Бородинское поле 1941 год

В 1941 году русские снова сошлись с французами на Бородинском поле

В 1941 году русские снова сошлись с французами на Бородинском поле

В Великую Отечественную в составе вермахта против нас сражались солдаты почти всей Европы.

В 1941 году русские снова сошлись с французами на Бородинском поле

О Бородинском сражении с наполеоновской армией в 1812 году в нашей стране знает всякий. А о том, что 70 лет назад, осенью 1941 года, на том же знаменитом поле в смертельной схватке снова сошлись русские и французские солдаты, неизвестно почти никому. В тот раз наследники Бонапарта ворвались в Россию в составе вермахта и назывались 638-м пехотным полком.

Чтобы понять, что забыли французы в 41-м под Москвой, надо вспомнить, что их страна вообще отличилась высоким уровнем сотрудничества с гитлеровцами. Да и само слово «коллаборационизм» родилось в этой оккупированной фашистами стране. И долгое время – с июля 1940 по август 1944 года — как раз коллабирационисткий режим Виши был законной властью во Франции. А боровшийся с Гитлером генерал Шарль да Голль, находившийся в Лондоне, считался мятежником.

Тысячи французов в составе вермахта дрались с англичанами в Северной Африке. Тысячи вполне осознанно и добровольно отправились на Восточный фронт воевать с нами. Красной армией на всех фронтах было взято в плен 23 тысячи военнослужащих вермахта французского происхождения — всего вдвое меньше, чем итальянцев. Но ведь Италия относилась к так называемым «странам оси» и воевала с нами вполне официально. По данным английских историков, к лету 1944 года в рядах вермахта и СС воевало примерно столько же французов, сколько сражалось в рядах Сопротивления, возглавляемого де Голлем. Дело дошло до того, что в Лондоне и Вашингтоне считали, что Франция после захвата немцами стала союзником Гитлера и после победы вместе с Германией подлежит оккупации союзными войсками. Только решительные возражения Иосифа Сталина спасли Париж от этого позора.

Удивительно ли, что после объявления фашистами «крестового похода против большевизма» к пунктам сбора желающих снова повоевать с русскими устремилось множество французов? Уже 22 июня 1941 года лидер нацистской Parti Populaire Francais («Национальная народная партия») Жак Дорио предложил соотечественникам создать Легион французских добровольцев для участия в войне против Советского Союза. Посол Третьего рейха во Франции Отто Абетц сообщил об этом в Берлин. 5 июля в Париж из столицы Германии пришла официальная телеграмма с одобрением этого начинания.

Дело пошло на удивление быстро. Уже 7 июля 1941 года в штабе вермахта в Париже вместе с вдохновителем идеи создания Легиона Жаком Дорио собрались представители и других французских нацистских движений и групп Марсель Букард («Французское движение»), Эжен Делонксле («Социально-революционное движение»), Пьер Клементи («Французская партия национального единства») и Пьер Константини («Французская лига»). Все оргвопросы решили мгновенно. Штаб Легиона и вербовочный пункт расположили в самом центре столицы Франции – в здании, которое прежде занимал советский офис «Интуриста».

От желающих сражаться с большевиками не было отбоя. Жесткий врачебный контроль осуществляли немецкие военные врачи. Из первых 3 тысяч и сформировали тот самый 638-й французский пехотный полк. Его возглавил полковник Роже Лабон. Первым батальоном командовал капитан Леклерк , которого вскоре сменил коммандант де Планар. Во главе второго батальона поставили комманданта Жирардо. Солдаты и офицеры 638-го пехотного полка носили немецкую военную форму, но с сине-бело-красной нашивкой на правом рукаве. Знамя воинской части тоже было трехцветным. Команды разрешено было отдавать на французском языке.

На Восточный фронт французских пехотинцев бросили не сразу. Почти три месяца полк учился воевать под Дебу. Впрочем, немцы не только умели воевать и толково учить этому своих союзников. Они еще и знали толк в пропаганде. Поэтому символические жесты для них всегда были особенно важны. В конце октября 41-го полк погрузили в эшелоны и отправили точно по маршруту, которым в 1812 входили в Россию предки новоявленных крестоносцев, — под Смоленск. В дороге их догнала приветственная телеграмма активно сотрудничавшего с гитлеровцами маршала Петэна: «Перед тем, как вы пойдете в бой, мне радостно сознавать, что вы не забываете — вам принадлежит часть нашей военной чести».

6-го ноября, когда наши войска истекали кровью под Москвой, французы высадились на смоленский перрон и на автомашинах отправились навстречу своей незавидной судьбе. Как выяснилось, полевое немецкое обмундирование не годилось не только для русской зимы. Осенью оно тоже не шибко грело. Что для жителей благодатного Средиземноморья было просто непереносимым. В результате по дороге к фронту полк недосчитался примерно 400 заболевших солдат. Тех, кто остался, включили в состав одной из самых боеспособных частей гитлеровской армии — 7-й баварской пехотной дивизии, которой командовал генерал-лейтенант фон Габленц.

