Бой за остров сухо

Содержание

Операция «Бразиль»: схватка на острове Сухо

Бой за остров Сухо стал одним из заметных успехов советского флота в Великой Отечественной войне. Противник не смог добиться поставленных целей и понёс серьёзные потери. Как водится, у советской победы сразу же обнаружилось много «отцов», а немецкое поражение оказалось «сиротой». Все последующие описания боя с обеих сторон лишь запутали ситуацию, в которой мы попытаемся разобраться.

Оборона острова Сухо и его гарнизон

До середины лета 1942 года никакого гарнизона на Сухо не имелось: искусственный каменный островок с маяком был слишком мал, чтобы иметь какое-то военное значение. Укрепление острова началось лишь после того, как командование Ладожской военной флотилии получило сообщение об усилении вражеских морских сил на Ладоге и о подготовке немцами наступательных операций.

В связи с этим были установлены береговые батареи на мысу Кареджи, Остермановском мысу и мысу Шурягский Нос. На Сухо разместили отдельную батарею №473 Осиновецкой военно-морской базы — три 100-мм морских орудия Б-24БМ. Батарея ставилась как временная, на деревянных брусчатых основаниях. Интересно, что немцы (видимо, по данным воздушной разведки) оценивали орудия как 130-мм.

Первый маяк Сухо в 1834 году.
forum.aroundspb.ru

Работы на Сухо начались в июле, к 1 сентября были возведены три орудийных дворика, а к 1 октября – оборудованы три ниши для снарядов на 80 выстрелов каждая, землянка на 36 человек, а также установлены зенитные пулемёты. Кроме того, была возведена дальномерная вышка – бревенчатый каркас высотой 4 м с трёхметровым морским дальномером. Началось строительство запасного командного пункта батареи и двух орудийных погребов на 240 выстрелов каждый.

Все сооружения возводились деревянными, каркасной конструкции, бревенчатые перекрытия сверху отсыпались камнем. Работы вёл взвод строительного батальона Ново-Ладожского участка строительства №55 инженерного отдела КБФ, с 15 августа им руководил военинженер 3-го ранга В. С. Мельницкий. Таким образом, к моменту немецкой атаки строительство оборонительных сооружений на острове закончено не было. Командующий Ладожской флотилией В. С. Чероков писал:

«Не успели установить проволочные заграждения ни на берегу, ни в воде, подходы к острову и урезы берега не были минированы, не хватило времени, чтобы построить капониры для личного оружия <…> Надо было одновременно со строительством батареи форсировать инженерное оборудование острова. Если бы были построены капониры, надёжные укрытия, заграждения, вражескому десанту было бы куда труднее высадиться на остров».

Остров Сухо, современная фотография.
forum.aroundspb.ru

К концу октября строительный взвод (30–40 человек) оставался на острове, составляя около половины его гарнизона. Однако даже если он имел какое-то оружие, его боевые возможности были близки к нулю. Кроме него здесь находился личный состав батареи под командованием лейтенанта Гусева (судя по вместимости землянки — 36 человек), маячная команда, радисты и персонал наблюдательного поста Службы наблюдения и связи. Всего к 22 октября на острове находилось около 90 человек — для маленького клочка земли это было очень много.

Немецкая флотилия выходит в озеро

Операция «против маяка Сухо и расположенной там радиостанции» (так её задача формулировалась в немецких документах) началась с выхода паромов из баз в 16 часов 21 октября. Немецкая флотилия состояла из двух частей и выходила из разных мест: первая боевая группа вышла в 17.30 из Тайвалахти (ныне – Ровное, сюда паромы перебазировались 4 сентября из Сортанлахти), вторая группа – в 17.15 из Кякисалми (Кексгольм). Встретиться они должны были в 12 каб западнее Верккосаари.

Паромы типа «Зибель» в походе. Ладога, август 1942 года. На переднем плане — лёгкий паром №12, позднее погибший у острова Сухо.
sotasampo.fi

В озеро вышли 11 артиллерийских паромов типа «Зибель» — 7 тяжёлых (№№ 11, 13, 15, 17, 21, 23 и 25) и 4 лёгких (№№ 12, 14, 22 и 26). Здесь же были и три транспортных парома — Т-2, Т-4 и Т-6 с десантом (около 70 человек), штабной и госпитальный паромы, а также семь десантно-штурмовых катеров, из которых пять были выделены для перевозки десанта. Таким образом, всего паромов было 16. Группа катеров-заградителей типа «КМ» на этот раз в операции не участвовала из-за плохого состояния катеров.

Непосредственное командование операцией осуществлял подполковник Вахтель, находившийся на штабном пароме. Остальное немецкое руководство (подполковник Зибель от ВВС и командир группы «Норд» от ВМС) оставалось в Сортанлахти. Около 21 часа недалеко от острова Коневец к немецким кораблям присоединился итальянский торпедный катер MAS-508.

Десантный паром «Зибель». Тяжёлый вариант с 88-мм орудиями.
waralbum.ru

В качестве десантников на остров должны были высаживаться артиллеристы 144-го зенитного дивизиона. Из состава орудийных расчётов паромов были сформированы две ударные группы (Коха и Малера), непосредственно для подрыва маяка в состав десанта была включена сапёрно-диверсионная группа из состава диверсионного отделения абвера по Финляндии и Эстонии (K.O.F. II) под руководством зондерфюрера Вернера Шварце. Судя по всему, группа состояла из бывших советских военнопленных, её состав и численность неизвестны.

Помимо паромов, в группу входили 18-метровые пехотно-десантные катера, шедшие на буксире. Каждый такой катер мог взять на борт 40 солдат с вооружением и снаряжением. Два катера должны были перевозить штурмовые группы, на третьем высаживались диверсанты зондерфюрера Шварце. Два катера были взяты как резервные, ещё два – как ремонтно-технические.

Лёгкий вариант с 20-мм автоматами — «Зибель» №26, брошенный после боя на камнях южнее острова Сухо и позднее введённый в строй как ДК-51.
forum.aroundspb.ru

Общий план операции был прост: на рассвете паромы должны были подойти к острову и обстрелять его, затем штурмовые катера высаживали десант, он занимал остров и уничтожал либо брал в плен его гарнизон. Затем следовало взорвать намеченные объекты и ориентировочно через пару часов двинуться в обратный путь.

«Зибели» атакуют на рассвете

Согласно советским документам, около 7 часов утра, ещё до восхода солнца, на катере МО-171 старшего лейтенанта В. И. Ковалевского, находившемся в дозоре восточнее острова Сухо, услышали шум моторов. Затем с катера в предрассветной мгле увидели на горизонте эскадру противника в виде чёрной полосы, двигавшуюся с громким и необычным шумом – его издавали три десятка авиационных двигателей на паромах. В 7:10 противника на пределе видимости обнаружил и наблюдательный пункт острова; дистанция до врага была определена в 30 каб (5500 м).

Бой у острова Сухо, немецкая схема.
forum.aroundspb.ru

В 07:15 (6:15 по Берлину) немецкие паромы открыли огонь по острову из 88-мм орудий, при этом расстояние (по данным противника) составляло 7500 м. Первым же залпом на Сухо были снесены антенна радиостанции и наблюдательная вышка. По воспоминаниям лейтенанта Гусева, «от попадания снаряда противника возник пожар на дальномерной вышке, а поскольку вышка была целиком из дерева, то огонь быстро распространялся, ликвидировать его было некому, так как дальномерщики были ранены».

Одним из следующих залпов был уничтожен находившийся на маяке пост Службы наблюдения и связи, при этом погибли начальник поста старшина 2-й статьи Семён Лысый и телефонист 473-й батареи Семён Андреев. На маячной башне был разрушен фонарь и вспыхнул баллон с ацетиленом – пламя было видно далеко и выглядело эффектно, однако серьёзного ущерба маяку не причинило. Всего маяк получил 13 попаданий снарядов, но кладка выдержала, и он уцелел.

Вражеским артогнём на острове были выведены из строя зенитный пулемёт ДШК и счетверённый М-4, оставшийся М-1 получил повреждения. Погиб командир пулемётного отделения старшина 1-й статьи Иван Зверев.

