Чеченцы в годы великой отечественной войны


Гудантов Руслан Борисович — в звании капитана и в должности заместителя командира 549-го танкового батальона в составе 30-й гвардейской танковой бригады защищал город Ленинград. Отважный танкист геройски погиб в июне 1943 года в деревне Арбузово Ленинградской области. Похоронен в братской могиле у деревни Арбузово. Гудантову Руслану за мужество и героизм, проявленные в боях с фашистами, посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Тутаева Асият Идрисовна уроженка села Насыр-Корт Ингушетии окончила в 1924 году медицинский факультет Северо- Кавказского университета в Ростове-на-Дону, поступила в аспирантуру Ленинградского института экспериментальной медицины. Окончив аспирантуру, Тутаева осталась преподавать в институте. Участвуя в различных научных экспедициях, Асият собрала богатейший материал для будущей докторской диссертации.
Но началась война, ее планы остались не реализованными. Тутаева ушла на фронт. Служила Асият в военно-полевом передвижном эвакогоспитале начальником бактериологической лаборатории на Ленинградском фронте.
В 1943году военврачу 2-го ранга Тутаевой Асият было присвоено звание майора медицинской службы.
29 октября 1944 года Тутаева Асият Идрисовна попала в плен и вместе с другими медицинскими работниками, была повешена фашистами у села Колодина Вишневецкого района Тернопольской области.
Ахриев Рашид-Бек Чахович — первый летчик — ингуш, окончивший Гатчинскую школу летчиков еще до революции 1917 года. Он был в составе летного отряда особого назначения под командованием генерал -майора Чанкатадзе. Отряд выполнял полеты по маршруту Ленинград- Москва, доставлял в блокадный Ленинград боеприпасы и продовольствие. В конце 1942 года звено из 3-х самолетов ( Ахриев был ведущим) попало под огонь вражеских зенитных орудий. Два самолета были сбиты и упали на временно оккупированную территорию. После освобождения Ленинградской области самолеты были найдены , останки погибших летчиков , среди которых был Ахриев Рашид-Бек Чахович, с почестями захоронены. ( Записано со слов Хаджи Рашид-Бековича Ахриева, сына Рашид-Бека Ахриева.)
Албаков Ахмед Изнаурович был призван на фронт в первые дни войны. Гвардии старший лейтенант, командир огневого взвода 1-ой батареи 71-го пушечно — артиллерийского Мгинского полка. Всю блокаду воевал в Ленинграде. После освобождения Кенгисепп до 1947 года был комендантом этого города. Награжден орденом «Красной Звезды», медалями » За оборону Ленинграда», » За освобождение Праги», » За взятие Берлина» и другими. Дважды был представлен к званию Героя Советского Союза, но так как он являлся представителем репрессированного народа, награду эту так и не получил.
Всех, кто защищал Ленинград, перечислить очень сложно, но ясно одно, на каком бы фронте наши соотечественники не находились, они сражались смело и мужественно, являясь примером для подражания.
Ленинградцам пришлось пережить суровое испытание — 900-дневную блокаду города. Не сумевшие захватить город, гитлеровцы осуществляли варварское разрушение города. 611 дней и ночей город подвергался интенсивному артиллерийскому обстрелу. Голод уносил ежедневно тысячи жизней, но благодаря сплоченности и патриотизму всех народов бывшего Советского Союза, город выжил.