Так 638-й пехотный полк прибыл в район Бородино. Там гнулась дугой, но пока не ломалась Можайская линия обороны Москвы. Советское командование латало бреши в ней в лихорадочном темпе и чем придется. Основные силы фронтов, защищавших столицу, были окружены под Вязьмой и преградой для танков группы армий «Центр» служить не могли. В непрекращающееся многомесячное сражение на Можайскую линию бросались наспех сколоченные батальоны курсантов и дивизий народного ополчения. Наконец, 10 октября в Можайске из вагонов спешно выгрузилась едва ли не самое боеспособное соединение – 32-я Краснознаменная стрелковая дивизия полковника Виктора Полосухина. Ей и суждено было сделать то же, что и кутузовским чудо-богатырям: разгромить французов на Бородинском поле. Впрочем, конечно, не одних лишь французов.

Дивизия Полосухина была кадровой и потому отлично обученной. Отличилась на Дальнем Востоке еще в боях на Халкин-Голе. В состав дивизии входили 17-й, 113-й, 322-й стрелковые полки, а также 133-й артиллерийский, 154-й гаубичный полки и 65-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион. Всего в дивизии было до 15 тысяч человек личного состава. На вооружении даже 872 автомата, чем в те месяцы могло похвастаться не каждое соединение Красной Армии.

Поначалу 32-ю стрелковую с Дальнего Востока везли через всю страну, чтобы попытаться в составе 52-й армии деблокировать Ленинград. Сначала ее включили в состав Северо-Западного фронта. 24 сентября части дивизии разгрузились в Волховстрое. Но в сражение за Ленинград им не суждено было вступить. Москва повисла на волоске. И Полосухин получил приказ из волховских болот срочно отправляться с дивизией в Можайск.

На обезлюдевшем фронте дивизию вопреки всякой военной науке вытянули в тонкую линию длиною в 45 километров. Приказ: держаться любой ценой и задерживать врага хотя бы трое суток. Положение не спасало и то обстоятельство, что в подчинение полковника Полосухина передали 19-ю и 20-ю танковые бригады, 305-й отдельный пулемётно-артиллерийский и 467-й отдельный сапёрный батальоны, три огнемётные роты, отдельную танковую роту, Можайский истребительный батальон. В дивизию были включены и отошедшие от Гжатска остатки 18-й танковой бригады, в которой оставалось всего 7 танков. Все равно – держать фронт в 45 километров и этими силами было неимоверно трудно.

Первой в полосе обороны 32-й стрелковой дивизии 13 октября появились 10-я немецкая танковая дивизия и моторизованная дивизия СС «Рейх», входившие в состав 40-го моторизованного корпуса гитлеровцев. 7-я баварская пехотная дивизия с французским полком наступала во втором эшелоне. На то, что происходило дальше, любопытно взглянуть с другой стороны фронта.

Такую возможность дает вышедшая в Германии в 1963 году книга Пауля Кареля «Гитлер идет на восток». В ней написано так: «Под Бородино полки мотопехотной дивизии СС «Рейх» и «бригады Гауэншильда» из состава 10-й танковой дивизии с 7-м танковым полком, а также батальоном 90-го моторизованного артиллерийского полка и мотоциклетным батальоном из 10-й дивизии впервые померились силами с сибиряками — высокими, широкоплечими парнями в длинных шинелях, в меховых шапках и в валенках. Сибиряки располагали сильными частями ПВО и противотанковыми пушками, но самое главное — имели на вооружении большое количество 76-мм многоцелевых орудий. Они сражались стойко. Никогда не впадали в панику — не сдавали ни пяди земли без ожесточенной драки. Они убивали и умирали. Битва шла не на жизнь, а насмерть. Ад полыхал на земле. На перевязочных пунктах было не протолкнуться. Генерал-лейтенант Хауссер, командир мотопехотной дивизии СС «Рейх», получил тяжелое ранение. Ряд за рядом покрывали землю уже не способные сражаться солдаты — танкисты в черных комбинезонах, гренадеры в рваной полевой форме и военнослужащие войск СС в пятнистом камуфляже. Мертвые, тяжело раненные, обожженные или забитые до смерти. С обеих сторон воюющие зверели — все забыли слово «пощада».

Чтобы переломить ход сражения, в эту мясорубку немцы бросили баварцев и французов. Перед боем присланных из Парижа крестоносцев построили в шеренги. О том, что было дальше, вспоминал бывший начальник штаба 4-й немецкой армии Г. Блюментрит. В мемуарах он написал: «Четыре батальона французских добровольцев (на самом дел – 638-й пехотный полк был двухбатальонного состава — «СП»), действовавших в составе 4-й армии, оказались менее стойкими. У Бородина фельдмаршал фон Клюге обратился к ним с речью, напомнив о том, как во времена Наполеона французы и немцы сражались здесь бок о бок против общего врага — России. На следующий день французы смело пошли в бой, но, к несчастью, не выдержали ни мощной атаки противника, ни сильного мороза и метели. Таких испытаний им ещё никогда не приходилось переносить. Французский легион был разгромлен, понеся большие потери от огня противника. Через несколько дней он был отведен в тыл и отправлен на Запад».

