Бой русский стиль

Менс Хелс. В апреле этого года в интернете и на телевидении промелькнула новость: в Краснодаре на 85-м году жизни скончался Алексей Алексеевич Кадочников, основатель русского стиля рукопашного боя. В самой этой фразе немало странного. Что это за русский стиль, о котором никто в России толком ничего не знает? Почему его основателем, несмотря на тысячелетнюю историю страны, называют нашего современника?

Даже для тех, кто немного в курсе дела, история о Кадочникове и его системе полна загадок: если и есть эзотерика, нечто недоступное рядовому познанию, то вот она во всей своей красе. О Кадочникове заговорили на рубеже восьмидесятых и девяностых — когда распавшаяся страна погрузилась в бурлящий хаос и плыла невесть куда пьяным кораблем Артюра Рембо, «оглушенная, как разум детей». В вагонах метро висели постеры с Вишну, на острие моды были мистика, экзотика, боевые искусства. Всем этим критериям подходили не только популярнейшие тогда карате, кун-фу и так далее, но и система неведомого никому русского стиля, которую Кадочников, в духе того шального времени, назвал своим именем и стал пропагандировать на краснодарских семинарах. Записанные на видеокассеты, они гуляли по России.

Сухопарый седовласый мужчина в старомодной военной форме с невероятной ловкостью крутил руки и ноги, разбрасывал вооруженных соперников, орудовал шашкой, палкой и саперной лопаткой, попутно объясняя свою ловкость в рукопашной схватке знанием принципов механики, скромным преподавателем которой в военном училище он и служил.

Механику между тем знали многие, а вот так ловко валить сразу троих почему-то ни у кого не получалось. Кадочниковым интересовались, школы русского стиля открывались по всей стране.

Социологическое объяснение этого феномена хорошо известно историкам: то же самое происходило и в Америке в семидесятых, униженной Вьетнамом, как мы — Афганистаном. Ломалась эпоха, менялась культура, и разного рода странные, альтернативные пути самосовершенствования — от йоги, дзен-буддизма и психоделики до боевых искусств Востока — немедленно выросли в той трещине, которую дала западная цивилизация. Именно тогда взошли звезды Брюса Ли и Чака Норриса и были сняты те самые киношлягеры о путях дракона, ниндзя и кулаках ярости, которые крутили потом круглыми сутками в наших видеосалонах.

Понятно, что, когда СССР и мораль советского человека не просто дали трещину, а рухнули с оглушительным треском, умение постоять за себя, причем желательно максимально экзотическим способом, не могло не привлечь внимания. Более того, оно оказалось в центре этого внимания.

Попал на кинопленку и Кадочников. Апофеозом его славы были два научно-популярных фильма, «Один на один с врагом» и «Летчик в рукопашной схватке», созданных по заказу Министерства обороны, а также художественный фильм «Болевой прием», вышедший в самом начале девяностых. В короткометражках Кадочников излагал основы своего учения о рычагах как основе элегантного, ориентированного не на силу, а на ловкость подхода к бою. В «Болевом приеме» владеющие странным, ни на что не похожим боевым искусством скромные молодые ребята наводят порядок в провинциальном городке, ставя на место наглых, напившихся спирта «Рояль» каратистов с нунчаками — прислужников местного мафиози. Когда героев спрашивают, где они этому научились, следуют туманные рассуждения о царской России и засекреченных старых мастерах.

Казалось, система Кадочникова обречена на успех. Именно так, по словам профессора-востоковеда Алексея Маслова, и примерно в те же годы на волне интереса со стороны шоу-бизнеса, желания маленького человека научиться стоять за себя и всеобщего увлечения экзотической стариной взлетел к славе Шаолинь, мало кому известный буддийский монастырь, к тому же разоренный и закрытый при коммунистах — на его руины в 1982 году вернулись всего пятнадцать монахов. Теперь это многомиллиардный бизнес, своего рода цирк, Диснейленд, куда продаются билеты и где любой желающий может получить диплом по шаолиньскому стилю. Правда, настоящие мастера, по словам Маслова, который сам жил в Шаолине в начале девяностых и получил там посвящение, либо умерли, либо ушли в глубокое подполье.

Однако русским Шаолинем стиль Кадочникова не стал. Наоборот, хотя Кадочников прожил до 2019-го и даже получил благодарность от Путина, его система так и осталась этаким странным апокрифом, вечно ускользающей материей, о которой кто-то что-то слышал, некоторые даже видели своими глазами, но никто толком ничего не знает, не может научить, нет ни тренеров, ни школ.

Вернее, их множество, но все они ругаются между собой, и все это производит впечатление тех самых поставленных на бесконечный повтор девяностых, которые выглядят, как фильм «Болевой прием» сегодня, грустно и смешно. Оказалось, что, подобно мистическому, не укладывающемуся в голове, странному переживанию, стиль Кадочникова заведомо проигрывает при попытке переложить шелест «ветра иного» на рациональный язык методички.

При этом сам Алексеич, как звали его близкие соратники, по их словам, был мастером очень серьезным — да и способности кое-кого из них, с кем доводилось видеться уже мне, вызывают уважение. Эти люди, сами уже немолодые, объясняют так: система, которую Кадочников назвал своим именем, будто бы на самом деле существовала давно, со времен царской армии, и действительно вплоть до пятидесятых еще передавалась из поколения в поколение военными специалистами. Насчет того, кто научил ей самого Кадочникова, версии расходятся — не то дед, казак и полный георгиевский кавалер, не то некий мастер во время службы в армии. Передал ли ее кому-то сам Кадочников, тоже непонятно. Рукопашный бой лишь одно, сугубо техническое выражение этой штуки: речь будто бы шла о целой системе выживания на войне, управления собой и ситуацией, которая, в свою очередь, предполагала более глубокое погружение в другие, уже религиозно-психологические пласты, владение гипнозом и так далее вплоть до вещей совсем уж фантастических и сказочных, если не сказать бредовых.

Ныне эта система, хранившаяся редкими дедами, будто бы практически утрачена. Кадочников приоткрыл некоторые ее элементы, за что другие деды его критиковали, но многого и недоговаривал — а теперь уже и не скажет. Заниматься по такой системе всерьез не у кого, да и незачем, если вы не собираетесь всю жизнь ходить по тылам противника и снимать часовых.

Русский стиль рукопашного боя, чуть мелькнув на поверхности в годы перестройки благодаря странной, так и не расшифрованной до конца фигуре Алексея Кадочникова, вновь ушел на дно, в область туманного сновидения, гипнотической неопределенности, неясных вибраций. Впрочем, не это ли состояние между сном и явью и есть лучшее определение того, что такое в целом русский стиль — рукопашного боя, мысли, жизни? Это то, что может нешуточно удивить, но что вряд ли можно объяснить, тем более — научиться.