Тем временем огонь по вражеским кораблям с дистанции в 25 каб открыл находившийся неподалёку в дозоре тральщик ТЩ-100 (командир – старший лейтенант П. К. Каргин). С небольшим запозданием начали отвечать и 100-мм орудия батареи Сухо. Артиллеристы стреляли весьма неплохо: уже в 7:25 им удалось добиться первых попаданий (согласно советскому отчёту, к западу от Сухо были потоплены десантное судно и катер противника).

К 7:40 немецкие корабли приблизились к острову с запада на дистанцию в пару километров, продолжая вести огонь. Первым шёл паром №22, за ним следовали десантные катера, на которые уже были пересажены штурмовые группы. Тем временем в 7:48 остров атаковали девять Ju.88A из 1-й бомбардировочной эскадры (KG1) – интересно, что защитники Сухо сообщали только о двух «Юнкерсах», все бомбы которых упали в воду.

В 7:50, сразу же после окончания налёта, все три десантных катера отдали буксиры, обогнули паром №22 и быстро двинулись к острову, до которого оставалось около километра. Одновременно катера вели огонь из пулемётов и 20-мм автоматов.

Современный план острова Сухо как объекта культурного наследия.
forum.aroundspb.ru

Первые неудачи десанта

Около 8 часов по Москве паромы №12 и №22 внезапно сели на камни в 1200–1300 м от Сухо, причём первый — севернее острова, а второй — южнее.

В 8:04 паром №22 был подожжён двумя прямыми попаданиями из орудия №1, располагавшегося в восточной части острова. Один 100-мм снаряд попал в рулевую рубку, другой – в носовой «фирлинг» (счетверённый зенитный автомат) левого борта. В результате, как отмечено в немецком отчёте, паром «под воздействием огня противника потерял управляемость»; только убитыми его экипаж потерял около 10 человек. Ответный огонь из 37-мм орудия пришлось прекратить, чтобы не попасть по своим десантникам на острове. Остальные паромы двинулись вперёд, чтобы попытаться стащить пострадавших с мели.

Тем временем в 7:55 катера с группой Коха достигли Сухо, и десантники начали выпрыгивать на берег в западной части острова, возле орудия №2 (по советским данным, это произошло в 8:08). Здесь им удалось занять два «бункера» – видимо, так немцы обозначали укрытия, устроенные в камнях вместо окопов.

Под огнём пулемётов и 20-мм автоматов с катеров расчёты орудий №2 и №3 покинули свои позиции и отошли к зданию маяка. У орудия №1 оставались три человека, оно продолжало вести огонь, насколько позволял сектор обстрела. Личный состав батареи во главе со старшим лейтенантом Гусевым укрылся в цокольном здании маяка (размером 12,8 * 12,6 м) и открыл огонь по врагу из ручного оружия. На этот момент у Гусева имелось не более 40 бойцов: как минимум 20 человек гарнизона уже были убиты, ранены или пленены, а боеспособность военных строителей (часть из которых составляли девушки) являлась весьма сомнительной, даже если у них имелись винтовки. Строители укрылись в землянках и потерь в этом бою не понесли.

Схватка на каменном пятачке

Немцев на острове первоначально высадилось не более 40 человек (катера с группой Малера и диверсантами Шварце сели на мель, не добравшись до берега). Лишь минут через 15 им удалось сняться с камней и пристать к острову, при этом катер группы Шварце опять сел на мель. К этому времени защитники острова уже пришли в себя, заняли оборону за кирпичными стенами, и высадившиеся немцы оказались под плотным автоматно-пулемётным огнём. По советским данным, всего на острове высадилось до 70 немецких десантников.

Схема боя за остров Сухо.
Ладога родная. Воспоминания ветеранов Краснознаменной Ладожской флотилии. Л.: Лениздат, 1969

Вражеские корабли перестали обстреливать остров, чтобы не попасть по своим, и перенесли огонь на ТЩ-100 и МО-171. По утверждениям артиллеристов тральщика, в 8:05 им удалось удачным попаданием утопить десантный катер.

К 8:20 немцы заняли позиции 2-го и 3-го орудий, в этом сходятся советские и немецкие отчёты. По советским данным, в окружённых орудийных двориках шёл рукопашный бой. После этого группа Коха атаковала маяк, заняв ещё два «бункера» перед ним и пытаясь забрасывать здание маяка гранатами. По отчётам немцев, где-то здесь ими были взяты шесть пленных. Советские документы утверждают, что пять из них к этому моменту были тяжело ранены, но особо отмечают, что один сдался сам.

Тем временем высадившаяся левее группа Малера начала продвигаться через позицию орудия №3 по северному краю острова к позиции орудия №1, также расчищая себе путь ручными гранатами (всего за бой немцы израсходовали 47 гранат). При этом десантники начали нести серьёзные потери, был тяжело ранен сам лейтенант Малер. Продвижение немцев остановилось.

В бой пришлось бросить диверсантов Шварце, но вряд ли от них было много толку. Выгруженная с катера взрывчатка, которой планировалось подорвать маяк, так и осталась на берегу в районе орудия №3 — позднее советские артиллеристы побросали её в воду. Попытка немцев прорваться к маяку через расположенное перед ним разрушенное и горящее здание казармы также не удалась.

Маяк на острове после боя.
Ладога родная. Воспоминания ветеранов Краснознаменной Ладожской флотилии. Л.: Лениздат, 1969

Сигнал к отступлению

В это время со штабного парома взлетела красно-белая ракета – условный сигнал к отходу. По официальной немецкой версии, командующий высадкой, не видя уничтожения маяка и не получая по радио никаких донесений от штурмовых групп, забеспокоился и решил прекратить операцию.

Десантники отреагировали на сигнал мгновенно: они начали оттягиваться к берегу и грузиться обратно на катера. При этом сами катера продолжали обстреливать маяк из пулемётов и зенитных автоматов. Согласно немецкому отчёту, в 8:26 (по Москве) десант покинул остров, пробыв на нём всего полчаса. По советским данным, немцы начали покидать остров лишь в 9:02, а окончательно десант погрузился на катера и оставил Сухо только в 9:20. К этому моменту немцы уже потеряли 22 человека убитыми и около 40 ранеными, причём половина погибла на суше (тела пятерых из них были потом найдены на острове).

Безвозвратные потери гарнизона Сухо составили 15 человек: 7 убитыми (в основном от артиллерийского обстрела перед высадкой) и 6 захваченными в плен; двое из 23 раненых умерли уже после боя при эвакуации. Судьба пленных остаётся неизвестной по сей день: в немецких отчётах скользь упоминается об их допросе; судя по всему, затем они были переданы финнам.

Но это был не конец, а лишь начало боя. Сухопутная часть сражения кончилась, зато началась морская, а точнее – озёрная.

Продолжение следует

Источники и литература:

Паром подполковника Зибеля

История этого плавательного средства началась летом 1940 года, когда немецкие войска готовились к операции «Морской лев» — форсированию Ла-Манша и высадке в Англии. Для этого требовалось большое количество высадочных средств, а их вермахту катастрофически не хватало. Подготовить суда требовалось как можно раньше — до осени и начала штормов в проливе.

Десантный паром для «Морского льва»

Морские суда, захваченные немцами во Франции, Бельгии и Голландии, можно было использовать для перевозки войск, но для транспортировки техники они не годились, а выгружать что-то громоздкое на необорудованном побережье (при небольшой глубине у берега) с них было и вовсе невозможно.

Гораздо больше для перевозки техники подходили речные баржи: они имели плоскую палубу без надстроек, а небольшая осадка теоретически позволяла им подходить к берегу вплотную. Такие суда были в огромных количествах собраны немецкими властями на оккупированных территориях, обладавших развитой сетью речных грузовых путей и судоходных каналов. Но их ещё требовалось переоборудовать: усилить или настелить палубу, изготовить сходни и аппарели для выгрузки техники. По расчётам Генштаба сухопутных войск, для высадки в Англии требовалось две тысячи барж и паромов — их переоборудование спешно производилось в захваченных портах Голландии, Бельгии и Франции. Все эти суда не только обладали низкой мореходностью и слабыми двигателями, но и были совершенно разнотипными. Последнее крайне затрудняло централизованное переоборудование, а также планирование погрузки, да и просто мешало бы движению в едином строю.