В безуспешных атаках позиций 32-й Краснознаменной дивизии французский полк потерял 65 человек убитыми, 120 ранеными и более 300 человек больными и обмороженными. В боевых документах вермахта остался неутешительный для парижских нацистов вывод: «Люди проявили, в целом, хороший боевой дух, но уровень их боевой подготовки низок. Сержантский состав, в общем, неплох, но не проявляет активности, так как старший состав не показывает эффективности. Офицеры мало на что способны и явно были рекрутированы по чисто политическому принципу». И подведен неутешительный итог: «Легион небоеспособен. Улучшение может быть достигнуто только за счет обновления офицерского состава и форсированного обучения».

Больше на Восточном фронте 638-й пехотный полк не появлялся. Его направили на переформирование во Францию, а потом использовали для борьбы с партизанами на Украине и в Белоруссии. Видимо, бегать по лесам и жечь советские деревни получалось у французов получше. Во всяком случае, в 1943 году новый командир легионеров полковник Эдгар Пуо получил сначала звание бригадного генерала, а потом был еще и награжден двумя Железными крестами. Позже остатки полка были влиты в состав 8-й штурмовой дивизии войск СС, тоже сформированной, главным образом, из французских добровольцев.

Стоит заметить, что 638-й пехотный полк – не самая известная французская часть, воевавшая с нашими войсками в рядах гитлеровцев. Немало русской крови пролила 33-я гренадерская бригада СС (затем дивизия СС) «Шарлемань», названная в честь известного полководца Карла Великого (фр. Charle Magne). Формирование дивизии началось ещё в 1944 году. В конце февраля 1945 года командование вермахта бросило французов затыкать прорыв советских войск в районе города Чарне в Польше. 25 февраля легионеры вступили в бой с частями 1-го Белорусского фронта. 4 марта остатки дивизии перебросили в Берлин. Там в мае 1945 года дивизии «Шарлемань» доверили самый важный участок – совместно с добровольцами из скандинавский стран, объединенных в дивизию СС «Нордланд», оборонять рейхсканцелярию. По воспоминаниям немцев, французские нацисты дрались до последнего патрона. Их уцелело всего несколько десятков. Почти все попали под суд и были казнены соотечественниками, сражавшимися против Гитлера.

Из досье «Свободной Прессы».

В том, что против нас в годы Великой Отечественной войны сражалось едва ли не половина Европы, убеждает список военнопленных. В национальном отношении он выглядит так: немцы — 2 389 560, венгры — 513 767, румыны — 187 370, австрийцы — 156 682, чехи и словаки — 69 977, поляки — 60 280, итальянцы — 48 957, французы — 23 136, хорваты — 21 822, молдаване — 14 129, евреи — 10 173, голландцы — 4 729, финны — 2 377, бельгийцы — 2 010, люксембуржцы – 1652, датчане – 457, испанцы – 452, цыгане – 383, норвежцы – 101, шведы – 72

Бородино в годы Великой Отечественной войны

Знаменитое Бородинское поле, находящееся от Москвы в 124 км, представляет собой холмистую и пересечённую многочисленными оврагами, небольшими речками и ручьями местность. Территория Бородинского поля составляет примерно 50 кв. км. Село Бородино, давшее название полю, расположено на левобережье речки Колочи, которая протекает с юго-запада в направлении на северо-восток через всё Бородинское поле.

На Бородинском поле произошло два кровопролитных сражения в ходе обеих отечественных войн против войск захватчиков. В 1812 году от результата грандиозной битвы зависела судьба не только Российского государства, но и всей Европы. Исторические события повторились, спустя 129 лет после нашествия наполеоновской армии, на Москву вновь двинулись вражеские полчища. И вновь Бородино, где происходили жесточайшие бои, стало полем боевой славы России.

Строительство Можайской линии обороны

Захват Москвы гитлеровское командование поставило во главу угла своего плана молниеносной войны. Одним из главных направлений являлось Можайское, бывшее кратчайшим путём к Москве. По этой местности проходило две дороги, расположенные на небольшом расстоянии одна от другой – Старая Смоленская дорога (ныне Можайское шоссе) и Минское шоссе, строительство которого началось совсем недавно.

Для прикрытия столицы 16 июля 1941 года Государственным Комитетом Обороны было принято решение о сооружении в кратчайшие сроки Можайского оборонительного рубежа. Защитные сооружения на Малоярославецком, Можайском и Волоколамском направлениях, подразделялись на укрепрайоны. Важнейшим из них стал 36-й Можайский укрепрайон, находившийся в центре оборонительной линии. Протяжённость его участка составляла 107 км. Передовой рубеж 36-го укрепрайона проходил непосредственно по Бородинскому полю.Один из ДОТов на Бородинском поле. В сооружениях такого типа устанавливались артиллерийские орудия калибра 76 — 122 мм.