Публикации с других проектов

Почему попа Анны Седоковой вызывает восхищение у пользователей Сети (5 фото)

Пришельцы оставили послание о скорой гибели человечества

Кармен Ортега радует общественность здоровенной грудью (24 фото)

РЕТЮНСКИХ Александр Иванович

ЗАЯШНИКОВ Сергей Иванович

«РУССКИЙ СТИЛЬ РУКОПАШНОГО БОЯ»

(СТИЛЬ КАДОЧНИКОВА)

Методическое пособие

Предисловие

Вспомним, братья — во все времена мы одолевали в рукопашных схватках своих врагов, откуда бы они не приходили — с Запада или Востока, Севера или Юга. И наши победы имели под собой основу — русское воинское искусство, систему народной подготовки мужчины — воина.

До нынешних дней сохранились имена мастеров-кулачников. Причем упоминаются среди них не только люди богатырского сложения, как, например, московский Семен Треща (XVIII в.), кулаком вышибавший кирпичи из печки, но и небольшого роста, худощавые, невзрачные с виду. Такими были приказной чиновник Батин и фабричный человек Соколик, однако оба «обладали выдающейся силой и притом ловкостью и изворотливостью в боях». Это обстоятельство особенно примечательно, ибо показывает — не просто данная от природы медвежья сила определяла исход поединка. Были секреты, кстати, и работа по точкам, и определенные типы дыхания (аналог Цигуна), и особое состояние духа (модная ныне медитация).

Московский генерал-губернатор в Отечественную войну 1812 года граф Ф.В.Ростопчин, большой знаток английского бокса, говаривал: «Битва на кулаках — такая же наука, как и бой на рапирах». Да и знаменитая суворовская «наука побеждать» предусматривала как важный компонент специальную подготовку солдат для ведения рукопашных схваток. А потому у современного русского стиля, того самого, которым пользовался «волкодав Таманцев» — герой книги В.Богомолова «В августе 44-го, или Момент истины», корни глубокие.

КУЛАЧНЫЙ БОЙ

Представьте каратиста, который выполняет ката (формальные упражнения) или ведет поединок на скованной льдом реке. Те, кто знаком с этим восточным единоборством, сразу поймут, что такое невозможно — либо у босоногого, одетого в кимоно человека начнут разъезжаться ноги, он станет поскальзываться и падать, либо ему придется одеть сапоги (можно и валенки и тулуп) и принципиально изменить свою технику, которая уже не будет иметь ничего общего с каратэ. Произойдет это по простой причине — в выпестованном в Японии стиле используются прежде всего стелющиеся вдоль земли перемещения, а они возможны, когда между подошвой ноги и опорой надежная сцепка, строго говоря высокий коэффициент трения.

Впрочем, японская боевая система от этого ничуть не умаляется — на Окинаве, откуда пошло каратэ, не морозов, ни снега не бывает, и поединки на льду местных жителей мало волновали. Они, молодцы, систему под себя создавали, под свое телосложение, под особенности своего климата, и вдвойне заслуживают уважения, что сохраняют и развивают родные традиции.

На протяжении многих веков жил на Руси обычай стеношного боя. В масленицу, чаще всего на замерзшей реке, сходились парни и мужики окрестных деревень и городков и шли стенка на стенку. Нам кулачное побоище может показаться бессмысленной жестокостью, варварским обрядом. Но так судить значит не знать отечественной истории, причин, породивших его.

Почему сходились зимой и на реке?

Реки были главными дорогами лесистой, заболоченной Руси. Летом по ним пролегал лодочный путь, зимой — санный. По замерзшим рекам и болотам передвигались и войска — вероятность сражения на льду была велика.

Причем исход битв решали не только дружинники (профессиональные ратники), сколько ополченцы простой люд, крестьяне, ремесленники. А так как войны шли непрерывно (редкий год на Руси удавался мирным), то каждый мужчина должен был иметь ратные навыки. Но если для дружинников умение владеть оружием служило основным способом зарабатывать на хлеб и они могли ежедневно развивать свое мастерство, то те, кто выращивал этот самый хлеб, занимался ремеслами, торговал, вынуждены были готовить себя к битвам между делом.

Жизнь заставила найти способ, как сделать мальчишку надежным воином, как поддерживать бойцовскую форму в зрелом муже, как достичь у ополченцев готовности сражаться плечом к плечу по первому зову. Так возникла традиция стеношного боя. Правила по всей Руси были почти одинаковы. Сходились стенка на стенку, каждая могла иметь два, три, а то и больше рядов. Бить в лицо и ниже пояса запрещалось, лежачего не трогали — ведь свои же, русские (в отличие, от восточных единоборств, где добивание противника символическое или реальное — непременное условие). Зато в грудь и живот садили без поблажек, со всего плеча. Выигрывала та стенка, которая прорывала другую.

Кулачный стеношный бой был подготовкой воинов, что называется, без отрыва от производства. Ополченцы стремились всегда скомпенсировать недостаток вооружения и профессионализма неожиданным использованием ситуации. Так, на знаменитое Ледовое побоище ополченцы, собранные Александром Невским, не надели лат и взяли с собой багры. Знали, что в апреле лед на Чудском озере коварный, а потому тяжестей на себе надо иметь поменьше. Баграми же удобно стаскивать тяжело вооруженных рыцарей с лошадей.

Ноги-то у животных на замерзшем озере разъезжались, они были неповоротливы, а потому ополченцы, привыкшие передвигаться по льду (сколько на нем стеношных боев проведено!), обладали инициативой и навязывали противникам выгодную для себя дистанцию. Так их полностью и разгромили — кого врукопашную, кого в полыньи загнали.

Кстати, на Куликовском поле передовой полк полностью состоял из ополченцев, и они свою задачу выполнили — выдержали первый натиск. Конница Мамая хоть и смяла их, но стенку не разогнала.

В стеношном бою отрабатывались в основном совместные действия, чувство локтя, взаимовыручка. Все подчинялось единой цели — сам погибай, а товарища выручай. Но, помимо общей слаженности, каждый стеношник должен был обладать личным умением. Для его приобретения существовали свои способы…

СКОБАРЬ, ЛОМАНИЕ ИЛИ ПЛЯСАТЬ ВЕСЕЛОГО

И поныне можно разглядеть в приемах кулачного боя черты обрядовой пляски. На Псковщине ее называют скобарь или ломание — ломать веселого. А вообще подобный пляс встречается на всей территории, где некогда жили кривичи союз восточно-славянских племен.

Одна из версий объясняет слово «скобарь» как переделанное «псковарь», то есть житель псковского края. Веселого ломают под гармошечный наигрыш. Мотив незатейлив, довольно ритмичен и, видно, неспроста. Постепенно танцующий, подчиняясь его ритму, входит в определенное психическое состояние. Приплясывая скобаря, отдыхая от трудов и веселясь на празднике, человек, по сути, упражняется для кулачного или палочного боя. Под музыку же присходили и обрядовые поединки. Шли они по разным уговорам, например, до первой крови или до первого падения. Бой мог остановить гармонист (в более давние времена — гусляр), прекратив наигрыш. У музыки в этом случае, можно сказать, была полная власть.

