Чем отличается апокалипсис от постапокалипсиса

Содержание

Постапокалипсис — период, неизбежно наступающий после апокалипсиса с сопутствующими ему последствиями.

Описание Править

После пришествия конца света или апокалипсиса как правило наступает так называемый постапокалипсис — период, влекущий за собой последствия, различные в зависимости от типа самого армагеддона. Например после ядерной войны это могут быть массовые разрушения и заражение радиоактивными осадками, после эпидемии резкое падение численности населения и опустошения целых территорий и так далее. Во многих случаях самыми частыми признаками являются заброшенность территорий, неисправность промышленных систем и разрушение института государства страны вместе с существующим законодательном и общественной системой в целом с неизбежными человеческими жертвами в неопределенном размере. Такие катастрофы имеют обширные масштабы, порой неподдающиеся общему соизмерению и могут повлиять не только на охватившую ими территорию но и на весь мир, оставляя на нем свой отпечаток, который может ощущаться еще очень долгое время. Примерами тому могут послужить уже ранее случившиеся бедствия: столкновения с гигантским метеоритом нашей планеты, эпидемия чумы в Европе, авария на Чернобыльской АЭС и это только несколько примеров, возможно что вам известны также и другие случаи. Постапокалипсис может длиться очень долго и вернуть мир в прежнее русло становится феноменально сложной задачей, для решения которой потребуется большое количество времени (вплоть до веков!), а в худшем случае мир уже никогда не сможет стать прежним. Его временной промежуток можно поделить на три этапа. На первом (раннем, начальном) в мире творится хаос и массовая паника, люди еще не знают что происходит и что делать, происходит разрушение привычного нам мира, а власти стран пытаются удержать ситуацию под своим контролем, однако это весьма маловероятно и контроль как правило рано или поздно терпит фиаско. На втором (среднем) этапе уже происходит само изменение мира, осознание людей этого и их адаптация к нему, к тому времени возможна всеобщая разруха и отсутствие властей. К третьему (последнему) этапу мир либо восстанавливается либо успешно адаптируется к нему, выстраивается новый мировой порядок, начинается восстановление того самого мира до апокалипсиса либо же начало нового времени в уже новых условиях. Возможно и то, что катастрофа откинет цивилизацию назад в древнее время, стерев весь прогресс и развитие человечества с лица Земли. При этом человек всегда (или почти всегда) подвержен опасности практически со всех существующих сторон, особенно это касается слабых или необученных выживших, ведь единственный закон в постапокалипсисе обычно один — «Выживает сильнейший», при том на чью-либо помощь и поддержку рассчитывать не приходится. События и условия могут быть разными, в зависимости от самого сценария конца света и его развития, подробнее об постапокалипсисе после ядерной войны, эпидемии, нашествия зомби или других видов армагеддона можете прочитать в соответствующих статьях раздела «Апокалипсис».

Мифы про апокалипсис и постапокалипсисПравить

В массовой культуре широко распространены мифы и заблуждения, связанные с апокалипсисом или постапокалипсисом. Некоторые это воспринимают всё даже как игру или утопию, неведая о тяготах и лишениях на задворках разрушенного мира. Ниже проводятся наиболее известные мифы и заблуждения, засевшие в головах самых ярых романтиков, добрая часть из которых буквально грезит о конце света.

Миф № 1: Я выживуПравить

Наиболее общепопулярный и доминирующий миф в умах большинства людей. Многие считают что именно они смогут уберечься от армагеддона и в дальнейшем спокойно жить на руинах разрушенного мира. На самом деле вероятность этого относительно небольшая, поскольку при апокалипсисе очень высокий шанс больших человеческих жертв. Повезет, если умрут не все, но тогда немногим выжившим предстоит каким-то немысленным образом разгребать последствия глобальной катастрофы, попутно грызясь между собой за пищу, воду, личные вещи и жилое пространство, зачастую когда рядом находятся зомби, мутанты, роботы или еще какая враждебная форма жизни. И всё это в условиях полного беззакония когда выживает сильнейший, а вокруг свирепствуют болезни, радиация и прочие ужасы. На самом деле немногие смогут прожить в таких условиях хотя бы сутки, особенно из числа тех, кто не обладает ярковыраженной выносливостью, физической силой, знаниями и навыками выживания в чрезвычайных ситуациях. Спросите себя: обладаете ли вы всеми перечисленными признаками?

Миф № 2: Меня спасутПравить

Многие считают что во время апокалипсиса за ними придут и их спасут. На самом деле до них никому не будет дела и никто не придет: в момент апокалипсиса будет происходить тотальный хаос и паника, всем будет наплевать на всех лишь бы спастись самому. Никто не спасет вас кроме вас самих. Спасение утопающих дело рук самих утопающих, все у кого были лодки давно уплыли на далекий остров. В лучшем случае вы сможете проследовать в пункт эвакуации или убежище, но и эта задача непростая: происходят толкания, места на всех катастрофически не хватает, а тем временем кульминация апокалипсиса неумолимо приближается — кто не успел, тот не успел. Если вы всё таки смогли спастись, то сможете спастись и еще раз. Если нет — то не спасетесь, а уж в постапокалипсисе спасать вас уж тем более некому, да и зачем если надо о себе позаботиться? Своя рубашка ближе к телу.

Миф № 3: Я смогу себя защититьПравить

Большинство наивно полагают что они смогут себя защитить в случае опасности, ведь очевидно что никто защитит их кроме них самих. Если вы прежде активно занимались единоборствами, стрельбой, служили в армии и/или полиции, имеете хорошую физическую форму — возможно. Но даже в этом случае нет никаких гарантий что вы сможете отбиться хотя бы от бродячей собаки, одиночного зомби, робота или мародера. А о обделенных этими качествами людей и говорить не хочется — для них даже крыса может быть потенциально опасной. А что уж говорить если вам будут противостоять орды зомби, стаи голодных мутантов или организованные шайки бандитов?