Возведением оборонительных сооружений вначале занималась 33-я армия, в которую входили дивизии московского ополчения. Но уже через неделю она была передислоцирована на ржевско-вяземский рубеж, а работы продолжали москвичи и жители области. Только на Можайском укрепрайоне в августе 1941 года работало уже около 20000 человек. Необходимо отметить, что строительством долговременных укреплений (ДОТов и т.п.) занимались метростроевцы. Возведением сооружений на Бородинском поле, в центре укрепрайона, занимались воины 467-го сапёрного батальона.

Схема обороны на Минском шоссе у деревни Ельня.Схема обороны у Бородино. Обратите внимание (слева, внизу) на сильно укреплённую, как и в 1812 году, Курганную высоту. Вдоль речки Колочи, на Курганной высоте, у деревни Горки и в других исторических местах 1812 года возводились заграждения против танков и пехоты: рвы, минные поля, эскарпы, ежи и лесные завалы. Огневая оборона обеспечивалась орудийными и пулемётными окопами, ДОТами и ДЗОТами. До 10 октября было устроено 62 км эскарпов и противотанковых рвов, возведено 278 ДЗОТов и 116 ДОТов. Несмотря на то, что оборонительная линия была полностью закончена лишь на наиболее важных участках, она сыграла большую роль в обороне Москвы.Один из ДОТов Можайской линии обороны в лесу около Бородино.

Операция “Тайфун”

“Тайфун” — самая грандиозная по масштабам операция вермахта, которая проводилась на одном направлении. В этой операции было задействовано 46 пехотных, 8 моторизованных, 14 танковых, бригада кавалерии СС, одна кавалерийская и 6 охранных дивизий. К октябрю общая численность группировки под командованием фон Бока составляла почти 2 млн. человек. Прикрытие с воздуха осуществляло 1320 самолётов. Захват советской столицы предполагалось осуществить нанесением ударов по 3-м направлением с расчленением Западного и Брянского фронтов, окружением и уничтожением соединений Красной Армии в районах Вязьмы и Брянска. Затем, разгромив части, обороняющиеся на ближних подступах к столице, штурмом захватить Москву. Началом наступления стало 30 сентября… В вяземский «котёл» попало 4 армии (9 танковых бригад, 37 дивизий, 31 артиллерийский полк). Наши потери составили 380000 человек убитыми, в плен попало около 600000 человек. Девятого октября был захвачен Гжатск и противник устремился к Можайску. Путь к Москве был открыт. Для укрепления можайской линии обороны были приняты срочные меры, с выдвижением дополнительных сил, состоящих из курсантов военно-политического училища и ополченцев. Срочно были эвакуированы в Алма-Ату бесценные экспонаты Бородинского музея.

Сражение на Бородинском поле

Оборону на Можайском направлении осуществляла 5-я армия под началом генерал-майора Дмитрия Даниловича Лелюшенко. Основная ударная сила, занявшая оборону на центральной участке и непосредственно на Бородинском поле — кадровая 32-я стрелковая дивизия численностью 15000 человек. Дивизия состояла из трёх стрелковых полков, одного артиллерийского полка, одного гаубичного полка и дивизиона истребителей танков. Дивизия была прекрасно обучена и имела опыт боевых действий на Халкин-Голе. Командовал дивизией — полковник Виктор Иванович Полосухин.

Также в состав 5-й армии входили: танковая бригада, отдельная танковая рота, три дивизиона «катюш», мотоциклетный полк, три огнемётные роты, батальон курсантов военных училищ, два стрелковых и семь артиллерийских противотанковых полков, пулемётно-артиллерийский, сапёрный и Можайский истребительный батальоны. Столь малочисленной группировкой перекрывался участок длиной 80 км, кроме того оба фланга армии были открытыми.

Бронебойщики на Бородинском поле, у памятника Кутузову в Горках.

Краткая хронология боёв на Бородинском поле:

  • вечер 12 октября – бой на 125 км Минского шоссе, уничтожено 6 танков и живая сила противника;
  • 13 октября – попытка врага прорваться к станции Бородино, захват деревни Рогачёво и попытки прорыва к Минскому шоссе;
  • 14 октября – ожесточённые схватки по всем рубежам укрепрайона;
  • 15 октября – бои в районах станции Бородино, деревень Шевардино, Утица, Доронино. Ранение Лелюшенко и назначение генерал-майора Леонида Александровича Говорова новым командующим;
  • 16 октября – кровопролитные бои в самом центре Бородинского поля;
  • 17 октября – захват деревни Горки, прорыв на Можайское шоссе;
  • 18 октября – занятие Можайска, отход с боями 32-ой дивизии на новые оборонительные рубежи.

Важнейшим итогом боёв на Бородинском поле стала задержка на 6 дней наступления врага, что позволило подтянуть свежие резервы на новые оборонительные рубежи. Понёсшие тяжелейшие потери главные группировки немецко-фашистских войск были обескровлены. Впоследствии, противник окончательно был остановлен на 75-ом километре Минской магистрали. Контрнаступление советской армии началось 5 декабря. 21 января 1942 года Бородинское поле было освобождено от немецких захватчиков.

