Черный ангел гелаев Руслан

Перед смертью Гелаев отрезал себе руку


Сегодня ФСБ официально сообщила о гибели самого известного из чеченских полевых командиров – Руслана (Хамзата) Гелаева. Как заявил начальник Центра общественных связей этой организации Сергей Игнатченко, вчера труп «Черного ангела» опознали члены его группировки – по шрамам на теле и личным вещам.

Сообщения о смерти Гелаева за последние годы появлялись в прессе неоднократно – и всякий раз впоследствии опровергались самими российскими военными. Однако теперь в биографии этого «выдающегося деятеля» можно наконец поставить точку.

Напомним, что Гелаев руководил группой бандитов, которая в декабре разгуливала по Цунтинскому району Дагестана, грабя мирных жителей и захватывая их села. Кроме того, они убили десять бойцов погранотряда. Операция по обезвреживанию этой группировки длилась две недели. В ходе ее появилась информация, что Гелаев, стоявший во главе интернационального отряда боевиков, убит, однако командование российских войск ее не подтвердило.

По свидетельствам захваченных боевиков, Гелаев действительно был среди них, однако сразу после расстрела пограничников он покинул банду. Более двух месяцев он скрывался в заброшенной хижине, а в минувшую субботу решил покинуть территорию Дагестана и уйти на свою базу в Грузию.

Двое его сообщников (они сейчас находятся в розыске) отвезли командира на машине к ущелью Чаеха, ведущего к грузинской границе. Дальше он пошел один. Но добраться до родного Панкисского ущелья ему было не суждено: на пути Гелаева встретился наряд из двоих пограничников – А.Курбанова и М.Сулейманова.

«Черный ангел» первым открыл огонь из автомата, убив на месте Сулейманова и тяжело ранив его товарища. Однако Курбанов, собрав последние силы, выстрелил в Гелаева, раздробив ему левую руку. После этого боевик, истекая кровью, пытался продолжить свой путь, но сил уже не было. Чтобы остановить кровотечение, Гелаев сам отрезал себе раненую руку и перевязал культю жгутом. Потом он попытался подкрепиться: съел всухомятку пакетик растворимого кофе, распечатал и надкусил шоколадку. С нею в руке полевого командира и застала смерть.

Все подробности трагедии, разыгравшейся в горах, сотрудники милиции прочли по следам на снегу после того, как были обнаружены тела ее участников. Труп Гелаева был доставлен в Махачкалу, где его личность была окончательно установлена в ходе судмедэкспертизы и опознания бывшими соратниками, находящимися под арестом.

Руслан Гелаев родился в 1964 г. в селе Комсомольское Урус-Мартановского района Чечни. За 30 лет имел три судимости, а после распада СССР примкнул к сепаратистам, в частности, участвовал в абхазском конфликте. В 1996 г. он был уже известным командиром, под его началом воевали до тысячи чеченских боевиков. В 1997-1998 гг. он занимал высокие посты в правительстве независимой Ичкерии. Последним крупным сражением под руководством Гелаева был захват его родного села в марте 2000 года.

Фото: AP

В обострении отношений между Россией и Грузией решающую роль сыграл чеченский полевой командир Руслан Гелаев — чрезвычайно популярный, но настолько неудачливый, что в нем даже стали подозревать агента российских спецслужб. О Гелаеве рассказывает Ольга Алленова.
«Это Ангел, точно!»
Когда я в первый раз услышала о Руслане Гелаеве, он уже был довольно известным полевым командиром. Это было в марте 2000 года. Около тысячи хорошо подготовленных бойцов Гелаева заняли его родовое село Комсомольское, расположенное в предгорьях Урус-Мартановского района. Чтобы выбить боевиков из Комсомольского, федералам понадобилось две недели. Гелаев потерял 800 человек убитыми. Скольких недосчитались федералы, до сих пор точно не известно. Бои за Комсомольское стали самыми кровопролитными за всю вторую чеченскую войну.
Побывавшие в плену военнослужащие рассказывали о человеке в черном плаще с бородой и автоматом, который руководил обороной Комсомольского. Армейскую разведку эта деталь сразу же зацепила: казалось, что среди одетых в камуфляж боевиков вычислить командира в черном будет легко. Не вычислили. Его даже ни разу не увидели в бинокль.
Я хорошо помню день, когда полковник Андрей Волков, разгоряченный и безбожно матерящийся в штабе управления операцией на окраине Комсомольского, закричал по рации, связавшись с Ханкалой: «Ангел (радиопозывной Гелаева.— «Власть»), это Ангел, точно! Только что перехват был!» Ханкала, видимо, не верила, и Волков снова кричал: «Да он это, у нас тут пленный есть, подтвердил!»
Пленного солдата звали Андрей. Он сказал, что человека в черном, командовавшего боевиками, звали Хамзат (это имя Гелаев принял после хаджа в Мекку.— «Власть»), что в одном из подвалов прятались его мать, жена и две сестры. Сам он «ходил по селу не пригибаясь, как заговоренный».
«Только бы не упустить»,— повторял генерал Михаил Лабунец, прилетевший в Комсомольское и склонившийся с военными над картой. Упустили. Руслан Гелаев со своими родными и отрядом примерно в 200 человек ушел из Комсомольского. О том, что его уже нет в Комсомольском, рассказали чеченцы, которые сдались в плен федералам сразу после того, как поняли, что остались без командира.
После Комсомольского у Гелаева появился ореол какой-то мистической святости. Простые чеченцы представляли его неподкупным и честным моджахедом, отстаивающим независимость своей родины. Я видела, как у мальчишек-чеченцев при имени Гелаева загорались глаза. Чеченцы, руководящие республикой, тоже считали полевого командира борцом за идею и называли его самой желанной фигурой в рядах своих сторонников. Федералы говорили о нем почти с ужасом. Действительно, всюду, где появлялся Гелаев, было много крови и смерти. Ангел засветился в кровавой бойне под Улус-Кертом. На его счету — все нападения на федералов в горах Урус-Мартана.
Но, в отличие от остальных полевых командиров, Гелаев никогда не убивал чеченцев. Даже предателей. В Комсомольском, когда несколько боевиков пришли к нему и сказали, что хотят сдаться, он ответил: «Все, кто хочет, пусть идут и сдаются. Со мной остаются самые верные, и мы объявляем джихад». Любой другой командир расстрелял бы предателей, считают чеченцы. Ведь вслед за десятью к федералам вышли еще сорок, а потом и еще… Но Гелаев никогда не брал людей страхом. И его люди готовы были умереть за него в любой момент.
И те, кто сочувствовал Гелаеву, и те, кто его ненавидел, понимали: не станет полевого командира Гелаева — не станет и чеченского сопротивления. Так вышло, что в лагере сепаратистов оказалось только два человека, вызывающих подлинное уважение чеченцев. Это президент Ичкерии Аслан Масхадов и его бригадный генерал Руслан Гелаев.
«И Аслан, и Руслан — порядочные люди, но Аслан слабее,— рассказывал мне бывший бригадный генерал, а теперь заместитель военного коменданта Чечни Халид Ямадаев.— Они никогда не воровали людей, как Бараев и Ахмадовы, не торговали оружием и наркотиками, как Басаев, и осуждали это в принципе. Только Аслан пошел на поводу у ваххабитов, которые его же подставили перед народом, а Хамзату Гелаеву хватило решимости отстраниться. Но и он не по тому пути пошел».

