Чей сейчас порт Артур

Содержание

Японо-китайская война на море: триумф Страны восходящего солнца

В сражении при Ялу 17 сентября 1894 года китайский флот понёс потери, но выполнил свою задачу — обеспечил доставку подкреплений войскам, находившимся в Корее. Японские корабли «Хиэй», «Акаги» и «Сайкио-мару» ушли с поля боя поодиночке, адмирал Ито не имел сведений об их судьбе и опасался, что они погибли. Поэтому японский командующий отвёл свой флот к устью реки Тэдонган и не предпринимал активных действий. Лишь когда пропавшие нашлись, Ито уверился в своей победе.

Японские войска вступают в Китай

В стратегическом плане сражение при Ялу закончилось вничью — оно не повлияло на дальнейшие действия сторон, как если бы ни китайского, ни японского флотов в Жёлтом море не было. Сражение при Пхеньяне было выиграно японской армией без участия флота: в день сражения при Ялу японские войска вступили в будущую столицу Северной Кореи. Далее последовал двухнедельный 170-километровый марш на север. 4 октября передовой японский отряд генерала Нодзу занял Йонгчен, а на следующий день — Виньцзы на левом берегу реки Ялу.

Затем опять наступило трёхнедельное затишье — японцы подтягивали свои силы к нижнему течению Ялу, за которой лежала территория Китая. В этих действиях флот играл важную роль: в устье реки Тэдонган японцы организовали манёвренную базу и по морю доставляли сюда войска и припасы напрямую из Японии. Эскадра адмирала Ито охраняла эти перевозки, но китайский флот Дин Жучана не пытался им препятствовать: он стоял в Порт-Артуре, продолжая ремонтировать повреждённые корабли. Специальным указом правительства зона его действий была строго ограничена линией, проведённой между Вэй-хай-Вэем и устьем Ялу.

Общий ход японо-китайской войны 1894–1895 годов.
Морской атлас. Том III

25 октября войска 1-й японской армии маршала Ямагаты (28 000 человек) переправились через Ялу, наведя понтонный мост. 26 октября после короткого боя японцы заняли Тюренчен. Одновременно с этим наступлением японское командование запланировало удар с моря — высадку подготовленной в метрополии 2-й армии генерала Оямы прямо у основания Ляодунского полуострова для блокады и взятия Порт-Артура.

Высадка на Ляодунском полуострове

Порт-Артур являлся вторым военным портом Китая на Жёлтом море и его главной ремонтной базой: здесь располагались доки, верфи, ремонтные мастерские. Вход во внутреннюю гавань был затруднителен, а во время отлива и вовсе невозможен, при том, что внешний рейд не имел никакой защиты от шторма. Поэтому для стоянки судов использовалась расположенная севернее бухта Далянь-ван (Талиненван), также защищённая береговыми укреплениями. Главной базой флота являлся расположенный на другой стороне моря Вэй-хай-Вэй с его огромной закрытой бухтой.

Как и большинство морских крепостей, Порт-Артур был хорошо защищён с моря и гораздо хуже — с суши. К тому же, во второй половине сентября его штатный гарнизон, состоявший из 13 батальонов (6500 солдат), был направлен в Корею, а в крепости остались только 6 рот. Лишь в начале ноября в крепость прибыл новый гарнизон, состоявший из 6 батальонов — его солдаты совершенно не знали местности, были плохо обучены и не горели желанием сражаться. Вдобавок 18 октября Бэйянский флот, закончив ремонт кораблей, отбыл из Порт-Артура в Вэй-хай-Ваэй. Так сильнейшая крепость Китая оказалась практически беззащитной перед врагом.

Уже 16 октября прибывавшие из Японии транспорты со 2-й армией генерала Оямы начали сосредотачиваться в устье реки Тэдонган — всего здесь собралось около 50 пароходов. Проблемой был выбор места высадки: оно должно было находиться в достаточном удалении от мест сосредоточения китайских войск — и от устья Ялу, и от Порт-Артура (точнее, Цзиньчжоу рядом с бухтой Дялянь-ван). Однако море вдоль всего восточного берега Ляодунского полуострова мелководно, и здесь нет мест, где пароходы с войсками могут подойти близко к берегу. Адмирал Ито предлагал высаживаться в Бицзыво (Петцево), ближе к Даляню, где была меньше волна и место удобнее для действий флота; генерал Ояма требовал высадки у Хуа-юань-Коу (на русских картах — Коенко) в 15 милях севернее, где от места стоянки пароходов до берега было всего 3 мили. В итоге первый эшелон десанта из 8 транспортов под конвоем флота вышел к месту высадки только 23 октября. Остальные эшелоны должны были прибывать по очереди, чтобы объём высаживающихся войск не превышал количества заготовленных высадочных средств (150 шлюпок и 15 паровых катеров).

Высадка началась утром 24 октября, то есть ещё до форсирования японскими войсками реки Ялу. Она оказалась сложнее, чем ожидал Ито, поскольку полоса отлива в этом месте достигала 1 км. Выгрузка артиллерии и повозок началась только 28 октября — для этого пришлось соорудить пристань длиной свыше 200 м. К тому же, войскам не хватало пресной воды. Однако стояла хорошая погода, боеспособных китайских войск в Порт-Артуре не было, а Бэйянский флот бездействовал в Вэй-хай-Вэе. 25 октября два японских крейсера провели разведку этой базы, но близко не подходили и боя не приняли, поэтому так и не узнали, что китайский флот находится здесь целиком.

Ляодунский полуостров.
Н. Нозиков. Японо-китайская война 1894–1895 гг.

29 октября, ещё до окончания высадки японцев, китайский флот вновь вышел в море, но к Ляодуну не приближался, ограничившись бесплодным маневрированием. Наконец, 6 ноября командование флотом получило из Пекина предписание атаковать морские коммуникации противника, но для этого кораблям пришлось вернуться на главную базу для пополнения запасов угля. Оттуда флот отправился… к Дагу на самом западе Жёлтого моря, куда прибыл 10 ноября. Судя по всему, такая нерешительность связана с тем, что с 21 сентября флотом вместо Дин Жучана командовал его заместитель Ли Бучань, командир флагманского броненосца «Дин-Юань».

Захват Цзиньчжоу и Порт-Артура

В первых числах ноября, ещё не завершив высадку всех сил 2-й армии, генерал Ояма двинулся к Цзиньчжоу, одновременно направив три батальона к Фучжоу для прикрытия от возможной атаки китайских войск с севера. 5 ноября японские авангарды подошли к Цзиньчжоу, одновременно наблюдатели сообщили о сосредоточении китайских войск на севере, поэтому генерал Ояма, не дожидаясь сосредоточения всей армии, атаковал укреплённые позиции под Цзиньчжоу имеющимися силами (около 7000 солдат 1-й пехотной дивизии).

Китайский командующий генерал Цзян Гуйди не смог сосредоточить все свои немногочисленные силы на перешейке под Цзиньчжоу, не решившись снимать войска с укреплений Даляня. В результате на направлении главного удара японцам противостояло лишь около 1200 человек. После ожесточённого боя утром 7 ноября Цзиньчжоу был занят, командовавший его обороной генерал Лянь Шань бежал. Сухопутная оборона Порт-Артура оказалась прорвана, японские войска обложили форты Даляня. Накануне из гавани Порт-Артура ушёл последний китайский корабль — учебный крейсер «Вэй-Юань».

В тот же день эскадра адмирала Ито в составе 17 вымпелов вошла в залив Далянь-ван и начала траление минных заграждений катерами. Японцы приготовились к поддержке атаки Даляня с моря, но утром 8 ноября выяснилось, что китайский гарнизон (около 3000 человек) оставил порт и крепость без боя. Высланный в этот день к Порт-Артуру крейсер «Ёсино» наконец обнаружил, что китайских кораблей в нём нет. Правда, 12 ноября китайский флот вышел в море и направился к Порт-Артуру, но вскоре вернулся обратно. По некоторым сведениям, возвращение произошло по прямому распоряжению наместника Ли Хунчжана, запретившего рисковать кораблями. Если это так, то создатель Бэйянского флота сам же его и погубил.

16 ноября эскадра Ито подошла к Вэй-хай-Вэю и в течение двух дней крейсировала перед ним, но китайский флот уклонился от боя, так как накануне броненосец «Чжень-Юань» пропорол днище на камнях. Пробоину заделали временным пластырем, но после падения Порт-Артура ремонтировать корабль было негде — теперь он мог только вести огонь из базы. Командир броненосца Лин Тайцзен, не выдержав позора, застрелился. В свою очередь, отряд Ито вернулся в Далянь, не организовав перед главной китайской базой даже дозора.

Порт-Артур был блокирован, но Ояма не торопился — теперь он имел в своём распоряжении прекрасную гавань Далянь-ван и ожидал сосредоточения остальных сил (прежде всего осадной артиллерии). Лишь 20 ноября японцы обложили Порт-Артур по линии северных укреплений, и Ояма отправил коменданту крепости генералу Вэю ультиматум о сдаче.