Память

Стоит отметить, что за недолгий период оккупации Бородинскому полю был нанесён значительный урон. Был сожжён царский дворец, разграблено здание музея. Во время боёв пострадали многие памятники Бородинского поля. Но уже в 1944 году Бородинский музей был открыт вновь. История распорядилась так, что Бородино стало ареной двух сражений. И бои 1941-го года занимают достойное место в экспозициях и мемориалах Бородинского музея-заповедника. На склоне Курганной высоты открыт памятник воинам 5-й армии, обустроены братские могилы бойцов и командиров Красной Армии, сооружениям Можайской линии обороны присвоен статус всенародного достояния. На территории Бородинского монастыря открыта отдельная экспозиция, посвящённая боям 1941 года.ДОТ на склоне Курганной высоты.Братская могила воинов 5-й армии у памятника Кутузову в деревне Горки. Кстати, именно здесь, на месте командного пункта Кутузова, располагался штаб 32-й дивизии.Воинское захоронение и мемориальная церковь у деревни Ельня на Минском шоссе.

Отдельно стоит отметить военно-инженерные объекты Можайской линии обороны, которые являются уникальным комплексом фортификационных сооружений времён Великой Отечественной. Противотанковые рвы, эскарпы, долговременные артиллерийские и пулемётные точки, железобетонные колпаки, артиллерийские и стрелковые окопы — всё это позволяет изучать историю прошедшей войны, что называется, на земле. И здесь нельзя не отметить грандиозную работу Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия, который провёл на Бородинском поле рекогносцировочные работы и составил карту укреплений 36-го укрепрайона.

Карта Бородинского поля с объектами Можайской Линии обороны.