Советская Армия, в конце января 1944 года нанесла жестокое поражение отборным фашистским соединениям и отбросила их от стен Ленинграда на 100 километров.
В честь этого события 27-го января прогремел торжественный артиллерийский салют.
Оборона Ленинграда победоносно закончилась. 900 дней блокады остались позади. А к концу февраля 1944 года Советские войска очистили от фашистских захватчиков почти всю Ленинградскую область.
Мужество ленинградцев, доблесть защитников города навсегда сохранятся в благодарной памяти нашего и грядущего поколения.
В канун 60-и летия Победы над фашистской Германией поздравляем все народы бывшего Советского Союза с этой великой победой.
Т.У.Яндиева.
Участники Великой Отечественной войны.
Защитники Ленинграда.
1. Арчаков Джабраил Саидович.
2. Ахриев Рашид-Бек Чахович.
3. Аушев Муса Эльбердович.
4. Албогачиев Хаматхан Мурцалович.
5. Албаков Магомед Сосбиевич.
6. Албаков Ахмед Изнаурович.
7. Амерханов Исмаил Абасович.
8. Амерханов Татархан Эльбердович.
9. Аушев Алаудин Мусостович.
10. Алероев Нуради Цугиевич.
11. Албогачиев Сулейман Эльбердович.
12. Бабенко Иван Филиппович.
13. Боголов Мовли Эльбердиевич.
14. Бузуртанов Абукар Умиевич.
15. Бугаев Андрей Петрович.
16. Беков Гунарбек Наибович.
17. Беков Абдурахман Юсупович.
18. Белоножко Иван Архипович.
19. Горчханов Сусарко Османович.
20. Гайтов Абдурохман Дугиевич.
21. Гандаров Султан Гапреевич.
22. Горбаков Исраил Берсович.
23. Горчханов Ахмет Дубихаджиевич
24. Гасаров Якуб Эгиевич.
25. Гудантов Руслан Борисович.
26. Горбаков Мажит Тодоевич.
27. Горбаков Муртазко Тодоевич.
28. Губин Степан Федорович.
29. Дахкильгов Магомед-Султан Эльберт-Хаджиевич.
30. Джамурзиев Хамид Бунхоевич.
31. Джамурзиев Шамсудин Бунхоевич.
32. Досхоев Осман Хадисович.
33. Дугиев Исмаил Магомедович.
34. Дзауров Магомед Гуреевич.
35. Дзауров Гамид Даурбекович.
36. Дзауров Магомед Ридиевич.
37. Дзортов Сайпудин Саадулаевич.
38. Дидигов Ильяс Сатоевич.
39. Дижевский Александр Дмитриевич.
40. Евлоев Сараждин Ахметович.
41. Евлоев Гази-Магомед Саиевич.
42. Евлоев Али Дзаурбекович.
43. Ефимов Николай Степанович.
44. Зязиков Магомед Ахмедович.
45. Зязиков Салман Артаганович.
46. Инаркиев Дауд Малсагович.
47. Иванова Нина Ивановна.
48. Келигов Бамат-Гирей Муниевич.
49. Курскиев Хадрис Ибрагимович.
50. Кузнецов Михаил Андреевич.
51. Килоев Султан Саитович.
52. Манкиева Елизавета Анатольевна.
53. Манкиев Абукар Яниевич.
54. Мальсагов Хасан Галиметович.
55. Мальсагов Гелани Мударович.
56. Мальсагов Руслан Увайсович.
57. Мальсагов Абукар Шейхалович.
58. Мальсагов Камбулат Хадисович.
59. Мальцев Иван Федорович.
60. Матиев Хаджи-Мурад Магомедович.
61. Матиев Осман Артоганович
62. Мережков Сулейман Ютиевич.
63. Мислауров Аюп Исмаилович.
64. Накастхоев Багаудин Бей-Султанович.(Некстроев Богдан).
65. Оздоев Висан-Гирей Эльмурзиевич.
66. Оздоев Магомед Козлоевич.
67. Оздоев Абукар Албакович.
68. Осканов Данисолт Батарбекович.
69. Парижев Ахмет Исламович.
70. Петрусенко Иван Николаевич.
71. Плиев Хаджибекар Джанаевич.
72. Полубояров Александр Иванович.
73. Романцев Василий Семенович.
74. Руващенко Николай Ефимович.
75. Сапралиев Магомед Заурович
76. Солтукиев Зайнди Чобанович.
77. Статейкин Василий Петрович.
78. Тумгоев Абдурохман Саадулаевич.
79. Тутаева Асият Идрисовна.
80. Федотова(Губина) Вера Николаевна.
81. Хаматханов Хаджибикар Хаджимурадович.
82. Цуров Суламбек Турович.
83. Чахкиев Хасан Магомедович.
84. Чечин Иван Игнатьевич.
85. Щукин Федор Васильевич
86. Яндиев Ражип Хасолтович.
На Пискаревском мемориальном кладбище в Санкт-Петербурге установлены мемориальные плиты с именами ингушских воинов-защитников Ленинграда. В понедельник, 27 июня 2011 года, на Пискарёвском мемориальном кладбище состоялась церемония открытия памятнойnплиты воинам — уроженцам Ингушетии,nзащищавшим блокадный Ленинград. В церемонии приняли участие Глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Баматгиреевич Евкуров, ветераны Великой Отечественной войны Бамат Муниевич Келигов и Тагир Мурцалиевич Бекбузаров, Полномочный представитель Республики Ингушетия в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Юнус Султанович Хаутиев, Председатель Комитета по социальной политике Правительства Санкт-Петербурга Александр Николаевич Ржаненков, Советник главы Администрации Калининского района Святослав Николаевич Мережко, а также ветераны Великой Отечественной войны Калининского района во главе с Председателем общества защитников блокадного Ленинграда Калининского района Жанной Яковлевной Киселёвой.
смертельной схватке с врагом отдал свою жизнь». По словам Главы региона, оборона Ленинграда – одна из самых славных и ярких страниц истории Великой Отечественной войны, один из самых выдающихся примеров стойкости и массового героизма советского народа в борьбе за независимость своей Родины. «Наравне со всеми народами, проживавшими на территории бывшего Советского Союза на разных фронтах Великой Отечественной войны в те грозные дни для всей страны, воевали и представители ингушского народа. Маленькая Республика Ингушетия внесла свою лепту в защиту города Ленинград. Более ста двадцати человек из Ингушетии защищали великий город на Неве, многие из них отдали за него свои жизни», в своем обращении к собравшимся отметил Юнус-Бек Евкуров. Он также добавил, что сегодняшняя встреча особенно знаменательна тем, что она проходит в дни, когда вся страна отметила трагическую дату, 70-летие со дня вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз. «Этот день для всех нас, и особенно для ингушского народа, является долгожданным, так как долгие годы не было должным образом оценено участие ингушского народа в Великой Отечественной войне. А сегодняшнее открытие мемориальной плиты воинам Ингушетии, павшим при защите Ленинграда, является данью памяти всем тем участникам Великой Отечественной войны, имена которых были преданы забвению», — особо подчеркнул Глава Ингушетии. Далее ингушская делегация посетила музей на Пискаревском мемориальном кладбище, а после в книге почетных гостей Юнус-Бек Евкуров оставил памятную запись. Символическим возложением цветов завершилось данное мероприятие. Защитники Ленинграда из Ингушетии(неполный список):
1. Арчаков Джабраил Саидович. 2. Ахриев Рашид-Бек Чахович. 3. Аушев Муса Эльбердович. 4. Албогачиев Хаматхан Мурцалович. 5. Албаков Магомед Сосбиевич. 6. Албаков Ахмед Изнаурович. 7. Амерханов Исмаил Абасович. 8. Амерханов Татархан Эльбердович. 9. Аушев Алаудин Мусостович. 10. Алероев Нуради Цугиевич. 11. Албогачиев Сулейман Эльбердович. 12. Бабенко Иван Филиппович. 13. Боголов Мовли Эльбердиевич. 14. Бузуртанов Абукар Умиевич. 15. Бугаев Андрей Петрович. 16. Беков Гапурбек Наибович. 17. Беков Абдурахман Юсупович. 18. Белоножко Иван Архипович. 19. Горчханов Сусарко Османович. 20. Гайтов Абдурохман Дугиевич. 21. Гандаров Султан Гапреевич. 22. Гагиев Султан Сосланбекович. 23. Гагиев Мемац Мусиевич. 24. Горбаков Исраил Берсович. 25. Горчханов Ахмет Дубихаджиевич 26. Гасаров Якуб Эгиевич. 27. Гудантов Руслан Борисович. 28. Горбаков Мажит Тодоевич. 29. Горбаков Муртазко Тодоевич. 30. Губин Степан Федорович. 31. Дахкильгов Магомед-Султан Эльберт- Хаджиевич. 32. Джамурзиев Хамид Бунхоевич. 33. Джамурзиев Шамсудин Бунхоевич. 34. Дидигов Тагир Сатоевич. 35. Досхоев Осман Хадисович. 36. Дугиев Исмаил Магомедович. 37. Дзауров Магомед Гуреевич.(Гейдиевич, Гейриевич, возможно Гариевич) 38. Дзауров Гамид ДаурбековиДзортов Сайпудин Саадулаевич. 39. Дзарахов Джабраил Джамботович. 40. Дидигов Ильяс Сатоевич. 41. Дижевский Александр Дмитриевич. 42. Евлоев Сараждин Ахметович. 43. Евлоев Гази-Магомед Саиевич. 44. Евлоев Али Дзаурбекович. 45. Ефимов Николай Степанович. 46. Зязиков Магомед Ахмедович. 47. Зязиков Салман Артаганович. 48. Инаркиев Дауд Малсагович. 49. Иванова Нина Ивановна. 50. Имагожев Сулембек Детагович. 51. Келигов Бамат-Гирей Муниевич. 52. Курскиев Хадрис Ибрагимович. 53. Кузнецов Михаил Андреевич. 54. Килоев Султан Саитович. 55. Манкиева Елизавета Анатольевна. 56. Манкиев Абукар Яниевич. 57. Мальсагов Хасан Галиметович. 58. Мальсагов Гелани Мударович. 59. Мальсагов Руслан Увайсович. 60. Мальсагов Абукар Шейхалович. 61. Мальсагов Камбулат Хадисович. 62. Мальцев Иван Федорович. 63. Матиев Хаджи-Мурад Магомедович. 64. Матиев Осман Артоганович 65. Мережков Сулейман Ютиевич. 66. Мислауров Аюп Исмаилович. 67. Нальгиев Тайсум Исиевич. 68. Накастхоев Багаудин Бей-Султанович. (Некстроев Богдан). 69. Оздоев Висан-Гирей Эльмурзиевич. 70. Оздоев Магомед Козлоевич. 71. Оздоев Абукар Албакович. 72. Осканов Данисолт Батарбекович. 73. Парижев Ахмет Исламович. 74. Петрусенко Иван Николаевич. 75. Плиев Хаджибекар Джанаевич. 76. Полубояров Александр Иванович. 77. Романцев Василий Семенович. 78. Руващенко Николай Ефимович. 79. Сапралиев Магомед Заурович 80. Солтукиев Зайнди Чобанович. 81. Статейкин Василий Петрович. 82. Тумгоев Абдурохман Саадулаевич. 83. Тутаева Асият Идрисовна. 84. Ужахов Кубяти Хаматханович 85. Федотова (Губина) Вера Николаевна. 86. Хаматханов Хаджибикар Хаджимурадович. 87. Цуров Суламбек Турович. 88. Чахкиев Хасан Магомедович. 89. Чечин Иван Игнатьевич. 90. Щукин Федор Васильевич 91. Яндиев Ражип Хасолтович. http://pmemorial.ru/sp/132

За освобождение нашей Родины на фронтах Великой Отечественной войны сражались миллионы человек. Безжалостная война без разбору уносила жизни мирных людей, нарушала привычный уклад жизни множества народов, сплотила десятки национальностей перед лицом общего врага. Огромный вклад в Великую Победу внесли и жители Ингушетии. В рядах Советской армии мужественно сражались более 21 000 уроженцев республики: они защищали Москву и Ленинград, сражались в Сталинградской битве, противостояли фашистским захватчикам на Курской дуге, участвовали в обороне Малгобека, не давая фашистам прорваться на Кавказ, штурмовали Берлин… Более 6000 человек не вернулись на родную землю. Имена героев ингушского народа и их подвиги навсегда вписаны в героическую историю страны. Сегодня мы вспомним некоторых из них.

Мемориал памяти и славы в Назрани

Мужественно защищал Родину от немецких захватчиков кадровый офицер-кавалерист, доблестный майор Японец Абадиев. 19 августа 1941 года полк под его командованием первым атаковал врага в районе села Сурско-Литовское, нанеся фашистам сокрушительное поражение: было уничтожено две роты противника, а село полностью освобождено. Еще через несколько дней его полк принял на себя основной огонь танковой атаки и смог отразить его, выведя вражескую дивизию из боя. Он остался командовать полком, даже когда в октябре 1941 года его тяжело ранили в голову. А 5 ноября он был награжден орденом Красного Знамени.

Герой Советского Союза Мавлид Висаитов, которого назначили начальником 255-го отдельного Чечено-Ингушского кавалерийского полка под командованием Японца Абадиева, отзывался о нем как о человеке безудержной храбрости, воли и решимости. В июле 1942 года 115-я кавалерийская дивизия, командиром 278-го полка которой был назначен Японец Абадиев, участвовала в тяжелейших боях по отражению наступления на Северный Кавказ и Сталинград в междуречьях Волги и Дона. Дивизия была уничтожена практически полностью, а Японец Абадиев был тяжело ранен и остался лежать на поле битвы под обстрелом. Его жизнь тогда спас его конь — зубами ухватил Абадиева за одежду и, взвалив на себя, вынес с поля боя.

Ингушская земля дала Советской армии немало бесстрашных летчиков. Именно из Ингушетии был первый из народов Северного Кавказа летчик Рашид Ахриев. На его счету числятся десятки боевых вылетов в тыл врага.

Всего за 20 боевых вылетов уничтожил 10 вражеских танков, больше 100 фашистских солдат, 27 автомобилей и 5 зениток летчик-бомбардировщик, Герой России Ахмед Мальсагов — сослуживцы звали его горным орлом; посмертно он награжден Золотой Звездой Героя России.

