляют программы выступлений так, чтобы их кандидат понравился наибольшему числу тех, кто собирается пойти на выборы. А противника наоборот можно облить грязью, запустив информацию, которая оттолкнет от него избирателей. И у кого больше ресурс — тот может выпустить в эфир больше информации в свою пользу и больше информации во вред противникам.
И вот по этим «нарисованным картинкам» народ делает свой»демократический выбор».
Это все равно, что выбирать между силуэтами в театре теней, когда не видно, кто за какой фигурой скрывается на самом деле.
Хотя в большинстве случаев за фигурами прячутся одни ите же, потому что выше уже было показано — далеких от власти и элиты людей даже в числе кандидатов не встречается.
Так в чем заключается»власть народа»?
В том, что народ раз в 4-6лет выбирает одного из представителей элиты, руководствуясь тем, что про него говорят контролируемые элитой СМИ?
Получается, что демократия — это не власть народа, а власть элиты. Власть демократов.
Элита просто играет с народом в кошки-мышки, делая свой выбор «народным достоянием», легитимизируя его. И потом, когда выбор уже сделан и президент (мэр, губернатор, нужное вписать) вступает в должность, он начинает действовать от имени народа. А всем, кто несогласен с его решениями, говорят так: это выбор народа, если вы не согласны — значит вы против народа.
Осуществляется подмена. Представитель элиты, выбранный элитой, принимает решения от имени народа.
Поэтому демократия — это на самом деле не власть народа, а обман народа.
Сперва народ обманывают на этапе выбора, когда предлагают не тех, кто нужен народу, а тех, кто нужен элите. Потом народ обманывают, когда с помощью СМИ рисуют кандидатам от элиты образ патриотов, пекущихся о народе. И далее в течение 4-6 лет народ обманывают, принимая решения в интересах элиты, но от имени народа.
Демократия на практике —это именно власть элиты.
1. Список кандидатов формируется из элиты.
2. Выбор осуществляет элита.
3. Решения принимаются в интересах элиты.
Никакой власти народа здесь даже рядом нет. Власть народа имитируется.
И главная беда даже не в том, что выбор осуществляет элита и решения принимаются в интересах элиты. Главная беда в том, что народ думает, будто это он делает выбор и решения принимаются в его интересах. Подмена — вот, что самое страшное. Народ думает, что власть принадлежит ему, но на самом деле это совершенно не так. Народ думает, что выбрал лучшего президента (мэра, губернатора), а на самом деле он выбрал того, кого ему ловко подложила элита.
Шулерство власти — вот, что страшно.
При советской власти в СССР решения принимала партия и её главный руководящий орган — ЦК КПСС. И народ знал, кто принимает решенияи откуда «ноги растут». И партия, которая очень переживала за свой авторитет, старалась не принимать непопулярных решений. При демократии получается так, что руководитель, как бы выбранный народом, принимает решения от имени народа и если что-то не так — народ может винить только самого себя, якобы выбрал не того, кого нужно. При демократии ответственность за принимаемые решения перекладывается с того, кто их принимает и с тех, кто на самом деле выбрал этого руководителя, на народ, который на самом деле и выбор-то не делал. Перенос ответственности с элиты, обладающей реальнойвластью, на народ, властью не обладающий — вот уникальное отличие демократии от любых других форм правления.
При демократии авторитет власти защищен через механизм переизбрания руководства и перенос ответственности за принимаемые решения на народ. Раз в 4-6 лет все накопившиеся претензии народа как бы обнуляются, потому что в ходе выборов народу дают снова проголосовать и заново сделать «свой демократический выбор». Накопились претензии к Иванову — выбрали Петрова, накопились претензии к Петрову — выбрали Сидорова. Вот только за нимистоит одна и та же элита и решения как принимались в пользу этой элиты, так и будут приниматься. То же самое было с выборами в парламент, на которых триумфально победила Единая Россия, которая казалось бы растеряла всякий авторитет. И по итогам выборов народу торжественно объявили, что никто не работает лучше, да еще и поблагодарили за оказанное доверие. Таким образом:
Демократия — это власть элиты, при которой народ думает, будто власть принадлежит ему и страной управляют его избранники, в результате принимает все недостатки власти на свой счет и не знает, ского и как спросить заних.
Кто принял решение? — народный избранник. Кто его выбрал? — народ. Кто виноват? — никто. Никто не виноват, потому что другого народа у народа для народа нет. Виноват народ, а значит никто, потому что сам с себя народ не спросит. Демократия — это система переноса ответственности за принимаемые решения с тех, кто на самом деле их принимает и с тех, кто на самом деле выбирает руководство, на народ, который на самом деле играет роль статиста и ничего на практике не решает ввиду отсутствия механизма принятия решений. Народ ничего не решает, потому что не он составляет списки кандидатов. Народ ничего не решает, потому что не располагает необходимой информацией для реального выбора. У народа нет своих источников информации о кандидатах, чтобы сделать выбор в свою пользу.У народа нет механизма выдвижения нужных ему кандидатов.
Демократия — власть элиты в пользу элиты, но при этом элита за принимаемые решения не отвечает — ни прямо, ни косвенно.
Новый президент не отвечает за решения предыдущего, экс-президент за свои решения тоже не отвечает, и элита за их решения не отвечает. СМИ за решения раскрученных кандидатов тоже не отвечают. Политтехнологи за их решения не отвечают. Сборщики подписей тем более ни за что не отвечают.
Власть не несет никакой ответственности за свои решения — не только уголовной и административной, но даже моральной.
Генеральный секретарь отвечал перед партией — пусть номинально, но отвечал. Было еще такое понятие как моральный кодекс строителя коммунизма. Многим сейчас это покажется смешным, но было время, когда в это верили — не только простые люди, но и руководители.
У демократов все ровно наоборот — их «демократическая вера» в то, что они являются народными избранниками, снимает с них всякую ответственность — и перед Богом, и перед собой, и перед народом, что характерно.
Многие демократические руководители так искренне верят в то, что являются народными избранниками, что считают любое свое решение народным, а значит и ответственности за него не чувствуют.
И это в демократии самое опастное — то, что руководитель теряет чувство ответственности перед кем бы то ни было. Хороша такая «власть народа»?
Элита сама формирует выбор из своих представителей, сама подводит народ к выбору нужной персоны, потом представитель элиты действует в интересах элиты и ни за что не отвечает — ни сам, ни те, кто помогал ему прийти к власти.
Где здесь народ? Народ здесь в заднице, вот. И вы по-прежнему считаете демократию»лучшей формой власти»?
Я считаю, что это самая паскудная, лживая, антинародная, безответственная, предательская власть. Власть паразитов, изменников, предателей и врагов народа. Именно им при такой власти хорошо и вольготно — можно делать все, что угодно и ни за что не отвечать. Именно для «элиты» это «лучшая форма власти».
Поэтому Черчилль, которого так любят цитировать поборники демократии, совершенно прав — лучше демократии действительно ничего не придумано.
Вот только фраза Черчилля не полна — лучше демократии ничего не придумано для таких, как Черчилль, для демократической элиты.
И не нужно ссылаться на то, что в Европе и США при демократии такой высокий уровень жизни — он там высокий не по причине демократии, а по целому ряду других причин. В том числе по причине паразитирования Запада на странах третьего мира, разграбления западных колоний митрополиями. По причине технологического лидерства, которое возникло еще в период империй с монархическим правлением. А в последние 30 лет Европа и США стали богаче еще и за счет утилизации «соцблока». Кстати, в Великобритании демократия вообще очень относительна — премьер-министра там выбирают без участия народа.
И в США — светочи демократии последние сто лет власть делят между собой две партии, ни один независимый от них кандидат даже близко к посту президента не подбирался — вот вам и образец демократии, господа демократы, что скажите?