Китайцы отказались, и утром 21 ноября армия Оямы силой 16 пехотных батальонов и 2 эскадронов кавалерии после получасового артобстрела атаковала внешние редуты Порт-Артура. К 11 часам они были захвачены, а к вечеру того же дня японцы заняли весь Порт-Артур. Крупные японские корабли не рискнули приблизиться к крепости, хотя миноносцы совершили отвлекающую атаку (по некоторым данным, потопив два китайских парохода). Береговая артиллерия была развёрнута для контрбатарейной стрельбы, но её огонь по японским осадным орудиям успеха не имел.

Взятие Порт-Артура 20–21 ноября 1894 года.
Н. Нозиков. Японо-китайская война 1894–1895 гг.

Таким образом, японцы захватили Ляодунский полуостров, а их флот получил прекрасные базы в Порт-Артуре и Далянь-ване (в 100 милях к северу от Вэй-хай-Вэя). Здесь были захвачены два небольших транспорта и канонерка «Юнь-Чэн», а также около 200 орудий разных калибров и множество военных припасов.

На Мукденском направлении японские атаки были отбиты — более того, войскам генерала Нэ Шичана удалось достичь ряда локальных успехов. На приморском направлении дела у японцев шли гораздо лучше: 12 декабря их 1-я армия заняла Хайчен, а 10 января передовые отряды 2-й армии вошли в Гайпин на подступах к Инкоу. Теперь весь юг Маньчжурии оказался под японским контролем.

К этому времени ударили сильные морозы, и боевые действия стали затруднительны. Вдобавок китайские власти начали сосредоточение к западу от Ляодунского залива огромной 200-тысячной армии. И хотя значительная её часть ещё не была вооружена, дальнейшее зимнее наступление на Шанхай-гуань и Пекин не сулило японцам никаких перспектив.

Высадка на полуострове Шаньдун

Гораздо более перспективной виделась высадка на полуострове Шаньдун на другой стороне Жёлтого моря и захват главной базы Бэйянского флота. Вход в залив Вэй-хай-Вэй прикрывает остров Лю-Гун и небольшой остров Цзи. Материковый берег у входа в бухту и внешний берег острова Лю-Гун скалистый, высотой до сотни метров, тогда как с внутренней стороны острова и в глубине залива берег пологий и удобный для строительства жилых и портовых сооружений.

Залив Вэй-хай-Вэй. Японская морская карта 20-х годов.
tsushima.su

Военный порт располагался на острове Лю-Гун; проходы в бухту по обе стороны от острова прикрывались минами и боновыми заграждениями. На обоих берегах бухты располагалось по пять фортов (точнее, береговых батарей), разделённых на Южную и Северную группы (Нань-бан и Бэй-бан). Ещё четыре форта находилось на острове Лю-Гун, и один (с орудиями на скрывающихся станках) — на маленьком острове Цзи. Всего главная китайская база имела 92 орудия калибром от 70 до 280 мм (по другим описаниям — 61 орудие крупного калибра), её гарнизон состоял из 8000–9000 солдат. Самые современные орудия располагались на островах. В отличие от Порт-Артура, Вэй-хай Вэй совершенно не имел укреплений для обороны с суши: никто не думал, что у Китая появится противник на материке.

К январю 1895 года боевой дух китайских моряков сильно снизился. Они храбро сражались у Ялу и считали этот бой своей победой, но затем и флот, и армию начали преследовать неудача за неудачей. Дин Жучан потерял веру в победу. Он предложил перевести корабли из Вэй-хай-Вэя в Шанхай, где была возможность отремонтировать повреждённый «Чжэнь-Юань», пополнить боевой состав кораблями из флотов других провинций, после чего дать японцам генеральное сражение. Но Ли Хунчжан и императорское правительство запретили это, а сам адмирал Дин был разжалован и отдан под суд (условно, с отсрочкой до конца войны, де-факто оставшись на своей должности).

Схема военно-морской базы Вэй-хай-Вэй.
Н. Нозиков. Японо-китайская война 1894–1895 гг.

Для высадки на Шаньдуне японцы сформировали 3-ю армию численностью около 27 000 человек, сосредоточившуюся в Хиросиме. 10 января 1895 года на 35 транспортах она вышла в море под охраной основных сил Ито. В то же время «Летучий отряд» с 8 января проводил отвлекающие демонстрации в Чжилийском заливе, обстреливая берег и имитируя готовность к высадке десанта в этом районе.

14 января транспорты с 3-й армией прибыли в бухту Далянь-ван, где на них была погружена осадная артиллерия 2-й армии, а также одна бригада из её состава. На разведку к Вэй-хай-Вэю был выслан крейсер, который вернулся 16 января и донёс, что Бэйянский флот всё ещё стоит в бухте, не собираясь выходить в море.

18 января японские крейсера обстреляли порт Дэнчжоу в 70 милях западнее Вэй-хай-Вэя. Порт был защищён двумя фортами с 210- и 150-мм крупповскими пушками, но их огонь был подавлен артиллерией крейсеров, и китайцы оставили форты. На следующий день японцы высадили здесь двухтысячный десант и заняли порт. Затем крейсера «Летучего отряда» обстреляли порт Чжифу, находившийся ближе к Вэй-хай-Вэю.

В тот же день первый эшелон десантного соединения в составе 19 транспортов и множества мелких шлюпок и джонок вышел из Далянь-вана под прикрытием всего соединения адмирала Ито. В ночь на 20 января он начал высадку в бухте Жуньчен на крайней восточной оконечности Шаньдуна. Погода была отвратительной: шёл густой снег, мороз достигал 19°, борта, палубы и снасти кораблей покрывались ледяной коркой. Стоявшему на берегу небольшому китайскому отряду при четырёх пушках удалось отразить первую волну десанта, после чего японские корабли обстреляли берег. Китайцы отступили, и высадка продолжилась. Захватив участок берега, японцы оборудовали здесь плавучий причал для непосредственной разгрузки кораблей, а также приступили к постройке сооружений для временной базы.

Северо-восточная часть полуострова Шаньдун. Американская карта 1954 года.
tsushima.su

В последующие дни выгрузка 3-й армии продолжалась; один отряд (2-я бригада генерала Ниси) был высажен в бухте Нинхай к западу от Вэй-хай-Вэя, чтобы перехватить прибрежную дорогу на Пекин. Теперь главная база Бэйянского флота оказалась блокирована с двух сторон. Корабли Дин Жучана бездействовали, в то время как адмирал Ито держал у входа в бухту Вэй-хай-Вэй постоянный дозор.

Начало осады Вэй-хай-Вэя и падение береговых фортов

К 25 января основная часть 3-й армии высадилась в бухте Жуньчен и на следующий день начала продвижение к Вэй-хай-Вэю. Одновременно с запада сюда же двинулась бригада Ниси из Нинхая. 27 января японские авангарды вышли к бухте Янцзявань в южной части залива Вэй-хай-Вэй и попытались сходу атаковать южные форты, но были отбиты.

Тем временем основные силы японского флота собрались восточнее Вэй-хай-Вэя возле острова Цзимин. Адмирал Ито с английским кораблём отправил Дин Жучану письмо, призывая того сдаться, обещая награду и убежище в Японии. Дин не ответил, и 30 января японские войска атаковали южную группу фортов.

Осадная артиллерия ещё не была подтянута и в бою не участвовала; с японской стороны действовали горные орудия, с моря атака была поддержана скорострельной артиллерией крейсеров «Нанива» и «Акицусима». Увы, форты Вэй-хай-Вэя не имели ни защиты с суши, ни пехотного гарнизона — лишь при подходе японской армии китайцы успели развернуть на близлежащих холмах отряд пехоты с восемью полевыми орудиями. Уже в ходе боя с кораблей для защиты фортов высадился небольшой отряд моряков.

Блокада и взятие Вэй-хай-Вэя.
Морской атлас. Том III

К часу дня 30 января все пять южных фортов были захвачены — причём на одном из них (том, что был дальше от входа в бухту) находилась станция управления крепостным минным заграждением, закрывавшим восточный вход в залив. Часть тяжёлых орудий китайцы успели взорвать. В этом бою японцы потеряли 115 человек убитыми и ранеными.

В 14 часов эскадра Ито (12 кораблей) прошла мимо острова Лю-Гун, обстреляв его. Одновременно отряд канонерок пытался атаковать форт на малом острове Цзи, но отошёл, попав под огонь с него и китайских кораблей. Ближе к вечеру, получив сведения об отключении восточной части минного заграждения, Ито вновь послал сюда отряд из крейсеров «Тиёда» и «Такатихо» с броненосцами «Фусо» и «Хиэй». Корабли вошли в залив вдоль южного берега мимо захваченных фортов, но, не дойдя до бонового заграждения, попали под огонь и повернули обратно.