Старший лейтенант и командир звена штурмового авиационного полка Ширвани Костоев уничтожил 11 вражеских танков в битве на Курской дуге, а в апреле 1945 года в районе Кёнигсберга ему удалось потопить немецкий корабль, на борту которого находилось 125 солдат и офицеров противника. Летчик Мурад Оздоев совершил 248 боевых вылетов, сбив 8 самолетов противника. Когда его самолет серьезно повредили, Мурад Оздоев направил его на эшелоны врага, а сам выбросился из него с парашютом. Он получил тяжелые травмы и был пленен, дважды пытаясь сбежать из концлагерей. Из плена его освободили лишь 8 мая 1945 года.

«ПОБЕДА» — КАК ЕДИНЫЙ ВЗДОХ

Малгобек — «Город воинской славы». Это высокое звание было присвоено ему за героизм жителей-защитников. Они вместе с Красной Армией сорвали вражеские планы захватить нефтепромыслы. Четыре месяца продолжались ожесточенные бои, город 14 раз переходил из рук в руки, но выстоял и в январе 1943 года был освобожден от оккупации.

Настоящие герои!

Нефтяники, жители города и прифронтовых сел Сагопши, Инарки, Пседах активно участвовали в создании оборонительных сооружений еще в начале Великой Оте-чественной. Многие малгобекчане ушли на фронт защищать Родину, а оставшиеся горожане круглосуточно трудились для нужд армии, добывали нефть. 1 сентября 1942 года германские войска стали штурмовать Малгобек: фашисты рассчитывали сделать это молниеносно, чтобы не затронуть нефтепромыслы и сразу качать «черное золото». К слову, здесь добывалась высококачественная «кровь земли», одна из лучших в СССР, использовавшаяся исключительно при производстве топлива для самолетов. Однако этот «блицкриг» не состоялся, и исход Малгобекской оборонительной операции оказал очень серьезное влияние на результаты боевых действий на всем Закавказском фронте.

К 72-й годовщине Великой Победы Малгобек прихорошился

К 72-й годовщине Великой Победы Малгобек прихорошился, оделся в праздничный наряд. Администрация позаботилась об участниках, инвалидах и ветеранах войны, вдовах погибших и умерших от ран: предоставила им денежные выплаты, проверила условия проживания, провела всеобщую бесплатную диспансеризацию. А предприятия включились в ремонт, реставрацию и благоустройство памятников, стел, обелисков и братских могил. Подрастающее поколение, воспитывающееся на подвигах героев, тоже активно готовилось к знаменательной дате. Школьники участвовали в конкурсе сочинений «Этих дней не смолкнет слава» и конкурсе чтецов «Давным-давно была война», посетили музей, провели вечер поэзии и песен времен Великой Отечественной, «Уроки мужества», организовали «Вахту памяти».

9 Мая в Городе воинской славы местные жители и гости возложат цветы к памятнику защитникам Малгобека и стеле воинской славы, проведут акцию «Бессмертный полк» и будут восторгаться вечерним праздничным салютом.

Жители Ингушетии внесли огромный вклад в Великую Победу

Глава администрации города Малгобек Республики Ингушетия Шарпудин Мамилов говорит:

— Каждую весну сжимает душу очередная годовщина Великой Победы. В эти дни вся наша необъятная Родина вновь переживает великую радость и гордость, славит воинов-освободителей. 72 года минуло с тех пор, когда долгожданное слово «Победа!» благой вестью прокатилось по нашему Отечеству, по всему миру. И вырвалось, как единый вздох миллионов людей, вздох невыразимой радости и в то же время безграничной скорби о тех, кто не дошел, не дожил, не увидел ее собственными глазами. Наши отцы и деды знали, за что воевали: они защищали своих матерей и детей, они знали, за что отдавали свою единственную жизнь. 9 Мая — это праздник, который заставляет нас задуматься, сделать выводы, посмотреть на жизнь другими глазами. В этот праздничный день мы еще раз до земли кланяемся ветеранам и труженикам тыла за беспримерный воинский и человеческий подвиг, за неиссякаемый запас мудрости и справедливости. Спасибо вам за мир, за жизнь, за надежду, которые вы подарили нам в 1945 году. Дай вам Бог доброго здоровья, душевного покоя и благополучия! Пусть всегда и везде вас окружают уважение и понимание, любовь и забота.

«КАК ХОРОШО НА СВЕТЕ БЕЗ ВОЙНЫ!»

Что в нынешнее неспокойное время может быть актуальней?! Вот работники Дома культуры села Джейрах так и назвали концертную программу. В День Великой Победы в местном Доме культуры административного центра Джейрахского района Ингушетии селяне отдадут дань ветеранам-фронтовикам, боровшимся за мир.

В Джейрахском районе уникальная по красоте природа, открытые для общения, гостеприимные люди и огромное количество средневековых вайнахских башен X — XVII веков. Здесь всегда ценили и ценят добрые человеческие отношения, радушно встречают гостей. Район площадью 62 704 га появился на карте республики в октябре 1993 года, но территория издавна была заселена ингушами и имеет интересную историю, уходящую корнями в прежние времена. Сегодня это 5 сельских поселений: Джейрах, Ольгетти, Ляжги, Бейни и Гули, в которых проживают более 3 тысяч человек.

В Джейрахском районе уникальная по красоте природа

Благодаря особому вниманию к району главы Республики Ингушетия Юнус-Бека Баматгиреевича Евкурова за последние несколько лет в районе появился целый ряд социальных, спортивных объектов. Развивается инженерная инфраструктура, строятся многоквартирные дома, целый ряд инвестиционных объектов. Построены 2 общеобразовательные и 3 филиала начальных школ, ДЮСШ, детский садик, детский лагерь, больница и 4 фельдшерско-акушерских пункта. Как говорит глава администрации района Ахмед Багаудинович Льянов, жизнь селян направлена на сохранение культурного наследия, духовного развития и патриотического воспитания подрастающего поколения.

Ингушские герои

— Вот и к самому важному празднику стали готовиться заранее, — знакомит с подробностями руководитель муниципалитета. — В школах провели открытые уроки, различные мероприятия — такие, как, например, тематический вечер «Ты родилась для славы и бессмертия», посвященный майору медицинской службы Асият Тутаевой. Она в конце октября 1944-го попала с коллегами-военврачами в засаду и погибла после пыток. Имя славной дочери ингушского народа высечено на гранитной плите среди героев Великой Отечественной на мемориале Памяти и Славы Ингушетии. В программе также кросс «Ольгетти — Джейрах», выставка детских художественных работ «День Победы!», «Вахта памяти» и возложение цветов у стелы участникам войны. Кроме того, мы организовали медицинское обследование наших ветеранов в районной больнице и сделали единовременные денежные выплаты вдовам погибших героев…

В Джейрахском районе стремятся в полной мере воплотить в жизнь слова: «Как хорошо на свете без войны!». Большое внимание уделяется развитию туризма, будут осуществляться крупнейшие проекты в этой области. Самый, пожалуй, масштабный развернулся в высокогорном селе Армхи, где построена горнолыжная трасса, два бассейна и канатная дорога. Помимо этого, реставрируются и восстанавливаются архитектурно-башенные комплексы, и в ближайшее время здешние горы станут привлекательными для паломничества тысяч туристов со всей планеты. А на альпийских лугах пасутся животные, дающие экологически чистую мясомолочную продукцию, для местных и гостей весьма полезную.

— Представители муниципальной власти и жители делают все, чтобы превратить Джейрахский район в одно из красивейших мест на Северном Кавказе, территорию высокой культуры и образцового порядка, в символ Республики Ингушетия, — подчеркивает Ахмед Льянов. — От имени администрации и общественности я поздравляю всех участников и ветеранов Великой Отечественной войны с самым светлым праздником весны, желаю здоровья и кавказского долголетия. Низкий поклон вам, дорогие наши воины, прошедшие пыльными дорогами фронтов и победившие германский фашизм.

