Борьба с бандитизмом

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

Приложение к приказу НКВД СССР

№ 00349 от 04.04.41

Сов. секретно

Положение об отделе по борьбе с бандитизмом Главного управления милиции НКВД Союза ССР.

1. Отдел по борьбе с бандитизмом является оперативным отделом Главного управления милиции НКВД СССР.

2. Начальник Отдела по борьбе с бандитизмом является заместителем начальника Главного управления милиции НКВД СССР.

3. На Отдел возлагается организация борьбы со всеми видами политического и уголовного бандитизма на всей территории Союза Советских Социалистических Республик.

Для выполнения этой задачи Отдел по борьбе с бандитизмом:

а) организует агентурно-оперативный аппарат, систематически контролирует и направляет его работу и непосредственно занимается агентурно-оперативной и следственной работой по борьбе с наиболее серьезными видами бандитизма;

б) выявляет и учитывает бандитские формирования, все виды проявлений бандитизма и в необходимых случаях непосредственно организует оперативные группы и проводит другие агентурно-оперативные мероприятия, направленные к ликвидации бандитизма;

в) разрабатывает профилактические мероприятия по предупреждению бандитизма и контролирует практическое проведение их в жизнь;

г) осуществляет руководство и контроль за правильным выполнением органами милиции приказов и директив НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

4. Для осуществления перечисленных функций Отдел по борьбе с бандитизмом имеет следующую, построенную, в основном, по территориальному признаку структуру:

1-е отделение — по Армении, Грузии, Азербайджану, Дагестану, Чечено-Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Орджоникидзевскому и Краснодарскому краям;

2-е отделение — по УССР, БССР и МССР;

3-е отделение — по Литовской, Латвийской, Эстонской и Карело-Финской ССР;

4-е отделение — по Средней Азии и РСФСР;

5-е отделение — следственное;

Секретариат (выполняет контрольно-информационные и учетные функции).

Начальник Главного управления милиции НКВД Союза ССР

инспектор милиции А. Галкин

Согласны:

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга Круглов

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

старший майор государственной безопасности Абакумов

Приложение к приказу НКВД СССР

№ 00349 от 04.04.41

Сов. секретно

Положение об отделах (отделениях) по борьбе с бандитизмом управлений милиции НКВД-УНКВД республик, краев и областей.

1. Отдел (отделение) по борьбе с бандитизмом является оперативным аппаратом управления милиции НКВД (УНКВД) республики (края, области).

2. Начальник отдела (отделения) по борьбе с бандитизмом подчиняется начальнику управления милиции и его заместителю по оперативной части.

3. На отдел (отделение) возлагается организация борьбы со всеми видами политического и уголовного бандитизма на территории республики (края, области).

Для выполнения этой задачи отдел (отделение) по борьбе с бандитизмом:

а) организует агентурно-оперативный аппарат как в центре республики (края, области), так и в районах и непосредственно занимается агентурно-оперативной и следственной работой по борьбе с бандитизмом;

б) выявляет и учитывает бандитские формирования, бандэлемент, их пособников, все виды проявлений бандитизма, проводит агентурно-оперативные мероприятия по ликвидации бандитских формирований и их пособнической базы и руководит всей практической работой по ликвидации и предупреждению бандитизма в районах;

в) разрабатывает профилактические мероприятия по предупреждению бандитизма и с санкции Главного управления милиции НКВД СССР проводит их в жизнь.

4. В соответствии с перечисленными функциями отдел (отделение) по борьбе с бандитизмом имеет следующую структуру:

1-е отделение (группа) — агентурно-оперативное; 2-е отделение (группа) — следственное.

Начальник Главною управления милиции НКВД Союза ССР

инспектор милиции А. Галкин

Согласен:

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

старший майор государственной безопасности Абакумов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 12, Д. 241, Л. 308-309об, типографский экземпляр.

№ 149 Приказ НКВД СССР № 001414 «Об организации Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом»

30 сентября 1941 г. Сов. секретно

Для обеспечения успешной борьбы с бандитизмом на территории Союза ССР, приказываю:

1. Организовать в НКВД СССР Отдел по борьбе с бандитизмом согласно прилагаемого штата.

2. Возложить на Отдел по борьбе с бандитизмом следующие задачи:

а) организацию агентурно-оперативной и следственной работы отделов (отделений) НКВД-У НКВД по борьбе с бандитизмом: выявлению и ликвидации всех бандитских формирований, бандодиночек и изъятию их пособников;

б) изъятие нелегально хранящегося у населения огнестрельного оружия с использованием в этих целях аппарата милиции.