Немецкой армии требовалось универсальное десантное средство — дешёвое, быстрое в производстве и при этом способное перевозить достаточно большой груз (в том числе автомашины и танки) на относительно небольшое расстояние в сотню-другую километров, либо же служить средством для перегрузки военной техники с транспортов на берег. И это средство надо было создать как можно быстрее.

Как ни странно, создали его не армейцы и даже не моряки. Изобретателем десантного парома, получившего его имя, стал подполковник Люфтваффе Фридрих Вильгельм Зибель (1891–1954) — лётчик, авиаконструктор и предприниматель. Он имел инженерное образование, ещё до Первой мировой войны увлекался самолётостроением, а затем окончил лётную школу и командовал 1-й истребительной эскадрильей на Западном фронте.

Подполковник Фридрих Зибель. Лахденпохья, август 1942 года.
sa-kuva.fi

В 1919 году отставной пилот создал компанию «Кернер Зибель», торговавшую техническим оборудованием. В 1926 году вместе с известным впоследствии авиаконструктором Гансом Клеммом он основал фирму «Ляйхтфлюгцойгбау Клемм ГмбХ», просуществовавшую до конца 50-х годов. В 1934 году Зибель стал руководителем филиала этой фирмы в Галле, а в 1937 году филиал превратился в самостоятельную фирму «Зибель Флюгцойгверке КГ», специализировавшуюся на выпуске лёгких пассажирских и разведывательных самолётов с индексом «Si».

С 1944 года фирма Зибеля строила боевые самолёты (в частности, Do 17 и Ju 88), а также работала над экспериментальным сверхзвуковым пилотируемым самолётом-снарядом DFS.346 со стреловидным крылом и жидкостно-реактивным двигателем. В 1946 году КБ и завод фирмы Зибеля в полном составе были вывезены из Галле в СССР и функционировали в Подберезье под Дубной как ОКБ-2.

Паром с воздушным винтом

В мае 1940 года Зибель был принят на военную службу в чине подполковника и вскоре как специалист-авиастроитель направлен для обследования авиационной промышленности в оккупированной части Франции.

Впервые идея использовать в качестве основы для парома штатные переправочные понтоны пришла в голову вовсе не Зибелю. Уже в июле 1940 года армейские специалисты из 47-го сапёрного батальона 7-го армейского корпуса самостоятельно разработали так называемый «паром Герберта» (или паром типа «H»), состоявший из двух больших мостовых понтонов, разработанных ещё в годы Первой мировой австрийским инженером полковником Гансом Гербертом. Такие паромы длиной по 17 м имели важное достоинство — обтекаемые обводы и хорошую мореходность.

Паром Герберта (M.F.40).
Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815–1945. Bd. 7

«Паром Герберта», обозначенный как «средний паром» (M.F.40) или паром «H», представлял собой катамаран из двух поплавков с устроенной между ними палубой длиной 10–12 м. Максимальная длина всей конструкции составила 18 м, ширина по палубе — 12,6 м при максимальной осадке всего в метр. Для упрощения конструкции и ускорения производства было решено поставить на паром два списанных авиадвигателя BMW прямо с воздушными винтами. Такие моторы выработали свой ресурс, но всё ещё были работоспособны, и их требовалось где-то использовать. Для экономического хода и маневрирования служили три стандартных автомобильных дизеля «Форд» V-8 мощностью по 78 л.с. с гребными винтами.

В итоге скорость парома с воздушными винтами достигла 9 узлов, а грузоподъёмность составляла 35 т — то есть, он мог принимать на борт даже танки (для этого в передней части была сделана специальная аппарель). Ни трюма, ни надстроек судно всё ещё не имело, лишь между стойками с воздушными моторами располагалась небольшая будка для рулевого. Экипаж составил 14 человек. В варианте для огневой поддержки паром мог оснащаться одним 88-мм зенитным орудием и парой зенитных пулемётов.

1/2

Заголовок1

Заголовок2

Паром Герберта с 88-мм зенитной пушкой.
Waldemar Trojca. German Armor and Special Units of World War II. J.J. Fedorowicz Publishing, inc., 2002 Сборка паромов Герберта, Франция, 1940 год. Хорошо видна схема установки авиамоторов.
histomil.com

Главным недостатком парома типа «Н» была нехватка понтонов Герберта — в армии их оставалось лишь несколько десятков, в итоге паромов M.F.40 было построено всего 14. Поэтому уже в ходе работы над этой конструкцией более перспективным признали десантный паром на основе штатного тяжёлого понтона мостового парка типа «B». Такой понтон имел 1,5 м в ширину и 7,5 м в длину, в армии их имелось около трёх с половиной сотен, а производство можно было быстро увеличить. Отсюда происходит название всех паромов на основе мостового понтона — тип «B». Работа над такими паромами началась в конце июля 1940 года, начальник Генштаба сухопутных войск Франц Гальдер упоминает о ней в записи от 26 июля.

К работе над паромом были подключены специалисты ВВС — в частности, на базе авиазавода в Амьене организовали специальную группу, руководителем которой и стал подполковник Зибель. В помощь ему был выделен тот самый 47-й сапёрный батальон, уже занимавшийся работой над паромом «H».

Первый образец конструкции Зибеля, названный «kleine fähre» («малый паром») представлял собой два понтона, отстоявшие друг от друга на 3 м и соединённые металлическими балками. Между понтонами возвышался пилон c лёгким авиационным двигателем. Грузы и солдаты размещались на самих понтонах.

Малый паром конструкции Зибеля.
Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Bd. 7

Испытание этого устройства проводилось на озере Рангсдорфер-Зее под Берлином в присутствии высшего армейского командования (включая самого генерал-полковника Гальдера), однако паром показал невысокие характеристики — так, максимальная скорость достигла лишь 4 узлов (7 км/ч). Вдобавок, из-за отсутствия палубы паром мог перевозить лишь пехоту и противотанковые орудия.

Несмотря на сомнения армейцев, работы продолжились. Для начала Зибель предложил состыковать по два понтона тандемом, увеличив длину парома вдвое. Теперь он состоял из четырёх понтонов, поверх которых была устроена полноценная стальная палуба, что сразу же усилило прочность конструкции. Теперь на него можно было закатить тяжёлую пушку или грузовую машину. Силовая установка была комбинированной — два автомобильных двигателя с гребными винтами и 450-сильный авиационный мотор с тянущим воздушным винтом. Предполагалось, что он станет главным движителем судна, а водяные винты служили в первую очередь для маневрирования.

Паром типа «B» (L.F.40).
Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Bd. 7

«Длинный» паром типа «B» имел осадку 0,6 м, весил (без груза) 8 т, развивал ход до 8 узлов и получил обозначение L.F.40 — «лёгкий паром образца 1940 года». Армейский вариант без воздушного мотора показал только 5 узлов, что сочли недостаточным. Заказали постройку 200 таких паромов — 150 из них были закончены, после чего заказ отменили в связи с появлением новой модификации

Размеры растут

Габариты и грузоподъёмность «лёгкого парома» L.F.40 были признаны недостаточными, поэтому конструкторы сделали следующий шаг — вновь удвоили число понтонов. Так получился «тяжёлый паром» (schwere fahre) S.F.40. Изначально каждый поплавок катамарана собирался из четырёх понтонных секций, соединённых в единую конструкцию. Затем от использования понтонов отказались вовсе, поплавок стал на треть шире и теперь состоял из девяти отдельных секций, крепившихся последовательно.

Общая схема нового судна напоминала «паром Герберта», но с более длинной палубой, на которой разместилась надстройка для экипажа и органов управления. Длина парома составляла 21,75 м, ширина по палубе — 14,2 м, максимальная осадка достигла 1,2 м, порожний вес составил 130 т. Силовая установка состояла из четырёх моторов «Форд» V-8 по 78 л.с. или «Опель-Блиц» по 68 л. с., сгруппированных по два в поплавке и работавших каждый на свой винт диаметром 60 см, а также трёх авиадвигателей BMW-VI по 750 л.с. (дефорсированных до 660 л.с.). Грузоподъёмность выросла до 60 т (или 120 солдат с оружием), экипаж составлял 11 человек. Как и на пароме типа «H», здесь могла быть установлена 88-мм зенитная пушка.