В ночь на 1 февраля японские миноносцы попытались пробраться в залив вдоль южного берега и атаковать китайские корабли. Атака была подготовлена второпях и плохо, вдобавок не предупреждённые о ней японские солдаты обстреляли корабли с берега, и рейд оказался сорван. Утром с севера налетел шторм с сильным снегом, и общую атаку на Вэй-хай-Вэй пришлось отложить. Ито увёл свои корабли в бухту Юньчэн, оставив у входа в залив только «Летучий отряд».

Лишь 2 февраля, когда погода улучшилась, эскадра Ито начала обстрел оставшихся фортов и китайских кораблей в гавани. Одновременно японские войска двинулись на штурм старой крепости Вэй-хай-Вэй, сухопутный гарнизон которой бежал после незначительного сопротивления. На следующий день были взяты южные форты — немалую роль в этом сыграло бегство оборонявшего их с суши морского отряда под командованием У. Цзинчжуна, бывшего командира крейсера «Гуан-Цзя». Этот офицер проявил трусость ещё в сражении при Ялу, бежав на своём корабле с поля боя вместе с крейсером «Цзы-Юань»; затем он посадил корабль на мель у острова Саньшан и бросил его, не попытавшись спасти.

Одно из орудий Северной группы, захваченное японцами. Фото из японского обзора войны, опубликованного в 1895 году

Атаки японских миноносцев 4 и 6 февраля

Однако самое трудное оказалось впереди. Китайцы всё ещё удерживали форты на островах, а в гавани стоял их флот, который отказался сдаваться, хотя уходить ему было некуда. Уже 3 февраля атакой миноносцев японцам удалось разрушить часть бона у южного берега залива. В ночь на 4 февраля их миноносцы, пройдя через брешь, атаковали китайский флот. Это была первая в мире массовая атака миноносцами боевых кораблей.

Пока две канонерки вели отвлекающий огонь по большим кораблям, два минных отряда (1-й и 2-й) по 5 миноносцев в каждом прокрались вдоль южного берега, рассчитывая миновать линию заграждения около трёх часов ночи (одновременно с заходом луны) и атаковать корабли в заливе, ориентируясь по их огням. Но ещё до линии заграждения три миноносца (№8, №14 и №21) выскочили на камни, а один (№18) не нашёл проход в бонах и был вынужден вернуться. В гавань Вэй-хай-Вэя проникло только шесть миноносцев. Дозорная линия из малых китайских кораблей и шлюпок обнаружила врага ещё до того, как тот приблизился на дистанцию торпедного выстрела, и в гавани началась беспорядочная стрельба из малокалиберных пушек.

Атака японскими миноносцами китайских кораблей в ночь на 4 февраля 1895 года.
Н. Нозиков. Японо-китайская война 1894–1895 гг.

Уже под обстрелом миноносец №22, обошедший дозор вдоль берега, сумел приблизиться к флагманскому броненосцу «Дин-Юань» и выпустил две торпеды с расстояния в 300 м, но промахнулся. Развернувшись, миноносец на полном ходу рванулся к выходу из залива, но выскочил на камни. Следом за ним к «Дин-Юаню» вышел миноносец №9. Он приблизился на 60 м и лишь тогда выпустил две торпеды. Одна из них попала во флагман адмирала Дина, поразив левый борт в кормовой части за пределами броневой цитадели. Броненосец начал принимать воду, и был посажен экипажем на грунт. Миноносец пытался уйти, но был подбит и начал тонуть, после чего его экипаж был снят миноносцем №19, который прервал атаку и ушёл к эскадре Ито. Миноносцы №6 и №10 также вышли на дистанцию атаки, но торпед выпустить не смогли из-за обмерзания носовых минных аппаратов; миноносец №5 в атаку не выходил, так как не смог прорваться через линию китайского дозора.

В ночь на 6 февраля японцы повторили набег силами 3-го минного отряда, не участвовавшего в первой атаке. На пути к цели у миноносца №7 вышел из строя рулевой привод, и ему пришлось вернуться. Несмотря на свет прожектора с острова Лю-Гун, миноносцы незаметно обошли вдоль берега линию сторожевых судов, после чего разделились: №23 и «Котака» двинулись направо в восточную часть бухты, №11 и №13 — в западную, где должен был стоять броненосец «Чжень-Юань».

Атака японскими миноносцами китайских кораблей в ночь на 6 февраля 1895 года.
Н. Нозиков. Японо-китайская война 1894–1895 гг.

Когда миноносцы были в 300 м от цели, китайцы заметили их и открыли огонь. Миноносцы рванулись вперёд. №23 выпустил обе торпеды в броненосный крейсер «Лай-Юань» — одна из них попала в корму крейсера. Следующим выпустил торпеды большой миноносец «Котака»: одна из них также попала в «Лай-Юань», другая — в стоявший за ним небольшой транспорт. Броненосный крейсер перевернулся и затонул всего через 10 минут, погибло около 170 человек; транспорт тоже был потоплен.

Вторая пара миноносцев не нашла броненосца на месте и повернула направо, к причалам у острова Лю-Гун. Здесь миноносец №11 потопил торпедой стоявший у причала деревянный учебный крейсер «Вэй-Юань»; по некоторым данным, вторая его торпеда попала в бронепалубный крейсер «Чжин-Юань», незначительно повредив ему носовую часть. Миноносец №13 не обнаружил никого и ушёл с рейда на рассвете, так и не выпустив торпед.

Китайская эскадра была сильно ослаблена этими минными атаками, потеряв два крупных корабля, хотя севший на грунт «Дин-Юань» ещё мог вести огонь. Дин Жучан перенёс свой флаг на крейсер «Чжин-Юань».

Японский большой миноносец «Котака».
С. Сулига. Корабли русско-японской войны

Китайский флот гибнет на якоре

Японские миноносцы понесли серьёзные потери, и адмирал Ито больше не решался бросать их в бой. 5 и 6 февраля прошли относительно спокойно (есть данные, что 6-го японцы пытались высадить десант на острове Лю-Гун), а утром 7 февраля японский флот начал массированную бомбардировку последних китайских укреплений. Главные силы Ито обстреливали большой остров, второй отряд, маневрируя южнее, вёл огонь по малому острову Цзи. В ходе перестрелки крейсера «Мацусима», «Ёсино», «Нанива» и казематный броненосец «Фусо» получили ряд попаданий. Японцы тоже добились успеха: на острове Цзи взорвался пороховой погреб, выведя из строя всю батарею (по другим данным, было уничтожено только одно орудие).

В это время группа китайских миноносцев и минных катеров (12 штук), возглавляемая миноносцем «Цзо-И», попыталась прорваться в море западным проходом, двигаясь вдоль материкового берега. Заметив корабли противника, японцы приготовились отражать минную атаку и открыли огонь. Но китайцы либо не собирались атаковать врага, либо испугались его огня — миноносцы развернулись влево и взяли курс на запад.

Крейсера «Ёсино» и «Нанива», пользуясь высокой скоростью, погнались за миноносцами, зашли мористее и начали их расстреливать. Большинство миноносцев, спасаясь от огня, выбросились на берег, лишь двум кораблям (70-тонным «Цзо-И» и «Цзо-Эр») удалось прорваться на запад и дойти до Чжифу, где последний из них выбросился на скалы. Из остальных кораблей три («Фу-Лун», «Ю-Сань» и «Ю-И») позднее были сняты японцами с мели, отведены в Порт-Артур и отремонтированы.

Миноносец «Цзо-И».
Д. Киселёв, А. Пастухов. Первые китайские броненосцы в бою

8 и 9 февраля, продолжая бомбардировку, адмирал Ито начал подготовку к прорыву в залив. Для этого требовалось уничтожить боновое заграждение в восточном проходе, прикреплённое якорями ко дну. Эта работа с помощью корабельных катаров и баркасов началась в ночь с 8 на 9 февраля, но в следующие дни её пришлось прекратить из-за вновь начавшейся снежной бури.

Тем временем в перестрелку с островами вступили батареи материковых фортов, захваченных японцами. Особенно ожесточённой была артиллерийская дуэль 9 февраля: в этот день погиб командир 11-й японской пехотной бригады генерал Ясудзуми Одэра. В крейсер «Ицукусима» попал 305-мм снаряд с «Чжэнь-Юаня» — он не взорвался, но сделал пробоину в подводной части корабля. В то же время 280-мм снаряд с одной из захваченных японцами северных батарей угодил в крейсер «Чжин-Юань», сделав ему пробоину у ватерлинии (через час корабль затонул на мелководье). Несколько попаданий получил и уже лежавший на грунте «Дин-Юань». 10 февраля оба корабля были взорваны своими командами. Командир флагмана Ли Бучань покончил жизнь самоубийством, приняв смертельную дозу опиума.

Капитуляция Вэй-хай-Вэя

Оба острова ещё держались, повреждения фортов были незначительны, но боевой дух китайских солдат постепенно снижался. Кроме того, Дин Жучану стало ясно, что рано или поздно его оставшиеся корабли будут расстреляны с берега. Вечером 11 февраля он получил от Ли Хунчжана телеграмму: чжилийский наместник сообщал, что подкреплений прислать не сможет, и советовал Дину прорываться в какой-то другой порт.