Перед началом ломания плясун встряхивал головой, мог взъерошить волосы.

Эти действия, определенные возгласы (гиканье), притопывание считаются элементами древней народной магии. Человек как бы выходил из привычного бытового пространства, перебирался в другой пласт бытия. Там уже и время текло иначе, и органы чувств работали по-другому, да и вообще, отношение к жизни или смерти было иным.

Поэтому внешне нескладный вроде бы танец (его не сравнить по упорядоченности и расчетливости с японским ката или китайским тао) служил на самом деле весьма ухищренной и действенной подготовкой к поединкам. Расслабленное тело скобаря готово было реагировать не то что на действия соперника, а даже на дуновение ветерка.

«…Будучи отведены в тыл, бивачили, жгли костер и готовили ужин. Внезапно из кустов выскочил японец в черном обмундировании, принялся злобно шипеть и диковинно размахивать руками. Есаулом Кривошлыковым был ударен в ухо, отчего вскорости и помер» (известный анекдот о боестолкновении казаков с ниндзя в русско-японскую войну).

Тема нашего сегодняшнего разговора — русский рукопашный бой. Среди квалифицированных спортсменов и мастеров боевых искусств отношение к самому термину «русский рукопашный бой», к его различным стилям и их основателям неоднозначное. Впрочем, подобное положение вещей существует во многих видах спорта, включая единоборства, когда сторонники того или иного стиля/школы годами и десятилетиями ведут горячие споры, отстаивая свою точку зрения и приводя свои аргументы.
Наш гость — Валерий Геннадьевич Гурячков, майор спецназа в запасе, участник боевых действий, кавалер ордена Мужества, основатель стиля русского рукопашного боя «Пластун».

Валера, мы знакомы много лет, поэтому разговор будет на «ты», думаю, наши читатели нас поймут. Итак. У каждого народа есть свое боевое искусство. Самбо возникло как симбиоз боевых систем, существующих у разных народов. Что представляет собой стиль «Пластун», как и на основе чего он возник?

«Пластун» — это русский рукопашный бой, боевой стиль, имеющий сугубо прикладную направленность. Почему русский — потому что опирается на русские корни, русский менталитет, русский взгляд на ведение боя, русское видение мира в целом и предназначен для тех, кто считает себя русским. В этом нет никакого национализма — боевые искусства разных народов формировались так же, как их культура и языки, и так же отличаются друг от друга.

Почему «Пластун» — потому что мои предки по материнской линии кубанские казаки. Основой стиля стали боевые традиции кубанских казаков, и когда возникла необходимость дать название получившемуся стилю, это слово первым пришло на ум. Казаки-пластуны на войне выполняли те же задачи, что и современный спецназ, действовали в таких же условиях, обладали такими же качествами и навыками. В нынешнее время его практикуют люди, имеющие боевой опыт, то есть «Пластун» представляет собой некий сплав из боевых систем прошлого и настоящего.

С малых лет 3 — 4 месяца в году я проводил у своих деда с бабкой на Кавказе, это город Хадыженск под Туапсе. Общение с ними, с местными жителями, с местными пацанами (а оно по-всякому происходило), энергетика места и людей, конечно, оказали на меня влияние, были заложены какие-то основы. В более зрелом возрасте, уже имея навыки бокса, каратэ, джиу-джитсу, получив боевой опыт, стал понимать, что владение навыками спортивных единоборств не обеспечивает достаточной жизнеспособности в реальном бою. Спортсмены привыкли действовать в рамках правил, а в бою правил нет и быть не может, нет ринга с канатами, рефери и секундомера. Боец должен действовать в любых условиях, и не только действовать, но и получить положительный результат. После многих лет работы, накопления знаний, изучения опыта, осмысления и переосмысления пришел к созданию своего стиля.

Новичкам я говорю — ребята, то, что мы делаем — это не спорт. Если ваша цель — разряды и медали, вам не сюда. Первая тренировка у нас бесплатная, знакомьтесь, наблюдайте, пробуйте. Если поймете, что это ваше — оставайтесь.

Какие-то вещи из нашей дисциплины можно применять в спорте. Есть человек, занимающийся ММА, мастер по четырем видам спорта. После первой тренировки у нас он был очень удивлен, сказал: «Обидно, что я ничего этого не знаю». Теперь периодически приходит, перенимает какие-то новые вещи и старается применять их у себя.

До этого ты долгие годы занимался различными видами единоборств. Что-то было оттуда взято и привнесено в стиль «Пластун»?

Любые единоборства, будь то бокс, каратэ, джиу-джитсу, развивают физически, дают хорошее чувство дистанции, чувство тайминга (времени), воспитывают в человеке волю, решительность, умение терпеть боль, закаляют характер. Занимаясь различными видами единоборств, начинаешь понимать, какая идея заложена в их основу, как они работают, какие у них стандартные наборы действий. Все это, безусловно, обогащает — чем больше информации человек имеет, тем лучше он подготовлен ко всякого рода неожиданностям.

В чем особенности стиля, что отличает его от других?

Есть много видов русского рукопашного боя, все они похожи друг на друга в плане общей идеи, в плане движений, но в каждом из них есть свои нюансы, возникающие, на мой взгляд, из опыта преподавателя — жизненного, спортивного, боевого. Как-то зашел на сайт русских боевых искусств. Их достаточно много, наверное, видов 15 — 20. Среди основателей (или тренеров, или ведущих специалистов, как ни назови) — военных 2 — 3 человека, остальные в основном историки, этнографы, спортсмены. Ни в коем случае не умаляю их достоинств, но у них свой опыт, на основе которого они делают акцент на чем-то одном. У меня другой опыт, я делаю акцент на другие вещи, и в конечном итоге получается другой «продукт».

Как я уже сказал, у нас стиль сугубо прикладной и включает несколько разделов. Это специальный армейский рукопашный бой, личная безопасность, самооборона, элементы выживания в экстремальных ситуациях.

У меня занимается много спортсменов в ранге кандидатов и мастеров спорта, они вполне себе умелые ребята, что им нужно, почему ходят? Потому что у меня идет перековка мастеров спорта в бойцов. У спортсмена какая задача? — повесить себе на шею золотую медаль. У бойца — выжить и победить.

Есть и другие особенности. К примеру, у нас в идею положен бой одиночки против группы или малочисленной группы против превосходящих сил противника. На занятиях я постоянно делаю упор на то, что даже если противник перед тобой один, подразумевается, что их больше. То есть, нужно постоянно контролировать пространство за спиной, чтобы никто «в хвост не зашел». В других стилях этого, как правило, нет. Там могут строить бой против превосходящего по численности противника, но у нас это более продумано и проработано, потому что априори противника всегда больше. Это постоянно вдалбливается на тренировках — если ты бьешься с одним человеком, работай так, как будто их несколько.
В боксе, в каратэ, других единоборствах есть определенные базовые техники — движения, удары, захваты, броски, из которых создаются связки, строится поединок. Как в твоем стиле?