Исропил Лотыров

За что И. Сталин наказал чеченцев и ингушей

Со времён Хрущевской «оттепели» и особенно после «Перестройки» и «демократизации» конца 20 века, принято считать, что депортация малых народов в годы Великой Отечественной войны – это одно из многих преступлений И. Сталина, в череде многих.
Особенно, якобы Сталин ненавидел «гордых горцев» — чеченцев и ингушей. Даже, подводят доказательную базу Сталин – грузин, а в своё время горцы весьма Грузии досаждали, та даже помощь Российской империи просила. Вот и решил Красный император сквитать старые счёты, т. е. причина чисто субъективная.
Позднее появилась вторая версия – националистическая, её запустил в оборот Абдурахман Авторханов (профессор Института языка и литературы). Этот «ученый», при приближении гитлеровцев к Чечне, перешел на сторону врага, организовал отряд для борьбы с партизанами. По окончанию войны жил в ФРГ, работая на радиостанции Свобода». В его версии всячески увеличиваются масштабы чеченского сопротивления и полностью отрицается факт сотрудничества чеченцев с немцами.
Но это очередной «черный миф», придуманный клеветниками, чтобы исказить историю.
Собственно причины
— Массовое дезертирство чеченцев и ингушей: всего за три года Великой Отечественной войны из рядов Красной Армии дезертировало 49362 чеченца и ингуша, еще 13389 «доблестных горца» уклонились от призыва (Чуев С. Северный Кавказ 1941-1945. Война в тылу. Обозреватель. 2002, №2).
Например: в начале 1942 года при создании национальной дивизии, удалось призвать лишь 50% личного состава.
Всего в Красной Армии честно служило примерно 10 тысяч чеченцев и ингушей, погибло и пропало без вести 2,3 тысячи человек. А более 60 тыс. их сородичей уклонились от выполнения воинского долга.
— Бандитизм. С июля 1941 года по 1944 год, на территории Чечено-Ингушской АССР, органами государственной безопасности было ликвидировано 197 банд – 657 бандитов убито, 2762 захвачены, 1113 сдались добровольно. Для сравнения, в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии погибло или попало в плен почти вдвое меньше чеченцев и ингушей. Это без подсчета потерь «горцев», в рядах гитлеровских «восточных батальонов».
А с учетом пособничества местного населения, без которого в горах бандитизм не возможен, в силу первобытнообщинной психологии горцев, многих
«мирных чеченцев и ингушей» также можно занести в категорию предателей. Что в условиях военного, а часто и мирного времени карается только смертью.
— Восстания 1941 и 1942 годов.
— Укрывательство диверсантов. При приближении фронта к границам республики, немцы стали забрасывать на её территорию разведчиков и диверсантов. Разведывательно-диверсионные группы немцев были встречены местным населением весьма благожелательно.
Очень красноречивы воспоминания немецкого диверсанта, аварского происхождения, Османа Губе (Сайднуров), его планировали назначить гауляйтером (наместником) на Северном Кавказе:
«Среди чеченцев и ингушей я без труда находил нужных людей, готовых предать, перейти на сторону немцев и служить им.
Меня удивляло: чем недовольны эти люди? Чеченцы и ингушы при Советской власти жили зажиточно, в достатке, гораздо лучше, чем в дореволюционные времена, в чем я лично убедился после четырёх месяцев с лишним нахождения на территории Чечено-Ингушетии.
Чеченцы и ингуши, повторяю, ни в чём не нуждаются, что бросалось в глаза мне, вспоминавшему тяжелые условия и постоянные лишения, в которых обреталась в Турции и Германии горская эмиграция. Я не находил иного объяснения, кроме того, что этими людьми из чеченцев и ингушей, настроениями изменческими в отношении своей Родины, руководили шкурнические соображения, желание при немцах сохранить хотя бы остатки своего благополучия, оказать услугу, в возмещение которых оккупанты им оставили бы хоть часть имеющегося скота и продуктов, землю и жилища».
— Предательство местных органов внутренних дел, представителей местной власти, местной интеллигенции. Например: предателем стал нарком внутренних дел ЧИ АССР ингуш Албогачиев, начальник отдела по борьбе с бандитизмом НКВД ЧИ АССР Идрис Алиев, начальники райотделов НКВД Эльмурзаев (Старо-Юртовский), Пашаев (Шароевского), Межиев (Итум-Калинского, Исаев (Шатоевского), начальники райотделов милиции Хасаев (Итум-Калинский), Исаев (Чеберлоевский), командир отдельного истребительного батальона Пригородного райотделаотдела НКВД Орцханов и мн. другие.
Со своих постов, при приближении линии фронта (август-сентябрь 1942 года), бросили две трети первых секретарей райкомов, видимо оставшиеся были «русскоязычными». Первый «приз» по предательству можно присудить партийной организации Итум-Калинского района, где в бандиты ушли первый секретарь райкома Тангиев, второй секретарь Садыков и почти все партийные работники.
Как должны быть наказаны предатели!?
Согласно закону, в условиях военного времени дезертирство и уклонение от военной службы наказывается расстрелом, в качестве смягчающей меры- штрафная часть.
Бандитизм, организация восстания, сотрудничество с противником – смерть.
Участие в антисоветских подпольных организациях, хранение оружия, пособничество в совершении преступлений, укрывательство преступников, недонесение – все эти преступления, особенно в условиях ведения войны, карались большими сроками заключения.
Сталин, по законам СССР, должен был позволить привести приговоры, по которым свыше 60 тысяч горцев были бы расстреляны. И десятки тысяч получили бы большие сроки заключения в учреждениях с весьма строгим режимом.
С точки зрения юридической законности и Справедливости, чеченцев и ингушей наказали весьма мягко и нарушили Уголовный кодекс в угоду гуманности и милосердию.
А как бы посмотрели на полное «прощение» миллионы представителей других народов, честно отстоявших свою общую Родину?
Интересный факт! При проведении операции «Чечевица» по высылке чеченцев и ингушей в 1944 году были убиты при сопротивлении или попытке сбежать лишь 50 человек. Никакого реального сопротивления «воинственные горцы» не оказали, «знала кошка чьё масло съела». Стоило Москве продемонстрировать свою силу и твердость, как горцы послушно отправились на сборные пункты, они знали свою Вину.
Еще одна особенность операции — на помощь в выселении привлекались дагестанцы и осетины, они были рады избавиться от беспокойных соседей.
Современные параллели
Не надо забывать, что это выселение не «вылечило» чеченцев и ингушей от их «болезней». Всё, что присутствовало в годы Великой Отечественной войны – бандитизм, грабежи, издевательства над мирными жителями («не горцами»), предательство местных властей и органов безопасности, сотрудничество с врагами России (спецслужбы Запада, Турции, арабских государств), повторилось в 90-е годы 20 века.
Русские должны помнить, что за это еще никто Не Ответил, ни торгашеское правительство в Москве, бросившее мирных жителей на произвол судьбы, ни чеченский народ. Он должен будет Ответить, рано, или поздно – и по Уголовному Кодексу, и по Справедливости.
Источники: по материалам книги И. Пыхалова, А. Дюкова. Великая оболганная война -2. М. 2008.


Война в Чечне в рассказах чеченских боевиков


Журналист «Медузы» Дмитрий Пашинский записал монологи двух бывших жителей Чечни — художника Хусейна Исханова (во время первой войны он был личным адъютантом Аслана Масхадова) и строителя Мусы Ломаева (в 1994-м ему было 13 лет, но во время второго конфликта он «счастлив был отомстить»).

«Мы пытались их остановить, но они шли и шли»

Хусейн Исханов, 58 лет, художник. Во время чеченских кампаний воевал на стороне вооруженных сил непризнанной Чеченской республики Ичкерии (ЧРИ), дослужился до звания полковника. Также занимал должность порученца главного штаба армии и личного адъютанта Аслана Масхадова. С 1997-го по 2004-й был депутатом парламента ЧРИ. Живет в Вене, представляет общественную организацию «Демократическое объединение чеченцев в Австрии».

Советская власть делала все, чтобы между чеченцами и русскими не было дружбы. Помню, в годовщину депортации им советовали сидеть дома, не то «злой чечен» помянет старое и устроит резню. В 1970-80-е я часто слышал: «Хватит говорить на чеченском! Что вы там калякаете друг с другом?» До острых конфликтов не доходило, но имперское «я» ощущалось во всем. Малые народы считались вторым сортом. Логично, что после развала СССР нам захотелось жить самостоятельно.

Однако чеченским патриотом я стал позднее. Я рос пионером, комсомольцем, верил, что партия — наш рулевой и даже рвался добровольцем в Афганистан — несчастную страну, раздираемую то Союзом, то США. Сейчас я живу в Австрии. Здесь много афганских беженцев, на которых смотреть больно — забитые, нищие, необразованные. В сравнении с ними мы — профессора.

Я окончил художественное училище и работал декоратором в грозненском театре имени Лермонтова. Прошел армейскую службу в ГДР и снова взялся за кисть. Переехал в Волгоградскую область, а в 1992-м все бросил и вернулся на родину, надеясь быть полезным новой власти. Перед отъездом мне снился сон: центр Грозного в огне, кругом взрывы, стрельба, плач, крики. А я стою, словно прилип… Приснится же ерунда всякая.

* * *

В сопротивлении я оказался задолго до Первой чеченской. Мы с супругой ехали в гости, когда бомба попала в жилую 16-этажку — «армянский дом» на окраине Грозного. В тот же день я пришел к президентскому дворцу и вступил в ряды ичкерийской армии. Меня взяли в охрану главного штаба, которым командовал Аслан Масхадов, мой односельчанин и бессмертный друг.

Изначально российские власти действовали точь-в-точь по украинскому сценарию — пытались развязать в Чечне гражданскую войну. В Надтеречном районе объявили сбор добровольцев, местные мужики шли толпами, рассчитывая продать взятые автоматы, поскольку время было голодное. Вскоре оппозицию бросили на захват дворца. «Пара выстрелов и все разбегутся», — обещали им. Но никто не разбежался, и батальон Шамиля Басаева за три часа разбил их вдребезги.

А уже 26 ноября 1994 года в Грозный пригнали 50 танков под управлением офицеров Таманской дивизии. Но в уличных боях танки были бесполезны и стали легкой мишенью для «мух» . Уехать или спрятаться «железяки» не могли, потому что танкисты не знали города. Около 25 человек попали к нам в плен. А генерал Грачев до последнего отнекивался: «Нет наших войск в Чечне. Нет и быть не может!» Знакомая картина?