Однако теперь китайская эскадра не имела шансов на прорыв — самые сильные её корабли были затоплены или повреждены, вдобавок японские крейсера имели куда бо́льшую скорость. Поэтому Дин отправил адмиралу Ито ответ на его предложение от 20 января — письмо с согласием на капитуляцию. Условием сдачи он ставил беспрепятственный выход оставшихся китайских моряков и солдат. На следующий день, 12 февраля, это письмо было доставлено на японскую эскадру китайской канонеркой «Чжень-Бэй». Адмирал Ито и маршал Ояма согласились отпустить солдат, но потребовали сдачи всех кораблей, портовых служб, укреплений и арсеналов.

Капитуляция командования китайского флота после битвы за Вэй-хай-Вэй. Патриотический лубок художника Мидзуно Тосиката. Фото из Музея изящных искусств в Бостоне

В ночь на 13 февраля Дин Жучан покончил жизнь самоубийством. Вместе с ним покончили с собой пять его высших офицеров, в том числе командир «Чжень-Юаня» Ян Юньлин, комендант острова Лю-Гун и начальник гарнизона. Руководство китайскими силами принял советник командующего англичанин Маклур — 13 февраля он сообщил японскому командованию, что готов принять условия капитуляции.

14 февраля эскадра Ито вошла в гавань Вэй-хай-Вэя, а 17 февраля японцам были переданы все уцелевшие китайские корабли: броненосец «Чжень-Юань», крейсер «Цзы-Юань», броненосная канонерка «Бин-Юань», минный крейсер «Гуань-Бин» и 6 канонерок. Уцелевшие китайские матросы и солдаты гарнизона (около 1000 человек) на учебном судне «Гуан-Цзы» были отправлены в Чжифу. После ремонта «Дин-Юань» был переименован в «Тин-Иен» и стал первым башенным броненосцем японского флота.

Взорванный в Вэй-хай-Вэе броненосец «Дин-Юань». Фото из японского обзора войны, опубликованного в 1895 году

Завершение войны

Бэйянский флот прекратил своё существование, но война ещё не кончилась. 4 марта 1-я армия двумя дивизиями атаковала и заняла Нючжуан, на следующий день бригада генерала Ноги (из 2-й армии) заняла порт Инкоу с его фортами, а 9 марта японские войска заняли Тяньчжуантай, выйдя на линию реки Ляохэ. На этом кампания в Маньчжурии прекратилась, а 19 марта в Симоносеки для переговоров о перемирии прибыл Ли Хунчжан, получивший полномочия от императорского двора.

Тем временем эскадра адмирала Ито направилась на юг — к острову Формоза (Тайвань). 23 марта японцы обстреляли укрепления острова Пэнху (Пескадорские острова), а 24-го высадили там десант. Затем последовала высадка на Формозу, 27 марта японский десант без сопротивления занял китайский порт Хайчжоу к югу от Шаньдунского полуострова.

Установление контроля над Формозой затянулось до мая, однако уже 17 апреля в Симонесеки был подписан мирный договор, по которому Китай признавал полную независимость Кореи, уступал Японии Ляодунский полуостров с Порт-Артуром, а также Формозу и Пескадорские острова. Кроме того, Китай должен был выплатить Японии контрибуцию в 200 млн лян (1067 млн франков или 42 млн фунтов). До уплаты половины контрибуции Вэй-хай-Вэй оставался в руках японцев.

Однако против такого соглашения внезапно выступили европейские державы, причём принадлежавшие к разным политическим блокам, — Россия, Франция и Германия. Они заставили японцев отказаться от Ляодуна взамен на дополнительные 70 млн лян контрибуции. На выплату контрибуции Россия и Франция предоставляли Китаю кредит в 400 млн франков, Англия — в 16 млн фунтов. 8 мая 1895 года Симонесекский мир был подписан. Впрочем, Порт-Артур и Вэй-хай-Вэй Китаю всё равно не вернулись: в 1898 году первый был передан в аренду России, а второй — Британии.

Японо-китайская война не была «избиением младенцев». Первые два-три месяца, вплоть до высадки 2-й японской армии на Ляодуне, «кадровые» китайские войска сражались неплохо, отступая, но избегая тяжёлых поражений. С учётом растянутых коммуникаций и ограниченности японских ресурсов можно было рассчитывать, что после проведения мобилизации Китай одержит верх — хотя бы за счёт численности армии. Увы, качество войск, мобилизованных в ходе боевых действий, оказалось ниже всякой критики, что и предопределило исход войны.

Решающую роль в исходе войны сыграл японский флот: он не только смог защитить перевозки войск в Корею, но и обеспечил высадку двух армий на Ляодунском и Шаньдунском полуостровах — там, где китайское руководство не ожидало появления врага. Японцы доказали, что умеют не только воевать, но и блестяще решать проблемы с логистикой. Китайские моряки были упорны, но японцы показали себя более подготовленными и умелыми, а их руководство училось на своих ошибках и использовало любую возможность для достижения результата.

Литература:

Подписано русско-китайское соглашение об аренде Россией у Китая Ляодунского п-ва с городами Порт-Артур и Дальний (сроком на 25 лет). КВЖД

15.03.1898 (28.03). – Подписано русско-китайское соглашение об аренде Россией у Китая Ляодунского п-ва с городами Порт-Артур и Дальний (сроком на 25 лет)

Порт-Артур, КВЖД, «Русский Харбин»

Этот портовый город был сооружен для китайцев немецкими инженерами в 1884 г. на месте китайского рыбацкого поселка Люйшунь. Английское название Порт Артур дали ему англичане в связи с тем, что там чинился корабль английского лейтенанта Уильяма К. Артура. Это название позже было принято в России и в других европейских странах. Строительство военно-морской базы там было начато Китаем. В 1894 г. в ходе этот район заняла Япония, но под давлением России, Германии и Франции Япония вскоре была вынуждена вернуть залив китайцам.

В те годы Англия, Франция и Германия соперничали друг с другом в хищном дележе слабого Китая, что все больше затрагивало стратегические интересы России на Дальнем востоке и его безопасность. Китай обратился к России за помощью. В ноябре 1897 г. на заседании российского правительства обсуждалась записка графа Муравьева (министра иностранных дел) с предложением занять незамерзающий Порт-Артур – пользуясь в качестве удобного предлога тем, что немцы незадолго до того заняли китайский порт Циндао. С.Ю. Витте выразил несогласие: после российско-китайских секретных договоров об обороне, в которых мы «обязались защищать Китай от всяких поползновений Японии занять какую-либо часть китайской территории… после всего этого подобного рода захват явился бы мерою возмутительною и в высокой степени коварною… Мера эта является опасною… возбудит Китай и из страны крайне к нам расположенной и дружественной сделает страну нас ненавидящую, вследствие нашего коварства».

Тем не менее Император Николай II решил, что с Китаем можно взаимовыгодно договориться об аренде порта в целях взаимной обороны, не посягая на отторжение полуострова. 15 марта 1898 г. в Пекине было подписано Русско-китайское соглашение о передаче Порт-Артура вместе с прилегающим Ляодунским (Квантунским) полуостровом в аренду на 25 лет России. Указывалось, что аренда не нарушит суверенных прав Китая на эту территорию. Были даны щедрые отступные (взятки) китайским чиновникам и в Порт-Артуре, чтобы они не чувствовали себя обиженными при вынужденном уходе. Потому обе стороны сочли соглашение взаимовыгодным. Этим для России была решена проблема незамерзающей военно-морской базы на Тихом океане, что было настоятельной необходимостью в грозившем военном противостоянии с Японией и ее закулисными союзниками: Англией и США.

Тем самым Россия и все более слабеющий Китай стали открытыми союзниками в тлеющем дальневосточном конфликте. В результате этого соглашения Китай смог заявить европейским колониальным державам, что более не допустит захвата ими новых территорий. Доступ их военным судам на полуостров был запрещен. Правда и подозрения против России в Китае сеялись и время от времени вспыхивали из-за быстрой русской колонизации этой пустовавшей земли.

В декабре 1897 г. русская эскадра вошла в Порт-Артур. Строительство крепости было начато в 1901 г. и к началу Русско-японской войны было выполнено около 20 % общего объема работ. В порту базировалась 1-я Тихоокеанская эскадра адмирала Старка (7 броненосцев, 9 крейсеров, 24 миноносца, 4 канонерские лодки и другие суда). В крепости был расквартирован Порт-Артурский крепостной пехотный полк в составе 4 батальонов из войск Европейской России.

Ляодунский (Квантунский) полуостров с прилегающими островами позднее составил Квантунскую область и в 1903 г. вместе с Приамурским генерал-губернаторством вошел в состав Дальневосточного наместничества. Статистические данные на 1903 г.: 42065 жителей, из них 13585 военнослужащих, 4297 женщин, 3455 детей; русских подданных 17709, китайских 23394, японцев 678, различных европейцев 246. Жилых домов 3263. Кирпичные и известковые заводы, спиртоочистительная и табачная фабрики, отделение Русско-Китайского банка, типография, газета «Новый край».