3. Назначить:

начальником Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом майора госбезопасности т. Клепова Сергея Алексеевича, освободив его от занимаемой должности начальника УНКВД по Смоленской области,

заместителями начальника отдела:

а) старшего майора госбезопасности т. Леонтьева Александра Михайловича, освободив его от занимаемой должности начальника Бологоевского горотдела и зам. нач. УНКВД по Калининской области;

б) майора милиции т. Жукова Александра Алексеевича, освободив его от занимаемой должности и.о. начальника Отдела по борьбе с бандитизмом ГУ милиции НКВД СССР;

в) капитана госбезопасности т. Завгороднего Михаила Андреевича, освободив его от занимаемой должности начальника 3 спецотдела НКВД УССР.

4. Существующий в составе Главного управления милиции НКВД СССР Отдел по борьбе с бандитизмом расформировать, обратив его штаты и личный состав на укомплектование Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

Организованные приказом НКВД СССР № 00349 от 4 апреля 1941 г. отделы по борьбе с бандитизмом управлений милиции республик, краев, областей реорганизовать в отделы (отделения) по борьбе с бандитизмом соответствующих НКВД-УНКВД по прилагаемому списку.

5. Расстановку личного состава Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом утвердить.

6. Наркомам внутренних дел соответствующих республик, начальникам УНКВД краев и областей лично организовать работу отделов по борьбе с бандитизмом, укомплектовав их опытными боевыми работниками.

Кандидатуры начальников отделов по борьбе с бандитизмом представить на утверждение НКВД СССР.

7. При проведении операций по ликвидации бандформирований, а также изъятию бандодиночек и дезертиров из Красной Армии наркомы внутренних дел республик, начальники УНКВД краев и областей используют истребительные батальоны, войска НКВД и милицию.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР

Генеральный комиссар государственной безопасности Л. Берия

«Утверждаю»

Заместитель народного комиссара

внутренних дел Союза ССР Кобулов

Сов. секретно

30 сентября 1941 г.

Список НКВД-УНКВД республик, краев и областей, где необходимо организовать отделы (отделения) по борьбе с бандитизмом

I. Отделы:

1. Грузинская ССР

2. Армянская ССР

3. Азербайджанская ССР

4. Казахская ССР

5. Узбекская ССР

6. Таджикская ССР

7. Туркменская ССР

8. Киргизская ССР

9. Орджоникидзевский край

10. Краснодарский край

11. Хабаровский край

12. Приморский край

13. Чечено-Ингушская АССР

Первый год без войны. Для советских людей он был разный. Это время борьбы с разрухой, голодом и преступностью, но это и период трудовых свершений, экономических побед и новых надежд.

Испытания

В сентябре 1945 года на советскую землю пришел долгожданный мир. Но достался он дорогой ценой. Жертвами войны стали более 27 миллионов. человек, 1710 городов и 70 тысяч сел и деревень были стерты с лица земли, разрушены 32 тысячи предприятий, 65 тысяч километров железных дорог, 98 тысяч колхозов и 2890 машинно-тракторных станций. Непосредственный ущерб советской экономике составил 679 миллиардов рублей. Народное хозяйство и тяжелая промышленность были отброшены минимум на десять лет назад.

К огромным экономическим и человеческим потерям добавился голод. Ему способствовали засуха 1946 года, развал сельского хозяйства, недостаток рабочих рук и техники, приведшие к значительной потере урожая, а также снижение поголовий скота на 40%. Населению приходилось выживать: варить борщ из крапивы или печь лепешки из листьев и цветков липы.

Распространенным диагнозом первого послевоенного года стала дистрофия. Например, к началу 1947 года в одной только Воронежской области больных с подобным диагнозом насчитывалось 250 тысяч человек, всего по РСФСР — около 600 тысяч. По оценке голландского экономиста Майкла Эллмана, всего от голода в 1946-1947 годах в СССР погибли от 1 до 1,5 миллиона человек.

Историк Вениамин Зима считает, что государство располагало достаточными запасами зерна, чтобы предотвратить голод. Так, объем экспортируемого зерна в 1946-48 годах составлял 5,7 миллиона тонн, что на 2,1 миллиона тонн больше экспорта предвоенных лет.

Для помощи голодающим из Китая советское правительство закупило около 200 тысяч тонн зерна и бобов сои. Украине и Белоруссии как жертвам войны помощь поступала по каналам ООН.

Сталинское чудо

Война только что отгремела, но очередную пятилетку никто не отменял. В марте 1946 года принимается четвертый пятилетний план на 1946-1952 годы. Его цели — амбициозные: не только достичь довоенного уровня промышленного и сельскохозяйственного производства, но и превзойти его.