Боевое крещение я получил возле села Гехи, где меня ранило осколком в щеку. Наш БТР сильно подбили, тяжело зацепив моих товарищей. Я чудом успел вытащить их наружу, пока по нам вновь не ударили. Следом подошло подкрепление во главе с Асланом Масхадовым. Ему стали жаловаться на большие потери и ранения, а он ответил: «Если здесь остались мужчины, то за мной». Только на чеченском это звучит несколько духоподъемнее. Мы ринулись на воинскую часть и уничтожили батальон. С тех пор об оппозиции не слышали.

11 декабря началась официальная война с Россией.

Бомбить Грозный начали с района Трампарка, где, в основном, проживали русские семьи. Уверен, это не случайное совпадение. Москва хотела немедленно рассказать о геноциде русских. Вообще в Чечню отправляли тех командиров, кто раньше служил здесь или родился, как генерал Трошев. Они прекрасно знали все объекты, включая больницы. Нам пришлось наспех организовать госпиталь в подвале президентского дворца. Рядом находились штаб и радиостанция, которой руководил полковник Валид Таймасханов, бывший советский офицер и спец по радиоразведке. Он вычислял координаты и позывные противника, направляя их огонь друг на друга. Генерал Иван Бабичев, узнав об этом, связался с нами по рации и бешено орал: «Я вас, б***ь, на первом столбе повешу!»

Мы использовали любые хитрости, поскольку силы были не равны. Посмотрите кадры кинохроники. Колонны российской техники тянутся на километры, а у нас даже патронов не хватало. Возле автоматчика бегали два-три человека с голыми руками и ждали, когда он подстрелит кого-нибудь. Благо вскоре оружия завезли навалом — хочешь добудь в бою, хочешь — купи. АК-74 стоил $100-300, 120-й гранатомет — $700. Можно было купить хоть танк ($3-5 тысяч). Солдаты его чуть испортят, стрельнут — типа в бою потеряли. Им — деньги в карман, нам — танковый батальон из трех танков.

Хусейн Исханов на площади Минутка пытается собрать подкрепление для обороны Грозного, январь 1995. Кадр из фильма «Война» Алексея Балабанова

Со временем оружие менялось на бутылку водки или банку консервов. Я с этим добром мог через всю Чечню проехать. Подъезжаешь к блокпосту. Там солдатики — чумазые, голодные. Зима, а они в резиновых сапогах. Вместо обыска спрашивали: «Дядь, дай пожрать чего-нибудь или покурить». Я тоже в прошлом солдат. Знаю, каково это.

Их матери и отцы приезжали за ними в Грозный и жили прямо в президентском дворце. Вообще, если вдуматься, это нонсенс — давать кров родителям, чьи дети пришли нас убивать. Взамен мы просили ухаживать за ранеными и пленными, готовить на кухне. Но главное — не позволять своим детям возвращаться сюда с мечом. Пленные также содержались во дворце (дворец — это лишь название пафосное, на деле — обычная советская многоэтажка). Когда его взяли, федералы сразу привели репортеров, чтобы заснять героическое освобождение своих солдат. Ни черта они не освобождали! Мы не планировали никого с собой брать, покидая дворец после новогоднего штурма.

Перед самым штурмом я вышел на площадь — знаменитую Минутку — для сбора подкрепления. Ну, что я мог сказать, окружившим меня людям? Что впереди война, что это не так страшно, как кажется, что далеко не всех из вас убьют… Добровольцев мы ставили на воинский учет и отправляли в отряд по пять-семь человек. Командиров они выбирали уже сами. Всего в обороне Грозного участвовали 500 человек — 500 вечных мужчин.

Любопытно, что связистом в нашем штабе служил местный русский парень. В 1996-м он покинул Чечню, и его след навсегда пропал. Было еще несколько русских ребят. Не стану называть их фамилий, не знаю, где они теперь и не хочу им проблем. Позднее к нам присоединился украинский отряд Сашко Белого (Музычко) — 12 лихих солдат. Вранье, что они охраняли Джохара Дудаева. Президент оставил свою гвардию для защиты города, а сам безуспешно искал поддержки у мусульманских стран. Те вроде бы согласились оказать помощь, но тайно. Джохар отказался. Нам предстояло воевать в одиночку.

Грозный, 3 января 1995 года

Российские войска начали штурмовать Грозный с окраин. Мы пытались их удержать, но на нас шли и шли — пехотой, танками, вертолетами, авиацией. Они заняли возвышенности и город лежал как на ладони — бомби не хочу! Масхадов приказал стянуть все войска к центру и занять оборону у президентского дворца, где развернулись самые ожесточенные бои с огромными потерями среди гражданских и федералов. 18-летних пацанов — тысячами на убой, в мясорубку! Они, бедолаги, не знали ни улиц, ни удобных позиций, ни, самое главное, за что воюют. Их пригнали сюда умирать по повестке из военкомата. Во вторую войну приедут контрактники за штуку долларов в месяц. А те… Ни за деньги, ни за родину.

Во время боев Масхадов связался с Бабичевым и предложил взять паузу, чтобы расчистить город от трупов. Ступить было негде! Подгоните, говорит, грузовые машины, мы вам поможем погрузить тела. Как вы в глаза матерям смотреть будете? Те пошушукались, решили, что мы хотим сдаться и ответили: «Выходите из дворца мелкими группами с поднятыми над головой руками!» А мы ведь от чистого сердца, никакой подляны не готовили. У самих была иная проблема — мусульманский обычай велит хоронить в день смерти.

Когда одного из наших убивали, остальные бежали его хоронить, покидая позиции. Я лично уговаривал бойцов не делать этого во время боев. Было так, что федералы, узнав о нашем обычае, отказывались отдавать наших мертвых и просили за них деньги, что могло стоить до тысячи долларов. На продажу шли все — и мертвые, и живые.

Джохар Дудаев, январь 1995 года

Эпидемия работорговли на нашей территории — следствие войны, которую спровоцировала Россия. Промышленность, фабрики, заводы — все превратилось в руины, кроме нефтяных объектов, которые интересовали Кремль. Единственным источником заработка стала продажа солдат. Это происходило так: полевой командир брал пленных, затем сообщал федералам — сколько и кто взят. Те докладывали в Москву, откуда ехал «гонец» — как правило, чеченский бизнесмен. Он выкупал солдат, его бизнес обещали какое-то время не трогать. Чеченский командир тратил деньги на оружие и продовольствие. Солдаты во время плена жили прямо в его доме. Все эти ямы с водой по колено — страшилка для обывателя. А вот ПАП-1, изолятор в Ханкале, грозненское СИЗО — реальность. Попасть туда можно было за наличие бороды или подкинутый патрон, а вернуться оттуда — калекой с переломами и ожогами от сигарет. Я хорошо помню крупные обмены пленными, когда на состояние наших бойцов смотреть было страшно. Впрочем, вместо бойцов нам нередко отдавали мирных, задержанных на ближайшем блокпосту.

Вторая война стала для нас тяжким бременем. Молодое поколение оболванили идеями джихада, а независимость Ичкерии ушла на второй план. Активная фаза боевых действий быстро прекратилась. Линия фронта сменилась неуправляемой партизанской войной. Я сосредоточился на работе в парламенте, всячески препятствуя переходу чеченцев на сторону ставленника Москвы Ахмата-Хаджи Кадырова. Но в одиночку я не мог ничего сделать. Остальные депутаты осели в Москве, эмигрировали, погибли или пропали без вести. Новым председателем парламента был избран Ибрагим Ахматов. Он и посоветовал мне уехать из страны, чтобы повлиять на ситуацию в Чечне за рубежом. Мы наивно полагали, что сейчас приедем, расскажем правду и найдем поддержку у Запада. А правда заключалась в том, что до нас никому, по сути, не было дела.

В 2004 году я с семьей выехал в Польшу, а вскоре оказался в Вене. Польша того времени напоминала совок: безработица, нищета, коррупция. Поэтому все старались вырваться в Англию, Германию, Австрию.

Сегодня чеченская молодежь Европы упрямо рвется в Сирию и не хочет замечать конфликта на Украине. Но Сирия — не наша война. Наша — на Украине, где можно отомстить российским офицерам за своих отцов, братьев, матерей. Уверен, многие из них «гостили» в Чечне. Мне отвечают, что христиане сами разберутся друг с другом, а мусульманам необходимо помочь. Это рассуждения детей войны, чьим единственным учебником был Коран в довольно сомнительном переводе. С другой стороны, сейчас подрастает совсем иное поколение чеченцев с блестящим образованием и знанием нескольких языков. Формирование чеченского истеблишмента — наша главная надежда получить малейший шанс на освобождение Чечни. Пусть через десять, пятьдесят или сто лет — когда в центре Грозного появится памятник Джохару, а проспект Путина станет улицей Анны Политковской.