Фото: REUTERS
За оставление Грозного и разгром Комсомольского (на фото) Аслан Масхадов разжаловал бригадного генерала Гелаева в рядовые

Плохой союзник
В Комсомольском Руслан Гелаев оказался в результате крайне неблагоприятного стечения обстоятельств. Он пришел туда из Грозного, оставив стратегически важную для обороны чеченской столицы площадь Минутку. После этого Грозный достался федералам малой кровью. За эту малую кровь и за большую кровь, пролитую самими гелаевцами в Комсомольском, Аслан Масхадов потом разжаловал бригадного генерала Гелаева в рядовые. Хотя на самом деле большую часть вины за оба поражения нес совсем другой человек — Арби Бараев.
Гелаев быстро сходился с людьми, но оставался только с теми, кто ему был нужен. Он, к примеру, сошелся с Салманом Радуевым в пору активной общественной деятельности последнего, организовав вместе с ним оппозиционное Масхадову «Движение патриотических сил». Но уже через полгода поссорился с Радуевым и по предложению Масхадова стал вице-премьером Ичкерии, а в 1998-м — министром обороны.
Вскоре после этого состоялось и его знакомство с Арби Бараевым, уже тогда известным работорговцем и наркодилером. Говорят, Гелаев не одобрял «бизнес» Бараева, но как полевому командиру, имеющему боевой опыт, доверял. Поэтому, когда в начале второй чеченской войны Аслан Масхадов поручил Гелаеву оборону Грозного, тот сразу же разработал план, в котором немаловажную роль отвел отрядам Бараева. Вместе с Гелаевым в осажденном Грозном остался и Шамиль Басаев со своим отрядом. Но в какой-то момент Гелаев понял, что тщательно продуманный план не работает: федералы теснят боевиков к центру, а обещанных подкреплений Бараева нет. Тогда Гелаев бросил Басаева и ушел по небольшому коридору в урус-мартановские горы. Самому Басаеву повезло меньше: его отряд отступал из Грозного последним, по единственному свободному пути на Алхан-Калу, и попал на минные поля. Кстати, подступы к Алхан-Кале оказались заминированы благодаря Бараеву: он раньше всех покинул Грозный и был замечен федералами, после чего на полях вокруг поселка установили мины.
После Грозного Бараев оправдывался перед разозленным Гелаевым и обещал любую помощь. Гелаев поверил. Когда он со своими бойцами решил идти в Комсомольское, то договорился с Бараевым о поддержке. Но Бараев не пришел и в Комсомольское. Именно тогда, по слухам, Гелаев объявил Бараева своим врагом. После этого их отряды периодически сталкивались в горах и после перестрелок с потерями в шесть-семь человек расходились. Враги показывали друг другу, что ни один не уступит в решающей схватке. Но решающей схватки не произошло: Арби Бараев был убит, по официальной версии — во время спецоперации.

Фото: ИТАР-ТАСС

Плата за убежище
В 2001 году Гелаев неожиданно исчез из Чечни. При этом пророссийское руководство республики явно стремилось заполучить его в союзники. Ахмат Кадыров возлагал большие надежды на полевого командира, который может сложить оружие и перейти на федеральную сторону, тем самым фактически решив исход чеченской кампании.
Кадыров признавал, что Гелаев скрывается в Грузии, и неоднократно посылал туда парламентеров. Гелаев не отказывался, но и не соглашался. Он выжидал. Если он выйдет к Кадырову — значит, чеченцы о нем тоже скажут, что он предатель. А этого Гелаев, упивавшийся достигнутой славой, допустить не мог. «Это гордый человек, ему не давала покоя слава Шамиля. Вся эта черная одежда, вся эта показная храбрость под огнем,— говорят о Гелаеве знавшие его люди.— Сейчас Гелаева в Чечне уважают больше, чем Масхадова или Басаева». К тому же стопроцентных гарантий безопасности Гелаеву не могли предоставить ни Кадыров, ни полпред президента Казанцев, который тоже пытался вести с полевым командиром переговоры. Гелаев прекрасно понимал, что ни Комсомольского, ни Улус-Керта ему не простят.
При этом Гелаеву нужно было чем-то кормить своих людей и платить им деньги. И нужно было где-то жить. Грузия могла потерпеть какое-то время присутствие на своей территории вооруженных отрядов. Но за постой нужно было платить. Такой платой, как считают многие, и стал поход на Абхазию. «В Абхазию Гелаев пошел, потому что надо было отрабатывать за гостеприимство»,— говорит Халид Ямадаев.
То, что в Абхазию боевики Гелаева отправились по заданию грузинского руководства, в Грузии не стремились опровергнуть: все и так было ясно. Гелаевцы были самым удобным войском — если их поймают, можно сказать, что они пришли из Чечни, и Грузия тут ни при чем, а если они добьются успеха, можно получить контроль над частью Абхазии. Целью отряда Гелаева, спустившегося осенью прошлого года по Кодорскому ущелью почти до Сухуми, была не абхазская столица и даже не Сочи, как утверждали тогда СМИ, а мост через реку Кодори, разделяющий Абхазию на две части. Форсировать Кодори в случае захвата моста гелаевцами абхазы бы не смогли: еще во время грузино-абхазской войны 1992-1993 годов именно в этой быстрой горной реке под огнем грузин погибло несколько сотен абхазских ополченцев. К тому же рядом, недалеко от населенного пункта Дранды, находится стратегически важный аэропорт. Если бы акция Гелаева удалась, это было бы равноценно захвату Сухуми. Во всяком случае, так считали абхазские военные.
«Драндский аэропорт можно запустить в течение двух часов,— рассказывал мне абхазский генерал Владимир Агрба.— По нашим данным, в этом аэропорту в случае успешной операции планировалась посадка грузинских вертолетов с техникой и людьми. А удерживая кодорский мост, они наверняка отрезали бы аэропорт и восточную часть Абхазии от центра. Это позволило бы им укрепиться на восточной территории республики, откуда они предприняли бы попытку идти на Сухуми и дальше».
Однако грузинские спецслужбы переоценили бойцов Гелаева, который к тому времени набирал в свои отряды не только закаленных воинов, но и всех, кто бежал из Чечни и искал себе пристанища. Первые же взятые в плен в Кодорском ущелье боевики признались, что из грузинской провинции Малая Сванетия в Абхазию выдвинулись два больших отряда: одним руководил Гелаев, другим — губернатор Сванетии Емзар Квициани. Так обозначилась связь грузинского руководства с чеченским боевиком. Эту связь подтвердили и на миротворческом посту у села Худони, за которым начинается Малая Сванетия. Миротворцы рассказывали мне, что перед нападением на Абхазию через пост провозилось большое количество натовской формы и оружия, которое якобы предназначалось для грузинской погранзаставы. Снаряжением можно было обеспечить десять погранзастав.
Впрочем, президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе все это нисколько не пугало. Чуть позже он даже ошарашил российское руководство фразой: «Гелаев не является тем бандитом, каким его представляют… Как утверждают некоторые жители сел Кахетии, он нормально мыслящий, образованный человек, благосклонно расположенный к Грузии».
Но акция Гелаева провалилась. Отчасти благодаря бдительности абхазов, которые прекрасно знали об угрозе, отчасти — благодаря некоторой бестолковости самих нападавших. Очевидно, Гелаев раньше других понял, что ничего не добьется и может попасть в плен. И потому он поспешил покинуть Абхазию, оставив своих бойцов выбираться в одиночку.
Абхазы, которые считали чеченскую армию самой боеспособной, ликовали. «Если с нами не справился Гелаев, значит, Шеварднадзе и подавно не справится»,— смеялись в министерстве обороны Абхазии, отмечая победу.