Миф № 4: Я смогу себя обеспечитьПравить

Множество людей уверены что они смогут себя обеспечить всеми необходимыми для выживания вещами, а некоторые из них утверждают что у них уже всё есть и они готовы к разного рода происшествиям. На самом деле нет. В первую же неделю со всех магазинов вынесут все товары мародеры и другие выжившие, а те вещи которые остались в скором времени приходят в негодность. Поставлять и производить товар некому, в результате чего все магазины в скором времени становятся опустошенными. Подача воды, газа и электричества также прекратиться — все предприятия разрушены и/или разрушены, а их работники если и выжили, то они вряд ли в состоянии обслуживать все эти системы. Ваш дом если и устоял во время апокалипсиса, то рано или поздно он разрушится уже в постапокалипсисе из-за того, что некому его обслуживать, если только вы не квалифицированный специалист. А сможете ли вы в итоге оставшись без своего прежнего обиталища построить или соорудить хотя бы самое примитивное жилье? Сможете вы обеспечить себя едой и водой постоянно занимаясь охотой, рыбалкой и земледелием? Вы сможете из имеющихся под рукой предметов соорудить нужные для выживания механизмы, снаряжение и прочие штуки, а потом и регулярно обслуживать их? А сделать простейшее копье, топор или нож, либо самую простую одежду у вас получится? Да даже без этого всего просто слоняться по округе занимаясь мародерством не только тяжело но и опасно: ведь всегда есть риск случайно забрести в опасную зону, нарваться на бандитов, агрессивных тварей и так далее. А ведь некоторые предметы может быть очень тяжело найти и они буквально на вес золота, например ОЗК, счетчики гейгера, огнестрельное оружие и так далее. Реальный постапокалипсис вряд ли будет таким, каким его обычно показывают во множестве художественных произведениях. Зато вполне могут быть голод, холод, грязь, банды мародеров, антисанитария, отсутствие гигиены и конечно же интернета. Оно вам надо?

А обо всём остальном… смотрим роликПравить

10 КИНОШТАМПОВ В ФИЛЬМАХ ПРО ПОСТАПОКАЛИПСИС

Интересные фактыПравить

  • Постапокалипсис (или постапокалиптика) является одним из самых популярных жанров в художественных произведениях и показывается под разными углами по разному. Часто его относят к научной фантастике.
  • Впервые термин «Постапокалиптика» был применен в 1978-м году американским критиком Аланом Франком в отношении фантастического фильма. В дальнейшем термин успешно вошел в научный язык и стал свободно применяться в обиходе.

Мир после апокалипсиса
Добавить фото в галерею

Исследователи пришли к заключению, что определенного рода стимуляция особо благоприятствует нервной системе щенка во время ее развития , и на всю жизнь повышает способность справляться со стрессом, особенно физиологически. У щенков таким образом стимулируемых наблюдается улучшенные показатели работы сердечно-сосудистой, эндокринной системы, повышенная сопротивляемость к стрессу и болезни.

Правило Семерок

К тому времени, когда щенку 7 недель, он должен:

1) Побывать на 7 различных поверхностях, например:

1 Ковер

2 Бетон

3 Дерево

4 Винил

5 Трава

6 Грязь

7 Гравий

8 Деревянная стружка

9 Газета и т.д.

2)Поиграть с 7 различными типами объектов, например:

1 Большие шары

2 Маленькие шары

3 Мягкие игрушки из ткани

4 Пушистые шары

5 Писклявые игрушки

6 Металлические предметы

7 Деревянные предметы

8 Бумажные/картонные предметы

9 Пакеты молока/соды и т.д.

3) Побывать в 7 различных местоположениях, включая:

1 Задний двор

2 Подвал

3 Кухня

4 Прачечная

5 Спальня

6 Ванная

7 Автомобиль

8 Гараж

9 Прачечная

10 Корзина

11 Конура и т.д.

4) Пройти 7 препятствий, например:

1 Взобраться на коробку

2 Спуститься с коробки

3 Пойти через туннель

4 Ступеньки, по которым поднимаются вверх

5 Ступеньки, по которым спускаются вниз

6 Преодолеть препятствия

7 Поиграть в догонялки, в прятки

8 Войти/выйти через дверной проем с шагом и т.д.

5) Поесть из 7 различных контейнеров, например:

1 Металл

2 Пластмасса

3 Картон

4 Бумага

5 фарфор

6) Поесть в 7 различных местах, например:

1 Корзина

2 Двор

3 Кухня

4 Подвал

5 Прачечная

6 Ванная

7 игровая площадка

7) Повстречаться и поиграть с 7 новыми людьми, включая:

Детей и пожилыx

Правило Семерок
К тому времени, когда щенку 7 недель, он должен:
1) побывать На 7 различных поверхностях, например:
*ковер
*бетон
*дерево
* винил
*трава
*грязь
*гравий
*деревянные чипсы
* газета
и т.д.
2)Поиграть с 7 различными типами объектов, например:
*большие шары
*маленькие шары
*мягкие игрушки из ткани
*пушистые шары
*писклявые игрушки
*металлические предметы
*деревянные предметы
*бумажные/картонные предметы
*пакеты молока/соды
и т.д.
3) Побывать в 7 различных местоположениях, включая:
*задний двор
*подвал
* кухня
*прачечная
*спальня
* ванная
*Автомобил ь
* Гараж
* Прачечная
* Корзина
* Конура и т.д.
4) пройти 7 препятствий:
* взобраться на коробку
* спуститься с коробки
* Пойти через туннель
* ступеньки, по которым поднимаются вверх,
* ступеньки, по которым спускаются вниз,
* преодолеть препятствия
* поиграть в догонялки, в прятки
* войти/выйти через дверной проем с шагом и т.д.
5) поесть из 7 различных контейнеров:
* Металл
* Пластмасса
* Картон
* Бумага
* фарфор
б) поесть в 7 различных местоположениях:
* Корзина
* двор
* Кухня
* подвал
* Прачечная
* Ванная
* игровая площадка
7) Повстречаться и поиграть с 7 новыми людьми, включая:
детей и пожилых
(с) у Алекса и Виолы ВЯТКИН