«Я кроссовки от крови отжимал»

Муса Ломаев, 33 года, строитель. Во время Первой чеченской вместе с семьей жил в Грозном. В 2004 год арестован по обвинению в терроризме, около года провел в изоляторах и тюрьмах республики. В 2005-м оправдан Верховным судом Чеченской республики; вскоре дело было возобновлено. Сейчас живет в Финляндии, где занимается строительным бизнесом.

Когда в 1994 году началась Первая чеченская, мне было 13 лет. Мы жили недалеко от центра Грозного и рано утром услышали грохот. Колонна БТРов ехала к президентскому дворцу со стороны Петропавловского шоссе. На броне сидела оппозиция из чеченцев, а наводчиками и водителями были русские. Их трупы потом покажут по местному ТВ, станет ясно, что война с Россией неизбежна. Но русскими мы их не называли. Русские — это наши друзья и соседи: тетя Наташа, тетя Люся, дядя Слава… А те были федералами — убийцами без имен и национальностей.

В марте они захватят Грозный и в небо поднимут вертолет с громкоговорителем: «Чечены, сдавайтесь! Дворец взят, сопротивление бесполезно!» Трюк повторится в 1996-м: «Ваш Дудаев сдох! Война закончена!» Они думали, что свобода нужна одному Джохару. Но ошибались. Почти все мужчины из нашей семьи ушли воевать, а дядя Мурад служил в президентской гвардии и погиб еще до подписания Хасавюртовских соглашений. Он научил меня стрелять из ружья. Говорил: глаз мне выколешь, если тебе это не пригодится.

Первые недели войны мы жили в подвале, прячась от бомбежек. Вскоре отец вывез нас в Дагестан, а сам остался в Чечне, тяжело заболел и год спустя умер. Мы поехали хоронить его в родовое село, а патруль на Герзельском блокпосту заставил нас открыть саван и, усмехаясь, трижды обыскал тело моего отца. Им, видимо, нравилась смерть каждого чеченца и они хотели лишний раз убедиться, что он, чеченец, мертв.

Из Дагестана мы вернулись весной и были в шоке от увиденного! Всюду лежали трупы, никому, кроме голодных собак, не было до них дела. Грозный уже перешел под контроль федералов и заметно опустел. Уезжали, как правило, русские. По слухам, им в Ставрополье давали жилье. Я не видел, чтобы кого-то из них специально гнали, как не видел надписей типа «Русские, оставайтесь! Нам нужны рабы и проститутки». Зато видел другие: «Нам пох** на ваше горе!», «Чуркам смерть!», «Мы вернулись, бойтесь!» А на нашем доме до сих пор написано: «Здесь живут люди».

Надписи приказали сделать федералы, иначе дома обстреляют. Помню, в один из пустых домов вселились молодожены и подорвались на растяжке у входа. Старики потом долго выясняли, откуда они, чтобы отправить части тел родственникам. Но, несмотря на «отметки», город обстреливали почти ежедневно. Начнут в шесть-семь вечера — и до глубокой ночи. Наш дом весь изрешетили, а соседний аж загорелся от выстрелов. Хозяин с соседями пытался его потушить, а снайпер мешал им.

Пожалуй, самыми страшными днями войны были праздники и дни рождения. Федералы нажирались паленой водки и зверели! Я ненавидел их праздники, когда по ночам они забирали людей в ПАП-1. Это фильтрационный лагерь на территории бывшего автобусного парка. Сначала он назывался ГПАП-1, но буква «Г» отвалилась. Нам врали, что туда свозят пойманных боевиков. Хотя боевики в плен не сдавались — легче умереть, чем выдержать пытки. Поэтому туда таскали всех подряд, и единицы возвращались обратно. Там издевались, резали носы, уши, били током.

Уже после первой войны мы с друзьями облазили каждый угол концлагеря. Я своими глазами видел камеры, где содержали и пытали людей, где их расстреливали и закапывали. Позднее власти Ичкерии превратят ПАП-1 в музей геноцида чеченцев. Но настоящий геноцид был впереди.

Российские войска начали бомбить чеченские села еще в сентябре 1999-го. А к октябрю окружили Грозный кольцом. Мне было 18 лет. Я учился на биолога в университете. Строил планы на жизнь. Но 21 октября все изменилось. Ракеты разбили мечеть в поселке Калинино, техстанцию рядом с ПАП-1, роддом и центральный рынок, куда я побежал помочь раненым. А вместо раненых увидел оторванные конечности, куски мяса, тела без головы… Меня задушило такое горе! Я кроссовки от крови отжимал, а по радио передали слова Путина, что, мол, сегодня была успешно ликвидирована база боевиков. А я ведь стоял на той «базе» среди мертвых детей, женщин, старух. Они последнее продать пытались, чтобы как-то концы с концами свести.

Мог ли я не пойти воевать? Да я был счастлив, наконец, отомстить!

Мне нужно было только увезти семью из Чечни в Ингушетию, но через границу меня не пустили. Какой-то офицер с испитой мордой залез на крышу грузовика и орал: «Мужчины от 15 до 65 лет не пройдут!» Хорошо, думаю, вы нас сами заставляете воевать. «Мы с тобой, сука, там встретимся!» — кричу ему и показываю в сторону Грозного.

В радикальный джамаат мне идти не хотелось, я приверженец умеренного ислама, поэтому примкнул к одному из независимых ополчений. В то время их было множество. Они действовали автономно, но находились под присягой Аслану Масхадову. Наш отряд организовал человек, у которого были деньги на оружие и продовольствие. Я бы не хотел называть его имени. Он давно погиб. Россия вообще убила всех чеченцев! Всех, кто хотел мира и свободы. Федералы вошли в Грозный и устроили ад! Такую чистку! Когда к соседу врывались в дом, ты дышать боялся — а вдруг к тебе тоже ворвутся? Люди ложились спать и всерьез прощались друг с другом. Перед федералами во второй войне стояла задача вырезать поколение, которое почуяло запах свободы, а после потеряло близких и хотело мстить — мое поколение.

Когда ты приходил в отряд, у тебя спрашивали лишь имя, возраст и куда труп везти, если убьют. Затем в горном секторе проводился двухнедельный инструктаж: стрельба, взрывное дело, перевязка ран. Всего нас было человек 40 — моих ровесников (18-20 лет). Мы партизанили в окрестностях Грозного и всячески вредили федералам. В ополчении я провел несколько месяцев. Бегал с этим «калашом» долбанным, и все. Даже не стрелял ни в кого и в контактном бою не участвовал. А потом меня нашли родственники и уговорили съездить в Ингушетию. Сказали: навестишь мать и, если захочешь, вернешься. Я не вернулся. Конечно, уезжать было стыдно — тебя ведь уважать перестанут. Но, кроме меня, мужчин в семье не осталось. Младший брат — инвалид.

А из того отряда погибло много ребят, кто-то пропал без вести, кто-то выжил и сейчас спокойно живет в Чечне. Мои-то проблемы не закончились. В России я до сих пор числюсь в федеральном розыске.

В Ингушетии мы жили в плацкартных вагонах на запасном пути в город Карабулак. Между собой мы прозвали наш лагерь «железным городом». А два других лагеря из щитовых досок и военных палаток назывались «деревянным» и «брезентовым» городами. Увидев вагоны, старики запаниковали. Боялись, что нас снова угонят в Казахстан. Аушев лично приезжал дать им слово, что этого не будет. А на рельсы перед каждым составом поставили бетонные блоки. Только тогда старики успокоились.

Жилось нам очень тяжело. Есть было практически нечего, работы не найти. Какие-то крохи перепадали от гуманитарных организаций. В Дагестане могло быть лучше, но из-за вторжения Басаева нас там совсем не ждали. Со стороны молодых ингушей тоже шла травля. По ящику насмотрятся рассказов о «чеченской хунте» и верят, что мы теракты начнем совершать. В первую войну такого потока беженцев в Ингушетию не было.

В мирную жизнь я втянулся на удивление быстро. Женился. Занялся ремонтом помещений. Брал заказы, в том числе, из Чечни. К началу нулевых Грозный постепенно вставал из руин. Люди возвращались на родину. Мы тоже вернулись.

Дома тем временем произошел раскол в рядах сопротивления, и многих боевиков увели на путь джихада. Ситуацией воспользовался Кадыров-старший. Он заручился поддержкой Кремля и пообещал уничтожить радикалов руками самих же чеченцев. Кремлю сделка показалась выгодной — русско-чеченский конфликт становился чисто чеченским. Была проведена широкая амнистия. Но цена ей — грош. Ты не мог просто прийти и сказать: я с такого-то джамаата, вот мой автомат, хочу мирной жизни, буду паинькой. Нет! Тебе сразу же давали другой автомат, форму и ксиву. И вперед, отрабатывай доверие, покажи результат.

А какого результата ждала Москва? Показательных процессов над террористами. А где их взять, если большинство из них убиты или пропали без вести?

До 2003 года в Чечне не работала ни правоохранительная, ни судебная система. Известных боевиков иногда судили в Ростове-на-Дону или Ставрополье, а рядовых после первого же допроса расстреливали или взрывали на поле в Ханкале. Однако архивы нераскрытых дел росли и преступления вешали на тех, кто выжил.