КАВКАЗСКИЕ ПОХОДЫ РУСЛАНА ГЕЛАЕВА(87,5 kb)

Фото: AP

Панкисский гость
После неудачи в Абхазии Гелаев укрылся в Панкисском ущелье. Через Панкиси проходил канал, по которому чеченские боевики получали деньги, оружие и продовольствие, а также переправляли наркотики. Но в Грузии Гелаев остался ненадолго. Оттуда он ушел в Северную Осетию, где опять понес существенные потери. 20 сентября произошел его первый бой с российскими войсками. А еще через несколько дней произошло настоящее сражение в селении Галашки, расположенном на административной границе между Ингушетией и Чечней.
Рейд Гелаева в Осетию вкупе с его неудачей в Абхазии вызвал бурное негодование Аслана Масхадова. Через своего представителя Ахмеда Закаева президент Ичкерии объявил полевого командира чуть ли не предателем родины, действующим в интересах российских спецслужб. Действительно, из-за Гелаева были разгромлены крупные силы чеченского сопротивления и крайне обострились и без того сложные отношения России с Грузией. А ведь именно этого и добивалась Россия, мечтающая ввести войска в Панкиси, уничтожить там базы боевиков и, блокировав российско-грузинскую границу, изолировать полевых командиров.
На самом деле обвинения Гелаева в пособничестве российским спецслужбам вряд ли можно считать обоснованными. В очередной раз у него не было выбора — он должен был покинуть Грузию.
Когда Россия развернула активную пропаганду против Грузии, укрывающей в Панкиси чеченских боевиков, Тбилиси поначалу реагировал очень жестко. Требования Москвы выдать известных террористов (в частности, Гелаева), совершивших преступления в России, в Грузии просто не восприняли всерьез. «В Грузии нет боевиков,— категорично заявил Шеварднадзе.— Пусть Россия сама разбирается с проблемами на своей границе, а наши пограничники никого в Россию не пропускают».
Но Москва настаивала, дело дошло до ультиматума, и Грузия смягчила тон. Грузинская армия даже провела «мягкую» зачистку Панкиси, которую Москва, впрочем, назвала не спецоперацией, а фарсом. И именно в это время отряд Руслана Гелаева объявился в Северной Осетии. Такое ощущение, что его целью было как раз засветиться, показать, что боевики находятся не в Грузии, а на территории России.

Не исключено, что Гелаева просто вынудили уйти,— оставлять его на своей территории Грузии было уже небезопасно. Контроль на входе и выходе из Панкиси усилили. При том, что политика Москвы совершенно непредсказуема и десант в Панкиси мог высадиться в любую минуту, у Гелаева остался единственный выход — уйти из Грузии в Чечню.
Дорога в районе пограничного осетинского селения Верхний Ларс — единственная, по которой можно попасть из Грузии в Россию. Другого пути у Гелаева не было. Жители Осетии и Грузии прекрасно знают, что переход границы без визы в этом районе стоит $50. Впрочем, вряд ли пограничники просто пропустили отряд Гелаева за деньги. Скорее всего, боевики обошли погранзаставу по горам, а потом спустились к селению Тарское. «Вряд ли у Гелаева была цель захватить Тарское,— считает Халид Ямадаев.— Судя по тому, в каком он сейчас положении, он пытался незамеченным уйти в Чечню и залечь на дно. Ясно, что Грузия его попросила уйти. Может быть — на время, пока не улягутся страсти. Панкиси — слишком большой источник доходов, чтобы Гелаев так просто от него отказался. Но на данном этапе ему, кроме Чечни, деваться некуда».

Жизнь и смерть «беспощадного волка» Руслана Гелаева

Он отрезал ножом перебитую пулей левую руку и пополз в сторону грузинской границы, за которой была свобода и возможность собрать новый отряд для ведения беспощадной борьбы с русскими.