Так же. Базовая техника — мягкие, плавные движения, косые удары, позволяющие из удара тут же совершать захват, выводить из равновесия, совершать какое-то иное действие. Никаких внешних эффектов в духе ВДВ-шных показух. Почему — потому что в реальном бою человек может быть смертельно уставшим, невыспавшимся, голодным, замерзшим, раненным, в зимней одежде, в бронежилете и разгрузке со снаряжением, схватка может происходить на песке, на снегу, в грязи, в окопе и т. д. То есть базовая техника рассчитана на достижение максимального эффекта при минимуме энергозатрат.

При обучении проще работать с людьми, которые занимались каким-либо видом спорта или единоборствами. Мы их не переучиваем, мы им показываем то, что делаем, под несколько иным углом зрения.

Для остальных есть другие пути обучения, например, интуитивные или через танец. В русском народном танце, как в мужском, так и в женском, заложена вся базовая техника рукопашного боя.

Даже в женском?

Даже в женском. Все эти круговые движения руками с платочками — очень близко к айкидо.

Если ты русский (украинец, белорус — славянин, в общем), у тебя в генной памяти сохранилась матрица движений, которые ярче всего запечатлены в танце. Достаточно объяснить человеку боевое значение танцевальных движений, и ему будет все понятно. Остается научить его темпоритму, вхождению в определенное психологическое состояние, и будет готовый боец.

Кадочников и другие специалисты по русскому рукопашному бою говорят, что бойца можно подготовить за несколько месяцев. Они правы, но после этих слов нужно поставить запятую и продолжить — при условии, что он с детства танцевал народные танцы и играл в народные игры, типа пряток, салок, снежков, которые развивают боевые качества — скорость, выносливость, умение уклоняться от летящих в тебя предметов, умение маскироваться и пр. Простые подвижные игры, которые с малых лет готовили к ратному делу.

Плюс должен быть стимул к обучению. При наличии привитых с детства навыков и стимула остается только расшифровать обучаемому то, что он умеет, отработать какие-то специальные вещи, научить действовать в команде и все. В принципе, готовый боец.

Поэтому у вас программе есть занятия с хореографом русских народных танцев?

Да, но занятия с хореографом ориентированы на детей от 7 до 12 лет. Взрослым в таких занятиях необходимости нет. Ему говоришь — «Покажи, как ты танцуешь». Начинается — «Ой, да я не могу…» Ему — «Ты, извини, кто по национальности? Русский? Танцуй». Танцует.

Приходил ко мне заниматься Давид Шведик (главный раввин Калининградской области. Прим. ред), я ему предложил станцевать еврейский народный танец. Он станцевал, и я показал, как этот танец накладывается на идею рукопашного боя. Оказалось, что вполне накладывается. То есть, любой народный танец — русский, кавказский, еврейский и т. д. — либо охотничий, либо воинский, либо жреческий. Перед сражением или охотой это было некое магическое действие, а после — человек в танце изображал, как это все происходило.

Есть такая версия, спорная, но довольно правдоподобная, на мой взгляд. В древности наши «потенциальные противники» перед набегом, как положено, высылали разведку, лазутчиков. Бывало, что этих лазутчиков захватывали в плен и, естественно, вытаскивали из них максимум информации — вооружение, численность, сроки и пр. В том числе заставляли пленных танцевать (иногда предварительно напоив). По движениям в танце делали вывод, как они бьются.

То есть, парубок, хорошо танцующий гопак, это…

Физически великолепно подготовленный боец. Но физическая подготовка — это не все, есть и психологическая. Для некоторых ударить человека в лицо — большая проблема. То есть, не факт, что классный танцор сможет стать хорошим бойцом, и наоборот. Но танец в развитии бойцовских качеств, безусловно, помогает.

Как часто практикуете танцы на тренировках?

А как душа попросит. Включаю на тренировках народную музыку, говорю — «Все, народ, танцуйте».

Это идет в качестве разминки?

Нет, в работе. В схватке, как ни странно, мешают мозги. Когда человек работает на автомате, на рефлексах, не думая, у него все получается наилучшим образом. А чтобы отключить мозги, ему говоришь — во время боя либо танцуй, либо пой похабные песни, либо считай считалки, а когда в тебя полетят удары руками-ногами, тело само все сделает как надо. Или ему задаются идиотские вопросы, на которые он должен отвечать в то время, когда его бьют. Или таблицу умножения рассказывать. То есть, нужно, чтобы мозги были заняты чем-то совершенно другим и не мешали телу. Танец для этого подходит лучше всего.

Как проходят тренировки, сам процесс?

Приходим, здороваемся (по-русски, за руку, без «рэй!» и поклонов), и без разминки начинается занятие. Почему без разминки — в бою или даже на улице вам никто не будет давать на нее время. Столкнулся нос к носу с негодяем — будь готов тут же выяснять с ним отношения. Кому нужно разогреться, тот разогревается, но призываю всех к тому, чтобы приучать свой организм быть в постоянной готовности к немедленному действию. Нет построений в шеренги для синхронной отработки каких-то действий, как в традиционном каратэ, разбиваются по парам и все знают, кому что делать и над чем работать. Моя задача — ходить по залу от пары к паре, делать замечания, поправлять, подсказывать. Причем стараюсь делать так, чтобы в паре оба были и учителями, и учениками, могли друг друга чему-то научить. Это учит находить ошибки в действиях партнера и помогать их устранить.
Допустим, человек приходит заниматься впервые, ему нужно дать какие-то базовые знания и навыки, как это происходит?
В основном методом показа, не забивая человеку мозг излишней информацией типа «ваш кулак должен встать на расстоянии кулака от лобной кости…». Говорим, что нужно сделать, показываем, как это сделать, находим какой-то образ или подходящее танцевальное движение и начинаем отрабатывать. Естественно, сначала получается неважно, но через какое-то время — вполне прилично.

Еще такой момент — если каратисты, скажем так, являются клонами своего сэнсэя, то у нас чем дольше занимается человек, тем больше приобретает какую-то свою индивидуальность. Смотришь на тех, кто занимается несколько лет — да, что-то общее есть, но все работают по-разному. Высокий и худощавый работает не так, как плотный и коренастый. Люди, разные по возрасту, по сложению, по психике, не могут все делать одинаково. Из общей базы каждый выбирает для себя оптимальный вариант, а задача тренера — корректировать и исправлять ошибки. В этом наше коренное отличие от «восточников».

У «восточников» обучение основано на японском менталитете…

Да. А у нас — на русском. Его можно считать неким раздолбайством, но на самом деле это склонность к индивидуализму.

Есть ли у стиля своя философия?

Я стараюсь давать людям то мировоззрение, которое считаю правильным и соответствующим общепринятым нравственным устоям.