На советских предприятиях царила железная дисциплина, обеспечивавшая ударные темпы производства. Полувоенные методы были необходимы, чтобы организовывать работу разномастных групп трудящихся: 2,5 миллиона заключенных, 2 миллиона военнопленных и порядка 10 миллионов демобилизованных.

Особое внимание было уделено восстановлению разрушенного войной Сталинграда. Молотов тогда заявил, что ни один немец не покинет СССР, пока город не будет восстановлен полностью. И, нужно сказать, что кропотливая работа немцев в строительстве и коммунальном хозяйстве внесла свою лепту в облик восставшего из руин Сталинграда.

В 1946 году правительство приняло план, предусматривающий кредитование регионов наиболее пострадавших от фашистской оккупации. Это позволило стремительными темпами восстанавливать их инфраструктуру. Упор был сделан на индустриальное развитие. Уже в 1946 году механизация промышленности составляла 15% от довоенного уровня, еще пару лет и довоенный уровень будет превышен вдвое.

Всё для людей

Послевоенная разруха не помешала правительству оказывать гражданам всестороннюю поддержку. 25 августа 1946 года постановлением Совета министров СССР в качестве помощи в решении жилищной проблемы населению выдавалась ипотечная ссуда под 1% годовых.

«Для предоставления рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим возможности приобретения в собственность жилого дома обязать Центральный Коммунальный Банк выдавать ссуду в размере 8-10 тыс. руб. покупающим двухкомнатный жилой дом со сроком погашения в 10 лет и 10-12 тыс. руб. покупающим трехкомнатный жилой дом со сроком погашения в 12 лет», – говорилось в постановлении.

Доктор технических наук Анатолий Торгашев был свидетелем тех сложных послевоенных лет. Он отмечает, что, несмотря на разного рода проблемы экономического характера, уже в 1946 году на предприятиях и стройках Урала, Сибири и Дальнего Востока удалось поднять зарплату рабочим на 20%. На столько же были повышены должностные оклады граждан со средним и высшим специальным образованием.

Серьезные прибавки получали лица, имевшие различные ученые степени и звания. К примеру, зарплаты профессора и доктора наук повысились с 1600 до 5000 рублей, доцента и кандидата наук — с 1200 до 3200 рублей, ректора вуза — с 2500 до 8000 рублей. Интересно, что Сталин как председатель Совета министров СССР имел оклад 10 000 рублей.

А вот для сравнения цены на основные товары продовольственной корзины на 1947 год. Хлеб чёрный (буханка) – 3 руб., молоко (1 л) – 3 руб., яйца (десяток) – 12 руб., масло растительное (1 л) – 30 руб. Пару обуви можно было купить в среднем за 260 руб.

Репатрианты

После окончания войны свыше 5 миллионов советских граждан оказалось за пределами своей страны: свыше 3 миллионов — в зоне действия союзников и менее 2 миллионов – в зоне влияния СССР. Большинство из них были остарбайтерами, остальные (около 1,7 миллиона) – военнопленными, коллаборационистами и беженцами. На Ялтинской конференции 1945 года лидеры стран-победителей приняли решение о репатриации советских граждан, которая должна была носить обязательный характер.

Уже к 1 августа 1946 года к месту жительства было направлено 3 322 053 репатрианта. В докладе командования войск НКВД отмечалось: «Политнастроение репатриируемых советских граждан в подавляющем большинстве здоровое, характеризуется огромным желанием скорее приехать домой – в СССР. Проявлялся повсеместно значительный интерес и желание узнать, что нового в жизни в СССР, скорее принять участие в работе по ликвидации разрушений, вызванных войной, и укреплению экономики советского государства».

Далеко не все принимали возвращенцев благосклонно. В постановлении ЦК ВКП(б) «Об организации политико-просветительной работы с репатриированными советскими гражданами» сообщалось: «Отдельные партийные и советские работники стали на путь огульного недоверия к репатриируемым советским гражданам». В правительстве напоминали, что «возвратившиеся советские граждане вновь обрели все права и должны быть привлечены к активному участию в трудовой и общественно-политической жизни».

Значительная часть вернувшихся на родину была брошена на участки, сопряженные с тяжелым физическим трудом: в угольной промышленности восточных и западных районов (116 тысяч), в чёрной металлургии (47 тысяч) и лесной промышленности (12 тысяч). Многие из репатриантов вынуждены были заключать трудовые соглашения на постоянную работу.