Тяжёлый паром образца 1940 года (s.F.40). Варианты с надстройкой и без надстройки, а также без воздушных винтов.
Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Bd. 7

Первый экземпляр тяжёлого парома был испытан 31 августа 1940 года на реке Эмс. Он показал неплохую мореходность и прекрасную манёвренность: повороты осуществлялись путём уменьшения числа оборотов гребных винтов правого или левого поплавка, и паром мог разворачиваться буквально на месте. А вот держался на курсе он гораздо хуже, особенно на волнении.

Максимальная скорость с использованием воздушных винтов составила 8 узлов, однако эти моторы так шумели, что разговаривать на палубе было невозможно. К тому же, авиамоторы потребляли такое количество бензина, что экипажи паромов предпочитали запускать их только в исключительных случаях.

Всего в сентябре 1940 года было построено 27 паромов S.F.40, позднее служивших в составе 5-й роты 85-го строительного батальона в Северной Африке. Испытания этой модели без воздушных двигателей, но с дополнительным подвесным мотором показали, что скорость парома снизилась лишь на пару узлов. Таким образом, воздушные винты в качестве движителей имели мало смысла, зато снятие авиамоторов облегчило судно и освободило место на палубе — теперь грузоподъёмность парома, получившего обозначение S.F.41, достигла 70 т или же 250 солдат с вооружением. В начале 1941 года было построено 10 таких паромов, использовавшихся на Средиземном море.

Паром Зибеля образца 1940 года (SF 40). Слева направо — транспортный, лёгкий и тяжёлый артиллерийские варианты.
Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Bd. 7

Средство широкого профиля

Тем временем Зибель продолжил работы над модификацией, оснащённой только гребными винтами. Именно это судно получило широкую известность как «Siebelfahre» или «паром Зибеля». Паром производился в разных модификациях с сентября 1940 года и до самого конца войны. Длина поплавков увеличилась до 24–26 м, ширина осталась прежней (13,7 м), порожнее водоизмещение составляло 130 т. В качестве силовой установки использовались два таких же авиадвигателя BMW, но для экономии топлива и сохранения моторесурса их мощность была понижена до 240 л.с. Теперь каждый мотор размещался в корпусе поплавка и работал на свой гребной винт. Максимальная грузоподъёмность достигала 100 т, скорость — 6–7 узлов в зависимости от нагрузки, дальность хода первоначально составляла 116 миль на 6 узлах, но от модификации к модификации постоянно росла и в 1944 году составляла уже 285 миль на 7 узлах.

Транспортный паром Зибеля.
H. T. Lenton. Germans surface vessels. 2. London, Macdonald & Co, 1966

С 1943 года выпускались также увеличенные варианты «Зибеля» — модификации 1943 и 1944 года. Главным их отличием стало появление у поплавков обтекаемого носа, что ухудшило технологичность конструкции, но сразу же позволило увеличить скорость. Наибольшие размеры имела модель 1943 года: порожнее водоизмещение — 143 т, длина — 32 м, максимальная осадка — 1,75 м и грузоподъёмность — до 169 т при максимальной скорости в 11 узлов.

Все эти модификации строились по заказу люфтваффе и принадлежали военно-воздушным силам. Поэтому уже с 1941 года сухопутная армия стала заказывать себе собственные паромы, получившие обозначение «Pionierlandungsfahre» («сапёрный десантный паром»). Эти паромы имели несколько бо́льшую длину и порожнее водоизмещение 135 т, а в остальном мало отличались от стандартных «Зибелей». Модификация 1944 года также получила удлинённые поплавки с обтекаемым носом.

Мореходный вариант парома Зибеля образца 1943 года.
Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Bd. 7

Однако более всего варьировало вооружение паромов: у рачительных немцев сразу же возник соблазн использовать десантно-высадочные средства в качестве судов артиллерийской поддержки и ПВО. К тому же, большинство паромов строилось для ВВС, к которым относилась и зенитная артиллерия.

1/2

Заголовок1

Заголовок2

Армейский «сапёрный десантный паром» образца 1944 года (мореходный вариант).
Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815–1945. Bd. 7 «Сапёрный десантный паром» во время эвакуации немцев с Сицилии, август 1943 года.
Waldemar Trojca. German Armor and Special Units of World War II. J.J. Fedorowicz Publishing, inc., 2002

Изначальная модель десантного парома образца 1940 года несла лишь один зенитный пулемёт; модель 1941 года уже оснащалась одним 37-мм и двумя 20-мм автоматами. Затем появились тяжёлые и лёгкие «зенитные» паромы. Тяжёлый паром нёс два зенитных орудия калибром 75 или 88 мм и от одного до четырёх 20-мм автоматов (иногда они заменялись третьим тяжёлым орудием). Лёгкий паром первоначально оснащался четырьмя 37-мм зенитными автоматами, с 1942 года схема вооружения была изменена: 37-мм автомат на центральной надстройке и четыре «фирлинга» (счетверённых 20-мм автомата) по углам палубы. Таким образом, по мощи зенитного вооружения лёгкий артиллерийский паром примерно соответствовал эскадренному миноносцу этого периода. Наконец, существовал вариант парома-заградителя, приспособленный для постановки мин. Вооружение армейских сапёрных паромов было таким же, как у транспортных, с 1944 года к нему могла добавляться 75-мм противотанковая пушка.

Конструкция и внутреннее устройство

Конструкция парома Зибеля образца 1940 года была разборной, рассчитанной на быструю транспортировку по суше и сборку своими силами практически в любом месте, где есть водоём достаточной глубины. Каждый поплавок имел максимальную длину 24,44 м и ширину 4,1 м и состоял из девяти водонепроницаемых секций, соединённых между собой на болтах. Доступ в них осуществлялся только сверху, а концевые секции были частично заполнены целлюлозной массой. Семь средних секций были стандартными, длиной 224 и высотой 170 см; носовая секция имела длину 3 м, кормовая — 5,6 м. Все секции, кроме кормовой, имели по три поперечные переборки, а носовая секция — также укосины и усиленные днищевые связи.

Общий вид лёгкого артиллерийского парома Зибеля (по образцу, захваченному у острова Сухо).
А.И. Килессо. Вспомогательный флот и портовые плавучие средства

Обшивка секций изготавливалась из листов 4-мм судостроительной стали, наложенной на шпангоуты из штампованного профиля. В сочетании с пиллерсами и бимсами набор каждой секции образовывал жёсткий контур. В кормовой секции имелась одна продольная переборка, с внутренней стороны которой находился двигатель, с внешней — топливные цистерны. Секция имела двойное дно, усиленный набор и внутреннюю палубу машинного отделения с подкреплениями для фундамента двигателя, в конце секции находился руль, к которому тянулись штуртросы из рубки.

Общее устройство поплавков и соединительной фермы парома.
А.И. Килессо. Вспомогательный флот и портовые плавучие средства

12-цилиндровые V-образные авиамоторы BMW-IV имели как водяное, так и воздушное охлаждение, их изначальная мощность составляла 750 л.с. Моторы имели реверсивные муфты, диаметр валов составлял 100 мм. Управление моторами могло осуществляться как из машинного отделения, так и из рубки парома. Кроме того, на пароме имелся бензогенератор в 8 кВт, 75-см прожектор и переносная мотопомпа (для откачки воды она могла подсоединяться к стационарной трубе, имевшейся в каждом отсеке).

Поплавки соединялись между собой девятью двутавровыми поперечными балками, разбиравшимися на две или три части; восемь балок укладывались в местах соединения секций поплавков, последняя — поверх кормовой секции. Позднее в носу была добавлена ещё одна балка, а палубу продлили до переднего среза поплавков. Между поплавками поперечные балки дополнительно соединялись укосинами. Выше лежали 17 продольных балок меньшего размера, крепившихся к поперечным с помощью угольников, а поверх настилалась палуба из 60-мм досок.

Продольный и поперечный разрез парома.
А.И. Килессо. Вспомогательный флот и портовые плавучие средства

В средней части парома имелась квадратная боевая рубка из 10-мм броневой стали, одновременно служившей защитой от пуль и осколков. Длина и ширина рубки могла варьироваться, но обычно составляла чуть более 2 м. В передней части рубки находился штурвал и органы управления паромом, в задней — штурманское помещение. На крыше рубки мог размещаться открытый ходовой мостик со вторым штурвалом.