Тут есть один момент, о котором предпочитают не говорить. В советское время было стремление к тому, чтобы вся молодежь поголовно занималась спортом. Кстати, в фашистской Германии тоже. Это, конечно, хорошо, иметь здоровую, физически крепкую и дисциплинированную молодежь, но есть и другая сторона медали. Человек, активно занимающийся спортом — внушаем, и чем больше времени он проводит в спортивной секции, на тренировках, тем он внушаемее. Просто потому, что ему приходиться слушать и выполнять команды тренера, и вырабатывается матрица поведения «приказали — сделал». Как и в армии. Военные факторы — недосып, плохая еда, усталость, постоянный стресс — все время держат человека в измененном состоянии сознания, все, что ему говорит командир, идет в подсознание, и солдат действует, что называется, «на автомате», как биоробот. Также человек впадает в измененное состояние сознания под воздействием страха. То же самое происходит при больших физических нагрузках во время тренировок, а в измененном состоянии сознания ему можно внушить все, что угодно. Японцы так практикуют. Это палка о двух концах, можно сеять разумное, доброе, вечное, а можно использовать во зло.

Как в случае с убийством Талгата Нигматулина?

Да. Убивать пришел его наставник, и Талгат не сопротивлялся.

У нас на тренировках практикуется аутотренинг, но не постоянно, при необходимости проводим три — четыре сеанса и все. Дальше — самостоятельно, чтобы обучаемые не «подсаживались» на мой голос и не возникало зависимости.

Наконец, у нас есть контролирующие органы, в чьи функции входит следить, чтобы я не причинял вреда обществу и государству.

Вернемся к прикладной составляющей. На тренировках у вас ножи острые, палки деревянные?

Ножи острые, топоры и пехотные лопатки стальные, палки деревянные, причем из твердых пород. То есть, все что должно быть тяжелым — тяжелое, все, что должно быть металлическим — заточено и блестит. Это дополнительная техническая и психологическая подготовка. В частности, если человека натаскиваешь работать на нож, то он не будет боятся противника, не имеющего ножа.

Если у нас возникает какая-либо новая идея, стараемся ее тут же внедрить. Например, на тренировки привозили страйкбольное и пейнтбольное оборудование, отрабатывали способы уклонения от выстрелов. Или выключаем свет в зале и работаем в полной темноте.

Насколько мне известно, ты консультируешь частную охрану и силовиков.

Работал с ОМОНом, с ППС, сейчас работаю еще с одной структурой.

Там тоже не все просто. Для чего нужны спецподразделения? Для выполнения боевых задач, то есть для боя. Кого туда набирают? Спортсменов, кандидатов и мастеров спорта и т. д. Кстати, бывает, кто-то начинает гнуть пальцы — я мастер спорта по рукопашному бою! Я в таких случаях уточняю — мастер чего? Отвечает — мастер спорта! По чему? — по рукопашному бою! Говорю — так ты где мастер, в бою или в спорте? Ответить нечего.

Так вот, далеко не каждый из спортсменов, достигших определенного уровня мастерства, готов, образно выражаясь, повесить свой черный пояс на гвоздик, снова надеть желтый и начать с нуля, с самой низшей ступеньки изучать новый для него вид. Таких очень мало. Получается, что состоявшийся спортсмен осознанно или неосознанно практикует в Вооруженных Силах то, что ему когда-то дал его тренер, то есть, остается спортсменом. Если он еще не состоявшийся, его обучает инструктор по рукопашному бою. А кто этот инструктор? Выпускник института физической культуры и спорта имени Лесгафта, то есть, опять спортсмен. Обученный спортивному поведению на ринге и действиям в пределах правил. Более того, этого инструктора ставят в такие рамки, что он обучает людей только спорту, а не бою. Свежеиспеченный начфиз приходит в часть, и командир ставит ему задачу — давай-ка, сделай так, чтобы наша команда по рукопашному бою заняла первое место на таких-то соревнованиях. То есть опять спорт. В военных училищах, даже в Рязанском или Новосибирском, вряд ли уделяется большое внимание рукопашному бою. 16 часов в год, кажется. За это время курсант, спортсмен в каком-то виде, усвоит от силы комплексы РБ-1, РБ-2, РБ-3, обезоруживание-связывание и все, оставаясь по своей сути спортсменом. Такая вот порочная, на мой взгляд, практика в наших Вооруженных Силах. При этом я убежден, что наши «спецы» лучшие в мире, в европейских армиях дело обстоит еще хуже.

Ну, так всегда было, и 20 лет назад, и 25.

Это неправильно. Конечно, есть командиры, которые проявляют интерес, но это все на личной инициативе. Два года работал с ОМОНом, потом они взяли другого человека, чемпиона России по боксу, который, видимо, преподавал более нужные вещи. Я ни в коем случае не против спорта, но нужно разделять мух и котлеты — это спорт, а это бой, и это ни для кого не должно быть обидно. Если меня вывести на ковер или татами и ограничить правилами, то есть запретить делать то, что я умею, я скорее всего проиграю. Но если поставить спортсмена в мои условия, то есть когда можно делать все — скорее всего, проиграет он. Сейчас во всех силовых структурах бал правят спортсмены, не знаю, почему.

Дети. С какого возраста могут начинать заниматься и чем это для них полезно?
Моими первыми учениками были дети, от 12 лет. После тренировок с ними я был как выжатый лимон, энергии они отнимают очень много. Первое время большое внимание приходится уделять наведению дисциплины на занятиях, чтобы они элементарно не гонялись друг за другом, не баловались, не прыгали через козла, пытаясь себе что-нибудь сломать, а потом с ними можно работать как со взрослыми. Конечно, есть своя специфика — больший упор на игровую подачу материала, гуманизированное оборудование на занятиях, и, конечно, есть вещи, которые им лучше не показывать, пока не вырастут.

В чем польза? По моим (и других тренеров) наблюдениям, многие их нынешних детей в возрасте около 7 лет просто не умеют двигаться, им сложно повторить показанные движения.

Виноват образ жизни нынешнего поколения детей?

Совершенно верно. Утрачены вот эти простейшие, народные способы приобретения двигательных навыков, развития координации движений — прятки, салки и другие подвижные детские игры, в чуть более старшем возрасте — танцы. Их (навыки) не приобретешь, сидя за компьютером. Чем это чревато — отсутствие физических навыков обязательно отражается на психическом состоянии, это — зажатость, комплексы, склонность к истеричности. А когда человек зажат психологически, это в свою очередь отражается на его здоровье и физическом состоянии. Образуется такой замкнутый круг.

А для взрослых? Есть категории, которым кое-что тоже лучше не показывать?

Само собой. У меня занимаются разные люди — военные, представители других силовых структур, бизнесмены, студенты, школьники. Кстати, заметил, что люди, успешные в бизнесе, как правило, успешны и в плане рукопашного боя. Не знаю, почему, но это так.

Военным и силовикам показываю все, что знаю. У военных задача — с наименьшими потерями ликвидировать максимальное число врагов. У силовиков — задержать или ликвидировать. Этому их и учу. Молодежи даю не все. Особо любопытным объясняю — ребята, кое-чего вам лучше не знать, потому что в критической ситуации это «вылетит» само, на автомате, и могут возникнуть проблемы с законом. Хулигана можно взять болевым за пальчик и утихомирить, а можно нанести удар в нужную точку и убить. Оно вам надо? Лучше я вас научу, как в таких ситуациях поступать по-другому.