Для транспортного обезпечения края в 1897–1903 гг. Россией была построена Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) как южная ветка Великого Сибирского пути, соединявшая Читу с Владивостоком и Порт-Артуром. КВЖД была построена по договору с Китаем, но была российской собственностью и обслуживалась русскими подданными на всем ее протяжении (это были десятки тысяч человек оседлого населения), что фактически вело к русской колонизации Манчжурии, где возникло русское «государство в государстве». В административном центре КВЖД городе Харбине, основанном русскими в 1898 г. на реке Сунгари, в 1903 г. жило 16 тысяч русских подданных, составлявших высший культурно-административный слой, и 28 тысяч китайцев. (Столь стремительная русская колонизация вызывала опасения у китайского правительства, доходившие до бытовых и политических эксцессов, – какая ирония судьбы, если посмотреть на российский Дальний Восток в наши дни конца ХХ века…)

Свято-Алексеевский Собор в Харбине (1935 г.)

По Порт-Артуру 26 января 1904 г. был нанесен японцами первый удар в начатой ими без объявления Русско-японской войне. Гарнизон Порт-Артура выдержал почти годовую героическую оборону, нанеся огромный урон противнику, однако командование решило сдать крепость. По Портсмутскому мирному договору права аренды Порт-Артура были уступлены Россией Японии. Однако, когда в 1923 г. истек договорный срок аренды, Япония отказалась возвратить Порт-Артур Китаю, превратив его в свою колонию.

После революции 1917 г. и гражданской войны КВЖД с Харбином, пополнившись десятками тысяч беженцев, превратились в одну из наиболее заметных русских эмигрантских колоний со своей автономной административной инфраструктурой (в Харбине, например, имелись свое епархиальное управление и Русская духовная миссия, 22 храма, построенных в основном эмигрантами; свои военизированные охранные части и казачьи станицы, множество профессиональных и политических объединений, больницы, детские приюты и дома милосердия, оперный и драматический театры, десятки газет и издательств, шесть русских вузов: Юридический факультет, Политехнический институт, Институт восточных и коммерческих наук, Педагогический институт, Высшая богословская школа, Высшая медицинская школа; в 1934 г. был создан Институт Св. Владиміра, объединивший богословский, восточно-экономический и вновь созданный политехнический факультеты).

В послереволюционный период статус КВЖД несколько раз менялся. Сначала территория вдоль КВЖД оказалась под контролем китайцев. 31 мая 1924 г. СССР и Китай подписали соглашение об отказе СССР от «специальных прав и привилегий», после чего были ликвидированы российские концессии в Харбине, Тяньцзине и Ханькоу при обязательстве китайского правительства не передавать эти права и привилегии третьей державе. КВЖД оставалась под управлением и обслуживанием советской стороны. 30 марта 1926 г. главнокомандующий китайскими войсками в Харбине расформировал все выборные органы русского общественного самоуправления, взамен которых был образован Временный комитет, в состав которого вошли только китайцы. В июле 1929 г. китайские войска захватили КВЖД, арестовали свыше 200 советских служащих дороги и 35 из них депортировали в СССР. В ноябре 1929 г. советские войска провели операцию по восстановлению контроля над КВЖД.

В сентябре 1931 г. Харбин заняли японские войска и включили его в состав государства Маньчжоу-Го. 23 марта 1935 г. было подписано соглашение с СССР о продаже КВЖД правительству Маньчжоу-го. Но русская колония продолжала безпрепятственно существовать и под японской властью. Русский Харбин был примечательным понятием в истории Русского зарубежья и прекратил свое существование лишь с установлением коммунистического режима в Китае в конце 1940-х гг.

В августе 1945 г. советская армия взяла Порт-Артур и вернула КВЖД под контроль СССР. Как и на всех таких «освобожденных» красной армией территориях, там были устроены массовые репрессии против русских эмигрантов, многие были депортированы в советские лагеря, активные деятели расстреляны (как атаман Семенов и Родзаевский). Часть их смогла бежать в Шанхай, где тоже возникла большая русская колония, а после захвата власти коммунистами ‒ эмигрировать в Австралию и Америку.

Однако 14 февраля 1950 г. в Москве состоялось подписание Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР, при этом КВЖД, Порт-Артур и Дальний были Сталиным безвозмездно переданы «братскому» Китаю.

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25032803

Бывший русский и очень морской Далянь

Не важно, первый ли раз вы ступили на китайскую землю или прожили в этой стране несколько лет, путешествия по Китаю — это отличный способ узнать больше о культуре, истории и жизни наших китайских современников. C помощью нашего проекта «Путеводитель Магазеты по Китаю» можно не только расширить географию туристических мест в стране, но и узнать местные лайфхаки. Поехали?

Далянь (大连)

город субпровинциального значения в провинции Ляонин
площадь: 13 237 кв. км
население: 6.9 млн человек
Ключевые слова: порт, Дальний, русско-японская война

Фото: yangtse.com

Почему Далянь?

Город под названием Дальний был основан русскими в 1898 году на месте китайского рыбацкого посёлка Циннива (青泥洼) на территории, арендованной у Китая, неподалёку от бухты Даляньвань. Проект стоил русским 30 млн золотых рублей, что эквивалентно примерно 11 млрд нынешних рублей. Поселение состояло из административного городка, европейской и китайской частей. Планировка города действительно заслуживает отдельного внимания и изучения, потому как благодаря удачному географическому расположению, техническому оснащению и удобной инфраструктуре тех времён, он быстро перегнал остальные крупные города региона, став вторым после Шэньяна по населению, уступая по грузообороту лишь Шанхаю.

Панорама строительства города Дальний. Источник: Википедия

Неудивительно, что «жемчужина северного Китая» привлекала и японских торговцев, которые также развивали порт, когда тот находился под их властью. Летом 1945 года город освободили советские войска, а в 1945—1950 годах он функционировал как свободный китайский порт, арендованный СССР. Сегодня это крупный морской транспортный узел, обслуживающий суда более 150 стран. Зимой здесь практически нет осадков, а лето жаркое и влажное. В наши дни город известен инкубаторами для стартапов и стал базой передовых IT компаний в Китае.

Как добраться?

Как и во многих городах Китая, в Даляне построено несколько вокзалов, поэтому при планировании поездки стоит поинтересоваться, на какой именно вокзал прибывает поезд. Стоимость билета на поезд будет меняться от комфортабельности и от времени в пути, составяляя, например, 50-300 юаней и 2-5 часов из Шэньяна и 140-600 юаней и 6-14 часов из Пекина.

Благодаря развитой сети междугородних трасс, до города удобно добираться и на автобусах из ближайших городов региона. Если же вы хотите добраться быстро, то авиарейс из Пекина обойдётся в 400-800 юаней и займёт 1,5 часа, из Шанхая — около 800 юаней и 2 часа, из Гуанчжоу — 1600 юаней и 3,5 часа, а популярный международный маршрут из Сеула потребует около 1 часа и 1000 юаней.

Где жить?

Из-за того, что город растянут вдоль береговой линии, многие путешественники рекомендуют выбирать места для проживания ближе к интересующим вас достопримечательностям, но если вы не планируете походов горы или на отдалённые пляжи, то можно не переживать, ведь в любой район города можно добраться на метро.

Как передвигаться?

Как уже было отмечено выше, метро довольно удобно устроено, несмотря на то что выглядит довольно «длинным». Что ж, придётся запастись терпением. Посадка в такси стоит 10 юаней днём и 12 юаней вечером, каждый следующий километр стоит в среднем 3 юаня. Также автобусные маршруты соединяют разные точки города, есть и специальные туристические маршруты.

Что делать?

Далянь — морской город, поэтому и весьма туристический. Помимо пляжей, популярных как у приезжих, так и у местного населения, нельзя не посетить и исторический центр города, который, может быть выглядит не столь впечатляюще, как шанхайский, но тем не менее, представляет несомненную культурную ценность.

Водные развлечения

Если вы путешествуете с детьми и любите «морскую тему», то непременно стоит посетить местный Океанариум (圣亚海洋世界), в котором есть подводный тоннель длинной 118 метров. Посещение занимает в среднем около 1,5 часов, а билет стоит 110 юаней. Кроме того, в океанариуме представлена красивейшая коллекция кораллов, есть развлекательные места вроде 4D кинотеатра.

Водные развлечения и аттракционы также можно найти на популярных набережных — на огромной площади Синхай (星海广场), в Морском парке Лаохутань (老虎滩海洋公园), на набережной Хайчжиюнь (海之韵) и на пляже Бошивань (泊石湾浴场).