Пятнадцать лучших фильмов о постапокалипсисе

На первый взгляд, мир после конца света изобразить легко. Нужны лишь заброшенные здания, одетые в живописные лохмотья актеры и ржавая техника для декорации. И каким бы ни был сюжет, сама тема придаст ему ореол серьезности — еще бы, фильм-предупреждение! Именно поэтому картин в жанре постапокалипсиса много. Именно поэтому ценятся только лучшие из них.

В этом году фильм «Безумный Макс: Дорога ярости» пополнил число самых ярких представителей жанра. И он очутился в хорошей компании. В этом материале мы вспомним, кто еще удачно описал, как человечество справляется с последствиями своих катастрофических ошибок. Мы включили в список как серьезные фильмы-предупреждения, так и боевики и даже комедии — главное, чтобы они хорошо раскрывали тему.

14—15. «Почтальон» (1997) и «Водный мир» (1995)

Эти два фильма Кевина Костнера принято поминать недобрым словом. С ними ассоциируются проблемы на съемках, провал в прокате, миллионы просаженного бюджета — и, наконец, самолюбование Костнера, который снимал себя любимого. Большинство критиков увидели в этих фильмах лишь дорогостоящие вариации на тему «Безумного Макса».

Не все эти обвинения справедливы. Неправда, что «Водный мир» убыточен, — он окупился, хоть и за счет домашнего видео. Но главное — обе картины лучше своей репутации. «Почтальон» — редчайший пример фильма, рассказывающего не о том, как мир катится в пропасть, а о том, как он из нее выбирается. Здесь в распавшихся после ядерной войны США бродячий актер решает выдать себя за почтальона, посланного правительством «возрожденной» Америки. Самозванец возвращает людям веру в то, что жизнь налаживается, и невольно делает свою выдумку реальностью.

А у «Водного мира», в отличие от многих фильмов, стоящих в списке выше него, есть оригинальная концепция. Затопленная Земля, бескрайний океан вместо пустошей, катера вместо мотоциклов, главный герой — мутант с жабрами, поиски остатков суши — все это дает «Водному миру» право на место в нашем списке. За фантазию.

13. Секс-миссия (1983)

Польская комедия о мире без мужчин, выходившая в СССР как «Новые амазонки», — творение сатирика Юлиуша Махульского. Высмеивал он не столько феминисток, сколько бюрократию, ложь и пропаганду. Двое парней, очутившихся в мрачном будущем, обнаруживают, что здесь все мужчины погибли, а женщины живут под землей и размножаются клонированием. Однако главари подземного мирка еще и привили подданным ненависть к мужчинам, выставив их злобными шовинистами. А всех великих людей прошлого посмертно «назначили» женщинами. И это только капля в море лжи, опутавшей абсурдный мир подземного убежища.

Мрачная фантастика о конце света, тирании и упадке в те годы была в Польше в большой моде. Так что «Секс-миссия» пришлась, с одной стороны, ко двору, а с другой — позволила посмеяться над избитой темой.

12. Я — легенда (2007)

Вольная, но любопытная экранизация одноименной книги Ричарда Матесона. Уилл Смит играет бывшего врача, который единственный пережил эпидемию, выкосившую сперва Нью-Йорк, а потом и весь мир. Жертвы вируса превратились в подобие зомби, не выносящих солнечного света. У доктора иммунитет, и он хочет понять почему. Если он найдет ответы раньше, чем монстры найдут его самого, можно будет создать вакцину и спасти мир.

Но «Я — легенда» — фильм не о зомби. Он больше о том, как последний человек на Земле медленно сходит с ума от одиночества на руинах мира. Развалины поросшего лесом Нью-Йорка получились живописными, а мысли героя вслух — весьма неглупыми. Подпортила фильм разве что концовка: близкий к книжному неожиданный финал в последний момент заменили стандартным. Обязательно посмотрите альтернативную концовку — она во многом лучше официальной.

11. Шестиструнный самурай (1998)

В первых же кадрах нас огорошивают новостью: после ядерной войны в США уцелел только Вегас, а его королем стал Элвис. Годы прошли, король умер, и гитаристы со всей страны едут в Вегас, чтобы попытаться занять его место. В их числе и главный герой — бродяга в очках и костюмчике, вооруженный катаной и раритетной гитарой, которую каждый хочет отобрать. Поэтому катану гитаристу приходится доставать куда чаще.

Лэнс Манджиа снял, пожалуй, лучшую пародию на жанр постапокалипсиса. Пустоши, руины, бродяги, бандиты, каннибалы — все по канонам «Безумного Макса», но совершенно не всерьез. «Шестиструнный самурай» — это конец света в ритме рок-н-ролла, озвученный забавными песнями группы Red Elvises на русские мотивы. Представьте, как оборванные стиляги рубятся на мечах, не снимая со спины гитар, под мелодию «Очи черные» и тексты про Siberia и vodka. Если такое тут каждый день, неудивительно, что каждый безумен, как Шляпник.