Бандитизм

Одной из самых болезненных проблем первых послевоенных лет для советского государства был высокий криминогенный уровень. Борьба с разбоем и бандитизмом стала головной болью для Сергея Круглова – министра внутренних дел. Пик преступлений пришелся на 1946 год, в течение которого было выявлено более 36 тысяч вооруженных ограблений и свыше 12 тысяч случаев социального бандитизма.

Послевоенное советское общество было во власти патологического страха перед разгулявшейся преступностью. Историк Елена Зубкова объясняла: «Страх людей перед уголовным миром опирался не столько на надежную информацию, сколько происходил от ее недостатка и зависимости от слухов».

Крушение социального порядка, особенно на отошедших к СССР территориях Восточной Европы, было одним из главных факторов, провоцирующих всплеск преступности. Около 60% всех преступлений по стране совершалось на Украине и в Прибалтике, причем наибольшая их концентрация была отмечена на территориях Западной Украины и Литвы.

О серьезности проблемы с послевоенной преступностью свидетельствует доклад под грифом «совершенно секретно» полученный Лаврентием Берия в конце ноября 1946 года. Там, в частности, содержалось 1232 упоминания об уголовном бандитизме, взятых из частной переписки граждан в период с 16 октября по 15 ноября 1946 года.

Вот выдержка из письма саратовского рабочего: «С началом осени Саратов буквально терроризируют воры и убийцы. Раздевают на улицах, срывают часы с рук, и это происходит каждый день. Жизнь в городе просто прекращается с наступлением темноты. Жители приучились ходить только по середине улицы, а не по тротуарам, и подозрительно смотрят на каждого, кто к ним приближается».

Тем не менее борьба с преступностью принесла свои плоды. По сводкам МВД, за период с 1 января 1945 года по 1 декабря 1946 года было ликвидировано 3757 антисоветских формирований и организованных бандгрупп, а также 3861 связанных с ними банд.Уничтожено почти 210 тысяч бандитов, членов антисоветских националистических организаций, их подручных и других антисоветских элементов. С 1947 года уровень преступности в СССР пошел на убыль.

Опальный герой

Послевоенные годы запомнились советским гражданам небывалым разгулом преступности: разруха, дефицит и доступность оружия сделали свое дело. Одним из самых неблагополучных в криминальном смысле городов в те годы стала Одесса, где бандиты превратились во вторую власть. Волею судьбы освободителем города от преступности стал Георгий Жуков, впавший в немилость Сталина и отправленный командовать Одесским военным округом. Маршал Победы разобрался с одесским криминалом по-военному жестко: в городе только и говорили о том, как одетые в штатское офицеры расстреливают бандитов без суда и следствия — эта операция получила название «Маскарад». И пускай историки до сих пор спорят о правдивости некоторых эпизодов, факт остается фактом: криминал в Одессе Жуков победил. Историю о том, как опальный маршал воевал с преступным миром, вспомнила «Лента.ру».

31 мая (по другим данным — 1 июня) 1946 года. В Москве проходит совместное заседание Политбюро и Высшего военного совета. На повестке дня — поведение Маршала Победы, трижды Героя Советского Союза, кавалера двух орденов «Победа» Георгия Жукова. Его обвиняют в первую очередь в том, что полководец «присваивал себе разработку операций, к которым не имел никакого отношения» — такова личная формулировка Иосифа Сталина. А ведь всего за пару месяцев до разбирательства полководец был назначен главнокомандующим сухопутными войсками СССР…

Немногим позже «разбора полетов» для Жукова найдут новые обвинения. Ему вменят незаконное присвоение трофеев из Германии: свыше четырех тысяч метров тканей — от шерсти до шелка, 44 ковра и гобелена, 20 золотых и украшенных драгоценными камнями часов, 15 золотых кулонов, 55 ящиков дорогостоящей посуды, 323 шкурки пушных зверей, 55 картин, 20 охотничьих ружей и даже восьми аккордеонов с богатой отделкой.

Вообще, биография полководца всегда была полна неожиданных поворотов, а его карьера развивалась стремительно. Особенно в военное время. Начало Великой Отечественной он встретил начальником Генштаба, а в 1942 году стал заместителем Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина. Год спустя за участие в освобождении Ленинграда ему было присвоено новое звание — маршал Советского Союза. Жуков возглавлял большинство решающих сражений Великой Отечественной и завершил ее взятием Берлина. Тогда же за ним закрепилось еще одно, народное звание — Маршал Победы.

Казалось, он — любимчик судьбы: 22 июня 1945 года Сталин поручил маршалу принимать первый в истории Парад Победы на Красной площади. Тогда ничто не предвещало позорного заседания 1946 года: на нем Жукова лишили должности главнокомандующего и отправили на генеральскую должность командующего Одесским военным округом. Для Маршала Победы это означало лишь одно — ссылку.