Полосухин Виктор Иванович

Крестьянский род Полосухиных старожильческий, его представители поселились в Среднем Притомье в середине XVIII в. Как и остальные крестьяне уезда, прямые предки комдива отрабатывали повинности на заводах и рудниках, в дальнейшем им удалось переселиться в уездный город Кузнецк и стать мещанами (городскими жителями). Прапрадед Виктора Ивановича — Алексей Алексеевич в 1789 г. «поступил в купечество». Но, видно, что-то не сложилось в жизни купца Алексея Полосухина. Около 1800 г. он уходит на жительство к монахам-отшельникам Зосиме и Василиску, став первым «послушником» у названных монахов. Отец Виктора Ивановича, Иван Константинович (1860-23.09.1911) — потомственный сибиряк. Он прошел путь от рабочего до заведующего приисковым станом. Последние годы выполнял функции маркшейдера — специалиста по каналам, шурфам, гидравлике. Иван Константинович входил в «Северный союз русских рабочих», организатором которого был В. П. Обнорский. Они были друзьями и соратниками. Мать Виктора Ивановича, Мария Семёновна Куртукова, родилась в 1872 г. в селе Куртуково. Мария Семёновна была старшей из четырех дочерей. После смерти матери она стала хозяйкой в семье. Иван Константинович Полосухин был намного старше Марии.
Виктор Иванович Полосухин родился 28 февраля 1904 г. на прииске Веселый около Кузнецка и был пятым сыном в семье. Его детство и юность прошли на улице Зелёной в Кузнецке, которая сегодня носит его имя. Большая семья Полосухиных жила в постоянной бедности. Когда в 1911 г. умер от чахотки отец, его не на что было похоронить. Помог друг семьи, ссыльный революционер В. П. Обнорский, продавший свои часы. На руках Марии Семёновны осталось семеро детей. Виктор с 9-10-летнего возраста работал в летнее время подпаском в де­ревне Куртуково. С установлением в Кузнецке советской власти Виктор вступает в комсомол, его избирают членом укома РКСМ. Он организует в сёлах комсомольские ячейки, вовлекает молодёжь в комитеты бедноты. Шестнадцатилетним пареньком вступил в отряд ЧОН (часть особого назначения), который боролся с бандитизмом.
В июне 1921 г. по призыву ЦК комсомола добровольцем уходит на учебу в 25 пехотную школу г. Томска, по окончании которой в сентябре 1924 г. его направляют в 15-й Витебский стрелковый полк командиром взвода. В 1925 г. В. И. Полосухин вступил в партию, а вскоре после этого его направляют в Ленинград на курсы политруков при военно-политической школе им. Ф. Энгельса. После окончания курсов В. И. Полосухин служит в Приволжском военном округе политруком.
Здесь в 1928 г. он встретился со своей будущей женой — Ольгой Васильевной Евлановой, а в 1929 г. у него родилась дочь Аврора (позднее родились дочь Юлия и сын Владимир). Вспоминая о времени знакомства, Ольга Васильевна отмечала: «Виктор был душевным человеком и мог находить путь к сердцам людей. Любили и уважали его в роте. Энергичный по натуре, он работал с огоньком и всего себя отдавал общественным делам, относясь к ним исключительно добросовестно. Подолгу возился, стремясь оформить красный уголок. В станице Суворовской организовал коллектив художественной самодеятельности, был его руководителем и активным участником. Виктора хорошо знали жители станицы. Он очень любил детей, а у нас в то время было немало беспризорников… Видно, был у него настоящий талант воспитателя, умел он благотворно влиять на мальчишек…». Вспоминает дочь Аврора Викторовна Полосухина: «Отца я помню жизнерадостным, веселым, любившим шутку. Его всегда интересовали наши детские дела. Бывало, придут ко мне мои сверстники-дошкольники, отец никогда не упустит возможности поговорить с ними, расспросить, кто какие знает стихи и песни, и мы по очереди «выступали по радио», стоим возле репродуктора и декларируем или поём…».
С мая 1936 г. служба Виктора Ивановича проходила на Дальнем Востоке. За пять лет (с восьмимесячным перерывом на прохождение курсов «Выстрел») он прошел путь от командира батальона до командира дивизии. В 1938 г. он участвует в боях на озере Хасан. Обладая такими качествами, как воля, решительность, инициатива, умение быстро ориентироваться в обстановке, Виктор Иванович быстро продвигался по служебной лестнице. В 1940 г. он получил звание полковника, в марте 1941 г. его назначили командиром 32-й Краснознаменной стрелковой дивизии Дальневосточного фронта.
Великая Отечественная война застала Виктора Полосухина на Дальнем Востоке. В октябре 1941 г. дивизия Полосухина была срочно переброшена на Бородинское поле. Аврора Викторовна вспоминает о тех днях, когда 32-я стрелковая дивизия в сентябре 1941 г. отбывала под Москву: «Я не могу забыть, как подходил отец к детским кроваткам, целовал Юленьку и Вовочку, тормошил меня. Долго-долго о чем-то говорили они ночью с матерью, я тоже не могла уснуть, вспоминала, как днём в кабинете отец разговаривал со мной, посадив меня к себе на колени… В последний раз мы видели отца уже в дороге. Наш поезд остановился на несколько минут в Ворошиловске-Уссурийском, и неожиданно в купе вошел отец, успевший к приходу поезда приехать на станцию на машине. Он крепко поцеловал нас всех, просил маму не волноваться, беречь себя и детей, не беспокоиться о нём…». Виктору Ивановичу так и не удалось увидеть четвёртого ребенка — сына Анатолия, родившегося 3 октября.
Первым пунктом назначения был Волховский фронт. Но вскоре был получен новый приказ — передислоцироваться в район Можайска. Командующий 5-й армией Д. Лелюшенко 12 октября 1941 г. поставил комдиву задачу — обеспечить оборону на фронте протяженностью 40 километров и не дать танковой группе генерал-полковника Гепнера прорваться к Москве. В укрепрайон, который 14 октября 1941 г. заняла дивизия Полосухина, входила военно-мемориальная зона Бородинского поля, а свой командный пункт Виктор Иванович разместил на том самом месте, откуда в 1812 г. руководил Бородинским сражением Кутузов. В книге посетителей музея Бородинского поля Полосухин оставил запись: «Мы с Востока пришли защищать Бородино и матушку Москву. И с честью выполним свой долг». Тяжелые бои развернулись в эти дни. Пять суток атак и контратак. Каждый из населённых пунктов часто переходили из рук в руки. Сам комдив постоянно был на тех участках, где разгорался самый тяжёлый бой. Неся большие потери, полосухинцы выполнили приказ, они задержали на подступах Москвы 40-й корпус 4-й немецкой танковой армии. За пять дней полосухинцы уничтожили 117 танков, 200 автомашин, сотни орудий и минометов. Под Бородино со всей силой проявились высокие командирские и личные качества Виктора Ивановича Полосухина. Затем были бои в районе деревни Акулово, за которые Виктор Иванович 3 января 1942 г. награждён орденом Красного Знамени.
По приказу нового командарма С. Говорова 32-я стрелковая дивизия отошла с Бородинского поля под Гжатск, где продолжала вести бои. В жёсткой обороне на подступе к столице в ноябре 1941 г. полосухинцы, как и их соседи, панфиловцы, стояли насмерть, но врага к Москве не подпустили. В середине февраля 1942 г. на северо-западе от деревни Иванники образовался опасный для наших войск выступ, на котором расположились фашистские войска для контрнаступления. 18 февраля полковник Полосухин проводил рекогносцировку местности в районе села Некрасово под Можайском. Разведка обнаружила в роще неподалеку скопление противника. Комдив взял бинокль и вышел, как оказалось, на простреливаемое место. Неожиданно раздалась пулеметная очередь. Фашистская пуля, пробив партийный билет, попала прямо в сердце Виктора Ивановича.
Хоронили комдива 20 февраля на центральной площади освобожденного Можайска, где он посмертно внесен в список почётных граждан города.
Имя героя Бородина навечно вошло в историю нашей страны и историю города Новокузнецка. 18 октября 1989 г. В. И. Полосухину было присвоено звание «Почётный гражданин города Новокузнецка» (решение исполкома горсовета народных депутатов № 243 от 18.10.1989 г.). Бывшая улица Зелёная на Форштадте, на которой провёл своё детство Виктор Иванович, носит его имя. В июне 1998 г. на административном здании по улице им. Полосухина, 18а в Новокузнецке установлена мемориальная доска (автор — Ю. В. Шлеманов). Представляет собой доску из литого пластика с выбитыми буквами бронзового цвета. Размер 800х600 мм. На доске текст: «Улица названа в честь кузнечанина полковника Полосухина Виктора Ивановича командира 32-й Краснознамённой стрелковой дивизии сибиряков, защитника бородинского поля и Москвы, павшего смертью храбрых 18 февраля 1942 года». Именем нашего земляка названы также улицы в Москве и Можайске, его имя носит одна из шахт города – «Полосухинская», а также станция Западно-Сибирской железной дороги. Личные вещи В. И. Полосухина хранятся в Государственном историческом музее в Москве. 9 июля 1957 г. исполком горсовета Новокузнецка присвоил имя Виктора Ивановича Полосухина средней общеобразовательной школе № 71. Его имя носит музей боевой и трудовой славы в детском доме-школе № 95. В августе 1999 г. на станции Полосухинская Западно-Сибирской железной дороги открылись мемориальная доска и музей, посвященные легендарному полковнику.
У Виктора Ивановича 9 правнуков – и все мальчики. Его семья ещё в военное время переехала в Ригу. Там, в бывшей союзной республике и живут сейчас прямые потомки комдива Полосухина. В Новокузнецке в администрации Куйбышевского района работает внучка младшего брата Виктора Ивановича – Антона. Её сыну Илье уже больше 20 лет.