10. Книга Илая (2010)

По серым пустошам, кишащим каннибалами, насильниками и грабителями, пробирается черный мужчина в темных очках — герой Дэнзела Вашингтона. Он отлично дерется, но сам в драку не лезет. И почему-то никому не смотрит в глаза… У черного мужчины есть миссия. Он несет книгу — последнюю на Земле копию Библии. Он хочет вернуть Книгу Книг людям, но кому попало ее не отдаст. Уж точно не главарю бандитов (Гэри Олдман), пожелавшему стать новым папой римским.

Как и все связанное с религией, «Книга Илая» вызывает бурные споры — одним в ней видится «пропаганда», другим «профанация». Но, если подумать, это как раз правильный христианский фильм без впадения в крайности. Илай вызубрил Библию наизусть, но долго жил не по-христиански — выживал, как все, думая, что его миссия важнее праведности. Только события фильма и другие герои научили его поступать правильно.

9. Матрица (трилогия, 1999—2005)

Трилогию Вачовски обычно относят к киберпанку, и доля правды в этом есть. Виртуальная реальность, суперкомпьютеры, одетые в латекс и темные очки герои, которые что-то взламывают, — привычные атрибуты этого жанра.

Но стоит Нео пожаловать в реальный мир, как он переносится в жанр постапокалипсиса. Это особенно заметно во второй и третьей частях, где герои немало времени проводят в подземном убежище людей — Зионе. Они прячутся от смертоносных машин, носят вязаные лохмотья и едят безвкусную баланду. Неудивительно, что кое-кто из повстанцев не выдержал такой жизни и переметнулся на сторону машин. Если вы живете в мертвом мире, вы вряд ли хотите, чтобы вам об этом напоминали.

Однако по меркам постапокалипсиса мир «Матрицы» возмутительно комфортен. Его жителям не грозят радиация и голод, у них есть крыша над головой и даже продвинутая техника. Именно поэтому мы ставим культовую кинотрилогию так низко в этом списке. Она просто о другом.

8. Последняя битва (1983)

В начале карьеры, задолго до «Пятого элемента», Люк Бессон снял этот странный фильм: черно-белый и совсем без диалогов. Понять его сюжет непросто, ведь герои не говорят, а немые сцены не всегда понятны. Человек ворует воду у бандитов, строит самолет, улетает на нем в разбомбленный город, где вмешивается в борьбу врача и насильника… Набор зарисовок из жизни, а не история.

Зато впечатление фильм производит сильное. Проработанные декорации и костюмы создают атмосферу погружения в разрушенный мир. Бытовые сценки придают убедительности героям и их странным отношениям. А немота нагоняет жути, превращает «Последнюю битву» в подобие документалки о жизни животных. Вернее — доведенных до животного состояния существ, которые когда-то были людьми. У врага может быть лицо Жана Рено и очки на носу, но внутри это уже зверь.

7. Бегство Логана (1976)

Один из фильмов, задавших моду на убежища, где якобы можно пересидеть апокалипсис. Но ради экономии жителям законсервированной «утопии» позволяют доживать только до тридцати лет. Затем — казнь, за которой следует «перерождение души», если вы, конечно, верите в официальную версию. Бежать бесполезно — снаружи жизнь невозможна из-за радиации. Если вы, конечно, верите…

«Бегство Логана» с его старомодными спецэффектами и костюмами в духе «Звездного пути» сейчас смотрится наивно. Но влияние фильма нельзя недооценивать. Даже если вы не видели «Логана», то по меньшей мере знакомы с его подражателями, пародиями, вариациями на тему: «Секс-миссия», «Обливион», «Остров», «Город Эмбер». «Бегство Логана» — один из главных фильмов, иллюстрирующих платоновский «миф о пещере»: откуда вы знаете все то, чего сами не видели?

6. 28 дней спустя (2003)

Мы старались не перегружать этот список фильмами о зомби-апокалипсисе. Их много, и они редко уделяют внимание чему-то, кроме самих мертвецов. Британский независимый фильм «28 дней спустя» — исключение. В нем зомби не самое страшное. Куда хуже одичание и озверение людей с оружием, почуявших безнаказанность.

Мы знакомимся с миром вместе с героем, который проспал все самое интересное, месяц пролежав в коме. Его глазами мы видим опустевший после эпидемии Лондон, по которому бродят зомби. Герои отправляются в поход в надежде найти остатки армии и властей — и слишком поздно понимают, что от них-то и надо держаться подальше.

Фильм Дэнни Бойла и его продолжение «28 недель спустя» — идейные предтечи «Ходячих мертвецов»: никогда не знаешь, кто через минуту станет зомби, а кто свихнется и ударит в спину.

5. Письма мертвого человека (1986)

Самый мрачный фильм в подборке, но и один из самых мудрых. В драме Константина Лопушанского нет приключений, зато много философских монологов о судьбе мира и человека. Группа интеллигентов, переживших ядерную войну, сходит с ума каждый по-своему: кто-то сочиняет некролог человечеству, кто-то смеется над мрачной иронией судьбы. А главный герой, пожилой профессор, не верит, что миру конец, и прививает свою надежду детям.

Снятые через желтый фильтр, убивающий цвета, «Письма мертвого человека» красивы жуткой упадочной красотой. Атмосферу разрушенного мира Лопушанский воспроизвел убедительно. И это не только руины, бункеры и люди в противогазах. Это еще и деловитая жестокость властей, которые не могут спасти всех, истерика и ужас немногих выживших и даже сама причина катастрофы. Чудовищная война началась из-за банальной ошибки в компьютере…

4. Жизнь после людей (2009)

Необычная птица в нашем топе: документальный (!) научно-популярный телефильм о мире после конца света. Его авторы при участии научных консультантов анализируют идею: что будет с миром, если род людской внезапно исчезнет? Как долго простоят города? Взорвутся ли атомные электростанции? Реальными примерами «мира без людей» служат Припять и другие заброшенные города, а руины будущего изображает компьютерная графика. В целом, прогноз ученых утешителен: планета и без нас обойдется.