В Одессу Жуков прибыл в июне 1946 года. С собой он привез все свое имущество, включая два личных автомобиля — одним из них был трофейный Mercedes-Benz болотного цвета. Ходили слухи, что в свое время машина принадлежала немецкому «рейхсканцлеру одного дня» Йозефу Геббельсу.

Буквально в первый же день машину угнали. Правда, почти сразу же вернули с пояснительной запиской — мол, извиняемся, не знали, чье это имущество. Но в этом поступке читалось совсем другое: бандиты, которыми была в то время наводнена Одесса, пытались дать понять маршалу, что им все под силу и именно они — реальные хозяева города.

Бандитская власть

К 1946 году Одесса наряду с Москвой, Ленинградом, Кишиневом и Киевом вошла в печальный список городов с наиболее высоким уровнем преступности. Виной тому была не только послевоенная разруха, но и сильная засуха — виновница неурожая. И поскольку запасы продовольствия в Одессе были ничтожно малы, это спровоцировало дефицит и всплеск бандитизма. На рынке за одну буханку хлеба можно было выручить 100 рублей — по тем временам, немалые деньги. Сыграла свою роль и доступность оружия в послевоенных городах.

Известны случаи, когда преступниками становились бывшие фронтовики, которые так и не сумели найти себя в мирной жизни. Шли в криминал и те, кто в военные годы помогал немцам, — они понимали, что в противном случае их ждет суд и лагеря.

Одесские бандиты грабили фабрики, склады и магазины; со временем их жертвами все чаще становились простые граждане. Налетчики отнимали у одесситов самое ценное — продуктовые карточки и еду, обрекая свои жертвы на голод, а порой и на смерть.

«На дело» обычно шли с наступлением темноты и порой совершали за ночь по 80 нападений. Дошло до того, что к вечеру улицы Одессы пустели: горожане не хотели рисковать и сидели дома. Конечно, одесситы жаловались на происходящее во все инстанции. Но 70-80 сотрудников городской милиции были попросту не в силах противостоять сотням бандитов.

К слову, самая дурная слава в те годы была у одесских катакомб — знаменитого городского «лабиринта», возникшего на месте старых каменоломен. Городской криминал облюбовал его в качестве своего логова — и даже милиционеры не рисковали наведываться туда без особой надобности. Кроме того, катакомбы были маршрутами перемещения всевозможной контрабанды.

Бессмертная «Черная кошка»

К моменту прибытия Жукова в Одессу там действовали сразу несколько крупных банд — в том числе «Одесский Тарзан» и «Додж 3/4». В последнюю входили 17 налетчиков во главе с рецидивистом со стажем, дезертиром Павлом Петровым по кличке Батя. Свое название банда получила в честь машины главаря. «Доджовцы» промышляли на Овидиопольской дороге, а также на трассах, ведущих на Тирасполь, Николаев и Березовку. Жертвами банды в основном становились колхозники, которые везли свои товары на одесские ярмарки. Бандиты Бати зверски избивали жертв и отнимали у них деньги, одежду и продукты.

Однако самой известной бандой Одессы была «Черная кошка» — причем это название кочевало от группировки к группировке. Лидером первой из них был некто по фамилии Бибергал: он вместе с 24 подручными начал промышлять в Одессе еще в 1944 году. Члены группировки любили собираться в трактире «Черная кошка» на Троицкой улице; он и дал название всей банде. Она дерзко заявила о себе посланиями, развешенными по всей Одессе, которые гласили: «Граждане! Ваше хождение по городу с восьми утра до 20 часов вечера, а с вечера до восьми утра — наше».

Своих жертв «Черная кошка» убивала без пощады. К примеру, она расправилась с семьей из четырех человек, которая жила в Дурьяновском переулке. Мужа, жену, а также их сына и невестку застрелили из пистолета Parabellum. Банду обезвредили в том же 1944 году, но год спустя знакомое оперативникам название вновь появилось в сводках — на этот раз «Черную кошку» «воскресили» несколько приезжих преступников. Их быстро арестовали и приговорили к расстрелу. Третья «Черная кошка» появилась и была разгромлена в 1946 году, когда в Одессу уже прибыл маршал Жуков. Ее создали пятеро одесситов, которые нападали на горожан, отнимая одежду и обувь.