Долгие годы в СССР/России практиковалось не очень умное правило всячески принижать мужество и профессионализм поверженных врагов, выставляя их дилетантами и недоумками. Напрасно, граждане нашей страны должны знать, с какими матерыми хищниками пришлось схлестнуться в Чечне безусым солдатам срочной службы и ненамного более опытным контрактникам.
Сегодня мы попробуем рассказать о легендарном «Старике», который никогда не запятнал себя мародерством и крысятничеством, пользовался непререкаемым авторитетом у жителей Чечни и носил гордое имя «Черный Ангел». Местные барды сочиняли стихи и песни о его мужестве, а простые чеченцы готовы были ради его спасения пожертвовать даже собственной жизнью. Имя этого человека Руслан «Хамзат» Германович Гелаев.
Сразу оговоримся, что представленная вниманию читателей статья не является полностью биографическим сочинением, а приведенные факты являются лишь частью жизни Руслана Гелаева (и излишне восторженным отношением автора к описываемому персонажу).
Рожденный для войны
Руслан Гелаев родился 16 апреля 1964 года в чеченском селе Комсомольское, которое сегодня носит национальное название Гой-Чу. По официальной информации он окончил всего три класса средней школы. Некоторые источники сообщают о наличии у Гелаева высшего образования, правда название учебного заведения не называется.
К моменту распада СССР молодой человек успел поработать в Омской области, после чего вернулся в Грозный. Отдельные исследователи его биографии утверждают, что он был трижды судим (дважды за разбой и один раз за изнасилование).
Впервые о полевом командире Руслане Гелаеве узнали в 1992-1993 году. Вместе с Шамилем Басаевым он воевал в Абхазии на стороне Конфедерации горских народов Кавказа.
28-летний мужчина постигал военное дело у офицеров 345-го парашютно-десантного полка России. Он учился премудростям ведения разведывательно-диверсионной войны в условиях пересеченной местности, готовясь к будущей войне со своими учителями.
Любимец Джохара
Его неистовость в бою, личная отвага, желание сберечь личный состав и умение держать данное слово сделали Гелаева непререкаемым авторитетом, позволив дослужиться до должности заместителя командира батальона.
Вернувшийся в 1993 году в Грозный Гелаев был удостоен аудиенции Джохара Дудаева, который предложил ему организовать свою охрану. По первому же зову Руслана откликнулись его боевые товарищи, в течение короткого времени составившие костяк Абхазского батальона.
Эффективность молодого командира полностью удовлетворила руководителя Ичкерии, поставившего новую задачу создать элитное подразделение армии республики – полк спецназа под названием «Борз» (Волк по-чеченски).
Шевроны с оскалившим пасть волком стали символом боевиков этого подразделения. Они наводили неподдельный ужас на безусых российских призывников, которым первыми пришлось схлестнуться в бою с этими матерыми волками, прошедшими подготовку в лагерях афганских моджахедов.
Великий воин и отличный стратег
Во время первой чеченской войны полк «Борз» оборонял Шатойский район, поставив непреодолимый заслон перед силовиками. Российская армия никак не могла прорваться через горные перевалы, а забрасываемые в тыл десантно-штурмовые группы становились легкой добычей гелаевцев.
Гелаев предложил Федеральному командованию немедленно прекратить бомбардировки сёл, пообещав, в противном случае, уничтожать всех взятых в плен летчиков. Руслан сдержал данное слово, приказав снять на видео казнь, во время которой он лично сталкивал пленных летчиков в пропасть, после чего передал видеозапись в Москву.
В 1996 году Руслан Гелаев руководил двумя штурмами Грозного. Он смог не только захватить столицу Ичкерии, но и продержался в ней трое суток, отбивая атаки значительно превосходящих сил федералов. Затем, забрав запас провианта, медикаментов и боеприпасов, увел своих людей в горы.
Во время второй чеченской войны Руслану Гелаеву поручили оборонять Грозный, который стал настоящим чеченским Сталинградом. Ожесточенные бои шли практически за каждый дом, но российская армия уже стала другой. Более организованной и профессиональной.
Под натиском федеральных войск Руслан Гелаев отступил в ставший уже родным Шатойский район. Но в этот раз уже не он был хозяином положения.
Спасти подчиненных любой ценой
Силовики надежно блокировали район и начали планомерное истребление боевиков, которое продолжалось весь февраль 2000 года. В места сосредоточения террористов сбрасывались объемно-детонирующие бомбы, вес которых достигал 1,5 тонны. Взрывы были такой чудовищной силы, что с гор сходили снежные и каменные лавины, погребая оставшихся живыми бойцов отряда Гелаева.
Но Руслан не зря считался отличным стратегом и превосходным тактиком. Когда федеральное командование уже готовилось доложить в Москву о завершении спецоперации, он прорвал кольцо окружения и вывел большинство своих людей к родному селу Комсомольское.
Но силовики и не думали оставлять ему шансы на спасение. «Волков» Гелаева удалось блокировать в этом селе, в котором практически весь март продолжались ожесточенные бои. Более 500 боевиков были уничтожены, но 21 марта Руслан вновь перехитрил всех, уведя своих товарищей горными тропами в Абхазию.
На территорию другого государства российские силовики не пошли, предоставив Гелаеву возможность «зализать раны» и набрать новых боевиков. Правда, осенью 2002 года «проснулась» Грузия, начавшая спецоперацию в Панкисском ущелье. Интуитивно почувствовав опасность,»Старик» незамедлительно увел своих людей в Северную Осетию, без труда уничтожив одну из пограничных застав России.
Не ставший западней снежный капкан
Силовики в считанные часы организовали преследование банды, выставив кордоны на всех возможных направлениях движения боевиков, но опять опоздали. ХитрыйГелаев прорвался в горы Чечни, которые знал, как свои пять пальцев. Посланный вдогонку ударный вертолет Ми-24 был сбит, а все члены его экипажа погибли.
Весь 2003 год бойцы спецназа ФСБ и армейской разведки преследовали остатки банды Гелаева (около 50-70 человек), но ему невероятным образом удавалось ускользать от погони. Он стал настоящей головной болью федерального правительства, которое даже было готово предложить Руслану амнистию в обмен на сложение оружия.
С таким предложением к нему лично выходил Ахмат Кадыров, очень уважавший Гелаева, считая того оступившимся, но глубоко порядочным человеком. Однако Руслан, вставший на путь религиозной войны и принявший имя Хамзат, ни на какие сделки с силовиками идти категорически не захотел.
Осенью 2003 года уставший от постоянного скитания «Черный Ангел» решил вновь увести своих людей в Грузию. Он нашел проводника, пообещавшего показать короткий путь к перевалу Бацы-Буца. Но элементарно опоздал, оказавшись у полностью засыпанного снегом перевала в природном котле. Не отстававшим от него силовикам оставалось лишь захлопнуть природную ловушку
Последний бой отряд из 36 человек принял 15 декабря 2003 года. Они дрались ожесточенно, но силы оказались слишком не равны. Когда бойцы спецподразделения ФСБ смогли осмотреть валявшиеся на склоне трупы, то найти Руслана Гелаева так и не смогли. Он непостижимым образом опять вырвался из западни!
Никогда не сдаваться
Смерть настигла «Черного Ангела» тогда, когда он меньше всего этого ожидал. 28 февраля 2004 года при попытке перейти грузинскую границу он напоролся на двух дагестанских пограничников. В завязавшемся бою он уничтожил обоих, но получил ранение в локоть левой руки.
Как вырывающийся из капкана матерый волк Руслан Гелаев без анестезии отрезал и отбросил в сторону свою левую руку, мешавшую дальнейшему движению, наложил на культю жгут и пополз дальше.
Силы вместе с вытекающей кровью быстро оставляли молодого «Старика». Он сначала шел, а потом передвигался на коленях и просто полз к свободе. Из официального доклада Федеральной пограничной службы России следует, что за считанные минуты до смерти он подкрепился куском шоколада «Аленка» и пережевал гранулы растворимого кофе «Несткафе». Это дало Гелаеву возможность проползти еще 50 метров, после чего он потерял сознание и замерз.
Он прожил яркую и неоднозначную жизнь, был одновременно, и героем, и врагом собственного народа, но никогда не был замечен в мародерстве, кражах людей и их торговле, а среди местного населения пользовался непререкаемым авторитетом.
Заблоцкий Роман
СПРАВКА Руслан Гелаев занимал высокие посты в Вооружённых силах Чеченской Республики Ичкерия, вплоть до главнокомандующего вооружёнными силами.
В этом качестве он неизбежно несет ответственность за преступления, совершенные его подчиненными, включая пытки, похищения и теракты. Равно как бессмысленно утверждать, что он ничего об этом не знал.
К концу 2001 года относится и разжалование Гелаева Масхадовым из дивизионного генерала в рядовые (звание будет возвращено после рейда в Абхазию полутора годами позже). В приказе № 545 от 22 ноября 2000 года Масхадов обвинил Гелаева в трусости и «бездарном» управлении боевиками, что повлекло большие жертвы во время боёв за село Комсомольское в марте 2000 года:
«Командующий юго-западным фронтом дивизионный генерал Гелаев Хамзат практически самоустранился от исполнения своих обязанностей, не выходя на связь или контакт с Верховным Главнокомандующим даже посредством посыльного, вновь принял самостоятельное решение и под предлогом сохранения сил и организации вынужденного отдыха для бойцов вывел часть подразделений и убыл сам на территорию сопредельного государства, то есть фактически дезертировал из зоны боевых действий и проявил трусость».
Фактически, в Комсомольском федеральные силы потеряли 50 человек убитыми и 300 ранеными, боевики потеряли убитыми более 500 человек, еще часть сдались в плен. Так что восторженные оценки автора о гении Гелаева и его заботе о своих людях излишне эмоциональны.
Один из последних боев остатков группы Гелаева:
В ночь на 15 декабря 2003 года лично руководимый им отряд численностью 36 боевиков с территории Чечни проник в селение Шаури Цунтинского района Дагестана. Получив сообщение об этом от местных жителей, на автомашине ГАЗ-66 туда выдвинулась разведывательно-поисковая группа пограничной заставы «Мокок» в составе девяти военнослужащих, под командованием начальника заставы капитана Р. А. Халикова. Сам Гелаев, подавая пример своим бойцам, вышел на дорогу и открыл огонь по машине из пулемёта Дегтярёва. Добивая раненых пограничников, Гелаев попутно расстрелял и своего бойца: «Десятой жертвой этой бойни стал молодой боевик-аварец. Гелаев дал ему штык-нож и приказал отрезать голову земляку — раненому капитану Халикову. Боевик отказался…».
Согласно судебно-медицинскому заключению, смерть Гелаева наступила от «множественных осколочных ранений, переломов конечностей и кровопотери в результате травматического отсечения кисти руки».