Фото: pconline.com.cn

Старый (русский) город

Несколько небольших площадей соединяют некогда самые важные места города, расположившись недалеко от центрального вокзала. Улица Туаньцзецзе (团结街) известна как Русская улица. Здания на ней частично отреставрированы, а частично — сохранили первозданный вид. Здесь продаются сувениры, так или иначе связанные с Россией, кроме того на ней находятся старые памятники русского прошлого города, здания Пароходства КВЖД (№ 35, построено в 1902 году) и Дом главного инженера (№ 1, построен в 1900 году, ныне Даляньское инженерно-морское училище) и другие постройки тех лет, рестораны и небольшие магазины. Пешеходная улица начинается у моста Победы (胜利桥) и тянется к историческому зданию Гражданской управы г. Дальний, построенному в 1900 году.

Квартал, образованный улицами Шэнлицзе, Туаньцзецзе и Яньтайцзе (烟台街), интересен с точки зрения архитектуры, потому как сохранил индивидуальную застройку коттеджного типа, спроектированную русскими архитекторами. Не на Русской улице, а именно здесь порой можно легко представить, что находишься не в Китае, а в одном из российских городов.

Фото: paoshouji.com

Площади и парки

Особая гордость города, притягивающая множество зрителей — музыкальные фонтаны. В Даляне их насчитывается несколько, но один из самых впечатляющих находится на Народной площади (人民广场) в северной её части прямо по центру. Поначалу фонтан легко не заметить за зелёными насаждениями напротив правительственных зданий, но когда приходит время — мимо пройти трудно. Самые зрелищные шоу проходят вечером в 18:00 и 20:00 и длятся 20 минут.

Пляжно-парковая зона площадь Синхай (星海广场) расположена неподалёку от океанариума. Заложенная в 1909 году, сегодня она растянулась вдоль морского побережья на несколько километров, поэтому наденьте удобную обувь. Здесь всегда много людей, приходящих не только искупаться в море, не выезжая за город, но и отдохнуть в тени деревьев. Парк открыт с 7:30 утра до 17:30, летом допоздна, вход бесплатный. В том же районе расположен и Музей естественных наук (大连自然博物馆).

Фото: mafengwo.cn

«Венеция»

Даляньская Венеция (大连威尼斯水城) — без сомнения, новострой для романтических фотосессий. Расположенный в районе Дунган (东港) на набережной, частично пустующий город на воде представляет собой причудливое сочетание копий домов в европейском стиле, так, каким его воспринимают китайские застройщики. Территория прекрасно подходит для романтических прогулок, велопоездок и пробежек. Горожан и гостей города сюда привлекают огромные пространства, на которых обустроены музыкальные фонтаны, космические сооружения и оргомный торговый центр, конечно же.

Для заглавной иллюстрации использована фотография Booking.com.

Другие выпуски путеводителя Магазеты по Китаю:

Лишуй — классический Южный Китай
Гуанчжоу — город контрастов
Кайфэн — древняя столица Китая
Макао: не только казино
Моганьшань — летний курорт для шанхайских экспатов
Прогулки по Пекину
Сиань — столица десяти династий
Пиратский Сямэнь
Уишань — чайный Эдем
Учжэнь — город фестивалей
Фэнхуан — сказочный город провинции Хунань
Хайнань — тропический остров
Ханчжоу — самый китайский город
Харбин — ледяной и русский
Хуаншань — классический китайский отдых
Цюаньчжоу — китайская Александрия
Чжанъе: путешествие на Марс
Такой разный Шанхай
Шэньчжэнь — экономическое чудо южного Китая
Тяньцзинь — двери в Пекин

Wǒ ❤️ Magazeta

Вам понравилась наша статья? Возможно, она будет интересна и вашим друзьям — поделитесь ею в соцсетях (достаточно кликнуть на иконку внизу страницы).

Если вы хотите быть в курсе наших публикаций, подписывайтесь на страницу Магазеты в fb, vk, twitter, google+ и наш аккаунт в WeChat — magazeta_com.

120 лет назад Россия получила Порт-Артур и Дальний на 25 лет

7 марта 1898 года в Пекине была подписана русско-китайская конвенция о предоставлении России на 25 лет в аренду портов Люйшунь (Порт-Артур) и Далянь (Дальний). (т.е. до 1923 года – прим. arctus)
Россия получила Порт-Артур и Дальний от китайского правительства, что называется, в пику немцам и англичанам. Для династии Цин ситуация в этом дальневосточном регионе складывалась не лучшим образом. В ноябре 1897 года Германия захватила территорию Цзяочжоу. Свою сферу влияния в районе Янцзы установила Британия, заключив, кроме того, соглашение о займе.
В этой ситуации Китай был вынужден искать союзника, чтобы как-то противостоять мировым агрессорам. Россия и стала таким союзником, обещая оказать военную помощь, но не забыв о своих интересах. Условием конвенции, подписанной 27 марта 1898 года в Пекине между Россией и Китаем, была аренда двух портов: Люйшунь (Порт-Артур) и Далянь (Дальний).

Порт Артур. Общий вид. 1904
Это был обоюдовыгодный союз, позволяющий Китаю и России решить свои проблемы. России требовалось соединить железнодорожную магистраль – КВЖД – с незамерзающей гаванью на Дальнем Востоке. Первоначально хотели арендовать Цзяочжоу, но его захватили немцы. А поскольку появились слухи о намерении англичан захватить порты Ляодунского полуострова, в том числе и Порт-Артур, то это была единственная возможность решить насущную для страны задачу – иметь незамерзающий порт на Тихом океане.
Тем не менее в правительстве Российской империи были споры между сторонниками и противниками занятия Порт-Артура и Дальнего. В частности, тогдашний министр финансов Сергей Витте категорически возражал против силового захвата Ляодунского полуострова, предложенного министром иностранных дел Михаилом Муравьевым. Витте настаивал на «экономическом проникновении в Китай», полагая, что реализация сценария Муравьева нанесет непоправимый удар отношениям с Пекином.

Порт Артур. Железная дорога и вокзал
А что Муравьев? «Мы пришли помочь Китаю избавиться от немцев, – сообщил он Пекину после захода российских судов в бухты Ляодунского полуострова 4 декабря 1897 года, – мы пришли защищать Китай от немцев, и как только немцы уйдут – и мы уйдём!». Так или иначе, но аренда на 25 лет не предполагала, безусловно, захвата территорий.
Вся эта история началась с захода немецких судов в Цзяочжоу 2 ноября 1897 года. В Пекине вспыхнула паника. Узнав о действиях Германии, один из самых влиятельных сановников Цинской империи член императорского секретариата и коллегии по иностранным делам правительства империи Цин Ли Хунчжан уже на следующий день обратился к России с просьбой ввести свои суда в этот китайский порт. Для России это было чревато прямым конфликтом с Германией. О чем и заявил Николаю II морской министр, так как немецкие суда уже находились в Цзяочжоу. Царь согласился. Однако Китай получил ответ, что Россия не отказывает в поддержке в случае большого столкновения с Германией, но при условии, что «русским судам будет открыто дружеское гостеприимство даже в тех портах, которые недоступны для иностранцев» – возможно, это и есть намек на Порт-Артур – «а также улаживании всех нерешённых вопросов вокруг КВЖД». Ли Хунчжан ничего не ответил Петербургу, опасаясь, что Россия не исполнит своих обещаний.

Порт Артур. Туземный город — китайский. 1904
В этот момент Муравьев и предложил занять Порт-Артур. Мнение историков: министр иностранных дел считал этот порт не целью, а средством давления на Пекин. Витте категорически возражал: «то, что могут делать европейцы, мы делать не должны». Его план состоял в том, чтобы подойти к Цзяочжоу и стоять там, пока Германия не покинет этого порта. Такой маневр был чреват конфликтом с Берлином.
На фоне дебатов двух министров из Поднебесной стали поступать тревожные сигналы. Телеграммой 25 ноября сообщалось, что в Чифу (ныне Яньтай) ждут английскую эскадру, по слухам идущую в Порт-Артур. Еще одно сообщение гласило, что 2 декабря англичане заняли бухту Далянь. Оно позже не подтвердилось. Тем не менее в столь тревожной обстановке Россия, промедлив, могла потерять возможный пункт для стоянки флота.
Вскоре российские корабли встали на рейд в Порт-Артуре и Даляне (Дальнем). Витте пришлось поддержать заявление Муравьева, что Россия заняла Порт-Артур исключительно по просьбе Китая и не намерена оставаться там долго, так как у неё есть своя гавань – Владивосток. Впрочем, все знали, что этот дальневосточный порт нельзя использовать круглогодично: на несколько месяцев зимой Владивосток замерзал.