Но самым опасным был четвертый состав «Черной кошки» во главе с разбойником Николаем Марущаком. В начале 1947 года бандиты проникли на территорию местной кондитерской фабрики в 3-м Водопроводном переулке. Они перебили охрану и похитили множество коробок с ценным товаром — от конфет до сливочного масла. Вскоре по похожему сценарию «Черная кошка» совершила налет на кондитерскую в Бисквитном переулке. После этих дерзких нападений одесские стражи порядка начали беспощадную охоту на бандитов.

Одесский волкодав

В рядах одесской милиции тех лет особенно выделялся сотрудник уголовного розыска Давид Курлянд, прозванный бандитами Одесским волкодавом. Именно он стал прототипом оперативника Давида Гоцмана из популярного сериала «Ликвидация», которого сыграл Владимир Машков. Курлянд родился в 1913 году в Одессе и был самым младшим ребенком в семье. Его отец, печник и кормилец семьи, скончался, когда Давиду едва исполнилось семь лет.

Семья осталась без средств к существованию, и мать, чтобы спасти Давида от голодной смерти, была вынуждена отдать его в детский дом. Там мальчик провел два года, прежде чем его забрал старший брат, демобилизовавшийся из Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА).

После этого Давид успел потрудиться печником и сапожником — но жажда справедливости в конце концов привела его в ряды дружинников, добровольных помощников стражей порядка. В 1934 году Курлянд стал помощником уполномоченного Одесского уголовного розыска, а в начале Великой Отечественной войны его отправили в Узбекистан для борьбы с местным криминалом. Курлянду доверили пост замначальника уголовного розыска Узбекистана, когда ему едва исполнилось 28 лет.

В 1944 году он вернулся в уголовный розыск Одессы. Поначалу Курлянд боролся с группами немецких и румынских диверсантов. Но, победив их, Одесский волкодав понял, что борьба с преступностью в городе только начинается. Шел 1946 год.

Удар за ударом

Оценив ситуацию в городе, Жуков устроил местным начальникам форменный разнос и потребовал очистить Одессу от бандитов в кратчайшие сроки. Очевидцы тех событий вспоминают, что он отчитывал даже партийное руководство города и области. Формально сотрудники обкома и горкома не подчинялись командованию военного округа, но авторитет Маршала Победы даже после понижения в должности был столь велик, что перечить ему никто не решался. Тем более милицейское руководство.

Но борьба с «Черной кошкой» началась не слишком удачно: при первой попытке схватить бандитов погиб участковый, несколько милиционеров были ранены, а самим налетчикам удалось скрыться через подземный лаз. Но разгром банды к тому моменту стал для Давида Курлянда и его коллег делом чести. Благодаря осведомителям сыщики смогли задержать пособника главаря Марущака — и тот сдал логово банды, дом в районе Ближние Мельницы.

Когда туда нагрянула милиция, бандиты решили не сдаваться без боя и открыли по стражам порядка шквальный огонь. Ответным огнем часть из них была уничтожена, а некоторых задержали. Главарь Марущак предпочел смерть и раскусил ампулу с ядом. От расстрела пойманных членов «Черной кошки» спас лишь мораторий на смертную казнь — вместо нее они получили по 25 лет лишения свободы. После этого о страшной банде в Одессе не слышали.

В разгроме банды «Додж 3/4» также поучаствовал Одесский волкодав Курлянд. Для начала оперативники вышли на любовницу Бати. Девушка оказалась не в курсе всех подробностей биографии возлюбленного и была в шоке, когда милиционеры рассказали ей всю правду. Как выяснилось, любовнице главаря «везло» на фартовых мужиков: ее бывший муж тоже оказался вором, но так и не признался ей в этом вплоть до ареста.

Посетовав милиционерам на свою неразборчивость в связях, девушка согласилась помочь в поимке Бати. Он как раз собирался перебираться в Алма-Ату — и закатил по этому поводу вечеринку. По наводке туда явились оперативники во главе с Курляндом. Так лидер банды «Додж 3/4» оказался у них в руках. Вскоре после этого задержали и всех его подельников.

Без суда

Впрочем, самой известной и неоднозначной операцией по борьбе с преступностью в Одессе стала та, что получила в народе название «Маскарад». Поговаривают, что Жуков спланировал ее лично, но документальных подтверждений этому нет. Да и не требовались местным подсказки маршала. Достаточно было его распоряжения: покончить с бандитизмом в Одессе… любой ценой!