Позади рубки находилась более массивная надстройка размером примерно 4 х 6 м. Здесь располагались кают-компания и каюта командира, а на крыше — 37-мм автомат с 12-мм броневым ограждением характерной угловатой формы высотой в метр. 20-мм установки по углам палубы имели такие же 8-мм ограждения.

Машинное отделение в кормовом отсеке поплавка.
А.И. Килессо. Вспомогательный флот и портовые плавучие средства

Жилые помещения для матросов располагались в понтонных отсеках, имели световые люки и отделывались 20-мм теплоизоляцией; погреба и хозяйственные помещения находились там же и обшивались вагонкой. Помещения для матросов отапливались камельками. Центральной водопроводной и фановой системы не было, вода для умывальников и гальюнов хранилась в переносных бидонах. Шлюпок на пароме тоже не было, вместо них имелись только надувные лодки. В кормовой части каждого понтона имелась лебёдка и 150-кг якорь.

Итоги и выводы

Паром Зибеля получился более сложным и дорогим, чем планировалось, зато оказался поистине универсальным боевым средством. Он выпускался и использовался до самого конца войны. Простота и технологичность конструкции, собираемой из «кубиков», фактически представлявших собой сапёрные понтоны, позволила производить паромы на небольших предприятиях, в том числе на оккупированных территориях Западной Европы. Паром можно было перевозить в виде отдельных секций по железной дороге и даже автотранспортом, после чего быстро собирать в любом месте. Наконец, сама «ячеистая» конструкция судна обеспечивала ему высокую непотопляемость: так, в ходе боя у острова Сухо повреждённый и лишившийся хода паром Т-21 (видимо, это был S.F. 156 по «сквозной» нумерации) немцы сначала подорвали, потом долго расстреливали из 88-мм орудий, но всё равно добить его удалось только советским канонеркам со 130-мм артиллерией, стрелявшим почти в упор.

Главным недостатком паромов Зибеля стала их ведомственная принадлежность — они были созданы инженерами люфтваффе, производились для ВВС и подчинялись ведомству Геринга. Таким образом, их команды не имели морской и навигационной подготовки и с очень большим трудом могли осуществлять самостоятельные действия на воде — это ярко продемонстрировала кампания на Ладоге летом 1942 года. Более того, оснащение нескольких десятков паромов наиболее ценными и дорогими образцами зенитно-артиллерийского вооружения потребовало немалых средств и в итоге отвлекло эти орудия от сухопутного фронта, где они зачастую были нужнее.

В качестве ударных или эскортных судов артиллерийские паромы Зибеля использовались довольно редко в отличие от своих ближайших «флотских» конкурентов — лихтеров типа MNL, известных как «быстроходные десантные баржи» (БДБ). Тем не менее с 1943 года паромы-катамараны активно применялись для перевозки солдат и техники, но уже не для высадки десантов, а, прежде всего, при эвакуации немецких войск.

Источники и литература:

  1. А. И. Килессо. Вспомогательный флот и портовые плавучие средства. М.: Военмориздат, 1944
  2. Юрг Майстер. Восточный фронт – война на море 1941-1945 гг. М.: Эксмо, 2005
  3. Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба сухопутных войск 1939-1942 гг. Том 2. От запланированного вторжения в Англию до начала Восточной кампании (1.7.1940-21.6.1941). М.: Воениздат, 1969
  4. Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Band 7. Landungsverbände (II). Landungsfahrzeuge i.e.S. (Teil 2), Landungsfähren, Landungsunterstützungsfahrzeuge, Transporter; Schiffe und Boote des Heeres, Schiffe und Boote der Seeflieger/Luftwaffe, Kolonialfahrzeuge. Koblenz: Bernard & Graefe, 1990

Самое интересное в истории Российского флота

Остров Сухо

22 октября 1942 года — героическая оборона острова Сухо (Дорога жизни). Для захвата острова немцы высадили морской десант, который и был разгромлен. К этому времени Ленинград уже находился в кольце блокады. Свободным оставался лишь путь по Ладожскому озеру — знаменитая Дорога жизни. По ней зимой на грузовиках, а весной, летом и осенью на судах везли в Ленинград продовольствие, вооружение и боеприпасы. По ней эвакуировали раненых, население и исторические ценности. С ней были связаны походы наших подводных лодок, тральщиков, торпедных и сторожевых катеров. От устойчивости этой коммуникации зависела обороноспособность фронта, Балтийского флота и Ленинграда.

Интересно, что это была уже третья попытка немцев захватить остров. Во время первых двух из-за штормов и туманов они не смогли даже подойти к нему. Для овладения этим крохотным кусочком суши немцы разработали целую операцию под кодовым названием «Бразиль». В ней были задействованы почти все имевшиеся в наличии плавсредства, большие людские резервы и авиация. Захват острова Сухо позволил бы противнику контролировать этот важный район, и каждый наш корабль, шедший в Новую Ладогу или в Ленинград, подвергался бы воздействию фашистов. Фактически это означало бы перекрытие Дороги жизни в Ленинград.

Остров Сухо в битве за Ленинград

Сухо — искусственный остров в виде подковы размером — 90 на 60 м. Расположен в 37 км к северу от порта Новая Ладога, где во время войны находилась главная база Ладожской флотилии. Его насыпали в начале XVIII века по приказу Петра I. В 1891 году для обеспечения судоходства по озеру и входа в реку Волхов здесь возвели высокое каменное здание маяка. Во время Великой Отечественной войны этот островок стал важным опорным пунктом, с которого можно было держать под контролем значительный район южной части Ладожского озера, трассы Дороги жизни, подходы к Волховской губе и порту Новая Ладога.

Для защиты Дороги жизни Балтика послала свои корабли, из которых была сформирована Ладожская военная флотилия. Командовал ею капитан 1 ранга В.С. Чероков, человек с большим боевым опытом. С воздуха трассу прикрывала истребительная и штурмовая авиация флота, а также Ленинградского и Волховского фронтов. Над Ладогой постоянно происходили воздушные бои, которые во время движения конвоев принимали особенно ожесточенный характер.

Ладожская военная флотилия на страже Дороги жизни

Трассы Дороги жизни

Вплоть до весны 1942 года главным противником Ладожской флотилии была вражеская авиация. Затем сначала финны, а потом и немцы перебросили на озеро несколько катеров и минных заградителей, создав свою флотилию с базой в городе Лахденпохья. Наконец в июне 1942 года сюда были доставлены четыре итальянских торпедных катера и 15 немецких десантных барж типа «Зибель». Вооружение тяжелых барж состояло из трех 88-мм орудий и двух 20-мм автоматов, легких — из одной 37-мм пушки и двух 20-мм автоматов.

Участившееся появление вражеских катеров в районе маяка на острове Сухо заставило усилить оборону острова. Еще с декабря 1941 года здесь постоянно находились в дозоре 2–3 корабля. При организации корабельных дозоров были учтены уроки первых месяцев войны (читайте статью о подвиге сторожевого корабля «Туман»), поэтому корабли держали постоянную радиосвязь со штабом флотилии и с гарнизоном острова Сухо.

На острове оборудовали наблюдательный пост, радиостанцию, в сентябре 1942 года установили 3-х орудийную батарею 100-мм пушек и несколько пулеметов. Батарея обеспечивала противодесантную оборону и защищала наши конвои от ударов кораблей противника. Планировалось дальнейшее усиление обороны, однако сделать это не успели. Гарнизон острова состоял из 98 моряков, пришедших с кораблей и из морской пехоты Балтфлота.

Операция «Бразиль»

В конце августа 1942 года Гитлер поручил отрезать Ленинград от Ладоги. Наступление назначили на 14 сентября, однако оно было сорвано упреждающим наступлением Ленинградского и Волховского фронтов. Гитлер был взбешен провалом этой операции и потребовал перерезать Дорогу жизни. Командование группы армий «Север» разработало операцию «Бразиль». Ее ключевым моментом был захват острова Сухо, находившегося на пути следования наших кораблей с грузами между портами Новая Ладога и Осиновец, по так называемой «большой трассе», связывавшей блокированный Ленинград с Большой землей.