Когда я попал в плен, следователь открыл шкаф с папками уголовных дел — «на, выбирай, какое хочешь». А я не совершал подрывы, похищения, убийства гражданских. Мне довелось делать мизер по сравнению с теми, кто воевал с первых дней войны, как многие из будущих кадыровцев. Сегодня они надели модные пиджаки и стали чиновниками, а буквально лет десять назад считались самыми кровавыми отморозками. Им ничего не стоило убить человека. Мне на их сторону перейти не предлагали. Да я бы побрезговал. Хотя часть моих приятелей перешла. Аргумент у всех одинаковый: мы устали и поняли, что воевать бессмысленно.

Из таких «уставших» особенно отличился Сулим Ямадаев, коварный и жестокий человек. В Первую чеченскую он был бригадным генералом. Держал нефтяную вышку в Гудермесском районе, торговал водкой и бензином. А в 2000-м сдался федералам без единого выстрела, сменил флаг и начал «борьбу с терроризмом». Знакомого мне парня люди Сулима кинули в багажник и продали РУБОПу за $2 тыс. Им как раз не хватало человека, чтобы статистику улучшить. Три месяца его держали в подвале. А я провел в плену почти год.

Грозный, январь 1995 года

Меня забрали в январе 2004 года. В четыре утра выломали дверь и увезли в Ленинское РОВД, здание бывшего детсада, оборудованное тесными камерами. Мы там штабелями лежали. Первые три дня просто били, потом повели на допрос. Дело было давно сшито. Следак ждал лишь подписи. Мне светило от 20 лет по обвинению в терроризме: подрыв КПП, УАЗа с операми, да много чего. А сдал меня стукач с нашей улицы. До войны я близко дружил с парнем по имени Мурад Юсупхаджиев. При Масхадове его назначили командующим полком особого назначения. Он активно работал по Грозному и погиб в 2002 году, успев насолить и федералам, и кадыровским предателям. Меня хотели приписать к его отряду. Но липовые обвинения я отрицал, и тогда меня перевозили в другое отделение с пакетом на голове. Дневного света я не видел больше четырех месяцев.

До конца меня сломали в изоляторе ОРБ-2 . Это место было намного страшнее прежних, пытки там отличались изощренностью. Если в РОВД били, душили до потери сознания, надевали противогаз с зажатым клапаном, то здесь… Сюда могли привезти жену и изнасиловать ее на твоих глазах, избивать мать или отца, вставить электропровод в задний проход. Еще нас пугали расстрелом. На спине даже шрамы остались: автомат 7,62 имеет острый наконечник. Кормили так: утром давали два куска хлеба и стакан воды, днем — жидкий суп, вечером — опять хлеб и воду. Поэтому, получив уже в грозненском СИЗО тарелку перловки с добавкой, я был, наверное, самым счастливым человеком на Земле.

Зимой 2005 года состоялся суд. Морально я был готов к десяти годам тюремного срока. Но меня оправдали по всем пунктам обвинения. Родственники заплатили судье $50 тысяч. Не будь этих денег, я бы однозначно сел. Верховный суд за участие в НВФ давал минимум от трех до семи, закрывая глаза на нехватку доказательств и пытки. Одному чеченцу в ОРБ-2 отрезали яйцо. Он заявил об этом в ходе процесса, а судья ему со смехом: «Не верю, покажи!» Да ему проще умереть, чем прилюдно штаны снять. В итоге он получил 18 лет.

После выхода на свободу у меня было два пути — уехать из страны или остаться, чтобы мстить. Но тогда чем я буду отличаться от кадыровских? На маршрутке мы с супругой и родственниками доехали до Владикавказа и сели на поезд до Бреста — самый нервный отрезок пути. На каждой станции заходила линейная милиция и кричала: «Чечены есть?!» Но в итоге нам повезло без проблем оказаться в польском лагере для политических беженцев, откуда мы уехали в Финляндию, а со временем получили гражданство. Здесь у нас родились трое детей.

Мне было крайне сложно вернуться к нормальной жизни. Я очень долго лечился. Психолог и переводчик плакали на каждом приеме. Еще из-за плена у меня возникли проблемы с памятью. Ежедневно мне вбивали в голову одно и то же. В деталях рассказывали о том, как я совершил теракт, что говорил, кто находился рядом, как был одет. Поэтому я начал сомневаться в себе. Произошла потеря реальности. Я ведь провел один месяц и десять дней в одиночной камере почти без света, со скудной едой. Оттуда выводили только на пытки, даже не на допросы. Когда мне обследовали голову, то сказали, что из-за длительного кислородного голодания какие-то клетки в мозгу дали сбой. А сознание из-за удушья я терял бесчисленное количество раз. Тебя резко придушивали веревкой или ремнем, ты отключался, а затем тебя приводили в чувство водой, а чаще просто ударом ноги в живот.

Злая ирония: мы воевали против России, а русские меня пальцем не тронули. Меня задержали, пытали, судили — чеченцы. Но это не снимает российской вины. Я никогда не пойму, что мешало договориться с Джохаром Дудаевым, с Асланом Масхадовым, который был согласен и на широкую автономию, и на единую рублевую зону, лишь бы остановить эту проклятую войну. Зачем нужно было проливать столько крови, чтобы потом фактически предоставить Чечне независимость? Российские законы, разумеется, там не действуют, как не действуют и вековые традиции чеченцев, вроде кровной мести. Рамзан Кадыров принуждает кровников к миру, надеясь спасти шкуры своих приближенных. Но когда-нибудь режим падет, бесправный бедолага рванет к дому обидчика, который уже будет лежать мертвым. А следом прибегут еще десять человек. И такой Чечню сделала Россия.

Автор и редакция благодарят Зару Муртазалиеву, Дмитрия Флорина, Майрбека Вачагаева и Аркадия Бабченко за помощь в подготовке материала

Дмитрий Пашинский. Москва. 2014

Кавказцы во Второй мировой войне

По ряду причин после Второй мировой войны в Советском Союзе, а затем и на постсоветском пространстве культивировалась ложь о военных событиях и людях, принимавших в них участие. Один из таких устоявшихся мифов, за который до сих пор держатся многие российские историки, – это рассуждения о том, что большая часть кавказцев воевала против Красной Армии на стороне немцев. Даже в век интернета информации о воевавших во Вторую мировую войну кавказцах в рядах Красной Армии очень мало.

В годы Второй мировой войны с Кавказа в ряды Красной Армии было призвано свыше двух миллионов человек, добровольцами ушли десятки тысяч. Более 300 кавказцев стали Героями Советского Союза. Четверо из них были удостоены этого высокого звания дважды. Несмотря на то что на фронт ушло все взрослое боеспособное мужское население, а погибших и пропавших без вести было много, тем не менее о воевавших кавказцах информации чрезвычайно мало. Почему так происходит? Историк Майрбек Вачагаев объясняет, что главное место в истории на тот момент занимала идеологическая составляющая:

«В период Советского Союза 90%, если не больше, книг, монографий, рассказов, документов, которые публиковались в этот период, конечно же, должны были освещать именно историю, больше все-таки связанную с Россией, русским народом. Соответственно, книги, работы, которые выходили, – интересных ученых, которые писали довольно-таки хорошо, но акцент все-таки был на том, что основная победа приходится именно на русских, как составляющих костяк будущего советского этноса. Так как в это время пытались создать некий новый этнос, который должен был быть именно образован на основе русского этноса, то вокруг этого этноса и должно сформироваться это исключительно новое, исключительно геройское и т.д.

Embed share Embed share The code has been copied to your clipboard. The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00 0:10:34 0:00 Скачать В отдельном окне

Все, кто писал из Кавказа и среднеазиатских регионов в общем-то упор делали на том, что они тоже принимали участие совместно с русскими. Соответственно, командиры были русские, и вот наши славные ребята под командованием русского офицера сделали такое-то, такое-то или совершили геройский подвиг и т.д. Это было очень показательно, и на парадах всегда показательно было то, что обвешанные орденами и медалями, конечно же, из десяти человек – девять должны были быть русские. То есть это была идеология, это было именно показательно. У нас на Кавказе в общем-то люди, которые писали, не были открыты для того, чтобы писать то, что они думают. Они не могли это себе позволить, потому что все, что выходило из-под пера ученых, должно было одобряться на уровне центральных комитетов партий этих регионов. Все должно было быть согласовано именно с Москвой, т.к. только Москва решала, что писать, как писать, когда писать и в каком направлении. Поэтому, исходя из того, что это диктовалось и регулировалось в Москве, соответственно, мы видим то, что имеем на сегодняшний день».