Русский плакат начала русско-японской войны «Посидим у моря, подождем погоды» Дозволено цензурою. Москва, 28 февраля 1904
Страхи Витте были напрасными: Китай спокойно воспринял появление русских кораблей в Порт-Артуре, он больше опасался англичан. В такой обстановке и была подписана 27 марта 1898 года русско-китайская конвенция. Со стороны России – поверенным в делах Александром Павловым, с китайской стороны – членом императорского секретариата и коллегии по иностранным делам правительства империи Цин Ли Хунчжаном.
Конвенция предусматривала использование двух китайских портов на основе 25-летней аренды, а также разрешала прокладку к ним железной дороги от одного из пунктов КВЖД. Свое действие конвенция прекратила досрочно: согласно Портсмутскому миру после Русско-Японской войны в 1905 году права аренды Ляодунского полуострова и южная линия КВЖД отошли к Японии.

Японские офицеры обедают в дер. Лучупо под Порт-Артуром. 18 декабря 1904 года
*
Елена Ковачич , ИА REGNUM

Десять лет назад бывший президент России Владимир Путин, не особо заботясь о публичной мотивации, принял решение о закрытии наших последних крупных военных баз в Лурдесе (Куба) и Камрани (Вьетнам). Россия ничего не получила взамен, зато возникшие опасные военно-политические пустоты видны невооруженным глазом. Однако мало кто помнит, что бездумное добровольное геополитическое отступление Москвы началось значительно раньше — с Порт-Артура. В эти дни исполнилась очередная годовщина тому дню, когда последний советский солдат покинул этот город на Ляодунском полуострове, стоящий на русских могилах. 26 мая 1955 года Порт-Артур снова стал китайским Люйшунем.

Но сначала придется заглянуть в более глубокие пласты истории. Более полувека попытки России твердой ногой встать на Дальнем Востоке были связаны именно с незамерзающим портом Порт-Артур. В 1896 году Китай, остро нуждавшийся в союзниках в беспрестанном противостоянии с Японией, подписал с императором Николаем Вторым конвенцию, по которой, кроме всего прочего, Пекин передавал нашей стране в полное и исключительное пользование на 25 лет военно-морские базы Люйшунь и Даляньвань, а также разрешал построить ветку Китайско-восточной железной дороги от Харбина к этим портам. Царь, тоже ничего хорошего от Японии не ожидавший, написал по этому поводу в своем дневнике: «Это так хорошо, что даже не верится».

Однако многое из того, что императору Николаю Второму казалось просто замечательным, оборачивалось бедствием для его народа. Люйшень, всего на несколько лет ставший Порт-Артуром и главной базой Тихоокеанского флота, к 1904 году вместил в себя эскадру в составе 7 эскадренных броненосцев, 6 крейсеров, 3 старых парусно-винтовых клиперов, 4 канонерских лодок (из них 2 броненосные), 2 минных транспортов, 2 минных крейсеров и 25 эскадренных миноносцев. В оборону города поставили 21 береговую батарею из 116 орудий. Общая численность русского сухопутного гарнизона на день начала войны — до 24 тысяч солдат и офицеров. К тому времени в городе проживало 15 тысяч наших гражданских соотечественников и 35 тысяч китайцев.

Долго терпеть у себя под боком столь внушительную военную силу японцы не могли и начали войну, в которой Порт-Артуру суждено было сыграть выдающуюся роль. Борьба за Порт-Артур, продолжавшаяся около 8 месяцев, стоила японской армии и флоту огромных потерь, которые составили около 112 тысяч человек и 15 кораблей различных классов. Потери русских составили около 28 тысяч человек. В декабре 1904 года отрезанный от Манчжурской армии и от Владивостока город пал.

Сатисфакции Россия ждала четыре десятилетия. С разгромом Японии в 1945 году Порт-Артур снова вернулся в Россию. Главнокомандующий Советской Армией Иосиф Сталин так оценил этот факт: «Свою агрессию против нашей страны Япония начала еще в 1904 году во время русско-японской войны… Как известно, в войне с Японией Россия потерпела тогда поражение. Было ясно, что Япония ставит себе задачу отторгнуть от России весь ее Дальний Восток… Но поражение русских войск в 1904 году в период русско-японской войны… легло на нашу страну черным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня».

Важнейшая для Тихоокеанского флота база была снова передана Пекином нашей стране — на сей раз на 30 лет. К тому времени главный противник на Тихом океане у нас сменился. Им стали Соединенные Штаты, ввязавшиеся в гражданскую войну на Корейском полуострове. Снова Москва потратила гигантские средства на освоение Порт-Артура. К 1950 году состав новой советской военно-морской базы в Желтом море, возглавляемой контр-адмиралом Ципановичем, был таков:

— Отдельный дивизион сторожевых кораблей из шести ленд-лизовских американских фрегатов типа «Такома». (Вскоре фрегаты были возвращены американцам, когда они своим ходом перешли из Порт-Артура в японский порт Майдзуру).

― Бригада торпедных катеров из нескольких десятков боевых единиц различных типов отечественной и зарубежной постройки.

― Бригада подводных лодок в составе двенадцати ПЛ.

― Бригада охраны водного района в составе шести тральщиков и шести больших охотников за подводными лодками.

В гарнизон входили части и соединения нашей 39-й общевойсковой армии. Обеспечивали корабли многочисленные береговые части и подразделения, а также 194-я бомбардировочная дивизия, в которую входили 126 самолётов Ту-2 выпуска 1944−1948 годов. В общем, гарнизон был внушительным и позволял Советскому Союзу на дальних тихоокеанских рубежах эффективно противостоять военно-морским силам США, опиравшимся на базы в Японии. Тем неожиданней было то, что случилось осенью 1954 года, когда в Порт-Артур внезапно прилетела из Москвы правительственная делегация во главе с первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым. Вместе с ним прибыли Булганин, Микоян, Шверник, первый заместитель министра обороны СССР — главнокомандующий ВМФ Кузнецов, командующий Дальневосточным военным округом Малиновский и другие.

13 октября ничего не подозревавших о скорой эвакуации военных пригласили для доклада. Как это происходило? Об этом — в воспоминаниях военного контрразведчика генерала М. Белоусова: «…С начала доклада В. Шевцова, командующего 39-й армией, не прошло и трех минут, как Хрущев с силой ударил ладонью по столу и буквально крикнул: «Хватит болтать! Ты лучше мне скажи, зачем вы здесь стоите?»

Вся наша портартурская группа насторожилась… Командующий, будучи человеком степенным и уважительным… как-то недоверчиво еще раз посмотрел на Хрущева и спокойно сказал: «Для защиты дальневосточных рубежей нашей Родины».

Хрущев снова обрывает его и сердито заявляет: «Это политика царская, империалистическая. Кого же и от кого вы собираетесь здесь защищать? Ты мне лучше скажи, сколько надо времени, чтобы здесь не осталось ни одного вашего солдата, даже вашего духа».

Швецов молчал… В это время вошел маршал Малиновский, только что прилетевший из Приморья… Хрущев продолжал: «Так сколько же месяцев вам, командарм, надо, чтобы убраться отсюда?»

Швецов ответил: «Месяца три-четыре».

Присутствующий генерал Пенионожко бросил реплику: «Мало!»

Хрущев: «Даю пять. И чтобы по истечении этого срока никого из вас не осталось. А теперь давайте перейдем к разговору: что китайцам продавать, а что так отдать».

Булганин, Микоян и Кузнецов вели себя пока спокойно. Можно было полагать, что этот вопрос с руководством КНР ими уже обговорен… А Хрущев продолжал: «Все то, что здесь (имеется в виду на Квантуне) построено русским царем, нами и японцами — казармы, склады, дома, водохранилища и т. п., — отдать китайцам бесплатно. А то, что мы привезли сюда из Советского Союза, — продать».

А. М. Пенионожко попросил разрешения задать вопрос «Как я понял, — сказал он, -дорогостоящее отдать, а мелочевку продать?»

Отвечать на этот вопрос стал Булганин: «Да, вы поняли правильно…» А Никита Сергеевич продолжал: «Все вооружение, всю технику и боеприпасы — продать!»

В этот разговор наконец вмешался Малиновский. «Никита Сергеевич, — сказал он, — всю боевую технику продать нельзя. Здесь у нас есть один полк с новыми танками Т-52 и одна эскадрилья с новыми истребителями-перехватчиками, я их заберу к себе в округ».

Хрущев согласился. Затем сделал заявление Кузнецов: «В нашей базе тоже есть один дивизион с новейшими быстроходными и дорогостоящими бронекатерами. Эту технику тоже не следовало бы продавать».

Но Хрущев ответил: «Продать!»

Потом Хрущеву задал вопрос Швецов: «А что нам делать с теми снарядами и трехдюймовками (имелись в виду 76-мм орудия), которые сюда завезены еще к началу русско-японской войны?».

Хрущев: «Продать!»