В рамках операции «Бразиль» противник рассчитывал артиллерийским огнем и внезапной высадкой десанта быстро подавить сопротивление гарнизона острова и превратить его в свой сильный форпост в южной части Ладоги. Это позволило бы ему полностью контролировать всю деятельность Ладожской флотилии и нарушить транспортные коммуникации в районе Волховской губы, особенно по «большой трассе» из Новой Ладоги в осажденный Ленинград. Именно поэтому противник бросил на остров такие большие силы и так отчаянно, не считаясь с потерями, пытался добиться успеха. С такой же ожесточенностью и упорством гитлеровцы действовали и на юге против нашей Азовской флотилии. Подробности читайте .

Первые выстрелы

Занималось хмурое осеннее утро 22 октября. Низкие тучи стлались над темными просторами ладожских вод, серая пелена утреннего тумана и мелкий дождь со снегом. В 7 часов 10 минут сигнальщики заметили на горизонте суда, быстро приближавшиеся к острову Сухо. Вскоре можно было различить быстроходные катера и десантные баржи всего тридцать вымпелов. На острове сыграли боевую тревогу. Суда стали охватывать остров полукольцом и открыли интенсивный артиллерийско-пулеметный огонь, в результате которого была сбита антенна радиостанции, и гарнизон острова остался без связи.

Схема боя за остров Сухо

В это время из-за мыса появился находившийся в дозоре у острова тральщик «ТЩ-100». Он сообщил о нападении врага в штаб Ладожской флотилии и с близкой дистанции стал расстреливать катера противника. В 07.17 открыла огонь батарея острова Сухо. В самом начале боя были подбиты 3 десантные баржи, уничтожен десантный катер и повреждено 2 десантных судна. Тяжело приходилось и защитникам острова. Были разрушены командный пункт и дальномерный пост, появились погибшие и раненые. Несколько ранений получил и комендант острова старший лейтенант И.К. Гусев, но продолжал руководить боем.

Решающая фаза боя

Суда противника подошли так близко, что артиллеристы вели огонь прямой наводкой. И вдруг картина боя изменилась. Немцы решили расправиться с беспокоившим их тральщиком и несколько десантных барж перенесли свой огонь на него. Беспрерывно маневрируя, тральщик какое-то время уходил от прямых попаданий. На помощь подоспел «морской охотник», патрулировавший в это утро на Ладоге. Командир МО-171, маневрируя под огнём девяти вражеских судов, прикрыл тральщик дымзавесой и открыл огонь по вражеским кораблям и самолетам.

В это время туман рассеялся, и сразу появились «Юнкерсы». От их бомбово-штурмовых ударов загорелись маячные постройки, один за другим выбывали из строя защитники острова. В восемь часов утра под прикрытием артиллерийского огня и авиации к острову Сухо направились быстроходные суда с десантом. Наши моряки встретили их пулеметным огнем, но противнику удалось высадить на остров 50–70 человек. Завязался жестокий бой. Огнем орудий и пулеметов, в рукопашном бою небольшой гарнизон сдерживал натиск противника. Но силы были слишком неравными.

Наступил критический момент. Именно о нем Гусев позднее писал в донесении: «Идет сильный рукопашный бой. Батарею бомбят самолёты. У нас из 70 осталось 13, раненых 32, остальные пали. Побили много фашистов…». Однако немцам удалось закрепиться на острове.

Окруженные врагами, израненные, уставшие от невероятного напряжения боя, длившегося около двух часов, защитники героически отстаивали свой рубеж. Они знали, что это бой за Ленинград, за его водную дорогу, питающую город всем необходимым, и верили, что помощь придет. Точно так же год назад мужественно и стойко держали оборону герои Моонзунда. Многие из них погибли, но они помогли отстоять Ленинград. Подробности

В девять часов утра наши самолеты нанесли первый бомбово-штурмовой удар по судам противника. С юга к месту боя уже подходили корабли Ладожской флотилии. Вновь загремела артиллерийская канонада. Начался разгром вражеской флотилии. В это время горсточка защитников Сухо бросилась в атаку на растерявшихся немцев. Смелый натиск увенчался полным успехом.

Бой у острова Сухо
С картины художника И.И. Родинова

В панике, бросая оружие и раненых, немцы беспорядочной толпой побежали к лодкам. Большинство их было перебито и утонуло в Ладоге, и лишь немногим удалось достичь своих судов. В 9 часов 20 минут на острове Сухо не оставалось ни одного захватчика, а его флотилия стала полным ходом уходить на северо-запад. Наши корабли и авиация до 16 часов преследовали и атаковали противника. Из тридцати вражеских судов 16 были уничтожены, а остальные имели серьезные повреждения. Комендант острова старший лейтенант И.К. Гусев был награжден орденом Ленина. Были награждены и все остальные участники этого боя.

Значение этой победы

Защитники острова Сухо
В центре лейтенант А.И. Стрижак

Немцы хорошо усвоили этот урок и больше ни разу не пытались сунуться к острову Сухо, ставшему одним из несокрушимых бастионов Ленинградской обороны. Разгром фашистского десанта стал кульминационным моментом продолжавшейся все лето ожесточенной борьбы за Дорогу жизни. Массированные бомбежки ладожских портов, частые налеты на караваны, наконец, неожиданный удар по Сухо — все это не принесло противнику желаемого результата. Наша флотилия полностью господствовала в водах Ладоги и обеспечила бесперебойное движение грузов по Дороге жизни. В этой связи посмотрите еще статью о другой, тоже проваленной, операции «Tanne Ost» («Восточная ель») «Разгром немецкого десанта на Гогланд».

При написании статьи были использованы следующие материалы:

70 человек против немецкого десанта: к годовщине боя за остров Сухо

Активные темы

  • Во время пандемии Госдума приняла законопроект о цифровизации на… (164)

    Chaotic События 01:47

  • Цена на WTI упала ниже 0.1$ (381)

    Latgelo События 01:47

  • Привет друзья! Много новеньких, будем знакомы-я Пашкетт (300)

    Xollms Инкубатор 01:47

  • (74)

    mih224 События 01:47

  • И снова о коронавирусе! А что там у хохлов? (26)

    Hedin3000 Инкубатор 01:47

  • Как прожить на 13000р ?Спб. (70)

    dremakaus Инкубатор 01:47

  • Грудинина в министры?) (111)

    rux Видео 01:46

  • Медведев предложил продавать нефть по принципу take or pay (62)

    CesareBorgia Инкубатор 01:46

  • В России планируют продлить режим самоизоляции (261)

    Kettah События 01:45

  • Запрещенная правда. (66)

    rdd2 Инкубатор 01:45

  • Иваньковское водохранилище зарыбляют (97)

    Xavierre Картинки 01:45

  • Домашний арест как метод уничтожения активных стариков! (11)

    Garza Инкубатор 01:44

  • Кучка картинок №5 (105)

    3Deffect Картинки 01:44

  • Мила Йовович. Пасха (71)

    Баннер Видео 01:44

  • Как я друга на ЯПе нашёл (52)