Историк провел немало часов в архивах Франции и Германии, но ему не удалось добраться до советских архивов, которые помогли бы пролить свет на многие вопросы:

«Российские архивы по сегодняшний день отказываются открывать все, что касается Второй мировой войны. Это единственный архив мира, в который вы сегодня не можете зайти и поработать. Почему это запрещают? Потому что по сегодняшний день есть опасность, что увидят неблагоприятную картину, которая создавалась на протяжении всех этих семидесяти лет после войны. Вот эти искусственно созданные образы светлого парня Алеши, который рвется в бой, Зои Космодемьянской, которая готова, чтобы ее сожгли, панфиловцев, которые умирают, и т.д. – все это идет к чертовой матери в буквальном смысле слова, потому что никакой Зои Космодемьянской как таковой не было, ее знали как совершенно другую персону, которая ничем не отличилась в этой войне, так же, как и панфиловцы. Директор архива вынужден уйти в отставку, отстранен только лишь потому, что развеял миф о панфиловцах, потому что не было никаких панфиловцев. Панфиловцы, которые сдались немцам, в плену у немцев они были живы, хотя всегда писали, что они погибли. Конечно же, был героизм, конечно же, люди защищали, но вот эти сказки, которые были придуманы, в буквальном смысле сказочные истории, высосанные из пальца журналистами на местах, на фронте. Конечно, это все привело к тому, что сегодня Россия, 70 лет спустя, не готова открыть свой архив Второй мировой войны».

До сих пор в российских источниках выделяют и муссируют тот факт, что предателей-кавказцев на войне было больше всего. Как доказательство приводят факт выселения карачаевцев, балкарцев, чеченцев и ингушей Иосифом Сталиным за массовое предательство во время войны. Вспоминают план Гитлера о создании т.н. восточных национальных легионов (Ostlegion) с немецким командованием из плененных кавказцев и азиатов.

Майрбек Вачагаев на это отвечает:

«Такие историки, как Пыхалов, которых трудно назвать историками, но он обозначается как историк, — он пишет о том, что все кавказские народы – в первую очередь он бросается на чеченцев и ингушей, которые сотрудничали с немцами, и подставляет цифры. Они подставляют цифры, потому что Пыхалов – единственный человек, которому позволялось работать именно в архивах КГБ и НКВД. Этот человек находит какую-то цифру, вокруг истории этой цифры – ничего, и преподносит это как единственный доказательный факт. Например, красноречивый факт, как он подтасовывает цифры: с фронта дезертировало 30 тысяч чеченцев и ингушей. Не с фронта дезертировало, а 30 тысяч были направлены рыть окопы под Грозный, и оттуда, не попав на фронт, обиженные чеченцы уходили обратно к себе в село за 5, 10, 15, 20, 30 километров от того места, где их держали на протяжении нескольких месяцев. Люди ушли на фронт добровольцами! Он никогда об этом не хочет писать, и другие не хотят, но у Чечено-Ингушетии не было ни одного официального набора военнослужащих – был только добровольный. Десятки тысяч добровольцами записывались, и, записавшись туда, куда они попали? – рыть окопы! Он хотел воевать, он хотел защищать. Каким бы не был советский строй, это была его страна. Он сам записался, сам пошел – вот этого не хотят говорить. Они говорят о том, что северокавказцы в массовом порядке сдавались. Извините меня, но история Второй мировой войны, при всем при том, что она не так уж широко освещается, в любом случае цифры, которые сегодня фигурируют на Западе, и в том числе не отрицаются сегодняшней Российской Федерацией, свидетельствуют о том, что в первые семь недель сдавшихся в плен было 1,8 миллиона человек. То есть два миллиона человек сдались в первые семь недель! О какой массовой сдаче они говорят? Что, эти два миллиона были чеченцами? Извините, все население Чечни было только около 300-400 тысяч человек. Вот это передергивание фактов и цифр вводит людей в заблуждение. Они и вправду начинают верить: «а, вот поэтому их, наверное, выселили, потому что они так массово сдавались». Дело в том, что на той территории, которая была оккупирована, немецкое командование не ставило во главе администрации немцев – всегда назначались именно из местного населения. То есть принято считать, что почти 5-7 процентов от общего числа населения было руководителями, назначенными немецкой администрацией. Более того, считается, что 15-20 процентов населения симпатизировало немецкой армии, не говоря уже о миллионах, которые сдались, и миллионах, которые были взяты в плен, при таких цифрах».

До многих кавказцев ордена и награды дошли только во время горбачевской оттепели. Очень характерно было награждение Мовлади Висаитова – звание Героя Советского Союза ему было присвоено посмертно в 1990 году, хотя к этому званию он был представлен еще в июне 1945 года.

«Висаитову дали звание Героя, конечно же, посмертно, после того как все это десять раз подняли, ему дали чуть позже. Но началось это в период перестройки, когда уже было глупо игнорировать тот факт, что люди, которые даже месяц спустя после Висаитова, – где-то кто-то увидел американца на Эльбе, – даже ему дали звание Героя. На основе этого, конечно, было глупо игнорировать факт того, что Висаитов стал лицом Советской Армии для американцев именно в этот момент. Поэтому это игнорирование почти на протяжении 40-50 лет, конечно, было не просто глупостью, а преступлением. Давайте вспомним Абдулхакима Исмаилова – уроженца Дагестана, который находился в числе других четырех групп, которые в тот день водрузили Знамя Победы над Рейхстагом с разных сторон. Командование не знало, кто из них дойдет, поэтому было организовано несколько групп, и в числе одной из этих групп был Исмаилов. И это было бы абсолютно неприемлемо для российского народа по сегодняшний день, если бы не было фотографий, сделанных в тот период военным корреспондентом издания, которое впоследствии стало именоваться «ИТАР-ТАСС». Даже несмотря на это, несмотря на то, что это игнорировалось, только спустя несколько десятилетий этот факт признали – он не смог дожить до того времени, когда всенародно стал бы Героем. На самом деле то, что делали горцы, – это было не исключением, а их образом жизни. То, что они показывали героизм, – это был их смыслом жизни».

Три тысячи советских граждан воевали в рядах французского Сопротивления. Большей частью это были бежавшие из немецких легионов азербайджанские, грузинские, чеченские, армянские солдаты. Рассказывает историк Майрбек Вачагаев:

«Геройский костяк этого Сопротивления составляли бывшие российские военнопленные. Очень много российских военнопленных, которые бежали из Германии, включились именно во французское движение Сопротивления. Здесь нашли себе место десятки, сотни и тысячи людей, которые готовы были продолжать свою борьбу, в том числе, это были чеченцы, черкесы, грузины и армяне. Он назывался тогда «Первый советский партизанский полк во французском движении Сопротивления». Героем того периода Движения Сопротивления был, конечно же, Алавди Устарханов. В 1944-45 годах он был награжден французскими боевыми орденами. Конечно же, нужно говорить и о черкешенке Эльмесхан Хагундоковой, больше известной как графиня Ирэн де Люар, которая создала больницу для раненых, и эти передвижные больницы в общем-то стали примером для создания таких госпиталей по всей территории Франции, а позже и во всей Северной Африке. В Алжире, например, она стала не просто героем, не просто участницей Движения Сопротивления, она стала командором легиона, считается почетным генералом во французской военной истории. Такого рода люди, как она, — Устарханов, потомки Чермоевых, которые служили во французской армии, тот же самый Тукаев, внучка Арцу Чермоева – Дженнет Чермоева, которая также принимала участие. Если говорить о Польше, то, конечно же, там принимала участие Джабагиева, если возьмем Италию, то, несмотря на то, что в первое время были свои, какие-то специфические видения, – чеченец Ибрагим Чуликов, который в итоге, в 1944 году принимает участие в итальянском Движении Сопротивления. То есть в общей ситуации сегодня, например, если мы даже не берем всех кавказцев, которые исчисляются порядка 1000 человек во французском Движении Сопротивления, то если брать только чеченцев, то я на сегодняшний день могу говорить уже о двух десятках чеченцев, которые в этот период и воевали, и умирали за Францию. Попытки показать, что якобы те восточные легионы были созданы из числа чеченцев, ингушей и других народов Северного Кавказа, не выдерживают вообще никакой критики, потому что все вместе восточные легионы из числа военнопленных, которые были взяты из концлагерей, которым представилась возможность воевать уже на стороне Германии, но, как пишут они в своих архивах, то, что мне удалось увидеть, что они, в общем-то надеялись, что их перекинут на Северный Кавказ, и там перейти на сторону Советской Армии и уйти к себе на родину. То есть они использовали это как возможность. Но когда говорят о цифрах, о том, что их было десятки тысяч, – это просто не выдерживает никакой критики по той причине, что на сегодняшний день мне удалось найти доказательства только на 37 чеченцев. Я не говорю, что их было только 37, но на сегодняшний день я могу официально подтвердить то, что удалось доказать без каких-либо сомнений о 37 чеченцах. Если послушать некоторых российских историков, то речь идет о тысячах».

К счастью, на сегодняшний день существуют негосударственные и некоммерческие организации, занимающиеся поиском достоверной информации, восстановлением фактов участия кавказцев во Второй мировой войне. Члены этих организаций занимаются раскопками никому не известных могил и находят останки, связываются с родственниками. Дети, внуки и правнуки кавказцев вновь воодушевились и подключились к поискам своих пропавших 71 год назад дедов и прадедов.