«Жизнь после людей» — самая известная, но не единственная документалка на эту тему. Если она вам понравится, обратите внимание на похожий телефильм Aftermath: Population Zero.

3. Дитя человеческое (2006)

На сей раз никаких атомных войн и зомби. Просто все человечество стало бесплодным и обречено на медленную смерть от старости. В мире разразился хаос, Британию захлестнула волна мигрантов, власти начали швырять их в концлагеря. Мир еще не рухнул, но шатается, вокруг банды радикалов, фанатики, войска, стреляющие во всех. И через все это герой Клайва Оуэна пытается провезти первую за десятилетия беременную женщину — чудо, означающее, что мир можно спасти.

Будущие творцы «Гравитации» режиссер Куарон и оператор Любецки сняли этот фильм в своем излюбленном стиле — долгими непрерывными планами. Мы бежим вместе с героем через охваченные войной трущобы, заглядываем ему через плечо, озираемся, утираем брызги крови с лица. «Дитя человеческое» — не только мудрое философское высказывание и множество трогательных сцен, это еще и техническое чудо.

2. Безумный Макс 2: Воин дороги (1981)

Родоначальник постапокалиптических боевиков. Именно он закрепил в кино привычную нам эстетику — бесплодные пустоши, дикари в коже и металле, техника, собранная из ржавого старья. В подражание «Максу» сняты «Водный мир» и «Почтальон», отсылками к нему полны игры серии Fallout.

В истории о том, как странник защитил деревню от бандитов, нет ничего нового — вестерны и самурайские фильмы кишат такими сюжетами. Но это фильму только в плюс. Джордж Миллер не стал надевать на «Безумного Макса» маску фильма-предупреждения. Он признался себе и зрителям: да, это вестерн, а Макс, если угодно, ковбой. А вы думали, постъядерный мир будет сильно отличаться от Дикого Запада?

Было искушение включить в список всю трилогию о Максе, но мы его преодолели. Если уж честно, в первом фильме никакого постапокалипсиса нет, а третий далеко не так удачен. Только четвертой частью, «Дорога ярости», Миллер сумел повторить свой успех.

1. Дорога (2009)

Парадоксально: «Дорога» Кормака Маккарти — одна из лучших книг жанра, но при этом в ней почти нет фантастики, не считая самого апокалипсиса. Просто мальчик и его отец идут по дороге через умирающий мир к морю, где можно выжить. Такова и экранизация «Дороги», снятая Джоном Хиллкотом с Вигго Мортенсеном (бывшим Арагорном) в главной роли, — мрачно-реалистичная, но без преувеличения и приукрашивания. И без ложной надежды. Из фильма можно почерпнуть советы по выживанию, но не рецепт, как спасти мир. Не случайно и сам апокалипсис объяснен туманно. Это не война и не эпидемия, а нечто абстрактное и неодолимое.

«Дорога» — самый реалистичный фильм в жанре. И поэтому один из самых тяжелых. Смотреть, как люди медленно умирают, оттягивая гибель еще на день благодаря найденной банке тушенки, — то еще развлечение. Любителям веселого безумия с мутантами и сектантами в духе Fallout тут ловить нечего. Маккарти и Хиллкот как бы говорят нам: нет, господа, вы не хотите знать, как апокалипсис будет выглядеть на самом деле.

* * *

Статья из журнала «Мир фантастики», №143

«Постапокалипсис». Сказки о радиации

Разбирать разного рода постапокалиптическую фантастику, может, и не стоило бы. Но необходимость в таком разборе, к сожалению, есть. В комментариях под статьями, посвященными разным аспектам ядерной войны и ее последствиям, некоторые комментаторы запальчиво спорили, защищая всякие постапокалиптические страшилки, вполне серьезно ссылаясь на фантастику. Когда я увидел рекомендацию прочитать «боевую фантастику» Сергея Тармашева в качестве источника сведений по миру после ядерной войны, признаюсь, у меня зашевелились волосы от удивления.

Причина такой моей реакции состоит в том, что в стратегически важном вопросе ядерной войны и ее последствий категорически недопустимо руководствоваться фантастикой и сказками. Поскольку Россия обладает ядерным оружием в достаточном количестве, и таковое есть у наших вероятных противников, и тоже в достаточном количестве, нужно признать: вероятность ядерной войны есть всегда. Практически в любой момент мы можем оказаться в ситуации войны. От знания того, с чем придется иметь дело, зависит очень многое.
В СССР этот момент понимали достаточно хорошо и не только строили железобетонные дома, более устойчивые перед ядерным ударом, но и не жалели сил для просвещения населения в вопросах гражданской обороны. Книги и брошюры, где достаточно подробно (хотя и не во всех существенных деталях) была описана «святая троица»: ядерное, химическое и бактериологическое оружие, помнят все, кто застал советское прошлое. Суммарный тираж этой литературы, наверное, был сопоставим с численностью населения Советского Союза.
А теперь у нас в качестве руководства по гражданской обороне — «боевая фантастика»… Ну что ж, разберем ее на предмет фактической доброкачественности.
Для разбора я взял два, пожалуй, наиболее известных произведения: «Метро-2033» Дмитрия Глуховского и «Древний. Катастрофа» Сергея Тармашева.