Демагог (в Древней Греции)

Демагог (в Древней Греции)

Демагогия (др.-греч. δημαγωγός, буквально «вести народ») — набор ораторских и полемических приёмов и средств, позволяющих ввести аудиторию в заблуждение и склонить её на свою сторону. Чаще всего применяется для достижения политических целей, в рекламе и пропаганде.

Демаго́гия. Основанное на намеренном извращении фактов, льстивых обещаниях воздействие на чувства, инстинкты, сознание людей, разжигание страстей для достижения каких-либо, обычно политических, целей; высокопарные рассуждения, прикрывающие какие-либо корыстные цели. /Российский энциклопедический словарь/

Демагогические приёмы

Основными и наиболее очевидными демагогическими уловками служат скрытие истинного положения вещей, недомолвки, отказ от рациональной аргументации.

«В Древней Греции демагогами называли политических деятелей, обладавших выдающимися ораторскими способностями, что делало их популярными в обществе, то есть демагог — это народный вождь. А демагогия означала „руководство народом“.

С течением времени демагогия стала обретать иной смысл. В. И. Даль уже так определяет демагога — „крайний демократ, добивающийся власти во имя народа; тайный возмутитель; поборник безначалия, желающий ниспровергнуть порядок управления“, а демагогию как „господство власти народа, черни в управлении“.

Современная этимология этих слов означает следующее: демагог — своекорыстный искатель народной популярности, а демагогия — заискивание у народа. То есть в современный период понятие „демагогия“ приобрело ярко выраженный негативный оттенок. В политическом смысле демагогия выступает в качестве оценки выступлений, речей заявлений политиков, не содержащих конструктивных идей и предложений, либо запутывающих ту или иную проблему и отвлекающих внимание от насущных вопросов. Демагогия способствует внедрению в общественное сознание ложных представлений о действительном положении дел в обществе, убеждающих массы в позитивном движении без реального на то основания.

Демагогами теперь называют таких политических деятелей, которые создают себе популярность, добиваются собственных целей лживыми и безответственными обещаниями, извращением фактов, обманом, лестью, манипулированием сознанием людей, спекулируя на чувствах и стремлениях масс, вводя их в заблуждение.

Демагогические приёмы заканчиваются разочарованием и скептицизмом масс. Демагогия по своей сути представляет собой не что иное, как искажение истины. Поэтому разоблачить её может только истина, доведённая до народа. Необходимым условием борьбы с демагогией является открытость власти: массы должны обладать информацией, необходимой для принятия решения.» — Н. А. Баранов

Ошибочные силлогизмы

В простейшей форме, ошибочный силлогизм можно охарактеризовать следующим примером:

Мы — рыжи. Львы — рыжи. Следовательно, мы — львы!

или

Наши солдаты всегда несут мир. Они стреляли в наших солдат. Значит, они агрессоры!

В практике, ошибочный силлогизм обычно использует не один, а несколько неверных переходов или двусмысленных терминов, например:

Вам был приказ критиковать? Значит, вы критиковали без приказа. Значит, вы нарушили приказ. Значит, вы враг народа. Интересы страны требуют, чтобы вы немедленно признали все обвинения!

Подмена тезиса

Подмена тезиса состоит в том, что спорщик строит свое доказательство в предположении, что оппонент сделал некоторое (обычно слабое или неверное) утверждение, создавая у невнимательных зрителей (а иногда даже у оппонента) ощущение, будто он действительно сделал такое утверждение. Обычно это достигается многократным повтором.

Например, если обсуждается статья Н, то недобросовестные спорщики могут на разные лады доказывать, что на сайте не место пропаганде, не приведя при этом ни одного свидетельства того, что статья Н в чем-то необъективна или ненейтральна.

При подмене тезиса, начав доказывать одно утверждение, спорщик постепенно переходит к доказательству и обоснованию другого утверждения. .

Цель демагогии

Демагогия может преследовать любую цель, кроме выяснения истины. При демагогии, аргумент считается «правильным» если он направлен в пользу этой цели; и допускаются только «правильные» (в этом смысле) аргументы. . .

Этимология

Демаго́г — демократический лидер в Древней Греции; также популист, «народный» политик. Первоначально слово не имело негативного оттенка и обозначало то, что впоследствии Аристотель (быть может из-за дискредитации термина «демагог») передавал через выражение «простат (защитник, представитель интересов) народа». «Простатами народа», то есть демократическими лидерами, на протяжении большей части V в. до н. э. были выходцы из знатных родов, вроде Фемистокла или Перикла. Положение меняется к концу этого века, когда на авансцену политической жизни выходят незнатные «выскочки», вроде владельца кожевенной мастерской Клеона или владельца мастерской ламп Гипербола, с радикальными политическими устремлениями (в современной историографии их зовут «вождями радикальной демократии»). Противники обвиняли их в популизме, политической безответственности, коррупции и игре на самых низких и темных инстинктах толпы. Благодаря им, понятие «демагог» начинает обозначать политика-популиста и приближается к современному значению. В смысле современного термина «популист», оно использовалось ещё в XIX веке, например для обозначения революционных лидеров. Более того, «Словарь иностранных слов» 1954 г. определяет термин «демагог» как «политикан, лицо, старающееся создать себе популярность среди народных масс недостойными средствами (извращением фактов, лестью и т. д.)» — то есть вполне в древнегреческом смысле этого слова.