Вот пример. Один из моих учеников, в прошлом хороший боксер, был в Москве по делам. В метро к нему подошли гопники, человек семь, с вполне определенными целями. По его словам, если бы он оставался боксером, полез бы в драку, морды крушить. А так смог словесно убедить, что они не правы.
Что сказал?

Спросил, кто из них готов умереть первым. Сразу отыграли назад.

То же самое — дети. То, чему я их учу здесь, категорически запрещаю применять в школе, во дворе. С детьми вообще нужно быть аккуратнее, потому что они очень внимательны и все запоминают с фотографической точностью. В практике был такой случай. Как-то на занятии показал прием из самбо и для сравнения — как этого же результата можно добиться, используя нашу технику. Показал один раз, и все. Спустя несколько месяцев на совместном с клубом «Рысь» мероприятии (сдаче на пояса) один мальчишка, что называется, «с перепугу» провел этот прием великолепнейшим образом. А видел он его всего один раз и никогда не отрабатывал.
То есть, детям следует давать только то, что им нужно в данный момент. Для них, кроме физической подготовки, занятия важны в каком плане — меняется мировоззрение, пробуждается интерес к истории своего народа (я им постоянно подбрасываю провокационные вопросы, заставляю думать), потому что там масса белых пятен, а как известно, народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего.
Помимо непосредственно рукопашного боя, стиль включает навыки выживания в экстремальных ситуациях, давай о них поговорим.
Когда новый человек начинает у нас заниматься, в большинстве случаев его интересует практическая сторона вопроса — научиться постоять за себя и дать отпор. Со временем развиваются и другие, не менее, а может, и более важные качества.

Боевая составляющая тянет за собой много других. Во-первых, общая физическая подготовка и оздоровительный эффект. Например, пришел заниматься человек, у которого были проблемы с позвоночником, и через полгода эти проблемы исчезли. Во-вторых, это умение управлять собой, настраивать, «программировать» себя на выполнение определенной задачи, достижение определенного результата. В-третьих, умение лучше чувствовать других людей и общаться с ними. В-четвертых, способность правильно оценивать обстановку и принимать адекватные решения в экстремальных ситуациях. В-пятых, способность через технику, через аутотренинг регулировать свое физическое и психологическое состояние, подключать резервные возможности организма. Наконец, такие элементарные вещи — не угодить под машину, не ушибиться обо что-нибудь в темноте, не упасть на гололеде, а если упасть, то правильно. Все это вместе и есть навыки выживания в нынешних условиях «каменных джунглей», приобретаемые посредством занятий русским рукопашным боем.

Обучение выживанию в полевых условиях типа умения разжечь костер или пить из лужи мы пока не практикуем, в частности, из-за дефицита времени. Тренировки у нас три раза в неделю и они достаточно насыщенные. Хотя, возможно, в будущем будем проводить летние детские лагеря, вместе с моим товарищем Михаилом Беспаловым, у него такой опыт есть. Там будем отрабатывать и эти вопросы.
Если будете проводить, то где?
Скорее всего, в районе Донского, там есть возможности и условия. Жизнь в полевых условиях, утром — зарядка, пробежка по берегу, потом занятия, тренировки, потом обед и т. д. Одна смена — 10 дней.
Платно?

Сейчас по-другому нельзя. Есть же накладные расходы, на продукты и прочее.

Женщины — занимаются?

Это приветствуется, но для себя я уже вывел такую закономерность. Приходит молодая девушка, ей сразу вопрос — зачем пришла? Начинает мяться. Понятно, пришла познакомиться с парнями, парни у нас хорошие — крепкие, непьющие, адекватные. Или отвечает, что хочет научиться защищаться, постоять за себя. Говорю — ты выбери, что тебе важнее, и скажи мне, чтобы я знал, как с тобой работать. Остаются немногие. И за все время была только одна такая амазонка по духу, которой это действительно нравилось. Закончила университет с красным дипломом, имеет черный пояс по каратэ, классно играет на бильярде и в бридж, лихо водит автомобиль, активно участвовала в «Ночном дозоре».

Но мое твердое убеждение — если у женщины в руках нет оружия, с мужиком ей не справиться, будь она хоть черный пояс по каратэ, хоть Наталья Рагозина, чемпион мира по боксу. У мужика и шкура толще, и кости крепче, и в целом он лучше «заточен» под рукопашную схватку.
Ну, насчет Рагозиной не уверен.
Войти в ближний бой и задушить, нет проблем.

Самое время задать вопрос про так называемый «бесконтакт», вызывающий много споров. Это есть и работает или шарлатанство?
Смотря что понимать под бесконтактом. Взмахнул рукой и противник упал — шарлатанство. Финтами и обманными движениями сбил атаку, дезориентировал противника, вывел его из равновесия — есть и работает. Пример с гопниками в метро, в принципе, тоже бесконтакт — контакта не было, а цель достигнута.

Что является конечной целью занятий? У вас же нет поясов, разрядов, соревнований и т. д.
Хороший вопрос. Есть люди, которые занимаются уже 10-12 лет. Зачем-то же они это делают?

При занятиях экстремальными видами спорта — парашютным, мотоспортом, единоборствами — у человека выделяется адреналин. А чем больше его выделяется, тем больше его требуется. То есть, это нормальная адреналиновая зависимость. Подсаживаются, как на войну, например.

Синдром «милитэри крейзи».

Да. Второе — людям интересно общаться друг с другом, когда у них есть общая тема. Третье — им нравится то, чем они занимаются. И, наконец, это просто становится образом жизни. Как в известном анекдоте о прапорщиках — «Буду служить, пока руки носят».
Но все равно нужно развитие, совершенствование, людям постоянно нужно давать что-то новое?

Отличный вопрос. Я ведь тоже должен постоянно расти, чтобы быть хотя бы на пол-шага впереди остальных.

Когда я работаю с новичками, я ищу у них изъяны в технике и концентрирую на них свое внимание. Когда работаю со старшей группой, в которой опытные, матерые мужики — я даю им не технику, а идеи, а технику они находят сами.

Это как здание, на двери которого висит табличка «Русский рукопашный бой». Входишь — там коридор со множеством дверей, открываешь любую из них — там новый коридор и новые двери, и так до бесконечности. И куда тебя может вывести очередная дверь — неизвестно. Хоть в целительские практики, хоть в психологию.

У спортивного тренера есть жесткая установка — подготовить столько-то спортсменов такого-то уровня и т. д. Мне в этом плане легче. Тем, кто приходит ко мне заниматься, я говорю — ребята, мне ваши спортивные успехи безразличны. Да и вам самим, наверное, тоже, раз вы сюда пришли. Наша задача — научиться выживать и побеждать в этом мире. Один из способов обучения — русский рукопашный бой. К чему кто в конечном итоге может прийти, чего сможет достигнуть, зависит от самого человека, его видения, его склонностей. Но каждый сможет получить именно то, что ему нужно, это я гарантирую.