Скажу сразу: оба романа я дочитал примерно до середины. Дальше просто не хватило терпения, тем более что и эти первые половинки уже доставили мне немало веселых минут и материала для анализа.
Продовольственное снабжение в период постапокалипсиса
Трудно сказать, почему многие читатели «постапокалиптической фантастики» считают сюжеты этих книг чуть ли не точным отображением того, что и как будет после ядерной войны. Думается, потому, что читатели что-то слышали о теории «ядерной зимы», предрекавшей очень холодную и долгую зиму после ядерной войны, смотрели известный фильм «Письма мертвого человека», сделанный по мотивам все той же теории. Оба сюжета явно восходят к этому фильму, и оттуда взят ключевой для сюжетов момент — действо разворачивается в подземельях, в одном случае в бункере, а в другом — в метро. В фильме довольно явно делается намек на то, что ядерную зиму и высокую радиацию нужно пересидеть в бункере, хотя бы и в течение десятилетий. Оба фантаста на этом сделали свои сюжеты.
Подобный ход был бы допустим в качестве литературного приема, или, выражаясь в терминах ролевых игр, сеттинга, то есть искусственного мира, создаваемого автором для помещения в него своих героев и развития сюжета. Сеттинг может быть очень похож на реальный мир, а может сильно отличаться, это уж как его создатель решит. Но во всяком случае, при хорошем сеттинге из мира не должны торчать ляпы, которые делают его недостоверным и смехотворным. Если сеттинг делается похожим на реальный мир, то внимание к деталям должно быть очень скрупулезным.
Сюжеты «Метро-2033» и «Древний. Катастрофа» явно подаются как реалистичные, на что указывает, например, описание реального оружия или тактики боя. И многие воспринимают эти книги в качестве некоей реальности. Проблема в том, что из обоих сюжетов торчит, как столб, огромный ляп — продовольственное снабжение.

«Метро-2033» в этом смысле — наиболее смехотворное сочинение, хоть автор и попытался решить продовольственный вопрос в меру своего разумения (упоминаются свиньи и разведение грибов). В метро у него живет много народа (причем в течение десятилетий), несколько тысяч человек (если считать на населенную станцию по 200 человек, то около 20 населенных станций дадут порядка 4000 человек). Глуховский, видимо, не знал, сколь велика гора продовольствия, потребная для прокормления такого населения.
Для справки обратимся к трудам немецко-фашистского профессора Вильгельма Цигельмайера, одного из крупнейших специалистов по продовольственному снабжению. В конце апреля 1945 года к нему пришли немецкие коммунисты и предложили срочно подумать, как накормить Германию. Профессор согласился, засучил рукава, и уже в 1947 году в Дрездене был издан его объемный труд «Die Ernährung des deutschen Volkes. Ein Beitrag zur Erhöhung der deutschen Nahrungsmittelproduktion». Он занимался следующими подсчетами: сколько и какого именно нужно продовольствия для удовлетворения минимальных продовольственных потребностей (2000 килокалорий в день — уровень, считающийся минимально допустимым без истощения организма). При таком рационе на 60 млн. человек населения Германии в год требовалось: 10,6 млн. тонн зерна, 22 млн. тонн картофеля, 7,2 млн. тонн сахара, 1,1 млн. тонн мяса и 0,7 млн. тонн жира. Нетрудно высчитать потребность одного человека: 176 кг зерна, 360 кг картофеля, 120 кг сахара, 18 кг мяса и 11 кг жира. Проф. Цигельмайер исходил из минимума животных продуктов и максимума растительных продуктов, ибо для животных требуется много растительного корма.
Итак, 4000 человек населения «метро» потребили бы в год (на уровне «не сдохнуть с голоду») 704 тонны зерна, 1440 тонн картофеля, 480 тонн сахара, 72 тонны мяса и 44 тонны жира. Чтобы получить, например, достаточно зерна на 4000 человек, нужно иметь 200 гектаров посевов ржи или пшеницы, а картофеля — 53 гектара. Ну и как, есть в «метро» такие посевные площади? Совершенно очевидно: нет.
И не надо думать вслед за Глуховским: мол, разведем свиней и решим все проблемы. Немецко-фашистский профессор по продовольствию хорошо знал свое дело, потому и предложил минимум свинины, ибо свинья много кушает и не дает мяса сразу. Например, свинья ставится на откорм по достижении 4-месячного возраста и веса в 40 кг. Минимальный откорм на мясо длится 7-8 месяцев, и при суточном привесе в 0,5 кг получается свинья живым весом в 160 кг. При этом в сутки она потребляет 2,2 кг кормов, то есть за весь откорм 528 кг кормов. Средний выход мяса — 77% от живого веса, то есть в нашем случае 123 кг. Энергетическая ценность свинины составляет 316 ккал на 100 граммов, то есть этой туши хватило бы на 195 человек в день. Свинья в день на население станции. Чтобы иметь возможность забивать свинью в день, надо иметь стадо примерно в 370 голов на одной станции. Для них нужно иметь около 300 тонн кормов в расчете на год (которые еще где-то надо хранить), нужно минимум 1480 кв. метров площади (при ширине тоннеля по основанию пути 3,3 метра это 448 метров тоннеля)… В общем, чтобы прокормить все население «метро» свининой, потребовалось бы стадо в 7400 голов и почти 6 тысяч тонн кормов на год. Разведение свиней на мясо — это целая наука, и довольно сложная (недаром А.С. Макаренко, в коммуне которого была большая свиноферма, сравнивал откорм свиней с высшей математикой). В ней множество специфических нюансов. Но мы это обсуждать не будем, поскольку очевидно, что вырастить в тоннелях метро потребные 6 тысяч тонн кормов невозможно.
Глуховский что-то слышал про выгодность разведения свинины, но деталями не интересовался, их не знал и не знал также интересного «крючка», прекрасно известного немецко-фашистскому профессору по продовольственному делу: свинья ест растительной пищи значительно больше, чем люди. Но если в «метро» нельзя вырастить зерна и картофеля для людей, то свиней не прокормить и подавно.
Кстати, в одном месте Дмитрий Глуховский упоминал, что в одном из тоннелей сняли рельсы, разрыхлили и удобрили грунт… Ну хоть бы поинтересовался устройством тоннелей метрополитена, прочитал бы специальную литературу. В тоннелях метро нет никакого грунта. Под рельсошпальной решеткой лежит бетонное основание пути, уложенное поверх чугунных или бетонных тюбингов, и рельсы укладывают на шпалы, втопленные в путевой бетон. На наземных и припортальных участках, а также под стрелочными переводами используется щебеночный балласт. Какая картина! Несчастные обитатели «метро» долбят бетон в тщетной надежде его разрыхлить и удобрить. В подземной части метро нет ни одного квадратного метра грунта: все покрыто бетоном или каменной обделкой. Стало быть, ничего в тоннелях вырастить нельзя.