Разительная и не утратившая актуальности сатира на политическую демагогию дана в комедии Аристофана «Всадники», направленной лично против Клеона. Клеон выведен в ней под именем Пафлагонца, раба выжившего из ума старика Демоса («Народа»), обманывающего и обирающего своего господина.

См. также

  • Пропаганда
  • Пиар
  • Полемика
  • Риторика
  • Софистика
  • Схоластика

Ссылки

  • «Демагогия: опыт классификации» — Б. Каценеленбаум, «Наука и жизнь», 1989.
  • Правила демагога — статья на сайте Лукоморье.

Примечания

Модель «управляемой демократии»

Российским воплощением концепции делегативной демократии стала модель «управляемой демократии», имевшая целью обосновать объективный характер авторитарных тенденций российской власти в начале 2000-х гг. Термин «управляемая демократия» был предложен первым президентом Индонезии Сукарно в 1959 г. для характеристики своего политического режима. В российский политический дискурс этот термин ввел бывший главный редактор «Независимой газеты» Виталий Третьяков. Управляемую демократию он характеризовал как «авторитарно-протодемократический тип власти, существующий в форме президентской республики и в виде номенклатурно-бюрократического, слабофедерального, местами квазидемократического и сильно коррумпированного государства». По его мнению, с момента назначения председателем правительства В. Путина сформировался новый тип власти — сильноуправляемая, или управляемая демократия, которая является переходным этапом от жесткой управляемости (диктатуры) к собственно демократии. «Итак, — заключает В. Третьяков, — управляемая демократия — это демократия (выборы, альтернативность, свобода слова и печати, сменяемость лидеров режима), но корректируемая правящим классом (точнее, обладающей властью частью этого класса)»1.

Развернувшаяся дискуссия по поводу нового термина показала, что большинство исследователей признает авторитарный характер складывающегося политического режима. Озабоченность вызывает вектор дальнейшего развития политической практики, который имеет двойственный характер: он может быть как предпосылкой демократического строительства, так и основой отказа от него.

А. И. Соловьев склонен полагать, что этот вектор приобрел ярко выраженный антидемократический характер, так как демократическая форма организации политической власти не может быть совмещена с предлагаемой системой управления дифференцированным российским обществом. Известный российский политолог обращает внимание на то, что «на наших глазах режим “управляемой демократии” трансформируется в “административный режим”, где демократия переходит в стадию полураспада и постепенного вытеснения из политической жизни российского общества» .

Суть механизма «управляемой демократии» Г. X. Попов видит в господствующей роли исполнительной власти вообще и центральной, федеральной власти в частности. Известный российский экономист и политик полагает, что усиливается одна ветвь власти — исполнительная, которая подчиняет себе и законодательные органы, и судебные органы, и средства информации. Внутри самой исполнительной власти возрастает роль центра, создающего вертикаль власти — систему своих органов на местах. «Концентрация власти в одних руках повышает ее возможности, позволяет лучше использовать ресурсы, — констатирует Г. Попов. — Но одновременно возрастает бесконтрольность этого центра и опасность серьезных ошибок, накапливающихся год за годом».

Обоснование выбранного курса сводилось к следующим тезисам: • в 1990-е гг. демократия была истолкована как анархия, отрицание государственности, поэтому в интересах всего общества встала задача восстановления порядка, укрепления государства, контроля за деструктивными процессами, угрожающими национальному единству;

  • • в связи с разочарованием значительной части населения демократическими и рыночными реформами в предыдущем десятилетии, а также неукорененностью демократии в российской традиции, российский народ нуждается в реформировании «сверху»;
  • • безопасность важнее демократии и свобод, поэтому угроза терроризма требует ограничения стесняющих исполнительную власть демократических процедур;
  • • необходимо в большей мере учитывать как национальные традиции, так и выдвигаемые современной российской и мировой ситуацией требования эффективности и оперативности в управлении государством1.

Однако, как показала практика 2000-х гг., управляемая демократия не только не способствует усвоению населением демократических ценностей и консолидации демократического устройства общества, но и ведет к дискредитации демократии в глазах населения, что стало причиной смены парадигмы общественного развития. Тем, кто утверждает, что на переходном этапе, в период глубоких преобразований экономики и общества, необходима «твердая рука», авторитарная власть, способная осуществить реформы, первый гражданский президент Португалии Мариу Соареш приводит в пример свою страну, заявляя, что опыт Португалии свидетельствует об обратном. «Я верю, — пишет португальский политик, — в универсальные ценности демократии как во внутренней, так и во внешней политике. Не думаю, что диктатуры, какие бы формы они ни принимали, могут оказаться лучше и эффективнее демократического строя» .