Боевой путь

В мае 1920 г. в Томске были организованы 2-е Сибирские курсы красных командиров. Год спустя, в мае 1921 года, курсы были реорганизованы в 25-ю Томскую пехотную школу комсостава РККА. В эту школу, добавив себе недостающий по возрасту год, поступил добровольцем Виктор Полосухин. В 1924 году стал кадровым офицером и получил назначение в Витебский гарнизон (командир взвода). В апреле 1925 года В.И. Полосухин вступил в ВКП(б). С 1926 года по июнь 1927 года — слушатель курсов политруков при военно-политической школе им. Энгельса (г. Ленинград). С июля 1927 года служил в Приволжском военном округе, занимая различные должности строевой и штабной службы. С января 1931 года Виктор Иванович Полосухин — начальник штаба батальона, под Новый 1932 год получил предписание отбыть в город Астрахань в 91-й стрелковый полк и принять полковую школу. В 1934 году полковую школу разделили, и вновь созданный батальон оправили на Дальний Восток. В марте 1937 года получил звание майора, в ноябре 1937 года направлен в Москву. После окончания Высших стрелковых курсов ПВО в 1938 году получил назначение в Хабаровск, а затем — в Приморскую армию, где его назначили командиром 314-го стрелкового полка 105-й дивизии. Весной 1940 г. В.И. Полосухин получил назначение на должность командира отдельной стрелковой бригады. В марте 1941 года вступил в командование 32-й Краснознаменной стрелковой дивизии Дальневосточного фронта.

Большое спасибо Н.П. Шуранову, И.Ю. Ускову, В.Н. Целищеву, А.В. Полосухиной за возможность использования при составлении страницы о Викторе Ивановиче Полосухине в Бессмерном полку материлов книги «Комдив Полосухин», авторами-составителями которой они являются.

Неизвестная война. Бородино


Бородино. «Как много в этом слове…» Для нас, в основном, Бородино — это Отечественная война 1812 года, Кутузов, Багратион, Барклай де Толли, Раевский и прочие участники той битвы. И победа, с которой, собственно, началось падение великого Наполеона Бонапарта.
Между тем, события, о которых мы расскажем сегодня и будем еще не раз говорить и показывать, по своей значимости ничем не уступали событиям двухвековой давности.
В 1941 году Бородино и окрестности снова стали ареной кровопролитных сражений за Москву. И об этих эпизодах нашей истории и будет серия наших рассказов.
5 декабря, в День героя Отечества, мы оказались в Бородино по приглашению сотрудников музея-заповедника «Бородинское поле». И на месте выяснили, что запланированного нами дня не хватит даже на поверхностное ознакомление. Но мы в будущем обязательно исправим это упущение.
Дело в том (для тех, кто не знает, как и мы до поездки), что музей-заповедник «Бородинское поле» — это 11 000 гектаров территории, на которых расположено более сотни памятников и памятных мест. И многие из них посвящены подвигам солдат и офицеров Великой Отечественной войны.