Как попасть в твою школу?

Связаться со мной. Телефон +7 (921) 711-46-06.

Спасибо и удачи!

А. Рахнянский

См. также:

Федерация русского рукопашного боя в Калининграде
Капоэйра
10.12.2017. Калининградцы выиграли три медали на чемпионате России по рукопашному бою
20.04.2015. Калининградец Алексей Волков — вице-чемпион мира по рукопашному бою
23.10.2014. Калининградец завоевал «серебро» на Кубке мира по рукопашному бою
17.10.2014. В Калининграде открылся музей спорта
14.10.2014. Калининградка стала чемпионкой мира по самбо
7.10.2014. Открытое первенство по каратэ ДЮСШ восточных единоборств
11.09.2014. Воспитанники школы восточных единоборств завоевали 11 медалей на турнире по годзю-рю
27.08.2014. Калининградка Ксения Рыбакова заняла 2 место на чемпионате России по каратэ
2.06.2014. Калининградец стал чемпионом Европы по рукопашному бою
5.05.2014. Чемпионат и первенство России по каратэ (спорт глухих)
26.04.2014. Калининградские каратисты выступили на чемпионате России
12.03.2014. Первый женский кумитэ-марафон Кубок рандори
5.03.2014. Пятый Открытый турнир по каратэ Доброе сердце
17.02.2014. Калининградские каратисты завоевали 11 медалей
22.01.2014. Успешное выступление калининградских дзюдоистов
27.10.2013. Олег Шишкин, инструктор по АСТ: Оружие учит филигранной технике
19.10.2012. Армейский рукопашный бой — турнир памяти Виктора Гакуна
27.12.2011. Всероссийский турнир по рукопашному бою

Русский стиль

Русский стиль

РУ́ССКИЙ СТИЛЬ — историко-культ. и идеологич. феномен в рус. иск-ве 1830—1910-х гг., проявившийся как одно из направлений историзма. Нац. искания проявились в живописи, декор.-прикладном иск-ве, музыке и др., но наиболее яркое выражение они нашли в архитектуре, прежде всего — церковной. Церк. стр-во, начиная с царствования имп. Николая I, считалось важнейшим направлением архитектуры, именно в нем нашла отражение связь гос. идеологии и нац. начала, выразившаяся в формуле «православие, самодержавие, народность». Предпосылкой для становления Р. С. явилось возрастание в России во время войны с Наполеоном интереса к нац. культуре и иск-ву. Начался период нац. романтизма. През. АХ А. Оленин предложил, основываясь на изучении др.-рус. пам., начать поиск нового нац. архит. стиля. Первые опыты в этом направлении относятся к 1810—20-м гг.: в 1825 Ф. Солнцев занялся «худож. археологией», В. П. Стасов реконструировал Десятинную ц. (см.). Поддержку эти искания нашли в личном интересе имп. Николая I. В дальнейшем, до насильств. прекращения церк. стр-ва, Р. С. являлся доминирующим направлением. Можно выделить 4 этапа его развития: «русско-византийский» (тоновский), «романовский» («московско-ярославский 17 в.»), «неорусский» (псковско-новгородский) и «ретроспективный» архит. стили. Расцвет первого этапа — русско-византийского — приходится на 1830—60-е гг. Во 2-й пол. 19 в. церкви, построенные в Р. С., стали разнообразнее — за образец чаще принимались храмы поволжских городов и Москвы 17 в., ярчайшим примером этого направления является сохранившийся «Спас на крови» в С.-Петербурге (А. Парланд и И. Малышев, проект 1882). За пределами культового зодчества Р. С. встречался крайне редко (Политехнический — арх. И. Монигетти и Исторический — арх. В. Шервуд — музеи в Москве). Параллельно Р. С. развивалось направление церк. стр-ва, соответствующее тенденциям общеевроп. историзма, к-рое проявилось в воспроизведении черт романской, реже — готической архитектуры и в возрождении традиций византийского зодчества, аналоги к-рого встречаются преимуществ. на юге Европы. В кон. 19 в., уже в эпоху модерна, вновь возродился интерес к романо-византийскому стилю, в к-ром строили братья Косяковы, и к неорусскому стилю в духе новгородских и владимирских церквей, в к-ром строили С. Кричинский, В. Покровский, А. Щусев. В те же годы появился «ретроспективный» вариант Р. С., обращавшийся к мотивам и формам «московского (нарышкинского) барокко», петровского и елизаветинского барокко и классицизма, переоцененных «Серебряным веком» как национальные. Своеобразные формы Р. С. принял в деревянной архитектуре. В 1815 К. Росси сочинил проект домов для ветеранов наполеоновских войн в Глазове, украшенных резьбой по мотивам рус. крестьянской архитектуры. Первонач. «фольклоризирующий» стиль применялся для «образцовых деревень», в сер. 19 в. он воплотился в знаменитой «Погодинской избе» в Москве и в дальнейшем, взаимодействуя с Р. С, развивался в стр-ве дач и городских домов, эволюционируя к модерну. В узком смысле термин «Р. С.» применяется к «московско-ярославскому» и «фольклоризирующему» стилям. До 1970—80-х гг. в качестве общего названия для всех стилей, связанных с др.-рус. и византийской традициями, применялись наименования «русско-византийский стиль» и «псевдорусский стиль».

История Р. С. неразрывно связана с коллекционированием изделий нар. кустарных промыслов, заботой об их развитии, открытием многочисл. школ ремесел и нар. иск-ва, существовавших под патронажем видных меценатов и коллекционеров, в т. ч. членов имп. фамилии. Наибольшую роль в этом сыграли худож. кружки Абрамцева и Талашкина, стремившиеся внести сказочную красоту в мир повседневности, создать единый стиль на основе др.-рус. и нар. иск-ва.

Р. С. был попыткой образованного рус. об-ва найти худож. формы нац. самоидентификации после реформ Петра I. Первые опыты создания нац. архитектуры были предприняты задолго до эпохи романтизма. Еще Елизавета I предписала возводить храмы пятиглавыми, что привело к своеобразной композиции храмов елизаветинского барокко, купола к-рых, кроме того, обычно увенчивались рус. луковицами. Во 2-й пол. 18 в. рус. мотивы проявились в псевдоготике В. Баженова, М. Казакова и их последователей. Тогда же при дворе Екатерины II были введены новые платья, считавшиеся «русскими», в кон. 18 в. началось собирание фольклора. В эпоху романтизма проблема самоидентификации получила филос. осмысление в славянофильстве, с Р. С. связаны ношение бороды, «русские завтраки» с водкой и кислой капустой у К. Рылеева, придворные сарафаны николаевского двора, изучение А. Востоковым рус. нар. стихосложения и разработка на этой основе новых стихотворных размеров. Новая военная форма, разработанная в 1-ю мир. войну А. Васнецовым (введена большевиками), сюжеты из фольклора и эпоса и обращение к иконописным технич. приемам в живописи бр. Васнецовых, М. Нестерова, А. Рябушкина, Н. Рериха, музыка Н. Римского-Корсакова, поэзия Н. Клюева и мн. др. худож. и бытовые процессы 19—20 вв. связаны с этой проблемой, не получившей доныне целостного историко-культурного осмысления и описания.