Автор: ФЁДОР БАРМИН
КОНЕЦ «ЧЁРНОГО АНГЕЛА»

25 Декабря 2016 Фото: Руслан Гелаев и будущий главарь «Имарата Кавказ» Доку Умаров

В ПРЕССЕ ЕГО ЧАСТЕНЬКО ИМЕНОВАЛИ «ЧЕЧЕНСКИМ РОБИНОМ ГУДОМ»

Руслан (Хамзат) Гелаев — один из высших командиров чеченских сепаратистов, занимавший третью позицию в негласном табеле о рангах после главы ЧРИ Аслана Масхадова и террориста № 1 Шамиля Басаева.

ДОЙТИ ДО ЗАВЕТНОЙ ГРАНИЦЫ

Полевой командир Гелаев (сменивший имя «Руслан» на «Хамзат») занимал высокие посты в Вооруженных силах Чеченской Республики Ичкерия и последующего, после разгрома ЧРИ, вооруженного подполья вплоть до главнокомандующего (с мая 2002 года и до своей гибели).

«Дивизионный генерал». Участник войны в Абхазии в 1992-1993 годах (вместе с Шамилем Басаевым). Создатель ичкерийского отряда спецназа «Борз» (т. е. «Волк»), в который вошли как ветераны войны в Абхазии, так и преступные элементы. Имел радиопозывные «Ангел», «Чёрный Ангел» и «Старик».

В российской прессе того периода его частенько именовали «чеченским Робином Гудом».

До самой гибели Руслана Гелаева глава Чечни Ахмат-хаджи Кадыров не терял надежды привлечь его на свою сторону, а вместе с ним воюющую Ичкерию. «Я готов встретиться хоть с чертом ради мира в нашей республике», — говорил он.

…В ночь на 15 декабря 2003 года лично руководимый Гелаевым отряд численностью тридцать шесть боевиков с территории Чечни проник в дагестанское селение Шаури. Получив сообщение об этом от местных жителей, на «газике» туда выдвинулась разведывательно-поисковая группа пограничной заставы «Мокок» в составе девяти военнослужащих, под командованием начальника заставы капитана Радима Халикова.

Сам Гелаев, подавая пример своим боевикам, вышел на дорогу и открыл огонь по машине то ли из пулемета Дегтярёва, то ли из снайперской винтовки. Добивая раненых, Гелаев попутно расстрелял и своего бойца: «Десятой жертвой этой бойни стал молодой боевик-аварец. Гелаев дал ему штык-нож и приказал отрезать голову земляку — раненому капитану Халикову. Боевик отказался…» — сообщала газета «Коммерсантъ».

Против боевиков была начата широкомасштабная войсковая операция с привлечением артиллерии, авиации (армейской и пограничной) и бронетехники. Гелаевцы разделились и пытались скрыться, однако в ходе ожесточенных боев, продолжавшихся несколько недель, большая часть отряда была уничтожена, часть была захвачена в плен, некоторым удалось уйти через перевалы в Грузию и Чечню.

…28 февраля 2004 года, согласно преобладающей версии, Гелаев был убит в ходе столкновения с нарядом «зеленых фуражек» вблизи заставы «Бежта».

Отделившись, Гелаев вышел к аулу Нижние Хваршини. Там, в одной из кошар недалеко от населенного пункта, он залечивал свои раны почти два месяца. В связи с тем, что основной маршрут, по которому Гелаев планировал уйти в Грузию, он бы один не осилил, ему предложили более простой путь — по Аваро-Кахетинской дороге, которая с давних пор связывает жителей Бежта с аварскими селами Грузии — Сарусо, Чантлес-Куре.

После распада Советского Союза местные активисты стали строить дорогу до границы Грузии для проезда автомобильного транспорта в надежде, что там будет открыт контрольно-пропускной пункт пограничников. Таким образом, почти до самой границы существовала хорошая и проходимая (даже зимой) дорога.

По поводу пограничников Гелаева заверили, что зимой на этой дороге их не бывает. Однако «Чёрный ангел» все-таки наткнулся на двух бойцов, посланных проверить неизвестного (официальная версия) или ходивших в самоволку (версия неофициальная). Гелаев застрелил их в ходе скоротечного боя, однако и сам получил тяжелое ранение — кость руки была перебита и повисла на сухожилиях.

Истекая кровью, Гелаев преодолел несколько сотен метров, присел у дерева на берегу реки и отрезал себе раненую руку. Спустя несколько минут он умер от потери крови и болевого шока.

«Картина последних минут жизни Гелаева была детально восстановлена экспертами и описана в мельчайших подробностях, — сообщала тогда наша газета «Спецназ России». — Ему было все труднее и труднее делать каждый шаг, так как из его раздробленной левой руки хлестала кровь. Командир, решивший пожертвовать частью себя, нежели потерять все, примерно в полусотне метров от места боя остановился, отрезал левую руку и бросил ее на снег вместе с ножом. Затем он достал резиновый жгут, наложил его на обрезок руки, сделал еще несколько шагов и упал.

Встать ему удалось с большим трудом. Пройдя несколько десятков шагов, Гелаев остановился, достал из кармана банку растворимого кофе «Nescafe» и, открыв ее из последних сил, начал жевать гранулы, надеясь, что кофе взбодрит его и поможет дойти до заветной границы. Потом Руслан Гелаев достал и надкусил плитку шоколада «Алёнка», после чего снова упал и пополз».

29 февраля 2004 года около 15 часов по местному времени тело Гелаева было обнаружено отрядом пограничников.

«Я был первым, кто увидел Гелаева мертвым, — рассказывал заместитель командира Бежтинской заставы лейтенант А. Нечаев. — Правда, тогда я не знал, что это Гелаев. Утром 29 февраля я с бойцами нашей заставы вышел на поиски не вернувшихся с задания Курбанова и Сулейманова. По их следам мы шли несколько километров, когда я увидел незнакомца, привалившегося спиной к дереву. Одетый в теплую гражданскую куртку, теплые штаны и резиновые сапоги, он не двигался. Я приказал одному из бойцов взять его на прицел и стал медленно подходить.

Первое, что я заметил, подойдя ближе, — у незнакомца были широко открыты глаза, зрачки закатились вверх, но были видны. Он выглядел очень опрятно, было заметно, что последние дни своей жизни он провел в довольстве, потом выяснилось, что у него даже грудь была полностью побрита, и сам он был весь выбрит, а борода аккуратно подстрижена, на ногах — чистые теплые шерстяные носки. Под расстегнутой курткой виднелась разгрузка с пятью магазинами.

Рядом валялись автомат и граната. Больше ничего не было, по крайней мере, на первый взгляд. Я по рации вызвал тревожную группу. Убитых наших ребят обнаружила уже она».

Погибшим контрактникам Мухтару Сулейманову и Абдулхалику Курбанову посмертно присвоили звание Героев России.

Как уже было отмечено, это официальная версия.

Согласно второй версии, Гелаев погиб 29 февраля, не то попав под обстрел с вертолета, отправленного на поиски пропавших бойцов, не то был погребен сошедшей снежной лавиной.