    про100имя Зверье 01:44

ТЕМА: Битва за остров Сухо 22.10.1942

22 ноября 1942 года
Управление 57-го авиаполка КБФ
Операция по уничтожению десантных барж противника в Ладожском озере 22.10.1942 года
Операция по уничтожению десантных барж противника с личным составом оторванных от своих баз представляла большой интерес для штурмовиков (как новая цель).
Не затрагивая вопросов разбора целей, преследуемых противником при данной операции, общий организацией уничтожения барж Флотилией и ВВС, необходимо остановиться на участии в операции штурмовой авиации.
Характерные особенности данной операции
а) Операция являлась неожиданной;
б) Участие в операции всех родов авиации ВВС КБФ;
в) Участие в операции Морских сил Ладожской Флотилии;
г) Сильное противодействие ИА противника нашим ВВС;
Подготовка:
К 7 часам 22.10.1942 года четырем ИЛ-2 57-го АП была дана штабом 8-й АБ готовность для действий по баржам в районе Кексгольма (сегодня г. Приозерск Ленинградской области).
В 8 часов 25 минут командир полка получает приказ лично командира 8-й АБ — немедленно готовить все исправные самолеты для удара по десантным баржам противника у маяка Сухо.
По данным разведки у маяка находилось до 12 барж с войсками, 3 баржи подходили к маяку с севера.
Через 5 минут из штаба бригады поступил приказ — нанести удар по баржам двумя группами по четыре ИЛ-2. Первую группу прикрывают четыре И-16 и два ЯК-1 21-го АП, вторую — шесть И-16. Удар нанести с интервалом 20 минут.
Для выполнения данной задачи полк располагал восьмеркой исправных (из девяти) самолетов ИЛ-2, 5-ю кадровыми и 5-ю молодыми летчиками, из которых 4 не имели ни одного боевого вылета.
Боевая нагрузка на самолет составляла 400 кг бомб — 4 ФАБ-100 или 16 АО-25, 2 РОФС-132, 2-4 РС-82, комплект пушечных снарядов и патронов ШКАС.
В 9 часов 15 минут первая группа — четыре ИЛ-2, вырулила на старт, в составе которой было два опытных летчика и два молодых.
В 9 часов 25 минут четыре ИЛ-2, ведущий летчик капитан Потапов, взлетели с аэродрома Гражданка. Через одну минуту после взлета самолетов ИЛ-2, взлетели четыре И-16 21-го АП. Сбор прошел на первом круге с набором высоты до Н-600 метров. С отходом группы от аэродрома к ней присоединились два самолета ЯК-1.
В 9 часов 30 минут вся группа легла на курс.
При подходе к маяку Сухо группа на Н-700 метров была встречена 8-ю истребителями противника Ме-109, в бой с которыми вступили два самолета ЯК-1 и самолеты И-16. Перед атакой ведомый старший лейтенант Безруков потерял из виду впереди идущие самолеты ИЛ-2, так как маневрируя, следил за истребителями противника. Во время планирования на баржи летчик заметил над собой на Н-200 метров один ИЛ-2, второй ИЛ-2, предположительно капитана Потапова и 2-й ведомый младший лейтенант Еремин, выйдя из атаки, уходили с крутым набором высоты в облачность. Их сопровождало два самолета И-16. После этого момента летчик Безруков самолетов ИЛ-2 больше не видел.
В 9 часов ….0 минут с высоты Н-600/400 метров Безруков сбросил на баржи бомбы и обстрелял их РОФС-ми, РС-ми и пулеметно-пушечным огнем, ушел с набором высоты также в облачность. Выйдя через несколько секунд из облачности старший лейтенант Безруков наблюдал горение 3-х барж, у побережья происходил воздушный бой до 8-ми истребителей (тип опознать не мог). Один самолет не опознанного типа с пламенем горящий спланировал на сушу, второй истребитель планировал в юго-западном направлении с большим дымом.
Войдя в облачность, в дальнейшем Безруков следовал в облачности.
В 10 часов 18 минут произвел посадку на аэродроме Гражданка.
Ведущий капитан Потапов в районе боя, будучи подбитым, ушел в облачность, а затем спланировал на сушу в районе пос. Сумское. Самолет сгорел, летчик не вредим. Судьба двух других самолетов, летчики младший лейтенант Еремин и краснофлотец Деружинский не известна.
В 9 часов 20 минут из Штаба 8-й АБ поступило приказание — 1-й группе ИЛ-2 нанести удар согласно отданного ранее приказания, 2-й группе нанести удар по пяти баржам, отходящим от маяка Сухо в северо-западном направлении. После вылета первой группы, 2-й группе вылететь через 20 минут.
Через 10 минут после вылета первой группы приступила к выруливанию на старт вторая группа. Задача с летным составом уточнялась на старте спешно и несовсем детально.
В 10 часов 00 минут вторая группа из четырех ИЛ-2, ведущий капитан Клименко, вылетела на задание. Имея задачей произвести встречу с истребителями прикрытия на аэродроме Углово, штурмовики легли курсом на указанный аэродром. К моменту подхода штурмовиков, 6 истребителей находились в воздухе, сходу выстроились и самолеты ИЛ-2, и в 10 часов 10 минут общая группа легла на курс.
Набор высоты производился по маршруту, так как десяти бальная облачность имела Н-600 метров, то штурмовики следовали на Н-700 метров. Не доходя до цели 6-8 км, первый группы ИЛ-2 заметил южнее 4-6 или 8 Ме-109 следующих на высоте Н-100 метров в сторону группы ИЛ-2. Круто развернувшись на них, капитан Клименко выпустил очередь, дав понять истребителям прикрытия о положении противника. Ведомые последовали его примеру. Истребители прикрытия немедленно планируя пошли на сближение с противником. На Н-600-800 метров завязался воздушный бой восьмерки Ме-109 с 6-ю истребителями прикрытия. Пользуясь тем, что истребители противника связаны, группа ИЛ-2 взяла курс на цель, однако, впереди южнее маяка Сухо на бреющем полете в сторону ИЛ-2 шло еще четыре Ме-109. Сделав крутой разворот вправо, ведущий подал сигнал ведомым становиться в круг, что и было немедленно сделано. Четверка Ме-109 с крутым набором высоты атаковала снизу сзади один ИЛ-2, летчик младший лейтенант Карагодин, который загорелся и пошел со снижением на г. г.. Истребители противника после первой атаки ушли со снижением на восток. Три ИЛ-2, пользуясь отсутствием истребителей противника, легли на боевой курс в сторону маяка. За 4-6 км штурмовики были встречены интенсивным огнем зенитной артиллерии. Один ИЛ-2, летчик краснофлотец Фоменков (имеет первый боевой полет) получил прямое попадание снаряда зенитной артиллерии в центроплан. Взрывом снаряда и баллонов со сжатым воздухом в центроплане была вырвана обшивка снизу и сверху …….. и квадратный метр, однако затем Фоменков, несмотря на падание ему сигнала ведущим о возвращении, продолжал следовать на цель. Подходя к маяку Сухо в 1-1,5 км ведущий заметил слева снизу двух Ме-109, идущих наперерез курсу ИЛ-2. Круто довернув самолет влево, капитан Клименко, планируя дал длинную очередь из пушек и пулеметов по одному Ме-109 на дистанции 100 метров. Истребитель перевернувшись, отвесно упал в воду 1 км южнее маяка Сухо. Второй Ме-109 постепенно ушел на юго-восток.
К моменту атаки севернее маяка Сухо находилось до 30 двухлодочных и однолодочных барж, стоящих группами по 6-7 единиц. Между ними находилось два военных корабля типа СКР. Три баржи горело.
В 10 часов 25 минут с Н-600/60 метров три ИЛ-2 атаковали баржи бомбами и обстреляли РС-ми и пулеметно-пушечным огнем. Бомбы сбрасывались с Н-400/300 метров под углом 25-30 градусов. Разрывов бомб летчики не видели, но при заходе на повторную атаку число очагов пожара было не три, а семь, ясно, что при первой атаке четыре баржи было подожжено бомбами РС-ми. При повторной атаке на Н-60 метров три ИЛ-2 с малых дистанций обстреляли баржи РОФС-ми, пушками и пулеметами, в результате обстрела наблюдалось прямое попадание РОФС-в в баржи и много попаданий пушечных снарядов.
На всех двухлодочных и однолодочных баржах находилось много живой силы (от 50-ти до 70-ти человек), которая вела огонь по самолетам из винтовок и автоматов. На двухлодочных баржах экипажи наблюдали 4-х орудийную установку ЗА, на однолодочных баржах — зенитные автоматы.
Выйдя на южный берег в районе Мыс Боровой три ИЛ-2 легли курсом на запад, маскируясь фоном берега. При подходе к мысу Песоцкий штурмовики, имея высоту Н-20/30 метров заметили впереди по курсу на высоте Н-600 метров четыре Ме-109, которые шли встречным курсом. Ведущий принял решение возвратиться на аэродром Новая Ладога. Маскируясь лесным фоном, штурмовики на бреющем полете вышли на аэродром Новой Ладоги. Самолеты противника, не заметив штурмовиков, прошли выше параллельным курсом.