Далее начался активный разговор о том, за какую цену продавать — по себестоимости или по нашему прейскуранту. «По себестоимости» цена танка называлась в 400−500 тыс. рублей, самолета-истребителя — около одного миллиона рублей…»

Спустя несколько дней после того, как советская правительственная делегация отбыла на родину, в наши воинские части зачастили многочисленные китайские комиссии, в том числе и правительственные с высокопоставленными гостями, среди которых были знаменитый писатель Го Можо, командующий вооруженными силами КНР Пын Дэхуай, вдова Сунь Ятсена Сун Цзинлин. Многим советским военнослужащим вручили награды КНР. В Доме офицеров непрерывной чередой шли концерты известных артистов. Одновременно с этим шла «продажа» воинского имущества и оборудования, которая в конце концов превратилась в самый настоящий цирк и была прекращена. Все — каждая вешалка, кровать, умывальник, кухонный и противопожарный инвентарь, любая мелочь «описывались и оформлялись» в шести экземплярах. А каждое утро начиналось с того, что шел жестокий торг за лишний юань. На следующий день все повторялось сначала…

Закончилось тем, что только в нашем «ведомстве» китайцам были отданы даром десятки торпедных катеров, шесть токарных и строгальных станков, столько же металлообрабатывающих, кузница, электроцех со всем оборудованием. Одним словом, мы оставили буквально все, начиная с танков, подводных лодок, казарм, боезапаса и заканчивая подушкой, кружкой, ложкой».

Словом, инициированное Хрущевым бегство советских войск из Порт-Артура сильно напоминало то, что спустя три с небольшим десятилетия устроил нашим Вооруженным силам в Восточной Европе преемник Никиты Сергеевича Михаил Горбачев — с шумом и гамом, бросая миллиардной стоимости имущество, в чистое поле. О чем думал Хрущев, в присущей ему хамской манере отдавая приказ фронтовикам-генералам? Ясно, что стремился закрепить «вековую», как ему казалось, дружбу с коммунистами-единомышленниками в Пекине. А еще — проводил так модную и сегодня политику десталинизации. Американцы здесь обыграли Хрущева как мальчишку.

Когда Сталин был еще у власти, западные лидеры активно обсуждали вопрос о том, как изменить мир после явно приближавшейся кончины генералиссимуса. В январе 1953 года переговоры на эту тему в Вашингтоне провели британский премьер Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн. Решено было нарисовать постсталинскому руководству Советского Союза радужную картину: вы выводите свои войска из Австрии, Финляндии и Китая. Взамен мы снимем экономические санкции с ослабленного войной СССР и помогаем ускорить социально-экономическое развитие вашей страны. В подтверждение искренности намерений, Запад и впрямь ослабил такие санкции в мае 1953-го, а в июне того же года отказался помочь антисоветским силам, попытавшимся поднять восстание в ГДР.

Чтобы пряник был более осязаем, после смерти Сталина осенью 1954 года для СССР были открыты новые коммерческие кредитные линии в странах-членах НАТО, Австралии и Новой Зеландии. В 1955 году канцлер ФРГ Конрад Аденауэр в Москве пообещал Хрущеву долгосрочное экономическое сотрудничество и неприкосновенность советских зон влияния в мире. Возобновились прерванные в 1949 году репарационные платежи СССР со стороны ФРГ. Взамен Запад просил сущую малость: продемонстрировать хотя бы небольшой отход от сталинской политики и сокращение советского военного присутствия в Китае и на Балтике.

Хрущев поначалу очень старался. С 1954 года прекратилось издание произведений Сталина. В конце 1955 года было упразднено созданное по инициативе Сталина, Жданова и Молотова Информационное Бюро коммунистических и рабочих партий. Об антисталинском докладе Никиты Сергеевича ХХ съезду КПСС нечего и упоминать.

На фоне этих глобальных политических игр что такое был Порт-Артур? Пешка. Ею Хрущев пожертвовал с легкостью. Как и советской военно-морской базой в финском Поркалла-Удд.

Пейзаж после битвы его не порадовал. Подрывная работа Запада против СССР вскоре даже усилилась. В 1958—1959 гг. в США были приняты резолюция Конгресса «О порабощенных народах». В соответствии с этим документом началась разработка планов расчленения СССР на несколько марионеточных государств в ближайшей перспективе.

Американские войска и не подумали оставлять свои военные базы в Японии, Южной Корее, на Тайване и Филиппинах. По признанию заокеанских военных, именно отсутствие Советского Союза в Порт-Артуре стало одним из «стимулов» и американской агрессии в Индокитае в 1966—1974 годах. Да и памятные для нашего народа события на острове Даманский в 1969 году вряд ли бы возникли бы, если бы советские самолеты стояли бы на аэродромах в паре часов лета от Пекина.

Генерал Стессель, сдавший Порт-Артур японцам в 1904 году, был приговорен в России к смертной казни. Суд установил, что в течение всего периода обороны Стессель не руководил действиями гарнизона по защите крепости, а, наоборот, сознательно готовил её к сдаче. Приговор потом заменили 10-летним заключением, но уже в мае 1909 года мягкосердечный русский царь окончательно простил опального генерала. Хрущев остался в истории страны политическим сумасбродом, наворотившим дел не только на Дальнем Востоке. Оценка Путину еще впереди.

Из досье «СП»

Лурдес — южный пригород Гаваны. Советский, а затем российский Центр радиоперехвата был развернут здесь вскоре после Карибского кризиса. На нем постоянно несли службу около тысячи сотрудников 6-го управления Главного разведывательного управления Генштаба ВС РФ и 3-го Главного управления радиоэлектронной разведки средств связи ФАПСИ. Они собирали не только ценнейшие данные об американской ракетной программе на мысе Канаверал, но и перехватывали множество телефонных переговоров на большей части территории США. По сведениям бывшего министра обороны Кубы Рауля Кастро, до 75 процентов разведывательной информации о Соединенных Штатах наша страна получала именно из Лурдеса. В 1996 году на слушаниях в Конгрессе США шеф военной разведки РУМО Патрик Хьюз заявил, что ФАПСИ «чрезвычайно плотно использует Лурдес и в интересах российской экономики». Центр был модернизирован в 1997 году. В 2002 году под предлогом необходимости жесткой бюджетной экономии окончательно закрыт по решению президента Владимира Путина накануне его очередной встречи с президентом США Джорджем Бушем. В 1999 году Китай заключил с кубинским руководством соглашение об открытии собственного центра радиоперехвата для слежения за территорией США.

Камрань — залив, отделенный от Южно-Китайского моря одноименным полуостровом. Глубоководная гавань этого залива является одной из самых больших на Дальнем Востоке. Во время войны в Индокитае служил крупной тыловой базой ВМС США. В 1978 году Камрань перешла в распоряжение Социалистической Республики Вьетнам. С 1979 года совместно использовалась советскими и вьетнамскими военными моряками. Наличие этой базы, расположенной в 2500 милях от Владивостока, значительно облегчало нашему Тихоокеанскому флоту несение боевой службы в Индийском океане. Согласно достигнутым еще во времена СССР догоренностям, до 2004 года Камрань могла использоваться бесплатно. Советскими специалистами там был реконструирован аэродром, на который стали садиться даже стратегические бомбардировщики Ту-95, совершавшие патрульные полеты в тех краях. Здесь же постоянно базировалось около 40 наших истребителей. ракетоносцев, противолодочных и разведывательных самолетов. У причалов постоянно стояли до 20−25 советских кораблей и подводных лодок. Построены были жилой городок, крупные судоремонтные мастерские, станции радиолокационной разведки и радиоперехвата. В целом, Камрань служила стратегическим противовесом важнейшей для ВМС США в этом регионе военно-морской базы в Субик-Бей (Филиппины). В 2001 годы министр обороны РФ Сергей Иванов заявил: «Сохранение этого объекта ВМФ было признано нецелесообразным в связи с изменением военно-политической обстановки в мире».

СОВЕТСКО-КИТАЙСКОЕ КОММЮНИКЕ

О ВЫВОДЕ СОВЕТСКИХ ВОИНСКИХ ЧАСТЕЙ ИЗ СОВМЕСТНО

ИСПОЛЬЗУЕМОЙ КИТАЙСКОЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ БАЗЫ ПОРТ-АРТУР

И О ПЕРЕХОДЕ ЭТОЙ БАЗЫ В ПОЛНОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ

КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ

(12 октября 1954 года)

Учитывая изменение международной обстановки на Дальнем Востоке в связи с прекращением войны в Корее и восстановлением мира в Индо-Китае, а также принимая во внимание укрепление обороноспособности Китайской Народной Республики, Правительство Советского Союза и Правительство Китайской Народной Республики в соответствии с установившимися и все более укрепляющимися отношениями дружбы и сотрудничества между обоими государствами, договорились о том, что советские воинские части выводятся из совместно используемой военно-морской базы Порт-Артур и сооружения в этом районе безвозмездно передаются Правительству Китайской Народной Республики.

Проведение мероприятий, связанных с выводом советских воинских частей и передачей сооружений в районе военно-морской базы Порт-Артур Правительству Китайской Народной Республики, обе Стороны договорились возложить на Советско-Китайскую объединенную военную комиссию в Порт-Артуре, образованную в соответствии с Соглашением от 14 февраля 1950 года.

На самом верхнем фото: в Порт-Артур прилетела из Москвы правительственная делегация во главе с первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым, 1954 г.