Версию о том, что Гелаева унесло лавиной, как это ни странно, стали поддерживать сами «ичкерийцы», «имаратчики» и прочие радикалы. При этом последние минуты жизни Гелаева описывались с нелепыми подробностями, в том числе как он стоял, упершись в скалу, и отстреливаясь из ручного пулемета по российской авиации…

Майор запаса Александр Егоров, автор статьи в «Спецназе России», в трех обширных публикациях за февраль-апрель 2015 года изложил третью версию в контексте всего происходившего тогда на Северном Кавказе. Название публикации — «Конец «Чёрного ангела». Операция в горах «Андийского Койсу»».

На момент описываемых событий Александр Егоров имел воинское звание «старший лейтенант» и занимал должность командира разведывательного подразделения (командир отрядного разведывательного взвода — нештатный командир роты) в 487-м Железноводском пограничном отряде особого назначения (ПОГООН).

В тяжелейших условиях зимних гор группа Егорова нанесла серьезный урон гелаевцам. А главное, как потом сообщили Егорову пленные, в том бою были убиты три знаковые фигуры, а сам Гелаев был ранен.

Первая уничтоженная персона — командир арабских наемников Абу аль-Валид и преемник в этом качестве «Чёрного араба» Хаттаба. Кадровый сотрудник одной из саудовских спецслужб. Профессиональный минер, диверсант-подрывник. Один из опаснейших врагов России на Северном Кавказе. Именно он был в числе тех, кто спланировал и оплатил взрыв военного госпиталя в Моздоке летом 2003 года. Знакомый Усамы бен-Ладена по войне в Афганистане против кабульских властей и советских войск.

Вторая — криминальный «авторитет» и соратник Джохара Дудаева, зарубежный эмиссар и пропагандист Хож-Ахмед Нухаев. Герой книги главного редактора русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова «Разговор с варваром», изданной летом 2003 года, и он же, Нухаев — заказчик убийства этого американского журналиста.

Косвенным подтверждением гибели Нухаева является тот факт, что спонсируемые им газеты «Ичкерия» и «Мехк-Кхел», подпольно выходившие в Чечне, с тех пор перестали появляться в свет. Не появились и новые публикации Нухаева на темы российско-чеченских и международных отношений.

Также нашел свою погибель от рук пограничного спецназа популярный ичкерийский бард-исполнитель Тимур Муцураев, воспевавший «гелаевский спецназ» и вооруженную борьбу чеченских сепаратистов против России.

По некоторым данным, место боя на хуторе-летнике «Рехо» некоторое время даже считалось святым среди ваххабитов, там было несколько почитаемых могил, которые посещали исламисты, одну из них связывают с Абу аль-Валидом.

ВЕРСИЯ ЕГОРОВА

Через месяц после спецоперации в горах начальник ПОГООН полковник Валерий Горшков поставил Егорову задачу: доставить из Владикавказского СИЗО троих боевиков, задержанных пограничной полицией Грузии и переданных российской стороне.

«В ходе этапирования я узнал от них, что они участвовали в том бою у скалы, — вспоминает Александр Егоров. — Налет пограничников для них был неожиданным, они так и не поняли, как нам удалось захватить головной дозор и бесшумно подойти к боевому охранению. В бою они не видели пограничников и считали их призраками.

Боевики были уверены, что воевали с офицерской снайперской группой из армейского спецназа ГРУ ГШ. После боев они укрылись в подвале школы селения Хушет, а Гелаев жил в доме директора школы.

Также они рассказали, что в ходе боев пограничники уничтожили более двенадцати боевиков, среди них — Тимур Муцураев, Хож-Ахмед Нухаев, Абу аль-Валид. Несколько трупов им пришлось бросить в реку Андийское Койсу, чтобы федеральные власти не смогли их опознать: очень важными и уважаемыми были они в своей среде.

Частичное подтверждение этим сведениям и версию гибели Гелаева я узнал от нескольких доверенных людей, в том числе и от Магомеда, когда еще через месяц оказался в местах прошедших боев. Магомед рассказал, что боевики действительно укрывались в подвале школы, а когда войска ушли, ушли и они.

Что касается Гелаева, то он еще несколько недель жил у директора школы. В конце января он предпринял попытку перейти государственную границу России с Грузией в районе селения Хушет. Отправил пятерых боевиков в селение Дикло в Грузию. Трое из них были задержаны пограничной полицией Грузии и переданы России, а двое благополучно дошли до Панкисского ущелья, но на связь не вышли.

После этого Гелаев через местных жителей и, возможно, сотрудника милиции, был переправлен в селение Метрада, далее милицейским автотранспортом до селения Бежта. Об этом свидетельствовали несколько местных жителей, которые видели, как 27 февраля 2004 года к селу подъехала милицейская машина, и из нее вышли три человека, один из них был Руслан Гелаев.

Все было подготовлено для перехода. Здесь их ждали. С перевала периодически подавались световые сигналы. Согласно неофициальной версии, при переходе государственной границы на склоне ущелья реки Симбирисхеви «Чёрный ангел» был застрелен проводниками, возможно, из кровной мести.

Смерть Руслана Гелаева в районе Андийского Койсу не вписывалась в планы кровников. Поэтому они увели его подальше от Андийского Койсу — в Аварское. Там его казнили по обрядам кровной мести.

Кроме того, при нем была касса банды, по одним источникам только у Руслана Гелаева было около 2 млн. долларов. В районе летника «Рехо» часть денег была спрятана в схроне».

Вот такая версия.

Кстати, в фильме военного журналиста Александра Сладкова «Конец «Чёрного ангела»» хорошо показан срез пули 7,62 мм на предплечье Руслана Гелаева.

Боевики, как и горцы, не любят автомат с калибром 5,45 мм, поскольку он малоэффективен в горах. Они предпочитают АКМ-7,62 мм. На вооружении пограничной службы стоят АК-74 (калибра 5,45 мм) и АКС-5,45 мм, за исключением спецподразделений.

Все участники боя у скалы были представлены к орденам Мужества, а некоторые из них, по словам Александра Егорова, должны были получить и «Героев России». Однако этого не произошло.

Окончание.

Автор: ФЁДОР БАРМИН
КОНЕЦ «ЧЁРНОГО АНГЕЛА» — 2

25 Декабря 2016 Фото: Окоченевший труп «дивизионного генерала» Руслана Гелаева

Руслан (Хамзат) Гелаев — один из высших командиров чеченских сепаратистов, занимавший третью позицию в негласном табеле о рангах после главы ЧРИ Аслана Масхадова и террориста № 1 Шамиля Басаева.

Продолжение. Начало.

«Я ТОЖЕ УЧАСТВОВАЛ В ТЕХ СОБЫТИЯХ…»

Как и ожидалось, публикация в «Спецназе России» вызвала живейший отклик в первую очередь у непосредственных участников тех событий, тех, кто был в группе Егорова и остался без заслуженных наград.

Вообще, надо сказать, сама тема, связанная с ликвидацией Гелаева — острая, болезненная. Она вызвала на форумах жесткую полемику и после выхода документального фильма Александра Сладкова «Конец «Чёрного ангела»», и после публикации полковника Александра Мусиенко (интервью изданию «Русский репортер» в 2010 году).

Предлагаем некоторые оценки и суждения, прозвучавшие в ходе дискуссии после трех публикаций в «Спецназе России».

Александр Благодатских: «Я тоже участвовал в тех событиях прошлых лет, имел честь служить с Александром Николаевичем Егоровым. Закаленный, упертый, выдержанный, справедливый русский мужик… Многому научил, как выживать в подобных ситуациях, бесценный опыт передавал всей душой. Особая благодарность нашему отцу-командиру за сохранение наших человеческих жизней… Это самая высшая награда. А то, что нас не наградили, мало того, что еще и запись в «военнике» перечеркнули, — это уже осадок прошлого.