Начать рассказ о событиях, произошедших в тех местах в 1941 году мы с нашим собеседником, заведующим отделом изучения, сохранения и «музеефикации» Бородинского поля Александром Александровичем Сухановым, решили с самого дальнего участка.
30 сентября немцы, прорвав оборону наших войск в районе Белого и Рославля, 5 октября вышли к Юхнову.
Надо сказать, что немного раньше, 16 июля, Ставкой было принято решение о создании Московско-Можайской оборонительной линии или Можайской укрепленной полосы.
Для обороны этой полосы должны были быть сформированы 12 дивизий, часть которых планировалось разместить здесь, на Бородинском поле.
И в середине сентября на Бородинском поле были размещены 4 дивизии народного ополчения (32-й и 33-й армий). Но эти дивизии были брошены под Вязьму.
2 сентября в прорыв под Рославлем вошла дивизия СС «Рейх». А 11 октября она подошла к Бородино. Расстояние около 200 километров немцы прошли за 9 дней…
И уже 11 октября в Берлин пошла победная реляция, что Можайская линия обороны прорвана. Она действительно была прорвана, но по Варшавскому шоссе.
12 октября немцы начали атаку Бородино. К тому времени дивизии народного ополчения уже сгорели в Вяземском котле, и для закрытия бреши под Ельней части пришлось перебрасывать откуда только было возможно.
10-11 числа на Бородинском поле оставался только истребительный батальон. А от Юхнова шли танковая и моторизованная дивизии… На Гжатск с поворотом на Москву…
В Кубинке стояли курсанты Московского политического училища. Срочно формируется батальон. Переброска в Бородино. Рота огнеметчиков. Пулеметный батальон. Из Ленинградской области срочно перебрасывают 32-ю дивизию Полосухина, которая стала костяком в создаваемом оборонительном рубеже. Подходят сформированные в Сибири части. Но времени на их развертывание катастрофически не хватает.
Командовать созданной 5-й армией назначили генерал-майора Лелюшенко. Боевая задача — задержать немцев. Хотя бы на неделю, пока подойдут сибирские дивизии.
Мальчишки-курсанты, ополченцы-пулеметчики и первые сибирские эшелоны выполнили поставленную задачу. Немцы были остановлены здесь на долгих шесть дней…
Немцы воевали на колесах. Вдоль дорог. Что 10-я танковая, что «Рейх». Танковый полк и пять пехотных («панцергренадирен») немцев против трех стрелковых полков 32-й дивизии полковника Полосухина.
Вообще по положениям боевого Устава тех лет, дивизия должна оборонять фронт в 12-15 км. 32-я стрелковая дивизия держала фронт в 45 километров. Штаб полковника Виктора Полосухина находился там же, где был штаб фельдмаршала Кутузова.
На Минском шоссе стоял 17-й полк.

Здесь стоял 2-й батальон 17 полка. Здесь, по Минскому шоссе и было направление главного удара сил Хауссера.
Линия обороны советских войск была оборудована ДОТами. Два можно увидеть на фото. Остатки пулеметного ДОТа, уничтоженного немцами и фактически целый артиллерийский. Артиллерийский ДОТ уцелел по странной причине: в нем не было орудия. 76-мм дивизионная пушка просто в него не влезала, а «сорокапяткой» там было нечего делать. Поэтому 76-мм пушка стояла за дотом.

Остатки пулеметного дота

Артиллерийский дот


Из амбразуры дота прекрасно видно Минское шоссе
Слева от дороги занимала позицию пулеметная рота. За ней стоял 1-й батальон. Когда 13 октября по Можайскому шоссе пошла мотопехота, а по обочине дороги и полям, через речушку Еланку, танки, пулеметчики отошли без приказа на полтора километра, в овраг… За ними отошел и первый батальон. Что решило судьбу второго.
Второй батальон не побежал и не стал отступать. 15 октября немцы смогли продвинуться дальше, в Бородино, но только когда позиции батальона замолчали совсем.
Только 18 октября остатки 32-й дивизии отступили за реку Руза и оставили Можайск. Сил держать фронт уже не оставалось. Но до 26 октября бойцы Полосухина закрепившись по реке Руза сдерживают противника, не давая обойти правый фланг 5-й армии.
А немцы вошли в Бородино.
Вполне естественно, что вели они себя как цивилизованные европейцы, поэтому историей сохранен снимок уничтоженного ими музея.
Но мы вернемся обратно, к деревушке Ельня.

Здесь, в самом дальнем углу музея-заповедника «Бородинское поле», силами сотрудников музея было обнаружено больше сотни советских бойцов. Александр Александрович Суханов рассказал об этом нам.

Интересная и примечательна история этой церкви. Ее построила на свои сбережения местная жительница. Если здоровье Тамары Викторовны позволит, в наш следующий приезд в Бородино, мы обязательно с ней пообщаемся.
Эта братская могила имеет не самый лучший вид. Уверены, что это временное явление, работы по оформлению и передаче ее в фонд исторического наследия и прочие инстанции скоро будут завершены. Вообще оформление документов — задача не менее сложная, чем поиск и захоронение павших солдат. Но местная администрация и руководство музея уверили нас в том, что работы будут завершены в ближайшее время. И братская могила бойцов 32-й дивизии займет свое место в строю.
Удивляешься, когда попадаешь в места, подобные Бородино или Скоково. Когда оказывается, что мы знаем далеко не все о той войне. И понимаешь, что от журналистов зависело очень много.
316-й дивизии генерала Панфилова «повезло», там оказался журналист Кривицкий, который хоть криво, но написал о подвигах бойцов Панфилова. Здесь писать было некому. Но благодаря сотрудникам музея «Бородинское поле» мы смогли приоткрыть хотя бы одну страничку в летописи той войны. Первую, но точно не последнюю.
Выражаем искреннюю признательность сотрудникам музея-заповедника «Бородинское поле» Александру Александровичу Суханову и Юлии Михайловне Кузнецовой.