В 10 часов 50 минут три ИЛ-2 произвели посадку на аэродром Новая Ладога.
ИЛ-2 летчик младший лейтенант Карагодин, будучи подожжен в районе маяка Сухо дотянул до аэродрома Новая Ладога и произвел посадку горящий. Раненный в воздухе в лицо осколками стекла кабины летчик, выскочив из горящего самолета, всеми возможными средствами принялся тушить горящий самолет. Пожар был ликвидирован. Самолет спасен.
Летчик Карагодин отправлен в госпиталь.
Через час после посадки капитан Клименко получил приказание — готовить два самолета ИЛ-2 к повторному удару по баржам с посадкой на аэродроме Гражданка. Прекрытие будут обеспечивать шесть самолетов И-16. Ввиду отсутствия на аэродроме необходимого вооружения (РС-ов, пушечных снарядов, пиропатронов) и технических сил повторный вылет задержался на 4 часа. бомбы и РС-ы летчики снаряжали сами и руководили подвеской.
В 14 часов два — ИЛ-2 были готовы к повторному вылету. Получив дополнительную задачу: отыскать баржи противника по курсу маяк Сухо — бухта Саунсари и уничтожить часть из них, в 14 часов 15 минут два ИЛ-2, ведущий капитан Клименко, вылетели на задание. Прикрытие обеспечивали шесть самолетов И-16 11-й ИАП.
У маяка Сухо барж обнаружено не было. На месте утренней стоянки барж плавало много обломков, досок и бревен. Западнее маяка 3 км стояло пять наших катеров МО, в 100 метрах от маяка горела одна двухлодочная баржа, людей на барже не было видно.
Просмотрев водный маршрут до острова Коневец (вышли юго-восточнее острова 4-5 км), штурмовики прошли до бухты Саунсари. Барж не оказалось. На обратном маршруте в 14 часов 45 минут сзади с бреющего полета со стороны суши самолеты были атакованы четверкой истребителей Капрони. Несмотря на то, что на помощь штурмовикам подошли шесть И-16, двум истребителям противника удалось обстрелять один ИЛ-2, летчик младший лейтенант Яковлев. В результате атаки самолет получил до 15-ти пушечных пробоин и много пулеметных. Дальнейшие действия истребителей противника были связаны истребителями прикрытия.
При заходе на посадку (аэродром Гражданка) у самолета Яковлева вследствие повреждения не выпустилось одна нога шасси. Летчик ушел на второй круг. При втором заходе на посадку, не доходя до аэродрома 400 метров, остановился мотор, вследствие того, что через перебитые магистрали вытекло горючее. На высоте Н-60 метров летчик, успел убрать выпущенную ногу шасси и в 15 часов 15 минут посадил самолет на фюзеляж в 200-х метрах от аэродрома. При посадке самолет повреждений не получил. Погнут винт. Летчик невредим.
Второй самолет произвел посадку нормально.
Метеообстановка по маршруту двух ИЛ-2 — облачность 10 баллов, высота Н-600 метров, видимость 5 км. Дымка.
В 15 часов 25 минут командир полка 57-й АП получил приказание от командира 8-й АБ — перелететь на самолете ИЛ-2 на аэродром Касимово, откуда ….ровать на бар.. самолета 15-й ГШАП.
Через 20 минут после получения приказания командир 57-го АП вылетел на аэродром Касимово. Перелет прикрывали два И-16 21-го АП.
Командиром 15-й ГШАП на выполнение задачи было выделено 12 самолетов ИЛ-2 — две шестерки. Ведущим назначен командир АЭ капитан Орел.
Приказом командующего Ленфронта командир 57-го АП был назначен лидером всей группы.
На проработке задачи, летчикам 15-го ГШАП подполковник Морозов, насколько позволяло время, объяснил особенности бомбо-штурмовых ударов по морским целям, наилучший способ и порядок атаки.
В 15 часов 40 минут взлетело 15 истребителей прикрытия Ленфронта.
В 15 часов 45 минут взлетело 12 самолетов ИЛ-2 15-й ГШАП, один ИЛ-2 57-го АП и два И-16 21-го АП.
Собрав всю группу на сольном круге, лидер лег на курс 60° с расчетом выйти на курс следования каравана.
В первой группе следовало семь ИЛ-2 (лидер шел впереди с увеличенным интервалом). Сзади на удалении 7-8 км строем пеленга следовала вторая группа — шесть ИЛ-2. В виду низкой десятибалльной облачности группа шла на Н-600 метров. Истребители прикрытия шли парами с боков обеих групп на одной высоте с штурмовиками. Два И-16 следовали слева от лидера.
В 15-18 милях от берега по курсу самолетов 60°, были встречены три наших конлодки, идущих курсом 340°, через две минуты после отхода от КЛ в 16 часов 10 минут слева по курсу самолетов обнаружен караван судов.
Определив порядок каравана, лидирующий авиа…. (радиопередатчик отсутствовал) дал знать ведущим об обнаружении противника.
За 6-8 миль от каравана, впереди по курсу появились пара.. разрывов снарядов ЗА. Лидирующий, пропусти первую шестерку штурмовиков вперед, чтобы иметь возможность наблюдать за результатами, отвернул вправо и атаковал последнюю правую двухлодочную баржу.
Выпущенные первые два РС-82, легли с перелетом 10-12 метров, два РОФС-132 попали под ватерлинию баржи. Бомбы были сброшены на Н-350-300 метров и при угле планирования 25°. Взрывов бомб не видел. В результате атаки у баржи была разбита одна лодка, в следствии чего она получила большой крен на левый борт.
При втором заходе на Н-50 метров подполковник Морозов пушками и пулеметами атаковал однолодочную баржу шедшую последней из шести барж в кильватер.
Сделав одну атаку, первая группа очутилась впереди своего лидера, в результате чего пришлось ее догонять.
Вторая группа подошла к каравану через две минуты после первой группы. Основным объектом атаки явились однолодочные баржи.
В результате атаки первой группой было потоплено две спаренные и одна повреждена подполковником Морозовым.
Второй группой было потоплено две однолодочные баржи и две обстреляны пулеметно-пушечным огнем. На всех баржах находилось 60-100 человек личного состава. Повторные атаки не были произведены, так как ведущий самолет был подбит и вышел из строя.
Перед первой атакой два Ме-109 слева снизу пытались атаковать лидера. Заметив противника два И-16 пошли на лобовую атаку. Летчик 21-го АП лейтенант Ковалев одним РС-82 сбил одного Ме-109.
Второй Ме-109 поспешно удалился в облачность.
Обратно штурмовики возвратились тем же порядком.
В 16 часов 43 минуты самолеты ИЛ-2 произвели посадку на аэродроме Касимово.
Выводы
1. Не имея точных данных об обстановке, было принято решение — разбить 8 самолетов ИЛ-2 на две группы, ослабив ударную группу и прикрывающую группу, в следствии чего штурмовики штурмовики понесли большие потери, не добились должного эффекта, будучи связанные истребителями противника.
2. Не получилось маскированного удара при первых налетах, так как они должны быть выполнены.
3. При первых налетах не было точно известно действия наших морских и сухопутных сил (Ладожская Военная Флотилия ВВС КБФ).
4. Не было увязано взаимодействие между Ладожской Военной Флотилией и ВВС КБФ.
5. Штурмовики не были информированы о сильном прикрытии ИА десантной группы, в то время, как данные имелись у командира 11-го ИАП, а отсюда, при решении операции штурмовики не были усилены самолетами прикрытия.
6. Привлечение 15-го ГШАП для действий по морским целям, которые не работали на море и не имели опыта, не дали должного эффекта по уничтожению кораблей.
Командир 57 АП подполковник Морозов
Начальник штаба 57 АП подполковник Мустафин
……………………………
Сокращения
8 АБ — 8-я бомбардировочная авиационная бригада ВВС Балтийского флота
АО-25 — Авиабомба осколочная 25 кг
21 АП — 21-й истребительный авиационный полк ВВС Балтийского флота
57 АП — 57-й штурмовой авиационный полк ВВС Балтийского флота
АЭ — ………………
15 ГШАП — 15-й Гвардейский штурмовой авиационный полк в составе Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта.
И-16 — ………………
ИА — Истребительная авиация
11 ИАП — ………………
ИЛ-2 — ………………
КЛ — ………………
Ме-109 — ………………
РОФС-132 — Реактивный снаряд, вариант с осколочно-фугасной БЧ
РС-82 — Реактивный снаряд калибра 82 мм
ФАБ-100 — Фугасная авиабомба 100 кг
ШКАС — пулемет Шпитального — Комарицкого авиационный скорострельный
.