Да, я являюсь участником боевых действий 2003-2004 годов в Республике Дагестан, на перевале Жирбак в Цумадинском районе. Мы, разведчики Железноводского пограничного отряда особого назначения (ПОГООН) ФСБ России (в / ч 3810 г. Железноводск), 29 декабря 2003 года первыми вступили в бой с ваххабитами группы Руслана Гелаева. И уничтожили более двенадцати боевиков банды. В ходе двухдневного боя подразделение не потеряло ни одного бойца.

Среди убитых боевиков были подданные иностранных государств. Пятерых взяли в плен. Было захвачено большое количество оружия, боеприпасов, изъято много документов, фотоматериалов, карты, блокноты с записями телефонных адресов в республиках Грузия, Абхазия, Азербайджан, Турция и в странах Ближнего Востока.

По оперативной информации, а также в ходе допросов стало известно, что на летнике «Рехо» мы уничтожили Абу аль-Валида, Хож-Ахмеда Нухаева, Тимура Муцураева, ранили Руслана Гелаева.

Подумать никто не мог, что так все сложится удачно, без сучка и задоринки… Мы все надеялись на заслуженные награды, так ведь — нет, надо было сделать так, что по документам там нас абсолютно не было, награда была вручена другим ребятам (ГРУ).

В начале января 2004 года СМИ России сообщили, что в Дагестане 31 декабря 2003 года в горной местности (в пещере) была уничтожена якобы бандгруппа Руслана Гелаева из пятнадцати человек. Что уничтожил банду спецназ ГРУ ГШ МО России. Впоследствии сорок четыре военнослужащих МО РФ были награждены орденами Мужества.

А что в итоге? В итоге наш командир Александр Егоров и мы, разведчики срочной службы, стали «лжецами» и «подлецами».

Вышестоящим руководством погранотряда нам прямо было сказано: «Там вас не было, и молчите, забудьте…» Хочется, чтобы правда восторжествовала…»

«Малой»: «Все события уже замусолены «на нет»! Командиру большое спасибо за дисциплину, выдержку, слаженность действий ребят в боевой обстановке.

Лично сам являюсь участником этой боевой передряги. Многие мои сослуживцы-земляки по учебке (которые после учебки просидели всю оставшуюся службу срочки в Итумкалинском погранотряде на заставе и получают компенсацию за боевые действия, в которых даже вообще не участвовали) поражены тем, что бой был без потерь и раненых у нас, а только были трупы ваххабитов и пленные.

Как так?.. Видимо, и такое бывает. Могло быть и по-другому. Наша подгруппа прикрытия распределилась на заснеженном холме, одного снайпера прапорщик Побединский отправил на другой холм выше с правой стороны горы, в ходе боя прилетели вертушки с заставы Хушет.

Никто и предполагать не мог, что МИ-8 зайдет на нас в боевую готовность, еще и очередью начнет стрелять по нам… Чудом очередь прошла над головами, благодаря радисту срочной службы, который по радиостанции передал «вертушкам», какого они по нам очередь с пулемета дали!!

То, что в ущелье идет бесперебойная стрельба, вертолетчики, видимо, сразу не увидели, потом не знаю, что там по рации передали, но развернули «вертушки» и стали долбить в нужное русло, по банде Гелаева — здорово помогли, спасибо!!!

Спустя некоторое время снайпер, который был на другом холме, стал спускаться к нам, соответственно, все уже, было, про него забыли. От «вертушек» все в шоке, все стволы наводим на этого человека, и, если бы второй снайпер нашей группы не сказал, что это наш снайпер, там бы и сделали из Вовчика «решето». Сейчас вспоминать смешно, на тот момент было не до смеха… Причем нас-то готовили на награждение, сделали записи в военных билетах, после чего перечеркнули.

Спасибо Александру Николаевичу Егорову!!! Восстановить картину и доказывать правдивые прошлые события очень тяжело, многие ребята, в том числе и я, уже забили на все это, а командир добивается правды… Я Вас поддерживаю, Александр Николаевич!!!»

Денис: «Привет, «Малой»! Во многом с тобой согласен. Не уверен, что наши отзывы кому-то помогут, но сейчас терять уже нечего. Когда уходили на дембель, были разговоры, что можно будет сделать запрос в Центральный пограничный архив, и по этим документам можно все вернуть на свои места. Но, похоже, кислород до сих кто-то перекрывает в нашем случае — причем конкретно!

То, что мы вернулись все живыми и здоровыми — это, конечно, благодаря нашему Александру Егорову. А то, что нас всех кинули, кому мы сейчас можем доказать!»

«Скиф»: «Добрый день, коллеги! Я служил с Александром Николаевичем (позывной «Эльбрус») в ОГСпР. Знаю его лично. Православный христианин, с Верой в Бога, Царя и Отечество. Сильный духом, правду говорит в лицо, не боится ответить на любые вопросы и выполнить самые сложные и опасные задания.

Постоянно совершенствует свою физическую подготовку, имеет разряды по парашютному спорту, горной подготовке, владеет рукопашным боем на самом высоком уровне. Образованный и начитанный, грамотный Командир. У бойцов всегда пользовался заслуженным уважением».

Сергей «Большой»: «Статья интересная своими подробностями, особенно спустя столько лет. В описываемых событиях не довелось принимать участие (в это время был уже на гражданке), но некоторое время служил под началом А. Н. Егорова.

Необыкновенный человек, учил нас таким вещам, которые в консервативную армейскую (пограничную) систему жизнеустройства, казалось, не вписываются и не приживутся. Одна ВДП чего стоит! А многие говорили: «Для чего пограничнику парашют?» Но, в конечном итоге, жизнь вносит свои коррективы, и важен результат, и ребята этот результат показали, во многом благодаря подготовке и грамотному руководству командира подразделения. Ну и, наверное, чуток везения.

Немногие отцы-командиры могут похвастаться блестяще проведенными операциями без потерь в личном составе. А то, что в «военниках» прописали подробности про КТО, а потом перечеркнули с заключительным вердиктом: «Запись ошибочна, Нач. штаба П / Пк Красько», — так это алчность некоторых чиновников к чужим заслугам и попустительство вышестоящих… Благодарю, Александр Николаевич, за статью. Отдельно БЛАГОДАРЮ за жизни и здоровье ребят, которые ТАМ были».

Денис Павлов: «Продолжение будет, если всем солдатам срочной службы, которые были в данной командировке, дадут заслуженные награды, а не грамоту за уничтожение бандформирования — группы Гелаева. Александр Егоров был мой командир, как и всех остальных ребят данного подразделения. Я очень рад, что служил с таким человеком, он много чему нас научил за два года срочной службы. Если у кого-то возникли вопросы, пишите, с удовольствием отвечу».

Андрей Мусалов: «Насколько я понимаю, автор желает преподнести себя как единственного «героя» данной операции. Старательно очерняя заслуги остальных участников операции, в том числе трех Героев России, погибших в ходе ликвидации Гелаева — Абдулхалика Курбанова, Мухтара Сулейманова и Радима Халикова… Нехорошо как-то».

Александр Миргород: «Здравствуйте, друзья, сослуживцы! Андрей Мусалов! Вы не правы, автор не желает преподнести себя как единственного «героя» данной операции. И не очерняет заслуги остальных участников операции, он отстаивает интересы друзей-сослуживцев и своих солдат!