Исходя из опыта государств, демократизировавшихся в 1990-х гг., демократические политические институты создали те страны, которые прежде имели демократическую практику. Данный факт свидетельствует о том, что эффективные институты и соответствующую практику невозможно создать за короткое время. Пример стабильных демократий свидетельствует о том, что для упрочения и легитимизации таких политических институтов необходимо время для приобретения демократических навыков и норм поведения. Это сложный процесс, который зависит от способности политиков, граждан адаптироваться к новым политическим реалиям зачастую при отсутствии демократических традиций в условиях негативных последствий авторитарного прошлого и решения сложных социально-экономических проблем.

Недемократические политические режимы

В условиях диктатуры вся власть сосредоточена в руках элиты, которая не отвечает перед народом. Недемократические политические режимы делятся на авторитарные и тоталитарные.
Тоталитаризм как политическое явление возник в XX в. Термин «тоталитаризм» происходит от латинских слов «totalitas» (полнота, цельность) и «totalis» (весь, полный, целый). В политический лексикон его ввел в 1925 г. для характеристики своего движения Б. Муссолини. Признаком тоталитаризма является система жесткого контроля над всеми сторонами жизни граждан во имя достижения грандиозных целей, связанных с созданием идеального общества и воспитанием нового человека.
Признаки тоталитаризма:
1. Отсутствие политического плюрализма, монополизация власти в руках одной партии, которая сращивается с государством. В обществе поддерживается миф о единстве партии с народом. Членство граждан в различного рода союзах и ассоциациях обеспечивает не выражение их интересов и выдвижение требований к правительству, а контроль за ними со стороны государства. При тотальной политизации общества публичная политика исчезает. Решения принимаются кулуарно узким кругом партийного руководства.
2. Идеократия, господство правящей группы обеспечивается при помощи официальной идеологии, претендующей на полное воплощение истины. Тоталитарные идеологии отрицают прошлое и настоящее во имя светлого будущего. От населения требуется беззаветная Преданность официальной идеологии, а инакомыслие всячески искореняется. Средства массовой информации находятся в монопольном распоряжении государства и выполняют управленческие функции.
3. Рекрутирование в органы власти через закрытые каналы, исключающие свободную соревновательную борьбу за голоса избирателей. Политическое участие населения осуществляется в формах и масштабах, определяемых властью. Высокая политическая активность масс обеспечивается идеологией и подкрепляется репрессивным аппаратом государства.
4. Пренебрежение правом. Опираясь на деклассированные элементы общества, власть получает полномочия, не ограниченные никакими законами. В результате исчезают конституционные механизмы ограничения ее произвола. Власть концентрируется в руках руководителя правящей партии. Руководство обществом осуществляется по принципу «запрещено все, что не разрешено».
Авторитаризм существует по принципу «разрешено все, что не связано с политикой». Авторитарная власть также не ограничена в своем произволе законами, но гораздо меньше нуждается в постоянной демонстрации преданности со стороны населения, чем тоталитаризм. Ей достаточно отсутствия открытого политического противостояния. Такой режим не допускает реальной политической конкуренции, участия населения в принятии решений государственной важности. Особенности авторитаризма:
1. Права человека не гарантируются, но и не попираются так масштабно, как при тоталитаризме. В авторитаризме возможны определенные неполитические свободы.
2. Участие граждан в формировании правящей группы блокируется: на практике оно сводится к имитации демократических процедур и нередко является мобилизованным. В стране может существовать демократический фасад в виде нескольких или множества партий, которые практически не влияют на политику правительства. Допускается ограниченный и контролируемый плюрализм и даже существование политической оппозиции, но при условии, что она слишком слаба, чтобы прийти к власти. Национальный представительный орган может существовать, но его роль ограничивается ролью совещательного органа, одобряющего решения, принятые исполнительной властью.
3. Роль идеологии и правящей партии незначительна в силу того, что властвующая элита не заинтересована в излишней политической активности населения.
4. Правящая группа замкнута и не заинтересована в политической мобилизации населения. Правящая партия и официальная идеология не играют в авторитарном режиме такой важной роли, как в тоталитаризме.