И где это Глуховский увидел грунт в тоннеле метро?
Кстати, и для грибов (действительно, шампиньоны часто выращивают под землей, в подвалах) также требуется земля или компост. На бетоне шампиньоны не растут. Но откуда же взять грунт обитателям «метро» Дмитрия Глуховского?
Сергей Тармашев оказался несколько более технически подкован (что, впрочем, не спасло его от многочисленных ляпов), и продовольственный вопрос обошел стороной, упомянув лишь, по-моему, фермы по выращиванию мидий. Но и население его огромного подземного бункера у него значительно больше — около 20 тысяч человек, а все действо затягивается на десятилетия (это видно хотя бы потому, что внешнюю команду будили раз в пять лет, то есть уже к середине книги прошло не менее 10-15 лет сидения в бункере).
По уже приведенной выше оценке, в год на 20 тысяч человек требуется: 3520 тонн зерна, 7200 тонн картофеля, 2400 тонн сахара, 360 тонн мяса и 220 тонн жиров. Для хранения такого количества продуктов потребуются огромные склады и холодильники, например, 3520 тонн зерна — это 4224 кубометров объема.
У Тармашева есть хорошая, на первый взгляд, отговорка — в бункере выращивают мидий. Как и в случае с Глуховским, он что-то слышал о мидиях, но поленился уточнить детали. А детали — просто убийственные. Во-первых, энергетическая ценность мяса мидий 72 ккал на 100 граммов, и для прокормления этого населения нужно около 56 тонн мяса мидий в сутки, или 20,4 тысяч тонн в год. Во-вторых, выход мидий составляет до 400 кг с гектара подводной площади. То есть 51,1 тыс. гектаров подводной площади? Нет, не так. Мидия растет минимум три года, так что для получения такого продукта потребуется 153,3 тысячи гектаров подводной площади. В-третьих, мидия растет на глубине от 4 до 16 метров. Примем среднюю глубину бассейна в 10 метров. Итого: получится бассейн с объемом 15,3 кубических километра. Для сравнения: объем водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС составляет 31,3 кубических километра. Это только бассейн для выращивания мидий, без учета всех остальных помещений бункера.


Вот так выглядит одна из разновидностей фермы для выращивания мидий
Мидиям еще нужен планктон, чтобы питаться и расти (например, водоросли), который тоже нужно как-то выращивать в потребных количествах. В общем, я готов больше поверить в разведение 7400 голов свиней в метро, чем в сооружение в бункере водного хозяйства такого непредставимо колоссального объема.
Это, конечно, далеко не все, что я могу сказать про продовольственное снабжение в условиях постапокалипсиса, но, думается, вывод ясен: годы и десятилетия в бункере не просидишь. Просто по причине нехватки продовольствия. Несколько дней или пару недель вполне можно, но потом придется выходить на поверхность и заниматься хозяйственными делами. Чем больше народу укрылось в бункере, тем меньший срок они могут высидеть в нем.
На свой личный вкус, я бы предпочел лопать радиоактивную пшеницу и свинину, чем сдохнуть от голода в подземном бункере. Помрешь в обоих случаях, но в первом случае, по крайней мере, сытым.
Стр-р-рашная радиация
По поводу того, что же загнало героев этих двух фантастических повестей под землю, оба автора единодушны — страшная радиация. Насколько страшная, что носа из бункера не высунуть.
Дмитрий Глуховский, очевидно, сознавая свои слабые познания, отделался глухим упоминанием: мол, радиация настолько сильная, что человек изжаривается за пару часов. Что он имел в виду, понять трудно. Видимо, явление, получившее название «ядерного загара», когда у человека, получившего большую дозу облучения, появляется стойкое покраснение кожи лица, шеи, рук, действительно напоминающее загар. Это артериальная гиперволемия. Это увеличение притока артериальной крови, который может возникать при высокой температуре окружающего воздуха (например, при загорании на солнце), а может возникать патологически, при декомпрессии или при лейкоците. Возникает артериальная гиперволемия и при лучевой болезни, при дозах облучения выше 200 рад.
Лучевой ожог можно получить при дозах облучения от 800 рад (первая степень 800-1200 рад, вторая степень — 1200-2000 рад, третья степень — более 2000 рад), но выглядит он вовсе не как обугливание кожи. Сначала это покраснение кожи в месте облучения, возникающее через некоторое время после облучения. Потом оно исчезает, и наступает скрытый период, длящийся от нескольких часов при тяжелых лучевых ожогах до трех недель при легких лучевых ожогах. Затем снова покраснение, сильная боль, зуд, появляются пузыри с жидкостью, под которыми глубокие язвы и некроз тканей.

Так выглядят радиационные ожоги, довольно часто возникающие при радиотерапии рака. Конкретно эта фотография — грим, выполненный студенткой Университета Ричмонда на основе реальных фотографий радиационных ожогов
Нет никакой «хрустящей корочки» и прочего «поджаривания». Получить «ядерный загар» можно при дозе в 200-400 рад, при которой придется помучиться от лучевой болезни, но состояние облученного в целом удовлетворительное и даже ограниченно трудоспособное. Японский летчик, капрал Ясуо Кувахара, который при ядерном взрыве в Хиросиме получил около 350 рад, еще несколько дней летал на самолете, а в госпиталь попал много позднее. Лучевой же ожог возникает при дозах облучения, однозначно ведущих к тяжелой лучевой болезни и смерти, да и выглядит он по-другому. Глуховский поленился навести самые элементарные справки о лучевой болезни и ее симптомах, хотя в наши дни эту информацию можно получить в течение 0,4 секунд.