После этого под покровом ночи на улицах города стали появляться хорошо одетые мужчины, порой в сопровождении не менее модных дам. Причем ходили они по самым темным закоулкам Одессы — идеальные жертвы для бандитов. Само собой, налетчики не раздумывая нападали на беспечных прохожих. Правда, бандиты не знали, что их жертвы на самом деле не зажиточные обыватели, а переодетые в штатское офицеры милиции, причем не только из Одессы, но и прикомандированные. Сотрудники получили указание в случае нападения стрелять на поражение, что они и делали. Причем в качестве меры устрашения тела застреленных бандитов с улиц города убирали не сразу.

По некоторым данным, в первую ночь «Маскарада» милиционеры ликвидировали 40 бандитов. Во вторую ночь эта цифра удвоилась, а в третью на улицах Одессы остались лежать не менее 60 бандитов. Но даже столь радикальные меры не помогли исправить ситуацию в кратчайшие сроки, как того хотел Жуков. С меньшей интенсивностью, не такие дерзкие, но все же преступления продолжались. И хотя «Маскарад» вскоре закончился, милиция не сидела сложа руки. С бандитами по-прежнему обходились жестко, и в какой-то момент те поняли, что дело идет к их полному физическому уничтожению. Преступность в Одессе скоро сократилась до довоенного уровня, и в городе остались преимущественно карманники и домушники.

Заговоренный от пуль

Среди одесситов ходили слухи, что преступный мир города организовал на Георгия Жукова несколько покушений в отместку за его беспощадную войну с бандитизмом. Якобы маршалу даже пришлось обзавестись усиленной охраной. Но эти факты вызывают сомнения — ведь даже водители Жукова не знали ни о каких покушениях на своего шефа. Что же касается истории с уличными расстрелами бандитов, то эту практику сложно назвать одесским изобретением. По мнению ряда историков, в послевоенные годы она была весьма распространенной. Особенно при ликвидации крупных банд советские милиционеры не церемонились и сразу открывали огонь на поражение.

Впрочем, суровые времена, сложные обстоятельства и даже личное указание Жукова (если оно и было) не отменяют противозаконности таких бессудных расстрелов, даже в отношении самых опасных преступников. Возможно, именно этим объясняется тот факт, что в архивах органов внутренних дел не осталось никаких упоминаний об одесском «Маскараде». Или эти данные до сих пор хранятся под грифом «Секретно». Факт операции отрицают и стражи порядка, которые боролись с криминалом в послевоенной Одессе. Одним из них был сотрудник одесской военной комендатуры Исай Бондарев: он помогал милиции искать и задерживать местных бандитов. По словам Бондарева, тотальный отстрел преступников на улицах города — выдумка: он сам ничего подобного не видел.

Но кому и зачем нужна была такая легенда? Многие сходятся во мнении, что в первую очередь образ беспощадного борца с бандитизмом был на руку самому Георгию Жукову. Фактически, оказавшись в ссылке, маршал очень нуждался в новых победах во имя Советского Союза. И бескомпромиссный разгром криминала неблагополучной Одессы был бы как нельзя кстати. Но Жуков действительно сделал для этого немало: благодаря своему влиянию и непререкаемому авторитету он сумел сократить число военных, которые по тем или иным причинам примыкали к криминалу. Кроме того, с его помощью в Одессе было налажено сотрудничество между военными и милицией.

Как бы там ни было, но осенью 1947 года в Одессе провозгласили окончательную победу над организованной преступностью. И пускай на деле уничтожить весь местный криминал никому не было под силу, слава Одессы как бандитского города действительно постепенно сошла на нет. Жуков пробыл там сравнительно недолго и в 1948 году после обвинений в присвоении военных трофеев его отправили командовать Уральским военным округом. Что до Одесского волкодава Давида Курлянда, то он проработал в правоохранительных органах города до самой пенсии, на которую вышел в 1963 году. К тому времени он получил еще одно прозвище — Заговоренный . Бандиты раз за разом пытались отомстить своему врагу и устраивали на Курлянда бесконечные покушения, но, стреляя, каждый раз промахивались. Легендарный сыщик умер в Одессе в 1993 году.

5 самых страшных банд в СССР во время Великой Отечественной

Пока Красная Армия вела на фронте войну против вермахта, в тылу советским людям не давали покоя бандиты. В обстановке неразберихи и при ослабленных местных органах правопорядка (милиция и НКВД были вынуждены отдать лучших сотрудников и технику в войска) стало легче найти оружие и ускользать от закона. Дефицит, рост цен и беззащитность граждан привели к тому, что бандиты стали дерзкими и гнались за наживой, невзирая на сложное для всей страны время. Уже в 1941 г. в СССР был отмечен значительный рост преступности – все больше становилось квартирных краж, уличных ограблений и убийств, подделок документов и продовольственных карточек. Некоторые бандиты создавали преступные группировки, «прославившиеся» своими криминальными «подвигами». Состав банд пополнялся уклонистами и дезертирами, не желавшими погибать за родину.