8 причин спада популярности русского рукопашного боя

Все течет, все меняется. Когда-то люди взволнованно разглядывали вырезки из постсоветских газет с магическими словами «карате» и «русский стиль», а сегодня им лень посмотреть даже короткий ролик. Мастера отмечают потерю интереса в занятиях у своих учеников. Что произошло? В чем причина спада популярности боевых искусств в целом и русского рукопашного боя в частности?

— Первая причина — перенасыщенность информацией. Информация ценилась очень дорого, когда ее было крайне мало. Люди фотографировали телевизоры в видеосалонах, стараясь уловить движения Брюса Ли на экране. Теперь же, с появлением Интернета и флэш-видео информации море. Но люди уже всем «наелись». Ни книги, ни видео их не интересуют — тем более, что бумажные книги вообще становятся все менее популярными.

Номер классического журнала Русский стиль/Боевые искусства
— Вторая причина — естественная потеря интереса со временем. Например, стили русского рукопашного боя объявились в конце 80 — начале 90-ых на волне интереса ко всему патриотическому, народному, своему. Тем более, что в то время уважались и ценились сила, умение постоять за себя физически. Но время прошло. Ориентиры общества сменились — теперь в большем почете потребление, красивые вещи, поездки, роскошный отдых.
— Третья причина — потеря кредита доверия. В начале 90-ых у русских стилей был огромный кредит доверия у населения. Казалось, что это что-то новое, что теперь все будет по-другому и т.д. Но русские стили по большому счету не оправдали возложенных на них ожиданий. Слишком много было профанации, спекуляции и коммерции — и соответственно слишком много разочарований. Не создано ни одной авторитетной федерации или ассоциации, нет известных бойцов, нет массовых турниров. Честно говоря, русские стили, скорее, имеют негативную ассоциацию у большинства любителей боевых искусств. А времени было достаточно — четверть века.
— Четвертая причина — нежелание мастеров учить по-настоящему. Учить так, как учили их в свое время. Тут, видимо, и эго и финансы — боязнь вырастить себе соперника и конкурента. Кадочников в свое время обжегся на этом, научив Ретюнских и Лаврова, которые потом покинули патриарха. Ведь так здорово быть уникальным! Мастера берут деньги, но учат бессистемно, не так жестко, и, следовательно, не так эффективно. А еще они превращают полученные некогда навыки (полученные, как правило, на службе) в авторские школы, что тоже не ведет к повышению эффективности. А еще они любят рассказывать сказки, думая, что так создадут легенду и увеличат популярность. В итоге адепты тают как снежный ком с каждым годом. Потому что есть, конечно, люди, которые хотят заниматься чем-то вроде «славянского айкидо», но если бы мастера учили нормально (пусть даже не так, как учили их), то группы были бы наверняка больше.

Эпизод о Скобаре А.В. Грунтовского из видеоприложения к журналу Русский стиль/Боевые искусства
— Пятая причина — ощущение псевдозащищенности. 90-ые как бы прошли. На улицах меньше драк, и уже даже в школах далеко не все дерутся. Просто-напросто нет необходимости. А человек — это такое ленивое существо, что без насущной потребности он с дивана не поднимется. Особенно, когда в руках «планшет» с интересной игрой (о чем в начале 90-ых никто даже и не мечтал).

А.К. Белов (князь Селидор)
— Шестая причина — возросшая феминизация общества. Сейчас мужчины больше руководствуются женскими установками типа «всегда можно договориться», «нельзя опускаться до драки» и т.д. Что уж говорить, если даже некоторые инструкторы по самообороне пишут, что «насилие» — это «плохо». Как же они тогда получают свой уличный опыт, который у инструктора по самозащите должен быть — решительно непонятно.

Эпизод из фильма В. Васильева (Система)
— Седьмая причина — либерализация законов и технический прогресс. Зачем учиться биться кулаками и ногами, когда можно запросто купить крутейший авторский ножик или электрошокер? Или струйный газовый баллон? Или травматический пистолет? Или тактический фонарь? Или, или…

Кстати, некоторое число любителей «насилия» оттекло в так называемый «ножевой бой», а еще более тонкая струйка в практическую стрельбу и т.д.

А. Лавров
Восьмая причина заключается в сложности настоящих русских стилей — боевых и оздоровительных. Они не соответствуют парадигме современного человека, воспитанного фильмами и ТВ, для которого единоборство — это что-нибудь восточное, или бразильское, а оздоровительное — это фитнес.
Например, возьмем такое направление как «Лес» — это «внутренний» стиль боевого искусства. В нем большое внимание обращается на внутренние ощущения, на такие тонкие и сложные моменты, как, скажем, выстраивание костной структуры. Рядовой «боец» вообще не поймет о чем речь, покажи ему такой стиль. В его голове «круто» — это когда бросают прогибом (в наши дни такие броски в своих драках стараются показывать даже футбольные фанаты, подражая своим оппонентам-борцухам, что говорит о том, что для человека мода важнее практичности и в важных делах). А мода сейчас на бразильское джиу-джитсу (или грэпплинг), или на «гладиаторское» ММА. А какие-то странные для современного человека движения или упражнения не вызовут у него доверия, так как не согласуются с его стереотипами.
А еще в настоящей «рукопашке» обучение, как правило, построено на стрессовой методике. Не выполнил правильно элемент, не уклонился — автоматически получаешь палкой по голове (например). Больно, неприятно — и не так как на тренировках по борьбе, а по-другому. Да и опять же — как объяснить борцу, что это на улице полезнее, чем спортивное единоборство, заточенное под другие цели и задачи? У него в голове другие образы, шаблоны, картинки.
Поэтому на занятия в разных городах ходит все меньше человек (даже там, где это, казалось бы, до сих пор востребовано уличными порядками), секции закрываются. На плаву остаются только такие «киты», как Рябко, Кадочников и Волостных — да и то двое первых все больше переносят свою деятельность на Запад.

В.В. Волостных
Что же будет дальше? Новый виток? Вряд ли — по опыту Запада мы можем судить, что боевые искусства успешно заменяются удовольствием от потребления. Пока умение драться было неотъемлемой частью образа мужчины и необходимостью в некоторых городах и районах — тренировочные залы были переполнены. В наше время мужчина, скорее, определяется по наличию денежных средств, а уровень физической готовности определяется по рельефности мышц пресса.
На Западе даже опытный и известный в своей сфере инструктор по самообороне не может гарантировать себе стабильный доход, преподавая мужчинам в классической брутальной манере — это мало кому интересно. Заработок возможен только при обучении самообороне женщин.