В принципе, Глуховского радиация интересовала мало, его больше тянуло в тоннели метро. А вот Сергей Тармашев стремился наружу и даже привел кое-какие цифры по радиации в своем «постапокалипсисе». Лучше бы не приводил. Ибо получились они у него совершенно фантастические. У него, к примеру, радиация снаружи бункера по ходу развития сюжета сильно повышается. Сначала он называет 3000 рентген в час, потом 8 тысяч, а потом даже 10 тысяч рентген в час.
Можно выразить уверенность, что подавляющее большинство читателей Тармашева либо совсем не заметило этих странных цифр, либо не придало им значения, поверив автору на слово. А вот мне сразу бросились в глаза эти несуразные цифры, выдающие, что автор ничего о радиации не знал и свое невежество ликвидировать не пожелал.
Во-первых, повышение уровня радиации с течением времени — это чистый абсурд. Хорошо известно на примере множества ядерных взрывов и радиационных аварий, что радиоактивное загрязнение со временем снижается. И довольно быстро. Существует ведь «правило семерок», применимое как раз к ядерным взрывам: через 7 часов радиация падает в 10 раз, через 49 часов (7х7 часов) в 100 раз, через 343 часа (7х7х7 часов) или 14,2 суток — в 1000 раз. Интересно, что и Глуховский, и Тармашев это правило либо забыли, либо не знали. Эффект снижения радиации объясняется просто — распадом короткоживущих изотопов, образующихся при ядерном взрыве.
О том, насколько быстро падает радиация после ядерного взрыва, говорят данные об измерениях уровня радиоактивности на Тоцких учениях (по всей видимости, это единственные точные данные, которые были опубликованы). Я их приводил в своей книге «Ядерная война. Уничтожить друг друга!». Итак, дозор радиационной разведки, прибывший через 40 минут (!) после взрыва в эпицентр, зафиксировал уровень радиации 50 рентген в час, в 500 метрах от эпицентра уровень был 0,5 рентген в час, а в 850 метрах — 0,1 рентген в час. Участник испытаний С.А. Зеленцов на следующий день ходил по корке оплавленного песка, а его радиометр показывал 1 рентген в час. Чтобы ему получить дозу для легкой лучевой болезни, ему пришлось бы находиться в этой зоне в течение более четырех суток непрерывно.
Во-вторых, пусть при мощном ядерном взрыве радиоактивных изотопов и образуется много, они только на 25% выпадают в месте взрыва, а остальное поднимается потоком раскаленного воздуха в виде аэрозоли вверх и разносится высотными воздушными течениями на огромные территории. В четвертом томе «Краткой химической энциклопедии» указано, что при взрыве в 10 мегатонн образуется около миллиона кюри стронция-90. Но при этом все атмосферные ядерные испытания, проведенные с 1949 по 1962 гг., когда взрывались мощные изделия, дали общую активность в 5,4 миллиона кюри стронция-90, 80% которого выпало в Северном полушарии. Средняя активность составила 10 милликюри на кв. км, что очень далеко до опасного уровня в 4 кюри на кв. км. Это данные Научного комитета ООН по действию атомной радиации. Комитет пришел к выводу, что доза от продуктов ядерных испытаний, накопленная до 2000 года, будет мала по сравнению с естественным фоном.
В-третьих, столь высокий уровень радиации, какой указан у Тармашева, в реальности был недостижимым даже для крупных радиационных аварий. Например, в «Чернобыльских тетрадях» Григория Медведева указана радиационная обстановка вокруг реактора на 7 мая 1986 года: выброшенное из реактора ядерное топливо — 15 тысяч рентген в час, блоки реакторного графита — 2000 рентген в час вплотную, вокруг блока — 1200 рентген в час. Сравните с уровнем радиации, который выписал в своем произведении Тармашев. Чтобы получить уровень радиации в 10 тысяч рентген в час, надо покрыть всю землю слоем облученного ядерного топлива, побывавшего в реакторе. И то вряд ли получится, поскольку изотопы в ядерном топливе тоже распадаются.
Распадаются! Отработанное ядерное топливо на АЭС несколько лет выдерживают в бассейне, чтобы его уровень радиоактивности понизился до уровня, допускающего перевозку к месту захоронения. Увеличение уровня радиоактивности возможно лишь путем образования новых радиоактивных изотопов, что чаще всего достигается сильным нейтронным облучением, возникающим в результате цепной ядерной реакции (в реакторе или при ядерном взрыве). То есть Тармашев, заявивший о росте радиоактивности годы и десятилетия после ядерной войны, хочет сказать, что весь мир у него обратился в огромный ядерный реактор?
В общем, вывод ясен: совершенно невероятные условия. Краеугольный камень всей «постапокалиптической фантастики», стр-р-рашная радиация, которая загоняет людей в подземные бункеры, является просто выдумкой, сказкой.
В принципе, в качестве сказочного сюжета — почему бы и нет? Хотя на мой вкус, можно придумать сюжеты и получше. Посидеть с чашкой кофе, пощекотать себе нервы… Я вот не понимаю другого: того, что находятся люди, которые в это верят как в чистую правду. Это насколько нужно быть невежественным человеком, чтобы «постапокалипсис» принимать за правду, да еще с пеной у рта доказывать, что будто бы при ядерной войне будет все так, как в этой «боевой фантастике»?