Много не буду писать, тут и без меня много всего рассказано, но скажу вам так: Александр Егоров хороший человек, командир и офицер, который последним поделится со своим солдатом и постарается многому научить, как выжить в бою. К сожалению, таких людей все меньше и меньше!»

Артур: «Не смог удержаться от комментария к статье. Да, скорее, просто хочется поздороваться с автором. Как сейчас помню, сидел с Александром в бодрствующую смену в карауле «на губе» Железноводского погранотряда. Он рассказывал о своей службе и об этой операции в том числе.

Этот человек и многие другие офицеры в / ч 3810 явились для меня прекрасным примером мужественности, честности и достоинства. Александр Егоров, ст. л-т Харьковчук, прапорщик Колесник и, конечно, мой командир Вячеслав Орлов. Пожать бы вам всем руку и сказать большое спасибо!»

Сергей: «1) Ни один командир не отправит подчиненных преследовать нарушителя (или проверять документы) двух бойцов (нет таких пограннарядов, минимум троих), тем более без средств связи и с двумя магазинами к автомату у каждого!

2) На поиски «посланных» бойцов отправились аж через сутки! И никто этого «командира» к ответу не призвал?! Дисциплина, как в колхозе, а не на ГРАНИЦЕ!

3) Следы от пуль действительно больше похожи на 7,62, а не на 5,45. Легкая пуля с более высокой скоростью и смещенным центром тяжести ровных следов не оставляет, на входе — как шило, а на выходе меняет траекторию и выносит кусок.

4) Зачем раненый в руку Хамзат отрезает ее и прячет (!) в дупло дерева, при этом почему-то «не догадывается» в первую очередь остановить кровотечение? Для человека, находящегося на грани жизни и смерти, слишком много нелогичных «лишних телодвижений», а ведь это не призывник 18-летний, боец с огромным боевым опытом…

В целом вопросов больше, чем ответов».

Щер. И.: «Очень понравилась статья, я бы даже сказал, исследование, в котором есть и анализ расстановки сил между международными террористическими организациями и их спонсорами, и описание имеющихся у них противоречий по целям и задачам. Продемонстрировано глубокое знание психологических аспектов поведения различных категорий людей в боевой обстановке.

Особенно хочется сказать об авторе статьи, который проявил не только мужество и героизм в боестолкновениях с матерыми, хорошо подготовленными и обученными бандитами, но и показал себя как грамотный командир боевого подразделения Пограничной службы ФСБ России.

Действия автора в боевой обстановке можно расценить как идеальные. Как и подобает офицеру-командиру пограничнику, в статье прослеживаются и умелые действия по работе с местным населением при получении оперативной информации, благодаря правильной оценке которой подразделению удалось добиться успешного решения всех поставленных задач с сохранением жизни и здоровья подчиненных. А это многого стоит.

Надеюсь, что такие профессионалы будут востребованы в наше время, будут учить и передавать свой опыт молодым офицерам. Большое спасибо за статью».

«МОИ ЛЕВКТРЫ И МАНТИНЕЯ»

Та операция в горах Дагестана продемонстрировала четкую координацию действий всех силовых структур. МВД обеспечивало надежную защиту гражданских объектов и инфраструктуры. Погранвойска плотно прикрыли границу, слаженно действовали подразделения МО, включая авиацию.

Главное, что Александр Егоров приобрел в тех событиях — это вера в мужество и стойкость российских солдат. В то, что молодые ребята могут побеждать матерых бандитов, необходим лишь воинский навык, тактический расчет и сила духа.

«Боевики, плененные у скалы, Лечи Магомедов и Султан (Магомед) Умашев, среди трупов, находившихся на месте боя, опознали тело Тимура Муцураева, — утверждает ветеран спецназа. — Я им разрешил попрощаться с ним и помолиться. На память об этих событиях Лечи передал мне аудиоплеер и аудиокассету с записями Тимура Муцураева. Он сказал: «Это очень талантливый певец. Сила стихов и песен его была огромна, его любили в отряде. Очень рано погиб, звали его Тимур…»

Тогда я не знал, кто такой Тимур Муцураев, и не придал этому значения. Но послушав его песни, нашел в них много близкого нашим душам. Они понятны как русским, так и чеченцам. И если погибший был именно он, то мне горько и обидно. Послушав его песни, я нашел, что боевики не лишены человеческих чувств. Несмотря на чуждый нам исламизм, песни построены на понятных метафорах и близких всем жителям России образах, по темпоритму — это бардовские песни.

К тому же, поет он на русском языке, сближая общими понятиями добра и зла враждующие стороны. Даже если по идеологическим мотивам его песни признаны экстремистскими, от этого они не теряют художественной ценности. Во всяком случае, это лучше, чем нелепое бормотание арабских прихвостней на непонятном жителям Кавказа языке или одномоментные бессодержательные песни на однообразный мотив лезгинки, которыми переполнены все кавказские рынки музыкальной продукции.

В настоящее время данные об исполнителе противоречивы. Говорят, что в горах Андийского Койсу он остался жив. После был в эмиграции в Турции. Затем на Украине во время выборов президента. По некоторым слухам, с разрешения Кадырова, вернулся в Чечню. Сольную карьеру прекратил как несовместимую с религиозными убеждениями.

Я долгое время перепроверял эти слухи. Сейчас склоняюсь к тому, что он все же погиб, а под его именем живет другой человек. На Кавказе существует давняя традиция, если в молодые годы погибает талантливый и одаренный человек, то его место занимает его близкий родственник или друг.

В 2008 году двойник Тимура Муцураева поклялся на Коране, что больше не будет писать и исполнять песни под гитару. Настоящий Муцураев вряд ли бы смог сделать подобное. Такой талант всегда окажется сильнее любого религиозного убеждения.

И это правильно. Второго Тимура Муцураева не может быть, как и второго Владимира Высоцкого. У Тимура было много хороших нейтральных песен, которые он мог бы спокойно исполнять и сегодня. Он был близким другом Руслана Гелаева. Написал песню про «Гелаевский спецназ», но после описанных событий не вышло ни одного сборника песен, и не было в его исполнении песни о друге Гелаеве и его «подвиге» и смерти», — заключает Егоров.

К слову, в 2010 году двадцать композиций Тимура Муцураева были внесены в Федеральный список экстремистских материалов.

…Так чего же добивается майор пограничного спецназа Александр Егоров? Славы, награды?

«Мои Левктры и Мантинея, мои бессмертные дочери», — так говорил великий полководец древности Эпаминонд. После одержанной над Спартой победы он умирал, а поскольку детей-наследников у него не было, сподвижники сокрушались, что некому будет нести дальше его славу. На это он и ответил, что оставляет согражданам «двух своих дочерей — Левктры и Мантинею», то есть две свои победы — главное дело его жизни. Пока будет жива о них память, будут помнить и его имя.

При желании Александра Егорова можно обвинить в предвзятости, но он верит той информации, которая стала известна в ходе допросов пленных гелаевцев, и своим доверительным контактам по оперативной работе.

А еще он хочет, чтобы его бывшие сослуживцы, участвовавшие в той операции, получили оценку, которую они заслуживают — не выше, но и не ниже, по справедливости. Тем более что все, о чем он говорит и пишет, легко поддается проверке — что и как было! И где все-таки нашли свою смерть главарь наемников Абу аль-Валид вместе с идеологом-мафиози и эмиссаром Хож-Ахмедом Нухаевым.