«Зиг-Заг»
Например, банда «Зиг-Заг» (минимум 12 человек) лишила сна и отдыха правоохранителей блокадного Ленинграда. Бандиты с 1941 г. совершали мошенничества с продовольствием и убийства. Уголовники наладили контакт с немецкой разведкой, взяли в группу сотрудников торговли и украли у города всего более 17 тонн продуктов. Главарь банды Виталий Кошарный, уголовник со стажем, сидевший за подделку документов, как раз для подделки и стал работать с немцами – у них получил типографские шрифты. Взамен он печатал немецкие пропагандистские листовки. По фальшивым карточкам «Зиг-Заг» получал все продукты, которые поставлялись в город. Конечно, они не только пировали, но и продавали еду за огромные деньги. В ходе своих преступлений они убили милиционера. Но в конце концов были схвачены и предстали перед судом. Всех бандитов, включая входивших в банду женщин, расстреляли 30 июня 1942 г.
Гравёр Герасим Окунев
Еще один любитель подделать продовольственные карточки, Герасим Окунев, появился в Москве. 45-летний инженер оборонного завода переехал из Челябинска, где украл шрифт, и затем организовал подпольную типографию. Окунев и его жена печатали все: карточки, пропуска, документы. Полученные преступным путем продукты они продавали на черном рынке. В деле был и сын Окунева. Он воровал на заводе инструменты. В банду входило еще несколько приятелей и коллег инженера, имевших благодаря своей работе, доступ к необходимым расходным материалам. И все бы еще долго так продолжалось, но однажды жена Окунева была замечена. Директор магазина, где она постоянно отоваривалась, случайно увидел ее в другом магазине, находившемся довольно далеко от его собственного. Он сообщил об этом в милицию. После проверки банда была обнаружена и в феврале 1944 г. Окунев и его подельник Гайниев были расстреляны. Жену и детей отправили в тюрьму.
Васька-граф
В Самаре (тогда г. Куйбышев) орудовала банда из 9 преступников, все в возрасте 17-20 лет. Возглавлял ее 20-летний Василий Аграфенин. Бандиты ограбили не менее 20 квартир, убивали и насиловали своих жертв, останавливали людей на улицах и опустошали их карманы. Иногда они с помощью поддельных удостоверений притворялись сотрудниками НКВД, иногда – другими советскими служащими. Когда их наконец-то нашли, преступники оказали сопротивление и убили милиционера. Васька Аграфенин был убит, еще один бандит был ранен и отправлен в тюрьму.
Банда Хасана Исраилова
Банда Хасана Исраилова в Чечено-Ингушетии действовала под предлогом борьбы против коммунистов и включала в себя 14 человек. Они провоцировали других совершать налеты и устраивать беспорядки, не платить налоги, не идти в армию, нападать на советских военнослужащих. Вот почему их действия именуются еще «восстанием Исраилова». Позже, осознав бесперспективность борьбы, Исраилов стал сотрудничать с НКВД. Он сдавал своих товарищей, и тех ликвидировали. При этом сам он вынужден был участвовать в реальных нападениях на милицию и войска. 25 декабря в перестрелке с солдатами внутренних войск Исраилов был застрелен. Волнения в регионе продолжались до середины 1950-х гг.
Банда Павлова в Якутии
Главой ее был 50-летний эвенк, Егор Павлов, до войны председатель колхоза им. «18-й Партконференции» и член коммунистической партии. В августе 1942 г. колхозники начали бежать, были среди них и промысловики, умевшие жить в лесу. Там они спрятали свои семьи, а сами объединились для разбоя и совершили несколько налетов: на стойбище местного оленевода, магазин и прииск «Крутой», а также на склад с продовольствием. Вскоре они стали грабить все соседние прииски, убивая тех, кто сопротивлялся. Банда орудовала полгода – в феврале 1943 г. НКВД обезвредил бандитов. Их «сдали» милиции местные охотники. К этому моменту группа насчитывала уже 29 человек, которых удалось арестовать после долгой погони по лесу и перестрелки. В ходе этого боя Павлов был ранен, пытался бежать и вскоре умер. Погибли еще трое бандитов и жена Павлова. Характерно, что павловцы собирались продолжать свою бандитскую деятельность под видом борьбы с советской властью.
Подобных бандформирований в годы войны было немало. Уровень преступности рос всю войну и начал снижаться только в 1945 г. (на 10% уже в первом полугодии), когда милиционеры начали возвращаться с фронта.